ОТ ДУШИ...

26 ноября 2016 - Администратор
article94789.jpg

Все мы помним критические очерки нашего замечательного автора под никнеймом Душа. Пришло время продолжить...

 

 От Души...


Когда-то на суд наших благосклонных читателей предлагались некоторые мои литературные наблюдения-эссе ("Душевная эссеистика" http://domstihov.ru/top-mesjaca/dushevnaja-yeseistika.html ), и, судя по количеству прочтений, многим они пришлись по вкусу.

Сегодня продолжим разговор, только он будет посвящён поэтическому анализу отдельных стихов нашего прекрасного автора и ведущего поэтического семинара Алексея Бриллиантова.

Я много думала об анализе стихов. Ищу свой жанр)) И все больше укрепляюсь в мысли, что анализ поэтического текста тоже должен быть поэтическим. Не в смысле стихотворного отклика в рифму. Но прозаический анализ можно тоже скрепить языком поэзии. Расчленение образов, метафор, размеров и пр.- не самоцель, а как бы  фундамент понимания, который лежит в основе последующего поэтического- обязательно личностного- анализа.

Предлагаю для прочтения некоторые мои отклики на то, что особенно затронуло.  Буду рада, если читателям они покажутся небезынтересными или помогут взглянуть на строки замечательного поэта под новым углом зрения.

                           Европа. Опять 14-й…

 

Сгребает  Сварог  капищ  тишину

Стогами,  различимыми с распятий.

За  шиворотом –

                            лёд  слепых  проклятий.

И  чувствую  мурашками  войну…

Как  будто бы поблёк  небесный  лён

Сквозь  эскадрильи  беспилотных   «уток»,

Под вопли  бредящих

свободой

смены

суток.

Клубится  взвесь  густеющих  времён…

Прыщавой  спеси  и  бумажной  тли

Вторжение   от  Ясс  до  Лиссабона:

И  снова  Рим, который век от оны,

Колонам  дарит  из  долгов  ноли.

Покуда  в ножнах  дремлет  наш  булат,

Пока  Янцзы  не  родила  тайфуны –

Ловить бы  вам  восточные  фортуны.

Но  нет: закат – так звёздно-полосат…

 

И вот  уже:

Дидро – не ваш  стратег,

И ложь – тараном, 

а  свобода – в масках…

Грядёт прилив. Прилив  смывает  краски.

Страны  моей  качается  ковчег…

 

Редкое стихотворение. Боль  ощутима в каждой строчке, стихотворение выношено сердцем. Потому и его прочтение требует душевного труда. Для меня оно тяжеловесное: давит, как альпинистский рюкзак  за плечами при восхожении в горах.

Зыбкость, нестабильность, все качается, и эту свистящую в воздухе тревогу, будущую всемирную Гернику  уловил и передал автор. Автор  чрезвычайно образно живописует эту тревожную тучу, нависшую над Европой "от Ясс до Лиссабона" и идущую в мире войну реальную и промывку мозгов, когда "ложь-тараном, а свобода- в масках".

Ничему не учит опыт прошлых войн, век прошел с 1914 года- а мир опять на грани.

Он захлебывается в океане пороков, и будущая вселенская катастрофа более чем реальна, и эта живущая в душах тревога уловлена автором и ощутима мурашками.

Последняя строфа даже не ложится, как ей положено, в строфу, а дробится на короткие 6 строк- такие горькие выдохи, отражающие осколки рассыпающегося мира.

По Библии, помним, спастись в ковчеге сумел только Ной, - Бог проявил милость к тому, кто был более праведным,  у кого оказалась сильнее вера.  Если православная Россия будет крепка своей верой, то, возможно ли, что и ее ковчегу будет дан шанс выплыть, спастись... Последняя строка, в которой отголоски библейского образа, по-моему, блестяща. Она логично вписывается в космизм картины.

Стихотворение нагружено разными эмоциями: тут боль, гнев, агрессия, сарказм , бессилие, надежда и даже некоторое смирение. И читатель попадает в круговорот этих чувств, качаясь на волнах поэтических метафор и размышляя вместе с поэтом.

Ощущение грядущей вселенской катастрофы...

 

                                    Перевал 1953.3

 

Там холодные пальцы дождя

Барабанят в слепой подоконник.

Стол, чернеющий  «ликом»  вождя…

Метрономом стучит рукомойник.

 

Накурили…

                      Но  впалым  окном

Мир не дышит, размытый в наброске:

Время хрустнуло самым хребтом,

Очеркнув полвостока полоской…

Отголоски исторических событий, остановилось время для всей страны...Но факты истории всегда переплетены с людьми –как живыми наполнителями этой самой истории. И думаю сейчас о том, что похожее состояние растерянности, ступора бывает свойственно и конкретному человеку, когда он на перепутье, на перевале или в состоянии принятия решения. Вот это ватно-тряпочное ощущение коллапса, звук  тупого метронома, дисгармонирующего с живой мартовской капелью… И ощущение себя не звенящей живой каплей бегущей мартовской воды, а мерной- той, что залита в рукомойник и

отмерена метрономом…

По-моему, очень объёмно, многомерно и, как всегда, многопластово.

 

                                   Чёрная пятница

 

Негев*  торговых  центров,

Ярмарок  Каракум –

Выбор  кило  и  метров,

Слипшийся, как  лукум.

 

В дебри  рекламной чуши

Древний укрылся свет,

Где испивали души

Свежесть  или  ответ:

 

Эллины  и  тамилы,

Анты, ацтеки, чудь –

Все  в  родниках  топили

Жажды безмерной  ртуть.

 

Губкою  потребленья

Выпит  небесный  сок –

Жилами напряженья

Точат  счета  висок.

Ильмень!  Рассвета скерцо!

Где вы?!

                    Ан – снова  ГУМ…

 

Снять  с  антресоли  берцы –

Скажут  по  снегу: «Хрум!!»

                                                                                12.2014

Негев* - пустыня в  Израиле.

 

Губкою  потребленья

Выпит  небесный  сок ..

Горько и верно. И очень свежо сказано.  И метафоры такие емкие- как  всегда.

Позволю себе «запараллелить» стихи с моим любимым Вознесенским ( «Васильки Шагала»):

В век ширпотреба нет его, неба.

Доля художников хуже калек.

Давать им сребреники нелепо —

небом единым жив человек.

И далее:

Родины разны, но небо едино.

Небом единым жив человек.

 

Эллины  и  тамилы,

Анты, ацтеки, чудь…

Было иное, было, как-то сохранялось.

А ныне- всемирный, всестрановый рынок, жизнью правят деньги.  Продажи, продажи, продажи. Бездуховность, бездушье, безверие.

Алексей Бриллиантов не впервые обращается к этой теме.  Например, в стихотворении «Из детства» есть замечательная надежда:

А игра – ещё без ставок,

И сраженья без потерь.

Жизнь, пока что – не прилавок…

Но скрипит за стенкой дверь…

Она, надежда,  выражена одной строкой… И одной- предупреждение… А многоцветный мир детства- многими…

В сегодняшнем стихотворении «Черная пятница» (день диких распродаж, массовый психоз и др. ассоциации)  мы уже видим некоторое построчное равновесие что ли.

Интересно, а что будет в завтрашнем стихотворении?..

 

                         Андерсен в модерне

 

В чёрном куполе течь:

                                          серебро

Сквозь порез серповидный Луны

Остужает занозу-ребро

Под бинтами ночной тишины.

Только, сполохом, клич лебедей...

Только пешего принца рассказ,

Как престижно у новых людей

Крылья сбрасывать в пыльный лабаз.

Под шрапнелью зеркальной лузги -

Сердце плоское, словно лоскут...

Чьи-то сёстры — не видно ни зги —

Мне кольчужку крапивную ткут...

 

Ну и головоломка, я бы сказала...))Читала и снова вернулась, потому что тайны всегда привлекательны)) Хочется, если не разгадать, то хотя бы докопаться до какого-то концептуального уровня или уровня читательской ясности)) Потому я тут, с Вашего позволения,  вольно погуляю.   

Андерсен в модерне. Модерновый Андерсен.

Есть некая перекличка с ним, но трансформаций (символистских) гораздо больше))

1)Старый добрый Андерсен многоцветный,  теплый,  живой, там цветные краски. Cеренький соловей, живущий в золотой роскоши императорского дворца... Пёстрый тюльпан, в котором родилась Дюймовочка... Синие глаза Русалочки, живущей в янтарном дворце морского царя... У сказочника Андерсена много полихромных красок для передачи радужного мира.

Это же стихотворение двуцветное, тут черно-белая рисовка, и монохромное все. Не красочное. Вернее, краски ночи. А какие они? Черная да серебряная.

Черные краски: купол ночного неба- как фон действия, не видно ни зги (ЛГ пребывает в ночи, местонахождение его- ночь)

Белое или серебристое, отсвечивающее: серебро с неба,  зеркальная лузга,

ночные бинты тишины (в подсознании традиционно представляющиеся белыми).

2) Андерсен реальный -  это часто торжество добра , справедливости и любви. Пускай не всегда и часто сквозь грусть авторской позиции, но расстановка акцентов добра ясная, как и положено в сказке. Дюймовочка, гадкий утёнок, Герда, Русалочка- все получают свою порцию счастья (порой, правда, очень кратковременного).

В этом же стихе- какая-то дискретность, раздробленность. К тому же полная неясность и туманность, как и положено в модерновости...)

Он будто "завис" в пространстве...

Отсутствие динамичности, кстати, подчеркивают и глаголы. Их тут всего 4. Причем, из них- две конструкции безличные:

- престижно сбрасывать

- не видно ни зги

А "полноценных" личных глаголов на весь стих только... два:

- серебро ОСТУЖАЕТ боль

- ТКУТ кольчужку (причем реальность этого "ткут" размывает предыдущая глагольная конструкция: не видно ни зги. Т.е. реальность самого процесса ткачества под вопросом: неизвестно, ткут ли вообще, т.к. ни зги не видно. Написано: ткут. А звучит- предположением...)

К тому же и сестры  не его, а ЧЬИ-ТО... Опять неясность, подчеркнутая неопределенным местоимением.

Очень ускользающий по ощущениям стих.Но понять-то хочется.))Идём дальше.

3) Налицо cюжетная трансформация.

У Андерсена-Элиза и братья. Тут же- принц и сестры… У Андерсена злая мачеха заколдовала принцев в лебедей, и  Элиза сотканные крапивные  рубашки накидывала на птиц, чтоб превратить их в людей (расколдовать).

А тут- будто  человеку (принцу)  нужно  крапивное одеяние. Зачем? Превратиться в птицу? В лебедя… Трансформироваться…

И, замечу, что не рубашку (которую набросят), а кольчужку (чтобы носить). Кольчужку, функция которой- защита. Защита сердца, уже расплющенного, от ледяной зеркальной шрапнели мира, от черствости и прагматизма.

А каково принцу носить эту кольчужку постоянно? Как оно? В крапивной-то кольчужке? Не столько защищающей, сколько колющей,  вызывающей физич. страдания, обжигающей тело.

Крапивнаякольчужка спасительна, но если для постоянного ношения, то ведь очень жгучая. Спасение через боль...

4) Минорное стихотворение, в нем много невнятной печали. Понять ее непросто, даны лишь намеки на неё: тут и заноза , и сердце, как тряпочка, и луны порез, и колющая шрапнель, расплющивающая сердце, и  крапивная кольчуга. Кругом боль. И ещё крылья в лабазах. И вообще ощущение тревожного ожидания в ночи, где ни зги не видно.

5) Кстати, что за "зеркальная лузга", шрапнелью плющащая сердце? Не то ли это зеркало зла, которое разбили тролли в начале сказки «Снежная королева»? Помните? Они летали с ним по миру, потом полетели  к богу, чтобы посмеяться над ним- зеркало упало и разбилось на миллионы, биллионы  осколков…

Тревога и напряженное выжидание в стихе подчеркнуто и временем суток.

Действие  происходит ночью. Именно по ночам ткут кольчужку. Именно ночью принц рассказывает о крыльях, сброшенных новыми людьми в пыльный лабаз (за ненадобностью?)… И о том, что  в модернистском (потребительском?) новом обществе это считается престижно- жить без крыльев, не летать, не мечтать, жить насущными физиологическими потребностями и ходить исключительно по земле...

Но кличут  лебеди душу принца…

Кстати, по некоторым представлениям,  душа может странствовать по небу в виде лебедя… Это символ возрождения, перерождения души.

Бескрылый и бесконный (пеший) принц мечтает о крыльях. Быть человеком- птицей, а еще лучше- птицей. Это воля, это свобода и простор, и можно мечтать, а крылья позволят улететь от ранящей сердце лузги. А тут, на земле, не взлететь, и никуда от этой зеркальной шрапнели не деться… И ничего от нее не спасает, даже мечты…

Возможно, этот пеший  принц- из тех, из разряда «младших», кому не досталось рукава рубашки и который останется с одним крылом. Живым, но одноруким и однокрылым. Не могущим взлететь (с одним-то крылом- как?) и ограниченным и в земных делах-работах ( рука-то одна) Ни там ни тут… Ни небо ни земля…

Или из разряда Иванушек-дурачков, которым, несмотря ни на что, всегда везет, и в итоге они нежданно-негаданно  остаются и с царством, и с принцессой…

Похожесть поэта и лебедя бесспорна:

а) Красота, грациозность, романтика- стихов и форм лебедя.

Сам Аполлон ездил в колеснице, запряженной лебедями...

б) Полет птицы и вечный полет фантазий поэта.

в) Перья, крылья- это воля. Под ними- бренное тело…

(хотя бывают  ложные лебеди-  гуси-лебеди. Я бы сказала- оборотни. Которые только прикрываются белыми перьями, а на самом деле творят зло-детей похищают и пр. Но тут не о них)

г) А может, тут  вековечная мечта о соединении всех стихий, о всеобщей мировой гармонии?

Лебедь - птица пограничная, способная жить в 3-ёх мирах, и поэт, живущий физически лишь на земле. Летать человеку не дано. Плавать он как-то может, но вода  не место его реального обитания.

Тогда как для лебедя и вода, и земля, и небо- родные стихии. А освоивший три стихии более адаптивный, более сильный и приспособленный к миру. Он как бы не ведает границ между небом, землей и водой…

Возможно, если бы поэт мог надевать не только крылья фантазии, но и реальные крылья примерить себе, он открыл бы другие миры.. и ушел бы от шрапнели. Вечная жажда поэта соединить стихии и сплести миры в единую гармонию…

д) Наконец, существует легенда о последнем крике, о последней песне лебедя (лебединая песня)

Поэт тоже всю жизнь поет свою поэтическую песню…И никогда не знает, а только предчувствует, КОГДА она оборвется…

Когда прозвучит его лебединая песня…Предощущение небесной благодати, полета в небе…

А тут кличут лебеди, зовут в стихию неба.

А, возможно, это душу поэта лебеди призывают. Своим кратким кличем, еле слышимым где-то, всполохом, как скрипка... Призывают душу.

И душа ведь в некоторых мифах действительно странствовала по небу в виде... лебедя.

А что за лебеди кличут? Непростые и они… Возможно, это чистые души ушедших поэтов, которые зовут лирического героя.  И именно ночью лебединую песню можно слышать. Героя приглашают в свою стаю, в небо- последний отчаянный крик, безнадежный призыв. Кто знает...

Скажу честно, немало загадок для меня кроется в этом коротком стихе…))

Такие мои вольные догадки (разгадки?), и такая получилась попытка прочтения этой лебединой шифровки.

Спасибо автору за глубину.

 

                                       Мерки

                                             Из  цикла «Порядок вещей»

 

Какое мне дело до роста того,

Кто никогда не смотрит  снизу-вверх?..

А если его шаги слышат все, включая глухих –

Это вес?..

Разве в квадратные метры уложены смыслы тем,

Чьё пространство никогда не исчерпывается комнатой?..

Спрошу  « Который час?»  того,

В чьи глаза  загляделось будущее.

А  в ответ услышу гул вечного прибоя…

 

Несмотря на различие мерок и относительность любых измерений, существует, надеюсь, что и в вечности тоже, существует один великий язык, одна тайная и безусловная мерка всего - это любовь. Язык универсальный, язык, выучив который, мы говорим с Богом и приближаемся к его подобию. Бог говорит всегда на этом языке. Он предпочёл его, выбрав из всех возможных…

До поры до времени сердце не слышит его. Но когда с детским доверием открывается, то в него входят свет и гармония, поселяются покой и тишина.

Путь к себе- самый трудный из всех...

 

                                    Выдох

                                             Из цикла «Природа вещей»

Дождь – нудный, холодный, ноябрьский – иссяк. 

Осталось  ощущение сырости, заползающей за шиворот.

Осталась дрожь.

Осталась серость.

И тяжесть за плечами

осталась – крылья,

обмякшие волглыми, упившимися воды тряпками.  

Б-ррр…

Но уже почудился выдох Севера,

заскрипело под подошвами,

яркой сыпью звёзд воспалилась теряющая дымку чернота.

И там,

в ней,

где-то между чёрным холодеющим небом

и чёрной промокшей землёй

 перекликались, предвкушая встречу с близкой Ладогой, стада перелётных гусей...

Стада,

невидимые волны,

ещё, ещё, неведомо откуда, неведомо куда,

словно мощное дыхание, непрерывное движение жизни, мира,

не внимающее нашей дрожи, тревоге, колебанию…

Оно неостановимо; оно - вечный двигатель...

За сколько веков от этого вечера оно уже было?

Сколько веков таких дождей оно всё ещё будет?..

Успеешь выжать свои тряпки?..

 

Замечательная миниатюра. По сути, имеем дело с  ритмически организованной прозой, похоже, даже с вкраплением сказочных элементов. Троичность прослеживается на уровне композиции (3 абзаца- завязка, кульминация, развязка), а также средств выразительности. Троичен и сам мир: небесное, земное, человеческое.

Завязка- картина,  обрисованная одним предложением, рождает физически явное ощущение  от холодного дождя, желание съёжиться;  мокрые тяжелые крылья тормозят и притягивают к земле.

В кульминационном втором абзаце герой слышит и предощущает там, в вышине, в черноте непроглядной,  первородные птичьи крики, раскачавшие вопросы в душе ЛГ. Далёкая перекличка гусей в поднебесье  ещё раз будто подчеркивает нашу чуждость гармоничному миру природы, живущей по другим законам,  более разумным, чем придуманные людьми.  Человек не вхож в тот мир, в нем он часто, как ЛГ, ощущает себя инородным телом.

Возможно, если бы у ЛГ была волшебная палочка в тот миг, то, взмахнув ею, он присоединился бы- одной из птиц- к этому невидимому косяку пернатых, чтобы  ощутить  состояние «между» небом и землей. Хочется почувствовать себя вольной птицей, живущей в согласии с природой и по ее ритмам.

Нет гармонии между человеком и вечной природой. Чернота - глазами ЛГ- как часть воспалённого вселенского тела; небо настолько далёкое, чужое, что кажется больным, усеянным мерцающими  звездами, как сыпью.

Три вопроса в финале довершают  общую троичность миниатюры, придавая ей законченность, скрепляя магическим сказочным числом грустное повествование.  Перекинут мостик от прошлого к будущему. На нем- маленькой точкой- замер ЛГ, задающий (выдыхающий) вечные вопросы мирозданию и самому себе...

 

                             Дневник звездочёта

+++

Я ведал шёпот трав и скал,

Читал тропу стопою бОсой.

И были звёзды божьим просом,

Что огненный петух клевал.

+++

Потом построил Стоунхендж:

Созвездья створы очертили.

И камни, паруса на иле,

Текли в рассветный кельтский беж.

+++

Когда Святой Софии крест

На купол нёс, обвитый вервью –

Звезда в упор, в глаза мне: верю ль?

Похолодел, немея, перст.

+++

Прыжком с чугунных половиц

«Восток» расчётною орбитой

Вознёс – загадки звёзд побиты:

По спектру, массе – в список ниц…

               Да, не хватило мне страниц…

+++

Тот бой. Тот сон, где сбит и я

На дно дохнувшей толом балки.

Кружились звёзды, как весталки:

То меркли искры бытия…

+++

Возможно, стану я котом,

Чтоб шорох звёзд стеречь на крыше.

Куда комета, рыжей мышью,

Луну-яйцо смахнёт хвостом…

+++

Созвездья  глаз моих  внучат

Лучат надежд хрустальных токи.

И на мозоли, и на строки

Их будет звёздный храм венчать…

 

Звездочёт всегда был не от мира сего. То ли оракул, то ли  учёный-астролог, то ли ведун-колдун, дружбу водящий с котами... И дневник его непрост.

Дневник- то ли школьный, где бесстрастной рукой ставит отметки, оценивает несущуюся кометой свою жизнь… То ли тот  тайный дневник, где нечто сокровенное… То ли зашифрованная книга, где запечатаны сакральные знания.

Жизнь помнится по магическим внутренним звёздам. Они же- и мера ее измерения... События,  победы, озарения, вспышки радости и горечь утрат- все на звездной карте отмечено.

Звёзды взрывающиеся и еле мерцающие, белые и голубые, гиганты и карлики- все там. Самые яркие звёзды- в созвездия выстраиваются.

И пишет он звёздную летопись своей земной жизни...

 

                     …И: гладким сахаром – плечо...

                                Из цикла "В дымах Серебряного века"

 

…И:

    гладким сахаром – плечо,

Пуховым пледом – полудрёма.

А месяц, тающий свечой,

Стекает тюлем в окна дома.

 

И этот утолённый порт

Который век  зовётся «НЕГА»…

Объятья наши словно плот

Над  бездной океанов снега…

 

Ах, это "гладким сахаром плечо..." Для меня оно- как "ботинки черны, как гири"

(А. Вознесенский: "Мои ботинки черны, как гири. Мы расстаемся, Политехнический...") Когда чернота ботинок – это характеристика не их цвета, а тяжести. Зрительное (цвет) слито с  физическим ощущением тяжести гири(тоже черной) на ногах. Не идут ноги, не хочется прощаться, и черные ботинки тяжелы, как гири.

И с этим сахаром-похожий, кажется, прием: тут и белизна округлого плеча (цветовое воспр-е), и сладость самого  мгновения- сахар (вкусовые рецепторы помнят), и гладкость (тактильное).Эффект трех слов. Спасибо за чудный стих

 

                                      Романс

                                          Из цикла «В  дымах Серебряного века»

 

Пальцы длинные,

Дивные,

Тонкие

Перепонки зонта теребят:

Грёзы арфы разлились незвонкие –

И душа обнимает тебя.

Пальцы тонкие,

Длинные,

Дивные,

Из миров полусветных ладонь

Прикоснётся к виску талой льдинкою –

И в груди шевельнётся огонь.

Пальцы дивные,

Тонкие,

Длинные –

Сполох птиц в седине октября.

Но аккорды романса старинные

Неизбежно  «прости» говорят…

Пальцы тонкие, тонкие, длинные…

Пальцы дивные, дивные, дивные…

Пальцы тонкие, длинные, длинные…

 

Растаяла нереальная блоковская незнакомка... Ушла  в сырую ночь какая-то дорогая женщина, в синий плащ печально завернувшись... И осталась в памяти негромкая музыка арфы, вплетенная в этот  вневременной дождь, и в кольцах узкая рука , и дивные пальцы, теребящие перепонку зонта... Тонкие женские пальцы, длинные струны арфы или пальцы дождя-уже не разобрать: они слились, как разные стихии...

Как не разобрать в этом "прости" то ли "прощай" , то ли "люблю". Печально, музыкально и светло, и душа ластится к воспоминаниям,  как кошка к остывшему камину.

Романс? Роман-с...

 

                                            Пик

Когда мы пили друг друга,

Взахлёб, обжигая нёбо, –

Бывали друг другу кругом,

И смыслом, и дном, и клёвом.

 

Не путая «степ» со «стёбом»,

Не вешая флагов «клёво»,

Друг друга вдохнув захлёбом,

Достали у неба нёбо…

 

Пики подобных эмоций сродни пикам горных вершин: там, и там- небо рядом. Только, наверное, альпинист, покоривший вершину, остается победителем наедине с собой, а в тонком пике этого стиха энергия удваивается или делится, уплотняется или расширяется, но она не одинокая, а двойная, живая. Живая, как жизнь.)))

Спасибо автору за такой объем в такой краткости.

 

                                      Язычница (18+)

 

Её  коленопреклоненье –

Благоволенье,

Не мольба.

Губами терпкими скольженье

В туманы меркнущего лба.

Но полусферами желанья

Впустив упруго между строк,

Бормочет в такте воздаянья,

Взахлёб:

«Мой бог,

Мой бог,

Мой бог…»

Утончённейший язык символов, за которым стоит глубокая  поэтическая культура автора... Поэтика стиха такова, что каждое словo паровозиком тянет за собой ассоциативные вагончики.

Язычница- тут, по-моему, многозначный образ. Это и выходящая из норм и рамок женщина, которая в любви сжигает все запреты. Это и та, которая многобожница: в ее душе уживаются и поклонение своему кумиру, и иным ценностям. Это и реальная земная женщина, возвращающаяся к своей природе и естественная в своей женской страсти.

Для меня  это очередное загадочное стихотворение о любви. Авторская шифровка, которую разгадывать и разгадывать. Опять все многопластово: христианское, языческое, духовное, поэтическое - все многомерно и неоднозначно. И нигде нет готовых ответов.

Об откровенно-интимном  сказалось уникально бережно… И за то- спасибо автору.

В общем, целых восемнадцать плюсов… А это же сплошной позитив. )))

 

                                         Солдатики

           

Моей войне один свидетель,

Зато он ведает итог

Засад, атак и мёртвых петель,

Забитых паникой дорог.

 

В моей войне – один союзник.

То я при нём, то он при мне:

Мой взор – слепых окопов узник,

Его – тугая синь в окне.

 

В моей войне – один противник:

Бомблю, утюжу, чтобы  стих...

Таскает мой потёртый пыльник,

А я его набухший стих.

 

В моей войне – немного толку:

Ни репараций, ни побед…

Солдатики взошли на полку.

Привал. И, для троих, – обед …

Пробую разгадать такую личностную загадку по поводу этой немасштабной гражданской войны…

Расстановка сил внутри треугольника, как видится, непростая. Привычные бои идут с переменным успехом, позиции переходят из рук в руки. На войне как на войне.

Войны, как известно, бывают разные- быстрые, вялотекущие, кровопролитные, освободительные, гражданские. Битвы века и бои локального значения, на уровне «местных водоемов». А если этот водоем- внутренний мир человека, где противостояние неизбежно? Если поле боя- душа человеческая?.. Так хочется, чтобы война не была слишком кровопролитной и затяжной.

Но вот только почему «немного толку»? Толк, мне кажется, зависит от главнокомандующего. Остается пожелать ему мужества и  стратегической мудрости в выборе маневров. Все когда-то кончается или переходит в иное качество, а трофеями театра военных действий пусть всегда будут примирение и согласие. Без этого как двигаться дальше?..

 

                                          Пересадка

 

Отстучит  последний  такт  песенка  вагонная,

Оккупирует  вокзал  зелень  полигонная,

Зазвенят  по  этажам  сапоги  подковами,

У  мороженщиц  в  глазах  зарябит  погонами.

Ухмыльнётся: «Зелены…», – рядом  кто-то  серенький.

Переходим  через  зал,  взглядами  простреленный.

Глянет Родина  сама  окнами  вокзальными,

За  которыми  бредёт  память  тропкой  дальнею:

По  курганам  древних  битв,

                                                по заросшим  бранницам,

Песню  следом  поведя,  да  былину  странницу,

Сквозь полыни стёртых рвов, где-то за детинцами,*

Что  легендами  стоят – в  горизонт  бойницами.

Не  в  хоромах  рождены  пращурова  зодчества,

Но  к  славянским  именам  всходят  наши  отчества.

Сможем,

               примем  на  плечо  дни  крутые,  длинные –

Из  простого  кирпича  крепости  былинные.

•          - «детинец» - крепость в северо-западной Руси в средние века.

 

Пересадка, перестук-тук-тук,

Перекличка, переход-ход-ход..

А и сам стих- как песенка вагонных колес. Их  ПЕРЕстук, ПЕРЕкличка

В стихотворении явно ощутима энергия юности: так можно чувствовать только в молодости, быть таким веселым, бесшабашным, несмотря на полную впереди неопределенность.

Собственно, неопределенность- это в вИдении читателя. А в ощущениях героев стиха- молодых солдатиков- ее нет. Есть приказ, и вчерашним мальчикам пока все ясно,  им даже весело. У них сейчас просто ПЕРЕсадка.

Значение приставки ПЕРЕ-  тут-  простое перемещение. Они ПЕРЕсаживаются на другой поезд. Конечная станция известна, она наверняка определена приказом, а тут всего лишь ПЕРЕсадка. ПЕРЕдышка временная. Они просто ПЕРЕходят зал, простреленный пока, к счастью, только взглядами.

ПЕРЕсадка- это не ПЕРЕкресток, предполагающий выбор дороги.

Сейчас все ясно,  бескомпромиссно и готово к приказу и… бою.

Оккупирует  вокзал  зелень  полигонная

Полигонная- это та, которую испытывают…Об испытаниях будущих никто не знает.  Пока все ясно и даже залихватски- весело. Почти игра.

Я раньше думал: "лейтенант"

звучит вот так: "Налейте нам!"

И, зная топографию,

он топает по гравию. (М. Кульчицкий)

………………………………………

Этих мальчиков, как и технику,  ещё будут испытывать на прочность. Но техника, увы, будет выживать чаще…

Из простого кирпича крепости былинные.

Из простого- да непростого…

Вспомнился анекдот: два гастарбайтера стоят у прекрасно сохранившейся крепости 14 века и обсуждают качество кладки камня: «Не, неправильно раньше строили»)))

Знать, что-то в том замесе было не простое, а загадочное, раз столько веков держит крепость стен и в былинах сохранилось…

Вот этот прием нравится:

Ухмыльнётся: «Зелены…», – рядом  кто-то  серенький.

Тут ведь не только цвет  работает. Имеем дело с любопытным видом тропа- синекдохой. Название целого по части.

Классический пример такого приема- Красная Шапочка. Или у  Лермонтова: «И вы, мундиры голубые…» Или примеры из моего любимого Вознесенского:

«Что с Вами, синий свитерок?»

Или у него же:

Фиалочка с филфака

Болонью пропахнет,

Приколота асфальту

На мокрый отворот…

Откуда этот выразительный прием тут, в стихотворении «Пересадка»? Возможно, это восприятие молодости,  когда жизнь- по выхваченным деталям. Глаз молодого солдатика ухватил именно эту деталь: серенький…

Кто-то серенький- это именно из другой, несолдатской, мирной жизни. А они, хоть и необстрелянные, и молодо-зелено, и безусые, но с погонами и такие гордые своей миссией, своим предназначением…)) И все, кто не в военной форме (не в зелени)- для них, конечно же, серенькие) Вся жизнь вне их молодого зеленого строя – серенькая. Как и тот серенький- ее представитель…))

Недолгая сюжетность первых строк плавно перетекает в закрутившиеся ассоциации о преемственности, о Родине и живущей в сердце памяти.

Хорошее стихотворение: и патриотичное, и ясное, и такое юное…

 

                                          Апрель

 

Вбивает серебряный гвоздик

Синица в апрельскую мглу.

И капель прозрачные грозди

Созрели в кустах на углу.

 

Водица из тающих слитков

Забыла и русла, и строй.

И топчется возле калитки

Лирический чей-то герой...

 

Прочитала- восхитилась- задумалась- вернулась вновь. Пишу.

Для меня эти восемь строк-  поэтический шедевр.

Попробую поделиться и объяснить, почему меня взяла оторопь и восхищение от этого классического варианта глубины, краткости и отточенной формы. Почему я считаю эти два четверостишия шедевром?

Тут есть притягивающая  загадка,- по-моему, не ясная самому автору.Так спелось, так выдохнулось.

Радостное, серебристое, музыкальное, предвестьем весенней музыки напоенное. Но- с тайной, с глубиной.

Сейчас многие пишут "стихи с тайной", как-то модно ею играть, бравировать, темнить. Но так часто видны белые нитки...

В стихотворении "Апрель" я не вижу белых ниток. Шедевр -он и есть шедевр.

Вспомнила рассказ Паустовского "Ручьи, где плещется форель." Там тоже есть та ускользающая тайна, тот зимний выдох в весну: было ли любовью то, что случилось в заснеженной лесной сторожке ? Старый маршал и юная красавица... Кто кому отдал свое сердце в эти два дня...

И сам Паустовский отвечает нам: „Не будем говорить о любви, потому что мы до сих пор не знаем, что это такое. Может быть, это густой снег, падающий всю ночь, или зимние ручьи, где плещется форель. Или это смех и пение и запах старой смолы перед рассветом, когда догорают свечи и звезды прижимаются к стеклам, чтобы блестеть в глазах у Марии Черни. Кто знает? Может быть, это обнаженная рука на жестком эполете, пальцы, гладящие холодные волосы, заштопанный фрак Баумвейса. Это мужские слезы о том, чего никогда не ожидало сердце: о нежности, о ласке, несвязном шепоте среди лесных ночей. Может быть, это возвращение детства. Кто знает? “

Восемь стихотворных строк...Тут не только картинка звенящей весенней природы. Тут и особая "апрельская мгла" (в авторской стилистике, по-моему, апрель-  непростой месяц)… И этот топчущийся в апрельской мгле чей-то лирический герой… Он маячит, как Нечто, зреющее в предвестье, как часть апреля, как предоощущение надежды… Как зреют и уже  собрались в гроздья капли на кустах.

Вот-вот откроется скрипучая калитка- и ЛГ впорхнет или забредет туда и пропишется в новом стихотворении…))

И одновременно не покидает ощущение, что она, надежда, исчезает, вот-вот  утечет, будет унесена этой  бесформенной серебряной водной стихией.  Стихией пугающей, неуправляемой,  не желающей принимать какие-либо формы и течь по заданному руслу. Тут есть та ускользающая тайна, мне кажется, не ясная самому автору до конца. Но синица сигналит весне- тенькает, несмотря ни на что, открывает весеннюю задвижку…

Вот-вот хлынет стихия воды- новой, не ищущей никакого русла... И принесет  она надежду на то, что расцветет по весне и уставшее сердце, отзовется  колокольцем и вольется в ликующий весенний хор обновляющейся природы.

Ну, и несколько моих (нешедевральных) строчек- как дополнительный отклик на поэтический шедевр...   

Синично-капельный апрель...

В студеной воде- форель,

Мелодия льется ручьем-

Журчит, не зная о чем...

А в песне- надежда и зов

Далёких сердца костров.

Казалось, апрельская мгла

Окутала, оплела,

Но вновь в серебряной дымке

Журчать душе-невидимке...

Нет-нет, седине- не верю.

Дежурит Кто по апрелю?   

 

                               Я читаю стихи ...

 

Я читаю стихи в полутёмной и душной каморке,

Вслух  читаю, на выдох, чтоб вызвать вибрацию сред.

Мой молебен, вечерня, псалтырь мой от корки до корки:

Вдруг под перьями слов просветлённый пребудет ОТВЕТ…

 

И вновь небеглые  размышления о четырех поэтических  строчках, поселившихся в моей душе… Для поэтической души стихи всегда звучат, как молитва. Они утешают, лечат, помогают найти ответ. И часто подсознание выдает ответ-озарение именно так, на иррациональном уровне, когда голосовые вибрации включены в энергию пространства и мира. Когда есть вписывание, наложение и конгруэнтность… Так я почувствовала эти строчки.

По ритму я  услышала параллель с Гудзенко:

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.

Мы пред нашим комбатом, как пред господом богом, чисты.

На живых порыжели от крови и глины шинели,

На могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

 

Почему- не знаю. Поживу- послушаю. Это размер.

А по сути образной-  вот что подумала.

Каморка- келья- церковь.

Поэт в каморке- монах- отшельник в келье- молящийся в церкви.

Поэтический транс- медитация- молитвенный транс.

Каморка душная и темная. И стихи- в голос.

Сенсорная депривация используется не только в медицине и психологии как метод исследования, лечения, но и в творчестве, причем  у каждого художника- свои наработки.

Включены все анализаторы (тактильные и  дыхательные, зрительные и слуховые). Вот как в церкви на молитве  человек стоит- и слуховые анализаторы работают (пение хора, голос священника), и зрительные (иконы), и тактильные,  дыхательные (тепло свечей,  дышать в людном храме душно, а в пустынном –  свежо, прохладно).  И еще и обоняние включено (запах ладана).

И как после молитвы наступает катарсис, так и после рождения своих стихов или прочтения душой чужих (прикосновение и совпадение вибраций) происходит высвобождение, и находятся ответы.

Пока несколько загадочной остается для меня только каморка… Ну ведь должна же быть в стихе недосказанность...))

Может, это реальный чуланчик... А может, это  и сама душа, внутренний мир поэта? Кухня, где рождаются стихи. Родильная палата.

Я  попробовала материализоваться, но… не захотела там быть... Может, потому, что душа- дело интимное, сокровенное... И там, как  в стихах, всегда прописана тайна...

 

 

 

Мягков Александр # 27 ноября 2016 в 09:46 +3
С удовольствием прочитал...Алексей-просто дышит поэзией и безусловно лучший автор Дома Стихов!Спасибо огромное!!!!
Душа # 27 ноября 2016 в 12:33 +3
Александр, спасибо за прочтение.
Правда, с определением „лучший“ даже при всей своей любви к поэту согласиться не могу.   smile Если скажу, что Пушкин лучший, то как обделить любовью Лермонтова, Тютчева, Толстого… Можно сравнивать по критериям глубины, оригинальности метафор, по экспериментам формы и пр. Но пьедесталы точно не для стихов))
Я, например, не могу представить наш Дом без стихов Владимира Безладного, Надежды Шаляпиной , Виктора Батраченко, Наталии Матвеевой,Сергея Тимшина, Владимира Бодрова,Ирины Мирошниковой, Андрея Коровёнкова, Меламори, Сергея Груздева, Нежного Лета, Айк Лалунц и многих-многих других… Они все тоже мои любимые, потому что в какие-то минуты оказались созвучны, помогли найти ответ, разбередили сердце эмоциями или согрели душу мою…))
Так что „лучший“- это, по-моему, к спорту, где секунды, килограммы, километры, где есть мера измерения. А к стихам- мерка одна: Поэзия или нет…
Айк Лалунц # 27 ноября 2016 в 14:14 +3
Дорогая Душенька, спасибо за статью! Прочла с большим интересом и пользой для себя!
Душа # 28 ноября 2016 в 00:21 +3
И слава Богу: пусть на пользу. Спасибо, Лена.
Алексей Бриллиантов # 27 ноября 2016 в 23:24 +4
Повторюсь, инсколько не сожалея о таком повторении: вы, Душа моя, обладательница огромного дара, дара Великого читателя, того, что способен обнаружить и откровение, и тайну в авторской строчке. Без него, без этого дара, стихи это не более, чем надежда автора нащупать что-то в потёмках...
Глубочайшее моё почтение и поклон.
Душа # 28 ноября 2016 в 00:24 +4
Алексей, а Вам моя признательность за прекрасные стихи.  smile
Сил и здоровья на всё!
Рож # 28 ноября 2016 в 00:46 +3
Душа!
Она как РАдуга на небе!
Сияет красотой во все свои цвета
И РАдееся солнышко приветствует собой
Заходит в каждый светлый Дом.
От и для …
Да
Здесь не хватает фотографии сияния
С Прибалтики страны Эстонии северных морей.
Душа # 28 ноября 2016 в 01:05 +3
Николай, Вы очень щедрый человек.
Пусть в Вашей светлой душе радуга сияет всегда! smile
Андрей Коровёнков # 29 ноября 2016 в 20:58 +2
Прочёл даже не с удовольствием - с восторгом!
И затрудняюсь сказать, от чего пришёл в больший восторг - от прекрасных
ли стихов Алексея или от не менее прекрасного, чрезвычайно внимательного взгляда
на стихи, понимания стихов и поэзии Души...
СПАСИБО Вам, Алексей!
СПАСИБО Вам, Душа!
Душа # 1 декабря 2016 в 00:02 +1
Спасибо, дорогой Андрей!
По мне- так хватило бы и удовольствия (согласна на медаль)  joke  А восторг-это уже такая прямо награда...Как орден))
Андрей,у Вас безупречное чувство языка,и Вы невероятно тонки в стихах и общении. Всегда ценю Ваше мнение.) Спасибо за добрый отклик -это отозвалось Ваше поэтическое сердце. Спасибо ему.
Вера # 29 ноября 2016 в 22:45 +2
Огромный, нужный для всех труд осуществлён  автором, создавшим  скурпулёзно полный, оригинальный анализ стихов известного поэта А. Бриллиантова.
В этом случае, действительно, можно говорить о большом таланте вдумчивого  читателя. По этому поводу вспоминаются известные строчки: « Пусть другой гениально играет на флейте, но ещё гениальнее слушали вы».
Автору, скромно заявляющему, что он только ищет свой аналитический жанр, удалось соединить в своём труде и образно- смысловой рисунок почти каждого текста и своё утончённо эстетическое его восприятие.
По-моему, автор этих рецензий может с уверенностью сказать, что свой, единственно верный, жанр он уже нашёл.
Конечно, можно ещё работать над цельностью композиции, но, думаю, она и не должна иметь определённо чётких границ, включая для  оживления серьёзной аналитики некоторые элементы эссеистики, в чём у автора уже есть определённый опыт.
Но вот в отношении главного критерия, определяющего присутствие или отсутствие вещества поэзии в тексте надо крепко подумать. Грань между ними иногда такая тонкая, что вполне  возможно и ошибиться , ставя во главу угла только собственный вкус, пристрастия, предпочтения либо отторжение, беря на себя роль и судии, и пророка(я так поняла, что личностное восприятие в поэтическом анализе автора,- самое главное). Но ведь это восприятие у всех: и критиков в том числе(они тоже люди)- такое разное и зависит от многих причин. Пишу это только для того, что, думаю, личностное восприятие в основе анализа, тем более как суть   определения такого важнейшего понятия, как поэзия и не поэзия, – путь слишком зыбкий, на котором легко поскользнуться.
С уважением и признательностью автору. Спасибо за большой, нужный и интересный труд.
Душа # 1 декабря 2016 в 00:06 +2
Вера, благодарю за прочтение и Ваш неравнодушный отзыв.
Позволю себе несколько добавлений-уточнений.
Композиция.
Вера, о её законченности вопрос как-то и не стоял. Это не цельные эссе, как в прежней публикации (http://domstihov.ru/top-mesjaca/dushevnaja-yeseistika.html), где предполагалась какая-то законченность формы. Это лишь отдельные мои наблюдения и мысли - все они есть на сайте под стихами А. Бриллиантова, в комментариях. Некоторые отзывы я  только "подтянула в кучку", чтобы представилась более цельная картина...)

Оценка.
Да, безусловно, роль судии и пророка брать на себя, с одной стороны, комично (высокомерие смешно), а с другой- очень грустно, т.к. большой грех... Боже упаси нас всех... )

Личностное воспр-е
Да, повторюсь:  по-моему, к стихам мерка одна- Поэзия или нет…) Если там не проживает Её Величество Поэзия, то, возможно, это стихи от ума или "заказные" строчки (по поводу, к юбилею, на случай).  

Полагаю, что  иного критерия, кроме личностного восприятия, увы, не предвидится...)) Именно свой собственный вкус, чутье, способность к критич. анализу определяющи... Вначале всё сортируют простые, грешные, ошибающиеся люди))  А уж потом- время, история и пр...
Думаю, вопрос в качестве этой личностной сортировки...))
Если читательское прочтение и умение выразить свои впечатления оказываются, по счастливому совпадению, на одном уровне глубины с поэтом, то можно говорить о том, что автор с читателем на одной энергетической волне, на одном уровне вибраций. Тогда-то порой рождается искра, и  иной читатель берется за перо  smile (а иному не надо оно вовсе- не только писать о стихах, но и читать написанное о стихах..)) Кому-то достаточно читать только сами стихи и сопереживать душой, молча).

И если удается читателю выразить  впечатление от прочтения своим оригинальным языком, то это отлично. Автор доволен, что понят.) Читатель удовлетворен, что удалось выразить свои эмоции, взгляды.)
Тогда вибрации совпали, тогда- стыковка: стихотворение прилипло к вибрации читателя или вибрация читателя прилипла к строчкам)) Рождается нечто новое, как бывает на стыке и при конгруэнтности.
Для меня эта музыка рождается тогда, когда удаётся сказать о стихах языком поэзии.
Великих, блестящих литературоведов много: пушкинисты,  лермонтоведы, исследователи древнерусской литературы... Их научные труды бесценны, это вклад в культуру и помощь нам в изучении классиков.
Но есть нечастые случаи, когда стихи анализирует тоже поэт (Ахматова о Пушкине). Для меня именно такой ракурс всегда особенно интересен, ведь поэт (несмотря на наличие или отсутствие филологического образования) понимает стихи другого поэта душой поэтической... И, возможно, еще тем самым шестым чувством, о к-м писал Гумилев...

Впрочем, это всё, думаю, темы очень длинного (нескончаемого) разговора...))
Еще раз спасибо Вам за неравнодушный отклик)
Всяческих благ и успехов!
Вера # 2 декабря 2016 в 19:09 +1
Платон мне друг, но истина дороже. (Аристотель)
Яна Варшавская # 5 декабря 2016 в 07:49 +4

Душа!
Присоединяюсь к вышесказанному. В нашем Доме замечательная атмосфера.
А атмосферу делают люди. Вы - тот самый человек, от которого зависит
сколько раз мы сегодня улыбнулись!!!
С благодарностью!
Душа # 5 декабря 2016 в 17:06 +3
Яна, спасибо за Вашу всегдашнюю открытость и щедрость слов. За роскошные цветы...
Пусть весна живёт в сердце каждого пишущего! И- да, будем все улыбаться почаще! smile
Будьте счастливы и вдохновенны. И не пропадайте надолго.  joke
Яна Варшавская # 6 декабря 2016 в 04:06 +3
Спасибо!
Только пропаду в очередной раз до весны примерно...  smile
Владимир Бодров # 7 декабря 2016 в 15:59 +2
Стихи данной подборки сами по себе профессиональны высоко, мощны, интересны, но и комментарии к ним не менее ценны и любопытны.
    
О том, что "вибрации совпали" у автора и комментатора, сомнений нет. "Талант вдумчивого читателя" (Вера) не оставляет никакого сомнения в его самобытности. Попытка не просто пропустить поэтический текст через себя, "почувствовать строки" вжиться в него, но еще и попытаться (и небезуспешно, на мой взгляд) поговорить о нем на языке именно поэтическом, похвальна, заслуживает пристального внимания. Тут не только мысль поработала, но и эмоции, духовное поле.
И, конечно, аналогии, сделанные автором заметок, говорят об определенном уровне не только художественного вкуса, но и общей культуры.
Спасибо, прочел с огромным удовольствием.
Душа # 7 декабря 2016 в 23:33 +1
И спасибо за добрый отклик, Володя.
От кандидата филологических наук он особенно приятен   smile
Татьяна Бальсене (giriusa) # 11 декабря 2016 в 02:16 +3
Это лучшее, что пришлось прочитать за последние недели. Спасибо Алексею за удивительные, необыкновенные стихи. Спасибо Душе за замечательный поэтический анализ стихов. Нет слов, чтобы выразить удовольствие от прочтения, поэтому с ёжиком решили вам цветов летних насобирать.
Душа # 11 декабря 2016 в 22:00 +2
Спасибо пишущим, спасибо внимательным читателям и, конечно, благодарность за букет доброму ёжику и щедрой Татьяне Бальсене))
Renata # 11 декабря 2016 в 19:36 +3
Спасибо, Душа, за то, что читая Вас, я учусь и читать стихи! читала стихотворение, потом рецензию, а потом снова это же стихотворение с новым осмыслением. И интересно, и весьма познавательно) Спасибо Вам!
Душа # 11 декабря 2016 в 22:08 +3
"Учусь читать стихи"- как здорово звучит...
Передо мной оказался благодатный стихотворный материал для анализа- вот и поразмышляла))
А читать, перечитывать, осмыслять, извлекать пользу - это именно для думающего и пытливого читателя, каковым Вы и являетесь)
Рената,я рада. Спасибо, что прикоснулись.  smile
анфиса # 14 декабря 2016 в 10:11 +2
Мне всё же кажется, что стихи Алексея Валерьевича больше для ума, чем для души.Постоянно мой ум "расшифровывает" сложнейшие ребусы образов. Душа пытается "включиться", но не успевает.Алексей Валерьевич для меня сложен.Увы!
Душа # 17 декабря 2016 в 00:06 +1
Наверное, в разное время нам близки разные стихи...
Анфиса, большое спасибо за прочтение и отклик.
Дядя Витя # 23 декабря 2016 в 07:54 +1
Серьёзный, зрелый автор, и не менее искуссный критик, приятно присутствовать при разборе поэтических полётов участников нашего литературного проекта. Бьётся жилкою время в тисках смыслов. И тайное остаётся тайным, разброр не сбрасывает с прочитанного таинственный ореол, но обращает нас к более вдумчивому проникновению в сюжеты текстов, которые хранят душевное тепло и уют нашего такого всем уже родного и близкого Дома Стихов.
Душа # 23 декабря 2016 в 13:05 +2
Дядя Витя, большое спасибо, что нашли время и терпение прочитать. Спасибо за добрые слова.
С наступающими праздниками, всех благ и здоровья.