НОВАЯ КНИГА АЛЕКСАНДРА АНДРОНОВА "ПЕЧАЛЬ НАМ В РАДОСТИ ДАНА..."

18 марта 2018 - Администратор
article102992.jpg

 АЛЕКСАНДР АНДРОНОВ


 

ПЕЧАЛЬ НАМ В РАДОСТИ ДАНА…


 (Рукопись)


 


 

Москва 2017


 


 


 


 Печаль нам в радости дана,
В её безмолвии – величье.
Бог дал нам жизнь. В любом обличьи
Она у каждого одна.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


ДЕРЕВНЯ


 

Деревушка моя окаянная,

Позабытая в мире неласковом,

Раскололась, как солнце стеклянное,

Закатилась вчерашнею сказкою.

 


 

СТАРЫЙ ДОМ


 Дом деревенский, счастливое детство,
Наших родителей добрых наследство,
Он, покосившись, стоит одиноко,
Ждёт, что приедут к нему издалёка.

Сгнило крылечко, забор завалился,
Старый колодец крапивой покрылся.
Русская печка грустит одиноко –
Годы проходят без всякого прока.

Лето пришло, приезжают детишки,
Взрослые люди, набившие шишки.
Дом веселеет, дом оживает,
Люди солидные в детство впадают.

Снятся им прошлого сны золотые:
Вот они дети в годы святые.
Кружка парного, скрип половицы,
Крик петуха – деревенской жар-птицы.

Вот они молоды, силушки-силы,
Сеяли, строили, травы косили,
А вечерами – баян голосистый,
И расставанья на зорьке росистой.

Лето прошло, гости вновь уезжают.
Дом погрустневший им это прощает.
Слезы дождя по стеклу пробегают,
Сыростью пахнет.  Дом замирает.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 ЯНВАРСКИЕ МЕТЕЛИ

 

Метель стоит стеною 
На чёрном фоне леса,
За белой пеленою
 
Не видно ни бельмеса.

Устала лошадёнка,
Обледенела грива,
Иссякли все силёнки,
Бредет неторопливо.

А на санях солома,
И, вставши на колени,
Гоню лошадку к дому,
Без роздыха и лени
.

А за двумя холмами
Село мое родное,
Завалено снегами,
Как будто нежилое.

Перемели дороги
Январские метели,
Лишь розвальни да дроги
Теперь достигнут цели.

Метель сильней кружится,
Мешая землю с небом,
Пушистый снег ложится,
Сплетая с былью небыль.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 МУЖИЧОК


 

Отвари потихоньку картошку,
А селедочки ржавой бочок
И с лучком да капусткою плошка
Намекнут, отдохни мужичок.

Посиди, отдохни, горемыка,
Коль весна от села далеко,
Снег по крышу, завьюжило дико,
По деревне идти нелегко.

И морозы стоят не на шутку,
Да избушка не держит тепла.
Часто топишь, погрелся минутку,
Утром – будто в чем мать родила.

А потом ты смолишь “Беломором”,
Притулившись у печки, в углу,
Вспоминая с безмолвным укором
Лихолетье, навет и хулу.

Сквозь слепые, промёрзлые окна,
Развалюхи почти нежилой,
Смотришь ты своим взглядом поблёклым
На Россию, покрытую мглой.


 


 

ВЕЧЕР В ДЕРЕВНЕ


 

Садится солнце, ясный вечер,
Темнеет небо, тишина,
Со звездным небом новой встречи
Душа предчувствием полна.

Пучки бурьяна вдоль забора,
Кузнечиков незримый хор,
Прохладный воздух, шум мотора,
Из окон музыки мажор.

Темнеет, горизонта краской
Шатры дерёв обведены.
Дорога, светлою подсказкой,
Идущим ночью без луны.

И то ли дальше, то ли ближе
Мычанье, блеянье и лай,
И месяц, всклоченный и рыжий,
Вдруг зацепился за сарай.

Я тихо вышел на дорогу,
И Млечный путь явился мне,
Внушая мысль о вечном Боге
В своей бездонной глубине.


 


 

О РОДИНЕ МАЛОЙ


 


 

Я иду по земле,
И шумят надо мною деревья,
Ветерок-самодур,
По трепещущим листьям бежит,
Я люблю этот край,
Эту землю и эту деревню,
Этой жизни ручей,
Что над камушком мелким дрожит.

Здесь мой дом, соловьи,
Здесь закаты мои и рассветы,
Здесь истоки мои,
Здесь погост, где родные лежат.
Здесь начало пути,
Детства сладкого тёплое лето,
И частицы души,
Где бы мне ни случалось бывать.

Я уехал давно,
И не часто сюда приезжаю
В постоянном плену
Обязательных сроков и слов.
По-другому живу,
По-другому судьбу принимаю,
Постоянство в одном – Беззаветная эта любовь.

Через жизнь пронесём

Нашей родины малой тревоги,

В верном сердце храня,

Притяженье насиженных мест.

Жизнь – своим чередом,

Мы бредём по извечной дороге,

Заставляет идти

Вера божья да собственный крест.



 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

СУМЕРКИ


 

Вечереет, тишина, ходики на стенке,
Сел на лавку у окна, руки на коленки.
Растеклось тепло в избе от печи открытой,
И  в печной трубе огонь загудел сердито.

Посумерничать хочу, свет не зажигаю,
Вот в окно гляжу, молчу, юность вспоминаю.
Как немало лет назад по тропе знакомой,
От родных, друзей, девчат я ушел из дома.

На бревенчатой стене пара желтых фото,
Смотрят строго, оттого жутковато что-то,
Будто бы опять они не довольны мною...
Очень тяжко говорить с мертвой тишиною...

Были б живы, рассказал, что работал честно,
Не ловчил, не воровал, не был бессловесным,
Что всегда, пока живу, чту отца заветы,
Благодарен я ему за науку эту.

Дети выросли мои с "новыми" мозгами,
А на кладбище жена близко, рядом с вами,
Жизнь уже не по плечу, никому не нужен...
Я, пожалуй, свет включу, разогрею ужин.


 


 

ВЕСТИ ИЗ ЛЕСА


 


 


 

Шел я лесом, солнце грело
Мой картуз на голове.
На полянку птичка села,
Заскакала по траве.

Елей бархатные лапы
Доставали до лица,
Мухоморы в красных шляпах
Под руками в два кольца.

Жарко, душно, пить охота,
Пахло хвоей и смолой,
Надоело пекло что-то –
Захотелось вдруг домой.

Так и топал утомлённый
Я тропинкой боровой,
И слепней неугомонный
Рой гудел над головой.

Струйки пота меж лопаток,
Видно встал не с той ноги,
И скажу я вам, ребята,
Мне не надобно тайги!

Вышел из лесу без силы.
Впереди село, мой дом.
Словно крылья подхватили,
Потрусил почти бегом.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА


 

Встрепенулось в памяти детство босоногое,
Яблоки душистые у отца в саду.
Лошади, бредущие пыльною дорогою,
Никуда не спрячутся, вcе в одном ряду.

К речке за околицей мы гурьбою звонкою
Мчимся, босоногие, наперегонки.
Прямо в омут с берега, и плывем сажёнками,
 
И в песок бросаемся прямо у реки.

Парни рыбы к ужину наловить пытаются,
Под прибрежной ивою снасти мастерят.
И, закинув удочки, в воду забираются,
Ловят рыбку мелкую и девчачий взгляд.

А девчонки в кустиках, ну почти что рядышком,
Натянув купальники, кажутся взрослей.
Мысли непривычные вызывают взглядами...
Здравствуй, юность дерзкая! Ну, вперёд, смелей!


 


 


 


 


 

КОСЦЫ


 

За околицу околесицу,
От беззлобного сердца несут,
С матерком чуть-чуть, перекрестятся,
И некошеным лугом идут.

Утро раннее, зори чистые,
Пропадает село за холмом,
Настроение неказистое,
Очевидный похмельный синдром.

За спиной коса, на траве роса,
Топот мокрых кирзовых сапог,
Под нестриженой шапкой волоса,
Тлеет козьей ноги уголёк.

Дал Бог клевера, так бы каждый год,
Вот бы только скосить да убрать,
Поспешай, мужик, не зевай народ,
Чтоб бурёнки могли зимовать.

Вот расставились, развернулися,
А цветы, что падут в полосу,
Болью тихою захлебнулися,
Безвозвратно теряя красу.


 


 

ВОЗВРАЩЕНИЕ


 

Детская картинка в памяти одна:
Снежная тропинка, полная луна,
С горки возвращаюсь, накатался всласть.
И плетусь, стараясь, снова не упасть.

Санки на веревке, сам как снежный ком,
Холодно в поддевке, и не близок дом.
Варежки оставил где-то там, в снегу,
Медленно шагаю, через "не могу".

Дома ждет разборка, могут наказать,
А потом на горку вовсе не удрать.
И совсем не шутит Дедушка-Мороз,
Разрумянил щеки, больно щиплет нос.

А над головою звёздный хоровод,
В искрах на деревьях инея налет,
Пахнет воздух синий снегом и дымком,
Над трубою сизый дым стоит столбом.

От мороза греет радость бытия.
В тёплый дом отцовский возвращаюсь я.
Предвкушенье счастья больше не уйдет.
Скоро лучший праздник, скоро Новый Год!


 


 

ПРО КАЛИНУ


 


 


 

Из детства милого картина:
Зимой, в заснеженном саду,
Чудная ягода – калина
 
Краснела, на мою беду.

И хорошо, как на ладони,
Как неожиданный обед,
На черно-белом зимнем фоне
Горел забытый летний цвет.

Ее уж птицы поклевали,
И капли сока на снегу
Меня на подвиг вдохновляли:
Они едят, и я смогу.

В сугробе утонув по пояс,
Забора близкого держась,
Глубокой снежной целиною,
Вперед пополз, не торопясь.

Дополз. Поднявшись, отряхнулся.
Был мокрый, будто реку вброд,
С трудом до ветки дотянулся,
Хватая вожделенный плод.

Должна мечта героя сбыться:
Хватал калины гроздья ртом...
А вкус? Не сладко божьим птицам,
Я расскажу о нём потом.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

У КОЛОДЦА


 


 


 

Водою родникового колодца,
Как в молодости, жажду утолю.
И жест привычный в сердце отзовётся,
На родине, которую люблю.

Держу ведро холодное руками,
На грудь седую капает вода.
Сошлись мы у колодца с мужиками,
И как не расставались никогда.

И, как всегда, вопросы, разговоры:
– С женой приехал, или без жены?
Ты в самый раз, поспеет вишня скоро.
А яблоки на рынке не нужны,

Так и висят, на землю опадая.
Заходишь в сад, глядишь, болит душа.
На рынке их совсем не покупают –
Антоновка сегодня хороша!

Состарились, ребята, раздобрели,
Нет прежней стати, лысина, жирок.
По жизни прошагали, как умели –
Хоть не ласкал их встречный ветерок.

Уклад привычной жизни потеряли,
Но всё ж не опустились, не спились.
В безвременье богатыми не стали,
Так и живут, с деревнею слились...


Как раньше, два ведра на коромысле.
Не расплескать! Ещё ведро в руке.
О стороне родной тревожат мысли,
Когда я здесь, когда я вдалеке...


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ПАСМУРНЫЙ ВЕЧЕР


 

У горизонта солнце. Облака
Румяны, легковесны и игривы,
Пурпурная небесная река
У резвых ног лошадок белогривых.

Они пышны, как у жар-птицы хвост,
Но их уже деревья заслоняют.
 
Сегодня в небе не увидишь звезд,
Глухое небо землю накрывает.

Темнеет быстро, света в небе нет,
Седые облака на сером фоне,
Пространство заполняет "серый свет",
Седой туман, как осенью в затоне.

Без фонаря теперь и не пройти –
Мир без луны и звёздного сиянья,
Знакомую тропинку не найти, 
В особенности, после возлиянья.

Не торопясь по улице идя
Далекой молнии заметил пару вспышек,
И капельки ненужного дождя
Несмело добрались до ближней крыши.


 


 

ЗА СЕЛОМ


 

За селом белым-бело,
Заметелило.
В тучки солнышко ушло,
 
Не поверило.
Снег, молочною рекой,
Сказки бабушки.
А дороги никакой,
Вот и ладушки.

Мир, покой и тишина,
И томление.
Белоснежная страна,
В отдалении.
И забвенья острова,
Это родина.
Под сугробами трава,
Куст смородины.

Уходить давно пора,
Да не хочется.
Лечь снежинкой до утра,
Не ворочаться...
Завтра солнышко взойдет,
Мгла рассеется.
Все недоброе уйдет,
Разумеется.


 

СТАРАЯ ШКОЛА


 


 


 

Когда-то в школе деревянной,
В той, где за окнами сирень,
Одноэтажной, Богом данной,
Учился в детстве каждый день.

Мы в этой школе постигали
Житейской мудрости азы.
На переменах выбегали
Под дождик, не боясь грозы,

И вдоль сиреневой аллеи
Домой весёлые брели
И, в том, что жизни нет милее
Мы сомневаться не могли.

Зимою в школе печь топили,
В морозы – несколько печей,
И мы рядком стоять любили,
Касаясь тёплых кирпичей.

А новогодние забавы ­–
На все оставшиеся дни –
Мы не забыли, Боже правый,
Как сказочные детства сны.

Учитель наряжал макушку,
Её нам было не достать...
Медведь из ваты, зайцы, пушки,
Святая детства Благодать!

Детей колхозников учили
Здесь в этой школе много лет.
И дети в люди выходили...
Давно той школы больше нет.

Её на бревна растащили,
А печи все – на кирпичи.
Родную школу не забыли,
Лишь те, кто сердцем горячи.

Давно мы с нею распрощались,
Но вспоминается опять,
Как на крыльце меня встречали
Учителя – отец и мать.


 


 


 


 


 


 


 

С ПАСТБИЩА


 


 


 

Шум березки на опушке,
В небе синяя звезда.
Одинокая избушка
У заснувшего пруда,
 

Елей темные вершины,
 
Дух медвяный на лугу,
 
Месяц, булкою аршинной,
 
Примостился на стогу,
 

Клич пастуший на дороге,
 
Вкус парного молока,
 
Все коровы крутороги,
 
Вымя, круглые бока.

Под пастуший окрик звонкий,
 
Забубённая душа,
 
Бесшабашные бурёнки
 
Выступают не спеша.
 

Тут же овцы, тут же козы,
 
Всё отбиться норовят.
 
Как шедевры сельской прозы –
Пастуха привычный мат.
 

Вот в село заходит стадо,
 
По дворам бегут бегом.
 
Рады бабы, детки рады –
Скоро будут с молоком!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

РОДНЫМ МЕСТАМ


 

Пусть летят мои лёгкие строки,
В край любимый, родной и далёкий,
Сизым голубем сядут на крышу,
Зазвучат, чтобы ветер услышал.

Тёплый ветер берёзку обнимет,
Приласкает словами простыми,
Мой поклон передаст деревушке,
Старым липам, знакомой избушке.

Ветра фразы пусть в песню сплетутся,
Над широким раздольем польются,
Зазвучат над весенней землёю,
Той, что в сердце навеки со мною...


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ДО СВИДАНЬЯ. ДЕРЕВНЯ


 

Заросла вся деревня лебедою-травою,
Заросли все тропинки вдоль забытых домов,
Разбрелися деревья вдоль дороги гурьбою,
И ночами привычных не слыхать петухов.

Ни людей, ни скотины, все поля опустели,
И назойливым лесом вновь взялись зарастать,
И трава луговая, разрастаясь без цели,
Вновь косы не отведав, вдруг начнёт увядать.

Умирает деревня и пустые глазницы,
Провалившихся в землю почерневших лачуг,
Удивленно взирают, как залетные птицы,
На прогнивших заборах коротают досуг.

Крыш хребты надломились, и упав на колени,
Уповают на волю милосердных небес
Незавидные судьбы родных поселений
Лишь печаль навевают, нет в жизни чудес.

Говорю: “До свиданья, дорогая деревня!”
Верю, землю оставит разрушительный тлен.
И порою священной ты снова смиренно,
Как савраска, встряхнёшься и встанешь с колен!


 


 

КРЕПКИЙ МУЖИК


 


 


 

Поработал весело,
С самого утра.
Притомился к вечеру,
Отдохнуть пора.

На пенёк присяду я,
В небо посмотрю.
Папироску мятую
Жадно закурю.

Работёнка сложная, –
Мокрая спина,
Голова порожняя,
Будто от вина.

Сердце бьётся истово,
Не впервой, привык.
Счастья неказистого
Ухватил мужик.

Ведь у нас, ребятушки,
Божий день, как год.
В деревушке-матушке
Полон рот забот.

Засыпаешь с мыслями
О земле своей,
О мужицкой миссии –
Накормить людей.

А встаёшь до солнышка
И опять в поля.
Просыпайся, Золушка,
Русская земля.

Там меня заметите...
И без лишних слов:
"Вы нигде не встретите
Крепче мужиков"!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ДУМЫ СТАРОГО КРЕСТЬЯНИНА


 


 


 

Сыра земля, прими меня скорей
На кладбище отцов и матерей.
Мне белая берёза под луной,
И грустный холм заменят дом родной.

Здесь всё моё: здесь молодость моя, –
Учителя, родители, друзья.
Сомнения, надежды и мечты
И тёмные могильные кресты.

Теперь в деревне песен не поют,
Здесь в праздники кладбищенский уют,
Застыла, занедужила она,
И никому на свете не нужна.

Как хорошо, что умерший отец,
 
Не увидал родной земли конец!
Забвение, ограды и венки,
Заросшие покосы у реки,

А на полях чертополох стеной,
И жутко жить в деревне нам с женой.
Где на столбах расселось вороньё, ­–
Деревню грабит хитрое жульё.

Забыл нас Бог, ну что ж, ему видней!
Уходит счастье наших лучших дней,
Дороги эти, реки и поля...
Прими ж меня к себе, сыра земля.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

Я ШАГАЮ ПО РОСЕ


 

Я иду по росе,
Край родной во всей красе,
Васильки в краю сосновом
Позабыли о косе.

Сгнил колхозный амбар,
Не дождался новых бар,
Те казёнными руками
Загребают жизни жар.

Жить сложнее вдвойне,
Стало холодно стране.
И тяжёлые годины
Предстоят тебе и мне.

Вот такие дела –
Золотые купола.
Эта новая дорога
Нас к обрыву привела.

Вдоль реки – васильки,
Мои мысли нелегки.
Царь далёко, Бог высоко,
Руки сжаты в кулаки...


 


 

ПРИВЫЧНОЕ ДЕЛО


 

По дороге по кладбищенской
Вновь людей цепочка тянется:
Старики, детишки малые,
Рядом с гробом мужики.
В нём несут они родимого
До последнего пристанища,
С головами непокрытыми, –
 
И бумажные венки.

Тут же батюшка из города.
Дым кадила, слёзы горькие,
Взмах рукой, молитва скорая,
Женский всхлип и ничего...
Старушонка рядом топчется,
На поминки тоже хочется:
Табурет в руках натруженных,
Гроб поставят на него.

И в столовой позаброшенной,
Для застолий не ухоженной,
Сядут за столы дешёвые
Добрым словом помянуть.
Рюмку с водкою глубокую,
Поднимая и не чокаясь,
Говорить слова хорошие,
Проводив в последний путь.


 

Деревушка наша тихая,
Будто крепость осаждённая,
Убывают люди добрые,
Коль ушёл, так навсегда.
На родной земле, под звёздами,
Сквозь века себя пронёсшая.
А теперь её история –
Утекает как вода.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 



 




 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

О ЛЮБВИ И ЖЕНЩИНЕ ПОЮ

 

 

О любви говорить не умею,
Сокровенное это, моё.
Я нечаянной фразой не смею
Ненароком обидеть её…


 


 


 


 


 

РУКИ ТВОИ


 

Эти руки твои,
Мне звезду зажигают под вечер,
Что горит за окном,
Нет прекраснее этой звезды.
После трудного дня
Опускаются тихо на плечи:
Я вернулся домой,
И сегодня не будет беды.

В них таинственный свет
И простая великая сила,
В этих хрупких руках,
Мир привычно спасающих вновь.
Злые дни отвратят
От того, с кем судьба породнила
И кому принесла
На ладонях, в подарок, любовь.

Я к губам поднесу
Утомлённые эти ладони,
Я лицом к ним прижмусь,
Безотчётные слезы тая.
Я закрою глаза,
Растворяясь в вершинах гармоний,
Колыбели любви,
Где отныне планета моя.


 

Я НЕ БУДУ ТЕБЯ ВСПОМИНАТЬ

(романс)

Я не буду тебя вспоминать...
Как в деревне, под звуки баяна,
Увязался тебя провожать,
Обещая защиту от пьяных.

Я не буду тебя вспоминать...
Лишь закат разгорался над крышей,
В сад с тобой убегали опять,
Босиком, чтоб никто не услышал.

Я не буду тебя вспоминать...
Как ко мне ты, невольно, прильнула,
Сердце гулко забилось опять,
И судьба нас друг к другу толкнула.

Что случилось, теперь не понять,
Не смогли мы любить осторожно...
Я не буду тебя вспоминать...
Потому что забыть невозможно!


 


 


 


 


 

БАБА-ЯГА


 

Намело, намело, намело
В чисто поле январского снега,
Мне не выйти уже за село,
Раздвигая холодную небыль.

И не видно небес в хрустале,
Звонкий месяц не катится с крыши,
Лишь морозный узор на стекле 
Прикрывает прозрачные ниши.

 

Со свечою начать ворожить,
Гулко ворона кликнув с вершины.
Он подскажет, как дальше прожить
Без любимого вечером длинным.

 

Иль промчаться за дымной трубой,
Взгромоздившись в промёрзлую ступу,
Стать влюблённою Бабой-Ягой –
Бестолково, бессмысленно, глупо…

Зимний воздух прозрачен и свеж,
Сердца стук, и не слышно ответа,
И почти не осталось надежд
На взаимность до жаркого лета.


 

МОСКВИЧКА


 


 

Время юности, город, зной.
Слышу девушку за спиной.
Я немного замедлил шаг.
Каблучки стучат, так-так-так.

Туфли – гвоздики, тонкий стан,
Остальное, как сквозь туман.
Мы друг друга глаза нашли, –
Вместе рядышком вдруг пошли.

Люстры – лампочки, вход в метро,
Очень весело, пьем ситро.
Два с полтиною за букет,
И улыбка твоя в ответ.

Ты красавица, я студент,
Мой единственный аргумент:
Очи карие, чуб волной,
Не зазорно пройтись со мной.

Ты про Моцарта, про Арбат,
Кто сегодня на ком женат,
Я про тягу к родным краям,
Про "Рябинушку" под баян.

 

Прогуляли мы день-деньской,
Возле Пушкина по Тверской.
Говорила ты, я молчал,
И, любуясь, тебе внимал.

Дочка города и простак.
Не срастаемся мы никак,
И слиянию двух сердец,
Вдруг нежданно пришёл конец.

Я гулял бы так до утра,
Да послышалось: “Мне пора!”
Ты ушла и на много лет
Тех часов остается след.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ТИХАЯ СКАЗКА


 

Утоли меня нежной ласкою,
Приходи ко мне тихой сказкою,
Тихой сказкою, ночью синею,
Уведи меня в степь полынную.

Звезды иглами, травы горькие,
Очи чистые, мысли бойкие,
Страстью – песнею недопетою
Мы повенчаны зорькой светлою.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЗАБЫТОЕ ЧУВСТВО


 

Мне невдомёк, зачем ты и откуда,
Весенних лет забытый рудимент,

Явилась в мир, как маленькое чудо,
В неподходящий, будничный момент.

Судьбы галера, опасаясь качки,
Укрылась в гавань от крутой волны,
И трезвых мыслей скудные заначки
Не чуяли подвоха со спины.

Но вдруг освободиться захотелось
От рая на коротком поводке,
Шальное чувство, будто ересь, въелось,
Душа бурлила зельем в котелке.

Но счастье, как обычно, обозналось,
Хотя нарисовался идеал:
Увы, синица в руки не давалась,
И я вдогонку ветер обнимал...

Насмешливые звёзды стали ближе,
Понятней стали радости земли.
Ну а мечты, хоть стали и пожиже, –
Теперь достойный образ обрели.


 


 

И ОПЯТЬ ПРО ЛЮБОВЬ


 

О любви я писать не умею,
Сокровенное это, мое.
Я нечаянной фразой не смею
Ненароком обидеть ее.

И по-разному в жизни бывает:
Та не замужем, тот не женат,
Ну а тот, кто в любви проживает,
Очень часто лишь ей и богат.

Да, любовь, величайшее чувство,
По любви - человека цена,
Но желателен такт и искусство,
Чтоб не все узнавала страна.

Вот и ловят обломки чужого
В разговорах, с экранов, страниц,
Примеряя, как в детстве обновы,
Похожденья повес и блудниц.


 


 


 


 


 

ЭТЮД


 

Туманный образ на стене,
И взгляд надменный, 
Явился будто бы во сне,
Из тьмы вселенной.
И все глаза я проглядел,
Душой ликуя,
Всю жизнь я так и не сумел
Найти такую.

Неразделённости стезя –
Опустошает,
А ближе подойти нельзя –
Не приглашает.
А мысли в ясной голове
Находят место:
Ведь ты как перед Богом мне
Была невестой.

И как у птицы два крыла –
Для воспаренья.
Так мне судьба тебя дала –
Венец творения.
Ты, как живая на стене,
Мне душу греешь
И, наяву или во сне,
Со мной стареешь...


 

ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ


 


 


 


 

С младых ногтей до зрелых лет,
Всю жизнь с восхода до заката,
Будь ты разбойник иль поэт,
Ищите женщину, ребята!

На гребне славы в звездный час
Шептать лукавый будет в ухо:
Их очень много возле нас,
И каждая вторая – шлюха.
Гони нечистого взашей,
Себя почувствуй виноватым.
Не оскверняй своих ушей.
Ищите женщину, ребята!

А если ты на самом дне
И выбираться нету мочи,
Ты ищешь истину в вине
И не находишь, между прочим:
И мысль до срока умирать
Уже не кажется постылой,
И остаётся чуда ждать –
Своей единственной и милой.

Придет, как осень, сквозь туман,
Присядет, робко улыбнется,
Как наважденье, как обман,
В судьбу бездарную ворвется.
И станет бренный мир опять
Красив и светел, как на Пасху,
И время выплеснется вспять,
И будешь с былью путать сказку.

Под небесами, на земле,
С букетом или автоматом,
На мерседесе, на метле,
Найдите вы её, ребята!
А коль придется умирать,
Что делать, если смертны люди.
Нам тяжко будет осознать,
Что там, в раю, ее не будет!


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЖЕНСКИЕ СТИХИ


 

Стих женский, словно горная река,
Как вскрик в ночи, горячих тел движенье,
Где жаркое желанье мотылька,
Предвосхищает акт самосожженья.

Где, будто неземная благодать,
Звучит напев торжественный и страстный.
И ты готова целый мир отдать
За этот миг, единственный, прекрасный!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ТЫ


 

Ты в мир пришла из рая или ада,
Мне все равно, бессмысленно гадать.
И снизошла на нас души услада,
И прояснилось, что есть благодать.

Любовь есть Бог, твои душа и тело
Решили главный философский спор:
Первична ты, а остальное смело
Включаешь в "представительский" набор. 

Ты мать и дочь, мечта, подруга, нежность,
Судьба и вечность, красота и страсть.
Ты – космос чувств и ты его безбрежность,
В твоих руках над бренным миром власть.

И мир ведут Елены и Венеры,
И мы вослед, как деды и отцы,
Как к алтарю красавцы-кавалеры,
Как на картине Брейгеля – слепцы.


 


 


 


 


 

СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК


 

Мы бродили с тобой по аллее,
Утопали деревья в снегу,
Розы свежие были алее,
Чем бутоны коралловых губ.

Ты была в горностаевой шубке,
Из-под шапки – пшеницей коса.
Я смотрел на пикантные губки,
С плутоватостью дерзкой глаза.

Ты певуче сказала: "Не надо,
Наша лодка разбилась вдали,
Где под кущами райского сада
Мы друг друга с тобой обрели".

Глаз зеленых ресницы дрожали,
И бутоны букета в руке,
Да бессильные слезы бежали.
А оркестр все играл вдалеке.


 


 


 


 


 

ОДИН


 

Я подарил тебе любовь,
Как ветку мокрую сирени,
И чувства гордого свирели
Воспламенили нашу кровь.

Я подарил тебе любовь...
Неумолимая разлука,
Мы выживали друг без друга,
Застыв душой, покинув кров.

Я подарил тебе любовь...
Когда от жадной страсти тая,
Родная, чистая, святая,
Люблю – шептала вновь и вновь.

Я подарил тебе любовь,
Я жил, исполнен восхищенья,
Разрыв – мне нет теперь прощенья,
И вот один, и болью – новь...


 


 


 


 


 

МГНОВЕНИЯ


 


 


 

Ты сказала, что любишь,
Мне подумалось – жалость,
Ты горячие губы
 
На щеке задержала.

Я поверить боялся
,
Что такое возможно,
Улыбнуться пытался,
Сердце билось тревожно.

Вновь заи́скрились мысли,
​Радость голову сносит,
Ярче музыка жизни,
Нежность выхода просит.

И созвездья над нами,
Как органов хоралы,
Неземными цветами
Для двоих заиграли...

Про такие минутки
Мир нам песни слагает:
Мне и сладко, и жутко –
Счастье переполняет!

ШУТ


 


 


 

Я Вам не говорил красивых слов,
Мне неуютно с этими словами,
Я только шут – смешное ремесло,
Я счастлив, быть навеки рядом с Вами.

Моя мечта, мой ангел во плоти,
Мой сон чудесный в предрассветной дрёме.
Увы, без Вас мне в жизни нет пути,
Я свято верю этой аксиоме.

Такая идиллическая страсть,
Подобных, верно, раньше не бывало,
Хочу пред Вами на колени пасть
Под звук мазурки посредине зала.

Цветы долой, к тебе скорей припасть.
Пусть публика жеманная смеется.
Ведь страсть порой – единственная власть.
Шутам порой такое удаётся.

Вот, вот, сейчас. О Господи... лечу.
Какой-то негодяй подставил ногу.
Я ничего уж больше не хочу.
Я Вас люблю, услышьте ради Бога!

Лежу ничком. Ко мне бегут пажи.
Взахлёб хохочет зал. ОНА ─ смеётся!!
Как стыдно жить над пропастью во лжи!
А сердце окровавленное – бьётся...


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

О, ЖЕНЩИНА…


 

О женщине писать, себе дороже,
Нельзя стихом поверить целый мир.
Порыв мой бледен, жалок и ничтожен –
Моя мечта, мой бог и мой кумир.

Ты как весна, как солнышко в тумане,
Моя тропа в заснеженном лесу,
Надежный чёлн в житейском океане,
С веснушками на вздернутом носу.

Ты мой уют, мой добрый ангел, песня.
Судьба моя, основа бытия.
И без тебя нет жизни мне, хоть тресни –
Ты, радость невозможная моя!


 


 


 


 


 


 


 


 


 

С ПРАЗДНИКОМ ТЕБЯ


 

Строкой, как слезою хрустальною
Блистает торжественный стих.
Слова сокровенные, тайные
Забрезжили в мыслях моих.

И были в них горы высокие,
Надежды утраченных грёз,
 
Безмолвные звёзды далёкие
И белые платья берёз.

Слова, всем знакомые, давние,
О счастье, нелегкой судьбе,
И вечные, самые главные,
Родные слова о тебе.

От самого сердца идущие,
Из самых душевных глубин,
Твой образ по свету несущие,
Как белый корабль среди льдин.

Твой образ, влекущий, таинственный,
Как ангел в небесном строю.
Любимой моей и единственной,
Судьбу я свою отдаю!


 


 

О ЛЮБВИ


 

О любви говори:
Это искры рассвета,
Это солнце в ночи,
Звёзд мерцанье в пруду,
Это пламя свечи,
Это осенью лето,
Это сердце шальное,
В полуночном бреду.

Поцелуй под дождем,
Тихий голос баяна,
Свет испуганных глаз,
Золотая луна.
Это вечность вдвоем,
Жизни сладкая рана,
Это мир возле нас,
Это ты и она.

Это нежность и страсть,
Это ревность и жалость,
Это ненависть, злоба,
И жажда страдать.
Это ты, человек,
Это все, что осталось...
Что такое – любовь,
Все равно не понять!


 

НОВОГОДНЯЯ СКАЗКА


 


 


 

Снова ёлка влечёт ароматом,
Ночь за окнами, блёклый фонарь,
Всё гляжу в темноту, где когда-то,
Прогуляли мы целый январь.

Вновь на воле и снег, и ненастье,
Та же улица, те же дома.
Всколыхнулось далёкое счастье,
Прежних мыслей в душе кутерьма...

Надо мной голубые снежинки,
Занесённые снегом такси,
Новогодних сюжетов картинки,
Лучший праздник бредёт по Руси.

А душа стосковалась по чуду,
И в такой подходящий момент,
Вдруг возник неизвестно откуда
Твой, сияющих глаз, феномен.

И явилась вдруг, то ли блондинка,
То ли ангел земной во плоти,
В суете многолюдного рынка
На моём одиноком пути.
 

Ты несла мандарины в пакете,
Я его зацепил рукавом,
Разбежались, как малые дети,
Их с тобой собирали потом.

Был смущён, кое-как извинился,
И букет своевременных роз
Подарить я тебе умудрился,
И пакет судьбоносный понёс.

А потом долго-долго гуляли,
Позабыв о насущных делах.
В небе редкие звёзды блистали,
В озорных отражаясь глазах.

А затем, Новый Год - новым счастьем,
Бой курантов звучал в голове,
Словно вспышка – любовь, в одночасье,
Поцелуй в опустевшей Москве.

А потом... Время голову сносит,
Я неслышно стою у окна.
Вот сейчас, подойдет и не спросит,
Только тихо обнимет... жена.


 


 


 


 

Я К ТЕБЕ ПРИДУ


 

Когда звезда моя вечерняя
Лучи расправит за окном,
Луна, любви подруга верная,
В реке, как в зеркале ночном.
Когда заботы повседневные,
Как пыль стряхну с усталых ног,
И, в предвкушении свершения,
Спешу, без тропок и дорог.
Когда усталых мыслей сполохи,
Как звезды в дремлющем пруду,
Росистой тропкою, до полночи,
Я обязательно приду...


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ОСНОВНОЕ ЧУВСТВО


 

Любовь, хохотушка речистая,
В смешливых глазах огоньки,
Рождённая клятвою чистою,
Несмелым пожатьем руки,

Притихшая, девка серьёзная,
В предчувствии страсти земной.
Стихия великая, грозная,
Не надо шутить надо мной!

Играя годами и судьбами,
Приходишь, легка на подъём.
Тебе невдомек: если любим мы,
То только тогда и живем.

Подчас засияешь и скроешься,
И снова закончится жизнь...
Как зорька, росою умоешься,
Пришла я, любимый! Держись!


 


 


 


 


 

ДВЕ РЕКИ


 

От луны светло в нашей горнице,
Я у форточки с сигаретою,
А над звездами небо горбится,
Тишина, часы предрассветные.

В зеркалах проснулось движение:
Ты подходишь, прекрасна фарфорово,
От тебя голубое свечение,
Иль от месяца, очень здо́рово.

Все опять забыл, зря тебя такой,
Вновь разбудит ночь вожделения,
Звезды глаз твоих, нагота рекой,
Воды быстрые искушения.

Камыши волос, островов холмы,
Рук ручьи по мне растекаются,
Вот река, вот я, вот и вместе мы:
Люди тоже, как реки, сливаются...

Ну а утром ты, просто женщина,
Ты жена моя, Богом данная,
Так явилась мне, деревенщине,
Красота любви несказа́нная...


 


 

ИЩУ


 

Прошедших лет тугие фолианты,
Увядшие листы минувших дней,
Листаешь, и находишь варианты,
Когда ты был моложе и стройней.

Невинный профиль головы горячей,
Весь мир у ног и цели высоки.
И благосклонна госпожа удача,
И молодость не ведает тоски.

Но как бы жизнь лихая не трепала,
В каких бы переделках не бывал,
Мне лишь тебя всегда не доставало,
Возвышенного чувства идеал.

Как взмах ресниц, как ветра дуновенье,
Как бездна, распростертая у ног,
Как душ нетленных соприкосновенье,
Живого сердца огненный цветок.

Такое незатейливое чувство!
Ищу его, во сне, иль наяву.
Бессмертное, как древнее искусство,
Твой вечный раб, пока еще живу.


 


 

НИМФА


 

Вдыхаю я сумерки летние,
Алеют костром облака,
Проснулись вдруг мысли заветные,
 
А грусть и светла и легка.

И волны капризные памяти
Как прежде меня повлекли,
К далёкой, с кувшинками, заводи,
Где мы затеряться смогли.

Где в небе стрекозы глазастые,
Да рой ненасытных слепней,
Я видел глаза её страстные,
Когда наклонился над ней.

Где после мы в речке купалися,
Бросались на теплый песок,
Обнять мы друг друга старалися,
Никто разлучить нас не мог...

В сиянье волос, не одетая,
С кувшинкою в тонкой в руке,
Она, в древних мифах воспетая,
Осталась в моём далеке...


 


 

ДВОЕ


 


 


 

Любовь – осторожное чувство,
И в жизненном трудном пути,
Не каждый владеет искусством,
Сквозь годы ее пронести.

Бывает, сорву, как фиалку,
Небрежно, на пёстром лугу:
Красивая, выбросить жалко,
А дальше нести не могу.

Бывает, как синяя птица:
Чуть-чуть на руке посидит,
Чему-то в тебе удивится,
Вспорхнет, да и прочь улетит.

Однажды, как нежная тайна,
Нечаянной сказкой мелькнёт,
Заденет крылами, случайно...
И помнишь всю жизнь напролёт.

Порой, задыхаясь от страсти –
Крещендо в багровых тонах,
Подумаешь: "Вот оно, счастье",
Коль молод, здоров, не монах...

Но есть среди нас и иные:
Достигнув любовных вершин,
Всю жизнь друг для друга родные
Живут до глубоких седин,

Их общие жизни страницы,
Чтоб вместе до края идти,
И кружится синяя птица,
Двоим помогая в пути.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ДАЛЁКИЙ ВЕЧЕР


 

И в памяти искрой опять:
Живые цветы на столах,
На ножках, с шарами, кровать,
И вечер, и свечка, и Бах.

И женщина, образ размыт,
А музыка, вверх, к небесам,
В открытые окна летит
Аккордом к земным чудесам.

И мир позабыл о словах,
 
Они красоте не нужны,
И вечная тайна в глазах,
И тонкие руки нежны.

И сумерки падают в ночь,
А звёзды в окно до зари,
Туман, исчезающий прочь,
На спящем лугу янтари...


 


 


 


 


 

ОБРАЗ ТВОЙ


 

Я вспоминаю образ твой,
И мыслей стая,
Как первый снег над головой,
Кружит, не тая,
Фонарь глядит из темноты,
Круты ступени,
О, как невинны и чисты
Твои колени.

И розы, алые из рук
Листки роняя,
Упали в освещённый круг,
Не понимая,
Что красота уже не в них,
Их нежной сути,
В порыве чувства для двоих,
Святой минуте.

А рядом губ твоих овал,
Дрожат немного,
Я прежде их не целовал,
Стеснялся Бога,
Да как же можно быть такой,
Не разумею,
Зачем ты здесь, зачем со мной?
И я смелею...


 

ЛЕСНАЯ ФЕЯ


 

Мы встретились у брошенного сада,
Рука в руке, ромашки вдоль дорог,
И волосы, как струи водопада,
 
И тоненький, под горло, свитерок.

Невинная, русалочья улыбка,
Лучистых глаз, зеленых, в пол-лица.
Девичий стан, волнующий и гибкий,
На узеньких запястьях два кольца.

Совсем смешной, собой едва владея,
Шагал я по тропинке меж кустов.
Меня вперед влекла лесная фея,
В волшебный лес, я был на все готов...

С тех пор, увы, годков прошло немало,
Я здесь в Москве, неведомо, где ты,
Что навсегда меня околдовала,
Чарующею силой красоты.


 


 


 


 


 

СЧАСТЬЯ У НАС НЕ ПОЛУЧИТСЯ


 

Счастья у нас не получится,
Сказка рассыпалась грезами,
Скоро дороги-разлучницы
Пылью поманят да росами.

Наши пути исповеданы,
Наши сердца не срастаются,
Счастье не справилось с бедами –
Души с собой не справляются.

И разбежались дороженьки
По́ свету в разные стороны,
Что было слажено, сложено,
Ветру досталось проворному.

Птицами в небо бескрайнее
Судьбы двоих разлетаются,
Нашего счастья случайного
Дни золотые кончаются.


 


 


 


 


 

НЕ ВЕРЮ НИКОМУ


 

И слышал я, что есть,
Мол, женщины другие,
Что ходят по земле
Такие же, как ты,
Что хороши собой,
 
И, будто молодые,
Что даже кое-кто
 
Приносит им цветы.

Я, правда, не видал,
Хоть пожил и не мало,
Возможно, где-то есть
Особая страна.
Где женщины живут
Под небом бледно-алым.
Не верю никому –
Ты на земле одна!


 


 


 


 


 


 


 

ЦЫГАНСКОЕ


 

Ни ножа, ни гремучей шалости,
Не боюсь я, судьбу кляня.
 
А на сердце – цвета́ побежалости
От цыганской страсти огня.
 

И толкает в ночь кровь горячая,
 
Верный конь удила́ грызет,
 
В спящий табор судьба бродячая
Силой вечной меня несет.
 

Ленты пестрые, очи яркие,
 
Звон монистовый на груди,
 
Все отдам за объятия жаркие,
 
Ночи страстные впереди.


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ОБОЖАЮ НОЧЬ


 

Обожаю ночь
И тебя в ночи,
Мне бы только смочь,
Словно жар печи,
Обволочь теплом,
Подхватить, объять,
Чтоб меж звезд потом
В забытьи летать.
Стать печным сверчком,
Чтоб слова шептать,
Стать дверным крючком,
Чтоб не отпускать,
Дьявольским огнем,
Что сжигает все,
Золотым дождем,
А потом еще...


 


 


 


 


 


 


 


 

ДАР БОЖИЙ


 


 


 

Держа в руке ребро Адама,
Господь лукаво улыбнулся.
Момент, и появилась дама,
И понеслось, и мир проснулся.

Любовь – морковь, а дальше – дети,
И, говорят, не из капусты,
На этой овощной диете
Мы до сих пор, бывает вкусно.

Бывает даже сладко. Впрочем,
Не можем мы остановиться.
Мы имя шепчем среди ночи,
На век готовые влюбиться.

Смысл обретает мир привычный,
И красоту – существованье,
Коль возникает в жизни личной,
Предмет мужского обожанья.

Мы мир из щепок собираем,
Законы укротив природы,
А ты идешь по кромке рая,
 
Раба любви, не зная брода.
 

И как загадочная птица,
Над гордым воином – кругами...
Мы созданы к тебе стремиться...
Мы всё же щепки под ногами...


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

НА МАСКАРАДЕ

Зазолотились струны
Растроганных гитар.
Я под луною юной
Вдыхал "Мажи Нуар".

Луна слегка касалась
Твоих атласных плеч.
Мне что-то показалось,
Я захотел сберечь

Твой веер на запястье,
И маску на лице,
И призрачное счастье,
И блики на кольце...

А ты стояла рядом,
Под маскою бледна,
Волнами маскарада
Совсем унесена

Туда, где звёзды плыли,
Негромкий вальс звучал,
Где поцелуи были
Началом всех начал...


 


 

Наедине со всеми,
Прекрасна и хмельна,
Богиня в Вечной теме –
Нездешняя жена.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

Я ТЕБЯ НАЙДУ…


 

Я рисую твой образ на мокром оконном стекле,
И автобус пустой продолжает ночное движенье,
Я тобою живу каждый день, и на бренной земле,
Ты – отрада моя и надежда моя на спасенье.

Но капризно бежит из-под пальцев сырая вода,
Милый образ расплывчат, как дым на ветру, иллюзорен,
Он со мною всегда, не забуду его никогда,
И, бедою – вода, и поэтому горе, как море.

Безутешно брожу, привыкая к тебе – миражу,
Беззаветно лелею тобою вдыхаемый воздух,
Я тебя не нашёл и о помощи Бога прошу,
И, конечно, найду, уверяют холодные звёзды.


 


 


 


 


 


 


 


 


 

СОХРАНИ…


 

Этого дивного чувства глоток,
Ты сбереги, словно хрупкий цветок,
Жизнь, будто ветер на пламя свечи,
Ветер, что в окна бедою стучит.

Даром ли древние силы земли,
Нас отыскать друг для друга смогли,
И как молитву спешу повторять:
Мне невозможно тебя потерять.

И по ночам, просыпаясь в поту,
Будто бы дверь открываю не ту,
В мир без тебя, и смятенья волна,
Холод в груди, пустота, тишина...

Только с тобой обретаю покой,
Не был я создан для жизни другой,
В сказке печальной, где ты без меня,
Мне не прожить и единого дня.

Пусть нас минует лихая напасть:
Вновь потеряться и порознь пропасть.
Ангел небесный, спаси, сохрани!
В жизни такие нелёгкие дни.


 


 

ВЕСНА И ТЫ


 

Пусть надо мною небеса парят
Прекрасной чистотой ультрамарина,
А в глубине небес пускай горят
Слова любви, что ты мне говорила.

И в эти дни теряют вдруг покой
Весенних рек торжественные воды.
Я вновь подхвачен нежных чувств рекой –
Тебе мои рапсодии и оды!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

В ДЕРЕВНЕ


 

Тихие звёзды в заснувшем пруду,
Гроздья черёмух в заросшем саду.
Над головой молодая луна,
Чуть озабочена, чуть влюблена.

Кажется все живописцы земли
Даже мечтать о таком не могли:
Поступью лёгкой, забыв про дела,
Краем дороги ты тихо брела.

В в синих глазах голубые мечты,
В тонких руках полевые цветы,
Платья намокшего тёмный подол
Ласково треплет игривый Эол.

Радость земная, таинственный свет,
Чувство без края на тысячи лет,
Господи, женщина, пламень души!
Душу мою полонить поспеши.

 


 


 


 


 


 

ПОЗДНЯЯ ЛЮБОВЬ


 


 


 

И, словно в сказке, всё вернулось вновь,
Как будто снова выпало родиться,
Забилось сердце – поздняя любовь,
Со мной, я знал, такое не случится.

Случилось, и, теперь уж, видит Бог,
С самим собой я больше не справляюсь,
Я с именем ее проснуться мог,
При встрече, как простой школяр, теряясь.

И принципы семейные мои
Внезапно, в одночасье, зашатались,
И в жизнь опять вернулись соловьи,
И звезды снова в небе расплескались.

Тревожное смятение в душе:
Что будет дальше? Cердцу не прикажешь.
На жизненном, нежданном вираже,
Что ты, моя испуганная, скажешь?

Ведь в этот миг разрушить можно все,
И, обретая призрачное счастье,
Заставить жизни нашей колесо
Теперь уже по-новому вращаться

Тяжелый выбор, некого спросить.
Жене быть верным иль забыться с милой,
Все зачеркнуть, сломать, забыть – и жить,
Иль доживать, собрав остаток силы.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ВЫХОДНОЙ


 


 


 

Выходными меня наградили,
И с желанием немного размяться
В романтический город Владимир
На денёк я решил прогуляться.

Был он тоже когда-то столицей,
Да об этом почти позабыли.
Здесь соборами надо гордиться –
Двух столиц нынче хватит, решили.

Там свою одноклассницу встретил,
Повела меня в гости к подруге.
Я портвейн по дороге приметил,
Прихватил просто так, на досуге.

Волос цвета полдённого солнца,
Чистых глаз голубые озёра,
Лёгкий стан, что забудешь не скоро –
Нас ждала у родного оконца.

Красотой, словно бритвой, задетый,
Я смотрел, очарован судьбою:
А в глазах её жаркое лето,
И желанье пойти за тобою.

Я был молод, кудряв и развязен,
В предвкушении лёгкой победы
Был в тирадах своих несуразен,
Добавляя "клубнички к обеду".

И внезапно она замолчала,
Затряслись беззащитные плечи:
И финал стал ужасней начала,
И слезами закончилась встреча.

А потом я уехал учиться,
Одноклассницу встретил не скоро:
"Нет её, упорхнула, как птица", –
Утекли голубые озёра.

Что с ней сталось, теперь и не знаю,
В светлых снах лишь далёкую видел.
Молодецкую дурь проклинаю,
Что нежданное счастье обидел.


 


 


 


 


 


 


 

ВЕТРЕНОЕ СЧАСТЬЕ

 

 

В высоте осенней 
Образ твой рассеет

Ветер, 
Разгоняя листья второпях.
Он красивой ложью, 
Сказкой невозможной,
Увлечёт с собою 
И развеет в прах.

И шагали двое, 
Рядом мы с тобою,
И смотрели в небо, 
Радуясь ему.

Было много света,
Счастье было где-то,
А оно подвластно 
Богу одному.

Жарким лето было. 
Осень наступила
Листьями в ладонях, 
Льдинкой на губах.
Думал, это снится, 
А оно синицей
С жёлтою листвою 
Скрылось в облаках.

Мы в любви сгорали –
Устали не знали,
В страсти достигали 
Дьявольских вершин.
Счастья было много, –

Прогневили Бога. 
Улетело счастье, 
И теперь – один.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ПРИВЫЧНОЕ ЧУДО


 

Я тебя осторожно несу
На тропу, по которой ходила,
Будто нежности хрупкий сосуд, –
Вдруг дыхание перехватило...

Ты в руках замерла, мы одно,
Ты и я, ты мое продолженье.
И, наверное, Богом дано
Вот такое двоих единенье.

И, наверное, это любовь,
 
Вот такое привычное чудо.
Время встало, мы вместе... Я вновь,
Через вечность нести тебя буду.


 


 


 


 


 


 


 


 


 

НЕУДАЧНИК


 

Я тебя не встретил,
И еще не знаю,
Здесь на белом свете,
Есть ли где такая?

Мы с тобой друг друга
За руки не брали,
И в деревне нашей 
Свадьбы не играли.

И живу, как люди,
Только все постыло:
То, что завтра будет,
То, что прежде было.

И плетусь уныло
Изнурён судьбою,
По тропинке хилой
За своей мечтою.


 


 


 


 


 

БЕЗ ДУРАКОВ


 


 


 

Наш мир совсем не монолит
И без замашек куртуазных,
Скажу, что мир наш состоит
 
Из действий и предметов разных.

Из женских прихотей и слёз,
Большого громкого скандала,
Из туфелек твоих и звёзд,
И опустевшего вокзала.

Из лета прошлого поры,
Когда в деревне отдыхали,
И из собачьей конуры,
И пса, которого ласкали.

Мир состоит из облаков
И этой маленькой ладони,
Какою ты, без дураков,
Не уступаешь и Мадонне.

Из ясных глаз и нежных слов,
Вина заморского бокала, –
Я был в любви на все готов,
Да счастье мимо проскакало.

И почему-то дождь пошёл,
Как будто небо горевало,
От счастья глуп был, как осёл,
Но ты меня не понимала...

А после ночь, пустой вокзал,
Свисток полночной электрички,
В вагон ты села, я пропал,
Мир раскололся по привычке.

Ведь он совсем не монолит,
И счастье полным не бывает...
А ветер листьями шумит,
И холод душу обнимает.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ИЗБИТАЯ ТЕМА


 

Смешно, когда тебя бросают,
С кривой улыбкой предают, 
Уют семейный нарушают,
И, как под дых, по нервам бьют.

И я смешен, и ты смешная,
Смешны прожитые года.
Смешно, что дети подрастают,
А ты уходишь навсегда.

Смешно, что вновь один остался,
И надо от себя бежать.
Смешно, что сам не состоялся,
И больше незачем дышать.


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ВЕЧЕРКОМ


 


 


 

Август, к вечеру прохладно,
Пролетел Илья Пророк,
Окунаться неповадно,
Коль в реке олений рог.

Тишина в краю сосновом,
За медовый горизонт
Солнце уплывает снова,
Обещая крепкий сон.

Птички божьи замолчали,
Разлетелись на ночлег,
В темноте, да не в печали,
Добрый вечер, человек!

Звезд пока еще не видно,
На веранде мы вдвоём:
Нам на вечер не обидно –
За любовь сегодня пьём.

Ты да я да два бокала,
Мы вдвоём и тишина.
Жизнь не часто нас ласкала
И поила допьяна,

Но сплелись пути-дороги,
Получилось – навсегда.
Снова вижу взгляд твой строгий,
Как в далекие года,

И тепло бежит по телу
От вина и этих глаз...
Над землей, пока несмело,
Тихо звездочка зажглась.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ОСЕНЬЮ В ДЕРЕВНЕ


 


 


 

Пооблетали
Старые вётлы,
Пышными были,
Стали как мётлы.

А на деревне
Осенью скучно,
В доме холодном
Жить несподручно.

Утром картошку
Нынче копала.
Милый приехал, –
Сердце упало.

Горькие вина,
Жаркие ночи,
Сладкой малиной
Месяц проскочит.

Сладкой малиной,
Горькой калиной,
Женское счастье –
Сказкой недлинной.

Желтые листья
Все облетели,
Милый уедет –
Грянут метели.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

МЫ ГРАЖДАНЕ СТРАНЫ ВЕЛИКОЙ


 

Мы родились в стране великой,

Которой нет уже давно…

И в мир безжалостный и дикий

Ступить нам было суждено…


 

 


 


 


 

ЖИВИ


 

Живи, когда в глазах темно,
Живи, когда беда в окно,
Живи, когда пожар в ночи,
Живи, когда молчат ключи.
Когда оглох, когда ослеп,
Когда один на всей земле,
Когда бездомен, бос и гол.
Когда огнём сжигает боль,
Когда больна твоя страна,
Когда вокруг почти война,
Когда твоя душа в крови –
Доверься Богу и живи!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЧУДЕСНАЯ НОЧЬ


 


 

А чуда этой ночью не случилось,
Запропастился где-то Дед Мороз,
Лишь фейерверком небо озарилось,
Да город к телевизорам прирос.

 

И под огни красавицы пушистой
Мы проводили уходящий год
В кругу родных, друзей с душою чистой
И с чувством: что-то вдруг произойдёт.

Но с каждой рюмкой исчезала сказка,
Увязшая в банальном оливье,
И звёзд жестяных яркая окраска
Поблекла, отрезвляя бытие.


А мы и огорчиться не успели, –
Всё пели да плясали, как могли,
Но потихоньку вдруг уразумели,
Какое счастье снова обрели.

Куранты бьют! Текут часы, минуты,
И в будущее снова путь открыт...
Так мы всю жизнь готовимся к чему-то,
Тому, что никогда не предстоит.

Как дети, в чудеса наивно верим.
И такова, наверно, наша суть.
Ведь люди мы пока ещё, не звери –
Своей мечте успели присягнуть.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ


 

Далеким летним вечером, до клуба, вдоль села,
Веселая, беспечная ватага побрела.
И сладко греет душу он. Я без хмельного пьян.
Иду, и девки слушают, играет мой баян.

И тихой ночкой звездною, признаний и грехов,
Мы друг для друга созданы до третьих петухов.
А утром тропкой росною, довольные судьбой.
Через луга колхозные идём к себе домой.

И не случилось горестей в те времена хлебнуть.
Та жизнь была без корысти, как в фильме "Светлый путь".
И утренним автобусом, за совесть, не за страх,
Учиться отправлялися в потертых башмаках.

Но все куда-то делося, и годы, и село:
Распалось, разлетелося, безвременно ушло.
В глазах сельчан не видятся участье и приют.
Крутые добры молодцы руки не подают.

Теперь уж летним вечером не слышен мой баян,
Но тянет неизбывная любовь к родным краям.
Сюда уже воротишься, чтоб обрести покой,
Глухою и некошеной кладбищенской тропой.

 


 


 

НА КЛАДБИЩЕ


 


 


 

На кладбище покой и тишина,
Нахмурилась луна на небе звездном,
А на дворе не мир и не война,
Торопит жить, пока еще не поздно.
 

Обломки от кладбищенской стены.
Кусты сирени, ржавое железо.
Я по просторам собственной страны,
Иду гонимый мыслью бесполезной...

Мы наловчились дыры зашивать
 
На бесконечном тришкином кафтане.
Латали дыры, строя жизни планы,
Чтоб внукам не случилось их латать...

И вновь латаем – алчность подвела
Лихое человеческое племя,
И снова под двуглавого орла
Мы бултыхнулись в нынешнее время.

Опять холопы, снова господа,
Бездушный строй корысть и алчность любит.
Опять маячит красная звезда,
Что эту власть безбожную погубит.

Сегодня не добрее чем вчера,
И светлый путь давно уже не снится,
Далече та счастливая пора...
И не по-детски хочется  напиться.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

12 АПРЕЛЯ


 


 


 

Деревня, апрель, снег почти что растаял,
Вдали, на лужайке, мальчишка с мячом.

Он там, где посуше, ворота поставил,
Отметив границы для них кирпичом.

Побрёл я к нему, через грязь, по дороге,
Вот столб телефонный, динамик на нём.
Известие ТАСС, обернулся в тревоге –
И сердце в груди запылало огнём.

Фамилия русская, Юрий Гагарин!
Он – первый, советский, простой человек.
Летит над Землёю отчаянный парень,
Она от восторга ускорила бег.

А капли дождя по одёжке стекают,
Бегут пацаны и сосед-хулиган.
К столбу подбежав, с интересом внимают
Тому, что вещает стране Левитан.

И радость в глазах, и недетская гордость,
За то, что живут в этой самой стране...
В далёкой деревне, в далёкие годы
Далёкое счастье мне снится во сне.

И страшно подумать, что всё только снится,
И времени много с тех пор утекло:
Великой страны краснозвёздная птица
Парнишке тому подставляла крыло.


И грустно представить, что больше не будет,
Ни Юры, ни этого дня, ни страны,
И что не достигли российские люди,
До нашего времени даже Луны...


Про всё позабыли мы в мире наживы,
Мы даже в футбол разучились играть.
Но праздник, есть праздник. Пока ещё живы,
С достоинством будем его вспоминать!

 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

РУССКАЯ ЗИМА


 


 


 

Сырую осень, летнюю жару,
В краю родном приемлем благосклонно.
Нам шалости природы ко двору –
Неприхотлив наш крепкий дух исконно.

Здесь, на земле, холодной и большой,
Столетьями гнездилось наше племя.
Мы – Русские, пред миром и судьбой,
Глядели смело в будущее время.

Боялись нас коварные враги,
В честно́м бою мы равных не имели,
И на своей земле чужой ноги
Мы ни в какое время не терпели.

Текли века и воск свечей в церквях,
За окнами светало и темнело,
Но крепко меч держали мы в руках,
И много бед над нами просвистело.

Теперь нам снова лихо в мире жить,
Сильны враги, они не помнят Бога,
Нам всё трудней достоинство хранить,
И всё сильней в душе у нас тревога.

И безразлично, утро или ночь,
Мороз крещенский, мартовская слякоть –

Настало время Родине помочь,
Не дай Господь потом её оплакать!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ…


 

Что же ты молчишь, душа больная?
Ты мне спой про зоны, лагеря,
Про страну, которая чужая,
И про жизнь, прошедшую не зря.

Ветер детства повернет едва ли,
И, в отличье от детей господ,
Пацанами в красных мы играли,
Побеждая белый барский сброд.

На изломе двух тысячелетий,
Вспять ты, птица-тройка, понеслась.
Под фанфары слез и междометий
Жизнь у них, бесспорно, удалась!


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЗАБЛУДИЛИСЬ


 


 


 

Мы родились желанными
Детьми послевоенными,
Страною долгожданными,
Вполне обыкновенными.

И мы росли надеждами
Страны полуразрушенной:
Хоть бедные одеждами –
Эпохи голос слушали.

Мы всё ж росли счастливыми,
На жизнь смотрели весело.
С идеями красивыми,
Мечтами, будто песнями,

Сознанье будоражили
Заботы молодецкие,
Будили мысли важные,
Совсем уже не детские:

Казалось, поднатужимся,
И сказка былью скажется.
И счастья обнаружится, 
Что мало не покажется...

Во мгле видны пожарища
Той юности обманутой.
Теперь живём, товарищи,
Не в той стране, что надобно.


О чём стихи слагали мы,
О чём тогда мечталося,
Всё, что недожелали мы –
Другим теперь досталося...


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

РЕБЯТА, НЕ ХОДИТЕ НА МАЙДАНЫ


 

Пока пути не выбрала страна,
Пока живет голодной, полупьяной,
С надеждой на иные времена,
Ребята, не ходите на майданы!

Майданы управляются извне,
Над ними нет ни правды, ни закона.
Плоды майданов зреют в тишине,
На ветках Вашингтонского обкома.

И варят бунт, как зелье колдуны,
Любители цветочных революций.
 
Стране законы больше не нужны –
Где есть майдан, не время конституций.

А ты, не понимая выбор свой,
Орудием чужим являясь ныне,
Однажды, вдруг, не явишься домой,
Иль кровь чужая на душе застынет.

Опять планету мутит "старший брат",
И вновь планета на заморской "мине",
Опять фашисты, выстрелы и смрад
В одной, забытой Богом Украине.


 


 

РОДИНА МОЯ


 


 


 

Не объять мне тебя, необъятная,
Не объехать ни ночью, ни днём,
Не вернуть мне тебя, безвозвратная,
Незабвенна ты в сердце моём.

Годы бедные, послевоенные,
Скудный быт, отголоски войны,
Фантазеров мечты дерзновенные
О грядущем великой страны.

И трудились, без меры и устали,
До кровавых мозолей, без сна,
С куражом, молодецкою удалью, –
Из руин восставала страна.

Поманили нас звёзды далёкие,
Горизонты пустынных планет,
И девчонки страны синеокие
Космонавтам вздыхали во след.

Засыпали, не зная волнения,
С верой в новый, привычный рассвет.
И ночами не грызли сомнения:
"Вот проснусь я, а Родины нет!"

Но однажды такое случилося,
Пробудились - другая страна:
Отношенье к деньгам изменилося
И людей поменялась цена.

Удалось тем, кто Родиной правили,
Пол страны в свой карман положить,
А народу возможность оставили,
Узурпаторам новым служить.

Нам бы к высшей воззвать справедливости –
Судьи сгнили, законы не те:
Куча денег, людей без брезгливости,
Всякий раз убедит в правоте.


Вот опять закружило безбрежную,
Снова падали ждет вороньё...
Я любил свою Родину прежнею,
Я сегодня жалею её.


 


 


 


 


 


 

НИЩЕНКА


 

Сидит старуха, от позора горбясь,
И надо ведь дожить до той поры,
Что душу рвет растоптанная гордость,
Как плоть терзают адские костры.

На грязном табурете, очи долу,
С трясущейся протянутой рукой,
Приросшая к асфальтовому полу,
С почти пустою кружкой пред собой.
 

Сидит и ждет двугривенное счастье,
Вдруг проходящий добрый человек,
Подарит это счастье в одночасье,
И можно восвояси, на ночлег.

И ей уже не страшен ад кромешный,
 
Пусть потирает руки сатана.
И все привыкли, что в стране успешной –
Копеечная старости цена.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК


 

И нам спокойно на планете Прекрасна участь - жить на ней!
Мы матери единой дети
И древней общности корней.


 


 


 


 


 


 

СНЕЖИНКИ


 

Пятна света, тени голубые,
На ладонях взбалмошного ветра
Легкие снежинки, как живые,
Тихо кружат, опускаясь где-то.

Ветра вздох, и вверх они взмывают,
И, сверкнув в неярком этом свете,
Появившись, тотчас пропадают,
И теперь их будто бы и нету.

Уличный фонарь, в ночи качаясь,
Их догнать пытается лучами,
В сумраке ты видишь, напрягаясь,
Лапы ели, кладку с кирпичами...

А снежинки вновь играют в прятки,
Перед взором зрителя танцуя:
– Мы живем, и, значит, всё в порядке,
Значит всё пройдет, перезимуем!..

Я один по улицам гуляю,
Весь продрог и приморозил ноги,
Все весну с надеждой вспоминаю:
Буйство красок, дальние дороги...


 


 

НА ДАЧЕ


 

На даче тихо и тепло,
Мурлычет холодильник,
И лупоглазо сквозь стекло
Глядит на мир будильник.

На улице еще зима –
Морозная погода.
И солнце просится в дома,
Чтоб обогреть кого-то.

Здесь ели снежные стоят,
Замерзло дно колодца.
А о сосулек звонкий ряд
Возможно уколоться.

И нет душевной суеты,
Умчались прочь печали,
И вновь несбывшейся мечты
Свирели зазвучали.

Зажгутся скоро огоньки,
Затопит вечер печки,
И скрипнут чьи-то каблучки
У нашего крылечка.


 


 

ОСЕНЬ ВПЕРЕДИ…


 

Лето в осень отправилось разом,
И утешить себя не берусь:
Дождь по клёнам багряным размазал
Безотчетную, светлую грусть. 

И теперь, остывая душою,
Забывая, что в небе луна.
Не спешу – хрусткий лист под ногою,
Терпкий воздух, покой, тишина...

По утрам над рекою туманы,
Куст калины зардел за окном,
Буду ждать, как от Господа манны,
Звук капели, весною, потом.


 


 


 


 


 


 


 


 


 

В НАЧАЛЕ ЛЕТА


 

Моих прогулок акварели,
Что с ног сшибали красотой,
К началу лета запестрели,
И лес, громадою густой,

Манит гуляющего в кущи,
В тенистый терем без границ,
Где хвойный дух, где воздух гуще,
Роса на травах, щебет птиц.

Неспешный шаг, простые мысли,
C лучами солнышка с небес,
О женщине, о жизни смысле,
О времени и о себе...

Коснёшься ветки любопытной,
А зазевавшийся цветок,
Как от беды парнокопытной,
Несмело прыснет из-под ног,

Здесь легче дышится поэту,
О лучшем хочется мечтать:
Что беды летом канут в Лету,
И Бог подарит благодать!


 


 

ВПЕЧАТЛЕНИЯ


 

И всё же, кажется, весна!
Всё, кажется, опять сначала.
И рюмка выпита до дна,
И жизнь, как песня, зазвучала.

И вновь, не зная почему,
Весь мир становится дороже,
А звёзды вешние, о Боже,
Услада сердцу и уму!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

МОРОЗНЫЙ ВЕЧЕР


 

В морозный вечер выйди на крылечко,
Вдохни всей грудью воздух, как Шанель.
Весь двор в снегу, в деревне топят печки,
Дымок витает, лёгкая метель.

Из-за окна не разглядеть природы,
Всей красоты её не воспринять.
Она смягчит житейские невзгоды,
Надежды свет появится опять.

И сердце очарованно забьется,
Увидев ёлки в голубом снегу,
Душа опять, как в детстве, встрепенётся,
Перед природой вечною в долгу. 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЧЕЛОВЕК И ГРОЗА


 

Здесь сумрак прячется в тумане,

От ливня стынут фонари.
И вспышки, как на поле брани,
И в тёмных лужах пузыри.

Гром катит треснувшей кадушкой,
И молний яркие пучки,
Бьют в землю, задевая душу,
И будто рвут её в клочки.

И хлещет дождь напропалую,
Пугает ветер, давит тьма.
В погоду жуткую такую –
Не нужно пищи для ума.

И сердце, словно в клетке, бьётся,
Ушло спокойствие, как дым, –
Природа над тобой смеётся
И над величием твоим.  


 


 


 


 


 


 

МЫ С ТОБОЙ ПЛЫВЁМ КУДА-ТО…


 

Мы с тобой плывем куда-то,
В легкой лодке, ночь темна,
Разнотравья ароматы,
А за облаком луна,

Вдруг, играя, осветила
Гладь реки и берега,
Замерещилась кобыла
У ближайшего стожка.


Окунек плеснулся где-то,
Запах дальнего костра,
Показалось, что планета
Отдыхает до утра.

За весло, грести мешая,
Будто мокрый водяной,
Зацепился, развеваясь,
Пук травы береговой.

А луна опять пропала,
Темнота и тишина...
Ты меня поцеловала,
Ночью летнею пьяна.


 


 

ПОСЛЕ ПРАЗДНИКОВ


 

А за рекой кукушка куковала,

Благоухал черёмуховый май.
Село слегка от праздников устало,
И тишина повисла невзначай.

Разъехался народ, и опустела
Единственная улица у нас.
Опять как прежде, никакого дела
Нам друг до друга в предвечерний час.

Клуб на замке, утихли мотоциклы,
За окнами не слышно молодёжь.
Лишь соловьи, к молчанию не привыкли,
Ну разве птаху певчую поймёшь.

И майский жук, явившись ниоткуда,
Летит, жужжит и бьётся о стекло.
Черёмухи таинственное чудо
И аромат, аж голову снесло.

И тишина, и тёплый тихий вечер,
И всё как будто много лет назад,
Когда был молод, счастлив и беспечен.
И потеплел уставший за день взгляд.


 


 

НА САПСАНЕ


 


 


 

Вновь поезд, дальняя дорога,
Зовёт безбрежная страна.
Опять спешу по воле Бога,
Как в молодые времена.

Гляжу вперёд, забыв невзгоды,
Шумит за городом весна.
И пробуждение природы
 
Я наблюдаю из окна.

От бледных листьев свет невольный,
Суровых елей темнота,
Берёз струящиеся волны,
Небес высоких красота.

Вот холм высокий в отдаленьи,
У горизонта облака.
Внизу дорога вдоль селенья
И полноводная река,

С водою вровень с берегами.
Зелёный пух вдоль берегов,
И хочется ступать ногами
По той воде под сень лугов.

Вдруг переезд, вокзал, избушки,
Забытый Богом городок,
Шлагбаум, старые церквушки,
Поленниц сложённых рядок.


Летят заборчики косые,
Прозрачной зелени стена...
Цветёт весной моя Россия,
А мне такая и нужна!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЖЕНЩИНА-ОСЕНЬ

 

Лето рассыпалось красной рябиной,
Будто пропало – как не любило.
Трав не косило, ягод не ело,
Будто и солнцем душу не грело.

Ветреной женщиной осень явилась,
Где-то расплакалась, где-то смутилась,
Где-то настойчива, где-то напевна,
И величава, как королевна.

Женская сущность, женские платья,
Те же капризы и те же объятья.
Ветки нагие в шелках паутины,
Белых берёзок хрупкие спины.

То обогреет, то приголубит,
И временами, покажется, любит.
Радостны женские эти повадки, –
То откровенность, то милые прятки.

Ну а затем, ледяное дыханье,
Будто нарочно, мне в назиданье.
Зимней феерии белое тело –
Похолодало, заледенело...


 


 


 

ДОБРЫЙ ВЕЧЕР


 


 


 

Вновь полудённое светило
Про землю бренную забыло,
Ушло на отдых. Вновь пора
Любви, покоя и пера.

Уже в домах проснулись свечи,
Роса упала, шум утих,
И осторожно божий вечер
Плутает в сумерках своих.

Кусты неслышно раздвигая
Легко ступает, не слыхать,
И, разомлев, благоухая,
Спешит цветы лугов обнять.

И будто трепетная тайна,
Его лирическая стать,
Влечёт меня необычайно
Душой воспрянуть и писать.

А сверху звёзды беспристрастно
Глядят с бездонной высоты,
Под небом этим так прекрасны
Смешные девичьи мечты.

Вновь шаловливая гармонь
Лишает сна, влечёт, тревожит,
Как глупой бабочке огонь,
Она влюблённому поможет.

 

И он, с мечтою на челе,
И звук, летит ему навстречу...
Прекрасный вечер на земле,
Благословенный добрый вечер!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

В НОЯБРЕ


 

Холоден мир и хмур,
Жить в ноябре не весело,
Клочьями тёмных шкур
Небо на землю свесилось.

А из глубин тоски –
Лето надеждой дальнею,
И на стерне колоски –
Строчкою вышивальною.

Гаснет рябины свет,
Мокнут полей обочины,
В жизни отрады нет
Холодом озабоченной.

И в паутин серебре
Осень средь веток прячется,
Мелким дождём в ноябре
Голому лесу плачется.


 


 


 


 


 

НОЧЬ


 

Ночь прозрачная, ночь хрустальная,
В глубине небес Млечный путь повис,
Серебром вилась стёжка дальняя,
Бледным солнышком светит месяц вниз.

Сизый дым столбом из трубы валит,
Дух золы печной вдаль уносится,
Раз вздохнешь, и будто душа парит,
В ночь морозную в небо просится.

Иней бисером деревца накрыл,
И светло, как днем, разгуляешься,
Весь полночный мир в тишине застыл,
Ты услышь ее, не покаешься.

Под ногами снег, за плечами ночь,
Слышен лай собак за околицей,
Скрип шагов моих, уносящих прочь,
Помогает мне успокоиться.


 


 


 


 


 

ОСЕННЯЯ СОНАТА


 

Осенний лес – маэстро за роялем,
Вновь гонит по земле сухие листья,
Играючи, как отзвуки реалий,
Как прежние мечты тропою лисьей.

Оранжевые листья партитуры
Сонаты человеческого счастья.
Осенняя печальная натура,
Крон облетевших нервные запястья.

И вскинутые ветви, словно руки –
Холодное и дерзкое стаккато,
А небесам не привыкать к разлуке,
Нахмурились и понеслись куда-то.

И в торжестве финального мгновенья,
Пора, наверно, перейти на коду.
Течёт над головой река забвенья,
И холод сердца вновь обрёл свободу.


 


 


 


 


 

КАПЕЛЬ

 

Ну что за чудо, вешняя капель!
Блестящих капель лёгкое скольженье,
Затем полёт и головокруженье,
И вот земля, пленительная цель.

И брызг парящих огненный цветок.
И солнце мелким бисером играет,
А от восторга сердце замирает,
И снег лежалый брызжет из-под ног.

И Бог весне дарует благодать,
Рожденья чудо – таинство природы.
И тёмные, волнующие воды,
И ты, готовый вешний мир обнять.

Бывает же такое иногда, 
Что мудрено весною не влюбиться.

Весна во всём, она везде, всегда,
Душа поёт и голова кружится.


 


 


 


 


 


 

ВЕСНА


 


 


 

Погоды зимние обиды
С теплом слезами отойдут,

И солнца вешние флюиды
Весну природе призовут...

Весна, девица озорная,
Чуть пробудившись ото сна,
Свою красу осознавая,
Откроет всю себя сполна.

Покровы утренних туманов
Срывает ветер голубой,
Ручьи, петляя неустанно,
Снег увлекая за собой,

Журча, бегут к незримой цели.
Пора резиновых сапог.
Грачи сегодня прилетели.
Весна, Саврасов, видит Бог!

Дороги ветхие разбиты,
Сама распутица в пути,
И коль не кованы копыта,
То не проехать, не пройти.

Потом найдёшь в листве подснежник
И зачарованный стоишь,
А солнца луч горячий, вешний,
Последний снег прогонит с крыш.


Дымок, и вот она, награда:

Зазеленел прозрачный лес.
Весне косметики не надо
Под сенью голубых небес.

Она, как женщина, прекрасна,
В своей бездонной глубине.
И ширь лугов под солнцем ясным,
И ландыш на моём окне...


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

НОЧЬ И ЗВЁЗДЫ


 

Ночь и звёзды, чего уже боле,
Над трубой молодая луна,
И по чьей-то неведомой воле
Крепко спит во дворе тишина.

Грёзы сладкие вверх воспарили
Из поникших и тёмных лачуг,
Петухи на насестах застыли,
В окружении сонных подруг.

Спит бурёнка в хлеву, спит собака,
Спит антоновка в старом саду.
Спит берёзка на дне буерака,
И камыш в задремавшем пруду.

Лишь луна, потихоньку плутая,
По уснувшим уже небесам,
Полегоньку лучи посылает
Деревенькам, полям и лесам.

Только звёзды, блестя и сверкая,
Неизбывною тайной маня,
Не спеша в этот мир добавляют
Добрых снов, красоты и огня.



 

ДОЖДИК В ЛЕСУ


 

Я стою в плаще, с корзиной,
Плотно к дереву приник.
Я, с природою единый,
Под сосною невредимый,
Натянув картуз старинный,
Поднимаю воротник.

Дождик льёт в бору сосновом,
По земле туман плывёт.
Пахнёт дождь дымком костровым,
И душа, с азартом новым,
Гром небес и крепость слова,
Торопясь, от жизни ждёт.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ВЕСНА-ПРОКАЗНИЦА


 

Белая черёмуха.  До самозабвения,
Запрокинув голову, на нее смотрю.
Ароматы буйные, до изнеможения,
Я вдыхаю истово и боготворю.

Всё весна-проказница, ветви поразвесила,
Расплескался зеленью благодатный май,
 
Встречные прохожие беспричинно веселы,
Девушки пригожие, только не зевай.

И восторги детские, петь и плакать хочется,
 
Время сумасбродное, что со мной творит!
А луна-красавица мне в объятья просится, –
Томно и загадочно надо мной парит.

Над кустами спящими птичьи трели катятся,
Красоту весеннюю любят соловьи,
Бабы на завалинке вдруг за сердце схватятся,
 
Вспоминая юности шалости свои.
 

Окна в сад открытые, горести забытые,
Снятся людям добрые, голубые сны.
 
Под родными звездами ощущаем остро мы
Красоту волшебную ветреной весны.


 


 

ЗИМУШКА-ЗИМА


 

Ах, зимушка-зима,
Давай с колес на санки!
По снежному ковру
Сквозь зимние леса
Погоним мы коней
По белой самобранке,
Где над рекой в бору
Услышим голоса.

Пусть щиплет нос мороз,
И колокольчик звонкий
Трезвонит под дугой:
– "Лови меня, лови"!
Не надо горьких слёз,
Озябшие девчонки:
Авось горячий конь
Вас вынесет к любви!


 


 


 


 


 


 


 

ПИЧУЖКА


 

Подул холодный ветер с севера,
Снежок с деревьев стылых валится,
Вспорхнула с ветки птичка серая.
Хоть зябко ей, да не печалится.

Привычна ей зима холодная,
И не страшны дороги дальние,
Коль вверена душа свободная
Господнему предначертанию.

Летит над лесом запорошенным,
Вперёд, без страха и сомнения,
Пушинкой в мире замороженном,
Как чудо лёгкого парения.

И ничего, что очень голодно,
И тельце вновь морозом сковано,
Летит над миром птичка бодрая,
Дорогой, Богом уготованной.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ШУТОЧНЫЕ СТИХИ


 

Здесь тихо, весело, светло,

Здесь забывается ошибка,

Здесь шутка встала на крыло

И в мире царствует улыбка.


 


 


 


 


 


 

ОСЕННИЕ МОТИВЫ


 


 

Сырая осень, хмурая,
Туман да мелкий дождь.
Тут солнышко понурое
Неделю не найдёшь.
Леса роняют золото,
А мокрые кусты,
Вздымают кверху, к холоду,
Прозрачные персты.

Над полем небо низкое,
Вороны на ветвях,
Дорога, вся раскисшая,
Вся в лужах и репьях.
Рябиновые сполохи,
Ты только посмотри,
Венчают ветви голые
Кусочками зари.

И так с утра до вечера, –
Промозглый, серый день,
Распутица беспечная,
И жить и думать лень...
Вновь скука безысходная
Осеннею порой,
Традиция народная –
Поставь на стол, открой!
Мы, русские, привычные
К превратностям земли,
Утратив страхи личные
Душою приросли
К суровой русской осени,
С ветрами и дождём,
Не мучаясь вопросами,
Откроем и нальём.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

НАВАЖДЕНИЕ


 


 


 

Я сегодня с утра не грустил ни о ком,
Зацепило мне душу в саду городском,
Там под липой у входа стояла она,
Про себя улыбалась, от счастья пьяна.

Зонт держала в руке и кого-то ждала.
И, наверно, уйти далеко не могла.
Посмотрел на неё я и понял, пропал:
Поcредине пути я, как вкопанный, встал.

Сарафан, что есть силы её облегал,
Формы женской фигуры совсем не скрывал.
Я стою и смотрю – обомлела душа,
Бог-свидетель, уж больно она хороша!

Я в любовных делах не совсем новичок:
Охмурить, соблазнить – для меня пустячок.
Но, чтоб так вот, внезапно, взяла красота...
Я стоял, онемев, не закрыв даже рта.

Вспышка мысли простой: коль теперь ты уйдёшь,
То потом разберись, для чего ты живёшь,
Ведь такое бывает единственный раз...
Подскочил лейтенант тут, букетом затряс.

На красивом лице бурной радости шквал.
По-хозяйски привлёк, горячо целовал,
И увёл, укрывая намокшим зонтом.
И понять я не мог, что мне делать потом…


Я живу уже двадцать без малого лет,
Я нормальный мужик и совсем не аскет,
Все, что было со мной – наваждение, бред,
Для меня на Земле этой женщины нет!?


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

СВЕТЛАЯ РАДУГА


 


 


 

Гор зелёная подкова,
Неба сизая гряда,
Исцеления основа –
Изумрудная вода,

На крылах курортной сказки,
Дальний край, что дом родной.
Краски неба, моря краски -
Освещают отдых твой.

Вот из тьмы, ступая тихо,
Божий наступает день.
Золотистая шутиха,
В поднебесьи набекрень,

Светом солнечным ода́рит,
По-хозяйски, от щедрот:
Бледных – докрасна поджарит,
Смуглый – бронзовым уйдёт.

Белым парусом свобода,
Белым флагом аппетит,
И, конечно, даме ода,
Той, что рядышком сидит...

Под красотами природы
Исчезают без следа
Тусклых будней эпизоды,
Пролетевшие года…


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

МУЗА


 


 


 

Я всегда ее искал,
Как старатель золото,
Как победу генерал,
Словно старец
 молодость.

В поэтическом бреду
Пропадал из ревности.
Жил у Бога на виду,
Счастья – по потребности.

Был со временем в ладу
До поры,  до времени.
Вдруг, нет-нет, да проведу
Пятерней по темени.

Вдруг, возьмёт,  да и сбежит
От меня кудесница.
И тогда хоть не пиши,
Впору хоть повеситься.

Как неверная жена,
Не жалея старости.
Навсегда сбежит она,
Фу, какие гадости.

И тогда стихи писать –
Сущее мучение,
Вообще, в гробу видать,
Это развлечение.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ОТЗВУКИ ВЕСНЫ


 

Одолела гремучая слякоть,
Затерялся в пути снежный шквал.
В самый раз убежать и заплакать,
Пасть, сражённым дождём наповал.

Утекло наважденье метелей,
Расплескалась ручьями зима,
Под покровом проснувшихся елей
Вновь оттаявших дней кутерьма.

Талых вод неуёмное море,
Шум ручьёв, будто моря у скал,
 
И пишу я стихи на заборе,
Чтобы кто-нибудь их отыскал.


 


 


 


 


 


 


 


 


 

В ЭЛЕКТИЧКЕ


 

Нет до людей мне никакого дела.
Любите книгу – сладостный дурман.
На остановке ты напротив села,
 
А я читал классический роман.

Роман хорош, ну а какие ноги!
Они живут, надеждою дразня.
Такие, брат, дарованы немногим,
И восхитили пылкого меня.

Ну а лица пока ещё не видно –
Страшусь, не поднимаю головы.
Иллюзию утратить – так обидно,
Затейливые классики правы.

О, любопытство! Бросил взгляд в тревоге,
И на роман мне стало наплевать.
А ноги – то всего лишь только ноги,
Глаза в глаза и глаз не оторвать...

Наверно, так рождаются легенды.
И мы сегодня больше, чем друзья...
Вновь возвращает юности моменты
Планида неуёмная моя.


 


 

БЛИНЫ

Моих стихов, блинов недопечённых,
Уже изрядно на земле живет:
Вот эти стряпал для людей учёных,
А эти тем, кто неучем слывёт.

Блин первый, по закону, вышел комом,
Последний, как обычно, подгорит,
Но мысль о них на улице иль дома
Духовный разогреет аппетит.

Читать начнёшь, и где-то даже вкусно,
Блин здесь сырой, а здесь пересолил,
Где от щедрот своей натуры русской,
Икры на блин без меры навалил.

Здесь для души, а этот скуки ради,
Вот здесь с клубничкой, ну а тот с душком,
А здесь экстаз, герои в шоколаде,
Я этот блин оставлю на потом.

А вот сметана, добрая сметана,
Течет по подбородку, по усам...
Духовно сыт, других читать не стану.
Я ж не читатель, я писатель сам!


 


 


 

ДОН ЖУАН


 

Мы рядышком сидели
И сладко пили чай.
Друг друга захотели, 
Мы, будто, невзначай.

Уж сорваны одежды,
Тьма наготой манит,
И никакой надежды
На первородный стыд.

Ты брошена, ты смята,
Ничейная жена.
Унижена… распята!..
Богиня?! Сатана!!!

И словно наваждение
Меня толкает страсть,
В ночные похожденья,
Где я могу пропасть...

Меня не бросят Боги?
Душа моя пуста,
Я путник без дороги,
Я пастырь без креста...


 


 

ПРО КАРТОШКУ


 

                 Любовь ─ не картошка...   

Звенящий смех, лукавый профиль,
Луны нагая красота,
Студенты едут на картофель
В уже знакомые места.

Веселый ужин, звук гитары,
Костра уснувшего медаль.
Здесь у костра сложились пары,
И вечен свет, зовущий вдаль.

Они уходят в глубь ночную,
Несмело за руки держась,
Лесною тропкой в жизнь большую,
Грядущей жизни не страшась.

Их обнимает мирозданье,
Слышны гитары звуки вновь...
Опять в душе воспоминанье:
Луна, картошка и любовь.


 


 


 


 

НЕ ПУГАЙТЕ МЕНЯ ОДИНОЧЕСТВОМ…


 


 

Не пугайте меня одиночеством,
Не качайте своей головой:
"Прирастать" всей душою мне хочется
И влюбляться, покуда живой.


Не беда, что любовь безответная,
Я обиды и зла не таю.
У меня есть причуда безвредная:
Я любовь свою миру пою.

Я пою её детям и женщинам,
Солнцу в небе, тропинке в лесу,
Жизни той, что со мною повенчана,
Гордой песне, покосам в росу.

И родным, что уже не воротятся,
И, оставшимся рядом, живым,
И тому, с кем встречаться не хочется,
Тем, с кем раньше рассорился в дым.

Пусть крикливые чайки проносятся –
Веселее в пути кораблю.
Не пугайте меня одиночеством,
Чуден мир, и его я люблю!


 

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ


 

Как при умной жене муж идет по струне,
Ты с упрямой женой не поспоришь,
Коль такая одна мужику суждена,
Иноходца ты быстро пришпоришь.

При сварливой жене, как солдат на войне,
Все сидишь и глядишь, где взорвётся:
Наводнение, пожар, да похмелья угар,
Не зевай, заливай, чем придётся.

При красивой жене ты тревожен вдвойне,
Будто груз охраняешь бесценный,
Неспокоен твой быт – вдруг возьмёт и сбежит.
Одинок обожатель бессменный.

При неверной жене, как кошмары во сне,
Жизнь не жизнь, а сплошное мученье,
Это буйная кровь, жаркий пыл, не любовь,
Ты без сил, ты плывешь по теченью.

При любимой жене, рай отдай сатане,
Будь с ней рядом душою и телом,
Сказки добрые вновь про земную любовь
В жизнь твою отправляются смело.


 


 

У ЗЕРКАЛА


 

На женщину глядит угрюмо старость…
Какой зловредный зеркало предмет!
Оно еще от бабушки осталось,
Когда-то ведь она ходила в свет.

Всё как всегда, но что-то изменилось:
Иль свет неверно падал из окна,
Иль что то нехорошее случилось
Со времени полуденного сна.

Иль крем не тот, иль пилинг неудачен.
Виною здешний воздух и вода?
А может это грех, а что иначе…
Грехи не исчезают без следа.

Нет, всё на месте, губы, брови, плечи,
Глаз изумрудных талая вода.
Они блестят, они желают встречи...
Конечно, показалось. Ерунда!


 


 


 


 


 

ЖИЗНЬ ХОРОША!


 

Морозец! Снег искрится
От солнца во дворе,
 
А сердце, словно птица
На утренней заре.

И снежная дорога
Желанна и легка,
На щёках, слава Богу,
Дыханье ветерка.

Растаяли невзгоды
В туманном далеке –
Душа полна свободы,
Шагаешь налегке.

Шагаешь к новой цели,
В ближайший гастроном:
Ребята захмелели,
Послали за вином.


 


 


 


 


 

МОЛОДОСТЬ


 

Полощутся звёзды на стяге небес,
Бежит облаками луна.
Безмолвно шумит очарованный лес,
Раздольная песня слышна.

Тропинкой росистой веду я коня,
К ручью, где русалки живут.
Они сладострастно глядят на меня,
Русалочью песню поют.

О девичьи чары, о, конь вороной,
О зелень русалочьих глаз!
Меня закружили в сторонке родной,
Добавив мне жизнь про запас.

И вечная юность – счастливый удел,
Мне дарена, видно, не зря.
Не хочется верить, что я поседел,
То – иней во мгле января!


 


 


 


 


 

ЗАВЕЧЕРЕЛО…


 

Вновь во дворе сегодня дождь и стужа,
И из подъезда высунувши нос,
Ты, обходя растёкшуюся лужу,
В универсам с авоською бредёшь.

Всё как обычно, тихо и не ново,
А мелкий дождь – почти что целый век.
И путь привычный от крыльца родного
С трудом одолевает человек.

Ещё вчера куда-то торопился:
Будили мысли, звали вдаль слова.
Прошли года, и ты остепенился –
В душе растёт густая трын-трава.

Остыли слёзы, заросли могилы,
Осталась лишь простая благодать,
Родные дети, внуки дорогие –
И ты готов за них себя отдать...

Придя домой, испив некрепкий кофе, 
Переодев намокшие носки,
И обалдев от бабских философий,
Ты в кресле засыпаешь от тоски.


 


 

РОМАНТИК


 

Спешу к своей мечте тропой забытою,
Зовёт вперёд вечерняя звезда.
Влечёт Фортуна тайной неоткрытою,
А я за нею следом, как всегда.

Душа поэта, вечно одинокая,
Плутает по неведомым мирам.
Вот-вот забрезжит цель моя высокая,
И за неё всего себя  отдам.

Шагаю по земле навстречу песне я,
Безгрешен и безбрежен мой досуг.
К моим ногам слетаются созвездия,
И ветер вырывается из рук.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДЕНЬ КОТА

 

 

Любви земная красота –
Весенний праздник, день кота.

Предвосхищая сладкий труд,
Послушай! Как они орут!

И страсти их мажорный лад
Похлеще всяких серенад.

А этот сладостный мотив –
И благозвучен и игрив.

Ведь соки вешние земли
 
Они впитали, как смогли.

И мне не время долго спать,
Пора любимую обнять...

Вся пробуждается страна,
Глядь за окно, а там весна,

И солнце, женщины, цветы...
Орут, проклятые коты!


 


 


 

ГОЛУБЫЕ ГЛАЗА”


 

Жизнь изменчива очень,
Застывает слеза,
Вновь любовь мне пророчат
Голубые глаза.

Как из тёмного неба,
Недолёт, перелёт,
Равнодушно и слепо
В землю молния бьёт.

И с небесною силой,
Неземною тоской,
Без надежд и уныло
Сыплет дождь день-деньской.

Незастывшие слёзы 
От минувших дождей,
Отгремевшие грозы 
Незабытых  страстей.

Счастья дни напророчат,
Нам с тобой небеса,
Я люблю тебя очень,
“Голубые глаза”.


 


 

ОТПУСК


 


 


 

Я до солнышка встану
Сам, легко, без тревоги,
В дальний путь спозаранок
Понесут меня ноги.

У родного оконца,
С рюкзачком за плечами,
Полусонного солнца
Я умоюсь лучами.

И шагаю по свету,
Свежий воздух вдыхая,
Не мешая рассвету,
Сам себе улыбаясь.

В краски буйного лета
Я нырну с головою,
И от этого света
Просветлею душою.

Прочь хандра и печали
И напасти любые.
Открываются дали
И мечты голубые.

Детских лет ощущенья
Всколыхнула дорога,
Мне не надо прощенья
Деревенского Бога.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЯНВАРЬ


 

Погляди на календарь –

Дни длинней, короче тени,

Ближе к солнцу по ступеням
Поднимается январь.

Так природе суждено –
По часам тысячелетий, 
Чаще, думая о лете,
Веселей глядеть в окно.

А за окнами – снега,
Ты уймись, лихая вьюга!
Нам и здесь тепло друг с другом,
Не поедем на юга.

Лучше мы гулять пойдём,
По снежку, на лыжах, лесом.
И ещё покуролесим,
Как всегда, с тобой вдвоём!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

МИР ДУШИ


 

Говорят – в чужой душе потёмки, Мне бы разобраться со своей. Я всегда привык ходить по кромке, По границе света и теней…


 


 


 


 


 


 


 


 

ТОСКА

Матери моей посвящается.

Сырая осень, серых облаков
Клочки цепляются за голые верхушки,
Дождём омытых грустных деревцов
Моей, забытой Богом деревушки.

Всё дождь, и не проехать, не пройти,
Везде вода, на солнце нет надежды.
Повсюду лужи на моём пути,
Покрыты грязью мокрые одежды.

А на душе кромешная тоска
Под гнётом опрокинутого неба.
Слепой судьбы холодная рука
Меня бездушно увлекает в небыль.

Зачем я есть, куда ж я побреду,
К чему усилья до изнеможенья,
Я в этот дождь в последний путь уйду,
Не выдержав такого напряженья?

И час за часом и за днями дни,
Как тяжкий крест гнетут дожди косые.
Дай силы мне, спаси и сохрани,
Господь, меня в родной глуши России
.


 

МУЗЫКА


 


 

Жизнь к концу, а музыка осталась.
И ее, наверное, заслуга,
Что в судьбе нелегкой удавалось
Нам с тобою сохранить друг друга.

В старом городишке, в летнем парке,
Дотемна играла радиола.
Вальсы – восхитительны и ярки,
Нас кружили, оторвав от пола.

Юности волшебные аккорды
Над землею вечной проплывали.
С головою, поднятою гордо
Нас идти по жизни побуждали.

А потом любовь, работа, дети,
Время не для юности мелодий.
Но они звучали, бог свидетель,
Лучше всех сонат, нежней рапсодий.

Музыка в пространстве растворялась,
Музыка металась меж созвездий,
Музыка навек в душе осталась, Чтобы мы с тобою были вместе.

 

ИГРАЙ, ГАРМОНЬ!


 

Играй, гармонь! Душа моя, молчи!
Такого ты доныне не слыхала.
Далёкий звук, родившийся в ночи,
Поведает, как свадьба пировала.

Он, как огонь, сквозь тёмные кусты,
Манит, влечёт растроганную душу.
Среди земной привычной красоты
Забудь про всё, остановись и слушай.

И свадьбы шум, и кругом голова,
В окошках свет и вечное движенье,
Давай же, гармонист, к чему слова,
Без них доскажет всё воображенье.

О, как, стервец, играет, как ведёт!
Как наторел в вершинах сей науки:
Навстречу юность новая идет,
Тебя завидев, распростёрши руки.

А завтра пусть и холод, и жара,
Аврал средь лета, зимние баклуши.
Гармонь зовёт, тебе уже пора. 
Она, как мать – твою согреет душу.


 


 

МАЙ


 

И благодатней нет поры –
Весенней зелени разливы,
Цветы, как женщины, добры,
И удивительно красивы.

Денек весенний за порог,
Зовет в дорогу песней звонкой,
И шаловливый ветерок
Ласкает волосы девчонки.

И мой черемуховый рай,
Дурманит голову седую,
И снова мысли через край:
Любить и жить напропалую.

И кипень яблоней в цвету,
И гроздья первые сирени,
И мне грустить невмоготу,
Грозу услышав в отдаленьи.


 


 


 


 


 

ОСЕННИЙ ВАЛЬС


 

Мы порою черствеем душой,
Наше время замедлило ход,
А на берег далёкий, чужой
Отправляется мой пароход.

Остаётся идей громадьё,
И, наверное, даже друзья,
Неказистое сердце моё,
И неспетая песня моя.

А на дальнем, чужом берегу
Буду жить, и, возможно, опять
Нужным быть я кому-то смогу,
Чтоб затем, что нашел – потерять.

Серебрится волна за кормой.
Есть характер – судьбы берегись.
И хотя нет возврата домой,
Не грусти, продолжается жизнь!


 


 


 


 


 

СТАРОЕ ФОТО


 


 


 

Я нашел пожелтевшее фото,
На котором смешная девчонка
Улыбается вполоборота,
Взгляд лукавый, капризная чёлка,

Здесь на фото далекая юность,
И забытое школьное платье.
Слышу памяти чуткие струны,
Вспоминаю девичьи объятья.

Вот значок на груди, комсомольский,
Белый ворот на девичьей шее,
Где-то есть городок, Юрьев-Польский,
На забытых просторах Рассеи.

Мы с тобой вечерами бродили
По его переулкам горбатым,
И, наверное, счастливы были,
Так я думал в то время, когда-то...

С той девчонкой увиделись снова,
В старом парке, в кафе посидели.
Не почувствовал счастья былого,
Будто годы эмоции съели.

Будто стал этот мир чёрно-белым,
Как на старом, подаренном фото.
Я глядел на неё ошалело,
С тихой грустью в душе, отчего-то…





 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

МУЗЫКАНТ


 

                                   Евграфову Л.Б. посвящается.


 

Насторожённый и растерянный,
Нетопленый и тёмный зал.
Еще озябший, неуверенный,
На сцене музыкант стоял.

А пианистка седовласая
Уже уселась за рояль,
Вспорхнула музыка, как ласточка, –
Аккорды полетели в даль.

Негромко, с грустью непритворною.
Виолончель в его руках,
Смычку волшебному покорная,
Запела ветром в камышах.

И жутковато, не по-нашему,
Не то, что тульская гармонь,
Метался с древней силой страшною,
Напев, влекущий, как огонь.

И подходившие строители,
Садясь на задние ряды,
Своей берёзовой обители,
Серьёзны были и горды.

Что из Москвы, в тайгу холодную,
Далёкий уголок страны,
Артисты истинно народные
Своей душой устремлены...

И волны музыки вздымалися.
И звук летел через века.
А люди выдохнуть боялися,
В плену волшебного смычка.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ВИДЕНИЕ


 

 

 

Сегодня я проснулся рано.
И свет свечи под образами
Увидел я, но как-то странно,
Как будто новыми глазами.

Глазами малого ребенка
Впервые будто бы увидел,
И мысль стучалась в сердце звонко:
В рассветный час наружу выйди!

С рассветом выйди на дорогу,
Умойся утренним туманом.
И, не ропща, доверься Богу,
Ведь Бог не ведает обмана.

Доверься и душа оттает,
И ты увидишь и услышишь,
Как горний ангел пролетает,
И в небеса летит всё выше.

Стою и жду и, глядя в оба,
Вдруг звуки прошлого услышал,
И враз души коснулась злоба,
И песня звёзд вдруг стала тише.

И я услышал крик гортанный,
И черных сабель звон далёкий.
Увидел  горизонт туманный,
И лучик солнца одинокий.

Но ветром облако смахнуло,
Проснулось солнышко-Ярило,
На землю искоса взглянуло,
Алеет, набирает силу.

И тени черные качнулись,
Взметнулись  дымными клубами,
По ветру рвано растянулись,
И  гарью обратились сами.

Я успокоился немного,
И так стоял, почти бесстрастный.
Но всей душою верил в Бога
И в  мир таинственно прекрасный.

 


 


 


 


 


 


 


 

Я ВЕРНУСЬ НА ОБЧИНЕ ЛЕТА


 


 


 

Я вернусь на обочине лета,
Под закат августовского солнца,
Изнемогший от белого света,
Постоять у родного оконца.

Отдохнуть на скамье деревянной
У крыльца, в тишине полумрака –
Вот, пришёл я зализывать раны,
Как побитая в драке собака.

И скрипучую дверь отпирая,
Суетливо, волнуясь немножко,
Я по комнатам пыльного рая
Поскорей прошагаю к окошку.

И его осторожно открою –
В тёмном небе звезда засияет,
Снова в юность и детство босое
Дом забытый меня возвращает.

Вечный воздух, туманные росы,
Звук манящий далёкой гармошки.
И растают смешные вопросы,
Боль земная отпустит немножко,

И откуда-то силы найдутся,
Невзирая на время седое...
Отчий дом из щербатого блюдца
Напитает живою водою.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЮРЬЕВ ГРАД


 

Вечер хрустальный, затерянный город,
Град незатейливой юности дней,
Средь васильков среднерусских просторов,
Сотканный Богом из душ и камней.

Место не бойкое, сердце России,
Над головами летят купола,
В редких огнях переулки косые,
Речка средь жёлтых кувшинок спала.

Ветер с полей навевает прохладу,
Пары влюблённых гуляют в саду,
Звуки моторов, гитар серенады,
Городом тёмным я тихо иду.

К древним камням прикасаюсь рукою,
Грозди черёмухи над мостовой,
В дебрях веков жил нелёгкой судьбою
Мой городок, неприметный, живой.

Время ушло, он в истории новой
Славу утратил, чему стал не рад.
Вечер встречает в полях васильковых,
Шумной Москвы незатейливый брат!


 


 

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПЕСНЬ


 

Небесный свод, белеют крыши,
Сияя свежей чистотой.
Здесь самый воздух Богом дышит,
Светла природа в день святой.

И тихой благости снежинки
Ложатся пухом, не спеша,
На деревенские тропинки, –
И расправляется душа.

И сердце радостное бьётся,
И ты опять чего-то ждёшь,
Сегодня в мир Господь вернётся,
И душу с Господом спасёшь.


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ГОРОДСКОЙ ВАЛЬС


 

Я в городе огромном растворюсь,
В бетон холодный дождиком уйду.
Я вскриком электрички отзовусь,
Откликнусь вальсом в городском саду.

Забудусь в камышах Москвы-реки,
Усну во мху камней седых веков,
Заплачу от восторга и тоски
Под светлый перезвон колоколов.

А ночью звёздной пылью упаду
На призраки бульваров и мостов,
И вброд дорогу жизни перейду
Под нервный шум трамваев и авто.

И чувства обострятся,  как в бреду,
И явь во сне, и день, как будто век...
Я в городе своём себя найду,
Ведь он теперь мне близкий человек.


 


 


 


 


 

БЫВШИЕ ДЕТИ


 

Мы детство покидали, как чужие,
Углы родные, ласковую мать.
Отцовы руки – теплые, большие,
Усталые, безмерно дорогие,
Все стало прахом, не воротишь вспять.

Давненько устарели наши сказки,
Ночной сверчок куда-то улетел,
Пылятся, позаброшены, салазки,
Мальвина для Пьеро не строит глазки,
И Бармалей остался не у дел.

И хочется тихонько, как когда-то
В глаза любимой дочке заглянуть:
– Я здесь с тобой, усни, моя награда,
Бояться тьмы со мной совсем не надо,
Я рядом здесь, я посижу чуть-чуть.


 


 


 


 


 


 


 


 

ВЫСШЕЕ СЧАСТЬЯ


 

                                      Николаю Алёшину

Безыскусно, простыми словами,
Без надрыва и запаха пота,
И без фраз, что ложатся дровами,
Жизнь бумаге доверить охота.

Путь слова будут родом из детства,
Незатейливы, как на уроке,
Что звучали б от чистого сердца,
И ложились в волшебные строки.

Чтоб к строке, как на берег забвенья,
Обветшалые души слетались.
Обретая свое исцеление,
В эту музыку слов погружались,

И, когда-нибудь, добрый товарищ,
Мог, сказать, помянув имярека:
"Он ушел, а стихи, вот, остались...". 
Значит, Бог не забыл человека!


 


 


 


 

МИРЫ МОЕЙ ЮНОСТИ


 


 


 

Поздний вечер в деревенском доме,
Спят за стенкой бабушка и мать,
Спит отец, братишка меньший в дрёме,
Только я не собираюсь спать.

Я на кухне, рядом раскладушка,
Ждущая, пустая до поры.
Книга – закадычная подружка,
Ну а в ней миры, миры, миры...

Грубые ковбои сонных прерий
Шляпа, револьвер, сердитый взгляд,
Аромат таинственных растений
И морских просторов аромат.

Черный парус, грозные корсары,
Ром ямайский, сладкий, словно сон.
Космонавты, звонкие гитары,
И она, в которую влюблён.

Может та, что по волнам бежала,
Или та, что там, на берегу,
Алый парус с детства ожидала,
Сказку воплощая на бегу.

Может та, что в невозможной эре,
Где плывут из Зурбагана в Лисс,
Или та, чьё имя – Гуттиэре,
Чьи мечты сбылись и не сбылись.


А вверху таинственное небо
Млечный путь, Великое Кольцо,
Аэлита – царственная небыль,
И простое девичье лицо...

За окошком кружатся снежинки,
Голову кладу на пухлый том,
В нем мои миры, мои картинки...
Так и засыпаю за столом.

С той поры годов прошло немало,
Но благословенны до сих пор,
Юности прошедшей идеалы,
Чистого сознания костёр.


 


 


 


 


 


 

ЗА ОКНОМ


 

Непростительный дождь
Сыплет с серого неба
На сырые картонки
Удивленных домов.
Как холодная дрожь,
Как весенняя небыль,
Так собой разбавляя
Суету городов.

Он теперь уже снег,
Как зимой, без опаски,
Тихо падает сверху
В саду городском,
На безлистые вербы
Несбывшейся пасхи –
Той, что чудо нам явит
В воскресенье, потом...

А на волю идти
Никакого желанья,
Приникаю к окну я
Как осенний листок,
И потеет стекло
От живого дыханья,
И строку я смакую
Как последний глоток.


 

ПУТНИК

 

 

 

Я путник усталый,
Бреду по земле,
Вопрос запоздалый
На бледном челе.

Мне солнышко светит,
Мне птички поют,
Крестьянские дети
Мне хлеба дают.

По пыльной дороге
Иду сквозь года.
Несут меня ноги
Бог знает куда.

Я что-то оставил,
Я что-то ищу,
Семь смёртных грехов
За собою тащу.

Неспешно шагаю,
Дорога крута,
Порой ощущаю:
В душе пустота...

Но к Богу взываю,
Сквозь морось и тьму,
И жизнь доверяю
Ему одному.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЗАПЛУТАЛСЯ В РОССИИ ПОЭТ…


 

Заплутался в России поэт,
Тень его вдалеке затерялась,
Он уже не встречает рассвет
Той страны, что теперь состоялась.

Он уже не поднимет народ
На последний, решительный самый,
И гитарою не позовёт
На край света парней с рюкзаками.

С очарованной русской душой
И сумятицей в мыслях тревожных
Бродит он по земле, как чужой,
Ищет правду души безнадёжно.


Будто что-то сгорело в душе...
А, скорее, страна изменилась:
На последнем её вираже
Что-то в наших сердцах надломилось...


 


 


 


 


 

МОЁ БЕССМЕРТИЕ


 

Забыл болезни, тут уж не до скуки,
И будто стал моложе на сто лет:
Как ангелы в наш дом явились внуки,
И в пресной жизни вновь забрезжил свет.

Невинное, беспомощное племя,
И нежность, невозможная, до слёз.
Явились внуки, наступило время
Душою воспарить до новых грёз.

Как в детях, в них себя увидел снова,
Ведь не рвалась родительская нить.
Бессмертия реальная основа,
И это невозможно изменить.

И я уже не опасаюсь на ночь,
Что не увижу утра своего. –
Когда уйду, я всё равно останусь,
И больше не боюсь я ничего.

Я новый мир увижу их глазами,
В сердцах их детских часть моей души,
И тянутся ручонки к доброй маме...
Я в вас живу, родные малыши!


 


 

СВЕРСТНИКАМ


 

От восхода до заката
Мы торопимся куда-то,
Безуспешно догоняя
Ускользающую жизнь.
А она бежит рысцою
И холодною зимою,
Нас позёмкой обдавая,
Завершает виражи.

Да, нам жизнь дана однажды.
Умереть теперь не страшно,
Только не было бы стыдно
Нам за прошлое житьё.
Наши дети, наши внуки
Не зевали б лишь от скуки,
Коль услышат в разговоре
Имя скромное твоё.
 

Грустный вечер, жизни вечер
Тихо падает на плечи,
Храм небесный, звёзды-свечи,
Распростерлись надо мной.
Мы идём своей дорогой,
Мы живём и, слава Богу!
И не раз ещё, ребята,
Грянем песню под луной!


 

У ОКНА


 

Сырая осень вновь,
Туманы и дожди,
И листья по двору
Гоняет ветер.
Ты осенью любовь
Ушедшую не жди:
Теперь она
Тебя уже не встретит.

Осталось вспоминать
Счастливые года,
Сегодня – череда
Пустых иллюзий.
Заносчивая стать
Исчезла без следа,
Твоя душа
Грустит с дождём в союзе.

Мерцают фонари, 
А в сердце – тишина,
Никто тебя
За это не осудят.
И ты опять стоишь
У тёмного окна,
Да только там 
Живут другие люди.


 

СОКУРСНИКАМ МОИМ ПОСВЯЩАЕТСЯ…


 

Какую пропасть мы перешагнули!
Ведь пятьдесят – вполне серьёзный срок.
И мы достойно стариной тряхнули,
Собравшись в этот час на огонёк.

Минуты грусти: нас явилось мало,
Одни находят повод не прийти,
Тот – не здоров, иных – уже не стало,
Ведь жизнь прожить – не поле перейти.

Но остальные – дорогого стоят:
Забыв про всё, со всех концов страны,
Летят сюда усталые герои –
Доселе альма-матери верны.

Мы снова вместе, годы пролетели.
Улыбки, тосты, бойкий разговор.
Всем хорошо, иные захмелели,
Все, будто, молодые: блеск, задор.

Один вопрос: "Зачем всё это было?" –
Меня не оставляет и теперь...
А может дело в том, чтоб сердце жило,
И в юность нашу не закрылась дверь?..


 


 

СТИХИ И ВРЕМЯ


 

Теперь в стихах не слышно ветра,
В них запах лет силён и душен,
Моя гармошка до рассвета
Теперь не тронет чью-то душу.

Потух рулад весёлый пламень.
Как в жерле тёмного колодца
Глагол, упавший будто камень,
В душе моей не отзовётся.

Сегодня нам не до героев,
Война и кровь, где люди – звери.
Не получается порою
Всему написанному верить.

А может, всё же обойдётся?
Всевышний русских не бросает.
К нам время доброе вернётся,
Мой стих потомок прочитает!


 


 


 


 


 

ИСЦЕЛЕНИЕ


 

Немое волшебство – кружит снежок пушистый,
На белые холмы рассеянно ложась,
И новая зима под снег упрячет чистый
До будущей весны назойливую грязь.

Звонят колокола, звон и́скрится, кружится,
И все едино вдруг – и небо и заря,
Апатия ушла, я вновь готов влюбиться,
Знать этот Божий мир придуман был не зря!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ПОЛНОЛУНИЕ


 

Когда луны полночной око
Повиснет тихо за окном,
И елей чёрная тревога,
Как будто в зеркале большом,
Застынет строго, величаво
На убегающем снегу,
И дрёмы сладкая отрава
Учует брешь в моём мозгу,
Не спится мне. Я жду чего-то,
В своей обители земной,
От жизни спрятаться охота,
Оставив страхи за спиной,
И все мельчайшие детали
Несуществующих миров
Вдруг станут явью, и едва ли
Я буду их принять готов.
Опять неведомое чувство –
Как исчезающая тень.
Луны печальное искусство...
Когда ж наступит новый день?..


 


 


 


 


 

МОЙ ПРИЯТЕЛЬ


 


 


 

Умер школьный приятель 
После долгой болезни,
 
Благодарный читатель
Вирш моих бесполезных.

Мир земной пустотою
 
Оглушил поначалу,
 
И смертельной тоскою
 
Наши речи звучали.

И осталась страница
 
В сети социальной,
 
Будто все это снится,
 
Будто все нереально.
 

Осознанье потери
 –
Нет занятия горше,
 
Ты оставил свой берег,
 
Мы не встретился больше?
 

Мы живём, умирая,
 
Мы живем после смерти.
 
И, как звезды, сгорая,
Мы, по-прежнему, светим...

КРАСОТА НЕБЕСНАЯ


 

На заре вечерней я выйду за околицу,
Погляжу я пристально далеко вперед,
Речка обмелевшая под горой хоронится,
Ивами прибрежными обозначив ход.

Там гора высокая и на ней раскинулись
Акварели буйные чуть не до небес:
Желтыми колосьями поле ощетинилось,
Пеной изумрудною за лугами лес.

На вершину горную поднимая голову,
Вижу церковь белую, будто в пустоте,
Над землёй парящую, над ее просторами,
Кажется, застывшую в вечной красоте.

Побежать к ней хочется через луг заброшенный,
Через речку мелкую перебраться в брод,
Проскочить тропинкою по полям некошеным,
Воспарив душой своей прямо в небосвод.

Красота небесная, с солнцем говорящая,
И принадлежащая вечным временам,
Истина влекущая, тайна настоящая,
По веленью Господа, вдруг, поможет нам.

 


 


 

ГОРОД


 


 


 

Знаю город один,
Город-сон, город-бред,
Здесь луны мандарин
Льёт оранжевый свет.

Тут громады домов
И потоки людей,
Тут и стол наш и кров
Средь холодных камней.

Мы куда-то спешим,
Время гонит вперёд,
И в потоке машин
Мы всю жизнь напролёт.

Мы остыли душой,
Одиноки в толпе,
Но за город большой
Благодарны судьбе.

Я тебя позову,
Я тебя подожду,
Как во сне, наяву,
Своё счастье найду.

Покидая свой дом,
Мимо модных витрин,
Мы навстречу идём,
Ты – одна, я – один…


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

СОН


 

И приснилась мне женщина русая,
Статью добрая, с длинной косой,
Лёгким шагом красавица русская,
 
По просёлку ступала босой.

Взгляд открытый, но будто смущается,
А в глазах напряженье, испуг,
Будто что-то сказать собирается,
 
Будто я ей испытанный друг.

Будто жизни последнюю истину,
Горе жизни отведав сполна,
Откровенно, сурово и искренне,
Мне доверить решилась она...

Лишь потом мне пришло понимание,
Что за женщина эта была.
Мать Россия – печаль и страдание,
Мать Россия, что в Лету ушла.

И теперь моё горе немерено,
И теперь ничего не понять, –
Всё давно позабыто, потеряно.
Что она мне пыталась сказать?..


 


 

МУЗЫКА СТРОК


 

Песня в ночи, перекрёсток дорог,

Снова мне Бог указал на порог.
Тихо бреду сквозь ночной звездопад,
Будто в бреду, с бытием невпопад.

Как сокровенно моё бытиё!
А пригляделся к нему – не моё,
Кажется снова, что это не я,
Грустно блуждаю во тьме бытия.

Мне же по тропам земного пути
Послано в поисках смысла идти,
Лучшей наградою дальних дорог –
Станет влекущая музыка строк.

Робости нет в моём сердце ничуть,
Радость творца переполнила грудь…
Видимо, в самую душу проник,
Вечной поэзии чистый родник.

Видимо, что-то открылось душе,
Стих заискрился на карандаше,
Рифмы летящие в музыке строк.
Мы – преходящее, вечное – Бог.

 

 

 

УБЕГИ ОТ СЕБЯ…

 

Убеги от себя,
Босиком по оттаявшим лужам.
Убеги от себя,
Когда мысли мешают дышать.
Убеги от себя,
Если видишь, что больше не нужен.
Убеги от себя,
Если некуда больше бежать.

И тебе повезёт –
О содеянном не пожалеешь.
И тебе повезёт –
Будет прерван нелепый полёт.
И тебе повезёт –
Человека ты преодолеешь.
И тебе повезёт –
Все тогда уже точно пройдёт.

И увидишь тогда,
Надо верить – увидишь реально.
Ты увидишь тогда,
Что недвижно  остался лежать.
Ты увидишь тогда
Вознесенье души идеальной.
Но не сможешь тогда
Ты ни жить, ни любить, ни страдать...

 

ПИТЕР

 

Что мне сегодня Господь напророчит?

Рельсы чугунные, белые ночи.
Всадника медного, дождь и туманы,
Новые лица, внезапные планы.

Северный город с холодной Невою,
Я окунаюсь в тебя с головою.
Многая лета творенью Петрову,
Волны свинцовые, будьте здоровы!

Чувствую город я сердцем разбитым,
Что-то утрачено, что-то забыто.
Грустные вздохи дворцов и каналов,
Будто им бурного прошлого мало…

Мысли об этом в душе отзовутся,
Я уезжаю. Мне надо вернуться.
Выйти из поезда вновь до рассвета:
Здравствуй, дружище! Многая лета!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

ТРОПА ЗАБВЕНИЯ


 

Я захожу в мой старый дом,
Забыв про возраст и эпоху.
Ведь суть вещей привычных в нём
Не поменялась, Слава Богу!

Здесь звуки прошлого слышны,
Здесь тени прошлого сгустились,
Застыло время у стены,
Когда часы остановились.

Здесь счастье звонкое весны,
Здесь о любви душа тоскует,
Здесь всюду сказки, всюду сны,
Здесь мама с печкою "колдует".

Здесь лучик солнца из окна,
Здесь боль былая утихает,
И детства дивная страна
Меня назад не отпускает...

Спешу и летом и зимой,
Великой околдован властью,
Тропой забвения, домой,
К давно утраченному счастью.


 


 

ВАЛЬС


 

О, русский вальс, изящных нот движенье,
Волшебных звуков царственный полёт,
Немой восторг до самопостиженья,
И красота, что за душу берёт.

Над ним не властны горести и годы,
Дурные люди, лживые цари,
Он был рождён аккордами свободы,
Он создан людям радости дарить.

Его танцуют взрослые и дети,
С ним юность объясняется в любви,
Привыкли с ним дарить цветы на свете,
Пока ещё огонь у нас в крови.

Ему, как солнцу, мы безмерно рады,
Услышишь – и туманятся глаза,
Литавры затихают и наградой
Ему в восторге рукоплещет зал.

 

 

 

 

 

 

 

 

ВОСКРЕСЕНИЕ


 


 


 

С утра нынче солнышко теплое
В небесной плывет синеве,
Упавшие листья поблеклые –
Запутались в жухлой траве.

Старухи бредут в отдалении.
Суровы, в цветастых платках,
Как "черные доски" в движении
Они с куличами в руках.

На горке церквушка старинная, 
Встречает воскресный народ,
Нарядная, словно былинная,
Не помнит, который ей год.

Ловлю ощущенье особое,
Не выразить то языком,
Что детскую душу так трогает,
Слезу вышибая тайком.

Мальчишки серьёзно стараются
Молиться, коль в храм привели,
И крестятся, как полагается,
Поклоны кладут до земли.

Желают узнать сокровенное,
Услышать разгадки чудес:
Ведь молвит писанье священное –
Убили, а после воскрес…

 

В церквушке уютно и радостно,
За окнами птички поют,
И смотрит спокойно и благостно
Спаситель на праздничный люд.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я ЕДУ ДОМОЙ

 

Стучите, колёса,
И сердце стучи,
Неси меня поезд 
По чёрной ночи.

И в тамбуре тёмном,
Сквозь дым сигарет,
Я ночью бессонной
Встречаю рассвет.

И вдруг ощущаю:
Чужая земля,
Осталась вдруг в прошлом,
Дорогой пыля.

Уже рассветает,
Родные места.
Душа расцветает
И ближе мечта…

 

 


 

 

 

 

 

 

 

НА СЕЛЬСКОМ КЛАДБИЩЕ


 

На кладбище поблекшие цветы,
Густой травой могилы зарастают,
И стерегут могильные кресты
Ту грань, что меж мирами пролегает.

Над кладбищем небесные стада,
И по ночам холодный месяц бродит.
Давно остановились здесь года,
И ничего уже не происходит.

Мир мёртвых здесь, повсюду тишина.
Она сердца и души забирает.
Познав тщету житейскую сполна, 
Испуганное сердце замирает.

Вот-вот и ты услышишь голоса,
Утонешь в долгожданном разговоре...
Размыта горизонта полоса,
И под холмом любым печаль и горе.

И ты застыл на добрых полчаса:
Случится эта встреча не сегодня...
Ты вновь уходишь с ветром в волосах,
Сопровождаем птахою Господней.


 


 

НА КРАЮ СТОЯЩИЙ…


 

Я у жизни стою на краю,
Замираю.
Незавидную долю свою
Презираю.
Вот застыл и, почти что, лечу
В упоеньи.
Промедленья в пути не хочу
Ни мгновенья.

Говорят, на краю, как в раю –
Есть ворота.
Приготовить бы душу свою
Для полёта.
Только сладко влечёт в темноту,
Нету силы.
Преступить в тех воротах черту –
До могилы.

И в объятьях жестокого зла,
В вожделеньи.
Вдруг решился: была не была,
Прочь сомненья.
Оттолкнулся и камнем лечу,
В небе – звёзды...
Ничего я уже не хочу, –
Слишком поздно.

.


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ФИЛОСОФИЯ

 

Любви вселенские законы,

Песнь галактических глубин,

Земля – людей Господне лоно,

И человек – всегда один…


 


 


 


 


 


 

МЫСЛИ


 

Душа скучает по добру,
Разбросано оно по свету,
И, словно звонкая монета,
Всегда придется ко двору.

Среди врагов, в кругу друзей
Пускай от алчности химеры
Нас охраняет чувство меры
Да близкий звон чужих цепей.

Желаем в чувствах и в словах,
Сквозь пелену речей пространных,
Найти себя в порывах странных
И мыслях новых в головах.

Когда страдаем от своих, 
Мы ждем удар, не защищаясь, 
Обороняться не пытаясь,
Чтоб боли не услышать их.


 


 


 


 


 

ПЕЧАЛЬ НАМ В РАДОСТИ ДАНА…


 

Печаль нам в радости дана,
В её безмолвии – величье.
Бог дал нам жизнь. В любом обличье 
Она у каждого одна.

И пусть душа твоя чиста,
В любви и счастье расцветает.
Неслышно тень беды витает,
Над миром, где есть красота.

Гласят небесные уста:
– Жизнь вам дана для испытаний,
Нет благодати без страданий,
Без покаянья, нет креста...


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ТИХИЙ ВЕЧЕР


 

Тихо в поле, я и вечер.
Время меряю шагами.
Мысли, мысли, будто свечи,
Гонят мрак, вздымая память.

Мысли, мысли человечьи,
От рожденья и до края,
О насущном и о вечном,
Движут душу, сна лишая.

Движут в холод и ненастье,
В дни тревоги и сомнений.
И влечёт мечтой о счастье,
Вожделенный счастья гений.

И влекут любви мотивы,
Трепет мыслей, трепет чувства,
Чистой юности порывы,
Тайны нежного искусства...

Я иду тропой знакомой,
В небе звёздочки повисли.
Не спешу дойти до дома,
А навстречу, мысли, мысли...


 


 

РЕКА ВРЕМЕНИ


 

  И.А. Ефремову посвящается…

Течет она широкая, бежит, струится бешено, 
Из прошлого далекого в грядущее безбрежное.
А души чьи-то бренные вдоль берега скитаются,
Войти в нее, бесплотные, боятся, не решаются.

А мимо них столетия плывут, как щепки малые,
Как версты одинокие, как мысли запоздалые.
Галактики небесные в ее водах купаются,
Как девушки прелестные, в потоках отражаются.

Ее вода особая, не выпить чашу полную.
И все, что Богом создано, ее водой наполнено:
Живое или мертвое, большое или малое,
Прошедшее, текущее, иль вовсе небывалое.

А под водой осталися гиганты и гармонии,
Набеги чингисхановы, погибших стран агонии,
Вулканов пеплы серые, сверхновых зарождение,
Эйнштейна мысли смелые, Христово Воскресение.

И никакой возможности проплыть не по течению,
Будь то господний промысел иль недоразумение.
Бежит Река великая до самой бесконечности, 
До океана дикого, до океана Вечности.

А океан волнуется, ВСЕГДА и ВСЁ вмещающий,
И мозг не повинуется, его воспринимающий…
Все оказалось притчею из старого учебника,
А океан – росинкою  на рукаве волшебника.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЕРЕТИК


 

Жизнь свечою тает
На моём окне,
И не прилетает
Солнышко ко мне,
Серой паутиной
Время на часах,
Книгою старинной
Юность на весах,
И глаза Фемиды
В траурных шелках,
Её совсем не видно,
Что в её руках.
Истины грядущей
Скорбный приговор:
Вместо райских кущей
Пламенный костёр...


 


 


 


 


 


 


 


 

И Я ИСКАЛ


 


 


 

Чуть-чуть обиженно смотрю я, чуть лукаво,
На этот мир, с тревогой и тоской.
Проходит жизнь и я имею право
Сказать о нём несмелою строкой.

Да, мир был добр, был он безмерно нежным,
Я в нем парил восторженно тогда,
И рисовал в порыве безмятежном
Свою судьбу на долгие года.

Мир был своим, был близким бесконечно,
Порой хотелось так его обнять,
Лишь иногда казался бессердечным,
И не учил упавшего поднять.

И мне всегда, всю жизнь, понять хотелось,
Зачем я есть, в чём бренной жизни суть,
И миражи непознанного смело,
Туманя мозг, мешали мне уснуть.

Мне говорили, жизнь – твоя дорога,
Пройди её с молитвой на устах,
Тогда в конце её увидишь Бога,
И он воздаст за праведность в делах.

Бежали дни, колокола звенели,
Летели годы, рушилась страна,
А я всё так же был далёк от цели:
Понять, зачем мне жизнь была дана.


Осталось потерпеть совсем немного,
И подойдёт к концу тернистый путь,
Осталось мне о том спросить у Бога:
– Зачем я жил, в чём бренной жизни суть?


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ВОЛШЕБНАЯ СТРОКА


 

Время не потрогаешь руками,
За узду не схватишь на скаку,

Занесёт зыбучими песками
Вирш нескладных – смертную тоску.

Но бессмертью – время не помеха:
Меж небесных звёзд, через века,
Не боясь забвенья и успеха,
Снизойдёт волшебная строка. 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ВСЕМУ СВОЙ СРОК

 

Когда встречаешь ласковые зори,

Иль покидаешь тёплые моря,
Мой юный друг, не напивайся с горя,
Ушедшие часы боготворя.

Они прошли – и кто их сосчитает,
Тьмой обратилась алая заря,
Лёд на душе весной любви растает,
Всему свой срок, по правде говоря.

Шагай вперёд, а дальше Бог рассудит,
Шагай вперёд – и ничего не жди.
Ведь если б только прошлым жили люди,
Не брезжило бы завтра впереди.

 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

КРЕЩЕНСКАЯ ЗАРИСОВКА


 

В эту зиму природа не ленится,
Дождь декабрьский, январский мороз.
Всё под снегом, заборы, поленницы,
За селом непролазный занос.

Пролегает тропа недалёкая
От церквушки под горку к пруду
Средь пруда в дымке прорубь глубокая,
Крест тесовый поставлен на льду.

Добры молодцы с горки спускаются:
Шапка, валенки, длинный тулуп.
Приближаясь к пруду, улыбаются,
Лишь коленки видны из-под шуб.

А на горке с иконою батюшка,
Он дороден, румян, бородат.
Осеняет знаменьем ребятушек,
Бога доброго русский солдат.

В снег упали тулупы овчинные,
Молодцов принимала вода,
Под молитву отца благочинного...
В небе всходит Крещенья звезда...


 


 

О ДОБРЕ И ЗЛЕ


 

Не делай людям зла –
Оно к тебе вернётся,
Сторицею воздаст
За тёмные дела.
А совесть, что спала,
Когда-нибудь проснётся,
Спокойно жить не даст,
Сожжет тебя дотла.

Спеши дарить добро
Легко и бескорыстно,
Без алчной мысли взять
Своё с магарычом,
Какой от жизни прок,
Коль в корысти нечистой
Ты человеком стать
Не сможешь нипочём.


 


 


 


 


 


 


 

НА РАСПУТЬИ…


 

Взахлёб вдыхаю запахи лесные,
А воздух – хоть намазывай на хлеб.
Скользят по листьям капли дождевые
Алмазами на бархатном столе.

А солнце где-то прячется за лесом,
Щебечут птицы, мокрая трава.
Чудная мысль порхает мелким бесом,
И кружится шальная голова.

Родной земли прекрасная страница,
Влекущая, как чудный мир земной.
Мне постоянно в жизни будет сниться
И оставаться до конца со мной.

И понимаешь: – Надо отказаться
От выбранного ранее пути.
К природе поскорее возвращаться
И свой удел желанный в ней найти.

Забыть про всё, про суетные будни,
И чашу жизни вычерпав до дна,
Вернуться в мир, где знают счастье люди:
Твоей судьбы достойная цена.


 


 

ОТКРОЙ НОВЫЙ МИР


 

Мир больше, чем мы представляем,
И знаем хоть что-то о нём,
Чем сказки, что детям читаем,
И, правда, которой живём.

Его нам познать, очевидно,
До мелочей не суждено,
Но очень бывает обидно,
Коль истина смотрит в окно,

А мы, уповая на догмы,
Оставить спешим всё как есть,
В своей слепоте бесподобны,
Забыв про рассудок и честь.

И, всё-таки, часто бывает:
Спадает порой пелена.
Звезда мирозданья желает
Поведать нам тайны сполна.

И мысль, неподвластная, зреет,
И жизни стремителен бег,
Душа от восторга немеет –
Открой новый мир, человек!


 


 

ОШИБКИ НАШИ


 

Ошибки молодости ми́лы,
Ошибки старости глупы:
Не стал ты мудрым до могилы –
Не избежал своей судьбы.

Есть мысль, что мудрость – это старость,
Что мудрый – стало быть, седой,
Быть мудрым с возрастом пристало.
Ту мысль придумал молодой!

Душа моя не замечает,
Хотя давно уж волос сед,
Что мудрость резко прибывает,
Спасая от грядущих бед.

Несчастья были и остались,
И давят нас сильней, сильней:
Мы беззащитны оказались:
Обман, предательство друзей…


Есть только призрачное счастье,
И мудрость вечная его:
Уйти неслышно, в одночасье,
Не утомляя никого.


 


 

ОДА СТАРОМУ ГОДУ


 

Старый год – лучше новых двух.
Почти из пословицы
.

Он уже исчез за поворотом,
Отгремел последний фейерверк,
Был он даже добрым для кого-то,
Для кого-то – в хаос мир поверг. 

Кто-то проводил его в печали,
Пребывая целый год в тоске.
Добрых дел его не замечали,
Счастья след терялся вдалекe.

Кто-то провожает год с любовью,
Он сложился, как сама мечта,
Год прошёл, и он унёс с собою
Часть души куда-то навсегда.

Был и нет, умчался без возврата,
Лапою еловою махнув.
Он ушел, как старый друг когда-то,
На недельку в гости заглянув.




 


 

ТЕНИ


 

Не имеют тени
Ни стыда, ни лени.
Оплели колени
Тени поколений.

Что ни шаг, то криво,
Что ни путь, то мимо:

Будто бы в крапиве
Ноги пилигрима.

Вечная дорога,

Под слепой луною.
И в душе тревога, –
Тени надо мною.

Если миг, как бездна,
Если ночь, как стерва,
Светлым тут не место:
Тёмный будет первым.

В кровь сбивая ноги
О судьбы ступени,
Шпарю без дороги,
Обращаясь тенью.


 


 

ФИЛОСОФ


 


 


 

Он шел c рыбалки в летний вечер.
Луна сквозь редкие кусты
Бесстрастно освещала плечи,
С непостижимой высоты.

Тепло земли, звезды движенье,
Тумана клочья над рекой,
Летящей мысли продолженье,
Вселяли путнику покой.

И землю меряя шагами,
Неторопливо, будто вброд,
Он шел, и мысли достигали
Глубин нездешних и высот.

Мозг от сомнений распалялся...
Зачем ты создан, человек?
Зачем Христос в наш мир являлся?
Что нам грозит в недобрый век?
.
Видны на горке деревушка,
Видны дорога и река,
Сухое дерево, церквушка,
На берегу два костерка.


А небеса над головою, 
Бездонный вечности шатёр,
Играют бренною землёю,
Как щепкой, брошенной в костёр.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ЧЕЛОВЕК ИДУЩИЙ


 

Лето, сумерки, в поле дорога,
Небо в звездах, в тумане река,
Он идет по земле, он под Богом,
И походка его не легка.

Где ж тебя, неуемный, носило,
В твой недобрый, неласковый век,
И какая, незримая сила
Гонит в завтра тебя, человек?

И к какой же неведомой цели
Ты идешь неустанно вперед?
К той, что наши отцы повелели,
И подросший твой сын поведёт...

Ты шагаешь по снежному полю,
Через сильную бурю и град,
Собирая в кулак свою волю –
Лишь вперед и ни шагу назад.

Час твой близится, оборотился,
На этапы большого пути...
И коль ты человеком родился –
Ты идущим и должен уйти.


 


 

НЕ СПИТСЯ…


 

Отчего не спится мне ночами,
Отчего в душе моей тревога.
Болен мир, и я перед свечами
 
Этот мир спасти прошу я Бога.

Нынче правят алчные невежды,
Божий мир спасать необходимо.
Даст Господь – останутся надежды
На дорогах неисповедимых…

Заворо́жен плачущей свечою –
Слёзы льёт, предвидя наши муки.
Будущее душу беспокоит,
Мир, в котором наши дети, внуки.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

САТИРА И ИРОНИЯ


 

Поутешишься, остынешь, Над собою посмеёшься,
Будут силы – горы сдвинешь,
А не будет, так утрешься.


 

 


 


 


 


 

НАЛОГИ


 

Забудь надежду, всяк у нас живущий,
Не спрячешься, они тебя найдут.
Они теперь у нас жирней и гуще,
Как на дрожжах, проклятые, растут.

У нас готовы деньги брать за воздух,
Порадуется, верно, принц Лимон,
Ведь наплевать ему на чьи-то слёзы,
С его высот не слышен чей-то стон.

Им безразличны беды и тревоги,
Они жестоки, алчны, велики,
Им наплевать на всех, они – налоги.
Они пираньи жизненной реки.

От них ещё никто не видел прока –
Казна, как прорва, чёрная дыра,
Не хочется заглядывать далёко,
Где завтра будет хуже, чем вчера.

И коль не пали мы на поле брани,
И дожили до радостных седин,
В стране родной обгложут нас пираньи,
И все костьми мы ляжем, как один.


 


 

Я ГОРЖУСЬ…


 

Я горжусь шагреневой страною,
И до донца русский я по духу,
Даже если мне Шабли откроют,
Предпочту я всё же бормотуху.

Я не знаю горче впечатлений,
Чем глядеть, как обретя свободу,
Ковыляет, не стыдясь лишений,
Выпавших покорному народу,
Собственным путем, непроторённым,
Не взирая на пути чужие,
Взором молодым, незамутнённым,
Матушка, великая Россия.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

КРИВЫЕ ЗЕРКАЛА


 


 


 

Не будем мудрствовать лукаво, 
Судьбы, увы, не обмануть,
Но, как полезно, Боже правый,
На жизнь с пристрастием взглянуть.

Определить рассудком хладным,
Куда уносит нас судьба,
И манит вкусом шоколадным
Нас жизнь, где каждый день борьба.

И без гадалок и пророков,
То презирая, то любя,
Не ожидая в этом прока,
Увидеть в зеркале себя.

Таким, как есть, себя, родного,
Ещё не бритого, с утра,
Без эполета золотого
И без павлиньего пера.

А если зеркало кривое,
В него не следует смотреть –
Там несуразностей с лихвою,
Мир набекрень увидишь впредь.

Мерзавец явится героем,
Предстанет мудрым идиот,
Поэт окажется изгоем,
А счастье дома не найдёт.

И всем живущим в этом мире,
Я б осторожно пожелал:
Друзья, раскройте очи шире,
Живя в стране кривых зеркал.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

НЕ ЛОВИТЕ В ХРАМАХ ПОКЕМОНОВ


 

Не ловите в храмах покемонов,
Покемоны в храмах не гуляют.
В храмах очень строгие законы –
Лишнего чужим не позволяют.

Приведёт тебя туда дорога,
Где не будет больше в жизни счастья.
Раньше, говорили, власть от Бога,
А теперь, выходит, бог от Власти.

Лучше их ловите в кабинетах,
Там для них широкие просторы.
Никакой ответственности нету, 
Сплошь одни пустые разговоры.

Здесь, среди своих, они как дома,
Холят министерские гормоны.
Им игры все правила знакомы –
Правят государством покемоны.


 


 


 


 


 

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН


 

Обременительно в годы голодные
Честью своей дорожить,
Спрячьте до времени мысли свободные,
Коли вам хочется жить.

Будто в угаре столетье злосчастное,
Богу на нас наплевать,
Выпала грешным планида ужасная –
Совесть нести отпевать.

Всё продается и всё покупается,
Честен – успешным не стать,
Лихо мамона теперь наживается,
Только умей воровать.

Тащат бесстыдно министр и уборщица,
Злой олигарх и лакей,
Кожей шагреневой Родина морщится,
Честных не стало людей.

Мы исчезающий вид, словно мамонты,
Совесть исчезла и честь.
Жаль только деток, гуляющих с мамами,
Счастье – они ещё есть.


 


 

КАКИЕ Ж ВЫ СМЕШНЫЕ, СТАРИКИ…


 

Какие ж вы смешные, старики!
Вас лицезреть сплошное развлеченье,
И хочется вас угостить печеньем,
Чтоб не видать протянутой руки.

И все смеются, глядючи на вас:
Страна родная, медицина, дети.
И вы теперь одни на этом свете,
В такой печальный, предзакатный час.

Есть в медицине термин "доживать",
Мол, жизнь к концу; так, пожил – да и будет,
Лекарств и молодым не хватит людям,
Смех смехом, а пора и меру знать.

И, с ног сбиваясь, пенсионный фонд,
Валя рубли в горнила мундиалей,
Сам тоже "мимо рта не пронесёт"...
Бог видит, заживетесь вы едва ли.

Какие ж вы смешные, старики.
Гладишь на вас в церквях, пред образами...
И грустно так, что слёзы брызжут сами,
От гнева, безысходности, тоски.


 


 

ДРАМА И РЕКЛАМА


 

В Питере теракт, метро взорвали,
А реклама прёт по всем каналам.
Там десятерых не досчитались,
Только телебоссам горя мало.

Честным быть магнату не прикажешь,
Совесть не воспитывают шконкой.
Наловчились жить с душою в саже,
Но с монетой полновесной, звонкой.

И вопрос резонный возникает:
Освещая скорбные потери.
Почему рекламу предлагают
Эти то ли люди, то ли “звери”?

Ждут, когда погибших будут тыщи,
Чтобы совесть вдруг заговорила?..
Пропадут ведь жуткие деньжищи,
В них сегодня доблесть, власть и сила.

Нелюди взрывают самолёты –
А в рекламе банки и прокладки.
Это оттого, что у кого то,
Совести и чести в недостатке.


 


 

ТРУДНОСТИ ЖИЗНИ


 

Вдруг стало всё у нас не гладко:
Враги, пожары, нищета,
Халата тришкина заплатка
Искала свежие места.

И вот нашла, угомонилась,
Ей богу, впору пришивать,
И, будто служба появилась,
Заплаты новые латать.

Но время не стоит на месте,
Все больше всяческих прорех,
И в их латания процессе
Мы видим собственный успех.

И коль трещит страна родная,
По швам в развитии своём:
Мы всё латаем и латаем,
И в этом радость познаём!


 


 


 


 


 

ДУРНОЙ СОН


 


 


 

Опечалился вечер ласковый,
Всколыхнулось вдруг позабытое.
Жизнь аукнулась доброй сказкою,
А откликнулась картой битою...

Годы юные – поиск истины,
Красоты во всём, да гармонии.
Чувства яркого ноты чистые,
Жизнь, прекрасная, как симфония.

Мысли светлые к Богу тянутся, –
Бог на небе, там, бесы – вот они:
Перекрестятся и останутся,
Лезут в душу руками потными.

Вновь попутали человечество,
Что в экстазе обогащаются.
Позабыв про доброе, вечное –
Вовсе в не́людей превращаются...

Вот живу в тоске на обочине.
Ну а рядышком вдаль уносится
Мир наживою озабоченный.
А душа болит, слёзы просятся.


И глядят с небес звёзды тихие,
Недоступные и бесстрастные.
Потрясенья сулят великие,
Жизнь нелёгкую, флаги красные.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

,


 


 


 


 


 


 


 


 


 

О ПОЭТАХ И ПОЭЗИИ


 

Наши строки – наши крылья,
Как напишем – так летим.
Взмоем в небо иль в бессильи,
На летящих вверх глядим.


 


 


 


 


 

ХОРОШИЙ СТИХ


 

Чтоб мысль лилась,
Изящна и игрива.

Чтоб свежий ветер
В нём нашёл приют.
И ты припал
К нему нетерпеливо,
Как в жаркий полдень
Люди воду пьют.

Чтоб он парил,
Не требуя опоры.
Чтоб он летел,
Не ведая преград,
Одолевая
Время и просторы,
И радость людям
Возвращал назад.

Пусть говорят:
– Такого не бывает!
Стихи сейчас
России не нужны.
В безвременьи
Чернуха процветает.
Устали души,
Жаждут тишины...

И всё ж взгляни,
Как жаворонок вьётся
В лазоревой
Безмерной вышине.
Пусть стих летит,
Пускай душа смеётся. 
Он где-то там,
Он с Богом наравне!


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ДЕНЬ ПОЭЗИИ


 


 


 

Сегодня праздник, лучший день весны,
Весна всегда поэта вдохновляла.
И голоса поэтов вновь слышны,
Среди которых классиков не мало.

Пришли на праздник множество гостей,
По зову сердца, музами ведомы.
Поведают нам много новостей,
Ведь им чудесно здесь, они как дома.

Здесь рыцарей чеканные ряды
С орлиным взором, гордой головою.
И славят здесь на разные лады
Тех женщин, что ниспосланы судьбою.

О, женщина, о, вечный идеал,
Стихов волшебных зелье колдовское.
Стихи о ней послушал, и пропал,
И вот теперь мне не найти покоя.

Пусть стих летит над вешнею землёй,
Пусть он парит и будит мир весёлый,
И пусть звенят в России молодой
Сердца, уже вкусившие глагола.

СТИХОПЛЁТ


 

Его душа, как темная вода,
А скрип пера – наркотик для "поэта",
Шагает он по строкам в никуда,
Забыв себя, не различая света.

И выстроенные "мастером" миры,
Со звоном опускаются на плечи,
Как стаи ненасытной мошкары
В безветренный и теплый летний вечер.

И неуютно, чешется рука,
И тянется, дрожащая, к бумаге...
Он в классику войдет, наверняка,
Не  поперхнувшись  от своей "бодяги".


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ПТИЦЫ ВОЛЬНЫЕ


 


 


 

Мы вольные птицы,
И хоть не летаем,
О небе мечтая,
Сбиваемся в стаи.

Мы жмемся друг к другу,
Не зная ранжира,
Чтоб ветер в лицо и
Звучащая лира.

Нам весело вместе,
Мы в чём-то едины,
И чем-то друг другу
 
Мы необходимы.

Тут что-то надуманно,
Что-то реально,
Зависимость наша
Не материальна.

Мы молоды прошлым,
Талантливы в меру,
Нас много по бывшему
Эс Эс Эс ЭРу.
Горячее сердце,
Свободные мысли,
И мы не расклеились
И не раскисли.

И новые строки
Про Мир и свободу
Мы вновь посвящаем
Родному народу.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ПРОРОК


 

В стольном граде Владимире,
Где на Пасху гостили мы,
Тихо брёл к электричке он,
Седовлас и высок.
С обнажёнными нервами,
С пассажирами первыми,
Красоты удивительной
Дурачок иль пророк.

И походкой неброскою,
С неизменной авоською
Дотащился до станции,
Лоб вспотел на ветру.
Ночь дурная, бессонная,
Без похмелья законного,
И тропинка с уклонами –
Вовсе не ко двору.

Шёл с пустыми карманами,
Нёс авоську с романами,
Что в тетрадке записаны
Кое-как от руки.
Постоит, приосанится,
"Беломором" затянется,
На платформе останется.
А потом – в Петушки.


 

ПОЭТ И СТИХ


 

Стихи похожи на своих творцов,
Ты отрицаешь этот факт едва ли.
Стихи – их суть, их правда, их лицо,
В стихах свой мир поэты воспевали.

Коль автор глуп, то стоит ли читать?
Там пустота в красивой оболочке.
Не надо их всерьёз воспринимать
И обсуждать надуманные строчки.

В них много слов, а мыслей никаких.
Ты в темноте без устали плутаешь,
И на свои таланты уповаешь,
Ища луч света в сумерках чужих...

Когда велик поэт, прекрасен стих,
В нём блеск ума, восторг, очарованье.
Он глубину Господнего посланья
Доносит до читателей своих...

И наловчились мы, к чему скрывать, –
Поэтов много в двадцать первом веке,
Всего один катрен одолевать,
Чтоб по нему судить о человеке.


 


 

ПОЭТУ


 

Не льстит поэту быть маститым,
Покой ему не по нутру, 
Негоже быть холёным, сытым,
Когда душою на ветру.

Его в пути встречают звёзды,
В его глазах земная боль,
Его стезя – миры и вёрсты –
В такой судьбе он видит соль.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ТИХИЙ СТИХ


 


 


 

Запахло влагой, ветер стих,
Загромыхало где-то,
Пал на бумагу тихий стих
Дождём, в разгаре лета.

Его дальнейшая судьба
Решается на даче:
Стихам, как людям, жизнь – борьба,
А он хотел иначе.

Хотел в сердцах оставить след,
Пылающих и юных.
Ласкать, как говорил поэт,
Серебряные струны.

Чтобы сердца соединить
По чести и законно ,
 
И песней над порталом плыть
Под звуки Мендельсона…

А дождик, кажется, прошёл,
Под щебет птиц в овраге.
Я тихо положил на стол
Поющий лист бумаги.

О ЧЁМ МОЙ СТИХ?


 

А ни о чём! Ну, просто настроенье,
Да ощущений ярких акварели,
Души благословенное движенье
К незримой цели!

 

Дыханием согретый лист бумаги –
Крупинка человеческого счастья,
Источник заблуждений иль отваги,
 
И Божьей власти.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

ТАКИЕ РАЗНЫЕ СТИХИ


 

Стихи бывают светлые, 
Красивые и нежные,
Как в пору предрассветную,
Вершины белоснежные.

Порой бывают скромные,
Суровые, чеканные.
Встает страна огромная
Под строки филигранные.

Бывают строки страстные,
Бездонные и жгучие,
Любви предтечи властные
Стезю откроют лучшую.

Они, как дети малые,
Погибнут, если брошены.
Чужие, запоздалые,
Забытые, хорошие...

И часть души пылающей
Поэт в них вложит трепетно,
И в мир войдёт страдающий,
Достойно, своевременно!


 


 

ПОЭТ


 

Да, видит Бог, нельзя поэтом стать,
Своих амбиций поднимая планку.
Рождён поэтом – даришь благодать,
Не вывернувши душу наизнанку.

Коль ты таков, пред миром ты один.
Одна вершина, а затем другая.
Друзья устанут от твоих вершин,
Отстанут, за тобой не успевая.

Твоих коллизий близким не принять:
Паденья, взлеты, разочарованья,
Забвенья омут, звездный свет опять,
Народа запоздалое признанье...

И ты бредешь неведомым путем,
Своим путем, подвластный только Богу.
Ты в качестве глашатая при нем,
И он подскажет нужную дорогу.

Направит он десницею своей:
Держись, поэт, судим ты будешь строго!
Ты сил своих последних не жалей,
Твори добро, по повеленью Бога!


Администратор # 18 марта 2018 в 10:01 +2
Уважаемый Александр, поздравляю Вас с замечательной книгой! Я прочёл пока не всё, но обязательно это сделаю. Я очень рад Вашему присутствию в нашем "Доме..." и в современной литературе.
Новых творческих свершений!

Уважаемые читатели. Материал скопирован с электронной версии книги - этим обусловлены большие пробелы между стихотворениями.
На восприятие замечательных стихотворений это, надеюсь, никак не повлияет. Всем приятного чтения!
Андронов Александр # 18 марта 2018 в 11:59 +2
Уважаемый Олег!
Благодарю Вас за доброе отношение к моим стихам! Хотелось бы верить, что они не слишком разочаруют взыскательных авторов нашего сайта.




На снимке: знаменитый путешественник Фёдор Филиппович Конюхов и ваш покорный слуга обмениваются своими книгами.
Мягков Александр # 18 марта 2018 в 13:16 +1
Саша,Здравствуй!!!Поздравляю Тебя,друг!!!Новая книга-просто чудо для человека,что пишет для других...Я по  себе знаю.У меня всего два раза получилось.И это был такой праздник для души!!!)))Твои стихи -очень дороги мне.Я их чувствую,словно.Видимо дышим одним.(Ну,я хотя бы надеюсь на это)Все стихи о деревне-просто словно то,что я не смог рассказать...Очень дорогие и понятные мне работы!!!Саша!!!Вдохновения тебе!!!Здоровья!!!Чистоты Неба и только не бросай,как бы тяжело не было труд поэта...Твой Саша Мягкий. v
Андронов Александр # 18 марта 2018 в 15:05 +1
Спасибо, Саша! Наверное, ради вот таких слов от близких тебе по духу и мироощущению людей и пишутся стихи. Во всяком случае, одна из причин. Эти твои слова дорогого стоят.  Они вдохновляют. Ещё раз спасибо, Саша!
Мягков Александр # 18 марта 2018 в 15:58 +1
Будь Счастлив,Дорогой!!!))) v
Андронов Александр # 19 марта 2018 в 01:00 +1
И тебе, Саша, счастья и радости в жизни, и, непременно, творческих успехов в ней! v
Душа # 20 марта 2018 в 06:21 +1
Александр, от души поздравляю с выходом достойной книжки.
Да-да, я  из тех самых -"взыскательных"- читателей. Из "прикапывающихся"  smile  Меня стихи не разочаровали- напротив, очень понравились. Они зрелые, выношенные, сердечные.
Знаете, когда я читала рукопись "Душа скучает по добру", то не было ощущения цельности. Эта книжка- иное: читается легко, будто это задушевный диалог автора и читателя. Симпатичные тематические разделы, нет тех (нелюбимых мною)лобовых политических стихов на злобу дня. Стихи тщательно отобраны, много ярких, запоминающихся строчек. Любовная лирика или стихи о дорогой деревне- все дышит болью неравнодушного сердца.

Дыханием согретый лист бумаги –
Крупинка человеческого счастья.

Много таких "крупинок" рассыпано в Ваших строчках. Спасибо, что делитесь.
Уверена: у  Вашей книжки будет много благодарных читателей.
Здоровья и творческих успехов!
Андронов Александр # 20 марта 2018 в 07:12 +1
Очень благодарен Вам, Душа, за доброту и участие! Ваши слова дорогого стоят. Очень рад, что книгу Вы восприняли благосклонно. Стараюсь, хотя не всё ещё так, как хотелось бы.
К сожалению, в представленной "рукописи" время от времени сбивается формат текста, что затрудняет чтение.

С благодарностью и почтением, А. Андронов.
papacha # 23 марта 2018 в 01:26 +1
Поздравляю с книгой.Скажу честно, не всё понравилось.Ещё, полагаю, не дорос ло правильного восприятия сельской жизни. Я никогда в своей жизни не видел заброшенных деревень.Напротив,деревянные дома по берегам Невы исчезли за последние десять лет, а появились каменные.Но, кажется, вы правы, люди закрылись за заборами.Успехов вам.
Андронов Александр # 23 марта 2018 в 04:32 +1
Спасибо что хоть что-то понравилось!А всё и не может нравиться, не должно.
А насчёт «доросло или не доросло”, Вам, как говорится, виднее.
Однако, у Вас довольно-таки оригинальная метода наблюдать русскую деревню с берегов Невы.
А брошенных деревень много сейчас.
Renata # 5 апреля 2018 в 08:59 +1
Саша! я так рада за твой сборник! за тебя! за нас, имеющих возможность читать тебя1 я тебе уже не раз говорила и готова повторять снова, что в твоих стихах живет тот самый неповторимый и трогательный дух наших классиков, которые писали о родине. Эти твои стихи о родных краях, судьбах сел, людях, - они просто прекрасны! Ты не просто описываешь ,ты проживаешь их судьбы, может, оттого они так трогают и долго не отпускают...
Наши строки – наши крылья,
Как напишем – так летим.
Взмоем в небо иль в бессильи,
На летящих вверх глядим.

Я от всей души поздравляю тебя с выходом новой книги и желаю, чтобы твои крылья не уставали, а бессилие не посещало тебя!
жду-не дождусь книги с автографом) скоро уже увижу ее) Спасибо тебе! Радуюсь и горжусь!
Андронов Александр # 5 апреля 2018 в 09:30 +2
Наконец-то ты добралась до меня, Рената! Спасибо!

Рукопись полностью идентична книжке, за исключением "предисловия" или "введения", которое любезно согласился написать Г.Б. И, вообще, его помощь в создании этой книжки неоценима.
Так что ты теперь имеешь полное представление, о ней. Рад, что понравилось. Я попытался здесь собрать лучшее, что у меня было на тот момент. Остальное уже не в моей власти.
Ещё раз спасибо, и, если, ничего не стрясётся, до встречи в июне.

С уважением и теплом, А. Андронов.  v
Renata # 6 апреля 2018 в 09:10 +1
Саша, не хочу жаловаться, но я действительно не понимаю ,почему стало не хватать времени на сайты и стихи((( очень переживаю сама из-за этого... конечно, встретимся, я уже заказываю билеты, жду планов Раи...
Андронов Александр # 6 апреля 2018 в 09:35 +1
Скорее бы уже встретиться - в прошлом году не получилось... Будем надеяться на лучшее.
Мадам Светлана # 20 апреля 2018 в 14:54 +1
Поздравляю. Искренно рада.Мне очень близка ваша поэзия.Хорошо что есть такие стихи, хорошо что вы есть на белом свете.
Андронов Александр # 20 апреля 2018 в 15:36 0
Рад Вашей положительной оценке, Светлана! И пусть у Вас всё хорошо будет в жизни! Уверен, Ваши новые творческие успехи не заставят себя долго ждать! Спасибо Вам! v