Вопреки судьбе, продолжение , часть 1, главы 2, 3

11 апреля 2012 - Vitaliy Mordvinov

Вопреки судьбе (продолжение), часть 1

 

 

                 Г Л А В А  II

 

     Расскажет вам,

     Как с Зевсом  спорил упрямый титан.

     Глава вторая про титана отважного,

     Очень короткая, но очень важная.

 

Чтобы мне дальше продолжить рассказ,

Представьте себе: серебрится Кавказ.

Представьте себе на Кавказе скалу,

Доступную разве что только орлу.

Теперь ещё надо представить вам:

Прикован к скале огромный титан,

А с синих высот с поднебесья Кавказа

Глядят на титана два яростных глаза.

Как буря свирепый, суровый, могучий

Сам Зевс-громовержец вещает из тучи.

Под синью небес, в сиянии гор

У них происходит такой разговор.

 -  Ну, что, доигрался, презренный титан?

Ты больше не будешь вредить нам, богам.

Под тяжестью этих железных оков

Узнаешь, предатель, ты силу богов.

 -  Вот как, предатель, значит, я?

Неблагодарная свинья!

Ведь это я тебя не раз

От гибели бесславной спас!

 -  Теперь не осталось ни капли сомнения,

Что просто втирался ко мне ты в доверие,

Используя свой пророческий дар,

Верней нанести чтобы подлый удар.

 -  Ты рассмешил меня в конец:

О подлости твердит подлец.

А кто же свергнул с трона

Отца родного – Крона?

 -  Ну, что же, что сверг,  что же тут странного?

Он сам сверг отца родного – Урана.

Досталась мне такая судьба,

Такая велась за власть борьба.

- А кто помог тебе в борьбе,

На помощь кто пришёл к тебе,

Кто отговаривал титанов

С тобой сражаться? Вот что странно…

 -  Теперь не осталось ни капли сомнения,

Что просто втирался ко мне ты в доверие.

 -  Погиб ты б без моих советов.

Теперь-то ты забыл об этом.

Теперь предатель, значит, я?-

Неблагодарная свинья!

 -  За помощь, которую ты оказал,

Ты знаешь, не раз я потом закрывал

Глаза на дела твои и делишки,

Как стал помогать ты смертным людишкам.

 -  О людях ты твердишь с презрением,

Но не владеешь ты прозрением.

Коли не лень тебе послушать,

Прочисти уши и послушай.

Признаюсь честно, без обмана,

Да, предал братьев я – титанов.

Зато я верность сохранил

Всеобщей нашей Матери.

И вероломство совершил,

И братьев стал предателем,

Но в сердце бережно хранил

Я верность только Гее,

Хоть братьев я жалею.

Для Геи – Матери – Земли

Бессмертные – обуза ей.

Тысячелетия прошли,

А кто же был в союзе с ней?

Все прорывались к власти,

Да утоляли страсти,

При этом мучая Землю зря.

Тогда за дело взялся я.

Из глины я людей слепил,

Потом их от потопа спас.

Я их наукам обучил,

Я помогал им много раз

И с неба им огонь добыл.

Теперь страдаю, но не зря,

Преобразилася Земля!

А, ну-ка, вниз взгляни сюда:

Ты видишь эти города,

Сады, и пашни, и поля?

Преобразилася Земля!

Теперь отныне и навек

Земле союзник - человек.

И каждый день, и каждый час

По мощи догоняет нас.

Уж такова природа

У смертного народа.

То время, как хватило б сил

Твоих, чтоб всех их уничтожить,

Ты безнадёжно упустил.

Тебе не нравится? Но всё же

Ты лучше покорись Судьбе,

Не по зубам они тебе!

 -  Я вижу – ты просто дурачишь меня

Глупы твои речи. Не хуже меня

Ты знаешь все дела и делишки

Подлых и жалких трусливых людишек.

Цепляясь за жизнь, ненавидя друг друга,

Они предают и детей, и супругу,

Родного отца и родную мать.

Смертный есть смертный, чего с него взять?

Конечно, теперь, куда ни взгляни,

По всей земле расплодились они.

По всей Ойкумене от края до края,

Но польза-то, польза Земле какая?

Мне даже не надо их истреблять,

Отлично умеют они воевать.

Всё, что построили – сами разрушат,

Кровью зальют и моря, и сушу,

При этом мучая  Землю зря.

А ты говоришь: «Земля, мол, Земля…»

 -  Да, признаю, так иль иначе,

Творенье моё не очень удачно.

Порой они не знают мер,

Уж не с тебя ль берут пример?

Да, люди и коварны,

И войны их кровавы.

Глупы, подлы, бесстыжи,

Но для того, чтоб выжить.

Всеобщую осилить Смерть,

Придётся людям поумнеть,

И изменить теченье дел,

И войнам положить предел,

И к счастью путь откроют,

И Землю обустроят.

Пусть к счастью долог будет путь,

Пройдут его когда-нибудь.

Устроят жизнь иную,

Пока что – пусть воюют,

Раз такова природа

У смертного народа.

Когда титаны шли войной,

Я рядом встал тогда с тобой

Не олимпийцев защищать –

Земле и людям помогать.

Титаны жили средь людей.

Не то, чтоб каждый был злодей:

И добродушны, и честны,

Но буйны нравом и сильны,

И всем, что совершали,

Людским делам мешали.

Хоть ты порядочный злодей,

Но меньше вреден для людей.

Хоть все  вы, олимпийцы,

Плуты и кровопийцы,

Но что бы там бы не было,

Вселились вы на небо.

Чтоб вы не стали совершать,

Вы меньше будете мешать.

Ты сам так допустил, злодей,

Земля – владение людей!

 

В ответ Громовержец суровый, могучий

Громами гремит из клубящейся тучи.

 -  Мне надоела твоя болтовня.

Теперь, презренный, послушай меня.

Подобных речей я терпеть не привык,

И я укрощу твой дерзкий язык.

Эй ты, Прометей, промыслитель, провидец,

Ты собственной участи, что ли, не видишь?

Запомни – к предателю жалости нет,

Тебя я сковал на тысячи лет.

Ты что ли не видишь, насколько бессилен ты

Против могущества и всесилия?

 

 -  Всесилия? Ты что, всерьёз?

Ты рассмешил меня до слёз.

Ты головой не заболел?

Ты вспомни, как ты уцелел,

Когда титаны шли войною,

А я стоял тогда с тобою.

Твои  недолги  были б муки,

Но в помощь я привёл сторуких

Гекатонхейеров. Потом

Просил киклопов я о том,

Тебе чтоб молнии сковали

И силу колдовскую дали

Уметь те молнии метать.

Что, дальше будем вспоминать?

Титанов ты сдержал набег,

В Тартар их молниями вверг.

Но всею силой волшебства

Ты победил едва-едва.

Ещё б чуть-чуть  – мой брат Атлант

Тебя б расплющил как клопа.

И даже твой волшебный дар

Не смог вогнать его в Тартар.

Ну, что опять гремишь громами?

Признайся честно, между нами,

Что мне серьёзного страданья,

Потяжелее наказанья

Не смог придумать, не сумел,

А, может быть, и не посмел.

Я, кстати, сам давно хотел

Немного отдохнуть от дел.

Вся жизнь - дела, дела,

А тут – приличная скала…

 -  Ты зря настроен так беспечно.

Бессмертие – не значит вечность.

Здесь за столетием столетие

Иссякнет всё твоё бессмертие.

В этих заснеженных горах

Ты просто превратишься в прах!

 -  Не я, а ты беспечен,

Ты сам, злодей, не вечен.

Ты помнишь, как сверг с трона

Отца родного Крона?

Теперь судьба такая,

Я точно это знаю,

Тебя постигнет самого,

И ты не сможешь ничего

В Судьбы решеньях изменить

И гибель злую отвратить

Без моего совета.

Но не мечтай об этом.

Тебе я просто намекну:

Среди бессмертных ты одну

Когда-нибудь, да встретишь

И ласкою приветишь,

И по решению Судьбы

Родиться сын сильней, чем ты.

Тебя лишит он трона,

Как ты когда-то Крона.

Но даже грозная беда

Тебя не сможет никогда

Сдержать от увлечений,

Любовных приключений.

Когда-нибудь, в один из дней

Ты всё-таки сойдёшься с ней!

Пускай рассыплюсь в прах я,

А ты терзайся страхом.

Признаюсь честно – я с тобой

Меняться не хочу судьбой!

 

 -  Что?! – взревел Зевс, в ярости зверея, -

Ну, говори, с кем это «с нею»?!

Под мелодичный звон цепей

Смеётся дерзкий Прометей.

 -  Хотел ответить жестом я,

Но помешала цепь моя…

 

Вообще-то я бы дальше мог

Продолжить этот диалог.

Но дальше шёл он, ох и ах,

На столь повышенных тонах…

 

 

             Г Л А В А  III

 Вот третья глава. Она вам раскроет

 Сейчас кое-что из истории Трои.

 

Вначале придётся признаться не ложно:

История Трои – вопрос весьма сложный.

Но так как я сам-то не шибко учёный,

Его излагаю весьма упрощённо.

Царь будущий Трои – могучий Ил

Однажды оракул такой получил: ٭

Что должен идти он за пёстрой коровой,

Где ляжет она – там город он новый

Построить должен во славу богов.

Герой был согласен, герой был готов.

Откуда взялася пеструшка – корова?

 ------------------------------

٭ Оракул – не только места названье,

   Где выдавались судьбы предсказанья.

   Насколько судить позволяет мне знанье,

   Оракул - это само предсказанье.

Историю вам расскажу слово в слово.

Во Фригии в играх могучий Ил

В борьбе всех соперников наземь свалил

И получил за это награду,

Такую награду, что лучше не надо.

Награда такая радует взгляд:

Полсотни юношей и юных дев пятьдесят.

В нагрузку вручили корову – пеструшку.

Корова, оракула слову послушна,

Долго брела по зелёным лугам

В сопровождении шумной толпы,

Следящей за ней в ожиданьи судьбы.

Делать ведь больше  было им нечего.

Что же корова? Корова под вечер

Угомонилась и улеглась,

Только пред этим на холм забралась.

Слух по толпе сам собою прошёл:

«Что-то не нравиться нам этот холм,

Дело нам это кажется странным:

Это же холм богини Обмана.

Богини Обмана, Обиды, Безумства,

Вроде бы строиться здесь – безрассудство!»

Засомневался могучий Ил,

Поднялся на холм, на вершину  ступил.

- Дардан, мой прадед, насколько мне помниться,

Здесь тоже когда-то хотел обустроиться,

Но отсоветовал Аполлон,

Точен в своих предсказаниях он.

Дардану другое он дал указание  -

За горой Идой возникла Дардания.

К небу Ил мощные руки воздел,

Голос его над холмом загремел.

Он вопрошал всемогущего Зевса,

Будет ли стройка для них здесь уместна?

Зевс услыхал. На вопрос сей мучительный

Он отвечал вполне утвердительно.

И подтверждения слов своих ради

Сбросил на землю священный палладий,

И предсказал: покуда палладий

У вас врагами не будет украден,

Вам опасаться за город свой нечего.

Зевса услышав, могучий герой

Город построил под Идой – горой,

Что по – соседству с родною Дарданией,

Только запутавшись в двух предсказаниях

(Кто же был прав – Зевс, Аполлон?),

Стены не строил вкруг города он,

Спасёт или нет крепостная стена?

Палладий запрятал надёжно весьма.

------------------  // --------------------

Теперь, не терять чтоб сюжета нить,

Наверное надо бы  пояснить,

Откуда взялся холм этот странный

Богини Безумства, Обиды, Обмана.

В предании ясно достаточно сказано:

С рожденьем Геракла название связано.

Однажды в своих олимпийских чертогах

Собрались на пир великие боги.

И Зевс, принявши изрядную дозу

Напитка богов нектара-амброзии,

Вдруг заявил пировавшим богам:

 -  Внимание! Весть сообщаю вам.

Сегодня, ещё до исхода дня,

Родится от смертной сын у  меня.

Герой будет славный. И будет он

Великою силою наделён.

Многих чудовищ он уничтожит,

И людям, и нам, богам, тоже поможет

Великую службу герой нам сослужит.

Готов в том поклясться я, и к тому же,

Такую ему предрекаю судьбу:

Быть ему старшим в Персея роду.

Боги в ответ ликовали без меры,

За исключением разве что Геры.

Это понятно – законной жене

Вряд ли приятно такое вполне.

Зевса могучего важные вести

Ей подсказали коварный план мести.

Ата – богиня Безумства, Обмана,

Тогда на Олимпе жила постоянно.

Гера на Ату украдкой взглянула,

Гера Ате слегка подмигнула,

Ата Гере кивнула послушно.

Гера Зевсу сказала радушно:

 -  Такое известье – приятный сюрприз,

Поклясться хочешь? Ну, так, поклянись!

Ата Зевса смутила разум,

Изрёк он великую клятву сразу.

Поклялся он Стиксом – подземной рекой.

Клятвы нету крепче такой.

Пока были боги навеселе,

Гера тайком устремилась к земле.

Вот-вот предсказанье должно было сбыться,

Вот-вот Геракл должен родиться -

В семье Персеида Амфитриона.

Жена издала уже первые стоны.

Но Гера роды ускорить сумела

В семье Персеида другого – Сфенела.

Было нетрудно то выполнить ей,

И первым родился в тот день Эврисфей.

Когда на Олимп Гера снова вернулась,

Зевсу радушно она улыбнулась,

Первой поздравила, ну, а потом…

Лучше, пожалуй, не будем о том.

Страшный скандал вспоминать тот не будем.

Короче, с Олимпа Зевс вышвырнул к людям

Богиню Безумства, Обмана, Обиды,

При этом такого пинка он ей выдал,

Что Ата на холм этот самый упала,

Где после корова-пеструшка лежала.

Ата с тех пор живёт меж людей.

Мы все регулярно встречаемся с ней.

С тех давних времён, да и поныне

Мы многим обязаны этой богине…

----------------- // -------------------

Вернёмся теперь к могучему Илу,

С которым корова так странно шутила.

Так иль иначе, могучий герой

Город построил под Идой – горой.

Быстро богатство своё он умножил,

Росло население, могущество тоже.

Не тратя сил на строительство стен,

Легче решал он много проблем.

Мудро умел он городом править,

Чем вызвал окрестных соседей зависть.

И вот тогда-то могучий Ил

По-своему здраво вполне рассудил,

Что лучший способ защиты владения

Не оборона, а нападение.

(В числе дел прочих могучий Ил

Разрушил, разграбил цветущий Сипил).

Когда же умер могучий Ил,

Лаомедонт на престол заступил.

Чтоб за отца не свели с ним счёты,

Он произвёл свои расчёты.

Обиды на Трою сколь велики,

Столь же и стены должны быть крепки.

С работой такой как справиться лучше?

Помог в этом деле счастливый случай.

Вот как представился случай счастливый:

Известно – боги бывали гневливы.

Ещё известно - той давней порой

Ссорились боги  между собой.

Однажды обиды припомня многие,

Бунт против Зевса боги подняли.

Но грозны Зевса молнии – стрелы,

Сражаться в открытую с ним не посмели.

Успеха чтобы добиться верней,

Связали сонного сотней ремней.

Можно молний теперь не страшиться –

Не мог Зевс даже пошевелиться.

Проснувшись связанным утром ранним,

Богов он крыл отборнейшей бранью.

Но боги, после Зевса свержения,

Чуть-чуть меж собой не начали сражение.

Заспорили, дело свершивши славное,

Кому же теперь из них быть самым главным.

Гермес, беду большую предвидя,

С Олимпа весть подал об этом Фетиде.

Дочь мудрого старца морского – Нерея,

Она привела на Олимп Бриарея,

Старшего из великанов сторуких,

Чтоб прекратил он Зевсовы муки.

Зевс завопил: «Давай же, скорей

Спасай же, спасай же меня, Бриарей!»

Могучие руки медлить не стали,

Мгновенно сотню узлов развязали.

Вздохнул Зевс свободно. На ноги встал.

Долго богов вкруг Олимпа гонял.

Но как бы не был Зевс на них зол,

Когда он душу немного отвёл,

В себе умерил ярости страсть –

Богов уничтожь – кто в борьбе за власть

Будет служить хоть какой-то опорой?

Враги враз накинуться хищною сворой!

Тогда-то Зевс, как гласит предание,

Богам отмеривать стал наказание.

С Герой-женой разобраться не сложно,

Тут поступить по-семейному можно.

Иное дело зачинщики главные,

Тоже боги великие, славные,

Брат – Колебатель земли Посейдон,

Сын – Стреловержец родной Аполлон.

Тут-то Зевс вспомнил: Лаомедонт!

Стенами Трою сбирается он

Мощными крепкими огородить,

И выход найден, как поступить:

В рабство на год на строительство стен

Их отослать – вот решенье проблем!

Пусть бунтари с утра и до ночи

Камни тяжёлые поворочают,

Стены кладут, помогая друг другу.

Прочие боги лёгким испугом

За свой поступок бесчестный отделались.

Чтоб бунтовать вновь не собрались,

Зевс с них строгую клятву взял:

Каждый покорно пообещал

Не бунтовать, перед Зевсом смириться,

Воле его навсегда покориться.

          ----------- // ------------

   В Трою пришли Аполлон с Посейдоном,

   Повиновавшись воле законной.

   Лаомедонту они без лукавства

   На год себя запродали в рабство.

   Лаомедонт им в тот же час

   Столь внушительный выдал заказ,

   Да и к тому же, как назло,

   «Два» - несчастливое это число,

   Что боги решили: «Нам нужен третий.

   Есть ли кто-то у нас на примете?».

   Сколько время с тех пор прошло,

   «Три» - счастливое это число!

   Выбор пал на Эака – героя,

   Но почему же случилось такое?

   Знали Боги – Эаку смело

   Можно доверить любое дело.

   Честность свою он тем подтвердил,

   Что сам сыновей своих осудил.

   Своих сыновей – Теламона, Пелея

   Из дома выгнал, ничуть не жалея,

   За то, что сводного брата убили,

   Хотя они постоянно твердили,

   Что это случайность, коварство Рока,

   Что так поступать с ними просто жестоко.

   Эак непреклонен был. Вот все трое,

Аполлон с Посейдоном вместе с героем,

Сделали дело великое, славное.

Впрочем, не это самое главное.

Кстати сказать, боги, герой –

Каждый участок выкладывал свой.

Эак потрудился конечно не мало,

Стену сложил у смоковницы старой.

Стены встали, мощи невиданной,

И тут же Судьбою были испытаны.

С трёх разных сторон три огромных змеи

К стенам троянским вдруг приползли,

Злобно шипели и ядом плевались,

На укрепленье забраться пытались.

Замысел сей у одной лишь исполнился,

Как раз напротив старой смоковницы *.

Случай этот весьма занимательный

Местным пришлось разбирать прорицателям.

Долго гадали. С большим затруднением

Всё же сошлись на таком вот решении:

Скорее всего, потомки Эака  стены могут

Разрушить, однако…

   Так иль иначе, работа их славная

   Завершена. Но не это главное.

   Боги, работу когда завершили,

   Награду себе за неё спросили.

   Лаомедонт не хотел их и слушать,

   Пообещал им отрезать уши!

   На славных богов, да с такими речами?

   Как видно, героем он был отчаянным!

   Боги из Трои ушли с позором.

   Лаомедонту чистым разором

   Враз обернулась его отчаянность.

   Боги, взъярившись такими речами,

   Наслали на Трою многие бедствия,

   Страшными были бедствий последствия.

   Месть - страшнее любого побоища:

_________________

* Не только Шлиман раскапывал Трою,

   И Дерпфельд копался под Идой-горою.

   По поводу мифа сказал: «Нет сомнений -

   Действительно, менее мощные стены

   Там, где потрудился правдивый Эак,

   И это действительно именно так».

   Правдивый Эак, как он ни старался,

   В работе с богами, увы, не сравнялся.

   Наслал Посейдон морское чудовище,

   Из тех, что были подвластны ему,

   А Аполлон наслал чуму.

   Чтобы задобрить морского дракона,

   Чтобы спасти народ и страну,

   Лаомедонту дочь Гесиону

   В жертву пришлось приносить ему.

   Казалось, нет никакого спасения,

   Обречена она на съедение.

   Но странно Судьба играет людьми,

   В Трою Геракл забрёл в эти дни.

Свершивши подвиг очередной,

Домой возвращался он той стороной.

Хотя устал он душой и телом,

Пришлось ввязаться и в это дело.

Когда-то предок его Персей,

С тех пор прошло уже много дней,

Точно также спасал Андромеду.

Но легче далась Персею победа.

Сандалии крылатые Гермес ему дал,

В которых герой как птица летал.

Гераклу в случае точно таком

На бой пришлось выходить пешком.

По сведеньям тем, что есть у меня,

Бой этот длился целых три дня.

Потом закончился так, как надо.

Герой, конечно, спросил награду.

Пожадничав выдать награду герою,

Свершил роковую ошибку царь Трои.

Так же, как при расчёте с богами,

Ругая героя злыми словами,

Лишил себя жизни, не только трона –

В гневе Геракл страшнее дракона.

Однако, в тот раз, опасаясь чумы,

Не стал герой начинать войны.

После, когда представился случай,

К Трое вернулся герой сверхмогучий,

И войско надёжное было с ним.

Из всей многочисленной царской родни

Остались в живых только лишь двое –

Сын младший Приам и дочь Гесиона.

В то время война велась меж людьми,

Не мене жестоко, чем в наши дни.

Геракл замуж отдал Гесиону

За друга отважного Теламона.

Эака сын с  ним рядом был,

И даже первым брешь пробил

В стене, построенной Эаком.

«Как быстро сбылось предсказанье, однако, -

Отметили местные прорицатели, -

И с точностью, прямо-таки замечательной!»

Да, их предсказания не были лживы,

Хотя едва сами остались живы,

Дома их разграблены, как и все прочие,

Гордились своей удачей очень.

Так иль иначе, славный герой

С войском своим удалился домой.

----------------- # ----------------

Приам, на престол заступив ещё в детстве,

Очень тяжёлое принял наследство.

Но одолел он последствия зол,

Опыт печальный  предков учёл.

Мудро Приам правил народом,

Правил долгие-долгие годы.

И Троя, за время сравнительно малое,

Достигла могущества небывалого.

Ещё Приам себя тем прославил,

Что очень большое потомство оставил,

И все в семье дружно и счастливо жили,

Но ложку дёгтя Судьба подложила.

Однажды приснился Приама жене

Сон вещий. И в этом ужасном сне

Приснилось, что факел она родила,

И пламя его весь город спалило

(Она в это время

как раз была беременна).

Приам велел позвать прорицателей.

Явились они, обдумав всё тщательно.

Отбросив прочь любые сомнения,

Приговорили такое решение:

Ребёнка, кокой у царицы родиться

В живых оставлять никак не годиться.

Большую беду принесёт он нам,

Погубит он город, погибнет  и сам.

Чтоб отвести от Трои беду,

Приам решил не дразнить Судьбу.

Только царица дитё родила,

Приам, чтоб избегнуть страшного зла,

К себе пастуха своего позвал

И строго настрого приказал

Тотчас взять у царицы ребёнка,

Милого пухленького мальчонку,

В лес отнести и на Иде-горе

На растерзание диких зверей

Бросить в лесу…

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 472 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!