Венок сонетов.

17 января 2012 - Marina Chernykh

Венок сонетов

1.
Я не прошу Всевышнего - уважить
Все прихоти мои и все желанья,
Поскольку, достает ума и знанья
Предостеречь себя от этой блажи…

Попробую сплести венок сонетов-
Изящное и стройное творенье,
Прослывшее среди друзей поэтов
Мерилом истинного вдохновенья.

Начало есть. Развитие сюжета
Потребует серьезного  ответа
Души и сердца, разума и воли…

Дотянется ль перо до высшей планки?
Не лучше ли довериться Петрарке,
Избегнув пут сомнения и боли?



2.
Избегнув пут сомнения и боли,
Внимая строфам нежным и прекрасным,
Не окажусь ли в творческой неволе,
Сочтя свой путь тернистым и опасным?

И все же…Неужели не сумею
Взять верно ноту на старинном грифе?
От дерзновенья стану ли слабее,
Стремясь учесть все отмели и рифы?

Бесстрашно отдаю свой парус ветру,
Доверяясь импульсу строки и  метру,
Смогу ль достичь я истины заветной?



Ладья легка. Я не ошиблась курсом.
Ступаю по волне отважным галсом
Стихия водная мне видится приветной.

 
3.

Стихия водная мне виделась приветной,
Но не смогла избегнуть новых встреч.
Как будто с неизведанной планетой
Скрестила я свой одинокий меч.


Морской простор. И берега не видно.
Трепещет парус, стянутый канатом.
Ладья  рискует утонуть безвинно,
С волной сражаясь, как с лихим пиратом.


Но я плыву, не думая о бедах,
Опасности коварной не изведав,
Не осознав  пока ее урока.

Вот показались первые сирены.
В их пенье  различила зов гиены,
Повеяло дыханием Востока..


4.
Повеяло дыханием Востока.
Однако, я  не внемлю сладкой тяге
К мелодиям, пропитанным пороком
И  личикам на глянцевой бумаге.

Я  хор сирен перекричать не в силах,
Да и зачем? Ведь  не ему подвластна.
И  в этих водах - мутновато-стылых
Не нахожу я истины прекрасной.

Сирен гремучих оставляю вскоре,
Путь продолжаю в необъятном море,
Вновь небосклон улыбчив и беспечен.

Готова ли я к новым испытаньям,
Или пришел конец моим дерзаньям?
Истощена ль я предыдущей встречей?

5.
Истощена ль я предыдущей встречей?
Нет,  парус цел и я готова к битве.
Я верую, что путь морской не вечен,
Доверив сердце вдумчивой молитве.

И размышляя над катреном дальше,
Свой путь средь волн мятежных пролагаю.
Боясь невольно пресловутой фальши,
С которой встречи, все же, избегаю.

Но некая неведомая сила
Меня внезапно в сети захватила,
Пытаясь то стремленье погасить.

А сердце, ощущая  ритм неволи
Во власти оказалось чуждой воли,
что начинает мной руководить.




6.
Что начинает мной руководить?
Куда влечет меня чужое мнение?
И от чего исчезло вдохновение,
Не уж - то мне его не воротить?

Густой туман накрыл меня внезапно.
Я затерялась в мутной пелене.
Где верх, где низ, вперед, или обратно
Идти -  решать уже не мне.

Я – малая песчинка в Океане.
Чаинка  в остывающем стакане.
Моя судьба уже предрешена.

Что может быть страшнее ожиданья
Неведомого часа воздаянья,
Коль знаешь, что душа обнажена?


7.
О, чувствую, душа обнажена
И рвется, словно птица в заточенье.
А за плечами мощных два крыла
Меня влекут туда, где есть свеченье.

Тот  свет сияет дивной чистотой.
Там я  легка, свободна и крылата.
Я пребываю с собственной душой
В гармонии без суеты и злата…

И мне совсем не хочется обратно,
Однако, ощущаю я внезапно
Истекший час блаженства своего.

Туман рассеялся, вперед, вперед!
Мой остров ждет   меня. Я верю, ждет!
Достигнуть поскорее бы его…

8.
Достигнуть поскорее бы его!
Ловлю я струи ветра средь простора.
День миновал. Мрак поглотил его,                                       
Просвет оставив млечного узора.

И вновь сомненье гложет и томит.
Найду ли, обрету ль успокоенье,
Как паломник, достигший пирамид,
Внимающий священному творенью?

Ночь ввергла разум в царство сна,
Власть проявив Всевышнего перста.
Путь очертила ясный и надежный.

Рассветный луч застал меня в пути,
Я чаяла скорей вперед идти,
Доверившись надежде непреложно.




9.
Надежда… С ней немало  дней
И   лет мятежных   пребывала вместе,
Деля ее средь близких и друзей,
Не поддаваясь злу и темной мести.

Она спасала в роковые дни,
Когда душа  стонала и металась.
От дивных роз - шипы одни.
Вонзаясь в сердце, оставались.


Окутанная  сетью темных чар,
Вкусить стремилась сладостный  нектар
Всепоглощающей и жаркой страсти.

Мне предрекали слабость и позор,
От боли  был готов погаснуть взор.
И все ж, не поддалась я томной власти.



10.
И все ж не поддалась я томной власти,
Невольно душу этим воскресив.
Открыв дорогу к истинному счастью,
В душе своей гордыню истребив.

Ведь потакая прихотям, желаньям,
Среди житейских смут и суеты
Мы призываем душу к прозябанью.
Ввергая в бездну жалкой пустоты.

Но если обрели мы свет в пути,
Нам  свыше суждено к нему прийти.
Его сиянье чертит нам законы.

Так семя влагу смысла ощущает,
О сути своей тайной  заявляет,
Преодолев сухой земли кордоны.


11.
Преодолев сухой земли кордоны,
Росток  хватает жизнь, вдыхая свет.
Подвижные и легкие фотоны
Ему на все готовы дать ответ.

Они, вливаясь малой частью сути,
Ростку дают и форму, и размер.
Цвет безошибочно изъяв из мути
Земной палитры. Это ль не пример?

Мы все – ростки на лоне мирозданья.
У каждого из нас  свое призванье,
Свой срок и звездный час расцвета.

И нам, как и росткам дано дерзанье
Преодолеть земное испытанье.
Не в этом ли таится смысл Завета?



12.
Да, в этом и таится смысл Завета.
И мы стяжаем свыше благодать,
Коль достигаем неземного света,
Желая плоть свою ему предать.

Себя сминая в нервном испытанье,
По капле выжимаем вражий дух
Тлетворного, тупого прозябанья,
Избрав всего один ответ из двух.

И если наш ответ угоден Богу,
То обретем воистину дорогу
К сокровищам нетленным в небесах.

Но коль фальшивы наши уверенья,
Напрасно ждать от неба озаренья
И грезить о внезапных чудесах.

13.
Мы грезим о внезапных чудесах,
Порой, бросая в землю злое семя,
Роняем дух в ненужных словесах,
Тем -  убивая  неизбежно время.

От скольких слов отречься бы смогли,
Когда б вернулись мы к началу круга,
Пройдя, порой по краешку земли,
Не потеряв ни имени, ни друга.

Но повернуть часы назад нельзя.
Не обернутся прежние друзья,
Настигнутые лавой равнодушья.


За все придется заплатить сполна
И накрывает темная волна
Слепого и глухого малодушья.



14.
Слепого и глухого малодушья
Не дай мне, Господи, вкусить сполна.
И дерзновенно прикасаюсь к сущему,
Стремясь сорвать покров с его холста.

Мир полон грез, реальность удивительна.
О, нет в ней серых, призрачных тонов.
Для каждого –  возможность предпочтительна
Достичь своих заветных островов.

Вот горизонта четкая черта,
Лазурь небес, простор и высота.
Увижу ли когда-нибудь иное?

Что обрела, войдя в стихию вод?
Моя ладья по-прежнему плывет.
Душа не знает праздного покоя.


15.
Душа не знает праздного покоя,
И сердце вторит истинам простым:
Отринь в себе все чуждое, пустое,
Чтобы рассеять скверной сути дым.

Я не прошу Всевышнего уважить
Все прихоти мои и все желания,
Поскольку достает ума и знания
Освободить себя от этой блажи.

Мой остров там, откуда этот свет,
Зовущий, ожидающий ответ
Души моей – стремительной ладьи.

Последний штрих. Ужель конец пути?
Венок сплетен. Куда теперь идти?
Мой остров там же, где стихи мои...
 
Рейтинг: +2 Голосов: 2 445 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!