Вдохновение. Сборник Поэзии.

 Нерушимый Бастион

 
Нет, верю я, мы живы не Чернухой,
Что, как Мороз, снедает мозг костей,
Жонглирует Помойкой и Разрухой,
Раскидывая неводы сетей!
 
Мы верим в Чудо, – если бы не Вера,
То мы исчезли б с карты навсегда,
Но в нас жива раскромсанная Мера
Сквозь хамский образ грязного Следа.
 
Какой-то странной волей Провиденья,
Мы в тьме Души скрываем Уголёк
Чья искра ароматом Исцеленья
Кромсает опустившийся Полог.
 
Мы уничтожены Самими же Собою,
Поверив безоглядно в Суету,
Себя заклав Паденью и Разбою,
Почувствовав Иллюзии пяту.
 
И обвиняя Внешние Капканы,
Не замечаем Замысла Ловцов,
Чьи нашим мясом пахнущие Станы
Звенят окрест заточкою резцов...
 
Но искра света памяти сердечной
Снедает жаром плотский холодец,
Буравит лёд лукавости беспечной
Отодвигая тленье и конец,
 
Зовя пронзить Мечтою Ожиданья
Те Мрак и Боль, что въелись в завязь ген,
И раскопать былые Начинанья,
Покрытые отбросами Измен.
 
Собою стать, Себя осознавая
Свободными от мерзости Рабов,
Ответственность Былого не снимая,
Грядущее черпая из Умов.
 
И через Разум мы восстанем к Жизни,
Огонь забытый в Сердце возродив, – 
И снизойдёт к нам Мудростью Всевышний,
Надеждой Беспросветность озарив!
04.04.2005
 
Ежиное Царство
 
Ежиное Царство повсюду
Средь леса бетонных лачуг,
Несущее мусора груду
Сквозь вечный понурый испуг.
 
Прерывисто фыркая носом,
Шурша методично в чаду,
Не мучаясь умным вопросом,
Стараясь не быть на виду,
 
Вразвалку ежи ковыляют,
Поживу повсюду ища,
На дёрн боязливо ступают,
Горбами Темницу влача.
 
Их долго учили бояться,
Обидами тело точить,
Заставили шкуру меняться,
Природу Страданьем лечить, – 
 
И шёрстка их ороговела,
Храня от касаний покой,
Щетиня иголками тело, – 
Заканчивая Головой.
 
Навеки отвыкнув от ласки,
Ежи погрузились в себя
Скрываясь под серостью краски
И спину пугливо горбя.
 
Они ждут повсюду подвоха,
Преддверьем Обиды живут,
Дрожа до последнего вздоха,
С Пыхтением всюду снуют.
 
Приблизишься, – Ёж отвернётся,
В Клубок свою Сущность сведя,
Замкнётся и в иглы забьётся,
Из недр угрюмо глядя...
 
Частенько для дружбы сближаясь,
Врачую Уколы в Душе,
Порою тому поражаясь
Как много повсюду Ежей!..
04.04.2005
 
Вечные Дома
 
Господь владеет Вечными Домами,
Что не дано от Века сокрушить,
И Святотатства дерзкими ломами
Святыню её Целости лишить!
 
В попытке каждой видим мы Науку,
Что выю Дерзких снова гнёт к Земле, – 
Так сквозь животной грубости Поругу
Дух торжествует, стоя на Скале.
 
Печать Небес не может Персть оспорить,
Ей не дано проникнуть в Сущность Тайн,
Значенье Судеб Волею ускорить,
Творенья перекраивая План.
 
И Вечность мстит за мерзость Оскверненья
Блаженной Тишины и Красоты,
Сжигая Глупых в Пламени Каленья,
Кормя их пеплом Райские Сады.
 
Избранник Божий – это Дом Особый, – 
Через Него Господь глаголит в Мир,
Он Чист и Чужд от яслей и до гроба,
Из Грязи – Очищающий Martyr.
 
Дома из Камня, Красок, Позолоты
Хранят в себе незримое Тепло,
В них Половодьем чистятся Народы
Открыв Благословению Чело.
 
И Божий Град средь плачущей Равнины
Сонм Нечестивцев вывести не смог, – 
На прежнем месте прежние Святыни
Руками их Потомков строит Бог.
 
Народ незримый, мощный и размытый,
Хранящий с Небом Вечности Завет, – 
Есть также Дом, терновником увитый,
Познавший Боль, Разруху и Навет.
 
Но снова Он сбирается в Пустыне,
Что Господом завещана Ему, – 
И кровь Врагов могущественных стынет,
Ниспровергая души их во Тьму.
 
И будет Им со временем воздвигнут
Тысячелетья разорённый Храм, – 
И Многие Величие постигнут,
Того, кто в Алтаре воссядет Сам...
 
Вам Замысла Вселенной не нарушить, – 
И потому, лелея Закрома,
Склонив Главу, смирив Сердца и Души, – 
Не оскверняйте Вечные Дома!..
05.04.2005
 
Любовь и Искусство
 
Любовь и Искусство похожи, – 
В Обоих живёт Идеал,
Чьё Виденье Образы множит,
Поставив Мечте пьедестал.
 
В них Поиск, Намёками скрытый,
Играющий сном Бытия,
Слезой Нетерпенья омытый,
Забвения сладость тая.
 
Вслепую летя на желанный,
Влекущий, палящий Огонь, – 
Одной они мучатся Раной,
В один попадают Загон:
 
Их давят границы Природы,
Изъяны чужих рубежей,
Темниц равнодушные своды,
Надзоры ливрейных пажей,
 
Попытки вкушенья Запретов,
Открытия новых Глубин,
Причин, захороненных Где-то,
Последствий израненных спин...
 
Стремленье к Слиянию правит
Дыханьем Обоих века,
Гармонию страстную славит,
Что Божья ваяет рука.
 
Они погоняют Влеченье,
Они созидают Экстаз,
Чаруемы Светом и Тенью,
Таясь и идя напоказ.
 
В Них Методы с Целью едины,
Сквозь Искренность Правду ведя,
Поток пробуждая из льдины,
Прекрасное в муках родя.
 
Питаясь Любовью незримо,
Искусство стяжает Себя,
Любовь же – неисповедима,
Творенье Искусно лепя!..
05.04.2005
 
Пивная Весна
 
Пивное Увлечение в разгаре,
И лёгкий хмель затмил собой Весну, – 
Краснеют лица в кровяном пожаре,
Последние монеты на кону,
 
Закуска измождённо солонеет,
Струится дым дешёвых сигарет,
Чей огонёк сокровищем алеет,
Сквозь запахи сосисок и котлет.
 
Кипит торговля суетного рынка
Шипеньем пены, желтизною глаз,
Цыгане зазывают постаринке
Отдать им то, что в кошельке у Вас.
 
Течёт Апрель измачивая почки,
Стегая соки дремлющих грязей,
И Солнце золотит пивные бочки,
Поя с весенним воздухом: «Налей!»
 
Струится Свет сквозь кружки и стаканы,
И пузырясь в веселии блажном,
Освободив распущенные краны,
Играется вальсирующим Сном.
 
В Пивном Соборе – Верующих масса,
За Зельем – Покаяния излив,
Звенящим хрустом тяжелеет касса,
Пожертвований ток объединив.
 
Как будто на церковной литургии,
Несут в руках Бутылки вместо Свеч, – 
Молясь Себе, Янтарная Стихия
Заупокой Умов стремится течь...
06.04.2005
 
Гну
 
Потрясаючи Заначкой,
По саваннам Гну гремят,
Всюду – Бабки, Тёлки, Тачки,
Распухают в недрах Хат.
 
Представленья и стремленья
Движут грохотом копыт,
Закрывая пыльной тенью
Раскалённый Солнца щит, – 
 
Всё первичные мотивы
Колесят из века в век,
Полыхаются, как гривы,
Омывая потный бег.
 
Это – Нужно, это – Важно,
Но зачем такой Кошмар?!
Млад брыкается куражно,
И уныло гадит Стар.
 
Поиск Пастбищ и Боданье
Тешат стадности инстинкт
Заглушая рёв страданья
Тех, кто Хищниками сбит.
 
Пожираются Купюры
Сочных порослей травы,
Плодородные культуры
Почки завязей листвы.
 
В землю топчутся объедки,
Оставляя Пустыри,
И чернят понуро ветки
Раскровение Зари...
 
Поимение корёжит,
Растирает и слепит,
Изнутри незримо гложит,
Придаёт безумный Вид.
 
Всюду взмыленные Холки,
Ищут, где бы что сожрать, – 
Бабкохатотачкотёлки, – 
Антилоп шальная рать...
07.04.2005
 
Пустынная Птица
 
На краю Аравийской Пустыни,
Где сливаются Свет и Песок,
Горы строят причудливость линий,
Через древний скалистый порог,
 
Где лазурные чистые Соли
Пенят берег прозрачных Морей,
И цветут рододендроны вволю,
Укрывая редчайших зверей,
 
На рассвете является Птица
С удивительным пышным хвостом,
Воспаряет, и в Небе резвится
Полыхая в луче золотом.
 
Ей неведомы плавные взмахи
Осторожной и стайной Родни,
Зависаний парящие страхи
В ожиданьи орлиной резни,
 
Полоумное ветра кромсанье
Среди гвалта безудержных драк,
Торопливых нектарниц старанье
Журавлиный танцующий брак.
 
Поднимаясь в крутые Высоты
Зачарованно в Небо глядя,
Созерцая бездонные Своды,
Поединок с ветрами ведя,
 
Эта Птица играет с Судьбою,
Свои крылья внезапно сложив,
И пикирует вниз головою,
Будто с жизнью покончить решив.
 
Но у самой Земли, столь же дерзко,
Она вдруг воспаряет опять,
Распуская усилием резким.
Оперения пышную стать.
 
И поёт она, как Победитель,
Переливами в Небе шутя,
Оставляя Земную Обитель,
Снова к Солнцу навстречу летя...
08.04.2005
 
Магия Карт
 
Земля поделена на Страны,
Их лики Картами чертя,
Съедая плоскостями грани,
Свой образ глобусом вертя.
 
Пронзают градусов деленья
Пространства гор, равнин, морей,
Черня веснушками селенья
Среди румяных пустырей.
 
Дороги вьются паутиной
Сквозь городов крестовики,
Связав сплетением единым
Народов шеи и виски.
 
Названья древние бледнеют
Через живые имена,
Воспоминанья в землю сеют, – 
Зубов драконьих семена.
 
Сердца столиц людскою кровью
Распространяют жизни ток,
Питая свет нежданной новью
Объединяя сон и шок.
 
Воображенье тонет в дебрях
Глухих и сказочных краёв,
Огонь страстей под спудом тепля,
Зовя идти и брать Своё, – 
 
Стремиться ввысь, где жизни нету, 
Где вечный хлад и слепота
От полыхающего света,
В груди не воздух, – пустота;
 
Или в бездонность погружаться,
Под толщей вод уйдя во мрак,
В истоках грозных растворяться,
Произнеся заклятье влаг...
 
У каждой Карты – свои Масти, – 
Они тасуются Живьём,
И, обладая тайной властью,
Играют в покер Бытиём...
09.04.2005
 
Звезда
 
В бардовой желчи Солнце утонуло,
Стекло Небес расплавя через Прах,
Густым туманом землю затянуло,
Стирая снег на дышащих полях.
 
Вобрала Жизнь встревоженные соки
Сквозь мириады вспоротых семян,
И Сумерек шальные поволоки
Ласкали Рощам обнажённый стан.
 
И в этот час Проклятием Реченья
Гоня за купол млечные стада,
Из пропасти чернящего Забвенья
Во мгле восстала Новая Звезда.
 
Мерцая кровью в темени Пространства,
Она нависла огненным мазком,
Паря над Всем с безумным Постоянством,
Чей хмурый образ Миру не знаком,
 
Собой пронзая Души через Взоры,
В очах играя отсветом Зари,
Огонь эмоций холодя сквозь поры,
Маня замочной скважиной Двери.
 
Под ней Покой великий воцарился.
Безветрие. Беззвучие. Вопрос.
Могучий Рок на миг остановился.
Бутон ужасный в сумраке пророс.
 
Снедая алчно свет Звезды чадящей,
Он протянул к ней чёрные шипы,
Себя поя Энергией горящей
На тех камнях, что грубы и скупы.
 
Теперь он Жив! Назад дороги нету.
Он будет ток заветный поглощать,
И, хоронясь от Солнечного Света,
Во мраке мглы отраву источать...
 
Звезды Наследье в Таинстве жестоком
Растит Цветы, пуская ядом кровь. 
Она – как Бездн разверзшееся Око,
За Миром надзирающее вновь...
10.04.2005
 
Любимой
 
Мой нежный и святой Кусочек Рая,
Мой дивный Сон, вторгающийся в Явь, – 
Ты вдруг восстала, смерть мою пронзая
Свою Судьбу безропотно приняв.
 
Ты знаешь цену Страхам и Упрёкам,
И ощутив Мгновения полёт,
Не оскверняешь Сердце их потоком,
Смывая Чувством пошлости налёт.
 
Идёшь вперёд, назад не обернувшись,
Свою Мечту лелея в Вышине,
Летишь на крыльях, будто бы очнувшись
От тяжких дрём в бездушной пелене.
 
Ты Жизнь хранишь, тараня ею льдины
Страданий, пропитавших твою суть,
Сосущих безысходностью рутины
Былую Радость, сжёванную в Жуть.
 
Сквозь заблужденья, тяжести, ошибки,
Стремишься видеть чистый Идеал,
Рвёшь паутину, вяжущую липко,
И смело чистишь Бедствия завал.
 
В твоих Очах я вижу Исцеленье,
В твоей Улыбке – девственный Покой,
И расстаюсь я с призрачною Тенью,
Что полоснула Жизнь мою Тоской.
 
И Бог со шрамом, – пусть он заживает
Не слишком быстро, как бы я хотел, – 
Но луч Надежды Душу прозревает,
Поя Сердца вальсированьем тел!
 
Ты мне навек подарена Судьбою,
Будя во мне Любви колокола,
Неся Прощенье вечному Изгою,
Зовя вкусить от Полного Стола.
 
Тебя ласкаю трепетною дланью,
С Тобою знаю – я рождён не зря,
И ты цветёшь, Любви благоуханьем
Мне Смысл Жизни с щедростью даря!..
11.04.2005
 
Кузница
 
Нас пронизали скаредным Цинизмом,
Заставили увлечься Тупиком,
Питая поколенья Катаклизмом,
Лупя по Лицам грязным кулаком.
 
Мы рот кривим в изрезанной улыбке,
Играя мудрость, «знающую Всё»,
Стальным крючком врезаемся в Наживку,
Которую за пазухой несём.
 
Да, мы железны, хладны, тощи, остры,
Привязанные к удочке лесой,
Нас объедают алчущие монстры,
И мы им мстим, пронзая их собой.
 
Мы все – орудья хитрых рыболовов,
Что точат нас, и нами жнут улов,
Но нам не снится кушать в их столовых,
Отведав фарш отваренных голов.
 
И Жизнь течёт янтарною ухою
В чужие рты, втихую, мимо нас, 
Остря крючки заточкою лихою,
Ожесточенье меряя на глаз,
 
Каля Металл, в него вбивая кремень,
Чтоб упрочнять, и лучше холодить,
Потом бросая в рясочною темень, – 
Стремясь прельстить, замучить и убить.
 
Так Кузнецы нас лупят молотами
В Цинизм опуская наш металл,
Чеканя в Душах черепа с костями,
Через Обид пылающий накал.
 
Но каждый волен сам решить дилемму,
Стальной Крючок он или Человек, – 
Застыло ль Сердце каменно и немо,
Сомкнул ли Дух сиянье ясных век?
 
Мы можем нашу Сущность переплавить,
Добавки смертоносные губя,
И Чистоту без Примесей оставив, – 
Мы выкалим Цинизм из себя!..
12.04.2005
 
Каменная Болезнь
 
Порою в Людях Камни оседают,
Их исподволь собою тяготя,
Страданиями нервы облагая,
Характеры ломая и крутя.
 
Они корою высят известковой,
Незримо отлагаются внутри,
Пещерам лепят ранящие кровы,
Где болью вьют гнездо нетопыри.
 
Их тяжесть постепенно выжимает
Людские Силы, иссушая Плоть, – 
Подобно паразиту, что питает
Себя Чужим, открыв бездонный рот.
 
Сбирает Зависть в Печени и Почках
Слепые сгустки шлаков и песка,
Храня болезни в склизких оболочках,
Пуская кровь ударом тесака.
 
Тоска, обиды, разочарованья
Кладут на Сердце каменный балласт,
Сжимая грудь под тяготой стенанья,
Пыля дыханье через скрытый Карст.
 
Пластуя Факты скалами крутыми,
В них каменеет хмурый интеллект, – 
На Душу давит блоками литыми,
Сгибая Шею горестями лет.
 
И так мы все, подобно белемнитам,
В себе растим отросток роговой,
Томимые желанием сокрытым
Уйти в свою Ракушку с головой,
 
Отгородить свой Мир от чуждой Боли,
Построить Дом и Крепость для себя, – 
И Дух и Плоть наростами неволя,
Грызёмся Пыткой, Склеп внутри лепя.
 
Но погибая в Плитах и Прослойках,
Бетон кромсая из последних сил, – 
Мы сносим эти страшные постройки,
Спасая Жизнь от внутренних грузил...
13.04.2005
 
Поэтическая Пощёчина
 
Поэт не может быть Беззубым,
Всё покрывать и Всё прощать,
Питая Сердце жидким супом,
И им потешности писать!
 
Ему Глаза даны, чтоб Видеть
Всё то, что Прочие не зрят, – 
Когда они, в Привычках сидя,
Простатодушием мычат.
 
Он слышит, Вы уж не взыщите! – 
Ведь у Него и Уши есть! – 
И Нашу Грешную Обитель
Окрест Него нельзя пронесть.
 
Он чует тайные движенья
Великих Токов Бытия,
Сокрытый Миг Преображенья,
Что увлекает, Цель тая,
 
Намёки Замыслов и Смыслов,
Что Совершенства создают,
Читает Символы и Числа,
В которых Истины поют.
 
Поэт не может бесконечно
С Берёзы драть её кору,
Играться Душами беспечно,
Внимая хитрому нутру,
 
Хамелеонить и канючить,
Хвалу из тюбиков давя,
Живот севрюгой чуждой пучить,
На рифы с радостью плывя!
 
Он – не Подлиза беспринципный,
Не Скоморох и не Кастрат,
Корёжит Душу не за Гривны,
Не марширует на парад.
 
Поэт – Пророк, и как известно,
Он должен Словом Сердце жечь,
А не внимать тому, что «лестно»,
И может в печень сладко течь...
 
Но Вы хотите всё «разгладить»,
Стесать «углы» и «обойти»,
Узды наркотиком «расслабить»,
Снять «напряжение в сети».
 
Тогда Поэзии не ждите, – 
Она в Неволе не живёт,
И браво хрюкая в корыте,
Помои с алчностью не жрёт!
 
И, Боже мой! Неужто Тени
Для Вас важней живых Цветов,
И Лжи марающие жмени
Полезней чистых Родников?
 
В груди – Обмылок вместо Угля,
В устах не Жало, – Самопал,
Взамен Зениц – стекляшки Куклы, – 
Неужто Это – Идеал?!..
14.04.2005
 
Подснежность
 
Лучи весенние пронзают
Сплетенье сучьев и корней,
Теплом разбуженным ласкают
Мертвящий хлад прошедших дней,
 
Под поцелуями Светила
Сдаётся крепость Холодов,
И покоряется без силы
Весне обласканный Покров.
 
В тиши перины мягких листьев,
В объятьях жарких снег течёт,
Деревья вьют альковом кисти,
Смешав капельный сок и пот.
 
Игривой песней проливаясь,
Ручьи бегут слезой Берёз,
От зимней спячки отрекаясь,
Мечтая взмыть к бутонам Роз.
 
Корой чернея в напряженьи,
Питая Почек млечный путь,
Стволы покорствуют Веленью,
Отдав Природе свою суть.
 
Пронзая Смерть и Увяданье,
Навстречу Солнцу Жизнь встаёт,
И поднимая к Небу длани,
Трава в объятия зовёт.
 
Парад Цветенья предваряет
Изящный Рыцарь и Слуга, – 
Поляны Счастьем одаряет,
И красит Землю в Облака.
 
Он долго ждёт Весны во мраке,
Под Снегом Нежность затая,
И, воплощая капли Влаги,
Ласкает Вешние Края.
 
Свой Стан в достоинстве расправив,
Открыв бутона чистоту,
Он возвещает Жизни Славу
В Её разбуженном Саду...
15.04.2005
 
Impresso Первого Дождя
 
Весенний первый дождь идёт
Средь утра заспанного штиля, – 
Пронзают бисерами нот,
Капелей песни пересиля,
 
Хмельные соло ярких птиц,
Любимых к счастию зовущих,
Гоня унынье с редких лиц,
По грязным улицам бегущих.
 
Повсюду лёгкость разлита,
И ожиданиями правя,
Питает юные года,
Болезни старости оставя.
 
Разоблачение людей
Лесов наряды упреждает,
Часы продляют сладость Дней,
И Ночь объятья раскрывает...
 
Неслышно капает вода,
Асфальт веснушками раскрасив,
Блестит зеркальных луж слюда,
В тени готических паласов
 
Деревьев, веток и кустов,
Вобравших сок Земли и Неба,
Чернея в пламени костров,
Зола травы питает севы.
 
Чертоги Вышние вершат
Благословенье созиданья, – 
Святой водою Дол кропят,
Молитву пишут хмурой дланью
 
Перины нежных облаков,
Укрыв сон вешний одеялом, – 
Храня успения покров,
Большие силы пряча в малом.
 
И отпуская зимний Грех,
Луч Солнца Мирозданье крестит, – 
Прервав Времён преступный бег,
Сезоны вновь гуляют вместе!..
16.04.2005
 
Пирр
 
Владея Островом ничтожным,
Он мнил себя большим Царём, – 
Тщеславьем жил пустопорожним
В Воображении своём.
 
Слыл шельмой, хитрой и циничной,
Поправшей грубостью мораль,
Сокрывшей маскою двуличной
Клыков отточенную сталь.
 
Друзей с Врагами вперемежку
Он часто пользовать умел,
И мог в предательстве не мешкать,
Стремясь к тому, чего хотел.
 
Чтил Изворотливость и Силу,
Последней первенство отдав,
Но нападал обычно с тылу,
В кулак наёмников собрав.
 
Любил он красть, дружил с Ворами,
Чужое злато звал своим,
И, коррумпируя дарами,
Сгибал гордыню многих спин.
 
Не спал от Зависти к Великим,
Желая взять у них реванш, – 
Пугая Мир звериным ликом,
Носил изъеденный плюмаж.
 
Всю Жизнь провёл в больших Походах,
Все средства тратя на Войну,
В сраженье шёл, как на охоту,
Забыв про Совесть и Вину.
 
Он ставил на кон Всё и Всюду,
В надежде Всё Везде стяжать,
Бесцельно гробил море люда,
Чтоб кудри лавром наряжать.
 
И победив ценою Войска,
Он не был этим упоён, – 
Хлестаем гонором, как розгой,
Попавший к Ярости в полон.
 
Круша чужую мощь десницей,
Погиб нелепо, как и жил, – 
Из рук старухи черепицей
По голове он получил...
 
За Славой бегая вслепую,
Он канул в Призрачный Удел,
Тщеты обличие рисуя,
Творя в Истории Пробел...
17.04.2005
 
Взрослая Наука
 
Учитесь Спорить, а не Лаять,
Будите Разум ото сна, – 
Гораздо проще то охаять,
Что не постигнуто до Дна,
 
Чем тратить силы, время, нервы
На изучение Наук,
И каждый шаг почесть за Первый,
Вгрызаясь в Истину, как плуг.
 
Приятней думать, что ты Знаешь,
Чем тяжко Знать и строить Ум,
Не грызть гранит, копая Залежь,
А грабить банк Глубоких Дум.
 
Комфортней слышать лишь свой голос,
Воткнув тампоны вглубь ушей,
Паршой сосать Эмоций колос,
Плодить Обиды, будто вшей.
 
Зевотно знать, что ты всех лучше,
И несравненней нипочём,
И Всё мешать удобной кучей,
Стуча Иное кирпичом.
 
Но сколько можно быть ребёнком,
Играясь куклами в песке,
И недовольство рёвом громким
Держать на нервном волоске;
 
Не понимать, а ненавидеть,
Не называть, а обзывать,
Пытаться Мышцами осилить,
Что не дано Умом понять?
 
Нет, Правоту творят не Ором,
Правдоподобием плюя,
И Выводам поддавшись скорым,
Скудеет Гения струя.
 
Лекарство лечит от Болезни, – 
Не крем-брюлле иль мармелад, – 
Так Спор для Истины полезней,
Чем Самомнений Детский Сад!..
17.04.2005
 
В Пути
 
Вагон поёт, летя по шпалам,
Перебивая Сердца стук,
Гляжу в окно лицом усталым,
Укрыв мозоли нежных рук,
 
Багрянец Неба отражаю
Багрянцем вымотанных глаз,
И Солнце в спину вопрошаю,
Когда наступит Вечный Час.
 
Мой стан болит и глухо ноет
От тяжкой ноши багажа,
Чей Вес всегда чего-то стоит, – 
Не то, что Память и Душа.
 
Пейзажи лентой однозвучной
Текут уныло в Никуда,
И звёзд моря сияют тучно, – 
Чужие злые Города.
 
Я проезжаю Рек границы, – 
Крутящих Омутов соблазн, – 
Они зовут со мглой проститься,
И льдом омыть кипенье ран.
 
Но Мост кричит, напоминая
О том, что Время не пришло, – 
И как бы сам того не зная,
Я поднимаю ввысь чело.
 
Хоть Мрак садится над Равниной,
Я жду, что вновь восстанет Свет, – 
И я Купе своё покину,
И буду с Миром tete-a-tete.
 
Ступлю на Твёрдое из Качки,
На миг забуду Бритвы Рельс, – 
И пробуждая мозг от спячки
Нырну Собой в людскую Смесь...
 
Земля сокрыта Наважденьем.
Уж скоро – заполночь. Пишу...
Унынье – Грех, а Грусть – Прощенье...
Я не уныл. Я лишь грущу...
18.04.2005
 
Урок Чужбины
 
Бывает, что не так-то просто
В Себе найти иную Быль,
Пробив Себя во имя Роста,
И повязав Корнями Пыль!
 
Дорога лживая виляет
Средь лабиринтов Тупиков, – 
И в спину чья-то глотка лает,
Идёт по следу длань Врагов,
 
Безвестность давит и пугает,
Зовя проклясть Земной Капкан,
И Искушенье завлекает
Пуститься в гущу Дальних Стран...
 
Мы тщимся мыслью, что родились
Не Там, Не Так и Не Тогда,
И изменить Природу силясь,
Несёмся бешенно туда,
 
Где кружева Воображенья
Нам Исцеление сулят,
Давая «лёгкие Решенья»,
Услады Благ и звон Наград.
 
И мы бежим в объятья Рая,
За Ад Былую Жизнь почтя,
Акценты в спешке расставляя,
На Счастье чуждое летя...
 
Но Насыщение коварно,
И мы тоскуем по Себе,
И тлеет грудь, смердя угарно,
Куря проклятия Судьбе.
 
И лишь тогда мы понимаем,
Что мы – в Гостях, и где-то – Дом,
В осколки Память собираем
О чём-то близком, дорогом,
 
Что мы не видели когда-то
Под впечатленьем наших Бед,
Что было Горечью заклято,
Но в Темноте скрывало Свет...
 
В себе мы Родину больную
Желаем снова обрести, – 
Воспоминания волнуя,
Стремясь Спасение найти.
 
И Сердцем новым плавя Льдины,
Питаясь снова от Корней,
Благодарим Урок Чужбины
За Встречу с Родиной своей!..
19.04.2005
 
Чувство Моряка
 
Я кручу корабельный штурвал,
Выбирая своё Направленье,
Море пенит шипящий оскал,
И швыряется влажною жменью.
 
Я расправил свои Паруса,
Уловляю дыхание Ветра,
И искрит подо мной бирюза,
Углубляясь в бездонные метры.
 
Вот – Свобода!.. И чаек хоры
Надо мною поют Аллилуйю,
Восхваляя морские дары,
Партитуры незримо рисуя.
 
Судно движется с Грудью Воды, – 
Воспаряя и падая в Пропасть, – 
Волны строят мелодий лады,
Обнимая секущую лопасть.
 
Я над Всем, что теперь в Глубине
Переварено бурною Влагой, – 
Разлагаясь под илом на Дне,
Иль танцуя прекрасною Сагой.
 
И приятно в себе осознать
Равнодушие к Тайнам и Яви,
Свою Сущность Молчаньем объять,
Перед Небом Душой не лукавя,
 
Рассекая Просторы Кормой,
Отдаваться на волю Потоков,
Находя Примиренье с Собой,
Разбивая колодки Пороков.
 
Я иду через Рифы вперёд,
Стрелкой Компаса Сердце пронзая, – 
Среди Мелей нашёл я Оплот,
И на нём я Спасенье стяжаю!..
19.04.2005
 
Помощь Брука
 
В Бандар-Сери-Бегаване
Заботы котлом кипят: 
Даяки – в огне восстаний,
Мечети столбом горят,
 
Пиратствуют, кроясь в джунглях,
Языческие племена,
Пуская суда на угли,
И грабя их груз до дна,
 
Растерянный взор Султана
Беспомощностью сражён, – 
Неужто падет бесславно
Престол, что стоит испокон?!
 
Сквозь шелест шелков отменных
И лязг золотых цепей,
Уж шепчет в устах Измена,
Под сталью шальных копей.
 
Могучие Пенгираны
Пока ещё тихо Ждут,
Когда возмущённые страны
К свободе откроют путь,
 
Призвав их собою править,
И к ним относя ту дань,
Что ныне должны оставить
В подвалах султанских бань...
 
« – Кому поручить сей Хаос?» – 
Султан вопрошает Двор, – 
«Где тот уцелевший парус,
Где тот, что не только Вор,»
 
«Чтоб нашу спасти Державу
От диких кривых ножей,
Скажите мне, те, что Справа,
И Слева – повеселей!»
 
Задумались Пенгираны,
Лелея под златом Зло, – 
У каждого в сердце – Планы,
И надо, чтоб Повезло.
 
И каждый другим не верит,
И хочет Всего Один, – 
Но Страх из Гордыни щерит,
Под масками хладных мин.
 
Везирь изогнулся рабски,
И лисьи подняв глаза,
Украдчивой льстивой лаской
В услужливой позе пса,
 
Изрёк: «О, Владыка славный!
Мы все не хотим лить кровь,
Средь воинов – ропот разный,
И нету могучих львов!»
 
«Войска не во всём готовы,
Должны мы повременить,
Проверить Врата и Кровы,
Обдумать и оценить...»
 
«Мы все, и совсем, и в целом,
И в общем Твои навсегда,
Но этим походом неспелым
Не будем давить города,»
 
«Людей отрывая от дела,
Ведя их в безвестноый бой, – 
Чтоб подать Твоя уцелела,
Звеня под Твоею стопой!..»
 
«Да, да...Мы готовы...Исполним...
Но лучше задействуй не нас...
Вон, в море, за дальним молом,
Заморский стоит баркас.»
 
«Там люди, для нас чужие,
Им нужно на что-то жить,
Они за посулы большие
Готовы живот сложить!»
 
«Найми их, потом – избавься, – 
Себя сбережёшь и нас, – 
Собой за их счёт останься,
В последний и первый Раз!..»
 
« – Ну что же, решенье – мудро!» – 
Ответил ему Султан, – 
«Пошлите за ним наутро,
Чтоб вылечить сотню ран!»
 
Меж тем про себя подумал:
«Ату вас, гнилых пройдох!
Теперь-то я пудру сдунул,
И чувствую ваш подвох!»
 
«Сперва усмирю Даяков,
А после – за вас возьмусь,
И мощью заморских флагов
По шеям гадюк пройдусь,»
 
«Я вытравлю дома скверну,
Затем прогоню Гостей, – 
И всем отыщу Замену,
Избегнув тугих Сетей!..»
 
Под вечер, смоля факелами,
Щетиня оружия сталь,
Корабль с большими Послами
К «баркасу» тому пристал.
 
«Баркас» был лихим корветом,
И пушек имел набор,
Команду храня при этом, – 
Голодных Волков Собор.
 
На палубу из каюты
Взошёл младой Капитан,
Матросов смиряя лютых,
Литой распрямляя стан.
 
Послам раздавая поклоны,
Улыбкой будя тепло,
Спросил он немного сонно,
Рукою умыв чело:
 
« – Что нужно гостям почтенным?
Я – ваш с головы до ног!
Лояльность моя неизменна,
К Султану, чей Трон высок!..»
 
« – К тебе серьёзное Дело!» – 
Ответствовали Послы, – 
«И если вернёшься целым,
Накроем тебе столы!..»
 
Всю ночь за закрытой дверью
Горела свеча во мгле,
Каюта замкнулась в Келью,
На грубом дубовом столе
 
Пестрели большие карты,
Прижатые пресс-папье,
Идей тренируя сальто,
Что путь проторит Судьбе.
 
Наутро созвав команду
На палубу и корму,
Взошёл капитан на пандус,
Приветствий срывая тьму.
 
Улыбкой творя затишье,
Рукой приказав остыть,
Минут не теряя лишних,
Решил он заговорить.
 
« – Султан о подмоге просит, – 
Змеиный клубок завит! – 
Держава его в Разносе:
Нам вляпаться предстоит!»
 
Даяки обрушатся ливнем,
Предатели всё сожрут!
Ну что, джентльмены, влипнем,
Применим заплечный труд?..»
 
Орган круговой поруки
Взорвал океанскую даль:
« – Ура Капитану Бруку!
Потешим дикарскую шваль!..»
 
И бросились гости с пылу
Хозяйских рабов громить,
Сквозь Хитрость являя Силу,
Под Дрёмой скрывая Прыть.
 
С Вождями Вождей стравляя,
Село на Село будя,
Обиды друзей распаляя,
И Гоноры не щадя,
 
Внедрились они в Восстанье,
Как вирус буравит плоть,
И внешних основ шатаньем
Сумели Нутро вспороть.
 
Жестокость являя всюду,
Жгли всё на своём пути,
Шепча: «Это Нашим будет, – 
Лишь стоит на брег сойти!»
 
И в чащах Калимантана
Незримая бойня шла,
И кровоточила Рана
Тропического Чела...
 
Злорадство смешав с испугом,
Затих Пенгиранов сонм,
И пряча себя друг за другом,
Глотали за горлом ком.
 
« – Ну надо же! Прытко сдюжил!
А с кем он, поди, теперь?
И как бы Султан не сутюжил
Его и на нашу дверь?!»
 
«Быть может – договоримся...» – 
Решили они впопыхах, – 
И в каждом – Коварства линза,
Пронзившая Спесью Страх.
 
Под чёрным покровом Ночи
Приплыли к Бруку они, – 
И первым никто не хочет
Ступать на Его сходни.
 
« – Чем мог бы Гостям Высоким
Я, сирый, полезным быть?» – 
Встречая их у порога,
Учтивость сумев явить,
 
С улыбкой пред ними склонился
Корвета лихой Капитан.
« – У нас один план родился!» – 
Верховный изрёк Пенгиран, – 
 
«Коль ты нас во всём поддержишь,
Откроем тебе Казну!»
(Так щупали внутренний стержень,
Желая задеть струну.)
 
Во мраке до самого утра
Беседа за дверью шла, – 
И речи журчали мудро,
И мысль паутину плела.
 
И вот, на исходе встречи,
Как будто уладив Всё,
Сказал Капитан беспечно,
На стрелки глядя часов:
 
« – Я вижу Друзья, однако,
Что многих из ваших нет,
Не видно их пышных стягов,
Чтоб наш поддержать Совет!»
 
« – О, Друг наш! Они имеют
На дело виды свои,
И заговор сами сеют,
С искусством очковой змеи!»
 
« – Раз так, то тогда – порядок!» – 
Сказал, улыбаясь Брук,
Гостей провожая остаток
Работой услужливых рук.
 
Когда же они уплыли,
И звук их судов затих,
В своём элегантном стиле,
Учтивостью крася лик,
 
Сошёл Капитан корвета
В глубокий и тайный трюм,
И в тусклом мерцанье света
Услышал стенаний шум.
 
За ржавой железной решёткой
Томилась в испуге знать,
Желавшая сталью и плёткой
Султана навек изгнать.
 
« – Совет о подмоге просит,
Про вашу судьбу забыв, – 
Султана никто не выносит,
Позором страну покрыв,»
 
«Но я, к сожаленью, верен
Себе самому в делах,
Мой Путь Договором измерен,
И судно моё – на парах!»
 
«Я выше чужой Измены
Вам явно не повезло!
Вы вляпались, джентльмены,
Султану замыслив зло!..»
 
И выплыл в открытое море,
Взяв курс на Султанский Дом,
И там очутился вскоре
За пиршественным столом,
 
И рядом в страхе дрожали,
От явств ненавистных давясь,
Все те, кто к Бруку бежали,
Стремясь посягнуть на власть.
 
Меж тем, во Дворе убирали
Казнённых людей тела...
Характером твёрже стали
Вершил Капитан дела!
 
Султан его сделал Раджей
Мятежных больших земель, – 
И кланялся ныне каждый
И Славу в испуге пел.
 
Но в злобе своей Пенгираны
Решили мечи точить,
Врага заловить в капканы,
И месть на него излить.
 
Однако былое Рабство,
Боязни шальная цепь
Нарушили снова «Братство», – 
И Заговор не окреп:
 
Одни домогались Крови,
Другие, – её страшась, – 
Таились под шатким кровом,
Храня эфемерную власть...
 
Но Раджа не ждал, покуда
Враги соберут войска, – 
Поборы возвысил грудой
И Княжество сжал в тисках.
 
На Родину за Полсвета
Направил своих людей, – 
Чтоб слали быстрей корветы
Желательно – покучней!
 
Чтоб прибыли Люди Дела,
А с ними – их кошели,
Газеты Осанну пели,
И акции в гору шли,
 
Чтоб занялись дипломаты
Устройством заморских стран,
Где недра Добром богаты,
И слабый сидит Султан!..
 
Однажды, в час предрассветный,
Столицу объял мятеж, – 
То вышли к мечте заветной,
Кровавый ведя кортеж,
 
Оставшиеся Пенгираны,
Сверлящие злобой мозг,
Отбросив служенье сана,
И сложной Культуры лоск.
 
Ворвавшись в покой Султана,
Творя по пути погром,
Они перебили охрану,
Внутри золотых хором,
 
Правителя в плен забрали,
Заложником объявив,
Победу провозглашали,
Казну для себя открыв.
 
Как вдруг, ни возьмись откуда,
На море явился Флот, – 
И ядер обрушились пуды
Из тёплых лазурных вод.
 
Морская пехота штурмом
Ворвалась за крепость стен,
Стирая напором грубым
Следы роковых измен.
 
Султан, Пенгираны, войско
Бежали из града вон,
На лицах – мертвенность воска,
В зеницах – кошмарный сон.
 
В горах окружили пришельцы
Убежище шаткое их,
Задав незадачливым Перца,
Войска подавляя, как жмых.
 
И сдались они без вопросов...
И в миг сей, улыбкой светясь,
Поднялся по склону откоса
Могучий Владетельный Князь,
 
Правитель земель и провинций,
Султана всесильный Вассал,
Увидел понурые лица,
И слово пред падшими взял:
 
« – Я был под смертельной угрозой,
Страна – под угрозой войны, – 
Смотря на Правителя косо,
Напали на Трон со спины!»
 
«Повсюду одни нестроенья,
И Цивилизации нет,
А власть незаметною тенью
Влачит беззакония след.»
 
«Мне трудно, Султан мой великий,
Работать в таком бардаке,
И ныне пред царственным ликом,
Припав к золочёной руке,»
 
«Со всем бесконечным смиреньем
Прошу Тебя об одном:
Доверь мне державные звенья,
И скройся в тиши хором!»
 
« – Согласен я...Ради Бога...
Но надо мне точно знать,
Что хочешь с сего порога
К себе во владенье взять!..»
 
« – Нуждаюсь я всепокорно,
Чтоб дал Ты мне Саравак,
И то, что доселе спорно
Валяется просто так:»
 
«Раджанг, Лабуан, Бинтуту,
И то что у них вокруг,
Где ждут людоеды будто
Заблудший даяцкий струг.»
 
«Сие надлежит исправить...»
« – Позвольте, а как же я?!
Могу я себе оставить...»
« – Столица навек Твоя!»
 
«Но времени в общем мало,
Я должен спешить в делах...
С чего я повёл начало?..
Ах да, Ты отдашь Сабах!»
 
« – ???!!!»
 
«Ну, ну! Ведь когда-то сам Ты
Его мне велел принять...»
« – Но это же!!!...» – «Буду краток...
Ты понял?!» – «Как не понять!..»
 
« – Нет, нет, не себе молю я
Его навсегда вручить, – 
О благе одном ревную,
И выю готов склонить!»
 
«Страна, из какой я вышел,
Заботу возьмёт о нём, – 
Ты, верно, о силе слышал,
Что Светоч творит огнём?»
 
«Окрепнут престолы наши,
Порядок навек храня...»
« – Постой, но ведь ты лишь Раджа?!»
« – Султаном признали меня!»
 
«Неужто Тебе не сказал я?..
Так вот, мы теперь наравне,
Границы стабильными стали,
Оставя страну стране.»
 
« – Но что же, Брунея кроме,
Отходит руке моей?!»
« – Удел Твой, похоже, скромен, – 
Включает он лишь Бруней!»
 
«А что же Ты, право, хочешь?
Спасибо скажи и на том!
Давно уж в бессилье тонешь,
Закрытый в нутре своём.»
 
«Хотел Ты моею мощью
Себя от страны спасти, 
Проблем засевая рощу, – 
За это теперь плати!»
 
«Ты предан постылой сворой
Продажных Твоих льстецов,
Ты жаждал погибели скорой
Моих лихих молодцов,»
 
«Ты мною губил даяков,
И мною развеял путч,
Бежал от союзных стягов,
Под сенью осиных туч!»
 
«И ныне скажу, – я видел,
Что власть Твоя – просто Сип...
Ты вляпался, о Правитель,
И по уши ныне влип!..»
 
С тех пор погрузился в дрёму
Бандар-Сери-Бегаван, – 
Другая Страна на стрёме
И высит хозяйский стан.
 
Давно не горят Мечети,
Даяки молчат давно,
Висят Пенгиранов плети,
Владенья слились в Одно...
 
Но память о Белом Радже
Наводит холодный пот, – 
Как знать, может быть однажды
Он вновь Помогать прийдёт?..
22.04.2005
 
Спроси Себя
 
Спроси Себя, услышал ли твой Разум,
То, что сказали Ближние Уста, – 
Не растерял ли Значимое разом
Через Значенье прыгая с шеста?
 
Не превзошёл ли Сам Себя в Догадках,
Присочиняя новые слова,
И в Заключеньях, ветренных и шатких,
Не загнила ль паршою голова?
 
Проклятье Спешки мысли погоняет,
Былого допинг с Истиной смешав, – 
Так Измышленье Души покоряет
По ипподромам чувственным прогнав.
 
И приписав Несказанному Опыт, – 
Порочный Измерительный Прибор, – 
Мы составляем «Татя» фоторобот,
На Сырости густой посеяв Бор.
 
Себя к Другим незримо примеряя,
Мы размечаем острые углы,
Свои Сердца их скальпелем пронзая,
И не садясь за «чуждые» столы,
 
В Другом узрев Ошибки и Пороки,
Что покрываем Таинством в Себе,
И ставим грязью залитые ноги
На впопыхах придуманном Горбе.
 
Как просто сеять Двойки и Пятёрки,
Заранее составя Приговор,
И делать вид, что познана «до корки»
Душа чужая с Мозга и до Пор,
 
Когда клише напыщенного «Эго»
Кромсает Мир прокрустовым нутром,
В пылу слепого взмыленного бега
Бревно воспринимая за Паром!..
 
Спроси Себя – услышал ли ты Ближних,
Переспросил ли, Понял ли Ответ?!
Не потеряй остаток Твоей Жизни,
В Себе растя бессмысленный Навет!..
20.04.2005
 
Весна Оправдана
 
Весна никак в Права свои не вступит, – 
С ней судится по-новому Зима, – 
Намёки Жизни заморозком рубит,
Сшивая Обвинения в Тома.
 
И как Ответчик скромный и открытый,
Поднявшись перед Временем-Судьёй
Весна Теплом прощающим омыта,
Аргументируя Надеждою Святой.
 
Её Природа призвала к Наследству,
Оставя Ей до срока свой Удел,
Даря в Году заслуженное место,
Дабы Преемник вовремя созрел...
 
Но Прокурор – Мгновение скупое – 
Кидает Ветром дерзкие слова,
О том, что Солнце скрылось за грядою
Свинцовых туч, пронзая их едва,
 
Что по утрам ковром морозно-белым
Мерцает Лёд на лужах и ветвях, – 
Кристаллами, сверкающими мелом,
В Зеркальных отражается полах,
 
Что страшен облик тающего Снега,
И Половодье, стонущее Льдом, 
Сметёт «Порядок» вольностью Побега,
Свободу разливая Напролом,
 
Что будет много тягостного «Шума»
От «беспардонной наглости Живья»,
Всплывёт и Грязь, – и надобно подумать,
А стоит ли всё Это проявлять!..
 
Но за Весну – Свидетельства иные, – 
Неумолимой Жизни Голоса,
Ростки Полей, цветения Лесные,
На водяных поющие Часах.
 
И потому решением Присяжных, –
Светил и Звёзд, Земли и Высших Сил, – 
Весну хранит от Призраков Вчерашних
Тот Приговор, что Правду освятил!..
21.04.2005
 
Я Путешествием живу
 
Я Путешествием живу,
И в грёзах вижу лишь Дорогу, – 
Её по имени зову,
 Бегу от Запада к Востоку,
 
Мешаю красок пестроту,
Вдыхаю запахов букеты, – 
Снимая с Сердца коросту,
Пою неспетые куплеты.
 
Мне близок каждый новый Край,
Его Уют, его Пустыни, – 
Листвы сиянье, щебет стай,
Гадание шоссейных линий,
 
Что хиромантией Земли
Судьбу затейливую пишет,
Ладони стран мутит в пыли,
Шепча ветрами в горной нише.
 
Я погружаюсь в Языки
Чужих непознанных Народов,
Себя почувствовав Другим,
Плывя в шипящих бурных водах,
 
Как будто некий Космонавт,
Что на иных гостит Планетах, – 
Я измереньям новым рад,
О Невесомости проведав.
 
И подмечая каждый штрих
Сторонней Жизни и Культуры,
Переживаю новый Стих, – 
Поэму форменной текстуры.
 
Воображенье пьёт вино
Застольем чествуя Фортуну, – 
Я, как Язон, краду Руно
Ну а потом – за Море дуну!
 
И в роще Памяти моей
Прибью я злато Впечатлений,
И вновь скажу себе: «Скорей!
На поиск Чувств, Идей и Мнений!..»
 
23.04.2005
 
Veni Creator
 
Приди, о Дух животворящий,
Лучом пронзи мой жаркий Ум,
И под покровом тайны спящей
Разлей Симфоний Жизни шум!
 
Ты – Божий Дар, что не угаснет
В своей бездонной Вышине, – 
И нет Мгновения прекрасней,
Чем стать Собою в чудном Сне
 
Твоих Идей, что созидают
Вселенной полог золотой,
Фонтаны Чувства отверзая,
Паля Купиною святой!
 
Ты славишь Самоотреченье
И Милосердие даёшь,
В садах Души родишь цветенье,
И Грудь предчувствиями жмёшь,
 
Идя от Бога, возвещаешь,
Пророча плотским языком,
Колени гнёшь и повергаешь,
И в горле вьёшь Страданий ком...
 
Буди из Чувства Свет нетленный,
Любовью полни звон Сердец,
Крепи тела для Службы верной,
Стяжай Достоинству Венец!
 
Повергни яд отравы Вражьей,
Даруй навеки прочный Мир, – 
Лишь Ты из Ночи Путь укажешь,
Ведя Народы Песней Лир!
 
Через Тебя Отца величим,
И славим в Сыне мощный Дух,
С Бессмертьем Верою гранича,
К Тебе несём Деянья Рук!..
24.04.2005
 
Семёнов-Тянь-Шанский
 
Самоотверженный Учёный,
Трудом растя Мечту свою,
Он жил в границах протяжённых,
В Великом Девственном Краю,
 
Что лишь недавно пробудился
От старой дрёмы вековой,
И осознать Себя стремился
Искрясь в оправе дорогой, – 
 
Оправе рек, морей и впадин,
Жемчужных инкрустаций гор,
Сокрытых таинством окраин,
Где расстилает степь простор.
 
Он целью задался измерить
Всё то, что видел пылкий взгляд,
Найти, проникнуть и проверить,
Свести концы, настроить лад,
 
Создать Картину вместо ткани,
На белых пятнах вить узор,
Собрать и контуры, и грани
В оркестр слаженный и хор.
 
Взяв карты, компас, инструменты,
Почуяв ветер в парусах,
Он в путь пустился длинной лентой,
Сверяя мили на часах,
 
Всё собирая, подмечая,
Внося в отчёты дневников,
С улыбкой трудности встречая,
И посягательства врагов.
 
Он продвигался к «Крыше Мира»,
Сквозь сотни комнат, кладовых,
Пытая лестницы, стропила,
И проверяя каждый штрих,
 
Встречая жителей исконных, – 
Палитру красочных племён, – 
Творя покой в местах разбойных,
Где враждовали испокон.
 
Став Миротворцем в землях диких,
Он жаждал Русский Мир творить,
Ища в культурах многоликих
Страны связующую нить.
 
Он был Великим Землемером,
Открыв Отчизну для себя,
Душою, Сердцем, чистой Верой,
Своё Творение любя...
25.04.2005
 
Королёв
 
Ему лопатой Голову кроили,
Чтоб после Смерти в бронзе отливать,
За одарённость прочили могилу,
Приговорив в застенке погибать.
 
Он всё стерпел, завистников прощая,
Служа Стране в обличии любом,
На клевету свой взор не обращая,
Себя нигде не чувствуя рабом.
 
Он жил всегда преддверием Надежды
На воплощенье дерзостной Мечты,
Искал Судьбы Стечение и Место,
Где будут Мысли Плотью налиты.
 
И зачарован Космосом безмолвным,
Забыв о притяжении земном,
Был полустранником, в Отечестве –  бездомным,
Приют стяжая в Замысле одном.
 
Его терпенье, строгость и упорство
Нашли награду, Время подчинив, – 
Восстал в Степи величественный Остов,
Дорогу Воплощению открыв.
 
Подобно миражу из сновиденья,
Поднялся в Прахе стартовый разбег,
Соединив разрозненные звенья
Его Страданий, Замыслов и Вех.
 
Он получил магическую силу
Создать всё то, что призван был создать,
Его Мечта Державу пробудила,
Что вожделела Небом обладать.
 
Так протянув объятья вышним Звёздам,
Он получил Признания Звезду,
Торжественно, заслуженно – но Поздно! – 
Найдя Покой в Труде и на Посту.
 
Он Скромен был, – как только подобает
Тому, кто Гений Жизнью отстоял, – 
И лик Его Созвездьем проступает
Учеников, чью Верность он стяжал...
26.04.2005
 
Быть Российским Интеллигентом
 
Мне на Душу сгружают Щебень,
Котлованом Судьбу дробя,
Лают Рупоры: «Ты ущербен!
Мир приятнее без тебя!»
 
Но, удушенный шёлковой лентой,
Не сдворняжусь я попусту:
Я назло им Интеллигентом
Через Быдла асфальт прорасту!
 
Пусть конструкций пошлых металлом
Пронизают рассудок мой,
И бетономешальным оскалом
Полоскают горластый вой,
 
Пусть прорабы Великой Жрачки
Направляют труды бригад,
И кирпич громыхает смачней
И по воздуху реет мат,
 
Не удастся им то построить,
Что велят Хозяева их, – 
Власть Хамью навсегда присвоить,
Оседлав безоглядный Миг!
 
Я смешаю планы и сметы,
И сотру их чернящий след, – 
Настоящие Интеллигенты
Пробивают Быдла цемент!
 
Что бы ни было – я не сдамся,
Хоть в Изгнании, хоть в Аду,
Но плясать под гармошку танцы
Я свой Разум не поведу,
 
Среди ора безликой массы
Буду Слово Моё вещать,
В ожиданье счастливого Часа,
Что возвысит Красу опять.
 
Всё равно я иду за Светом,
Гонор Быдла меняя на Честь:
Быть Российским Интеллигентом, – 
В этом что-то Великое есть!
26.04.2005
 
Дягилев
 
Вальяжный Барин, князь Богемы,
Он жил, играясь Красотой,
В его очах мерцали геммы
Под поволокой медовой.
 
Страстями бурными влекомый,
Честолюбивый, как дитя,
Питался патокой истомы,
Экстравагантностью светя.
 
Всегда в пути всего боялся,
Благоговея пред Судьбой,
Потусторонним увлекался,
Молился Богу, как слепой,
 
Терзая ближних Суеверьем,
В душе Язычество любил,
Был зачарован сладким зельем, – 
Нектар Искусства страстно пил.
 
Железной Волей обладая,
Он был большой визионер,
Его от замыслов шатало,
Не зная удержу и мер.
 
Объединяя и сплавляя,
Зря Интуицией Мечту,
Взахлёб играя и читая,
Идя от Трагика к Шуту,
 
Он создавал свои Сезоны,
Открыв для Мира русский шик, – 
Палитру яркости бездонной,
Что он один душой постиг.
 
Как бизнесмен, Культуру зиждя,
Имел свой Нюх на Имена,
Орлиным взглядом то увидя,
Что не увидела Страна.
 
Он делал Деньги и Таланты,
И Солнцем был среди Планет,
Любя балетные пуанты,
От юных дней до склона лет...
27.04.2005
 
Послание Пожиральному Собранию
 
Заворочались Демагоги, – 
На себя Одеяло рвут, – 
Захрустели членистоного,
Зарясь линзой на старый Кнут.
 
Расползаются, как Тараканы,
Не желая Вину принять,
Перепончато, неустанно,
Расправляя подкрыльев стать.
 
Короеды ругают норы,
Что прогрызли сами в дупле, – 
Не глядя на опилок горы,
И стремясь переждать в золе.
 
Будто кто-то Другой виновен
В загноеньи живущих древ,
Будто Мир весь хитиноголовен,
И не зрит ненасытный зев...
 
Муравейники зиждят термиты,
Составляя всегда Большинство:
Они жёлты, упрямы и сыты, – 
Не упустят вовек Своего!
 
Пауки устроились ладно,
В Паутинах найдя уют,
Их натура во всём Всеядна, – 
Может Ядом своим полоснуть.
 
Всё повязано так и эдак, – 
Средь Деревьев, иль мёртвых Пней, – 
Им плевать, есть ли соки в ветках,
Лишь бы Гнус попадал кучней!
 
Энергично сопя в навозе,
Загребают еду хрущи,
Моль ленивая – в коматозе,
И в коре выжидают Клещи...
 
Все «Свободы» хотят, «Равноправья»...
Для чего? Чтоб друг друга жрать!
Что поделать – растёт их Стая, – 
Насекомых циничных рать!...
27.04.2005
 
Древесная Отвага
 
Сквозь Хлад Небес Тепло Земное
Отважно бьётся за Весну,
Маячит Солнце за спиною
Унылых туч, ведя Луну.
 
Не видно Странников, летящих
К себе домой из стран чужих;
Под одеялом листьев павших
Дремотный дёрн застыл в тиши.
 
Трава робеет, осторожно
Штрихом зелёным крася Тлен,
Боясь, что Оттепель подложна,
И ожидая Перемен.
 
Но посреди застывших страхов
Одни Деревья в бой идут, – 
И стонут сучьями коряги
Потоки сладкие текут;
 
Без лишних слов, с утра до ночи
Качают мускулы корней
Биенье Сил в Леса и Рощи, – 
Укореняя Жизнь верней.
 
И в час, положенный Природой,
Из-под чернеющей коры,
Пронзая Дрёму дышат Всходы – 
Открыв пчелиные пиры,
 
Лучи целуя лепестками,
Белеют россыпи Цветов,
Слепя младенчества мазками
Древесной старости покров.
 
Деревья Хлада не боятся,
Идут характером ва-банк, – 
Не научили их склоняться
И чтить Угрозы высший ранг.
 
Они Собою держат Землю, – 
И плоть от плоти с ней навек, – 
Лишь Власть Весеннюю приемля,
Дают Грядущему Разбег!..
28.04.2005
 
Никон
 
Простолюдин и инородец,
Упрямый, хитрый и шальной, – 
О восхождении заботясь,
Он жил, натянутый струной.
 
Чуть-чуть отёсан и обучен,
Себя он в Светочи возвёл,
Стал представителен и тучен,
Садясь за всякий тучный стол.
 
Карьеру делал, не взирая
На тех, кого «врагами» мнил, – 
Личины вовремя меняя,
Своих соперников губил.
 
К Престолу гонором тянулся,
И был Судьбой вознаграждён:
На «дружбу» царскую наткнулся,
С тех пор себе смеряя трон.
 
Исповедальник и советник,
Он Государя тенью стал,
Погряз в интригах многолетних,
Богатство славою стяжал.
 
И наконец добился чести,
Воссев над Церковью Святой, – 
Но Честолюбем вызвал бестий
Поколебав Страны Устой.
 
Он заявил, что Церковь – «Солнце»,
А Царство дольнее – «Луна»,
И что в руках его «оконце»,
Где «зрит Господь до бездны Дна»,
 
Что длань Закона ниже Веры,
Царя важнее Патриарх,
И вьёт не Ладаном, а Серой
На «устаревших» алтарях.
 
Затем сменил он все Обряды,
Что почитал «от Сатаны»,
Колоколам присвоил лады,
На власти скинул груз «Вины»,
 
Кроил Молитвы и Писанье,
То «сокращая», то «растя»,
Персты собрал в «щепотку длани»,
Людей по-новому крестя,
 
Кромсал иконы и привычки,
В виду имея и хамя,
И в каждой бочке был затычкой,
Уча, пиная и громя.
 
Гордыней в слепости ведомый,
Он жаждал в «Рае» «Богом» стать,
Покинув старые хоромы,
«Господний Град» решил создать.
 
Но, перессорясь с Государем,
Священством, Знатью и Страной,
Он свергнут был одним ударом,
Собором назван «сатаной»...
 
Из Ничего несясь на крыльях,
Он пал, низвергнутый в Ничто,
Дыша остаток жизни пылью
Под царской стражей и пятой.
 
Не смог он, в бешенстве сгорая,
Простую Истину понять, – 
Что грязью Божий Мир марая,
Нельзя «Помазанником» стать!..
28.04.2005
 
Сон Жизни
 
Я вижу Сон, как будто я живу, – 
Встаю с постели, моюсь, одеваюсь,
Своих родных по имени зову,
Готовлю завтрак, ем и убираюсь,
 
Иду за дверь, стремясь не опаздать
На грязный транспорт, мечущийся в трассе, – 
Я проклят сам себя ему отдать,
И тратить Время в грохоте и трясе.
 
В пути готовлюсь встретиться лицом
С поднадоевшим «дружным коллективом»,
Перед глухим «начальником-отцом»
Вещать «успехи» выспренно и льстиво.
 
Затем – тружусь, работаю, сную,
Одно и то же вечно повторяя,
У тех – беру, а этим – раздаю,
Попутно недостатки исправляя.
 
Согбенно приношу бумаге Дань,
Залив её чернильными слезами,
Массирую натруженную длань, – 
И Данные в машину лезут сами.
 
На перерыве – что-то где-то ем,
Закусывая как-то и как-будто,
Жеванием одних и тех же тем
С коллегами откармливая Спрута,
 
Остаток дня глотаю циферблат,
Варя часы кипением рассудка,
Встречая светом солнечный закат,
Стираю пот, отсчитываю сутки,
 
Иду домой, как выжатый лимон,
Храня в коре кислотные пустоты,
И Быту отдаю себя в полон,
Проглатывая ужин и заботы...
 
Разрозненные складывая Звенья,
Периной Впечатления стелю,
И в дрёме прозреваю с удивленьем,
Что я живу, как-будто просто сплю!..
29.04.2005
 
Суворов
 
Античной Славою воспитан,
Он Жизнью Летопись писал,
И был Характером испытан,
Пройдя сквозь яд осиных жал.
 
Он ревновал к одной лишь Славе,
Отринув Почестей хомут,
Предпочитал Перинам Гравий,
Безделью – Доблести и Труд,
 
Балам – уют библиотечный,
Хоромам – флигеля затвор,
И чудаком прослыл беспечным,
Забыв про рауты и Двор.
 
Он в зеркала глядеть боялся,
Чтоб лик свой вдруг не возлюбить,
В постели твёрдой отсыпался,
Не позволял себя кормить,
 
Носил одёжу ткани скромной,
Терпел безропотно нужду,
И выбегал зимою тёмной
Нагим поплавать на пруду.
 
«Боялся» в Жизни только Женщин
Ценя их Власть и Красоту:
Всегда – застенчив, часто – нежен,
В делах сердечных – на лету.
 
Слугу держал родным и близким, – 
Таким же будучи Слугой, – 
И щи хлебал из общей миски,
И щедрой даровал рукой.
 
Знал офицеров поголовно,
Солдатам строгим был отцом,
Переживал о Чести кровно,
Бескомпромиссным слыл борцом,
 
Звал пулю – «дурой» бесталанной,
И в войске зрил «богатырей»,
Учил работать неустанно
Чтоб скинуть тяготы скорей,
 
Идти вперёд, горя отвагой,
Сражаться быстро и с умом, – 
Коля штыком, пронзая шпагой,
Опережая пушек гром.
 
И потому, блистая Силой,
И со щитом, и на коне, – 
Что необычно для России! – 
Он был Всегда Готов К Войне.
 
И потому он брал преграды,
Что остужали пыл других,
Громил державы, рвал осады,
Храня покой союзных лиг,
 
Перевалил крутые горы,
Гоня врагов себе подстать,
Клянясь мятежникам, что скоро
Он сможет их Столицу взять...
 
Грехи Войны осознавая,
Он часто каятся ходил,
Своим Смирением стяжая
Благословенье Высших Сил
 
Он не боялся быть «немодным»,
Служа, не мог хвостом вилять, – 
И написал кровавым потом
Науку Жить и Побеждать...
29.04.2005
 
Предполётный Час
 
Зал Ожидания наполнен,
Стоят баулы на полу,
Лениво мается в истоме
Народ, приближенный к стеклу,
 
Через которое заметна
Литая чёрным полоса, – 
И объявляет голос медно,
И стрелки ёрзают в часах.
 
Я весь настроен на отправку,
Со мною – скромный чемодан,
В душе какой-то привкус сладкий, – 
Как-будто выкурен ладан.
 
Вливаюсь в очередь большую,
Чтоб грань границы преступить,
Собою заново рискую,
Готовый Странствие испить.
 
Сдаю багаж и документы,
И проверяюсь на металл, – 
В очах мелькает кинолента,
В которой я актёром стал.
 
Теперь я временно оторван
От стран, народов, государств,
Мой Разум выверен и скован,
Как перед номером гимнаст.
 
Кругом снуют, кричат и шепчут,
Вдувают в нервы кровоток, – 
Лишь я готов, как быстрый кречет,
Проделать в воздухе виток.
 
И, озаряемый улыбкой,
Гляжу на милых стюардесс, – 
Они манят клубникой в сливках,
Сквозь униформенный надрез.
 
Сажусь Ионой в чреве светлом,
Роднясь застёжкою с Китом,
Журнал проглядываю бегло,
И оставляю напотом.
 
Сейчас послышется гуденье,
Громада Чудища взревёт,
И, совершая Превращенье,
Цепь Притяженья разорвёт,
 
Навстречу Солнцу воспаряя,
Через завесу облаков...
Я улыбаюсь, ибо знаю:
Я к Взлёту Новому готов!
30.04.2005
 
Любовь к Людям
 
Хотя сомненья Душу разъедают,
Но всё равно, – люблю я Род Людской!
Его метанья биться заставляют
Сосуд сердечный бешенной дугой.
 
И, проверяя бег кардиограммы,
Смеряя шпили взлётов и глубин,
Я вспоминаю ноющие шрамы,
Что пережил собою я один,
 
Мгновения слепящего восторга,
Вознагражденья суетных трудов,
Нытьё в груди засевшего осколка,
Цветенье плодоносящих садов...
 
Всё это Люди дали мне в наследство
Меня Собой навек обогатив,
Слагая Оду Радостей и Бедствий,
Что я пою, о Времени забыв.
 
Мой лик Иуды ядом целовали,
Я знал Святых, к которым припадал,
Меня точили, плавили, ковали,
Даря Душе неведомый закал.
 
Я был не раз непонят или предан,
Насмешкою и завистью гоним,
Когда – богат, когда – ужасно беден,
Поймав Успех иль бегая за ним,
 
Познал бездомность, голод и ненастье,
Вкусил от явств лоснящихся господ,
Стяжал Любви забвение и счастье,
Отпил Нектар, сорвал Запретный Плод,
 
Достиг Высот, укрытых облаками,
И низко падал, крылья растопив,
Себя губил своими же руками,
Рукам чужим спасенье поручив.
 
Но всякий раз, повсюду, у Любого
Я постигал Ученье Бытия,
И понимал, что значит просто Слово
Себя Делами разными поя.
 
Я благодарен всем, кого я встретил, – 
Большим Друзьям и Мелочным Врагам, – 
За то, что Путь мой красочен и светел,
И что иду из грязи к облакам,
 
За то, что я постиг или постигну,
Борьбу с Несовершенствами в себе,
За то, к чему я с роду не привыкну,
И что несу заложенным в Судьбе!
 
Скажу в Душе: пусть будет то, что будет, – 
Я не скрываю чувства за стеной.
Я Вас люблю, родные мои Люди!
Спасибо Вам за то, что Вы со мной!..
01.05.2005
 
Слово Ацтекских Богов
 
Страшен Оскал Вселенной,
Вечен Угрозы жезл,
Каждой Эпохе Смена
Бьёт из кипящих чресл.
 
Плиты Земли застывшей
В море Огня плывут,
Страны смертями дышат,
Головы с плеч секут.
 
Вынем ножи и копья,
Жертвы творя удел, – 
Боги питаются Кровью,
Боги требуют Тел!
 
Кровь – Энергия Мира,
В Солнце вливает Мощь, – 
Вот почему секира
Сеет червонный дождь
 
На алтарях и в храмах,
Сердце даря жрецам,
Курит смердящий запах,
Ход сообщив часам.
 
Платится Дань Катастрофе
Отодвигая Смерть, – 
Раз за полвека кровью
Жизнь обретает Твердь!
 
Плотью творят причастье
К таинствам грозных сил, – 
Люди едят проклятье,
Кости деля от жил...
 
Зиждется Обновленье,
Тучно маис растёт, – 
Кровь отдаёт Цветенье,
Сердце Земли поёт!
 
Жертвы идут на небо,
Святость свою приняв, – 
Глина вернётся в Слепок,
Злато сольётся в сплав...
 
Пишутся Славословья,
Напоминая вновь:
Боги питаются Кровью,
Обожествляя Кровь!..
02.05.2005
 
Чужие Ошибки
 
Пожинаем чужие Ошибки,
Извлекая Рецепты из них,
Небоскрёбы возводим на Зыбком,
В мерзлоте насаждая Цветник.
 
Наступаем на ржавые Грабли,
Под мозолями чувствуя Лоб,
Льём на Сердце Сомнения капли,
Упиваемся Ложью взахлёб.
 
На глаза одеваем повязку,
Полагаясь на хилую трость,
Отпустив Заблуждения в пляску,
Собираем Последствия в гроздь.
 
Отрезвляемся долго и страшно
После диких загулов Ума,
Проклинаем понуро и злачно,
То, что выжато было Впотьмах.
 
В голове осязаем Круженье,
На Себя с тошнотою смотря,
Понимаем иллюзий Крушенье,
Невиновных за это коря.
 
В Паутинах запутавшись липких,
Постигаем Урок Ключевой:
Презирая Чужие Ошибки,
Мы родним их с Самими Собой...
02.05.2005
 
Священный Бокал
 
Изумруд горделивой Бутыли
Разливает Рубином Вино,
И Хрусталь леденящего стиля
Наполняет изящное дно.
 
Предвкушение сладкого Вкуса
Занимает намётанный Глаз,
Обнажается дерзкая Муза,
Распускаясь в вакхический Пляс.
 
Горячатся Перо и Бумага,
Источая стихов родники,
Аппетит полыхает от Смака,
Управляя полётом Руки.
 
Табуны неуёмных Фантазий
Рассекают пространства Мечты,
Разрываются молнии Пассий,
Средь Деяний хлебов золотых.
 
Я краснею в накале Эмоций,
Направляя в Безвременье Взгляд,
Я слежу за цветением Розы,
В лепестках осязая Закат.
 
Понимая своё Превращенье,
Не узнаю вовеки Исток,
Позабыв о чужом Разрешенье
Преступаю Заветный Порог.
 
Занимаю златые Чертоги,
Разливая хмельные Слова,
Пробуждаю бурлящие Соки,
Волшебством прикасаясь едва.
 
Исцеляя болезни Вселенной,
Восхищаясь Идеей Большой, – 
Я Вином упиваюсь Нетленным,
И искрюсь самоцветной Душой!..
03.05.2005
 
Легенда Поталы
 
В Храме Большого Чжу
Молился Великий Пятый:
« – Я с Верой Тебе служу,
Деяний сплавляя Злато!»
 
«Пошли таинственный Знак,
Меня одари Виденьем,
Чтоб Истины Вечный Стяг
Поднялся под новой Сенью!..»
 
Вибрации тысяч мантр
Волной отверзали своды,
Смолистый курился пар,
Мерцали цвета позолоты,
 
Монахи, глаза закрыв,
Играли на низких трубах,
Грохочущий реял взрыв
Больших барабанов грубых.
 
Прекрасных мандал песок
Стирался могучей ваджрой,
Струился молитвы ток,
Как Мир Поднебесный, старой.
 
И молвил Великий Пятый
Дэсриду Санджай-Джамцо:
« – Узрел я Святые Палаты
Своё озарив Лицо!»
 
«Я в камне сложу Нирвану,
Чтоб снова родиться в ней,
Страны Властелином стану,
Средь ликов Древних Царей!»
 
«Ты должен моё Откровенье
Создать, не жалея сил,
Для Света ты будешь Тенью,
Мечте подчиняя пыл!»
 
Санджай сотворил поклоны,
Промолвив: «Теперь я Твой!»,
И стал одесную трона,
Покорной босой стопой...
 
И прибыл Великий Пятый
К подошве горы Чагбо,
И вызвал Людей Богатых,
От них отделив рабов.
 
Сказал: «На прекрасный Подвиг
Зову я мирскую Пыль!
Дворец мой пребудет стоек,
И славен за тысячу миль!»
 
«Себе заслужите Право
Рожденья среди Святых, – 
Мешайте Мечты составы
Из Камня создайте Стих!..»
 
Поклялись гордые Кхамба,
Арий, Лхоха и Амдо,
Владетели Уй и Цзана,
Что всё отдадут на то,
 
И будет Дворец построен,
Для Сущности Совершенств,
И вырастет слой за слоем
Дарами из многих мест.
 
В бескрайних степях волнистых,
Краях Кукунор и Лобнор,
Отрогах Алтая мглистых,
Хребтах аркатогских гор,
 
Джунгар-ойратские Ханы
На землю слили Кумыс,
Почтили свои Субурганы,
И очи подняли ввысь,
 
Реча: «На великое Дело
Людей призывает Далай!
Святая Карма созрела,
Собой озаряя Край!»
 
«Поддержим Его начинанье,
Пошлём Войска и Металл!» – 
Усы умащая дланью,
Большой Гуши-Хан сказал.
 
В Китае, Ладакхе, Непале
Сложили святые Дары,
И Должное все воздали,
Свои сундуки открыв...
 
Тогда вопрошал с почтеньем
Патрона Дэсрид Санджай:
« – Я жажду Благословенья,
Собрав большой Урожай!»
 
«Раскрой, о Хозяин, планы,
Поведай Замысла блик,
Ведь я – Твой строитель главный,
Что в Камне возводит Стих!»
 
Изрёк ему Далай-лама:
« – Я зрю неприступность Стен,
С которых Сиянье Храма
Сердца повергает в плен,»
 
«Бессчётных покоев злато,
Убранство великих Зал,
Вздымание лестниц покатых,
Величественный Портал,»
 
«Кручёные Галереи,
Ведущие вглубь Горы,
Где смертный пройти не смеет,
В сокрытые Тьмой Миры,»
 
«Мерцание тысяч Статуй,
Шелка дорогих Икон,
Забвенье Гробниц богатых,
Скрывающих вечный сон...»
 
Мечтание источая,
И живописуя Деталь,
Палитры красок мешая,
Великий смотрелся в Даль.
 
А рядом сидел покорённый
Полётом Души Санджай, – 
Внимая почти со стоном,
Земной постигая Рай.
 
Губами водя неслышно,
Он слушал и запоминал,
Рисуя Замысел Вышний,
Который в себя вобрал.
 
Прижавшись к подножью Трона,
Раскрыв широко глаза,
Он молвил, заворожённо:
« – Мне ясна моя Стезя!..»
 
И взялся Санджай за Дело,
Народов поток собрав, – 
Работа вовсю кипела,
Мечты заключая в Сплав.
 
Восстал из отрогов Марбо
Высокий Дворец Побран, – 
Точь в точь по тому эстампу,
Где вывел Строитель план.
 
Вздымались каскады Лестниц,
Сверкали драконы крыш,
Рабочие пели песни,
Скрывая страданья грыж.
 
Страна выжимала соки,
За годом сменялся год,
Но высился Труд Жестокий
Растя из горных пород
 
Виденье Великого Ламы,
Мечте придавая Быль,
Из недр извлекая самых
Уменье, пропорции, стиль.
 
Цвели Идеальные Рощи, – 
Ведь в Замысле виделся Рай! – 
И с каждым годом всё больше
В Него уходил Санджай...
 
Но вот, наконец Дэсрида
Призвал Великий к Себе:
« – Работа твоя неизбытна,
Как будто в твоём горбе»
 
«Она запустила корни,
Не зная себе конца!
Нельзя ли трудиться проворней,
Стяжая плоды венца?!»
 
«Ты видишь, я стар и болен,
Моя Оболочка – тлен,
И скоро буду свободен,
От пут земных Перемен.»
 
«Желаю узреть Виденье,
Что мне Божество дало,
Под Новой покоиться Сенью,
Блаженством объяв Чело!»
 
«Хочу я, переродившись,
В Дворец переехать свой,
И с кельей навек простившись,
Познать Удел золотой!..»
 
Блуждая горящим взглядом,
Санджай Ему отвечал:
« – Желанье Владыки свято,
Но лучше, чтоб Он обождал!»
 
«Я делаю всё как надо,
Вкусив Идеала Высь,
И Мысль моя богата,
Фундамент ведя в Карниз.»
 
«Ты будешь сидеть в Чертоге,
Когда он Тебя воплотит,
И златом обуешь ноги,
Как гору объял гранит.»
 
«Я весь пронизан Виденьем,
Что Ты мне создать велел,
И, став Идеала тенью,
Я стал безрассудно смел.»
 
Мой Дух Тебе верен остался, – 
Тебе говорю, не тая:
Я Замыслом весь пропитался, – 
Мечта эта ныне Моя!..»
 
Почил на атласном Ложе
Великий Пятый Далай,
И в Мире один продолжил
Дворец создавать Санджай.
 
Но Стройкой своей одержимый,
Боялся он глаз чужих,
Что могут почесть «большими»
Затраты на «Каменный Стих».
 
И скрыл он под страхом смерти
От всех Властелина уход, – 
Как прежде писались сметы,
В неведеньи жил народ,
 
Монахи молились в Храмах,
Считая, что сам Далай
Живёт вглубине Побрана,
И зиждет обещанный «Рай».
 
Но в тайном высоком Зале
За весом замков и дверей,
Каменья и злато мерцали
Под взорами Древних Царей.
 
То был Субурган драгоценный,
В котором покоился Прах, – 
В покрытых Сокровищем стенах,
Вселявших молитвенный страх.
 
И часто, под сенью ночною,
Санчжай поднимался туда,
И низко склонясь головою
К плоду своего же труда,
 
Шептал: « О, Великий Владыка!
Немного ещё подожди!
И Замысел станет пред Ликом
Дыханье спирая в груди!»
 
« Не Всё на сегодня готово,
Остались простые штрихи, –  
И я воплощу Твоё Слово,
Сжимая больные виски!»
 
« Когда озарится Цветеньем
Виденья прекрасная нить,
Найду Твоё Перерожденье,
Чтоб в новом Раю воцарить!..»
 
Шестнадцать лет пролетело,
И ночь сменяла заря, – 
Строительство всё кипело,
Броженье спиною зря.
 
Народ под пятой налогов
Расправить плечи не мог,
И ламы, страшась жестоко
Боялись ступить за порог.
 
Но мрачный Санджай Предела
Работе своей не видал, – 
Мечта его вдаль летела,
Планируя тысячный Зал...
 
Тогда джунгарские Ханы
Спросили: «Владыка где?
Подлунные жаждут страны
Склониться к Его руке!»
 
И в скрытом негодованьи
Воскликнул Великий Хан:
« – Пусть Истина ныне восстанет,
Сквозь Стройки невиданный план!»
 
«Я сам отправлюсь в поездку,
Чтоб лично Владыку узреть,
Его вопрошая веско,
Когда он намерен успеть»
 
«Дворец Золотой закончить!» – 
И выехал с Войском вдаль...
Однажды, средь тёмной ночи,
Когда божий город спал,
 
Санджай на коленях молился,
С «Патроном» своим говоря, – 
Вдруг Хан перед ним явился,
Мерцанье могилы зря!
 
« – Так вот где почил Великий,
Сокрытый твоей рукой!
Он стал для тебя Веригой,
Мешая тебя с землёй!»
 
«Теперь ты сполна ответишь
За то, что мы без Вождя,
И смерть неминуемо встретишь,
Проклятье с собою ведя!..»
 
В последний раз опустился
К преддверью Могилы Дэсрид,
И молвил: « Мой план разбился,
А сам я в Веках разбит!»
 
« Не дали мне то доделать,
Что Ты, Владыка, велел, – 
И Стройка осталась неспелой,
И Лик Твой на Трон не воссел!»
 
« Теперь не бывать счастливым
Тому, кто здесь будет жить, – 
Судьба порастёт крапивой,
И станет пращою бить!»
 
« Восстанут Враги и Козни,
И Люди разрушат Рай,
И вспомнит Земля мои кости,
Средь волчьих жестоких стай!»
 
« Вы вторглись в Дело Святое,
И Вам предреку на Святом:
Тому не видать Покоя,
Кто взял Недостроенный Дом!..»
 
С тех пор Века пролетели,
И воды струились с гор,
Неистово выли метели,
Леса собирая в хор,
 
Эпохи калейдоскопом
В Забвенье своё неслись,
События шли галопом,
Молитвы летели ввысь.
 
Но так и осталось Проклятье
Над Стройкой Великой той, – 
У стен её бились рати,
Творился в ночи разбой,
 
Интриги душили глотки,
Кипела борьба за Власть,
Давили рабов колодки,
Нирвану сменяла Страсть,
 
Пока иноземные орды
Не взяли Страну в полон,
Вгрызаясь в чужие Породы,
И руша «Блаженный Трон».
 
Наследник того Далая
В Изгнаньи давно живёт,
Насилие смыть стараясь
Потоком солёных «Вод».
 
Объявлен «Врагом» он Дома
И Ложью навек заклят,
Качаясь на грани Излома
В тиши Гималайских гряд.
 
Скитаться Ему с Народом
Под вражий Вороний грай, – 
Пока под Небесным Сводом
Стоит Недостроенный Рай!..
05.05.2005
 
Енгибаров
 
Заложник Смеха, раб Арены,
Он был Подвижником Искусств,
И упивался сладким пленом,
Заворожённый взглядом Муз.
 
Рождённый в Роще, рос в Уюте,
Познав Прощенье и Любовь,
Был сорванцом всегда по сути,
Но отдавался власти снов.
 
Читал он с детства и помногу,
Мечтал о славе моряка,
Себя воспитывая строго,
Как призывала Дух Строка.
 
Ранимый, тонкий по натуре,
Себя Поэзии отдал,
И Сердце сжав в «тигровой шкуре», 
Для  Цирка «витязем» восстал.
 
В Искусстве Клоуна предвидел
Возможность нравы исправлять,
И был не Мим, а Обличитель,
Стремясь Действительность распять.
 
Ужим Кривлянья презирая,
Гоня Поверхностности хлам,
Он строил Новое, стараясь
В его Природу вникнуть Сам.
 
Став совершенным Акробатом,
Крутил кульбиты Чувств людских,
Писал Фантазией богатой
Эксперимента вышний стих, 
 
Ведя Трагедию до Смеха,
Давя из Хохота Слезу,
Он делал Быдло Человеком, – 
Как в Пыль осаживал Росу.
 
Он был Писатель и Философ,
И долго с Ясенем дружил,
С детьми играл и нюхал розы,
Велосипедом колесил,
 
Любил Людей и был любимым,
Дружил со Многими Один, – 
С Сибирью, Питером и Крымом, – 
Страны своей прекрасный сын.
 
Но, обречённый Смехом Гений,
Он был Отшельником в Душе,
И видя в Жизни много Терний,
Страдал в духовном Неглиже.
 
И рано умер, Сердца Пляску
Своею Кровью окропив, – 
Так Бенефис сложился в Сказку,
Слезами Клоуна умыв...
06.05.2005
 
Восхождение
 
Я поднимаюсь в Гору, 
Держу перед взором Цель,
Я добирусь нескоро,
Ведь под ногами – Сель.
 
Ели пронзают своды
Органных звуков Небес,
С грохотом талые воды
Искрят лучезарный блеск.
 
Звери хрустят ветвями,
Тихо в спину глядя,
Высь полосует орлами,
Путника вдаль ведя.
 
Будто везде Ожиданье,
Что же предпримешь Ты, – 
Сколько уплатишь Дани,
Чтобы достичь Мечты?
 
Я оснащён к Обряду,
И Службу готов вести, – 
Я полыхаю взглядом,
Солнцу веля светить.
 
Пусть разъедают солью
Завязь очей снега, – 
Свыкся давно уж с болью
Диких Красот Слуга!
 
Пусть неприступны склоны,
Галька несёт в откос,
Пропасти зев бездонный
Стелит отвары Гроз, – 
 
Бременем скован тяжким,
Буду идти вперёд, – 
Мысли храня в запашке,
Зная Терпенья код.
 
Я достигну Вершины
Мой Разум орлом парит,
Я Ветром гонимый в спину, – 
Но Спуск ещё предстоит...
07.05.2005
 
Кто Патриот
 
Кто Патриот? Слепец, дерущий глотку,
Что горд за то, чего он не Познал,
Ущербный Хам, вгрызающийся в Водку,
Что всё имел, но пропил и проспал?
 
Забитый Червь, копающийся в Книгах,
Но видящий в строках Свои следы,
Обскурантист, ревущий в Базиликах,
Не понимая Божьей Красоты?
 
Вояка Честный, чьим простым Доверьем
Дано Подонкам злоупотреблять,
Чиновник Хитрый, что мутит за дверью,
И за глаза умеет убивать?
 
Циничный Вор, ловящий Рыбу в Грязи,
Распродающий Всё и по Чуть-Чуть,
Его Клевреты в полурабском Плясе,
Что средь кадрили норовят Лизнуть?
 
Полутиран, что ползает по полу,
Не поднимая взгляда в Облака,
Засохший Гриб, что плачет по Рассолу,
Но что висит на веточке пока?
 
Квасные бочки, пышащие пеной,
Что и не Пиво, но и не Вода,
Погромщики, что «ведают Измену»,
Не уделяя Разуму труда?..
 
Помилуйте! Опомнитесь! Окститесь!
Отриньте Ложь, прозрейте наконец!
Кто Вам ценней – Кикимора иль Витязь,
Мощь Святогора иль Кощей-Наглец?
 
Тот Патриот, кто видит Недостатки,
Достоинства Величье не затмив,
А не орёт, что «всё у нас в порядке»,
Дорогу Исправленью преградив;
 
Кто Уважает то среди Чужого,
Чему учиться Честь, а не Хула,
Кто отделяет Беса от Святого,
Чтобы змея их вместе не сплела;
 
Кто Прошлое разумно изучает,
А не поёт о «веке золотом»,
Кто в Будущем Высоты отворяет,
Не оставляя Дела Напотом;
 
Кто пестует не Завистью «Величье»,
А Строит, Созидает и Растит,
Кто не теряет Гордое Обличье,
Гоня Гордыни смехотворный Вид;
 
Кто лишь Себя винит в Своих Провалах,
И извлекает в действии Урок,
Кто выбрался Навеки из-под Палок,
И мерзость Рабства всё же Превозмог!..
 
Любовь к Отчизне с Лестью не едины,
И Самомненье Разум не затмит, – 
Поэтому не пейте Воду с Тиной,
Не засевайте в Сердце Динамит,
 
Не отравляйте ни Себя, ни Прочих
Кошмарной Ложью, мечащей Икру,
Не закрывайте с Ненавистью Очи,
Когда Другие Вам не по Нутру!..
 
Лишь Так – без «поучающего Пальца»,
В Себе открыв Понятий верных Свод,
Вы скажете без глупых Экзальтаций:
«Я Истинный России Патриот!..»
07.05.2005
 
Осада Мафекинга
 
У Трансвааля, рядом с Калахари,
Среди равнины, пыльной и пустой,
Ютился город под рифлёнкой старой,
Питаясь замутившейся водой.
 
Всего там было всюду понемногу:
Одна дорога, и один вокзал,
Один состав, – в неделю раз и плохо, – 
К его перрону с паром приставал,
 
Один завод каких-то там деталей,
И Клуб один, и Церковка одна, – 
Ну, в общем, скука! Что Вы, не видали
Такого захолустнейшего дна?!
 
Однако к делу. Звался он Мафекинг.
За ним – граница. А за ней – Враги.
Текли в обход товары, люди, реки,
И даже мысли побоку текли.
 
Владели им, конечно, англичане
( А почему бы нет, – они везде!
Такой вопрос, – о Флаге, – просто странен
При Вашей умудрённой бороде!.. )
 
Но вот однажды рваные газеты
Плохую весть бумагой принесли:
«Дела в трубе! И песенка пропета!
Соседи-буры воевать пошли!»
 
«Британцев гонят! Земли занимают!
Теряют совесть! Разве можно так!
Как будто бы о том они не знают,
Что мы непобедимые!.. Бардак!»
 
Ворчали люди: «Боже, наконец-то
До нашего Правительства дошло,
Что за границей – пагубное место,
Где суету коварство оплело!»
 
«Давно уж буры зубы шлифовали,
Под нашим носом армии растя,
А наверху – «не ведали» и спали,
Пустоголовой лампочкой светя!»
 
«Нас мало, гарнизон у нас не очень, – 
Остался заключительный аккорд! – 
А если Враг на штурм идти захочет?!
Что делать нам средь хаоса?! О, Чёрт!..»
 
Но Баден-Пауэлл, – полковник настоящий,
И гарнизона новый комендант, – 
Обжёг народ улыбкою палящей,
Произнеся: «Ребята! На парад!»
 
«Нам предстоят Веселье и Награды,
И славные нескучные деньки, – 
Закручивай в газету самосады,
Пусть драпают со страха Дураки!..»
 
« – Но как мы сдюжим? Здесь же ополченцы!
Всё на виду, и некуда бежать!..»
Воскликнул мэр, глядя в пустые рельсы,
И порываясь охать и стонать.
 
« – О, чепуха! Не стоит волноваться!
У нас есть Трое – Адамс, Сесил, Гор,
Ребята эти могут защищаться,
Прославленные с некоторых пор.»
 
«Доверьтесь им своим повиновеньем,
А остальное – предоставьте мне,
И мы закатим бурам представленье,
Аплодисменты полоща в вине!»
 
И повернувшись весело к воякам,
Он прокричал: «Коллеги и друзья!
Неужто мы под этим славным Стягом
Сюрпризом не заточим острия?!»
 
«Серьёзно отнесёмся к развлеченью, – 
И буры свои крылья опалят!
Ну что, бойцы, готовы к приключенью?»
И строй ответил: «К Чёрту, комендант!..»
 
А в это время город окружали
Соседи, амуницией тряся, – 
Уж лошади злорадностью заржали,
Воителей озлобленных неся.
 
Тянулись пушки, дула из лафетов
Показывали фигу Небесам,
В карманах мялись томики Завета,
И тени шляп ласкались по усам.
 
Смотря в трубу на пыльные домишки,
Кривясь недобро, генерал Кронье,
Уже считал английские «излишки»,
Запрятанные в «брошенной» стране.
 
Трясясь в седле, и шпорой крася ноги,
Не уставал он в бороду рычать:
«Сейчас попляшете, проклятые бульдоги!..»
И приказал с налёту штурмовать.
 
Взревели буры, шёлкая нагайкой,
Клубы песка вспылили в горизонт,
Вскрылилась армия воронистою чайкой,
К Мафекингу направив свой полёт...
 
Но вдруг открылись холмики и щели,
Из-под кустов раздался пулемёт,
Гранаты, бомбы, пули полетели,
Снаряды взвились мухами на мёд, – 
 
Полиция явилась из оврага,
Паля из пистолетов сгоряча
И повалила конница в атаку,
«К Чертям Собачим!» с радостью крича.
 
Остановились буры ошалело,
Всего такого в общем-то не ждя,
И перестрелка в поле закипела,
Через прицел прищуренно глядя.
 
Три дня и ночи стороны плевались
Друг в друга дымом, шумом и свинцом,
Но никуда нигде не продвигались,
Боясь узреть Костлявую лицом.
 
За жарким боем зорко наблюдая,
И напевая песенки мотив,
Сидел Полковник, шляпу поправляя,
С иголочки, по струнке и – красив!
 
Периодически травил он анекдоты,
И клал из карт затейливый пасьянс,
А рядом мэр давился от икоты,
Смотря на бой жестокий в первый раз.
 
Но Баден-Пауэл, сочувствуя и зная,
Его и прочих вдруг приободрил:
« – Да не волнуйтесь! Поперхнулась стая,
Не расчитав ни времени, ни сил!»
 
«Смотрите! Там нарыл я укреплений
( Конечно, тихо, чтоб никто не знал! ),
Здесь – блиндажи, укрытые под тенью,
Там – динамит, в руке моей – запал,»
 
«( Ну, разумеется, всё было шито-крыто,
На всякий случай мной припасено, – 
Ведь голова Правительства забита
Обычно хламом, чепухой одной!»
 
«Ждать помощи от них – большая глупость,
А разрешенья – тоже просто вздор! )
Так вот, я ожидал от буров грубость,
И невзначай возвёл от них забор.»
 
«Да, кстати! Рядом с нами есть подвалы,
В них провиант, укрытый от Врага, – 
Я понавёз его сюда немало
И даже виски припасал слегка.»
 
«Поэтому, расслабьтесь, джентльмены!
Мы наглецов не пустим на порог:
Предусмотрительных спасут родные стены,
И Осторожным всё послужит впрок!..»
 
Тем временем сомкнулось окруженье
Над городком, заброшенным в дали,
И пушки поливали его жменью
Больших снарядов, сидя на мели.
 
Источники воды перекрывая,
Кронье злорадно руки потирал,
И в нетерпенье суетном сгорая,
Рассудок нетерпимостью питал.
 
Но наконец, не выдержав простоя,
Врагу он Ультиматум предъявил, – 
Продиктовав упрямой головою,
Чертя бумагу остриями вил:
 
«Сдавайтесь, распроклятые британцы!
( А вслед за тем – проклятия опять.)
Кладите кошельки, стволы и ранцы,
Чтоб вам Кровопролитья избежать!»
 
Но вскоре получил от Коменданта
Шутливо разрисованный конверт,
В подарочной бумаге розоватой,
Переплетённой бантиками лент:
 
«Дражайший сударь! Мы сидим в металле,
Но, несмотря на огненный замес,
Кровопролитья так и не видали!
Когда ж оно начнётся наконец?..»
 
« – Проклятие!» – горя осиным оком,
Взревел Кронье и, разорвав ответ,
Приказ отдал: «Палить теперь жестоко,
Пусть вспомнят эпитафии куплет!»
 
С тех пор летели сутки и недели,
А вместе с ними – бомбы, динамит, – 
И маялись от этой канители
Все те, кем городишко был набит.
 
Но блиндажи, убежища, подвалы
Людей хранили вместе с их добром, – 
И только Время скукою верстало
Сиденье под схороненным полом...
 
Однажды, под напором бурских пушек,
Иль лучше – за игрою в биллиард,
К Полковнику ворвался мэр распухший
И разразился криком эскапад:
 
« – Теперь – труба, конец и нет исхода!
Водонапорка бурами взята!
Из жидкости у нас лишь капли пота,
Потеряна, потеряна вода!..»
 
Но Баден-Пауэл обнял его вохапку,
Проговорив: «Спокойствие, друзья!
Приободритесь, сэр, наденьте шапку, – 
Пускай из кранов не течёт струя!»
 
«Пришёл момент открыть все те колодцы,
Что я здесь, между делом, накопал,
Со временем прольются с Неба грозы, – 
Как видите, Бур снова проиграл!»
 
« – Ура!» – вскричали повсеместно леди,
А джентльмены дали волю ртам, – 
И грозных незадачливых Соседей
Послали, по традиции, к Чертям.
 
Обстрелы, как обычно, продолжались,
Солдаты бились пулей и штыком,
На вылазки и штурмы отправлялись,
Рубя Осаду будто тесаком.
 
Давно Война кипела и бурлила,
Юг Африки собою поглотив,
Безумством Здравомыслие гнобила,
В Крови людской пространства затопив.
 
Но буры, ожидаемые всюду,
Сидели, у Мафекинга застряв,
Рождая повсеместно пересуды,
Терпение и Время потеряв.
 
Уже по Миру новости летали
О Захолустье, гробившем Врага,
В котором Горсткой то поднаверстали,
Где у Империи была кишка тонка.
 
Пока «Дыра» затягивала пушки,
Внимание, расходы сил и средств,
Британия стирала пот и стружки,
Войска зовя из самых дальних мест.
 
В разгар Осады был Кронье отозван,
Но перед тем, как сел он в экипаж,
От рубежей с оказией на козлах
Привёз пакет запыхавшийся страж.
 
« – Что там такое?» – рявкнул полководец,
Сдирая хруст бумаги голубой,
Рождественский жестянный колоколец
И бантик золотистый кружевной.
 
Внутри лежал конвертик и гербарий,
В конвертике – квадратом письмецо, – 
И почернело в кровяном угаре
От злобы генеральское лицо:
 
« – Мой Друг! Вы что-то странное творите
У нас тут рядом с некоторых пор, – 
Не отдыхаете, не спите, не едите,
Повсюду оставляя хлам и сор!»
 
«Коль Вы не перестаните по чести
Вести себя как-будто пацаны,
Мы будем вынуждены Всё Это и Вместе
Считать за Объявление Войны!..»
 
И застонав, как лев, что в брюхо ранен,
Он выдавил сквозь пыхающий пыл:
«Распроклятущий трижды Англичанин!», – 
Сел на козлы и к Чёрту укатил...
 
А Шефа провожавший грубый Сниман
Уже готовил новые Дела,
И, погрязая Разумом за ними,
Скрывал в Ночи кипение Чела.
 
Он был жесток, упрям, бескомпромисен,
Безжалостен, невежлив и злобив,
И, раздражённый содержаньем писем,
Готовил тёмной Ненависти слив.
 
Стреляя в спину женщинам и детям,
Круша бесцельно бедные дома,
Он «воевал», в Сердца солдатов метя, – 
И «точностью» бравируя весьма!..
 
Но Баден-Пауэлл, людей приободряя,
Велел держаться и неунывать, – 
Заняться спортом, и в футбол играя,
Пустым мячом по улицам гонять,
 
Организовывал турниры по крикету,
И биллиард солдатам позволял,
И, вняв души прекрасному совету,
Балы по воскресениям давал.
 
Он отрядил разведчика-проныру
Быть «почтальоном», бегая ва-банк,
И, пролезая вражеские «дыры»,
Скрываться тихо в девственных полях.
 
Однажды, инспектируя Заводик
В котором был разгром и кавардак,
Он вдруг остановился в его сводах
Проговорив с улыбкою: «Так-так!..»
 
И через месяц это предприятье
Уже лепило пушки из заплат, – 
И вскоре на соседское «проклятье»
Летел в чаду крутящийся снаряд.
 
Но вот, в субботу, прямо на рассвете,
Когда дремал усталый городок,
Зевая, офицеры в тусклом свете,
Играли в покер, выпуская смог,
 
Вдруг раздалась пальба и чертыханье,
И запестрили тени на полах,
Пронзив покой кроваво-красной ранью,
И кое в ком будя животный страх.
 
« – Какого Чёрта?!..» – Адамс удивился,
« – Что за Бардак?!..» – Лорд Сесил вопрошал,
« – Ведь это же, позвольте!..» – Гор вспылился, – 
И всяк к своим солдатам побежал.
 
А было вот что: доведённый Сниман
Велел ценой любою штурмовать,
Устав крикет обстреливать всю зиму,
И англичан Проклятьем поливать.
 
И сотни буров ринулись в атаку
Избавиться желая поскорей
От города, где джентльмен-рубака
Высаживал на улицах порей,
 
Игрался, веселился, развлекался, – 
При этом глаз орлиный сохранив! – 
Но против всякой логики Не Сдался,
Собою путь к победам преградив.
 
И комманданте Элофф горячился,
По ветру колыхая бородой:
« – Теперь то мы у Цели, враг разбился
Проклятой вездесущей головой!»
 
Бурлила схватка, резалось Сраженье,
Плевались ружья, пушки и мозги,
И Солнце подлило огонь в свеченье,
Собою оттенявшее броски.
 
Казармы пали Войск Протектората,
От ликованья Элофф возопил, – 
И сразу англичанина-«собрата»
Злорадной телеграммой известил.
 
« – Ну всё! Теперь конец, и просто точка!» – 
Слезливый мэр в упадке произнёс,
Схватился за уши, поигрывая мочкой,
Ношатырём тираня красный нос.
 
Но проиграв аккорды на рояле,
Полковник торжествующе сказал:
« – Да полно Вам! Теперь мы их достали!
Я этот ход давно уж просчитал!»
 
«На карту глядя, я заметил прелесть
Позиции, слагающей «мешок»,
И ожидал, что плод войдёт во спелость,
Переступив замётанный порог.»
 
«И вот теперь сюда людей я вышлю,
Резервы перекидывая здесь,
Проходы артиллерией повыжгу,
И динамитом поснимаю спесь,»
 
«Отходы ополченьем перекрою,
Углы домов стрелками обложу, – 
И горло затянув тому герою,
Его к себе на ужин приглашу!..»
 
Молниеносно управляя битвой,
Травя попутно новый анекдот,
Полковник раскроил атаку бритвой,
Расстроив затянувшийся комплот.
 
Метался Элофф, буры стервенели,
Горело всё, что плавиться могло, – 
Но полегли захватчики на мели,
Немало перебив своих голов.
 
Уже под вечер, крах осознавая,
Остатки поредевшие сдались,
И, простынёй по Небу полоская,
Оружие склоняли носом вниз...
 
Насвистывая песенку, вприпрыжку,
На поле боя вышел Комендант,
И, поправляя Элоффу манишку,
Проговорил: « Как я безумно рад»
 
«В гостях Вас видеть, милый мой коллега!
Как жаль, что Вас не зрели на балу!
Ну, ничего! Ради такого человека,
Я приглашаю всех теперь к столу!»
 
И в этот вечер буры пировали
До поздней ночи, сидя у «врагов», 
Бокалы за здоровье поднимали,
Под жирность отрезаемых кусков...
 
А на холме далёком в чёрной злобе
Давился Сниман, ведая о том,
Что он людей бессмысленно угробил
В капкане гениальном и простом;
 
Что сзади наступают англичане,
В Мафекинг избавление неся,
И что пора, – по утренней, по рани! – 
Укрыться в степь, пожитками тряся...
 
И очень скоро, прямо через сутки,
Объятый ликованьем гарнизон
Давился счастьем, пением и шуткой,
Встречая марш спасительных колонн.
 
Вручались средь Веселия Награды,
Взор каждого от гордости сиял,
И, открывая шествие парада,
С улыбкой Баден-Пауэлл сказал:
 
« – Ну, что, мои родные, как Вам пьеса,
В которой мы сыграли свою роль?
В ней – кто герой, кто тать, а кто – повеса,
Но каждому ясна Мораль и Соль!»
 
«Мы табаку немало прокурили,
Повеселились тоже будь здоров, – 
Мы развлекались, спали, ели, пили,
И доводили выдержкой Врагов.»
 
«Мы Новое всегда изобретали,
Где Старое спасти нас не могло,
Возможности из грязи поднимали, – 
И потому нам Жутко Повезло!»
 
«И сохраним мы в Памяти нетленной
Ту Истину, которой учит Рок:
Предусмотрительных спасут родные стены,
И Осторожным всё послужит впрок!..»
12.05.2005
 
Монолог Невельского
 
« – Мы прижаты как-будто к стенке
Вашей Силой со всех сторон, – 
Ветры ходят по Вашей стеньге
Пушки выведены в заслон.»
 
«Вы уверены впрок и точно,
Что Победа в карман плывёт, – 
Ведь удавка затянута прочно
И дыханье вот-вот зажмёт!»
 
«Торопиться Вам не пристало – 
Вы «технически оснащены», – 
А у нас – и снарядов мало,
И матросы не видят сны.»
 
«Но ударом по Вашей спеси
Я внезапно для Вас пройдусь!
Флот России, последним смейся,
Покажи им, что значит Русь!»
 
«Вы привыкли, что воды Мира
Стелят волны всегда под Вас,
Вы заносите всюду секиру,
И пускаете ядра в пляс,»
 
«Только здесь уже Наше море,
И чужие для Вас берега, – 
Потому не видать Вам в споре
Вожделенного Пирога!»
 
«Я здесь знаю каждую бухту,
Что разведал трудом своим, – 
Потому я проворней буду
И отмщу за потерянный Крым!»
 
«От Шантара и до Находки
Вы незримо в моей Руке, – 
Я сожму Вам хмельные глотки,
Видя дыры в большом силке.»
 
«Вы в «заливе Де-Кастри» стоите, – 
Я лечу сквозь Татарский Пролив;
Вы в Японское Море глядите, – 
Я в Охотском, просторы открыв!»
 
«Сахалин для Вас – «полуостров»,
Я же ведаю Тайный Проход, – 
Быстро, умно, стремительно, просто
Проведу Вами «запертый» Флот!»
 
«Мои Карты новее и лучше,
Мои люди – всегда налегке, – 
Пусть у нас и поменьше пушек,
Но не жить нам в Вашем садке!»
 
«В нашем Сердце – Амур и Уссури, – 
Вам не вырвать наши Сердца, – 
Мы уйдём как уходит Буря!..
Занимайтесь «Спасеньем Лица»!
08.05.2005
 
Ты – Мой Цветочек
 
Ты – мой веснушечный Цветочек!
Не согласен?
Тогда целую в ушка мочек – 
Повод ясен!
 
Сияют глазики-анютки!
Скажешь тоже!
Растут реснички-незабудки, – 
Да, похоже!
 
Порхают бабочки лесные – 
Над головкой!
Струятся нивы золотые – 
Нежной бровкой!
 
Улыбик солнышком играет – 
Вот и ладно!
И детка страхи забывает – 
Как отрадно!
 
С Небес нисходит поцелуйчик – 
И садится!
И воспаряет Сердца лучик – 
Словно птица!
 
Целую губика хмельного 
Лепесточек!
И говорю тебе одной:
Ты – мой Цветочек!..
08.05.2005
 
Тихая Ирония
 
Быть может, скажет Критик грозный,
Что Нежность странна и глупа
В эпоху кучности навозной,
Плодящей в Личности Клопа.
 
Быть может, «знает» Умудрённый,
Что лучше вычурно хамить, – 
Залить графитти Лик Мадонны,
Ярлык Святому прилепить,
 
Совокупиться с чьим-то Телом
Туша окурки в язвы Душ,
Тупеть в Хлеву окоченелом,
И с Древа Жизни цапать Куш.
 
Быть может, глупо светлой Лаской
Будить из Женщины Дитя,
Питать Мечты лучистой Сказкой,
Играться Кудрями шутя,
 
Наивным стать хоть на Мгновенье,
Раскрыться Солнцу, как Цветок,
Презрев Лже-Моду и Лже-Мненье,
Что правят Миром нахапок...
 
Но мне всё Это безразлично, – 
Ведь я Люблю и я Любим, – 
А что, по-вашему Первично, – 
Взаправду Глупо и Цинично,
И вам скажу неоколично:
Всё это – Дым!...
10.05.2005
 
Секрет Викинга
 
Созидая Великий Корабль,
Сочетай Искусство с Чутьём, – 
Чтобы Слава сошла со стапель,
И в Теченьи неслась Своём!
 
Древесину ищи такую,
Чтобы Гибкость вилась Волокном,
Из отдельных Деталей рисуя
Цельный Корпус, живущий Дном:
 
Чтобы доски Себя держали,
И друг другу росли Роднёй, – 
Чтобы Кроной для Судна стали,
Иль Корнями, борясь с Водой.
 
Пусть Корабль в солёной Гуще
Будет Древом Душой Своей, – 
Ибо Дерево знает, как Лучше, – 
Как Прочнее и как Длинней!
 
Поднимая Парус над Судном,
Делай лёгким его, как Вздох,
Чтобы снять его было нетрудно,
И чтоб быстро восстать он мог.
 
Пусть он Воздухом лёгким станет,
Столь же дерзким, гонящим вдаль,
Своенравностью  взоры манит,
И упрямо стоит, как сталь,
 
Пусть братается с тёмной Тучей,
 И парит, как летучий Змей, – 
Ибо Ветер знает, как Лучше, – 
Как Стремительней, как Мощней!
 
Подчини свой Замысел Волнам, – 
Их Напору и их Страстям,
Их Порывам, лихим и вздорным,
И лазурью текущим Полям.
 
Танец Вод повторяй Кормою,
Рассекая – ласкай и жури, – 
И Они повлекут за Собою
До Вселенной открытой Двери!
 
Породняясь с Теплом и Стужей,
Средь Морских воссядешь Царей, – 
Ибо Море знает, как Лучше, – 
Как Просторней и как Быстрей!
 
Постигай Естество Природы,
И Корабль ему отдай, – 
На Него возложи Заботы,
И Законом Его играй.
 
Не противься сокрытой Сути,
А учись у Неё во всём, – 
И Корабль Шедевром будет,
Для Воителя – Стол и Дом!
 
Стань для Судна Душою Сущей, 
И Деянья по Свету сей, – 
Ибо Мудрость знает, что Лучше
Всё в Естественности своей!..
12.05.2005
 
Венецианский Закон
 
Куда бы не ехал ты, – 
Пусть даже в Эдемский Сад! – 
Частицу чужой Красоты
С собой привези Назад!
 
Ведь то, что построил Бог, – 
Его Одного Удел, – 
Но Смертный творит Мазок
Чтоб Мир для Него запел!
 
Гордиться Природой – Вздор, – 
Ведь ты Её не создал:
Жива Она с давних пор, – 
Ты только Её Застал!
 
Но в том Человека Суть,
Чтоб зиждеть Своё в Чужом, – 
Твореньем означить Путь
Соткав Гобелен Стежком!
 
И каждый такой Стежок
На Месте ляжет Своём, – 
Из Нитей творя Восторг,
Которому Песнь поём!
 
Весомый, посильный Вклад
В Строенье Мечты внеси, – 
И вырастет в Море Град,
Велича твои Стези!
 
Мозаику Совершенств
Дополни твоим куском,
Доставленным с дальних Мест
Отважным морским броском.
 
В лазури летя Версты,
Гордись средь Ветров и Слёз,
Что Родине Славной ты
Свою Красоту привёз!..
13.05.2005
 
Credo Мохаммеда Али
 
Пусть «Чёрным» меня считают
Расисты-Рабовладельцы,
Презреньем в лицо швыряют,
И делают Славу мельче, – 
 
Но я их Рукой достану,
В Нокдаун кидая Словом,
Сраженью крича Осанну,
И Норовом мстя суровым!
 
Всего я достигну с Боем,
Противников Гнус сминая, – 
Пусть Пресса толпится роем,
Победы мои снимая!
 
Трудом и Упрямством выжгу
Свой Образ на крупе Мира, – 
Взойду на крутую Вышку,
Вкушу от Большого Пира!
 
Рождён я с Великой Силой,
И жажду Умами править, – 
Гранитом меня месила
Природы шальная Память!
 
Я – Царь, Полубог, Воитель,
Прошедший Огни и Воды,
Я трубы златые видел,
Фанфары поя Свободе!
 
Дерусь на Судах и Рингах,
Её защищая в Схватке, – 
Я помню о рабских спинах,
Ногах, кандалами шатких!
 
Воюю не ради Крови,
Религии или Расы,
Скандалом «карьеру» гробя
И Жертвуя ежечасно!
 
Я скину Былое Имя,
По Вкусу стяжая Веру, – 
Пусть знают, что я не с Ними,
Гонящими вон Пантеру!
 
Вгрызусь стальными клыками
В Корону, политую Потом, – 
Сломаю Врагов Руками,
Процарствую год за годом!
 
Секрет мой и Прост, и Точен,
Как Слава Легка и Быстра, – 
Неждан я, Незрим, Непрошен,
И Пламенен, как Селитра!
 
Противника с ног сбивая,
Не висну тяжёлым Грузом:
Как Бабочка я порхаю,
Пчелиным разя укусом!..
13.05.2005
 
Суть Чжуан-Цзы
 
Однажды бродил Философ
Вдоль берегов Хуанхэ,
Потёртый бамбуковый Посох
Сжимая в своей руке.
 
Журчали кругом Водопады
В ущельях Зелёных Гор,
Пестрели Сады богато,
И птичий резвился Хор.
 
Ладони летящих Пагод
Пронзали пальцами Даль,
Алели рубины ягод,
 Луч света Росой играл.
 
Как вдруг, у Старого Древа,
Среди Цветов Мэйхуа,
Философ свернул налево,
От Странствий устав слегка,
 
Нашёл уголочек тихий,
Под сенью высоких Крон,
Прилёг, улыбаясь ликом,
И скоро отправился в Сон.
 
Незримо пройдя в Полёте
Сознания хрупкую Грань,
Он Бабочкой взмыл в Небосводе,
Сквозь Утра звенящую рань,
 
Играясь в Лучах Красою,
Нектар из Бутонов пил, – 
Расставшись с Самим Собою,
Себя Самого забыл!..
 
Проснувшись, Философ долго
Смотрел на полёт Облаков, – 
А Мысль ткала Иголкой
Узорной Души покров.
 
И снова он в Путь пустился
Сжимая Бамбук в руке, – 
Но вскорости остановился
На узкой лесной Тропе.
 
Любуясь бутоном Розы,
Вдруг задал Себе Вопрос:
« – Я Бабочка или Философ?!..» 
И в Вечность Ответ унёс...
14.05.2005
 
История Сфинкса
 
Как-то раз, в Пустыне охотясь,
Царевич смертельно устал,
И, луком тяжёлым неволясь,
От челяди шумной отстал,
 
Направил свою колесницу
В обход через дюны песков,
Сморился Дневною Денницей,
Расплавившей зыбкий Покров.
 
Ища на Мгновенье Приюта
В безмолвной далёкой Тени,
Нашёл он под каменной Грудой
С обломками древней Стены
 
Убежище Отдохновенья, – 
И, вяло на землю ложась,
Отдался на время Забвенью,
Сомкнув полыхание Глаз.
 
Очнувшись во Сне глубоком,
Дыша просветлённой Грудью,
Он встретился с Полубогом, – 
Таинственной Древней Сутью.
 
На теле могучем львином
Тот рёк головою Царской:
« – Ты хочешь проснуться Сыном,
Покрытым Моею Лаской?»
 
«Раз так, то смотри и внемли!
Я здесь уже Тысячелетья.
Мне кланялись многие Земли,
Войска полыхали Медью,»
 
«Жрецы воскуряли Мирру,
Народы кропили Слезами, – 
Ретенну, нубийцы, хабиру
Лежат под моими ногами.»
 
«Но ныне, забыт и заброшен,
Томлюсь под песчаным Весом,
Мой Образ в пыли запорошен,
Охаянный Чёрным Бесом.»
 
«Ты должен Меня Очистить, – 
Убрать, привести в Порядок,
Чтоб мог Я, как раньше, Видеть
Красоты Пиров и Схваток!»
 
«За это явлю Я Чудо,
И ты обретёшь Корону,
И выберешься из-под спуда,
Поправ Суету Закона!»
 
«Ты Младший, – а станешь Старшим,
Побочный, – а будешь Главным,
В Тени пребывающий Мальчик,
Что грезит быть с Небом Равным!..»
 
И вот, пробудившись вскоре,
Царевич поехал в Город,
Трубя о всеобщем сборе,
Приказов спуская молот.
 
И вышли рабы и слуги,
И стали копать и чистить,
В чаду и песчаной вьюге, – 
Чтоб вновь Полубогу видеть!
 
Из Персти Земной на Волю
Гигант наконец поднялся, – 
Страстями, Счастьем и Болью
Под Солнцем вновь насыщался!
 
И вскоре Царевич гордый
Уже примерял Корону,
Вкусив Совершенство Плода,
Что даровал Сфинкс огромный...
 
С тех пор на каменной Стелле
Тот Сон был увековечен,
А рядом – Народы пели,
И кровью журчали Сечи.
 
Внизу, у рельефного Трона,
Объявшего весь Египет,
Указом того Фараона
Совет был в граните выбит:
 
«В Общении с Полубогами
Старайтесь глубже копать, – 
Следите за Вашими Снами,
Чтоб Вам Судьбу не проспать!..
15.05.2005
 
Римский-Корсаков
 
Рождённый в Тихвине уютном,
Он дал Мелодии Простор,
И жил Деяньем многотрудным:
Идеей – смел, Работой – скор.
 
Судьбою Морю посвященный,
Наследник Воинов-Отцов,
Не жаждал службы протяжённой,
Карьерных лестничных шагов.
 
Но Свет пройдя сквозь Океаны
Алмаз Души отшлифовал,
Себя отдав Стезе желанной,
Открыв божественный запал.
 
Сойдя на Землю, волны Моря
Он в Звуки дланью перелил,
И показал, что значит «Воля»,
Чью сталь отточенной носил.
 
Он мог, любил и смел Учиться,
И был всегда Трудолюбив,
Умел Успеху усомниться,
Другим Сомнения простив.
 
Ученикам дарил Свой Гений,
Их опыт также переняв,
И под Своею мощной Сенью
Собрал талантливый Состав.
 
Он Теоретик был и Практик, – 
И Редкость эту развивал! – 
В Консерватории – Дидактик,
Поэтом в Творчестве восстал.
 
Славянский Дух он ткал Былиной,
Воспев Исток Своей Страны, – 
Красою Слаженной и Сильной,
Играя нитями Струны.
 
Порою шутку повторяя:
«Трубач – трубит, скрипач – скрипит», – 
Он жил, Собою намекая,
Что истинный Творец – Творит!
 
И, увлечённый Вдохновеньем,
Масштаб и Качество родня,
Писал магическое Пенье,
Ведя Волшебного Коня.
 
Садко по Духу, он Свободу
Чтил выше Знати и Царя, – 
Пророча страшную Невзгоду
Последней Оперой не зря.
 
Но был за то Гоним и Изгнан,
Для Близоруких стал «Смутьян», – 
России посвящённый Жизнью,
Воспетый Вечностью Титан!
 
И Смерть его освободила
Средь Молний, в летнюю Грозу, – 
Так Небо первое излило
На Память Гения Слезу...
16.05.2005
 
Сонет Пилигрима
 
Твоим Дыханьем Грудь моя жива,
Капкан Удушья жаркого срывая, – 
Так Светом Солнца кормится Листва,
Себя Теплу сквозь Свежесть отдавая.
 
И, проникая в завязи Корней,
Небесный Дар с Земным вступает в Близость, – 
Так я чаруюсь Сладостью Твоей,
Вкусив Щедрот в воспетых дольних Ризах.
 
Своё Существование веду
Лишь золотым Твоим Прикосновеньем, – 
И без Тебя Пустынею бреду
В палимое Души Самосожженье.
 
Твоя Рука касается меня, – 
И вот я жив, сквозь Нежность оживлённый! – 
Так средь Безводья Влагою маня,
Оазис восстаёт Обожествлённый, – 
 
И тысячи алеющих Плодов
Налитой Драгоценностью дурманят,
И Птицы переливами Ладов
Слух Пилигрима Красотою ранят,
 
Взмывают Чувства, собранные в Стаю,
И Счастьем озаряется Глава, – 
И я, как Древо, Соком наливаюсь, – 
Так Твоим Сердцем Кровь моя жива!
 
Одним Ударом рушу Смертный Сон, – 
Ведь я Твоим Сияньем озарён!..
16.05.2005
 
Намёк Шведагона
 
Объятый пряным ароматом,
Кишит Рангун трудом и сном,
Дурманя нищенством богатым
В цвету тропическом лесном.
 
Но в сердце Града шпилем острым
Пронзает Солнце Луч златой, – 
То поражает вечным ростом
Великий Шведагон Святой.
 
Его магическою Силой
Столетий вихрь вокруг идёт,
Заворожённый ярким шпилем,
К нему склоняется Народ,
 
Лепя на стены самоцветы,
Земных сокровищ пестроту,
Неся плоды, цветы, монеты,
Стремлений дольних суету.
 
Он как Магнит, былинки тянет
И хор слагает из молитв,
Намёк из кружев Назиданий
Ведя в нетленный Монолит...
 
Но прежде чем к Нему подняться,
Паломник должен Всё пройти, – 
Всё осознав, пред Всем склоняться
Что повстречает на Пути.
 
Путь окружён мерцаньем статуй,
Длиною тихих галерей,
Тазундаунов мглой покатой,
Кумирной радугой клетей.
 
Однако главное – при Входе:
В травой заросших берегах
Лежит прорубленный в породе
Безмолвный Пруд, что, словно лак
 
Застыл зелёным покрывалом,
Напоминая гладь стекла, – 
Как Мира тёмное Начало,
Откуда Жизнь произошла.
 
В нём никакого нет Движенья, – 
Ни волн, ни ряби, ни ручья, – 
Под илом вымерло Теченье,
В Забвенье вылилась Струя...
 
Стоит у мостика мальчишка
В клетчатой юбке-лоунджи, – 
Смолит нечёсанная стрижка,
И взгляд искрящийся бежит,
 
Блестит жемчужная улыбка,
Расплавя лика шоколад,
На шее – золотая рыбка
Цепочкой пишется в наряд.
 
У ног – просторная корзина
В ней – кукурузные «шары», – 
Их у преддверья Исполина
Бросают в воду как Дары.
 
Но стоит, слабо размахнувшись,
Пруду хрустящий «шар» отдать, – 
Как тут же, будто бы очнувшись,
И перестав в Забвеньи спать,
 
Из глубины в кипеньи бурном
Встаёт сомов кишащий сонм,
Ведущий бой во чреве мутном
За новый жертвуемый корм.
 
И крутит Пир водоворотом
Шипенье мертвенной Воды,
Клубком играя многоротым
Кусая сладкие плоды...
 
Но вдруг спадает хаос драки,
И рассыпается клубок, – 
И клюв метровой Черепахи
Грызёт оставшийся кусок!..
 
Склонись, о Путник! Тут Премудрость, – 
Намёк на Жизнь и на Тебя,
На Круг Судьбы, воспетый в Сутрах,
Что вьёт, Рождая и Губя,
 
На Твои Мысли и Поступки,
Слова, Мечтанья и Дела, – 
И этот Мир, слепой и жуткий,
Что Ест Тебя из-под пола!..
17.05.2005
 
Лалибела
 
Средь гор и ущелий жёлтых,
Ручьёв Голубого Нила,
Племён и народов гордых,
Чей Славы не меркнет Сила,
 
В сокрытом селеньи Роха
Родился прекрасный Мальчик, – 
Отмечен Судьбой с порога,
И Солнца очами краше.
 
Над детской Его колыбелью
Средь ночи жужжали пчёлы,
Мёд Мудрости чувствуя Целью,
Средь Сот земного Подола.
 
Его Богоизбранность зная,
Родители Имя соткали
Из звуков, чья Песня святая
Чеканит златом по стали.
 
В честь пчёл это Слово пропело:
Лалибела!..
 
Он рос, горделивый и смелый,
Молитве Мечту посвящая,
Рассудком, Душою и Телом
Врагов и Себя укрощая.
 
Возвысил Оплот Христианства
Среди мусульманского моря, – 
Так снова собралась Паства,
Оружием Мир оспоря.
 
И Чудо смело «правоверных»,
Что Дань понесли Кресту,
И Слава быстрее серны
Несла на скаку версту.
 
И Негусом юный Витязь
Был вскоре провозглашён,
Чтоб выше Знамёна взвились,
Поверженных в пыль Корон.
 
С тех пор воцарился смело
Лалибела!..
 
И было Ему Виденье:
Спустился к Нему Господь,
В груди пробудил горенье
Во сне оставляя плоть,
 
А Душу поднял на Небо,
Ведя по Своим Домам,
Сказав: «Их просторный слепок
Ты людям подаришь Сам!»
 
«Дома мои – словно Вера,
Должны быть литой Скалой,
Вздымать горбом дромадера,
И крыться в Тиши большой!»
 
«В них Горы и Дол сольются,
Как символ самих Людей, – 
Так пусть же к Красе пробьются
Их руки Мечтой Твоей!..»
 
И с Неба вернулся в Тело
Лалибела!..
 
И встав с золотого Ложа,
Он взялся за Дело златое,
И ниц поверглись вельможи,
Клянясь исполнить Благое.
 
Но Всё Он взял в Свои руки,
Чтоб Всё было Так Как Надо, – 
Усердно работали Слуги,
Вгрызаясь мощней водопада
 
В вершины Гор Дромадера,
Вздымавшие к Солнцу Лики,
Себе подчинявшие Ветры,
Скрывая львиные рыки.
 
Тесать повелел Он только
Придуманной Им киркою,
Следить за любым Осколком,
Трудиться, не зря Покоя.
 
Так делал Святое Дело
Лалибела!..
 
И вот, без гвоздей и древа,
Растворов, цемента, глины
На дне скалистого зева
Создал Он те Монолиты.
 
Природа их Ввысь вздымала,
Но Прах повергал в Породу,
Убранство Красой мерцало
Во мраке поющих сводов.
 
Так Небо вдавилось в Землю,
А та освятилась Следом,
Паломников пёстрой цепью
В себя поглотив Заветом.
 
И тайна подземных ходов
Скрепила Одиннадцать Храмов,
Что словно Пчелиные Соты
Мёд Мудрости делали сами.
 
И Очи Святыню узрели
Лалибелы!..
 
С тех пор удалился Негус,
Исчезнув в далёкой келье,
И, глядя на бурную Реку,
Покой преследовал Целью.
 
И каждую ночь улыбкой
Чело Царя озарялось:
Господь представал пред ликом, – 
И с Ним Душа поднималась!
 
Опять Они были вместе,
И Мудростью был наполнен
Правитель, понявший Песню,
Что был от Трудов Свободен!..
 
Доныне стекаются люди
К Его прикоснуться Длани,
Сказители Души будят,
И Храмы Мечтою манят, – 
 
Зовётся Святая Целла
Именем Лалибела!..
19.05.2005
 
Философ Живёт
 
Философ живёт в Сраженьи
За то, что считает Правдой,
И Мира Отображенье
Сличает с Небесным Градом.
 
Он строит Реальность Мыслью
Грядущее бьёт Идеей,
Материи стан осиля,
Свои Семена посеяв.
 
Глаза он порой закрывает
На то, что видит повсюду,
И зная слово «Бывает»
Он в «Будет» кладёт маршруты .
 
Философ живёт в Сомненьи,
Анализом факты режет,
Из Логики бьёт Разрешенье,
Боится прослыть Невежей.
 
Он знает Мираж Обмана
И Сон преходящей Яви,
Исследует то, что «странно»,
А тем, что «понятно» правит.
 
Но раз утвердясь в Идее,
Готов пожертвовать Жизнью,
Приняв Судьбу Прометея,
Свою распрямляя Спину.
 
Философ подобен Свету,
Что Солнце вливает в Розы, – 
Но он не даёт Ответы,
А лишь задаёт Вопросы!..
19.05.2005
 
Стасов
 
Он Критику возвёл в Искусство,
Искусство Критикой создав, – 
При этом мерками Прокруста
Гармоний Суть не растеряв.
 
Работал пылко и ревниво,
Растя Культуру на камнях,
Пророча сказочное Диво
Что вознесёт Российский Стяг.
 
Соединяя Темперамент
С уменьем Зрить и Понимать,
Всю Жизнь Он был Высоким занят, – 
Чтоб Низким ходу не давать.
 
Объединяя сферу Мысли
Со сферой Чувственных глубин,
Живописал Тона и Стили, – 
Стал Небосводу Исполин.
 
Он был Историк, Литератор,
Знаток Искусств и Музыкант, – 
Алхимик, Тайною богатый,
Чужих Талантов райский Сад.
 
Он не «описывал», а Двигал,
Не «пожурял», а Помогал,
Средь «Кучки» Гениев провидел,
И Их «Могущество» познал!
 
За Дело мог венком ославить,
За Недостатки – бичевать,
Но Кумовством не смел лукавить,
И не умел «предпочитать»...
 
Пропагандист и Идеолог,
Он собирал Архив Друзей,
Чей каждый Шаг ему был дорог, – 
Как дорог Вечности Елей!
 
Публиковал о Них Работы, – 
Велича по Заслугам Их! – 
Писал Падения и Взлёты,
Увековечивая Миг.
 
Но иногда он ошибался
В пылу горячности своей, – 
От Красоты отмежевался,
Что вышла из Иных Дверей,
 
Представя Гения Иного
Незатухающий Брилльянт, – 
Так Образ в Музыке Святого
Был им нечаянно помят...
 
Он был Достойным Человеком,
Ошибки окупив с лихвой, – 
Соткав Пример со славной Вехой
Обрёл средь Избранных покой.
 
Шлифуя Время неустанно,
Он смог Собою разъяснить,
Каким Большим и Многогранным
Великий Критик должен быть!..
20.05.2005
 
Люблю гулять в Ночи
 
Люблю гулять в Ночи,
И слушать Тишину, – 
Текут Её Ручьи
Сквозь дивную Луну,
 
Спускаясь через Свет
Волною на Траву,
Ворсистый гладя Плед
Как детскую Главу.
 
Дыхание Ветров
Дрейфует над Землёй,
Реки чермная бровь
Натянута струной,
 
Шуршит во Тьме Песок,
Хрустит Загадкой Лес,
В сплетении Осок
Чужой Испуг исчез.
 
С Собой наедине
Я чувствую Покой,
Схороненный на Дне
Бездонной Синевой,
 
Забывший о Других,
И Ими позабыт,
Очистивший Родник
От тех, кто рядом спит.
 
Я думать не хочу,
И Звуками я сыт,
Поэтому – молчу,
И Мир в ответ – молчит.
 
Довольно Суеты
Познали Мы вдвоём, – 
И ищем Красоты
В Молчании Своём...
21.05.2005
 
Советы Азартному Игроку
 
Одень «везучую одежду»,
В которой ты познал Успех, – 
И в ней себя почуешь «к Месту»,
Желанья выведя в Забег!
 
Поставив Деньги, врежь по уху
 Себя рукою столько раз,
Сколь много средств вложил в проруху,
Рулетку выпустив во пляс!
 
Грядёт Победа и Везенье,
Коль справа чешится Ладонь, – 
Скрывай улыбку, знай Терпенье,
И не брыкайся, словно конь!
 
Будь рад, коль принят За Другого, – 
То верный выигрышный знак! – 
По телефону, иль с порога,
Фортуна Твой вздымает Флаг!
 
Звенит к Добру во правом ухе. 
Услышал, – жди, не мельтеша!
Благие Вести – будто слуги,
Их Господин – Твоя Душа!
 
Следи за Месяцем коварным,
К нему Спиною не сиди, – 
Он может Гонором угарным
До Разоренья довести!
 
Пусть спичка в пепельнице ляжет
Не поперёк своей Сестры, – 
Чтоб Крест тиранящей поклажей
Не придавил конец Игры!..
 
Ну что сказать ещё? Не знаю...
Теперь ты, Друг мой, «на коне»!
Но помни – ждёт шакалов стая...
И Ты Судьбой прижат к стене!..
22.05.2005
 
Таинство Творчества
 
Прекрасно то, что пишется Само,
Слагая в Цепь разрозненные Звенья,
И волны Смыслов острою кормой
Вскрывает в будоражащем Скольженьи!
 
Средь Таинства рождается Сюжет,
Что был Личиной, Сухостью, Намёком,
Но через Слов Энергию и Свет
Предстал Живым, безудержным Потоком.
 
Твой Интеллект задумывал Одно, – 
Но получилось Лучшее Другое! – 
Так расцветает Кровь через Вино
Хмеля Святым Наитием Благое!
 
Суть Творчества питает Мастерство,
Храня Чутьё под Техникой и Знаньем,
Но Гений всюду кажет Озорство,
Игрой вознаграждая Пониманье.
 
Он Логику в Себе содержит Сам,
В Неё Моря бездонные вливая,
Раскручивая снова Полюса,
Гармонию Загадкой собирая.
 
Произведенья потаённый Ген
Словами строит новую Реальность,
И те величат лучезарный Плен,
В котором их сбирает Гениальность.
 
И ставя точку, ощущаешь Сам,
Как Ты не властен видеть Цель Творенья,
И явленным Тобою Образам
Поставишь Свечи, искупив Сомненье.
 
Они скрывают Вечный Идеал, – 
Так, словно жили где-то и незримо, – 
Сквозь Завершенье заданных Начал
Дают Небес величественный Снимок...
 
Ты понимаешь, что не Ты Возмог,
Но Кто-то был Мгновение с Тобою:
Прекрасно То, что пишется Само, – 
Но лишь Творца Умелою Рукою!..
24.05.2005
 
Принцип Брюллова
 
Великий Карл однажды Другом
Был приглашён на Чай дневной, – 
И в час назначенный Прислуга
У входа замерла струной.
 
Из экипажа вышел Мастер,
Легко Цилиндр приподняв,
« – Какая Честь, какое Счастье!» – 
В улыбке Друга прочитав.
 
В Салоне Дамы Гостя ждали,
На ручках чуя Поцелуй,
И Дети весело играли,
И Все пошли потом к Столу,
 
И было мило и фривольно,
Букетно, вкусно, и charmant,
Но вот Хозяин хлебосольный
Внезапно встал, расправив стан.
 
« – Мой Друг! Мы оба Живописцы!» – 
Сказал он Карлу, горячась, – 
Но Гений Ваш познал от Ниццы
До Петербурга Славы Власть!»
 
«Вы всюду признаны и чтимы,
На Ты с Судьбой и Красотой,
Прозренья Ваши ныне зримы
Самою Царскою Четой!..»
 
Учтиво Карл заметил: «К Делу!
Спасибо! Но не понял я,
Что Мысль сокрытая пропела
В Словах, чья искренна струя!»
 
« – Да,да!..Простите!..Я хотел бы
С нижайшей Просьбой к Вам предстать:
Мне очень надобно, поверьте,
Жены Портрет нарисовать!»
 
«И если б Вы согласье дали
Писать моей Супруги Лик,
То несказанно обязали
Меня навеки в тот же миг!..»
 
« – Я был бы рад! Но я – Художник,
И потому лишь то пишу,
Что к Совершенствам неподложным
Без колебаний отношу!..»
 
«Ну что ж, попробую, конечно...
Но обещайте мне, мой Друг,
Что Вы не будете беспечно
Следить за бегом моих Рук,»
 
«И Кисть мою возьмёте сразу,
Когда о том я попрошу!»
« – Готов Вас слушать без приказа! 
И службу эту сослужу!..»
 
И вот, Супруга появилась,
Садясь жеманно на софу,
Улыбкой пряной озарилась,
Являя в туфельке стопу,
 
В перстах холёных складный веер,
Румянец яблок на щеках,
А сверху – пудры хладный пепел
Стыдливо кроет Жизнь во Прах...
 
Вот, холст натянут и положен,
И краски блещут на доске,
Все кисти вынуты из ножен
Храня росу на волоске.
 
Но Карл Великий мрачный ходит,
Модель смеряя тут и там,
Губами шепчет, брови сводит,
Бредёт рассеянно к цветам.
 
Бегут минуты, час и больше,
А он всё смотрит внутрь себя, – 
Уже испарина на коже
И лоб морщинится, корпя.
 
Но наконец, он Кисть хватает,
Идёт решительно к холсту, – 
Он краски алые мешает,
И щурит очи на свету;
 
Сближаясь громкими шагами,
Движеньем резок, словом скуп, – 
Искуссно дерзкими штрихами
Рисует маслом бантик Губ...
 
Стирая пот, усталой дланью
Он Другу Кисть передаёт
И по Наития Желанью,
Прощаясь, к Выходу идёт!
 
В смятеньи тот, не понимая,
Бежит за Карлом, – Кисть в Руке, – 
Жена осталась, как немая
Сидеть за дверью, вдалеке.
 
« – Маэстро, как же Остальное:
Красы телесной дивный храм,
Одежды модного покроя?!..»
« – Я оставляю Это Вам!»
 
« – Но Вы лишь Губы начертали!..»
« – Мне очень жаль, что это так!
Рука б Иная накропала
Вам не на Совесть, а за Страх!»
 
«Но я, увы, мой Друг, Художник, – 
А потому лишь то пишу,
Что к Совершенствам Неподложным
Без Колебаний отношу!..»
24.05.2005
 
Меч Самурая
 
Меч Настоящего Воина, – 
Это Его Судьба! – 
Спаянна и Многослойна,
Решительна, как Стопа.
 
Вот почему Почётно
Строить Огнём Клинок, – 
Ибо Стезя Благородна,
Ибо Герой Одинок!
 
Очи сокрой в Молитве,
Будде Ладан куря, – 
Мудрость подобна Бритве,
Светит, во Тьме горя.
 
Тень Совершенства Мысли
Ляжет в Шедевр Твой,
Словно Рассудок Чистый
Свяжет Работу в Строй.
 
Твёрдость Большую зиждя,
Высыпь Железо в Пыль:
Мягкость под Тиглем вычтя,
Выльешь Начало Сил!
 
Молотом, как Наукой,
Слепок Металла бей, – 
Будто Характер Мукой
В Сердце Меча посей!
 
Опытом Бранной Жизни,
Сыпь Углерод в Металл:
Воспитывай, словно Сына,
От самых грубых Начал!
 
Пламя укажет Верно,
Где залегает Твердь, – 
Сделай Ей Образ Цельный,
Мягкости дав сгореть!
 
Так появляются «Гисы» – 
Части Твоей Мечты, – 
Выдели Самый Чистый,
Прочих – кругом сочти!
 
Пусть Они, словно Воины,
Князя Покой хранят, – 
Будет Их Вождь Достойный
В Сердце Велик и Свят!
 
Спаянные в «Тамахаган»,
«Гисы» куют в Клинок, – 
Пусть же затянет Сагу
Молота Черенок!
 
Взмахом летя бессчётным,
Выведешь в Меч Союз, – 
Славу неся Работе
Честью Железных Уз.
 
Лезвия Хлад заточишь,
В Венец Рукоять плетя,
Ножнами Блеск упрочишь,
Лака Покров растя.
 
Так породишь Творенье,
Несущее в Чреве Смерть,
И с Хладом разбив Сомненья,
Будешь с Ним вместе петь!
 
Но помни Умом Спокойным,
Действуя не спеша:
Меч Настоящего Воина – 
Это Его Душа!..
25.05.2005
 
Сила Пророка
 
Дорога Длинная струится предо мною,
Трава под Ветром мощным шелестит,
Отрешено за Вышнею Игрою
Скупое Небо, что меня не зрит,
 
Преображая Облачные Дали
Плетеньем серых мраморных прожил, – 
Глаза Планет на Время перестали
Обозревать земные этажи...
 
Я, как всегда, Один, Забыт и Беден,
Не понят Миром, гонящим меня,
Стою в Свету на этом Божьем Свете,
А по бокам – Стеклянная Стена.
 
И снова Палку выдерну из Пыли,
Копной Волос дополню Танец Трав,
И побреду, отсчитывая Мили,
Отдохновенье Разуму отдав.
 
Я так Устал, что нету Сил и Мочи,
Друзьями предан, и Толпой забит,
Мой Образ Ядом чуждым опорочен,
Нектар Души Вампирами испит...
 
Но есть Огонь в Очах моих суровых,
Что не затушишь мутною Водой, – 
Он прожигает Саванов Покровы
И золотит искрящею Грядой.
 
Лишь Он Один Поддержкою мне служит, – 
Поскольку Раб Пославшего меня, – 
И я пройду по Морю и по Суше
Свои Несчастья всуе не кляня!..
26.05.2005
 
Интуиция Изабеллы
 
Мерцают алебарды и доспехи
В тени Садов Гранадского Дворца,
Фонтан играет в плавящемся пекле,
Гранитом львов взирая в Небеса.
 
Ведут Советы воины и прелаты,
Гуляют дамы, гравием хрустя,
И тени слуг на лестницах покатых
Шныряют молча, тайно и летя...
 
В Центральном Зале сдавшейся Альгамбры
Сидит на Возвышении Чета, – 
Ушли недавно изгнанные мавры,
Покорена Короной Красота!
 
Пред Фердинандом, грубым и суровым,
Стоит в поклоне Подданный простой,
В одежде скромной, – но сражает Словом,
Что будит Кровь рекою золотой:
 
« – Я убеждён, Великие Монархи,
В существованьи Западных Путей,
Где ожидают славные Подарки
Отважных и Непрошенных Гостей!»
 
«Там много Стран, открытых для Торговли,
Земель свободных, девственных Лесов,
Дворцов и Храмов с самоцветной кровлей,
Что только ждут Писанья и Крестов!»
 
«Лишь дайте Флот, – а всё уж Остальное
Я сам устрою сильною рукой,
И Вашу Мощь Сокровищем утрою,
Деяний шлейф оставя за собой!..»
 
Челом тяжёлым, бычьими глазами
Король угрюмо вперился в него:
« – Мы только что покончили с Врагами,
И Наше Знамя вьётся высоко!»
 
«Твой План – Безумье, как сказала Церковь,
И Авантюра, как сказал бы Я, – 
Ты обещаешь Всё и без Проверки,
В Казну пустую дланями суя!»
 
«Я человек прямой, нецеремонный,
И правду-матку искренне рублю, – 
Я дорожу Венцом моей Короны,
И Авантюры надух не люблю!..»
 
Закрылись двери за спиной потёртой,
А Фердинанд услышал справа глас, 
Журчащий сладко, весело и бодро:
« – Мой Дорогой! Не забывай о Нас!»
 
«Быть может он сомнителен и беден,
Но, может статься, Дело говорит,
Не стоит ли собраться на Совете
И корабли для Флота снарядить?..»
 
На Королеву глядя исподлобья,
Супруг-Король с досады пробурчал:
« – Я озабочен тканями и солью,
И провиант ещё не получал!»
 
«Ты знаешь, – мало Денег и Запасов,
Но надо Войско чем-то накормить,
А потому для этого паяца
Я не могу Казну мою открыть!»
 
«Он слишком дерзок, грязен, суесловен,
И хочет Всё, Везде и Поскорей,
Как видно, скрытен... А возможно – злобен...
К тому же, мне сказали, он – еврей!..»
 
Негодованье выведя в Брезгливость,
Монарх уехал в местные Леса, – 
А вслед ему казали Ум и Живость
Супруги ироничные глаза...
 
Когда Король Охотой забавлялся,
Проситель был в Покои приглашён,
И вскоре с уваженьем приближался
К тому же Залу, видя тот же Трон.
 
Но в этот раз он руку Королевы
Облобызал, потупя очи в пол,
И сел на стул, что был поставлен слева,
( Хотя стоять, скорее б, предпочёл! )
 
« – Со всем Вниманьем слушая твой Голос,
Я загорелась тем, что ты сказал,
И хоть бедна сегодня Наша Волость,
В Казне у Мужа есть ещё металл.»
 
«Но он Скупой, и занят Королевством,
Живёт Землёй, не грезит о Морях,
Гордится Мной, Собою и Наследством,
Он прост и честен, любит Божий Страх.»
 
«Поэтому оставь его в Покое, – 
А я, меж тем, открою Кошелёк,
И поддержу рукою золотою
Твой несказанно дерзостный Намёк!»
 
«Пускай Король и сердится, и хает,
Честя задумки странные твои, – 
Но Мудрая Супруга точно знает,
Что Хорошо для Мужа и Семьи!..»
 
И вот, однажды, сидя на Совете,
Король заслушал Канцлера Доклад,
Расписывавший красочно и в цвете
То, что Монарх услышать был бы рад.
 
« – Вот Тут – вот так, а Здесь – дела такие,» – 
Степенный голос сонно возвещал, – 
«Налоги – есть, Колосья – налитые,
И...Государь, я что-то не сказал...»
 
«Ах, да...Уже готовы каравеллы,
Что ждут Её Величества приказ, – 
Запасы в трюмах, и команды смелы,
Готовы выплыть в Море сей же час!..»
 
« – Какие каравеллы! Что такое!..»
« – Они поедут Западным Путём
Указ подписан собственной рукою
Супруги Вашей в перстне золотом.»
 
« – Но как она всё это оплатила?!..»
« – Не взято мараведи из Казны!
Она свои богатства заложила,
От диадем до чашек расписных...»
 
« – Какие Траты! Глупая Затея!
И как же я всего не замечал!
О, эти вечно хитрые евреи!!!..»
« – О, женщины!..» – подумав, прорычал...
 
В начале Августа собрались в порте Палос
Народа толпы, радостно крича,
Вот, взвился судна флагманского Парус,
За ним – другие, мачтами ворча,
 
Прогрохотал салют прощальных пушек,
И каравеллы выстроились в ряд, – 
Взлетели шляпы, выпалили ружья,
Катились волны, вспенивая гладь.
 
Кресты украдкой люди целовали,
Испанский Флаг на рее гордо вил, – 
Но вскоре Точки скрылись и пропали...
 
Вот так Колумб в Америку уплыл!..
26.05.2005
 
Dona Nobis Pacem
 
В Огне Страданий Твердь земная,
Мешая Кровь и Слёзы в Соль,
Народы Ужасом сминая,
Питая Гарью хмурый Дол.
 
Ни Дня без Схватки или Брани,
Без Оскорблений и Обид, – 
Так Жернова стирают Грани,
Так Мощь преследует и мстит!
 
Бегут Века, сжигая Судьбы,
И вея Пеплом Прах Культур,
Сдавая Нежных в руки Грубых,
Спуская Гончих из Конур.
 
В Природе дерзкой Человечьей
Амбиций Края не видать, – 
Эгоистично и Беспечно
По Трупам принято шагать!..
 
Но Жизнь и так Слепа и Быстра,
Как Мотылёк в Огонь летит, – 
Так пусть же Небо будет Чисто
И пусть Земля спокойно спит!
 
Пусть станут Люди перед Богом
Из Волчьих Стай Одной Семьёй, – 
На Древе Жизненном высоком 
Взыграют трепетной Листвой!
 
Да будет Каждый Лишь Собою, – 
Других Собой не подменив, – 
Доспехи пусть навек зароют,
Мечи в Орала перелив!..
 
Повержен в Пыль пред Ликом Горним,
Молю простить Нам Тяжесть Вир,
И Языком Кровавых Воинов
Прошу: «Даруй Нам Вечный Мир!..»
27.05.2005
 
Китайская Стена
 
Ужасный и Грозный Деспот, – 
Прославленный Цинь Ши-хуан, – 
Обрёл Поднебесное Место,
Чей Образ Драконом дан.
 
В крови подавив Народы
Меж Жёлтых Великих Рек,
Поднял их Трудом и Потом
Из Праха Державный Век.
 
И, видя Свои Богатства,
Что, словно Моря, бурлят,
Склонённые Кланы и Касты,
Столичный Нефритовый Град,
 
Сказал Император Первый:
« – Довольны Мы тем, что зрим!
От Гоби до Южных Дебрей
Победно в Земле стоим!»
 
«Мы Всё воедино слили,
Возвысив над Всем Себя, – 
Сокровища кроем Силой,
В Довольстве Сердца топя.»
 
«Нет в Мире нигде Нам Равных,
И Варвары – Нам не Чета, – 
Мы будем для Всех за Главных,
Велича Свои Лета.»
 
«И в Них не нуждаясь боле,
Себя оградим Стеной, – 
Отребье Извне неволя,
Своею гордясь Страной!»
 
«От Зависти пусть сдыхают,
И всуе не лезут к Нам, – 
Вселенная Мы Другая,
Святой Поднебесный Храм!..»
 
И реки бесправного Люда
К Границам большим потекли, – 
Питаясь ужасно и скудно,
Живя в недоступной Дали,
 
С ворами, убийцами рядом
Страдая под тяжкой пятой,
Жарою и мертвенным хладом
Трудились над Этой Стеной.
 
От Гор до Великой Пустыни
Поднялся Барьер из земли,
Закрыв «благородные» спины
От стран, где Бураны мели.
 
« – Теперь Мы навек под Защитой!» – 
Довольный Властитель сказал, – 
И умер в Державе забитой
Где всякий был Раб и Вассал...
 
Шли годы, и тяжко стонала
Страна от поборов крутых, – 
Но в Стену Себя муровала,
Боясь «заграничных гнедых»,
 
Лелея сокрытые Страхи,
Не видя Врагов изнутри, – 
Под Шёлком шли бурные драки
За Власть от Зари до Зари.
 
Как вдруг, Неожиданно, Ночью
Лавиной на Голову пал
Тот «Варвар», что каменной Мощью
Был будто-бы «Вдавлен в Металл»!
 
Средь Хаоса, Битв и Восстаний
Разрушилось Царство Двух Рек, – 
«Бумажная Слава» Тирана
Разбилась о Вражий Успех.
 
« – Неужто Стена не спасает?!..» – 
Испуг Пересуды несли...
« – Да бросьте! Она Дело знает!
Вот только Её обошли!»
 
«Терпенье! Построим Другую, – 
Повыше, Побольше, Мощней, – 
И меньше Собою рискуя,
Сокроем Себя за Ней!..»
 
И снова за Стройку взялись,
Собою Стену кормя,
За тысячи Ли отправлялись,
Лишеньем Себя томя,
 
И снова плелись Налоги,
И снова Интриги жгли, – 
Но Руки, Горбы и Ноги
На Жертву Людей несли.
 
Опять восставали Орды,
И Хитростью брали Верх,
Дворцовые рушились Своды,
Творя застарелый Грех...
 
Так шли бесконечные Годы,
Столетья сменяли себя, – 
А Стройку сбивали Походы,
В Тени Безысходность копя;
 
Династии грызлись и бились,
Чтоб Жертвой Захватчиков стать,
Богатства и Люди копились,
Чтоб снова в Стене муровать.
 
И стала Она Наважденьем,
Истории Лик застлав,
Кормясь Бесконечным Влеченьем
Глаза и Умы забрав.
 
Стремясь уберечь Гордыню,
Себя от Других хранить,
Держава сгибала Спину
Пред Каждым, кто мог Громить.
 
И правили Всем Иноземцы,
За Древней сидя Стеной,
Маня Потаённой Дверцей
Добычу рвать под Луной...
 
С тех пор повторяется Цикл, – 
И будет Всё Это вновь! – 
Себя разорвёт Обитель,
Врагу приподняв Покров.
 
Бессмысленно, глупо, тщетно
Пытаться Себя спасти
При помощи Стен заветных
Что можно Всегда Обойти!
 
И Бестолку Смерть караулить,
Железо растя на Двери,
«Величием» Стан сутулить,
Коль зиждется Крах Внутри!..
28.05.2005
 
Я Целую
 
Я целую Длани Твои,
Что спасают Меня от Боли,
Льют Журчанье чистой Струи,
Жар Души молодой неволя.
 
Я целую Плеч Молоко,
Что питает Эмоций Силы,
Заживляя Собой легко
Привкус Быта, давно постылый.
 
Я целую Шиповник Губ,
С переливом Росы и Розы,
И Нектар, что в Желаньи Люб
Вьёт в Устах, как танцуют Грозы.
 
Отражаясь в Твоих Очах, – 
Открывая Поющие Дверцы, – 
Поцелуем держу в Руках
Единенье Души и Сердца!..
28.05.2005
 
Из Жизни Баха
 
В уютной старой Thomaskirche
Во Граде Ярмарок и Книг
Стояли люди, вздёрнув лики
И поднимая бранный крик.
 
Их голоса долбили своды,
А под ногами пол скрипел, – 
Виски в поту, в очах – заботы,
И гнев бродил по жилам тел.
 
« – Маэстро! Мы пришли напомнить,
Что Вы здесь Гость, и Нам Слуга!
Бросайте письма Наши комкать,
И подбаченивать бока!»
 
«Кидаться руганью площадной,
Чернила с перьями швырять
В Господ, что Критикой отрадной
Снисходят Ум Ваш поучать!»
 
«Кто Вы такой, чтоб с Ними спорить?!
Провинциальный органист,
Вы – Наказанье, Боль и Горе,
И из-за Вас Нам в спину – свист!»
 
«Вы Всем и с роду недовольны,
И «Сочинительством» больны,
Столы у Вас бумагой полны,
Долги же всюду сочтены!»
 
«И Ваша Музыка, пожалуй,
Лишь Иногда ласкает Слух, – 
А в основном, подобна Жалу,
И в общем, пестует Испуг!»
 
«В ней нету Вкуса, Мы считаем,
Крикливый Пафос – напоказ,
Шрифт Партитур едва читаем,
И непонятен в Первый Раз!»
 
« В противоречьях Вы погрязли, – 
И Мы попутно, Вас узрев! – 
Нам надоели Ваши дрязги:
Вы – Капельмейстер, а не Лев!»
 
«Смирите Норов! Будьте Проще!
Служите Всем, Поклон творя!
Ведь Кошелёк Ваш слишком тощий,
Чтоб выставлять себя зазря!»
 
«Вам не сравниться с Нами Званьем,
И будем Мы Ваш Труд судить, – 
Сидите скромно за Органом,
Чтоб Снисхожденье заслужить!..»
 
В камзолах чёрных, как вороны,
Белея пудрой париков,
Шумели Бюргеры задорно
В Проходе меж пустых рядов.
 
Они сливались цветом с Полом,
А Свод их в Карликов давил, – 
Росли Колонны Частоколом
И Воздух куполом застыл...
 
На Высоте, средь Труб Органа,
Как Бог, что Нимбом окружён,
Нахмурив Взор, незыблем Станом,
Спокойным Духом отрешён,
 
Стоял Гигант, горя Очами,
С Усмешкой думая: «Глупцы!
Потомки Ваши будут Сами
Смерять Мне вечные Венцы!»
 
«Лишь Богу Слава – Он Всё видит,
И Путь Мой ясен для Него:
В руках Небес большое Сито
Превыше Ваших Облаков!»
 
«Призри, Господь! И дай мне Силы: 
Вокруг Меня одни Фомы!..» – 
Как вдруг Идея осенила
Его средь чувственной Зимы.
 
Он вышел вон и, хлопнув дверью,
Не дал Свой Гений отвлекать;
Прочёл в Тиши Молитву «Верю!», – 
И снова «Страсти» сел писать...
29.05.2005
 
Африканское Поверье
 
В Теченьи ленивой Вольты,
Средь Пальм и чудных Зверей,
Вдали от приморских Портов, – 
Вселенной больших Дверей, – 
 
В далёких глухих Деревнях,
Где Магии Дух живёт,
Проводит за Жизнью мерной
Свои Времена Народ.
 
Он верен Тотемам Древним,
Сказаниям и Колдунам, – 
Их Слава и Власть не меркнут,
Их Лики подобны Снам.
 
Но все Они держат в Страхе,
Зовут исполнять Обряд, – 
Чтоб Людям прожить во Благе,
Семьи сберегая Сад...
 
Есть древнее Там Поверье,
Что в Родах Детей приняв,
Положено Их за Дверью,
От Мира во Тьму убрав,
 
Держать Безымянными в Яслях
И молча из Рук кормить,
Главу умащая Маслом,
Что должен Колдун излить.
 
Семь Дней и Ночей так выждав,
Младенцам дают Имена, – 
Но их говорят чуть слышно,
Когда восстаёт Луна.
 
«Рождённый – из мира Духов,
И Он – не совсем Человек!
Он – грозных богов Порука,
Что Беды несёт для Всех!»
 
«В прошедшей когда-то Жизни
Мог Зло и Добро творить,
Самумом лететь в Пустыне,
И Хищником Жертву бить!»
 
«Быть Предком, что стал Потомком,
Разбойником или Вождём, – 
Поэтому сразу и Громко
Безвестное не Назовём!»
 
«Он должен привыкнуть к Нови,
И с Именем в Жизнь войти, – 
Родиться в магическом Слове,
В иные ступив Пути!»
 
И в тихом Благоговеньи
Родные берут Дитя,
Боясь со Вчерашней Тенью
Сойтись на Её Путях.
 
И в юные глядя Очи,
Гадают всегда о том,
Кто это, Чего Он хочет,
За Чем Он спустился в Дом?..
 
Смотри! Существо рядом дышет, – 
Плод Нежности, Свет на Полах, – 
Загадка, что спущена Свыше,
Таящая Радость... и Страх!..
30.05.2005
 
Красная Гора
 
В самом Сердце Австралии дикой,
В Котловине средь Моря Песков,
Поднимаются горные Пики,
Что не ведают Вечных Снегов.
 
Словно Молния Солнца пронзила
Жаркий Свет золотых Пустынь,
И сквозь Камень Огонь явила,
Чтобы сделать Его Святым.
 
Ярко Красным из Яркой Сини
Это Чудо встаёт в Чаду,
Жерла тайных Пещер разинув,
Шлаком Гравия смяв Руду.
 
Возвышает Железный Панцырь
Шлейфы Окислов тысячи лет,
Попирая Причудливость Сланцев
И давя их в Магический След...
 
А вокруг, средь Ущелий тёмных
Происходит Обряд Племён, – 
Тех, что бродят в Местах укромных,
И средь буша ведут в Загон.
 
Каждый Год наступают Сроки,
И Охотники вдаль бегут, – 
Молодые чернеют Ноги
И сквозь Пепел Цвета растут.
 
Сеть Узоров, хранящих Тайну,
Полыхает в Людских Телах:
Вот Сказанья о Духах странных,
Слава Предков, ушедших во мрак.
 
Знают Старцы, что Взрослым станет
Только тот, кто Красу Узрел, – 
Понял Мудрость Природной Длани,
Понял Мир, что Велик и Цел.
 
Корробори рисуя Кругом,
Человек познаёт Себя:
Он роднится с Вселенским Духом,
Образ Делая и Губя.
 
Грозным Танцем чтит Поколенья,
Что ушли до Него в Песок,
К ним взывает Ночною Тенью,
Средь искрящих Костров Поток.
 
А наутро Красной Охрою
На Скале поставит Ладонь, – 
Породнясь со Святой Горою,
И войдя в Вековечный Сон.
 
Отпечаток кладя на Сердце,
В Сердце Дикой Большой Страны,
Он запомнит Природы Мессу, – 
Свет Огня, Очей и Луны...
31.05.2005
 
Лишь Одного
 
Лишь Одного боюсь я в Жизни, –
Ужасной Глупости Чужой, – 
Ей часто правят Лапы Лисьи
Ведя Хвостами за Собой.
 
Глупцы в Сужденьях скороспелы,
И Мыслей Выкидыш несут,
И порят Чушь, не зная Дела,
И Руки грязные суют.
 
Звенит пустотным Монолитом
Задорность Бронзы в Головах, – 
Так Языкато и Избито
Гудит Звонарь в Колоколах:
 
Звонарь Предвзятости и Хамства,
Он Сердце колет невпопад, – 
Хмельной Слуга Самоуправства,
Что с Колокольни гадить рад!..
 
Ужасны Действия Дурные, – 
Плоды Голов и Душ Пустых, – 
Слова нахраписто Литые,
Что Бровь секут и бьют под Дых,
 
Что оскорбляют в Лучших Чувствах,
Их Антиподом заменив,
И Ледоколом жрут Искусство,
Стальные Челюсти раскрыв.
 
Но Вечный Страх превозмогая,
Ему в Лицо Я улыбнусь, – 
Я Излечу, Красу листая,
Нелепой Глупости Укус!..
01.06.2005
 
Шиповника Куст 
 
Шиповника Куст одинокий
В безбрежной Степи стоит, – 
Морозом, Жарой жестокой
И Ветром шальным избит.
 
Растёт вдалеке от Леса,
Листвой шелестящих Рощ, – 
Заброшенный в гиблое Место
На Всё, что Кругом, Непохож.
 
Застыли Кусты в сторонке,
И зарятся издалека
На Воздухом, пляшущим Рондо,
Растрёпанного Чудака.
 
Кучкуется Поросль жалких
Забытых Природой Древ, – 
Глядят безразлично, устало
На Неба бездонный Зев,
 
Не слушают Птичий Гомон,
И в Дуплах своих гудят:
Что Жив их Сосед, что Сломан, – 
Не знают, и знать не хотят!
 
Родни и Собратьев нету, – 
Он помнит: Они далеко...
И некому дать Совета,
Укрыть и сберечь Его...
 
Кругом Трактора рокочут,
На Сено пуская Жизнь, – 
Их Лезвия рвут и косят,
Сминая резиной шин.
 
Трамбуется Зелень мощно, – 
Готовится Корм Скоту! – 
Брикеты Растений сочных,
Исчезнут в голодном Рту...
 
Но Куст объезжают Бритвы, – 
И Он не уйдёт в Навоз, – 
Попавший Чудом на Нивы,
Он Счастьем Своим пророс!
 
И в Майской Степи далёкой, – 
Под Сенью Ветров и Звёзд, – 
Шиповника Куст одинокий
Средь падшей Травы Цветёт!..
01.06.2005
 
Подвиг Ласточки
 
Июнь буравит хмурым Ветром,
Хлеща пощёчиной в лицо, – 
Клубятся Тучи массой серой,
Им отвечает гул Лесов.
 
Тиранит Холод всё Живое,
Придя внезапно, словно Тать,
Неся Глумление с Собою,
Желая Счастье воровать.
 
И Лето – Гость, а не Хозяин! – 
Опять ушло через Грозу,
Храня завесой новых Тайн
Тепла хмельную Полосу...
 
Но под свинцовой рвущей Массой
Борясь с ветровой Пустотой,
Чернеет Точка в вихре пляса
Пронзая Изморозь Собой.
 
Она кидается отважно
На Произвол больных Стихий,
Встречаясь с Бурей рукопашно,
Срывая Времени Силки.
 
То Одиноко и Упрямо
Средь Неба Ласточка парит, – 
Бросая Вызов неустанно,
На Цель Высокую летит.
 
И Остриями нежных Крыльев
Кромсая Серость Облаков,
Она проложит Путь Светилу, – 
Взрывая хмурой Лжи Покров!..
02.06.2005
 
Промах Улугбека
 
Когда-то правил в Самарканде
Тирана Правнук – Улугбек;
Он был прикован к Звёздной Карте
И изучал движенье Рек,
 
Искусства, Мудрость и Словесность
Меча превыше почитал,
Аллаха горнюю Безбрежность
В дали Вселенной прозревал,
 
Но не молился исступлённо,
И не пускал Потоком Кровь...
Родня взирала потрясённо
На неожиданную Новь,
 
Ворча о «Сраме» под полою,
И о «Позоре» говоря,
С любым Фанатиком-Муллою
Советы тайные творя
 
О том, как вывести «Безбожье»,
«Грехи» попутно замолить, – 
И то, что кажется «Негоже»
Навек сравнять и заклеймить.
 
« – Ведь это ж надо! Пишет Книги!
Прилично ль Хану брать Перо?!
Он должен Бить, вздымать на Пики,
И тешить алчное Нутро,»
 
«Грозить и гневаться на Челядь,
Пороть, ругаться и плевать, – 
Ну, иногда, Клевретам верить,
И Интриганов одарять;»
 
«Величить Нас, и Наши Нужды
Миротворить за счёт Других, – 
А то, выходит, Мы не Нужны,
И колосится рядом Жмых! – »
 
«Гарем рукою жирной лапать,
Хамить и гадить, пить Вино,
И Беззащитных всюду грабить,
Творя Насилье заодно:»
 
«Так поступали Наши Предки,
И это принято Везде, – 
И Мы на Древе этом Ветки,
Скрывая Корни в Бороде!»
 
«Где это видано иль слышно,
Чтобы Правитель мог читать,
«Меридиан» построил личный,
Уселся Звёзды рисовать,»
 
«Кормил Учёных (Дармоеды!),
В Библиотеках пропадал,
Не навлекал Соседям Беды,
И Уваженье Им являл!»
 
«Невежей быть, иль Недоучкой – 
Вот Гордость Нашего Двора!
Рассудок Мы встречаем Взбучкой,
«Образованье» здесь – Игра!»
 
«Коль хочешь, будешь ты Учёным,
Хоть и не знаешь ни черта, – 
Пергамент выпишем кручёный,
Ославим глоткой...Красота!»
 
«Но чтобы Хан!..И Так!..И слишком!..
Такое трудно выносить!
В Интригу выведем Интрижку,
Чтоб эту Голову срубить!..»
 
И вот, средь Ночи, эти Люди
В Покой вошли изподтишка,
Неся с собой кинжалов груды,
И пряча латами бока,
 
Ворвались в Спальню и втихую
Раскрыли вены Мудреца,
О Хамстве воя и тоскуя, – 
Но приглушая Голоса...
 
Меридиан сравняв с Землёю,
Науку тут же разогнав,
Гордясь «Великими Собою»,
С тех пор казали Старый Нрав.
 
Всё было «Снова» и «По Плану» – 
Испуг, Разбои и Война, – 
И Все «Ура!» кричали Хану,
Что Кровь не делит от Вина...
02.06.2005
 
Греческие Максимы
 
О, Мальчик! слыви Послушным
Родителям, давшим Жизнь,
Предстань пред Учителем Лучшим, – 
Чтоб стать не только «Большим»!
 
О, Юноша! Будь Осторожен,
И Чувства внутри скрывай,
Ведь Сдержанность – вроде Ножен:
Хранит заточенный Край!
 
О, Муж! Что Сказал – то Делай,
Ответственность всюду чти, – 
В Единстве Души и Тела
Пропорции Мощь найди!
 
О, Старец! Всегда будь Мудрым,
Наставника Честь стяжав, – 
Пусть Вечер, подобно Утру,
Мир выльет в Поющий Сплав!
 
За Месяцем празднуй Месяц, – 
Но вдруг на Пути Твоём
Со Смертью Жестокой встретясь,
Ничуть не жалей о том!..
03.06.2005
 
Манса Муса
 
Сахарой древней окружённый
Поправ стопой Фута-Джаллон,
Великим Нигером пронзённый,
И к Океану обращён,
 
Теченьем Гамбии ведомый,
И Пестротою Тимбукту,
Стоял в Мали Дворец огромный,
Укрытый в девственном Саду.
 
Вокруг него кишели толпы
Со всех краёв большой Земли,
Несли Верблюды чинно торбы,
А по бокам Торговцы шли,
 
Мечеть молилась громогласно,
Мерцая златом, как Заря, – 
Таков был Чудный и прекрасный
Столичный Дженни – Град Царя.
 
Манса Муса, Великий Воин,
Наследник Стран и Рудников,
Был Счастьем сладостным напоен,
Повергнув множество Врагов.
 
Меж вод Бури и Сенегала,
В Вангаре Россыпи обрёл, – 
С тех пор Песком Богатство стало,
И Слух о Нём повсюду шёл.
 
Все говорили с Восхищеньем,
Горя от Зависти внутри:
« – Какое райское Везенье,
Что не видали Исстари!»
 
Народ глядел на Божью Милость,
Раскрыв сражённые Глаза, – 
И Выраженье укрепилось:
«Богатый как Манса Муса!..»
 
Но Царь Сокровищем не бредил,
И заставлял Его служить, – 
Как Сам Аллах велел в Завете,
Чтоб Рай в Земле отобразить.
 
Со всей Вселенной Правоверных
К Себе Учёных Он призвал,
Изгнал Невежество, как Скверну,
Повсюду Книги закупал,
 
Стремился Людям дать Достаток,
Пески Пустыни орошать,
Избавить Мир от бранных Схваток,
Покоя Сладость возвышать.
 
Андалузиец Эс-Сахили,
Что Славой Зодчество венчал,
Был Им поддержан в полной силе, – 
И Гений Тем же отвечал!
 
Смотрели Всюду и дивились,
Внутри желая подражать:
« – Как Стены эти укрепились,
Сумели Качество стяжать!»
 
Так Мудрость Царская светилась, – 
Плодоносящая Лоза! – 
И Выраженье укрепилось:
«Разумен, как Манса Муса!..»
 
И вот, однажды, Царь промолвил:
« – Должны Мы в Мекку Хадж явить,
И Гроб Пророка золотого
Дарёным Златом одарить!»
 
«Блаженство зря Моей Державы,
Я в Путешествие пущусь, – 
Царя Великого восславя,
Что облегчал Мой Страшный Груз!»
 
«Как Подданный пред Властелином,
Счета Аллаху уплачу,
Повергнусь в Пыль, сгибая Спину, – 
И Мир Его озолочу!..»
 
В дорогу вышли Караваны,
А с Ними тысячи Людей,
Глася Величие Корана,
Блистая россыпью Камей,
 
Неся Сокровища с Собою,
И поливая Ими Дол,
Прекрыв Нагих Своей Полою,
И накрывая Бедным Стол.
 
Так Мир в Богатство окунулся,
Что не знавали никогда:
« – Как будто Сам Пророк вернулся,
А с Ним – Бессмертия Вода!»
 
С тех пор Легенды Словом вились, – 
В Веках Нетленная Краса! – 
И Выраженье укрепилось:
«Он Щедрый, как Манса Муса!..»
 
Летят Столетья Ветром бурным,
Песком Забвение клубя,
Перебирая, будто Струны,
Народы, Страны, Города,
 
Но и сегодня бродят Сказы
И Поученья о Царе,
Что был таким Большим и Разным,
Лелея Мудрость при Дворе.
 
Его в Пример повсюду ставят,
Урок давая Молодым:
« – Не зря того Героя славят,
Что ниц упал перед Святым,»
 
«Что Щедрым стал, собрав Богатство,
И ради Мира воевал,
Поддерживал Учёных Братство,
Страну Искусством возвышал,»
 
«Разумность пестовал Отвагой,
Внимая Замыслам Своим,
Поил Пустыню новой Влагой,
Мечтою пестуя Почин!»
 
«Стяжав такие же Заслуги,
Душой пылая, как Гроза,
Величие возьмёте в Руки , – 
Как славный Царь Манса Муса!..»
04.06.2005
 
Мы – Разные! Мы – Люди!
 
« – Мы – Люди Разные!» – мне часто говорят,
Стремясь прервать беседу и знакомство,
Устраивая Гордости парад,
Надменно, отчуждённо или просто.
 
«Не сходимся... И в Разных Лагерях...
Не Верю... Не Люблю...И не Надеюсь...» – 
Те Доводы, что в суетных Делах
Незрелому приписывают Спелость...
 
Всегда бегут, как-будто от Огня,
Все те, кто в Веру жмут Предубежденья,
Иные Мысли хая и кляня,
Но испугавшись «чуждого» Сомненья.
 
В Душе скрывая детский Фанатизм,
Стремятся Люди прятаться в Известном,
И ставят Свечи призрачным «Святым»,
Гоня Пророков холодом скабрезным,
 
Кидая Камни с ходу в Зеркала,
Не рассмотрев Свои же Недостатки, – 
И босиком средь битого Стекла
Потом идут без Дум и без Оглядки.
 
Но Человек становится Собой,
Лишь открываясь трепетно для Мира,
Соединяя Сердце с Головой,
Внутри латая Собственные Дыры,
 
Умея Слушать, Слышать и Прощать,
Когда воркуют Разумы и Чувства,
И Глазомером острым прозревать
То, что Сокрыто, Сложно или Густо.
 
Нам Разум дан, чтоб Истину любить,
Что часто Неожиданна и Странна,
И Долг Людей – Её укоренить
В Самих Себе Общеньем неустанным!..
 
Нет «Одинаковых»! И даже Близнецами
Незримо правят разные Пути,
Скрывая под «Одними Образами»
«Свои» Сердца, поющие в Груди.
 
Мы Все рискуем вляпаться в «Немилость»:
Средь Нас всегда расхаживают «Судьи», – 
Но надо помнить, что бы ни случилось:
Мы – Разные!.. Но всё-таки, Мы – Люди!..
05.06.2005
 
Образованье Формирует
 
Образованье Личность формирует,
Кладя Фундамент будущих Шагов,
Дороги Чувства Знанием рисует,
В Моря Судьбы пуская Моряков.
 
Оно должно Системой выбить Хаос,
Что бередит незрелые Умы, – 
И выдать Судну Компас, Руль и Парус,
Направя вдаль движения Кормы.
 
Образованье – тонкое Искусство,
И не прощает Догмы или Лжи, – 
Его не дашь формально или шустро,
Как не разбудишь Рвение Души!
 
Оно – не «Корка» без Святого Плода,
Не Ритуал в бубнящей Пустоте, – 
Но тяжкий Труд, кромсающий Породу,
Что пишет Стих на Девственном Листе...
 
Образованье – Скульптор Бытия,
Ваяет Лики тонко, незаметно,
И управляет, в недрах затаясь,
Произведеньем Жизни Вдохновенным.
 
Наставники! Творите Образа,
Кроя со всей Ответственностью Грани, – 
Чтоб не досталась Светлая Стезя
ОбразоВони иль ОбразоРвани!..
06.06.2005
 
Бремя Самуила
 
Пришли к Пророку Самуилу
Народа знатные сыны,
Дары богатые сложили
У грубой каменной стены,
 
Склонили головы и плечи
Толпясь с молчанием в дверях,
Боясь, как-будто, этой встречи,
Но покрывая маской страх.
 
« – Зачем явились, о Собратья?» – 
Промолвил в рубище Старик, – 
«Живёте ль меж собою ладя,
Чтоб стал Народ святой велик?»
 
«Едите ль сытно и обильно,
Прогнав бесчисленных Врагов,
Растит ли каждый дочь и сына,
Чтоб Семя множить до Веков?»
 
«Ведёте ль Дело в землях разных,
Неспешно, строго, по уму,
Исправно ль жертвуете агнцев
На службе Богу Своему?..»
 
И люди Старцу отвечали:
« – Всё, вроде, так, как Ты изрёк!
Но мы в Безвременьи устали, – 
Народ, как-будто, Одинок!»
 
«Живём мы ладно и богато,
Имеем землю и плоды,
Полно детей, стоят палаты,
И лозы соком налиты,»
 
«Проходит время наше сладко,
В труде и службе алтаря, – 
Но пуще жизни и достатка
Хотим мы, о Пророк, Царя!..»
 
Поднялись брови Самуила,
И рот открылся сам собой,
Глаза смятенье отразили
Воспряв под сонною жарой:
 
« – Что слышу я?! Иль то – Ошибка?!
Неужто Сами, предо Мной,
Поправ Пророчества и Свитки,
Стоя от Бога одесной,»
 
«Хотите Вы обратно в Рабство?!
Ведь по пустыне сорок лет
Вас Моисей влачил, как паству,
Дав на Горе святой Завет»
 
«И наказав служить лишь Богу,
Что от цепей освободил,
Египет бил за Вас жестоко,
Лишив Царя последних сил!»
 
«Теперь Свободны Вы, о, люди!
Сейчас такого нет Нигде!..
Неужто Разум не пробудит
Сознанья в тёмной голове?!»
 
«Вы столько Сами претерпели,
Чтоб обрести Самих Себя, – 
И вот, теперь, достигнув Цели,
Клеймите Нового Раба?!..»
 
Стеклянный взор сведя упрямо,
Наморщив лбы и хмуря бровь,
Стоял Народ средь пыльной Рамы,
Внимая грому ясных Слов.
 
Но было видно, что Решимость
Уж пронизала Плоть и Дух, – 
И Слово кануло за Ними,
Не бередя ни Ум, ни Слух...
 
« – Хотим Мы тоже жить, как люди,
Как полагается, хамить,
Служить и льстить, внимая Сути,
И Страхом нервы бередить,»
 
«За Место грызться возле Трона,
От Званий спесь свою растя,
Работу делать, что Знакома,
И в коей нету Жития!»
 
«Кругом – Цари! А Мы, что, хуже?!..» – 
Послы кипели через гнев, – 
И понял Старец: в этой Гуще
Пора унять безумный Зев.
 
« – Идите вон! Придёте завтра!
Всю Ночь молиться буду Я!
И пусть Господь рассудит Сабра,
Пророка выведя в Поля!..»
 
Но вот, когда мирские долы
Пропали в сумраке ночном,
И Самуил, припавший к полу
Стенал от боли горячо,
 
К нему явился Белый Ангел,
И, дланью светлою обняв,
Пылая в келье, будто факел,
Велел садиться, стул подав.
 
« – Мой Друг! – сказал Он. – Я от Бога
Который видит всё Тобой!
И мысли Глупых, что осока
Его кололи под полой,»
 
«Как и Тебя при Разговоре,
Что потрясает Небеса,
И сеет Будущее Горе,
Пыля в незрячие Глаза!»
 
«Но такова людей Порода – 
Они стремятся Грязью быть! 
И потому Твоя Забота – 
Царя Безумцам подарить!»
 
«Коль не хотят быть в Царстве Божьем,
То пусть над Ними правит Раб,
Что их Гордыню уничтожит,
И разворует мощью лап»
 
«Их земли, семьи и богатства,
Впрягая Скот в Своё Ярмо,
Насадит Слуг хмельную касту,
Отметив яркою тесьмой;»
 
«Налоги, подати и пени
Поднимет ввысь, Себя поя,
И, как Телец, златою Сенью
Повяжет новые Края!»
 
«Найди Им Мужа по-умнее,
И, для проформы, хоть помажь, – 
Чтоб жил и правил он вернее,
А не пускался с ходу в Блажь.»
 
«Да будут люди с Ним такими,
Какими стали б предо Мной, – 
Словами жаркими святыми
Бичуй Их всякою порой!»
 
«Следи за Ними в Царстве Этом,
В клубах безумной Пелены,
Чтоб были Божьему Завету
Хоть иногда во всём Верны!..»
 
Сказав Сие, исчез Посланец,
Оставив Старца горевать, – 
А поутру, скрывая Раны,
Велел Пророк Народ призвать.
 
Он передал Им Слово в Слово
То, что услышал средь молитв, – 
Раскрыв ужасные Покровы,
И показав сиянье Бритв...
 
Но был Народ, как-будто, счастлив,
Глаза искрились хрусталём, – 
Пророка ж Очи хмуро гасли
Скрываясь в Таинстве Своём.
 
« – Да будет Царь! Идите с Миром!» – 
Усталым гласом он изрёк, – 
И под сжигающим Светилом
Вдруг понял, как Он Одинок!
 
Кругом шумели песни, танцы,
Гремел Веселья водопад, – 
Идя в загон, резвилась Паства
Устроив Жертвенный Парад,
 
Народ не думал, что с Ним будет,
Переступая Полосу, – 
И в Небеса гласили люди:
«Ура Царю! Ура Тельцу!..»
08.06.2005
 
Игры Контраста
 
Контраст – во главе Вселенной,
Контраст созидает Жизнь, – 
Он Сутью своей неизменной
Гармонии странный Сын!
 
Алхимик самой Природы,
Мешает своей Рукой
Твердыни Её и Воды,
Отринув навек Покой,
 
Играет Шедевром вечно,
Пропорции вновь кладя, – 
Изменчиво и быстротечно
То вдумчиво, то шутя!..
 
Контраст убивает часто,
Но чаще – дарует Рост, – 
Что будет Сильней гораздо,
Чем старых Творений лоск.
 
Он точит, подобно Камню,
Клинки закалённых Чувств,
Идеи куёт неустанно,
Ведя Идеал в Искус.
 
Поддерживает Равновесье,
Всему отдавая Срок, – 
На нужное ставит Место,
И нужный даёт Зарок...
 
Мы Сами крепим Контрастом
Сплетенье душевных Сил,
Опору находим в Разном,
Что Наш составляет Тыл.
 
Когда Невозможность давит
Когда Мы во всём Одни, – 
Нас Память предостерегает:
«Бывают и Лучше Дни!»
 
А если паришь под Сенью,
Златой преступив Порог,
Грызёт под полой Сомненье:
«Ты Хуже, чем быть бы мог!..»
 
Во Крахе стремимся к Счастью,
Зря в Неге мертвящий Карст, – 
Так Солнце соткав с Ненастьем,
Нас в Узел плетёт Контраст!..
09.06.2005
 
Размышление
 
Мы – Жизни бессчётные Жертвы, – 
С Рожденья к Закланью идём, – 
Последние метят на Первых,
«Бывало» уходит в «Потом»,
 
Деяния Лень пожирает,
Величие в Низость летит, – 
Так Свой Урожай собирает
Рука, что за Полем следит!
 
Живём Мы Среди и Для Ближних,
И Им посвещаем Себя, – 
Ведь даже в стремлениях Личных
Потеем, Их взгляды копя.
 
Питаемся кроной Иллюзий,
Корнями грунт Судеб пронзив,
Ствол быта лелея во Вкусе, – 
Плодами Его замочив...
 
Работаем ради Другого,
Другим продавая Свой Труд, – 
Верстаем Мгновенья убого,
Нося чужеродный Хомут.
 
Владенья, Дома и Богатства
Даются Нам только на час:
Мы – ключники Дольнего Царства,
И Спрос неминуемый с Нас!
 
Хозяин – Один! Мы – лишь Слуги,
А Многие – просто Рабы,
И бегая долгие Круги,
Мозоли выводим в Горбы.
 
Даются – как Шансы – Приказы,
И Бремя Успехов лежит,
И Груз Неудачи столь частый
На плечи любые спешит...
 
И вечное Напоминаье
Гласит из Морзянки Часов:
«Я – Время! И Ваши Деянья
Не громче Моих Голосов!..»
09.06.2005
 
Жизнь и Игра
 
Изрёк шутя когда-то Классик,
Что «Жизнь – Игра», – и вот, с тех пор
Людей преследуют Несчастье:
Для Всех – Урок, Слепцам – Укор!
 
В Бездумьи множатся Адепты
Гудит Софистики кошмар,
И в этот «Культ» кладутся лепты,
Кормя Бездушия пожар...
 
Пустоголово и безглазо
На Жизнь играют Черепа,
Метая фишки Судеб разом,
Костляво скалясь изо рва.
 
Играют в Чувства и Поступки,
Играют в Мысли и Дела, – 
Воспринимая Всё как «Шутку»,
Что Мир Цинизмом оплела.
 
Беспечный Смех и Преступленье
Соединяет ныне Шаг,
В Необходимом видят «Мненье», – 
Среди «Других» и «Просто так».
 
Исчезли Смысл и Содержанье
Средь неразумных «Игр во Лжи», – 
Но высока Цена Рыданья,
Что, как Всегда, звучит в тиши...
 
Есть Элемент Игры повсюду, – 
Но Он отнюдь не правит Всем! – 
Он лишь «Процент» на Жизни «Ссуду»,
И «Примечанье» важных «Тем».
 
Он был всегда, – но лишь Сегодня
Мировоззрением восстал, – 
Ведь в «Лёгкость» верят те охотно,
Кто «Тяжесть» Правды не познал.
 
Но Боль Ответственности губит
Упавших в Пропасть «Игроков», 
А безответственный Поступок
Преумножает вес Оков.
 
Рука Небес швыряет в Сито,
Вопрос поставя у Черты:
« – Скажи, о Дух, как Жизнь ты видел,
И Я скажу, где будешь Ты!..»
 
Нам Всем одуматься пора,
Всему Своё оставив Место.
Нет! Жизнь – не только лишь «Игра», – 
Но Таинство, Священнодейство!..
10.06.2005
 
Мечтанья и Мечта
 
Мечтания с Мечтой не заодно, – 
Лишь Внешностью обманчивой похожи, – 
Поют Своей особенной струной,
Тональность Душ по-разному тревожа.
 
И ошибиться можно невзначай,
Платя затем с лихвой и бесконечно, – 
Смешав Их Суть, пораниться о край
Сокрытых Лезвий, – глупо и беспечно!..
 
Мечтания несутся Табуном
Свободных, необузданных Фантазий, – 
В них Разум отступает перед Сном,
И Образы теряются под Массой.
 
Они не поддаются ничему,
И увлекают силой за Собою
В бездонную, безвременную Тьму
Безумьем поражённого Изгоя;
 
Незримо разрушают Изнутри,
Зависимость Болезнью подменяя,
Бросают на неведомой Мели,
С Реальностью навеки порывая...
 
Мечта соединяется с Трудом,
Пророча Достижимое Надеждой,
Соединив Усилия в Одно,
Не увлекаясь судорожной Спешкой.
 
Она пронзает Мысли и Дела,
Будя Рассудок высшим Устремленьем,
Сняв Пелену с Омытого Чела, – 
И награждает Самоотреченье.
 
Так Личность пробуждается Судьбой,
Идёт вперёд, рискуя и дерзая,
И упиваясь Собственной Весной,
Стяжает лавры Собственного Рая!..
 
Цель Бытия – в заветном Созиданье 
Растить Плоды, что соком налиты, – 
И из Раба беспочвенных Мечтаний
Восстать навек Властителем Мечты!..
12.06.2005
 
А я люблю Живописать
 
Я мог бы «Коротко» писать,
Крепя Словами тень Намёков,
Вжимать в песок лихую Стать,
Мертвить Плотиной мощь Потока.
 
Я мог бы строить «Глубину»
Косою Бровью, хмурым Взглядом,
И Солнце вывести в Луну,
Поставя Их незримо рядом...
 
Но слишком Просто быть Скупым
На Слово, Чувство и Идею, – 
Ведь Недосказанность – как Дым,
Зерно в Бархан бесплодный сеет!
 
А я люблю Живописать, – 
Мне есть, что Публике поведать! – 
Хочу Манить и Поражать,
Пленять Контрастом Тьмы и Света;
 
Хочу Шокировать, Ласкать,
Будить Сомненья и Вопросы,
Ковёр Сюжетов сложных ткать, – 
И смаковать шальную Россыпь!
 
Рука моя не Коротка, – 
И Ампутации не будет, – 
И дуло Моды у виска
Во мне «сочувствия» не будит!
 
Лишь Словоблудье – плод Греха,
Но Речь Поэта – Дар от Бога! – 
Так пусть Хорошего Стиха
Всегда, Повсюду будет Много!..
12.06.2005
 
Безвременье Любви
 
Затихли песни суетного Мира,
Сгустилась Ночь, стирая Бытие,
Поблек огонь ушедшего Светила,
Омытый Снов волшебною струёй.
 
Забытый шум гремящих Циферблатов
Уходит в суть спадающей Тщеты,
И отраженья борющихся Градов
Текут в воде зеркальной Пустоты.
 
Застыла Жизнь, будя лесные Грёзы
Из нор глубоких, в дуплах вековых;
Пугает Тьма, – но манит в недра Сосен
Мышей и Сов, плетущих Страх и Миг.
 
Дела и Судьбы брошены на Ветер,
Что неприкаян, гол и одинок, – 
Блуждает слепо, рвёт железо петель,
Стремясь разбить Безмолвия замок...
 
Но Мы с Тобой живём среди Забвенья,
Соединив Объятья и Сердца,
И Ночь мирская служит Нашей Тенью, – 
Клубит Туман, спадает, как Роса.
 
Мир не стоит Кошмаром между Нами,
Но умирает, Жизнь даруя Нам, – 
И пульс Дыханья сладкими часами
Кладёт Мгновенья в Чувственности Храм,
 
Слагает Песню стонами и болью,
Тончайшим током Нежности и Ласк,
Ведя Наш Танец к горнему Престолу,
Миротворя Божественностью Прах.
 
Для Нас ничто уже не существует,
Мы в Темноте, как Вечные Творцы, – 
Творим Мечту, что Плотью Нашей будет,
И пустит Миру Новые Часы!..
13.06.2005
 
Ответ Сомнению
 
Меня Читатель Скорый упрекает,
Что «невозможно Сразу оценить»
То, что рука творящая слагает
В Палитру Радуг сотканную нить
 
Моих Стихов, разбуженных внезапно
Во мгле Души касанием Крыла
Самих Небес, поющих неустанно,
Будящих Разум спящего Чела.
 
«Нам Непонятно...Странно...Недоступно...» – 
Мне говорят порою Голоса, – 
«Как может быть Прекрасное со Скудным,
Как уместить Их на одних Весах?!»
 
«Банальность с Высью, Пошлое с Чудесным,
Брильянт Задумки с Фразой-Кирпичом,
Мерило Тайны с Образом Известным,
Застывший Лёд со Всем, что Горячо?»
 
«Нельзя принять Вас Сразу, Однозначно!..» – 
Слова Немногих тихо вопиют,
И выдают в Сердцах «морскую качку»,
Чьи «позывные» к Берегу зовут...
 
Но поглядите пристально Повсюду,
Очните Души, Очи отворив, – 
И Вы сметёте тихую Запруду
Гнилых «клише», Природу озарив!
 
Вы не найдёте в Жизни «Чернобелья», – 
Но Водопад Оттенков и Цветов, – 
Мертвящий Яд и Пир хмельного Зелья,
Вкус Наготы и Девственный Покров,
 
Покой Страданья, Радостей Ненастье,
Богатства Боль и Бедности Полёт,
Распад большого Целого на Части,
И Единенья Сил Круговорот!..
 
Искусство Жизнь собою отражает, – 
А значит То, что в Сущности Её! – 
И эта «Суть» шокирует, сбивает,
Берёт «сюрпризом», жару задаёт!
 
«Неоднозначен» образ Мирозданья, – 
В Нём равно есть и Грязь, и Чистота, – 
И то, что «Блеф», «Непонято» иль «Странно»
Я лишь кладу в крахмальный блеск Листа!..
14.06.2005
 
Моя Крепость
 
Я Замок строю на Скале
Средь Гор жемчужных и лучистых, – 
Искусство скрыто в Ремесле,
Как твердь Камней в Покровах мшистых.
 
Передо Мной – Прекрасный План,
Яснее солнечного Света, – 
В Нём Идеал сотрёт Изъян,
Несовершенство канет в Лету,
 
Твердыню Башни вознесут,
Восстанут Стены неприступно, – 
Увековечит Песню Труд,
Рукой Уверенной и Чуткой!
 
Внутри – Себя Я воплощу,
Рисуя Образы Видений,
Капелью Мрамор отточу,
Кладя Шедевр Своею Тенью.
 
В Тиши просторных Галерей
Нектаром Свеч Себя омою,
И под Охраною Дверей
Тайник Любви в Ночи открою!
 
И Замок Чувством расцветёт, – 
Бутоном редким и прекрасным:
Моей Мечты Святой Оплот, – 
Он будет Вечным, Сладким, Страстным!..
14.06.2005
 
Singt dem Herren alle Stimmen
 
Пусть Голоса восславят Бога
И посвятят Ему Себя,
Превознося Деянье Слога,
Звучанье Истины любя!
 
Ведь То, что было Изначально,
Творец Устами произнёс, – 
И Рифма стала Идеальной,
Ведя к Сердцам хрустальный Мост,
 
Рождая Ноты и Мотивы,
Придав Палитре Чистоты, – 
Собой рисуя Мир игривый,
Среди Сечений Золотых.
 
Произведенья дополняют
Друг друга помыслом Души, – 
И Каждый Разное слагает,
И к Цели Образа бежит,
 
Живое Слово Созиданья
Своею Тайной воплотив,
Будя Мечтою Пониманье,
Чей Дух суров и молчалив.
 
Повсюду Такты отбивают
Сосуды Судеб без конца,
Куплеты Радугой слагая
В Руке Всевышнего Чтеца.
 
Играет Лира Сил великих,
Пленяя Музыкой Стихий,
Вздымая ввысь Сказаний Пики,
Строкой растя через Пески.
 
Молитвы, Мудрость, Заклинанья
Ведут Поэзию в Века,
Кладя Узоры неустанно,
Движеньем Слова-Челнока.
 
Достигнув Вышнего Порога,
Чаруясь Светлою Игрой,
Пусть Голоса восславят Бога,
А вместе с Ними – Голос Мой!..
14.06.2005
Рейтинг: 0 Голосов: 0 271 просмотр

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!