ПРЕДАТЕЛЬСТВО

11 января 2012 -

Кого ты предал?Не меня.

И не ее.Ты предал сына...

А может дочку?Все равно...

Ты поступил так некрасиво...

Ты все,увы,прекрасно знал,

И все равно ты предавал.

 

Рейтинг: +3 Голосов: 3 461 просмотр

Поделиться с друзьями:

Галина Терехова # В черный список 11 января 2012 в 06:21 0
Спасибо, такая тема...
тема предательства очень интересная - тема изменений, когда и почему, как и зачем человек меняется...
хорошо это или плохо...
бесконечное количество вопросов и ни одного однозначного ответа
и вот эта уверенность в том, что Вы знаете - что хорошо, а что плохо...
просто подкупает) никаких сомнений)
gahzofz # В черный список 11 января 2012 в 12:32 +2
Огнём объята не душа,
А чувство страсти неуёмной:
Живут во всём,  всегда греша,
А ноша станет неподъёмной...

Хоть раз, но предал и зачёт
Себе поставил в Книге Жизни:
Любовь средь женщин и почёт,
Но грех возьмёт на поле тризны.

И что с того, что изменял,
Что грех отрава для любимых,
Что честь и верность променял,
Избранник ценность славил мнимо…

Пройдут года и на порог
Придёт вся в белом - судья Смерти.
И вспомнит  зверства он урок
И станет умолять: "Поверьте!

Оставьте жить, исправлю грех,
Детей, жену я не обижу»
Но только слышу Смерти смех:
" Тебя постылый, ненавижу!

Тебя оставила б я здесь,
Но жизнь детей ты сажей мазал.»
Косой взмахнув, дух вышел весь…
Теперь в аду хвостит зараза…
гюргий # В черный список 11 января 2012 в 13:58 0
Согласен, предательство - самое низменное человеческое качество. И, тем не менее, не всегда всё очевидно и однозначно. Есть у меня такой этюд.

Забытая мелодия любви

Едва успел вскочить в отъезжающий автобус, выбрал глазами свободное место,  облегчённо плюхнул тело в распахнувшее подлокотники сиденье и автоматически протянул кондуктору смятую десятку. Та взяла деньги, выдала билет, заняла своё служебное кресло и стала заполнять какую-то ведомость. Сие занятие, видимо, было очень важным: она что-то считала в уме и напряжённо морщила лоб. Я отвернулся к окошку и равнодушно взирал на мелькавшие за стеклом знакомые до боли городские улочки.
Вдруг сознание росчеркнула молния. Резко повернул голову к кондукторскому месту. Не может быть! Ирина?! Да нет, откуда бы ей взяться на кондукторском месте. Однако и пяти секунд хватило, чтобы рассмотреть сосредоточенное лицо и убедиться: да - это Ирина. Тот же правильный овал лица, красиво очерченные губы, прямой нос и голубые с тихой печалью глаза. Только тронутые временем и покрытые мелкой сеткой морщинок. Из-под вязаного берета выбилось несколько окрашенных прядей, серебристо-седых у самых корней.
Мозг, словно компьютер, открыл файл с информацией сорокалетней давности…
… Мне двадцать пять. Я крепок, статен, привлекателен и самоуверен. Студент-заочник. Шумной компанией на квартире сокурсницы часть группы будущих экономистов отмечает удачное окончание четвёртого учебного года. Программа вечеринки традиционна и бесхитростна: выпить, побалагурить, потанцевать. Немудрёная, в складчину купленная закуска, пара бутылок водки и несколько «огнетушителей» красного вина уже на столе. Выплёскивая предэкзаменационное напряжение и освобождая место положительным эмоциям, все говорят одновременно. После обязательных тостов за нас, за преподавателей, за дружбу и за ясное будущее, чередующихся коротким перекусом и анекдотами, включаем проигрыватель, ставим пластинку с песнями любимого Муслима Магомаева и танцуем. Нас пятеро кавалеров на десяток дам. Возраст варьируется от двадцати до пятидесяти, но звание студента, общее веселье и бесшабашность уравнивают всех.
Из проигрывателя льётся проникновенное Магомаевское «Ты – моя мелодия, я – твой преданный Орфей…». Приглашаю Ирину, и мы, едва касаясь друг друга, медленно плывём по небольшой комнате среди двух-трёх весело воркующих пар. Я на пол-головы выше Ирины. Чувствую тонкий аромат её светлых волнистых волос и болтаю что-то несусветное, она тихонько смеётся. Нам приятно и легко. Ирина приподнимает голову и, глядя мне в глаза своими, голубыми и всегда чуть печальными, едва слышно шепчет:
- Если б ты знал, как ты мне нравишься!
А, может, она ничего не произносит, и это говорят её глаза? Я не вспыхиваю румянцем, не содрогаюсь от нахлынувших чувств, хотя приятная нега разливается по крепкому телу. Я привык нравиться женщинам, как молодым, так и старше себя, и воспринимаю признание Ирины как само собой разумеющееся заключение вечеринки. Прижимаю её, незаметно (по крайней мере, мне так кажется) целую горячую бархатную щёчку и выдыхаю в тёплое ушко:
- Давай удерём отсюда!
Она кивает. Магомаев ещё вопрошает «… что тебя заставило забыть мелодию любви?», а мы уже выходим в прихожую, хлопаем дверью и оказываемся на сумеречной улице.
- Идём ко мне, тут рядом.
Ирина берёт меня за руку и, не оборачиваясь, ведёт проулками к панельной девятиэтажке.
Я знаю, что она замужем, что есть ребёнок, но вопросы не задаю. Через четверть часа мы уже в её двухкомнатной квартире и соединяем две могучие энергии во взрыве страсти. Так зарождаются во Вселенной новые звёзды, а в женщинах - новые жизни. Мы молоды и прекрасны в ауре любви, хотя о ней не сказано ни слова. О ней говорит и нежность прикосновений, и сладость поцелуев, и искренность взглядов.
Совершили ли мы в тот момент измену близким нам людям, она мужу, а я жене? Большинством религий наше поведение, без сомнения, оценивалось как прелюбодеяние, удовлетворение похоти, тяжкий грех. Но нам было хорошо, и мы испытывали счастливые мгновения, из которых в том числе Матушка-Природа соткала человеческие отношения. Нам казалось, что сама Любовь подняла нас в нежных своих ладонях выше облаков, откуда земные заботы кажутся мелкими и незначительными. Если одним из многочисленных определений Любви является ЛЮди БОга Ведающие, то это означает, что Любовь и Бог суть одно и то же? Тогда куда девать понятие греха?
Это теперь с высоты прожитых лет я задаю эти вопросы, а тогда об этом и не думал. Нам было хорошо! Правда, не долго. Реальность требовала возвращения каждого в свою семью.
Больше у нас с Ириной не было подобных мгновений. Ещё год мы проучились, получили дипломы, и судьба развела нас разными дорогами. Через пару лет произошла случайная короткая встреча на центральном рынке, и я провожал её осенним парком до ближайшей остановки. Конечно, вспомнили студенческие годы. На прощанье, она нежно поцеловала меня в щёку и тихо сказала:
- А ведь я собиралась родить от тебя, но не решилась обмануть мужа и сделала аборт.
Я, ошарашенный, замер в оцепенении, а она вошла в автобус и через окно послала мне воздушный поцелуй и неповторимый свой печальный взгляд. С тех пор мы не виделись, и я ничего о ней не слышал…
… И вот теперь я смотрел на Ирину и не знал, как себя вести. Подойти, завязать непринуждённый с элементом радости разговор? О чём? О годах учёбы? О внуках, которым уже по двадцать? Спросить, почему она работает кондуктором, когда и так ясно, что назначенная пенсия не позволяет ей жить в желаемом достатке? Вспомнить о том, что сорок лет назад судьба подарила нам кусочек счастья? Не место и не время. Возможно, Ирина пыталась забыть тот день, возможно - хранила в памяти всю жизнь. Тогда как я…
Автобус подъехал к знакомой остановке, с шипением открылись двери. Ирина стояла у кресла кондуктора, держалась за хромированный поручень и смотрела на скучившихся на остановке людей. Наверное, считала потенциальных пассажиров для «обилечивания». Я шагнул к двери, быстро поцеловал её руку и выскочил на остановку. От неожиданности Ирина вздрогнула и, видимо, приготовилась достойно выразиться вслед «нахалу». Наши глаза встретились, и я послал ей воздушный поцелуй. Она застыла в изумлении.
Автобус фыркнул выхлопной трубой, захлопнул двери и медленно втянулся в автомобильный поток.  
«… Что тебя заставило забыть мелодию любви?» - из далёкой молодости проникновенно вопрошал Муслим Магомаев.
0 # В черный список 11 января 2012 в 18:54 0
хорошая история-главное правдивая..)))
Андрей Балабаев # В черный список 11 января 2012 в 15:29 0
Как постыдно..-про того, кто знал и предавал.