О любви Маяковского

23 января 2012 -
article5541.jpg

Смерть Маяковского

В феврале 1930 года Лиля и Осип Брик уехали в Европу. 14 апреля рано утром у Маяковского было назначено свидание с Вероникой (Норой). Постоянные срывы в изданиях, вечно ускользающая любовь Лили, непонимание и одиночество к тому моменту угнетали поэта. Немаловажно, что за два дня до самоубийства, 12 апреля, у него была встреча в Политехническом музее с читателями, где собралась в основном комсомолия; было много хамских выкриков с мест. В какой-то момент он потерял самообладание, сел на ступеньки, ведущие со сцены, опустил голову на руки… Когда Вероника приехала к нему в комнату на Лубянку, Маяковский запер дверь на ключ и положил его себе в карман. У них был долгий разговор, в котором Владимир Владимирович убеждал Нору переехать к нему немедленно и насовсем, во всем признаться мужу и тут же изменить их жизнь. Та в свою очередь говорила, что невозможно решить так всё сразу. Он отпустил её. Пройдя несколько шагов до парадной двери, она услышала выстрел. Ноги её подкосились, она заметалась. Войдя, увидела на полу распластанного Маяковского с открытыми ещё глазами. Он силился что-то сказать, но вскоре замолчал и стал бледнеть.В предсмертном письме, от 12 апреля, Маяковский просит Лилю любить его, называет её среди членов своей семьи (а также Веронику Полонскую) и просит все стихи, архивы передать Брикам.

Я шёл по трупам неустанно,

Другие мёрзли за окном.

Я посвятил душе изгнанье,

Я подарил врагу любовь.

Мой путь закончился кортечью,

Я угнетал себя борьбой.

Всё знал, как складно, безупречно

Несчастье спелося с судьбой.

Не рисковал ища отраду

В твоих сияющих глазах.

Твоя улыбка лишь ласкала

Бездушным ветром февраля.

Не предала, хоть не любила.

Любила сильно и лгала.

Я проклянаю узы и минуты

Не созданные Богом лишь для нас.

Печаль твоя косою смерти

Прошлась по сердцу моему.

Я был так смел, собою гордый,

Что жизнь свою мечтаньям посвятил.

Не страшно умирать от твоей боли,

Страшнее плакать по тебе.

Тоска от пустоты и непокорность,

Сожгли поэзию до пепла, чёрных строк .

Не жалко ли меня?! Тебе лишь горче ноша,

Которую молил со мною разделить,

Но ты, как сталь, жестокий, острый ножик

Порезала дорогу предо мной на миг.

Я посвящаю вновь тебе всё то, что было,

Быть может ношей были чувства для тебя.

Надеюсь, большим грузом не оставил

Свои стихи и смерть о вас.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1148 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!