Обычная история

10 июня 2012 -

Под ярким солнцем августа
рука к руке — нога к ноге,
священным браком себя связывая,
быть вместе вдруг решили те.

И листья клена зашумели,
и ветер пыль поднял столбом,
когда ступеньки заскрипели,
толпа метнулась к ним бегом...

В объятья бросились родные -
мать крепко дочку обняла:
«Маришка, будь всегда счастливой!
Ты выбрала его сама...»

И что-то странное кольнуло
невесту около груди...
Она, чуть вздрогнув, оттолкнула -
ей захотелось вдруг уйти...

Но мама за руку схватила
и резко к сердцу поднесла:
«Не бойся ничего, Марина,-
отец и я с тобой всегда!»

А жениха в то время крепко
и сильно спаивал отец:
«Не позволяй жене быть первой
- иначе, сын, таков конец.. »

Нахмурившись, с небес потоки
обрушились на гул толпы -
в одно мгновение все пороги
снесло обилием воды.

Засуетившись, заспешили -
крылом взмахнули - и к воде
два гуся и одна гусыня -
так шумно стало в тишине...

Вот и гости, и родные
молодых ушли вперед -
хоть в туфлях, а так босые -
и бегом пустились влет.

А Марина и Владимир,
не спеша и без зонта,
будто кроме них в помине
никого и никогда

не было — да и не будет,
медленно и так легко
поднимались, улыбаясь
непонятно от чего...

И ничто их не будило -
будто были в забытье -
это все когда-то было
в августе и при дожде...

Сколько осень, сколько зим,
сколько лет и сколько весен
с тех времен прошло, и им...
Им уже не двадцать восемь.

Официально они пара -
и фамилия одна.
Только после всех ударов
разделяю: он — она.

На ее коленях скучно -
по-домашнему тепло.
Пахнет кашей и капустой,
но ему так все равно...

Она в мыслях о работе -
он не думает о ней.
Он присутствует - извольте!
Что еще-то нужно ей?

Они думали,что любят,
она думает: «люблю».
Он не с ней проводит время -
так он «держит» их семью.

По привычке он «любимый»,
по привычке «я скучал»,
по привычке даже имя
он ее не называл.

Он стал в семье не первым -
он просто стал один.
Его отец, наверное,
когда-то так же жил.

О том,что было раньше
свидетельствует лишь
их общий сын Валера,
их кровь и плоть же их.

И в этом целом дробно,
болезненно «живут»
частички от былого -
частички их же душ.

Все будто бы нормально,
все будто хорошо...
А хуже быть не может -
когда в семье никто

не чувствует ни доли
от этой вот семьи,
и только чувство боли,
зажатое в груди...

В дождливую субботу
последних летних дней
вдруг кто-то скажет: «помню
промокших двух людей,

идущих очень тихо
по мокрой мостовой,
но было так спокойно
идти за их спиной...»
 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 655 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!