Невеста Дракулы

21 января 2012 -
article5208.jpg

 

 

отрывок из поэмы "Подвалы Ватикана"

Действие происходит в Подвалах Ватикана, где герой, от лица которого ведётся повествование (Автор), и Читатель встретили Незнакомца, который любезно знакомит их с некоторыми достопримечательностями Подвалов.


 




Вступление в Сон

…Вот, посмотри туда:  гробница
(что рядом с остовом каретным,
где кость истлевшая возницы
спадает пеплом сигаретным) –

Там, под плитою золотою, 
В плену обледенелых плит,
Укрыта белою фатою,
Невеста Дракулы лежит.

Склонись, прислушайся, почувствуй:
Она жива! Она не спит!
Она томится в яви чуткой
И вся от холода дрожит…

Она дрожит – и вспоминает
В тиши бессветной, гробовой, 
Как платье графа надевает,
Миг приближая роковой,

И, тесные терзая своды
Окровавлённою рукой,
Лишь о несбыточной свободе
В темнице грезит ледяной.

О, чьею волею безвестной
Прощён убийца? –  И она
Вдруг ожила в гробнице тесной,
Где ночь холодная без дна…

А крест на крышке сей холодной? –
О том бы мог поведать он,
Как жил-был рыцарь благородный…
Войди в его тревожный сон. 


В карету сядь, смежая очи.
Волненье. Вдох. Озноб. Мираж…


_______________________

…Представь себе: морозной звёздной ночью
По снегу мчится конный экипаж…».



Сон Дракулы

Ну, вот и всё. Бессмысленная участь.
Усталый сон. Засохшая слеза.
Угрюмый и не выспавшийся кучер
Таращит истомлённые глаза.

Покрыта снегом мёртвая долина,
И серебром мерцает лунный серп.
И режет серп, с небес ссыпая иней,
Над горизонтом это слово: «Смерть».



Меч Дракулы

Я – Дракула. Предчувствует сознанье,
Но гордая противится душа,
Что обречён на  вечное изгнанье,
И страх и боль удел мой завершат – 

Возмездие за ярое пристрастье
К несокрушимой чистоте Креста. 
Свой меч – как крест, булатное распятье –
Я направлял неистово туда,

Где углядел обманчивое знаменье:
Где серп луны цеплялся за кресты
Церквей; где варвары бросали камни
В пучину христианской доброты;

Туда, где освящённые знамёна
Срывало ветром с крепостной стены;
Туда, где чуял духом исступлённым
Невидимые знаки Сатаны.


Невеста Дракулы

От Рима до холодных гор карпатских 
И до степных османских деревень 
Я вёл отряд,  воинствующий пастырь, 
И делом ратным был благословéн; 

Огонь и смерть во славу Ватикана
Я нёс туда под знаменем Христа –
И в страшный час фатального раскаянья
Я на крови отрёкся от креста:

Когда моей  невесты  милой сердце
Случайный рыцарь, следуя за мной,
Пронзил мечом, приняв за иноверца, –
Я стал ему – и церкви – судиёй.

И месть моя тогда не знала края.
И гнев мой был безумен и жесток.
И, казнь во храме Божием свершая,
С его главой я прошлое отсёк.

Сто тысяч раз убил бы я нещадно,
Сто тысяч раз его бы выпил кровь,
Когда бы смог я у судьбы злорадной
Отнять свою последнюю любовь.

И силу, что была когда-то верой,
В тот час я в изуверство обратил.
И множил я с отчаянием зверя  
Свой страшный, гневный, злобный, лютый пыл.

За то, что скорбь не достигала меры,
За то, что впереди – лишь пустота,
За то, что та, кто мне дороже веры,
В гробу златом отныне заперта.

Но и теперь я стон сдержать не волен,
Лишь вспомню, как любовь моя, дитя,
В шатре моём в мгновенье роковое
Мои доспехи мерила, шутя.

Доспехи, что ещё вчера надменно
Носил не побеждённый прежде враг,
И преломивший предо мной колена,
Когда я заступил на вражий стяг.

Стенаю вновь, об этом повествуя.
За что же, Бог, Ты был ко мне жесток? –
Ко мне она тянулась в поцелуе,
А плоть её пронизывал клинок...

Прощаясь с ней под полною луною,
Не к Богу я взывал  в тот горький час. – 
Сам Сатана предстал передо мною,
Мою невесту воскресить клянясь.

Её облёкши в свадебное платье,
Я над остылым телом возрыдал.
Рыдал – и сатанинские заклятья,
Безумьем ослеплённый, восклицал. 


Плащ Дракулы

Обитель для любимой – склеп фамильный.
В нём гроб златой вморожен в глыбу льда.
Я снял с груди последний Божий символ
И в склепе том оставил навсегда.

Расставшись с нею на руинах веры,
Я меч воздел во мщении слепом,
Грозя и церкви, и небесной сфере
Мечом – как перевёрнутым крестом.

Укрывшись в замке на скале высокой,
Я бросил в бездну стяги и кресты;
Я плащ соткал из траурного шёлка
Глубокой полуночной пустоты;

Я шляпу сшил из сумрака ущелий,
А сапоги – из бархата теней,
И, чёрен скорбью, алча отмщенья,
Я присягнул на верность Сатане.

Я злобным волком рыскал по отрогам,
В лесных чащобах филином кружил,
И, из души вычёркивая Бога,
Всё дальше я от Бога уходил.

И плащ мой над Землёй простёрся тенью;
Я шёл по ночи, Мастер Палаша,
И люд, плутающий в вероученьях,
В диавольскую веру обращал.

И помнит прежний опыт крестоносца
Моя рука, жестока и тверда.
Я шёл по свету, избегая Солнца,
А за спиной пылали города.


Раскаянье Дракулы

Безумство мщенья не насытит жажды.
Нет жажды бытия в душе пустой. –
И только в прошлом я искал отрады.
А там – лишь крест на крышке золотой.

От данной Богу я отрёкся клятвы –
И проклят я на сотни долгих лет,
И ждут меня лишь плаха да проклятье
В конце моих скитаний по Земле…

Нет, Смерти не бояться мне. Но всё же
Мне душу гложет неотвязный страх:
Ту, с кем делил и сердце я, и ложе,
И чья душа теперь на Небесах,

Мне, Ангелу отвергнутого Рая,
Чей путь отныне связан с Сатаной,
По тёмной стороне Земли плутая,
Увидеть никогда не суждено…

Кровавый путь в сомнении итожа
И имя сокровенное шепча,
Во имя той, кто веры мне дороже,
Я дал обет не обнажать меча.

За мною бросил орды Чёрный Гений,
Лишившийся умелого клинка,
И между Небесами и Геенной
Потерян я на долгие века.

Но вот она пришла, пора расплаты.
Уйдя от дел, я не обрёл покой,
И в эту ночь зловещий Всадник Ада
Несётся тенью за моей душой.


Молитва Дракулы

По колее намёрзшей мчатся кони,
Из-под копыт летят осколки льда.
Ведёт меня, везёт возница сонный,
А по моим следам летит Беда. 

Останови, приятель! Я не смею
Просить о чём-то большем. Но теперь –
Когда, подобно загнанному зверю,
Я чувствую, как дышит в спину Смерть, 

И смрад её, твердея на морозе,
Порошей ледяной в затылок бьёт;
Когда душа, предчувствуя угрозу,
Уже исхода рокового ждёт;

Когда бледнеют утренние звёзды,
А тонкий месяц, встав на горизонт,
Цепляется за кромку небосвода
И крошит, и ломает хрупкий лёд,

Скользя нелепо по границе неба,
Пытаясь удержаться на краю, 
Но тянет лапа тяжкая Эрéба
Его в обитель вязкую свою –

Хочу остановиться всё же; дай мне,
Дружок, лишь миг –  попридержи коней;
Я, загадав последнее желанье,
Последний плен оставлю, наконец,

И выйду на промёрзшие просторы,
И усмирю на миг усталый страх,
И напоследок даль окину взором, 
И вещий знак увижу в небесах – 

Там, где растаяла во тьме долины
Безумствовавшая вчера метель; 
Там, где на линии рассвета стынет
Далёкая заснеженная ель;

Где скоро встанет, некогда любимый,
Рассвет на пиках солнечных лучей,
И неба край – едва ли ощутимо,
Но всё-таки становится светлей;

Где зимний ветер, тронув ветвь, рассыплет
Снежинок блёстки в тающую тень;
Где от ночной добычи зверь отринет,
И в лес уйдёт израненный олень –

Волочит след, рубин на тропке белой,
И кровью инкрустированный снег
Пересечёт мой путь обледенелый,
Пурпурный крест на серой сутане –

Там, над вершиной ели той далёкой,
Над силуэтом острого копья,
Священный лик отвергнутого Бога
В скопленье звёздном вдруг увижу я,

И, вспомнив позабытую молитву,
Я к Богу обращу свои слова:
«О, дай мне силы для последней битвы,
Ведь против Смерти плоть моя слаба!

И дай мне, Боже, малую толику
Той Веры, что была забыта мной!»…
Увижу я прощенье в этом лике,
И к Смерти повернусь, и за спиной

Восстанут предков алые знамёна,
Как Веры обретённой óберéг;
Увижу я, надеждой окрылённый,
Как Смерть замрёт, вскопав багровый снег;

И мой клинок, до той поры безмолвный,
Из ножен заскользит, и этот звук
Взлетит над зимней ночью хладнокровной,
И с ним уйдёт недавний мой испуг.


Оптимистика Дракулы

Холодная заря едва забрезжит,
Несмелый свет хрустальный небосвод
Затронет, и, умножив отблеск нежный,
Волной на Землю сонную падёт,

И Солнце встанет над простором спящим,
Венчая грозных воинов отряд,
И миллион лучей его слепящих
Замёрзшую долину осветят,


(Альтернативный финал)
И, пламенея, я навстречу Зверю
Направлю пробудившийся клинок:
Ведь я опять бесстрашный Рыцарь Веры,
И да поможет мне сегодня Бог!…


Пробуждение

…Очнётся ото сна беглец усталый,
А за стеклом – всё тот же самый вид:
Белёсый сумрак над студёной далью
Рассвет мёртворождённый моросит.

И горизонт уже едва окрашен,
Но не к добру пурпурная черта. – 
Встаёт на горизонте город страшный
Подобием драконьего хребта;

И спóлохи с его слетают башен,
И из пылающих развéрстых врат
Тяжёлому навстречу экипажу
Архангелы Возмездия летят…

...Пусть это сон. Но если это снится –
Откуда на окне кровавый блик?
И почему поднявший плеть возница 
Зловещий оборачивает лик?…


Скорей проснуться, от беды подальше,
Ведь это всё же не моя беда!…

______________________


…А сон – почти как настоящий,
И на стекле – кусочки льда…


Пусть где-то Дракула – злодей,
Но чем-то –  даже симпатичен.
Но из кареты – прочь скорей!
(где костью сыплется возничий).

И прочь из сна, где только стих
Царапающий звук из гроба,
И где мой пятистопный стих
По коже пробегал ознобом.

Где конский топ ослабевал
Под сводом склепа ледяного,
Где крест мистически мерцал
На крышке гроба золотого.

Я отогнал тот сон тревожный,
Опять в реальность возвратясь,
И Незнакомец безотложно
Продолжил дивный свой рассказ…



 

Рейтинг: +7 Голосов: 7 2344 просмотра

Поделиться с друзьями:

Белогвардеец # В черный список 20 января 2012 в 22:37 +4
И зачем я на ночь это читал,такие удивительные  образы!Теперь точно не усну....
0 # В черный список 20 января 2012 в 22:50 +3
ФИГАССЕ!
Ты скорочтением владеешь???
0 # В черный список 20 января 2012 в 22:58 +3
Обрати внимание: в главе "Молитва Дракулы" одно предложение (со 2-ой половины 2-го катрена) на 11 1/2 катренов.
Специально хотел сделать так...
0 # В черный список 20 января 2012 в 22:52 +3
...И горизонт уже едва окрашен,
Но не к добру пурпурная черта. –
Встаёт на горизонте город страшный
Подобием драконьего хребта;

И спо'лохи с его слетают башен,
И из пылающих разве'рстых врат
Тяжёлому навстречу экипажу
Архангелы Возмездия летят…
gahzofz # В черный список 21 января 2012 в 00:39 +3
Завтра приду еще раз прочитаю...
И рецку допишу
Только одно могу сказать, что нравится! scratch
Дядя Витя # В черный список 21 января 2012 в 10:23 +3
Не люблю книг в "страшненьких обложках". Кроме этого комментария, про клятого Дракулу у меня ничего нет. Акуле-дракакуле, при всех её амбициях не удаётся поглотить Зарю, - подавится... Утром, с третьими петухами, развеются остатки этих ночных кошмаров! Сонмы пречистых ангелов спешат к нам на помощь, если конечно мы от них не отказываемся, - не чистим зубки после еды... Но тогда-то к заблудшим деткам и приходит, - вот так вот скрючив ручки, - КАР!-РИ!-ЕСС!
0 # В черный список 21 января 2012 в 11:15 +4
Это не ТОТ Дракула joke ...
...И даже не однофамилец smile
Дядя Витя # В черный список 21 января 2012 в 16:36 +3
А я их всегда почему-то путаю, впрочем, разница-то небольшая zst
0 # В черный список 22 января 2012 в 10:35 +3
Зачаровывает. Вампиры - моя слабость...

...А дождь прислушается к нам
И позавидует тому,
Как я легко себя отдам
Во власть вампиру одному...

Правда, это отрывок из стиха Лестату)
0 # В черный список 22 января 2012 в 13:47 +2
Это не тот Дракула!!! Мой Дракула не пьёт кровь!!!
Просто с пути сбился... )))
0 # В черный список 22 января 2012 в 14:30 +3
Здесь есть один ляп (назову его "логическим"), с которым я справиться не смог...
Но никто ещё не заметил!!!
Маленькая подсказка: глава "Молитва Дракулы"...
Наденька Охот # В черный список 22 января 2012 в 23:36 +1
Paul!
НЕ ЗНАЮ О КАКОМ ЛЯПЕ речь, НО вот эти строки меня изумили:

Волочит след, рубин на тропке белой,
И кровью инкрустированный снег
Пересечёт мой путь обледенелый,
Пурпурный крест на серой сутане –

Попробую объяснить:
Снег-белый. Кровь-красная. Тогда ты должен был сказать:
Пурпурный крест на белой сутане. Вот тут я упала : ПАПА????????????
Если судить по сутане. А серой сутаны у католических священников нет как нет.
ВОТ ТЯ И ДРАКУЛА ВАМ!  Хотя, впрочем, если белую сутану долго не стирать- то станет серой- знамо дело! Ну ты выдал - шок у мя!
0 # В черный список 23 января 2012 в 17:26 +2
Спасибо!
Про Папу в поэме тоже есть)))
Наденька Охот # В черный список 23 января 2012 в 17:46 +2
Заинтригована.Ну и как же узнать про ляп? Может в личку на ушко, а?
Обещаю держать язык за зубами.
0 # В черный список 23 января 2012 в 19:27 +2
Это не сейчас.
Послушаем мнения. А то вдруг это и не ляп вовсе?
Просто то, о чём там я написал - лично я никогда не видел, как не пытался увидеть (это тоже подсказка... smile.
Ирина Театрова # В черный список 23 января 2012 в 19:33 +2
Ну-ну-ну... давайте без подсказок...) Я еще не читала! Вот, завтра доберусь... на свежую голову.
КОНСТАНТИН # В черный список 23 января 2012 в 16:04 +2
Третья строка первого катрена?  "Ведёт меня,везёт..."
0 # В черный список 23 января 2012 в 16:47 +2
Нет. Это мелко. Бери выше)))
Возница, проводник может и вести (в одном смысле), и одновременно везти (в другом, прямом смысле).
Валерий Николаевич # В черный список 14 марта 2012 в 21:26 +1
И эту поэму прочел бы с удовольствием. Отрывок читается на одном дыхании.
"Здесь есть один ляп (назову его "логическим"), с которым я справиться не смог...Маленькая подсказка: глава "Молитва Дракулы"..." - по-моему, Ваш "ляп" связан с рассветом.
0 # В черный список 16 марта 2012 в 00:21 +2
"...Когда бледнеют утренние звёзды,
А тонкий месяц, встав на горизонт,
Цепляется за кромку небосвода
И крошит, и ломает хрупкий лёд,

Скользя нелепо по границе неба,
Пытаясь удержаться на краю..."

Не знаю, насколько это ляп, но сколько я потом (после написания этих, наверное, самых красивых строк) ни наблюдал за тонким месяцем, растущим или убывающим, но на горизонте на рассвете я его никогда не видел...
laugh
Валерий Николаевич # В черный список 17 марта 2012 в 22:45 +1
Не думаю, что это ляп, хотя такого явления мне тоже не приходилось наблюдать (если только при заходе солнца).
Спасибо, получил большое удовольствие от прочтения "Невесты Дракулы" и от разгадывания Ваших "ляпов".