Просвет. 3. Путь (06-07.2010)

Ты не ты

Не верь тому, что думаешь ты сам:
Любые мысли, в сущности, не наши,
Склоняют души к разным полюсам,
В нас находясь всё чаще в виде каши.

А тело – совершенный организм,
Настроенный на личные частоты,
К примеру, на научный атеизм
И на свои привычные заботы.

Но ты способен принимать сигнал
Лишь в заданном диапазоне строго,
Создав себе какой-то идеал,
Как многие другие, не от Бога.

И от того, что можешь ты принять,
Твоей души зависит состоянье,
Но, чтобы самого себя понять,
Открыть необходимо всё сознанье:

Отвергнуть восприятия шаблон
И изучать духовные ученья,
Чтоб не прожить всю жизнь, как чей-то клон,
Копируя чужие увлеченья,

Освободиться вовсе от химер,
От ложного индивидуализма
И, отказавшись от привычных мер,
Взглянуть на мир сквозь жизни вечной призму.

И вот, когда пройдёшь ты этот путь
И Истины познаешь откровенья,
Тебя уже не смогут обмануть
«Специалистов» признанные мненья.

Всё на виду

Помни: духи, что везде с тобою,
Где б ты ни был, каждый миг, всегда
Наблюдают за твоей судьбою
С самого рожденья все года.

Их повсюду разных очень много,
И, для нас незримые, они
Пристально следят и смотрят строго,
Как мы все свои проводим дни.

Видят всё они, как на ладони:
Наши чувства, мысли и дела,
И на этом сверхпрозрачном фоне
Нет от них сокрытого угла.

Каждый вдох и всякое движенье
Вмиг тобой меняют всё пространство,
Сразу искажая отраженье
Сущности твоей вне постоянства.

Посему понять необходимо:
Беды, что успел ты натворить,
Навсегда с тобой теперь незримо,
Можно только их не повторить.

То, что суд людской тебя минует,
Это лишь отсрочка на года.
Смертный час в конце ознаменует
Наступленье честного суда.

Ты тогда узришь, как на ладони,
Сам себя во всём объёме дел
И узнаешь о другом законе,
О котором слышать не хотел.

Избежать не сможешь ты позора,
Просмотрев весь о себе показ,
И увидишь наконец-то взоры
Множества невидимых здесь глаз.

От стыда тебе вдруг станет больно
И, поняв, что нужно изменить,
Кару ты попросишь добровольно
Новым сроком жизни заменить.

И зависеть в этот миг всё будет
От того, как ты сейчас живёшь.
По твоим делам они рассудят,
В ад ты иль сюда опять пойдёшь.

Прежде, чем когда-то сделать что-то,
Вспомни, что всё это навсегда,
И всё время наблюдает кто-то
За тобою все твои года.

Кто ты?

Кто сказал, что нам всё можно
У природы отнимать
И губить её безбожно?
Ведь она же наша мать!

Кто внушил, что наше счастье
В хлопотах и наслажденьях?
Кто восстал над Божьей Властью
При таких вот убежденьях?

Кто дал право, без сомнений,
Нам свой мир здесь создавать?
Кто воспел наш страшный гений,
Разрешив нам убивать?

Кто унизил разум предков,
Веру всем привив в прогресс,
Что создаст нам из объедков
Массу всяческих чудес?

Кто решил, что наши дети,
Унаследовав бедлам,
Будут рады жить на свете
И спасибо скажут нам?

Нет конкретного ответа,
Кто здесь бойню развязал,
Потому что всё вот это
Каждый сам себе сказал.

Бог – рай

Прости людей за то, что записали
Они неверно много про Него,
Всё это получилось от того,
Что Истину под нас они тесали.

И, так как не желали мы любить,
То призывали нас Его бояться,
Чтоб перестали мы друг друга бить
И над собой самими издеваться.

Всех меряем всегда мы по себе,
Вот и Ему черты свои придали,
Чтоб покорились, в лени, все судьбе
И, даже в Нём, по-прежнему страдали.

Но в страхе ты не обретёшь любви,
Не сможешь сердцем трепетно молиться,
И сколько ты так Бога ни зови,
А никакого чуда не случится.

Запомни: да, не избежать суда,
Но в нашей жизни главное не это,
А то, что рай открыт тебе всегда
В лучах любви и состраданья света.

Познай себя

За собой следи всё время,
Изучай себя всегда,
Чтоб нести достойно бремя
Жизни все свои года.

В мыслях и в поступке каждом
Отыскать старайся суть,
Чтоб понять себя однажды
И свой верно выбрать путь.

Избегай решений скорых,
Не хватай всего подряд.
Помни: люди в частых спорах
Правду редко говорят.

Будь с эмоциями строже,
Их не стоит проявлять - 
Чтобы вон не лезть из кожи,
Ими нужно управлять.

Хочешь сделать людям что-то,
Ставь на место их себя:
Чтоб сказал ты, если б кто-то
Сделал то же для тебя?

Помни главное одно ты:
Никому не навреди.
Заповеди знай, как ноты,
И всегда везде блюди.

Можешь быть душой заблудшей
Ты в сомненьях хоть всегда,
Но узнать себя получше
Не мешает никогда.

Каждый день

Открывая утром глазки,
Вспомни то, что ты в гостях,
Ведь об этой скромной сказке
Не расскажут в новостях.

Оглянись, от сна очнувшись:
Это всё тебе дал Бог,
Чтобы в радости, проснувшись,
Ты прожить день этот мог.

Он пока что отлучился,
Свой тебе доверив дом,
Чтобы ты добру учился
Сердца праведным трудом.

Помни: времени не много –
Лишь один короткий день,
Но длинна твоя дорога,
Так что не уместна лень.

Нужно жизнь прожить за сутки
И стараться всем помочь,
Не теряя ни минутки,
Ведь так скоро будет ночь.

Ну, а после, возвратившись,
Снова ляжешь спать когда,
Вспомни, тихо помолившись,
Что уходишь навсегда.

Пророк

Достойно быть в толпе поэтом
И наши души восхищать,
Но хорошо б ещё при этом
Задуматься, о чём вещать.

«Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты…» -
Но что несёт сие творенье,
Помимо звучной красоты?

«А вы ноктюрн сыграть могли бы
На флейте водосточных труб?» -
Пусть: «Да». А к Богу вознесли бы
Вы этим души тех, кто груб?

Вас много было, есть и будет,
Но для чего нам ваш пример,
Коль разум в нас он не пробудит
И не избавит от химер?

Что толку в ваших идеалах
И строк изящной красоте
Для наших душ простых, усталых,
Не мнящих даже выси те?

Зачем вы пишите всё это,
Коль вас самих грызут сомненья,
И нету для души совета,
Как ей найти успокоенье?

Чтоб все мы «смазывали будни,
Плеснувши краску из стакана»,
Не находя вновь в мозга студне
Ключ от реальности капкана?

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли…» -
Но сжалься и не «жги сердца»,
Пока мы не легли все в землю,
Открой нам двери в дом отца.

Атеисту

Ты говоришь опять, что Бога нету,
Лишь потому, что ты Его не зришь,
Не думая, как следует, при этом,
О чём вообще сейчас ты говоришь.

Как можешь разглядеть ты всю планету,
Галактику, весь Космос, наконец,
Тем паче Бога, что всему Творец,
Сам мизерный такой в пространстве этом?

Как смеешь ты, собой не управляя,
И не умея правильно дышать,
Пред Богом непокорность проявляя,
Вопрос Его присутствия решать?

Да кто ты есть в системе мирозданья,
Чтоб вечные законы обсуждать
И, отвергая истину созданья,
Здесь правила иные насаждать?

Кем мнишь себя ты, глупенький и хрупкий,
Живущий лишь по Милости Его,
Вселенной всей показывая зубки,
О ней почти не зная ничего?

Пойми: глазами Бога не увидишь,
Ведь Дух лишь сердцем можно ощутить,
А коль неверьем сам себя обидишь,
То как тебя Он сможет защитить?

Торопись

Время всё быстрее истекает.
Если хочешь пользу принести,
Пусть тебя ничто не отвлекает
С этого достойного пути.

Если ты настолько образован,
Что не можешь сердцу доверять,
Значит, так как ты цивилизован,
Нужно знанья предков проверять: 

Библию, Коран – они повсюду,
Трипитаку, Веды не забудь 
И другие тексты, но оттуда
Извлекай лишь нравственную суть.

К мелочам не стоит придираться,
Ты на разногласья не смотри.
Ни к чему в деталях разбираться,
Сразу в корень изысканий зри.

И увидишь явственно ты вскоре,
Рассудив всё честно, по уму,
Что, пусть находясь иной раз в споре,
Все пути ведут нас к одному:

Если даже и не верить в Бога,
Но законы Божьи соблюдать
Будут люди трепетно и строго,
То для них наступит благодать.

Истину приняв за норму эту,
Ты хотя бы сам собой займись,
Раз уж правды в этом мире нету.
Время на исходе. Торопись.

SOS

Люди все – обманутые дети,
Всех нас с детства к рабству приучают
И не тайно, а при ярком свете
От великих истин отлучают.

Преподносят тело, как икону,
Пред которой должно преклоняться
И желаньям плотским, как закону,
Ради наслаждений подчиняться.

Ну, а чтобы мы освободиться
Не могли никак от наважденья,
Вынуждают нас всегда трудиться,
Формируя наши убежденья.

Создают кумиров всевозможных
И активно их распространяют,
А систему идеалов ложных
Постоянно видоизменяют.

Чтобы жили мы телам в угоду,
Веру лишь в прогресс наук внушают
А, пропагандируя свободу,
Самой важной, истинной, лишают.

Ту свободу дарит лишь духовность,
Так как в ней душа, направив тело,
Может победить его греховность
И сама собой владеть всецело,

И, проникнув сквозь пространство-время,
С Вечным Богом воссоединиться,
Чтобы, как Его живое семя,
Вновь в свободной воле возродиться.

Но рабы нас к рабству приучают,
Услаждая ложью наши уши,
Так что в шуме все не замечают
Тихий стон: «Спасите наши души».

Сильным мира сего

Зачем нужны вам сложные слова?
Чтоб речи повесомее казались,
И пухла у народа голова,
Когда его ушей они касались?

К чему простые вещи объяснять
Окольными путями многосложно?
Неужто не смогли бы мы понять
То, что на пальцах показать возможно?

И для чего нам эта болтовня,
Наполненная смыслом, вероятно,
Но, для людей, обычная фигня?
Ведь многим всё и так давно понятно:

Скажите уж, что вам на нас плевать.
Мы – быдло, ну, а вы – аристократы.
А если захотим вдруг бунтовать,
У вас на нас найдутся автоматы.

И незачем нам что-то обещать
И говорить, что завтра лучше будет.
Вы продолжайте нас порабощать,
Ведь мы – скоты, от нас ведь не убудет.

Зачем вам нас любить и уважать?
Ведь мы, народ – толпа, чернь, массы, стадо.
Работать наше дело и рожать,
И воевать, когда вам будет надо.

Но, мучая и растлевая нас,
Учтите то, тираны-кровопийцы,
Что злая участь всех постигнет вас,
Ведь вы народа своего убийцы.

Эстетика греха

Эстетика греха приятна глазу
В изысканной гламурной красоте
Настолько, что нас привлекает сразу
И тянет к изощрённой простоте

В шедеврах воплощённого порока,
Его нам предлагая повторить,
Чтоб мы могли, приняв всю силу рока,
Смакуя, каждый грех переварить.

А искушенья так хмельны и сладки,
Изящны, утончённы и легки,
Что даже не противны и не гадки,
И, кажется, не пачкают руки.

Убийство, воровство и ложь нормальны,
Когда они на страже убеждений,
А извращенья так оригинальны,
Что манят изобильем наслаждений.

Вообще морали контуры размыты:
Добро и зло уже не различить,
Безнравственность – обычная часть быта,
Которой с детства принято учить.

И вот очередное поколенье
Шлёт к чёрту строчки этого стиха,
Предпочитая чести направленье
Развития эстетики греха.

Суета

Мы себя почти не замечаем
И, конечно, также и других,
А людей улыбками встречаем,
Чтобы пользу получить от них.

Вечно озабоченные чем-то
Мы куда-то там всегда спешим
И живём попутно где-то с кем-то,
Незнакомые годами им.

Ничего мы о себе не знаем
И о том, что здесь вокруг творится,
Лишь девиз крылатый вспоминаем:
«Каждому своё», - как говорится.

С детства мы, рабы образованья,
Занимаясь улучшеньем быта,
Все себе выдумываем званья,
Позабыв «разбитое корыто».

И куда-то катимся зачем-то,
Защищая наши убежденья,
Твёрдо нам навязанные кем-то,
По отцовски, с самого рожденья.

И, наполнив шумом развлечений
В душах пустоту существованья,
Мы не слышим праведных учений
И не ищем истинного знанья.

И, не зная собственной природы,
И себя самих не понимая,
Погибают целые народы,
Друг у друга время отнимая.

Ну, а если мы и верим в Бога,
То лишь так, как это нам удобно:
По своим канонам разным строго,
Идолопоклонникам подобно.

Так, подняв над всем достатка знамя,
Мы всю жизнь блуждаем в темноте,
А душа, невидимая нами,
Тихо погибает в суете.

Визит Минотавров

Что нужно, чтобы точно погубить
Того, кто превосходит вас по силе?
Ответ простой: «Конечно, отравить».
Коварный ход – и вот вы победили.

Что нужно, чтобы покорить народ,
Лишённый веры истинной духовной?
Споить, внедрить в мышление разброд,
Привлечь обманом к низости греховной.

Затем своих кумиров навязать,
Под видом расширения сознанья,
И на простых примерах доказать,
Что всем полезней будут ваши знанья.

Людей необходимо разделить,
Создав меж ними страх и напряженье,
И внутренне настолько разозлить,
Чтоб притупилось к жизни уваженье.

Давно известно правило одно
Для оккупантов: «Разделяй и властвуй».
Оно на всех нас распространено,
Ведь души – это тоже государства.

И вот, когда не станет в них границ,
То будет покорить народ несложно:
Он сам уже падёт послушно ниц,
И станет им повелевать возможно.

И можно будет смело воровать
И память разрушать, и идеалы,
И бесконечно души растлевать,
Так, чтоб народа этого не стало…

Как этой тяжкой доли избежать,
Когда вокруг уже давно тревожно,
И стало всё труднее рассуждать,
Что, где правдиво, ну, а что, где ложно?

Лишь тот себя сумеет сохранить,
Когда судьбу индейцев жизнь предложит,
Кому из лабиринта смерти нить
Великой веры путь найти поможет.

О душе

Все мы тут неправильно живём,
Постоянно думая о теле,
И заботясь трепетно о нём,
Ведь важней душа, на самом деле.

Так или иначе, мы умрём,
Многие, увы, без покаяний,
И с собой в иной мир заберём
Отпечатки всех земных деяний.

Нужно очень деликатным быть,
Чутким ко всему необычайно,
Чтобы о душе не позабыть
И не осквернить её случайно.

Если ты кого-нибудь убил,
То тебя ничто не оправдает.
Всё равно закон ты преступил,
И твоя душа теперь страдает.

Если мясо, в прошлом чью-то плоть,
Ешь ты, значит, трупы поглощаешь,
И, убийцей сам ты не был хоть,
Душу смертью всё ж отягощаешь.

Если сексуально согрешил,
Не желая жизнь дать новым детям,
То двойной проступок совершил,
Вас обоих развращая этим.

Если погрузил себя в дурман
Наркотический иль алкогольный,
То ты этим душу вверг в обман,
Сделав её слабой и безвольной.

Если мысль злая, то она
Сразу душу к худшему меняет,
Ведь она, как радио волна,
Тоже всё пространство наполняет.

Так что, чтобы вечно не страдать,
Жить необходимо осторожно
И душе побольше шансов дать
На спасенье, ведь оно возможно.

Пеня

Не думайте, что я судья
Или ханжа высокомерный,
Ведь просто от любви безмерной
В стихах правдив и честен я.

Что вижу, то и говорю,
Прочь отметая оправданья,
И вместе с вами сам горю,
Все ваши пережив страданья.

Я б тоже мог вам сладко врать
И наши воспевать пороки,
Но подло не хочу играть,
А горькие целебны строки.

Себя возвысить не стремлюсь,
Поверьте: падал многих ниже.
В стихах же я за вас молюсь,
Когда мученья ваши вижу.

И вновь, прогнав сомненья прочь,
Не яд даю вам, а лекарство,
Чтоб вы могли себе помочь
И в истины проникли царство.

Лишь в нём способны мы понять,
Чему, зачем и как учиться,
А мне не следует пенять,
На «дураков» ведь глупо злиться.

Свой суд

Нет справедливости на свете,
Её нам не откуда ждать,
И знать должны о том все дети,
Что люди рождены страдать. 

Мы не случайно в мире этом,
Причина есть у каждой жизни,
Но кто поможет нам советом,
Коль мы погрязли в атеизме.

Когда мы правды все боимся,
Она ведь крайне неприятна,
И сами над собой глумимся
Самодовольно и развратно.

Когда, скрывая недостатки,
Мы с детства надеваем маски
И с жизнью так играем в прятки,
В ней разлагаясь, без опаски.

Придумав множество теорий
И к ним реальных подтверждений,
Чтоб оправдать пред Богом, в споре,
Корысть научных убеждений.

И нежелание трудиться
Над собственной душой своей,
Чтоб ей от нас освободиться –
От плотской тяжкой ноши сей.

Так что же вы тогда хотите,
Коль ложью каждый ум набит,
А Бога Сын и наш Учитель,
Распятый, на кресте убит.

Нет, справедливости не будет
На этом свете никогда,
Пока лишь по себе все судят
Одно и то же здесь всегда.

Поэтам

Друзья, вы не хотите разобраться,
Что означает звание поэта?
Неужто честь большая красоваться,
Кто нам распишет лучше то и это?

Зачем пленять нас силою эмоций
Или пронзать сердца острот кинжалом?
Чтоб, захватив, исподтишка колоться
Своей гордыни уязвлённой жалом?

Зачем к себе пытаетесь привлечь
Оригинальностью стихосложенья,
Коверкая, поганя нашу речь,
Забавы ради лишь, без уваженья?

Зачем, блистая красочно умом
И мастерством, что иногда бывает,
Любой, в беседе о себе самом,
Свой ложный мир пред нами развивает?

Зачем вообще вы маните людей
Игрой словесной, трепетной и страстной,
В коварный лабиринт своих идей,
Безвыходный, а значит, и опасный?

Зачем людские страсти воспевать,
Те, что нас с юных лет уже калечат,
И для души лекарства нам давать,
Которые от них совсем не лечат?

Неужто вы не можете понять,
Что среди нас рождаются поэты
Не для того, чтоб просто сочинять
Какие-то красивые куплеты,

А для того, чтоб души пробуждать
И, исцеляя нежно их, при этом
От тяжести грехов освобождать –
Вот кто зовётся истинным поэтом.  

Рейтинг: 0 Голосов: 0 322 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!