Портрет. 5. Реставрация (01-04.1995)

Во сне

Я вижу множество лиц перед собой.
Я слышу шёпот тех, кто не станет кричать.
Я говорю, что могу полететь за звездой,
И, закрывая глаза, начинаю взлетать.

Плавно качаясь, парю я в небе ночном,
Словно сорвавшийся лист на неспешной волне.
Я улыбаюсь от счастья. Это мой дом.
Но, к сожалению, это только во сне.

Поезд никуда

Наш поезд, рейсом никуда,
Без остановок мчится в даль.
Людей уносит навсегда
В их потаённую печаль.

Я наблюдаю из окна
За тем, что мимо пролетает:
Мне странная игра видна,
Она меня и вдохновляет.

В вагоне множество людей,
И нелюдей довольно много.
И пусть полно у нас идей,
Но всех ведёт одна дорога.

Кричат невежды: «Поезд, стой!
Нам невтерпёж. Хотим сойти».
И выбор делают простой:
Разбиться, выпрыгнув в пути.

Я иногда в сомненьях: «Мы,
Быть может, вовсе и не едем?
Вдруг под гипнозом все умы,
А поездом мы просто бредим?

Возможно, внушено всем нам
Всё то, чего мы не хотим,
А мы настолько верим снам,
Что этот путь неотвратим?»

И вновь тоски мне не унять,
Что истина от нас сокрыта,
И что её нам не понять,
Пока на выход дверь закрыта.

Спросил у грамотных ребят:
«А кто ведёт-то поезд этот?»
Они ругаются, грубят,
Кричат, что машиниста нету.

Решил я где-нибудь присесть,
Но места для меня не видно.
У всех на отдых право есть,
Но не без боя, очевидно.

Я прислонился к тем дверям,
Что никогда не открывались,
И написал письмо друзьям:
Они читали и смеялись.

Один я в тамбуре. Курю.
О чём-то сонно размышляю,
В окошко просто так смотрю
И тишину одушевляю.

Бегут часы, идут года,
А поезд всё, как прежде, мчится
Со всеми нами никуда.
Как жаль, что не остановиться.

Как жаль, что выйти не дано,
А то бы вместе осмотрели
Наш поезд: сверху, сзади, дно,
И что-нибудь понять сумели.

Мне надоело ехать так,
Я стал стучать со стоном в двери,
Но вскоре понял: «Я дурак,
Что в правильность пути не верю».

Всё это только эпизод
Того, что где-то происходит.
Наш поезд всё летит вперёд,
Всё дальше никуда уходит.

Замок и ветер

Огромный замок в запустеньи:
В нём нет былой величины,
Его опутали растенья,
И дни его омрачены.

Его преследуют ненастья,
И, переполненный тоской,
Он вспоминает годы счастья,
Когда в нём мир был и покой.

Но так теперь уже не может
Забытый старый замок жить,
Ведь ветер-враг его тревожит,
Всё заставляя в нём кружить.

Он, дерзко в замок проникая,
Вздымает пыль и паутины
И, во дворе трухой играя,
Колышет ветхие руины.

На шпиле треплет флага клочья,
Свистит настырно из щелей.
Тревожит замок днём и ночью,
И, с каждым разом, всё наглей.

Игривый ветер веселится,
Смеётся, пляшет, верещит,
Не думая остановиться,
А замок стенами трещит:

«По что творишь со мной такое?
Зачем забрался ты в меня?
За что лишаешь сна покоя,
Боль разрушения гоня?

Послушай, хватит тут кружиться,
Оставь меня здесь одного,
С тобой нам вместе не ужиться,
Тут не поделать ничего.

Над старцем сжалился бы, что ли.
Ко мне бы не был так жесток.
Избавил бы меня от боли.
Ушёл бы в горы, ветерок».

А ветер только засмеялся,
По коридорам хлам погнал,
Сквозь окна вырвался, поднялся
И в дыры башни прошептал:

«Я молод, я силён, я быстр,
А ты сильнее раньше был.
Теперь же ты, старик – магистр
Полуразрушенных могил.

А я рождён совсем недавно.
Я юн, проказен, весел, смел.
Мне здесь летать кружиться славно,
Чего ж ты, старый, захотел?

Меня ты гонишь прочь отсюда,
Но я, поверь, не улечу.
Я делать этого не буду
Лишь потому, что не хочу.

Уж лучше ты, забыв о неге,
С моим присутствием смирись,
Ведь я неугомонен в беге.
Ты слышишь, старикан? Очнись?»

И снова, громко рассмеявшись,
Останки ветерок пронзил,
А старый замок, растерявшись,
В подвал свой башню уронил.

Помню

Помню тёплый дождь и лето.
Помню я цветы на поле.
Помню искренность, приветы.
Помню лёгкий ветер, волю.

Помню, как мне птицы пели.
Помню, что старик сказал.
Помню детские качели.
Помню, в речке замерзал.

Помню маму, радость, ласку.
Помню счастье, солнца свет.
Помню бабушку и сказку.
Помню всё, чего здесь нет.

Художник и ребёнок

В тот день всё очень славно было:
Была прекрасная погода,
Приятно солнышко светило,
И всех звала к себе природа.

Один художник неизвестный
С мольбертом в летний парк пошёл
И там, гуляя, вид чудесный
И вдохновляющий нашёл.

Вокруг детишки веселились:
Играли, радостно смеялись,
В песке и в речке копошились
И светом солнца упивались.

Летали в поднебесье птицы,
Над ними плыли облака,
Мелькали праздничные лица,
Шумела чистая река.

Он стал изображать всё это
И, воплощая в акварель,
Превозносил искусство света
Под духа трепетную трель.

И вот, пейзаж закончив вскоре,
Он, на свою работу глядя,
И находясь в сомнений споре,
Услышал тихий оклик: «Дядя».

Художник посмотрел в сторонку,
Откуда возглас долетел,
И увидал тогда мальчонку,
Который на пейзаж глядел.

Спросил он: «Что, малыш, скучаешь?
Наверно хочешь поиграть?»
А мальчик отвечал: «Ты знаешь,
Хотел бы я дорисовать».

Художник, в шутку, удивился:
«Умеешь?» Тот ответил: «Ну».
Тогда он взглядом приценился
И подал краски пацану.

Малыш на цыпочки поднялся
И стал чего-то малевать.
Рисунок на глазах менялся:
Он начал как бы оживать.

Художник подошёл поближе,
Чтоб всё получше рассмотреть.
Малыш спросил: «Ты видишь?» «Вижу, -
Сказал, в сердцах, он, - обалдеть».

Они потом стояли рядом
И, молча, на пейзаж смотрели
Счастливым восхищённым взглядом.
Смотрели, верили и млели.

История одного «икс»

Он вышел, не спеша, из дома
И устремился никуда.
Потом к приятелю пивному
Зашёл случайно, как всегда.

Немного выпив, покурили,
Чтоб холод скуки победить,
О том, о сём поговорили,
И он собрался уходить.

Затем, уже в ночи глубокой,
Привычный продолжая путь,
К подруге вечно одинокой
Он заглянул передохнуть.

Они бесстрастно пообщались,
И взгляд никто не отводил,
А просто тихо попрощались,
Когда он вскоре уходил.

Всё было так же, как обычно:
Давно уставший от всего,
Смотрел на мир он безразлично,
Не замечая ничего.

Жизнь умирала в человеке,
Себе ненужном самому,
И он ушёл в ничто, навеки,
Ведь надоело всё ему.

Крестики-нолики

«Свои» ходы неплохо зная,
Вновь обыграть «себя» стремлюсь
И, бой привычный начиная,
Сам над «собой» опять глумлюсь.

И, кажется, что шансов нету
«Мне» в этой схватке победить,
Но «я» стараюсь сделать это,
Чтоб в список лучших угодить.

Однако, лишь затею что-то,
Как снова тут же сам с «собой»,
Чтоб кем-то стать отбить охоту,
Наш продолжаю давний бой.

Но всё же «я» не унимаюсь
И, применяя весь талант,
Как прежде, отыскать пытаюсь
«Свой» наилучший вариант.

Сегодня так, а завтра этак,
А послезавтра чёрт-те как:
Вокруг полно свободных клеток,
Но «мне» в них не попасть никак.

И, как всегда, дойдя до точки,
«Я» что-то где-то выбираю,
Ведь в жизни, как и на листочке,
Поставив крест, с ноля играю.

Где ж ты ходишь, весна?

Где ж ты ходишь и с кем там гуляешь,
Ненаглядная наша, весна?
И кого на стихи вдохновляешь,
Пробуждая от зимнего сна?

Чтоб не мучались мы в нетерпеньи,
Приходи же и к нам поскорей
И, под птиц жизнерадостных пенье,
Всех нас нежной любовью согрей.

Тут давно уж тебя все заждались.
Ты от скуки нас освободи,
Чтоб мы снова теплом наслаждались,
И душа ликовала в груди.

Засияй в небе солнышком ясным,
Растопив всюду снег до конца,
Чтобы чувством надежды прекрасным
Вдруг наполнились наши сердца.

Нет желанней тебя и милее,
Так явись же и всех восхити,
И, чтоб все мы влюблялись смелее,
Вновь игриво в глазах заблести.

Без тебя нам никак, ты же знаешь.
Больше нет уже сил наших ждать.
Где ж ты ходишь и с кем там гуляешь?
Приходи, чтобы жизнь возрождать.

Шарманщик

Полно народа разного на свете,
И многие, вы знаете и сами,
Всегда хотят сюрпризов, словно дети,
Поэтому живу я чудесами.

Но я не шарлатан и не обманщик,
Толкующий ночные ваши сны,
А одинокий музыкант-шарманщик –
Хранитель позабытой старины.

Любовь – моя для волшебства основа,
И на шарманке с чувством я играю,
Чтоб память возвращала всех вас снова
К утраченному нами детства раю.

Я вам даю возможность, хоть на время,
Побыть со мною в сказке той простой
И, отложив забот привычных бремя,
Расстаться ненадолго с суетой.

Меня ругают глупые невежды,
И часто доля нелегка моя,
Но, не теряя веры и надежды,
По-своему, при этом, счастлив я.

Мелодией из прошлого всем людям
Несу добро я всюду, не спеша,
Ведь, слушая её, мы не забудем
О том, что есть у каждого душа.

И я судьбой доволен, ведь важнее
Нам в этом мире жить не для себя,
А для других, чтоб сердцем быть нежнее,
По-братски окружающих любя.

Так, не воспринимая униженья,
Которым подвергаюсь иногда,
К себе я сохраняю уваженье
И улыбаюсь искренне всегда.

А зло меня давно не задевает,
И мне плевок на спину, как медаль.
Со мной ведь в жизни всякое бывает.
Я, с виду – тряпка, а на деле – сталь.

Скрипка, спой

Скрипка, спой мне мелодию снова
Ту печальную, что говорит
Обо всём без единого слова
И как ангел над жертвой парит.

Ты поплачь для меня неподдельно,
Став опять, как и прежде, родной,
И тоску мою, что беспредельна,
Раздели ненадолго со мной.

Спой мне жалобно, тихо и нежно,
Чтобы, музыкой грустной дыша,
От страдания, что неизбежно,
Вновь моя отдохнула душа.

Сил сердечных терпеть больше нету:
Страшен мир наш земной и жесток.
Погрузи же ты скорбь мою эту
В нот слезливых журчащий поток.

Помню, раньше звучала ты тонко,
И твой искренний голос был чист,
Так утешь же немного ребёнка,
Что сейчас исписал этот лист.

Пьяный сонет

Я пьян сегодня, даже чуть сверх меры.
Вокруг меня весь вечер балаган,
И пьют вино солдаты и гетеры,
А я – весёлый добрый хулиган.

Пришла весна, сердца сильней забились,
Ведь душам снова хочется летать,
Поэтому мы все опять влюбились,
И поцелуев мне не сосчитать.

Стихами воспевая чувство это,
Я пью за наступившую весну
И буду пить, гуляя до рассвета,
Ведь этой ночью явно не усну.

И всех ласкает возглас мой: «Друзья,
Вас обожаю, вновь счастливых, я!»

Точка

Он появился ниоткуда.
Он появился никогда.
Он шёл, наверняка, оттуда,
Но, вероятно, не туда.

Везде он чётко выделялся
И всюду на «ура» ходил.
Он, улыбаясь, появлялся:
«Пришёл. Увидел, Победил».

И он ушёл так незаметно,
Как будто вовсе не бывал,
Отдав всю душу безответно
Всем тем, с кем рядом воевал.

Зачем всё это про кого-то?
О ком пишу я эту строчку?
Ведь был никто тот самый кто-то.
На этом и поставлю точку.

К тебе

Весёлые бросая взгляды,
Иду, прохожим улыбаясь.
Похоже, все сегодня рады
Весне, погодой наслаждаясь.

Поют, летая в небе, птицы,
Мяукают в траве коты,
И вся моя душа стремится
Туда, где ждёшь с надеждой ты.

На крыльях чувства ввысь взлетая,
Я в небесах любви парю,
Лишь о тебе одной мечтая,
И весь желанием горю.

В приятном тёплом солнца свете
Спешу счастливый я к тебе
И, сочиняя строки эти,
Вновь забываю о себе.

В огне

Подойди и возьми мою руку,
Ведь к тебе я явился сюда,
Чтобы снова приятную муку
Доставлять, если скажешь ты «Да».

Лишь шепни и плени наважденьем,
Обжигающим души нам вновь,
Чтоб страдала, маня наслажденьем,
От желания жгучего кровь.

И опять, в поцелуе глубоком,
Нас предаться огню призови,
Чтобы в пламени нежно-жестоком
Мы пылали от страстной любви.  

Рейтинг: 0 Голосов: 0 233 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!