Портрет. 1. Наброски (08-11.1993)

Дед

На скамейке дед сидит,
Всех улыбками встречает
И, когда на мир глядит,
Свет как будто излучает.

Смотрит: кто же подойдёт,
Чтоб о вечном пообщаться?
Видимо, парнишка тот,
Что ни с кем не хочет драться.

Век за веком жизнь идёт,
Всё меняют вихри лет,
Но всегда кого-то ждёт
Где-то новый мудрый дед.

Последний лист

Ветер подул: листья зашелестели –
Осень пришла, чтобы их проводить.
Все они вскоре с ветвей облетели,
Только один не желал уходить.

Он пожелтел, но, как прежде, держался,
Так как отчаянно жизнь полюбил,
И до последней минуты сражался,
Но всё же ветер его погубил.

Лист этот сильным порывом сорвало
И унесло не известно куда,
Так, будто вовсе его не бывало,
И он не чувствовал мир никогда.

Музе

Я страстно нашей встречи ждал,
Мечтая, чтобы ты пришла,
И, как слепой, во тьме блуждал,
Пока меня ты не нашла.

Готов изгоем бедным жить,
Вступив с жестоким миром в бой,
И преданно тебе служить,
Чтоб ты была моей судьбой.

Согласен от любви страдать,
Терзания души терпеть,
Чтоб стихотворно передать
Всё то, что хочешь ты пропеть.

Как светлый, ангел ты со мной
Чиста, возвышенна, нежна,
И в грубой глупости земной
Ты, словно воздух, мне нужна.

Нет страсти больше и сильней,
Чем та, что ты зажгла во мне.
Я в небеса взлетаю в ней
И там парю, как в дивном сне.

Девушке

Прекрасна и воздушна ты
В таинственном сияньи лунном,
И, глядя на твои черты,
Пишу я в трепете безумном.

Когда услышишь ты моих
Стихов приятные узоры,
Я буду посылать, под них,
Тебе ласкающие взоры.

И в рифмах, как волшебный джинн,
Чудесной явленный страною,
Взлечу я выше всех вершин,
Чтоб ты была довольна мною.

Во тьме ночной и в свете дня
Тебя любить я не устану
И, коль попросишь ты меня,
Твоим слугой я верным стану.

И вознесу нас к мудрецам,
Что никогда не знают горя.
В тот мир, где любящим сердцам
Открыто наслаждений море.

Прекрасна и воздушна ты
В сиянии небес лазурном.
Прими же от меня цветы,
Мной вытканные так ажурно.

Миг полёта

Я снова спрыгнул со скалы
За миг свободного полёта.
Там, в небесах, парят орлы,
А я опять упал в болото.

Но, не желая верить злу,
Я начинаю выбираться,
Чтоб вновь, забравшись на скалу,
Взлететь над миром попытаться.

Водка

Бывает, что спасает водка,
И только лишь она одна:
Когда «о быт разбита лодка
Любви», я пью, чтоб всплыть со дна.

Когда мне грустно или больно,
Когда я остаюсь один…
Ну, хватит. Всё. С меня довольно.
Пойду скорее в магазин.

Одиночка

Один не воин в поле. Это верно.
Но, всё же, почему не попытаться?
А то, что нет других, конечно, скверно,
Но я пойду, чтоб никогда не сдаться.

Война

Война. Повсюду боль и смерть,
И каждый здесь, в бою с другими,
Попав в земную круговерть,
Спасает шкуру вместе с ними.

Лишь я один не воин в поле,
Молюсь за всех, принявших битву,
Что губят души в тел неволе,
Забыв навеки про молитву.

У взрослых повод злиться есть,
И дети рано повзрослели.
Всегда тут ругань, драки, месть,
Ведь люди будто озверели.

Давно уже привычен грех,
Поруганы права, законы,
И часто слышен глупый смех
Сквозь плач и жалобные стоны.

Умылись мы слезами вновь.
Сердца живые остывают.
Везде насилуют любовь
И всюду совесть убивают.

А я смотрю в глаза войны
И не запоминаю даты:
Кому они теперь нужны?
Мы все здесь – мёртвые солдаты.

Дельцы

Они нас учат, как нам жить,
Что тот лишь счастлив, кто богат,
И, чтобы головы вскружить,
Как рай, нам преподносят ад.

Понавезли невесть чего
И приучают ко всему,
Чтоб мы не поняли того,
Что нам всё это ни к чему.

Повсюду пропаганда их,
Чтоб поскорей нас уболтать,
О душах позабыть своих,
И прибыль радостно считать.

Но мы пошлём их к чёрту вновь,
Для нас есть вещи поважней:
Надежда, вера и любовь
Надёжней, крепче и нужней.

Они там души продают,
Чтоб пожирней кусок урвать,
А мы за роскошь и уют
Не станем Бога предавать.

Никто

Покидая вас всех, напоследок скажу,
Что без лишних помех я опять ухожу,
И вернусь я не скоро, может быть, никогда.
Я пришёл ниоткуда и уйду никуда.

Я для вас был никто, и всё время им буду:
В этом образе я много где побывал.
Оставляя свой след незаметный повсюду,
Молча, я говорил, взглядом в путь призывал.

Я пришёл и ушёл, но как будто остался,
И меня никому никогда не понять.
Я не плакал средь вас, но и не улыбался,
Так что нечего мне понапрасну пенять.

Роковой случай

Гуляю как-то раз я ночью тёмной,
Гляжу: навстречу девушка идёт
В одежде вызывающе нескромной
Настолько, что любого заведёт.

Призывно смотрит сладострастным взглядом,
Взяв за рога быка издалека,
И вот, когда мы оказались рядом,
То был я возбуждён уже слегка.

Как под гипнозом, я остановился,
Не в силах ничего произнести,
И сразу весь соблазн в ней проявился,
Когда не смог я взора отвести.

Взбесившись словно, сердце вдруг забилось,
Дыхание ускорилось моё,
И всё в мираж как будто превратилось,
В котором ощущал я лишь её.

В миг стало искушение томленьем,
И, чтобы слов ненужных не искать,
Мы обняли друг друга с вожделеньем
И тут же нежно начали ласкать.

Её взывали плотоядно глазки,
Их влажный блеск желанье излучал,
И, в ожиданьи чувственной развязки,
Я жадно наслажденье получал.

Она всецело мной повелевала
И, продолжая похоть мне внушать,
С такою плотской жаждой целовала,
Что я не думал даже ей мешать.

Казалось: время бег остановило,
Но дальше было всё, как в страшном сне:
Она меня безжалостно схватила
И вдруг впилась клыками в шею мне.

Всё это неожиданно случилось,
Я даже не успел в себя прийти,
А кровь моя уже вовсю сочилась,
И я никак не мог себя спасти.

Безвольно вскоре руки опустились,
И мне пришлось к ногам её упасть...
Да, женщины-вампиры расплодились,
Однажды может каждый так попасть.

Мой дом

Я заглянул к себе домой,
И всплыли в памяти фрагменты,
Как был друзей дом полон мой,
И я срывал аплодисменты.

Теперь здесь пусто и темно.
Я вспоминаю дни веселья,
Мной позабытые давно,
Как будто с сильного похмелья.

Возможно всё-таки сюда
Когда-нибудь вернётся счастье,
Пока же здесь лишь холода
И постоянное ненастье.

Мечта

Ты, как звезда в ночи глубокой,
Надеждой светлою сияешь
И, будучи такой далёкой,
Меня к полёту вдохновляешь.

Я не могу не восхищаться
Твоею райской красотой
И лишь с тобой хочу общаться,
Расставшись с быта суетой.

Твой свет меня влечёт и манит,
И призывает ввысь лететь:
Туда, где миг вдруг вечным станет,
И где возможно сердцем петь.

Туда, где в душу проникает
Любовь небесной чистоты,
И где твой образ возникает,
Мной воплощённый из мечты.

Боец

Обиды старые не в счёт,
Ведь враг мой только что убит,
И кровь из свежих ран течёт.
Меня же лишь слегка знобит.

Я вкладываю в ножны меч –
Моей душе стальной упрёк,
Что мне помог себя сберечь,
Но на страдание обрёк.

Не ясно, кто был побеждён
В ненужном никому бою:
Мой мёртвый враг освобождён,
А я скорблю и, с горя, пью.

Но так устроен этот мир:
Желаешь жить – тогда дерись.
Идёт века кровавый пир,
И тихо шепчет смерть: «Молись».

Гладиатор

Вновь на арене бой кровавый,
И зрители поражены.
Толпа захвачена расправой,
Все, как один, напряжены.

Два воина, надев доспехи,
Стальным оружием сверкая,
Здесь бьются насмерть для потехи,
Людей жестоких развлекая.

Один ударить изловчился,
Когда противник наступал:
Удар смертельным получился,
И нападавший воин пал.

А тот, что в схватке победил,
Сняв шлем с врага, узнал в нём брата,
И, застонав, себя убил
Непобеждённый гладиатор.

Наша осень

У окна вместе, молча, сидим:
Дождь осенний на улице льёт.
На него отрешённо глядим,
Ведь и в душах у нас он идёт.

Листья в слёзах с деревьев опали,
Грустно жертвуя снова собой.
В чём-то схожими с ними мы стали,
Вдруг спустившись на землю с тобой.

Мы вдвоём, только нет больше чувства,
И мы смотрим безмолвно в окно.
Смерть любви – это тоже искусство,
Жаль, печальное очень оно.

Невский рассвет (вальс)

Здравствуй, Нева. Шлю привет от поэта
Нежный тебе, дорогая река.
Рядом с тобой я ещё до рассвета
И предвкушаю с надеждой пока.

Молча стою пред тобой в ожиданьи,
На горизонт ровной глади гляжу,
Чувствую нотки восторга в дыханьи
И ни о чём в этот миг не тужу.

Вот началось: первый луч появился,
Словно гонец из далёкой страны.
Я с наслаждением вновь вдохновился,
Глядя на вальс этот со стороны.

Свет ручейком по воде пробежался
И ярким блеском меня ослепил,
Ну, а затем он потоком прорвался
И всю поверхность реки окропил.

Волны Невы с этим светом играют,
День начинается новой строкой,
Сердце от счастья внутри замирает,
И наступает душевный покой.

Чертовщина

Вновь я напился и вижу, как снова
Чёрт наблюдает за мной из угла,
Но для меня это вовсе не ново:
Водочка просто опять подвела.

Ну, подходи, не стесняйся, рогатый,
Мне и себе до краёв наливай.
Я уже, правда, изрядно поддатый,
Но всё же выпьем, за встречу, давай.

Ты, я смотрю, очень любвеобильный:
Стал после первой уже приставать.
Только вот сыростью пахнешь могильной,
Так что не лезь ты меня целовать.

Ты лучше, чёрт, разливай по стаканам,
Я этой дрянью опять отравлюсь
И, снова став окончательно пьяным,
Чтобы ты сгинул, вновь спать завалюсь.

Тоска

Однажды вечером, гуляя,
Тоской по прошлому влекомый,
По стихшим улицам петляя,
Наткнулся я на дом знакомый.

И романтические встречи
Мне наши вспомнились, конечно,
И слух ласкающие речи,
В которых я мечтал беспечно.

Вкус первых поцелуев нежных
Я ощутил, как будто, вновь,
Печаль прощаний неизбежных
И ту наивную любовь.

И то, что мы с тобой расстались,
Вдруг не смутило разум мой,
Ведь чувства прежние остались,
И с ними я пошёл домой.

И, уходя, как со свиданья,
Я снова всей душой взлетал,
А тёплые воспоминанья
В стихотворение вплетал.

Трубадур

К нам в гости едет трубадур.
Готовьтесь юные девицы,
Ведь рядом с ним летит Амур,
И вы рискуете влюбиться.

Давайте же устроим пир,
Чтоб день прошёл наш в развлеченьях,
А он для нас откроет мир,
Пропев о разных приключеньях.

Пусть он исполнит господам
О смелых рыцарях баллады,
А вечером для милых дам
Поёт ночные серенады.

Ни у кого сомнений нет,
Что с ним наш день приятней будет,
И свежий о любви сонет
В нас нежный романтизм пробудит.

И все мы, слушая его,
Отбросив сухость убеждений,
И не теряя ничего,
Получим вдоволь наслаждений.

Последнее письмо

Я написал для Вас письмо –
Печальное повествованье,
Что вылилось в стихах само
В моё прощальное посланье.

Мне вспомнилось сегодня вновь,
Как вместе мы в саду гуляли,
Где Вы, в своей игре в любовь,
Мой страстный взор воспламеняли.

Я видел в Вас свой идеал
И, грубый нрав не замечая,
Любовью нежной к Вам пылал,
От правды ложь не отличая.

Позволив прикасаться к Вам,
Со мной Вы тайно целовались
И жарким о любви словам,
Шаля, кокетливо смеялись.

Но так случилось как-то раз,
Когда меня Вы отлучали,
Я понял из немногих фраз,
Что Вы со мною заскучали.

Вы мне сказали то, что я
Вам нужен был для развлеченья.
Такого, милая моя,
Снести не смог я огорченья.

К Вам прежнюю любовь храня,
Уехал я в другие страны.
Там приласкала жизнь меня
И исцелила сердца раны.

И, в вечном поиске любви,
Познав различные утехи,
Я многих дам просил: «Сорви
С меня тяжёлые доспехи».

Но не могли они помочь,
Броню мою снимая с тела,
Ведь стоило уйти им прочь,
Как вновь душа моя пустела.

Я жил в разъездах пару лет,
Но надоело мне скитаться,
И, так как чувств простыл и след,
Решил я с Вами повидаться.

В пути я, встретив пастухов,
Узнал, что Вы ещё девица,
И что турнир для женихов
На днях буквально состоится.

И вот, в бою за Вашу честь,
Я победил всех претендентов,
Считавших, что надежда есть
Взять в жёны Вас без сантиментов.

Сняв шлем пред Вами с головы,
Я с грустью Вам послал улыбку,
И тихий стон издали Вы,
Вдруг осознав свою ошибку.

Вы преклонились предо мной,
Прося за прошлое прощенья,
Но я отверг Ваш взгляд спиной,
Поверьте мне, не ради мщенья:

Я не хотел Вас унижать,
Понять должны Вы постараться,
Что чувства нужно уважать –
Нельзя любовью забавляться.

Се ля ви

Стоны души не слышны в этом мире,
Слёзы из глаз вызывают презренье,
Всех обстоятельства тянут, как гири,
И невозможно, похоже, прозренье.

Можешь кричать, только не доорёшься
И никогда не дождёшься ответа.
В случае лучшем, как кто-то, сопьёшься,
В худшем убьют, как кого-то, за это.

Бумажный самолёт

Я сел в бумажный самолёт
И смело в небо устремился
Затем, чтоб сказочный полёт,
Как можно дольше, мой продлился.

Как птица по небу лечу
Один в неведомую даль
И, в упоении, молчу,
Забыв на время про печаль.

Я наблюдаю свысока,
Куда судьба нас приведёт,
Когда, покинув облака,
Мой самолёт к земле пойдёт.

Потом, снижаясь, он кружит,
И я, прощаясь с ним, гляжу
Туда, где он, упав, лежит,
Но я об этом не тужу.

Возьму я лист бумаги белый,
Сложу его, ещё, и вот
Летит уж снова в небо смелый
Недолговечный самолёт.

Косячок сатаны

Сатанинушка сидит:
Забивает косячок.
На ладони горсть лежит –
Анаши-людей пучок.

Вот косяк его набит
Кучкой наркоманских тел,
Сатана в аду дымит,
Он подбить их всех сумел.

Зёрна-головы трещат
От огня прикосновенья,
Души дымом в пасть летят
Сатане на утешенье.

Моя звезда

Сияй мечтой, моя звезда,
Надеждой наполняя вечной,
И вдохновляй меня всегда
На поиск радости сердечной.

С тобою легче путь земной,
И не пугает мир жестокий,
И вера в лучшее со мной,
Пока твой манит свет далёкий.

Вот только жаль, теперь вокруг
Не слышно вновь моих посланий,
Ведь ты, упав, исчезла вдруг
Под возгласы чужих желаний.

Мой дождь

Каплями дождик стучится в окошко,
Так, словно жалобно просит впустить.
Хочет со мною побыть он немножко,
Чтоб уж хоть не одному там грустить.

Скромно встречаю его, ведь, быть может,
Станет нам легче с ним вместе вдвоём,
И от тоски мне отвлечься поможет
Он в одиночестве мрачном моём.

Пусть пустоту моего заключенья
Плач наполняет негромкий его,
И на душе льются, ради леченья,
Слёзы, смывая следы от всего.

Ну, а потом, успокоившись всё же,
Дождик, утихнув, уйдёт никуда,
А заодно и печаль мою тоже
В прошлое он уведёт навсегда.  

Рейтинг: +1 Голосов: 1 248 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!