Полёт. 3. Храм (06.1998-02.1999)

 

Мы

Секунда. Искра. Птица. Человек.
Всё выше в небе наше знамя – пламя.
И, словно мигами, наполнен век
Недолговечными слепыми нами.

Фотография

Приятные черты её лица
Сияют красотой с фотобумаги,
И хочется хлебнуть винца из фляги
Так, чтоб уже увлечься до конца.

Кому и как тоску свою излить
От томного немого восхищенья?
И хочется ещё, прошу прощенья,
Потом ещё, ещё, чтоб пьяным быть.

Чтоб идеал размытый и далёкий
Увидеть тёплым, близким, сквозь туман,
И, сделав жест уверенный и лёгкий,
Без лишних слов убрать к себе в карман. 

Мой ангел

О, юный ангел мой прекрасный,
Зачем прельстился я тобой?
Теперь порыв душевный страстный
Владеет всей моей судьбой.

Опять я чувством искусился,
Хотя сердечных ран полно,
И снова без ума влюбился,
И вновь страдать мне суждено.

Тост

Я поднимаю полный кубок,
Уже в сто тысяч первый раз,
За лепестки прекрасных губок
И небеса чудесных глаз.

Испив до дна, налью до края
И выпью этот кубок вновь
За страсть, за верность, за любовь –
За мир потерянного рая.

Устало

Душа ранимая страдала,
Страданье было в тягость мне.
Я сжёг его в вина огне:
Оно прошло. Души не стало.

Нелюбовь

Нет,
……..это совсем не любовь –
Это вулкан безудержной страсти:
Лавой бурлит беспокойная кровь,
Вечер,
……….и мы обнажённые вновь
Тесно сплелись в вожделения власти.

Влажные губы жадно целуют
В нежных объятьях Вас
И наслажденьем сладким волнуют,
Воспламеняя нас.

Гладят ладони, чутко лаская,
Жаждущие тела,
Чтоб, изнутри непрерывно толкая,
Плоть нас сильней влекла.

Заполыхали юные наши
Души опять в огне,
И снова стоны довольные Ваши
Слышатся в тишине.

Пылайте, милая, в каждом движении
Вместе со мной.
…………………..Горите.
Дарите себя и с восторгом парите
В пьянящих чувств извержении.

Всё:
…….выплеснулись и голые
Вновь лежим, остываем
Опустошённо-полные,
Страсть отступает волнами,
Хочется спать.
………………...Зеваем

В дрёме приятной от облегченья
Бурного
………….между бёдрами.
Счастье для нас – не любовь, а влеченье.
Завтра воспрянем –
………………………бодрыми. 

Нелюбь 

Любовь – не любовь, когда твоё сердце
В груди разрывается на куски,
Когда отказов посыпается перцем
И погружается в соус тоски.

Стрела

Стрела летела.
Попала в тело.
Она попала.
Его не стало.

И не хотела,
Да и не знала,
Но вот попала.
Упало тело.

Вот пило, ело
И танцевало,
И песни пело,
И зазывало.

Потом устало,
Недоглядело:
Стрела попала.
Такое дело.

Городской

Что мне город ваш грязный и пыльный,
И грохочущий, как на параде?
Что мне полных витрин изобилье?
Неужели жить этого ради?

Да я лучше в берлоге в чащобе
Буду жить, там, где нету народа,
Где одна лишь святая природа.
Вам меня не понять? Ну, ещё бы.

Вы ж привыкли на всём на готовом,
Вам же телек глаза уже выел,
Вы же все тут во всём суперновом,
Блохи глупые вы городские…

Да, всё так, моё мненье такое,
Но отравлен я мрачной тоской:
Плачу, Боже, в глубоком запое –
Не уехать мне. Я – городской.

Инкубад

Город – это инкубатор:
Власть имущие калеки
Мозг ломают в человеке –
Будут жирными цыплята.

Всё очень просто

Опять я к ней нахлынул, как волна,
И не к лицу мне красочные маски.
Всё очень просто – женщина она,
А розы, грёзы, слёзы – это сказки.

И ей не нужно этого всего,
На это есть весомая причина:
Всё очень просто – просто я мужчина,
И ей приятен очень от того.

Всё очень просто и без лишних слов,
И без сентиментальной канители,
И нашу с ней простейшую любовь,
Как на ладони, видно на постели.

Испуганный романтик

Свеча уже почти что догорела,
Луна сияла где-то в облаках,
А ты так откровенно посмотрела,
Что задрожал бокал в моих руках.

Я пригласил на танец. Ты сказала:
«Зачем нам танцы, ведь и так всё ясно?»
Кивнул тебе, в ответ. «Ну, и прекрасно», -
И взглядом ты на спальню указала.

И, в общем-то, доволен я остался,
И ты была, похоже, тоже рада,
И вроде было всё у нас как надо,
Так почему же я так испугался?

Знакомство

Вновь тело захотело,
И я её нашёл.
Спокойно подошёл
И принялся за дело:

Сказал, что классный парень,
Что неплохой поэт,
Что Богом ей подарен.
Она сказала: «Нет».

Спросил: «А, может, хочешь
Пивка попить тогда?»
Ответила, что очень,
А мне сказала: «Да».

Объяснение в любви

Иду с лицом волчонка
В толпе спешащих тел.
Гляжу: идёт девчонка,
Короткая юбчонка.
Всю жизнь её хотел.

Я сразу подбегаю,
С ней рядышком иду,
Там, глазом ей мигаю
И помощь предлагаю
До дома, на ходу.

Сказал: «Стрелой амура
Сражён я наповал».
Она мне: «Я не дура.
Вам мать – прокуратура,
Отец – лесоповал.

А я, в ответ, при всех:
«Вы в душу мне заноза.
Я вовсе не из тех,
Что ищут для утех».
И предложил ей розу.

Она мне: «Нет, спасибо.
Не нужно мне цветов.
И, если Вы могли бы,
То на хрен не пошли бы».
Окей. Всегда готов.

Я всё ей: сердце, руку.
Она мне: пар спускать.
Да, жизнь – злая штука.
И, чёрт бы с ней, пойду-ка
Других себе искать.

Бабочка

Ветром я
…………..одежды листву
Сорвал с тебя,
………………...бросил на пол.
По обнажённого тела стволу
Дождём поцелуев закапал.

Веками штор глаза-окна
Прикрыл я.
……………..В утробной темени
Снежной постели кокона
Спрятал тебя до времени.

Вылюбил.
……………Солнца лампочкой
Неба длань всполыхнула,
И нежным цветком –
………………………...бабочкой,
Ты к свету легко вспорхнула. 

Брошенное небо

Небо смотрело вниз звёзд глазами
И ветром от одиночества выло,
Рыдало, в истерике, ливня слезами
И каплями в крыши домов колотило,

Стеклянными кулачками своими
Стучалось в закрытые двери из стали:
«Я – небо.
……………Вы помните это имя?»
Может и помнили, только все спали.

Опустошённое, с горы словно сбросившись,
Внезапно притихло небо,
……………………………..разбитое,
Струйками тонкими разволосившись,
Сползало по трубам, верёвками свитое.

И хлюпало после истошно лужами
Под одиноких прохожих ногами
Небо –
………..теперь никому не нужное,
Брошенное заснувшими нами.

Всего лишь сон

Бросился к ней –
……………………двери век глаза ей захлопнули,
Чтобы с мольбой и вопросом в душу не лез её.
Только «прощай» сверкнуло быстро, как лезвие,
И на руке струны вен напряжённые лопнули.

Хлынула кровь
………………….розами в снег багровыми.
Мне бы бежать:
………………….остолбенел, встал, как вкопанный.
Небо поймало взгляд мой жалкий и скомканный,
И, как стекло, растрескалось ветками голыми…

Вскрикнул.
……………..Вскочил и вижу: любимой волосы
Переплетаются волнами.
…………………………….Стал плескаться в них,
Пьяный от радости, жадными вёслами рук своих.
В лодочку губ прошептал поцелуя голосом.

К милого тела земле припал, словно к матери,
И одинокого сердца немая птица
Стала за клеткой рёбер чуть тише биться,
Успокоившись в тесном и нежном объятии. 

Бал страсти

Рассыпав ночью звёздочки свечей,
Я светом обнажил твои черты,
Укутанные в платье темноты.
Чувств зажурчал чарующих ручей,
И распустились руки, как цветы.

И в перезвоне сладком поцелуя
Залились наших ртов колокола,
И заклубились, словно дым, тела,
И, страсти паж, кружился на балу я,
Когда меня ты к танцу призвала.

Дом в ночь

Лишь в пасти ночи звёзд сверкнули зубы,
И высунулся месяц языком,
Как тотчас же, дверей захлопнув губы,
Жил снова великаном гордым дом.

По венам труб вода, как кровь, текла
В его кирпично-красном крепком теле.
Урча, древесный хлеб камины ели,
И из-за окон, глаз его, стекла
Во тьму крикливо ламп зрачки смотрели,
Как только нервы – провода велели
Ударить в ночь, и с белого стола

Заснеженной земли бросались к ней
Светящиеся дня былого крошки,
Желая досадить ей хоть немножко,
Чтоб не пугала силою своей.

Не люби

Никогда нельзя любить,
Чтобы не было потом
Больно, если будут бить
Расставания кнутом.

Ещё один день

Кончился сон –
…………………..всплыл со дна и глазами захлопал:
Рядом часы топтались на месте устало.
Солнце, укутавшись в тучи, всё ещё спало.
Дождик босыми ногами на улице шлёпал.

На люстре повесился взглядом бессмысленным психа.
В сугробах постели лежало застывшее тело,
И в нём, безразличном, жизнь билась так слабо и тихо,
Что каплями краски от страха стена пропотела.

Весь день пролежал,
………………………..а потом снова ночь наступила,
И чёрный глаз неба луны мутно-белым зрачком
Разглядывал сверху, как улица, молча, ловила
Прохожих ночных фонаря бледно-жёлтым сачком. 

Храм мой

Обнажена она волной на мрамор
Постели белой предо мной легла.
Вздымались к небу груди – купола
Моей любви единственного храма.

И снова совершил я свой поклон,
И преданно порог поцеловал
У входа, что меня манил и звал,
Открытый, между стройных ног колонн.

Вошёл и, восхитившись, без стыда
Восторженно шептал под самым сводом,
И, отмолившись, вышел, пред уходом
Там часть себя оставив навсегда.

И ожидал с надеждой каждый день я
Естественного чуда веры нам,
Когда вдруг криком огласится храм
Моей любви от нового рожденья.

Слова

Скелеты слов пестрят костями букв.
На чистой простыне бумаги белой
Гвоздями авторучек грозный автор
Распнёт их – сотни маленьких детей
Своих, во имя воплощенья мысли
Известной только одному ему.

Пробуждение

Монашеская ряса чёрной ночи,
От суеты скрывавшая меня,
Слетела прочь, и, под напором дня,
Мне сон свои псалмы читать закончил.

Ресницами заштопанные швы
Вмиг разошлись, лишь солнце загорело,
Сквозь шторы шелестящие листвы
Метая ослепляющие стрелы.

На улице всплеснулись голоса.
Я сбросил саван ласковый постели
И рамы крест рассёк в окне, чтоб в теле
Дыханьем растворились небеса.

Сжечь

Пламя, как страсть:
Очень хочется выйти на волю,
Снова напасть,
Всё объять, причинить новой боли.

Властно любить
До последней возможной границы
И погубить,
Но при этом так славно упиться.

Вспомни

Вспомни, как, слёз истекая слюной,
Глотками глаз ты скулил вожделенно,
Как ты читал мне стихи вдохновенно
И извивался змеёй предо мной.

Вспомни, как ангел растроганный пал,
Как твои руки к нему потянулись,
И, словно пёрышки, пальцы коснулись
Плоти, которую ты так желал.

Вспомни, как бабочкой влажной – губами,
Ты, упиваясь, по телу петлял,
С жадностью жажду свою утолял,
Страсть разжигая сильней между нами.

Вспомни, как в облаке белом постели
Сладостно ангел прекрасный стонал,
Как ты прибоем в него проникал,
Вздохами пенясь, достигнувший цели.

Вспомни, мой милый, о том человеке,
Чувства которого не оценил.
Вспомни о том, как ему изменил.
Вспомни…
……………..И можешь забыть всё навеки.  

Моей Лю

Моя жемчужина со мной
В постели раковине белой,
И я любуюсь красотой
Её застенчивой, но смелой.

И сладкий сон её так мил
В своём наивном откровеньи,
Что оторваться нету сил…
«Я помню чудное мгновенье…»

Кулинарные зарисовки

Завтрак:

На снежную равнину манной кашки
Мороженного белый айсберг сброшу,
Вареньем из черники огорошу
И осушу колодец чайной чашки.

Обед:

Я на листе тарелки напишу
Портрет борща тонами акварели
И ложечкой сметаны завершу,
Чтоб поцелуи с ним не жгли, а грели.

Ужин:

Съем маленькую сладкую планету,
В окно ночное кофе посмотрю
И, расплетая дымом сигарету,
В дремоте лёгкой разум растворю.

Пылающая страсть

Ночь. Стучат копытца каблучков.
Угольками яркими искрится
Глубина бездонная зрачков,
Обольстительная дьяволица,
В грациозном танце приближаясь,
Вновь освободилась, обнажаясь,
От изящных кружевных оков.

Жарким возбуждающим дыханьем
Жаждущее тело обожгла,
Раскалённое слепым желаньем,
В ласковое рабство увлекла.

Кратеры раскрытых губ сомкнулись,
Чувственными всплесками манящей
Лавой бурной страсти захлебнулись,
И, под стон души, огнём горящей,
Раб, что наслаждения искал,
В адский рай свой плотский проникал,
Нежностью пылающей пьянящий.

Следы

Я оставлю следы на равнинах бумаги,
Ты пройдёшься по ним и окажешься там,
Где пронзали сердца чувств отвергнутых шпаги,
Где бросались цветы в ноги каменных дам.

Без тебя

Пустота в пустоте пустоты –
Ничего больше нет у меня.
Наполняешь меня только ты,
Приходя в завершении дня.

Появляешься ты, и я вновь,
На колени готовый упасть,
Ощущаю немую любовь,
Прихожу в говорящую страсть.

И скажу я тебе лишь одно,
Раскрывая всю душу свою:
«Без тебя жизни нет всё равно.
Без тебя я страдаю и пью».

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 377 просмотров

Поделиться с друзьями:

Альманель # 21 апреля 2012 в 17:32 0
Читать Ваши стихи словно пить чистую воду...
Рада встрече с такими стихами и их автором.