По ту Сторону. Сборник Поэзии.

 Живу Среди

 
Живу среди Условных Единиц,
Скитаюсь днём с зажжённою Свечою:
Кругом Мираж оскалившихся Лиц,
Что месят Грязь напополам с Мечтою.
 
Идут торги – и Цифры на Весах,
И Образ Жизни Индексом зовётся,
И Гарь летит в былые Небеса,
И Смрад Помоев в Твердь былую льётся.
 
Лишь я один с Улыбкою смотрю
На Тьму Безумцев – бедных и богатых –
И Корм швыряю странному Зверью,
Что «Братством Душ» пригрезилось когда-то...
 
Фрашегирд
 
Мир – на Вселенских Весах!
Суд провозвещанный Страшный
Слышен отныне в Часах,
Виден в любой Рукопашной!
 
Звёзды горят, Близнецы,
Над Алтарём возрождённым:
Пламя снедает Весы –
Плазмой своей разъярённой...
 
Третья Эпоха грядёт:
Первая – это Творенье,
Весь Человеческий Род
Вышел из Эры Смешенья.
 
Здесь обозначен Раздел
Зла и Добра по Живому:
Мир, что для Хварны созрел,
Будут кроить неуклонно...
 
Вот Средостенье Времён –
В Среду его Наступленье!
Михр – его светлый Закон,
С Мраком-Бушьянстою в Тени.
 
Ныне возьмёт Анахит
Митра в Преддверии Мазды:
Пусть же Пространство горит –
Временем ярким и властным!..
 
Из Фаро
Из Фаро плыву к Гибралтару, –
Из Форта к заветному Порту, –
Стезёю безвременно старой,
Пучиной бездонной и гордой.
 
Харибда и Сцилла Столпами
Над узкою спят Горловиной,
Атлант золотыми Стопами
Здесь врос в Бытие Исполинов...
 
Иберия с Африкой рядом, –
Но Страсти Дистанция прячет;
Европа осталась за кадром,
И с нею больное «Иначе».
 
Молоха безглазые Жертвы,
Серпы и Кресты окропляя,
Слагают Дыханье Напевов,
тоску обессмертить желая...
 
Сраженья наскальные Шрамы
Границей рубцуют исконно, –
Но плачут забытые Раны,
По Памяти, спрятанной Болью.
 
Но Скалы, – огромные Гнёзда, –
Как прежде, лежат под Когтями
И львиное Рыканье грозно
Рвёт сытную Землю Частями...
 
Ничто не забыто Природой:
Тень Малаги, Кадиса Светоч,
Названье слепого Народа,
Венков неизбывная Ветошь.
 
Меж двух Отражений Зеркальных,
Меж Точек, распластанных в Море,
Плыву в Царстве Образов странных –
По Пульсу кочующей Соли...
 
Удайпур
Дворцы окружают посолонь Город, –
Мираж в Окруженье Жары и Садов, –
Над Дном Котловины теряются Горы,
Как-будто сливаясь с Безвременьем Снов.
 
Чрезмерная Роскошь легка и приятна
Где Гость – это Бог, что един в сотнях Форм:
А Формы из Камня Пространством отрадным
Богов завлекают на сказочный Трон.
 
Живая Династия правит незримо, –
Скрываясь от Взоров, меняя Дворцы:
На Озере – Бого- и Рукотворимом –
Возвышенный Остров в Хоромах резных.
 
Над Уровнем Туч, на Хребте Исполина,
Покоится Замок Сезона Дождей,
И здесь восхитительный Вид на Долину –
Из Окон пустых и вдали от Людей...
 
Когда-то Солнце
Когда-то Солнце было Королём,
И День сиял, жестокий и прекрасный,
И Центр Солярный в Разуме одном
Спасенье зиждел Норовом всевластным.
 
И Просвещенье далее пришло,
Неся с собой Прозрения и Знанья,
И Индустрия Качество в Число
Затем сводила через Расстоянья...
 
Чем Расстоянья ширились быстрей,
Тем Интенсивность Солнца угасала:
Рассудок стал трусливей и острей,
Толпа Невежд Героев побеждала;
 
И. наконец, в Пространстве Пустоты,
Мы видим „Звёзд“ неистовые Массы:
Жестокость хладна, – в Хладе Красоты, –
И Темень Ночи вечной, безучастной...
 
Солдатские Кресты
Кресты Солдат врываются в Окопы,
И их несут в Атаку на Плечах:
Ежеминутно высятся Голгофы
Там, где Кресты алеют при Свечах.
 
Их Тяжесть – Долг, который не минует,
Их Образ – минный замерший Разрыв,
И каждый Миг Распятием рискует
Тот, кто идёт на Жертву, не пожив...
 
Заслуги, Раны, Годы отмечают
Всегда Крестами в Списке послужном:
Ведь по Крестам – так водится – встречают,
И провожают – также, заодно.
 
У Жизни Первый в Крестниках записан,
Второй – у Смерти: Крёстные всегда
Кладут свою мистическую Визу
На Судьбы тех, за коими следят...
 
Кресты стремятся выклянчить, присвоить,
Но Крест – как Правда – всё равно всплывёт:
Толкает ввысь обиженных Героев,
И топит тех, кто Подлостью живёт.
 
Крест на Груди: на Сердце – и над Сердцем,
И отвечает Звоном на Удар.
И на Могилах высится он Весом,
Что вглубь уходит – в прожитый Кошмар...
 
Абомей
 
Белые Стены, синее Небо,
Синее Море, жёлтый Песок,
Бледные Кости щерятся слепо
На опустевший серый Чертог.
 
Зарослей Буйство здесь укрывает
Сеть Барельефов, грубый Узор,
Ржавые Пушки Духов пугают
Битые Камни втоптаны в Сор.
 
Некогда жили в этих Владеньях
Те, что Людей обращали в Рабов, –
Свой же Народ, потерявший Значенье,
Хладно меняли на Деньги Врагов.
 
Словно Скотину Звери во Злате –
Пороха ради, ради Клинка,
Ради Гордыни призрачной Стати
Жертв отправляли в Край Батога.
 
Быстро пустели Сёла и Нивы,
Быстро Забвенье правило Бал,
Всюду Гиены выли тоскливо,
Всюду Добычу Падальщик ждал.
 
Выгоды Образ сиюминутный
С каждым Мгновеньем Души косил:
Слились Тираны с Тоской беспробудной –
Спились и пали в Зелень без Сил.
 
Залы пустые Ветер полощет,
Земли пустые душит Песок,
Плачи Безумцев слышатся Ночью,
шорох Железом израненных Ног.
 
Брошено Всё: будто Кости немые
То, что над ними, клянут до сих пор:
Образ Столицы Зелёного Змия,
Рай превратившего в Голод и Мор...
 
Змеиное Кольцо
 
Свершает Цикл Гармония Веков:
Сынов Волчиц Подкидыши сменяют,
Идут Пророки в Кручи Облаков,
И снова Бесов в Пепел низвергают.
 
Растут Враги в Предателей чужих,
Через Друзей себя преображая,
Авантюристы ловят каждый Миг,
Свою Фортуну Мигом разрушая.
 
Бросает Ромул Ромулу Мечту,
И Константин уходит с Константином;
Елизавета стойко на Посту
С Елизаветой Будущей едина.
 
От Шарлеманя к Шарлю льётся Сказ,
И Мануэлов Синтра источает...
Так Мерзкий Град низвергнется во Грязь,
Когда Иван Ивана повстречает!..
 
Следите За
 
Имеющий Речь – не всегда Цицерон,
Пером овладевший – не Пушкин,
Не всякий, понесший жестокий Урон,
Венок унесёт на Макушке.
 
Не каждый, стяжавший Богатство и Власть,
Окончит в спесивом Почёте,
И Страстью своей упивавшийся всласть –
Во сласти любовного Пота.
 
Бродягам открыты Горнила Дворцов –
Но за Ноги тянут Лачуги,
В Погоне за «Счастьем» Стада Подлецов
Порочно несутся по Кругу.
 
Гордятся Супруги своими Детьми –
Чтоб после умыться их Срамом:
Следите за Тайной Сумы и Тюрьмы,
Заложенной в Таинство Храма!..
 
Айн
Снег на Отрогах Скал,
В Воздухе Свежесть нежная, –
Песнею двух Начал
Льётся Дорога Вешняя.
 
Танец влюблённых Птиц
Чёрным и белым пишется,
Память седая спит, –
Вольно Надежде дышится!..
 
Красных Лампад Огонь
В свайных Домах бамбуковых,
Рядом – старинный Гонг
Служит Тиши Порукою.
 
Крик Обезьян в Горах, –
Только вблизи Источников, –
Шепчут Сосны в Ветрах –
Рядом с Водой проточною...
 
Жизнь разлита Кругом:
В Почвах – дыханье Космоса;
Мир – это Общий Дом:
Дети на Волю просятся.
 
Что Человек создаст –
Тотчас отпустит в Странствие:
Чтобы Живого Часть
Душу стяжала страстную...
 
Метеора
Скиты восстают из Скал,
Скиты – Органика Камня:
Орнамент святых Начал
Что вслед за собою манит,
 
Бутоны иных Цветов, –
Не призрачных, но духовных, –
Отчаянье горьких Слов,
Надежда заснуть у Трона...
 
Сады за Стенами спят
В Снопах золотого Света,
Поёт колокольный Хлад
В Тепле, что Душой пропета.
 
Из Пропастей – Зов Земли
Из Космоса – Тень Забвенья,
Меж ними – Намёки Мглы,
А рядом – молчат Каменья...
 
Подняться – немудрено,
Взойти – не хватает Жизни:
Предчувствие – как Вино,
Как Счастье бессмертных Истин.
 
Без Помощи – нет Пути,
Бесстрашному – нет Возврата,
И Птицы кричат: «Лети –
Туда, где скорбеть не надо!..»
 
Судомерж
Как Трава, мы растём и вянем,
К Небесам воздевая Немощь, –
Так давайте теперь помянем
Тех, кого никуда не денешь;
 
Тех, которые, Правде веря,
Покорились Мечте о Воле, –
И тому, кто подобно Нерву,
Сеял Слово в смиренной Боли.
 
Он взошёл на Костёр, и тихо
Прошептал: «Простота – Святая...»
Мы ответим победным Криком,
И Хоралом во Имя Рая!
 
Мы пойдём за слепою Клятвой, –
За Слепцом, что мудрее Зрячих, –
По Пути собирая Жатву,
И себя от Волков не пряча.
 
Скинем Нечисть Железом острым,
Вспашем Пустошь чужой Гордыни:
Мы идём – сомневаться поздно!
Мы – Блаженны в своей Пустыне!
 
Табор Правых – Агой, на Север! –
Так текут к Назначенью Реки:
В Сердце – Пламя. Вокруг – лишь Пепел.
И – как Раны – открыты Веки!..
 
Констатация
Я знаю то, что знать Вам не дано,
Я вижу то, что с роду Вам не видеть,
Смакуя Жизнь, как терпкое Вино,
Смотря в Лицо – как Царь, а не Проситель!
 
Освобождаясь каждый новый Миг,
Тянусь за Светом, дарящим Надежду,
И повторяю вновь: «Я не привык!»,
Напоминая Гению: «Не мешкай!»
 
Мой Слух питает Музыка – не Звук,
Мой Ум живёт Идеей – а не Мыслью,
Моя Арена – Сфера, а не Круг,
Мой Конь летит – Галопом, а не Рысью.
 
Я – впереди – упрямо, незаметно,
В Мгновенье каждом Вечность заключив,
Купая Дух в Сокровище несметном:
Непобедим, Бессмертен и Игрив!..
 
Colosseum
Озеро «злого Тирана»
Стёр «добродетельный Воин»:
Следуя страшному Плану,
Воды сменил на Зловонье;
 
Дно на Каскад Подземелий,
Гладь на Глазницу Арены –
Зрелища лакомой Целью
Ставя на Место Измены...
 
Арки текут Лабиринтом,
Кольца растут и редеют, –
Головы, Руки и Лица
Словно на Миг каменеют;
 
Смертью неистовство теша,
Озеро Крови пирует, –
Слух и Сознание режет
Всё, что пронзает и рубит.
 
Мифы звериным Оскалом
Кормят звериные Глотки, –
Толпам Безумия мало,
Толпы желают в Колодки;
 
Толпы стремятся забыться
В Символе собственной Силы, –
Счастье с Толпою глумиться,
Что всё на Свете затмила!..
 
Замкнутый Круг безысходен,
В замкнутом Круге – Свобода:
Сговор Сената с Народом
Высится до Небосвода;
 
Стянуты Мышцы и Нервы,
Подняты Взоры и Выи, –
Тонут Безумцы и Жертвы
В Озере злой Тирании...
 
Я Верю В То
Я верю в то, что в Новую Эпоху
Умрёт столичный Гонор навсегда,
Что Град Войны, примазавшийся к Богу
Растает в Новых, Мирных Городах;
 
Что будет смыта Грязь Высокомерья,
И Недомерков Низость пропадёт,
И всем воздастся равно и по Вере,
Что Путь к Душе отравленной найдёт.
 
Я верю в Честь, что вырвется из Рабства,
Чтобы Бесчестье Выскочек унять,
В Паденье мерзкой вырожденной Касты,
Привыкшей грабить, стравливать и лгать;
 
В Биенье Новых, Истинных Курантов,
Что Время Воли Песней возвестит,
И в Торжество Духовности богатой,
И в то Сознанье, что опять взлетит.
 
Столичью – Смерть! Оно должны стать Прошлым –
Могилой Снов уродливых Химер:
Да будет всюду множественно, сложно –
Среди Единства лишь Весов и Мер!
 
Да будет Братство Личностей и Судеб
Среди Свободы славных Городов:
Я верю в то, что так в Итоге Будет –
Во Веки Кровью сдобренных Веков!..
 
Ницшеания
«Бог умер!» – произрёк Философ мрачный –
И Цепь Смертей отправилась вослед:
И Мир Гордынь умылся Бездной Плача,
Ловя Хвосты разбуженных Комет.
 
И Храм Ответов рухнул от Ударов
Вопросов мощных, вырвавшихся вверх, –
Но были живы в Хаосе Кошмара
И наготове Демоны для Всех.
 
Рожденье в Смерти Смысл истребило
Механицизм Бессмыслия создав:
В нём Царство Воли – что перебродила,
В нём Рабство Силы – в Запахе Отрав.
 
Идёт Борьба в Пустотах Оболочек, –
Чтоб Пустота наполненно жила, –
Всё удлинняя странное «Короче»,
Всё отпуская в Темень Удила.
 
В Начала рухнув, стала Жизнь Конечной –
«Оригинальной» – Корни порубив,
И Мир Волков проснутля средь Овечек,
Что подражают – в собственной Крови.
 
«Бессмертья» ищут свергшие Бессмертье,
Стремятся к «Власти» Слуги чьих-то Слуг –
И стало Слово Громом Междометий,
Где вечным Сном почил забытый Дух...
 
Готическая Стильность
Стволы Камней, Лес Рук окаменевших,
Полёт застывший в Вечность из Земли, –
Органным Сердцем бьются эти Свечи,
Что в мощной Вере Чувства разожгли.
 
Лучей Сокрестья острыми Углами
Отвесно-ясно льются в Пустоту:
Пространство Рая чертится сквозь Храмы –
Пространства Душ читая на Свету.
 
Плывут Морями Музыки Страданий
Безмолвно внешне грозные Суда:
В Сплетеньях Роз – Сплетенья ясных Граней
Стеклом рисуют Слово «Чистота».
 
Его Оттенки в Бликах преломлённых
Скользят по Полу с Таинством Могил:
Как-будто жаждет Светоча Бездонность,
Как-будто Голос Души возродил.
 
Гигантский Сумрак Взоры направляет
На Точки Окон, в Своды, в Никуда,
Из Алтарей Мадонны воспаряют,
И льётся Кровь, и Слёзы, и Беда.
 
Застыли Длани, сложенные вместе, –
Ладонь к Ладони, Символ к Бытию, –
Поют Хорал грегорианской Мессы
О том, что Духи Ангелам поют.
 
Закончен Рост Строительства-Влеченья,
И стала Тайна замыслом Одним,
И Веры Смысл к Источнику Движенья
Ушёл в Мечту космических Теснин.
 
Плетенье Шпилей Точки заострило,
Игра Деталей Очи отвела,
Сознанье Славу Временем размыло –
Рисуя Мир отныне из Числа...
 
Клубок Постоянства
Клубок Судьбы Мгновения несёт,
Святой Намёк Мгновения швыряет:
Где Исполненья Сила не живёт,
Там Своеволье Разум изгоняет.
 
Летит по Праху лёгким Забытьём
Пустая Грёза Горя Мирового:
Остереженье Суетности Днём,
Питанье Искры Тления Ночного.
 
Сознанье-Время пробует во Сне
Касаньем лёгким нужное Пространство:
Ласкают Землю Призраки Теней,
Неся с собой слепое Постоянство...
 
Дунь-Хуан
Будды в Пыли золотой,
Музыка знойных Ветров,
Смерти унылый Покой
Уголь забытых Костров.
 
Лёсса пологий Провал,
Мудрые Гнёзда Пещер,
Путника тайный Привал,
время в своём Неглиже.
 
Образы, Лики, Цвета,
Цель Медитаций во Тьме,
Вера – как-будто Вода:
Грёза о вечной Весне.
 
Внешних Проекций Ряды
Прячут внутри Двойников:
Мягкие Камни Святых
Дышат Куреньем Веков...
 
Стезя Своя
 
Себе я не принадлежу...
Когда бы думать мог о Счастье
Духовно в странную Межу
Не упирался в одночасье:
 
Не ощущал бы Горечь Ран,
Что мне Шипы её наносят,
Не ощущал бы чей-то План –
И свои Планы под Вопросом;
 
Смотрел бы в Прошлое, шутя,
И ждал бы Будущего сытым,
Себя-любимого щадя,
Пыхтел Дорогою избитой;
 
Травой питаясь, Шерсть растя,
Плодя Навоз и тихо блея...
Но у меня – Стезя Своя.
И я сойти с неё не смею...
 
Маяк
 
Моря разбиваются в Пыль,
Маяк погружается в Шторм:
Огонь среди мертвенных Миль,
Трубящих в неистовый Горн.
 
Звездою глядит ледяной
Сквозь стылый разреженный Мрак:
Мистической стянут Стеной,
Над Гибелью светит Маяк!
 
Он – Память о чьих-то Костях, –
и Слёз бесконечный Прибой,
Проклятие с Пеной неся,
Поёт ему Бранью слепой.
 
У Мыса Легенда своя, –
И он из Легенды растёт,
Где Молнии злая Змея
Взрывает глухой Небосвод...
 
Надежда бессильная в нём,
Когда всё кругом супротив:
Построенный сумрачным Днём,
Он Ночью безумно красив.
 
Разрушенный Бурей не раз,
Он снова и снова – Живой:
Спасающий Души Сейчас,
Монах одинокий, немой...
 
Мне Не Нужны
 
Мне не нужны Громады, чтобы верить. –
Я верю тихо, молча, «про себя», –
И Торжество сверкающих Материй
Справляю в Духе, Плоти не будя.
 
Придя во Степь, молюсь с Травой и Ветром,
Под Купол Неба грозного смотрю:
Вокруг кипит Ладан прямого Света –
Так я Дыханье Вечности дарю.
 
Не надо «Стад» и «Пастырей» не надо –
Я наг пред Богом в Немощи моей –
И не стремлюсь в Тени чужого Смрада
Стать лицемерно «чище» и «скромней».
 
И не желаю лобызать Фетиши
Того, что чту сознательно – без них –
И не люблю, когда на Подвиг «движут»,
Держа Приманкой Слепок, а не Лик...
 
Добром Невежды злоупотребляют –
И я боюсь, что Веру изоврут,
Клобук «Надежды» грубо примеряя,
Любви вручая Кандалы и Кнут.
 
Влекусь в Пустыню – Меры Горизонта
От Своеволий Мира удалив:
Я занят вечной – тихою – Работой,
Стремясь к Надежде, Вере и Любви...
 
Хаттусилис
 
Собрать из Тысяч Осколков
Мозаики первой Лик,
Полынью выстелить горькой
Пути деяний своих;
 
Сомкнуть Моря и Озёра
Средь Молний сказочных Рек,
Взойти на чёрные Горы,
Где слаб и мал Человек;
 
В себя вобрать их Природу,
Провидя их Тождество,
И в Царстве дольних Народов
Познать своё Торжество!
 
Пусть будут Скалы и Боги
В едином Храме Громад;
Пусть Люди также возмогут,
И также громко творят;
 
Пусть станут от Кархемыша
До самых мрачных Пучин:
Теченья строят и движут –
В Теченьях Полюс един!
 
Лев горный схватится с Коброй,
Песок застелит Глаза:
Железо с медною Копрой
Разбавит чья-то Слеза!
 
Орла с Короною Солнца
Затмит двуглавый Орёл –
И Мир опустится грозный
На Страхом скованный Дол;
 
Базальт окружит Гнездовье,
Птенцов великих храня:
Царей и в Деле и в Слове –
Провидцев вроде Меня!..
 
Достойный не станет
 
Достойный Зависти завидовать не станет –
Ведь он живёт, Мгновения ценя:
Творец всегда строеньем Духа занят,
Вбирая Мощь вселенского Огня.
 
Огонь пылает – не испепеляя,
неся всему Развитие и Рост,
Его Сиянье Души исцеляет, –
И наполняет Тепетностью Роз.
 
Снисходит он – поскольку в Восхожденье
Познал когда-то собственную Цель;
Боготворит пространное Виденье,
Что в Мире Мнений истинно узрел.
 
Жалеет Смрад и Боль Несовершенства,
Что на него в Отчаянье глядит,
Пытаясь Формой Взгляда или Жеста
Украсть Огонь, что в Сущности горит.
 
Как он далёк от Близкого порою!
Как он случаен в «Спайках» и «Узлах»!
И как летит, касаясь Скал Стопою,
И отражаясь Тенью на Камнях!
 
За ним следит, – внутри скрывая Пекло, –
Сражённым Миром Вечности в Другом,
Достойный Жалости, безжалостный от Века,
Поскольку Раб в Бессилии своём...
 
Гордий
 
В Окружении Сотен Племён,
В сотнях Стадий от Сотен Морей,
Я соткал из Наследий Закон,
Что поставил затем у Дверей.
 
И Людей проведя по Долам,
Через Горы и скальную Пыль,
Судьбоносную Ткань Ремесла
Сделал Жизнью средь Сотен Могил.
 
Я Сплетение Тысяч познал,
Я увидел с Вершины Покой,
Я туда отступать приказал,
Где цветёт долговечный Покрой.
 
Сердцем новым снедая Пути,
Токи новые в Мир запустив,
Моё Царство восстало в Чести,
Перетянутый Страх победив.
 
Вот Дороги, что пишут Узлы,
Интересы, что пишут Клубок,
Вот Долины встают из Золы,
Чтобы пестовать царский Чертог.
 
Пусть повсюду Упадок и Смерть,
Где разрублены Связи и Смысл, –
Но стекаются Злато и Медь
В Узел Счастья, что Я породил!
 
Колесница – божественный Дар,
Её Дышло – Хомут и Венец:
В Сердце Символов я завязал
Символ Славы – и Славы Конец.
 
Ткач Великий оценит его –
И Деянье Ткача помянёт –
Ибо в Мире ткущих Богов
Память Прялкой Вечной поёт!..
 
Joik
 
Снег покрывает Пространства,
Воды и Земли едины,
Всюду Мерцание Наста,
Путь через Скалы и Льдины.
 
Недра Перины великой
Мерно Озёрами дышат,
Ели качаются тихо,
Звери Узорочье пишут.
 
Над Валунами седыми
Мрак опускается долгий,
Солнце с Лучами своими
Вновь разлетится в Осколки.
 
В Зеркало Наста ночного
Станет, играясь, глядеться,
Землю забудет жестоко,
Жизни не даст отогреться.
 
В эту Мечту ледяную
Выйду со Стадом Оленей.
Странствовать буду, рискуя,
Праздновать до Исступленья.
 
Песней покрою Просторы,
Воздух Дыханьем согрею,
Стану отважным и скорым –
И за Звездою успею!..
 
Сопки
 
Небо сливается Ртутью сквозь Медь,
Мрак восстаёт как ослепший Смарагд,
Жар отдаёт молчаливая Твердь,
Грезит Росой летаргический Ад;
 
Пепельно Пемза шипит под Стопой,
Чахлые Травы растут вникуда,
Воздух пропитан насквозь Пустотой,
И в Пустоте погибает Вода;
 
Шрамы затянуты Коркой Веков,
Стоны Движенья записаны в Плоть,
Кожу, стучащую в Ритме Висков
Время сумело в Ночи побороть;
 
Ночь ослепляет Кристаллы Вершин,
И укрывает Молчание Дня:
Это – Некрополь Страстей и Седин,
Сопки – надгробные Камни Огня...
 
Проход
 
Скрылся Борнхольма странный Пейзаж,
Чёрный Цвет у Дыхания Волн, –
Вновь свободен тугой Такелаж,
Чтобы биться под Ритм Похорон.
 
Птичьи Стоны летят над Водой,
И бросают на Омуты Тень, –
Бьются Мили о Борт Чередой,
В каждой скрыта солёная Жмень.
 
Так уходят в промозглый Туман,
В Океан Горловиной Морской, –
Вот Момент Восхождения в Храм,
Ритуал беззаветный, немой.
 
Между Скалами водных Пространств,
Между Точками двух Берегов
Прозреваешь, что значит «Сейчас»,
И предчувствуешь Мыслью – без Слов...
 
Мидас
 
Колпак Свободы – Золото и Шерсть
На Голове – прекрасной и седой:
Её Кивок – величественный Жест,
Её Намёк – справляется с Бедой.
 
Наследье Предка – Реки и Молва,
Наследье Славы – Зависть и Враги:
Но Мудрость рядом – тиха и права,
И шепчут Губы: «Мудрость – береги!..»
 
Сияет Злато – Горы золотит
Хранитель-гений, шествующий вдаль:
Хмельное Солнце, ставшее в Зенит,
Испепелило хладную Печаль.
 
Но Мудрый помнит: завтра Облака
Опять закроют дольний Небосвод –
И снова Зависть выкормит Врага,
И Свору Алчных выведет в Поход...
 
Кольцо Огня Удавкою хмельной
Начнёт сужаться в Грохоте Мечей –
Глумясь над Статью и над Сединой,
И над былою «Чуткостью Ушей».
 
Для Мудреца Покорность – это Яд,
Отвергнет он отравленную Жизнь:
Ведь этот Грех Свободному простят –
Тому, чей Дух – божественная Синь!..
 
Пагода Красоты Дракона
 
Лето целует Весну,
Ветер ласкает Листву,
Жизнь натянула Струну,
Смерть опустила Главу.
 
Тело могучей Реки
Царственно к Морю плывёт:
Золото, Лёсс и Пески –
Солнце над ними поёт!..
 
Буйствует огненный Сад,
Краски Надежды даря, –
Птицы играют, парят,
Радость с Лучами деля.
 
Крыши Громады святой
Вторят причудливо им:
Царственный Пир золотой
Многообразно – един!..
 
Всё к Восхлжденью зовёт,
Всё пробуждает от Сна:
Мысли – Сплетения Нот,
Чувство – Поэта Десна,
 
Память – Питанье Земли,
Вера – растущий Бутон...
Путник! Ты ныне Вдали!
Путник! Ты ныне Спасён!
 
Перед тобой – Океан:
Дно ты оставил внизу;
Волны морские – Обман,
Вытри украдкой Слезу!
 
Выбери Цель над тобой,
Видную только тебе –
И, возвышаясь Главой,
Выскажи Правду Судьбе,
 
И замолчи... А затем
Мощью Драконей Красы
Летний пылающий День
Радостно брось на Весы!..
 
Katsura
 
В Цепи Пространств Пространство Человека
С Пространством Мира соединено:
Открытый Воздух в Девственности Света –
Вот Форма «Siki» – то Веретено,
 
Что создаёт Материю Покоя,
В которой будет соткан Ритуал:
На Фоне белом многоцветным Кроем
Родится Сон, что Будда увидал...
 
Песок и Галька – Сухость «Океана»,
и Силуэтов точеный Зигзаг,
И «Сад Камней» в Изменчивости странной
Молчит Загадкой, сдавленной в Кулак.
 
«Умей смотреть – и видя, не вторгаться!», –
Безмолвно учат Замысел и Жест:
Кто вечно ищет, должен Удаляться,
Кто Меч сложил – найдёт в Дороге Шест...
 
Цепь Павильонов, – Верх Одноэтажья, –
Дворец в Террасах, Призраки Дверей:
«Помост Луны» в Ограде Стен бумажных
Tatami лёгкой выстелен к Игре.
 
Неторопливость, Сосредоточенье
И Протяжённость сложены в Букет, –
И дарит Чай бесценное Мгновенье,
Где ничего бессмысленного нет...
 
Моя Гора
 
Моя Гора Вершины не имеет, –
Она растёт по мере Восхожденья, –
И я иду, забыться не умея,
И я влекусь Тропой Предназначенья.
 
Туманы Свет рассеянный пронзает,
Кристаллы Льда впиваются мне в Веки
Нога с Уступов к Пропасти бросает
Каскад Камней, что вырвались из Плена.
 
Еда проста, Вода чиста и сладка,
И полон Разум, Мощи улыбаясь,
И за Спиной – Бессилие Упадка,
Что над Достойным подло издевалось.
 
О, Горизонт, возвышенный над Плоским!
Тебе пою в Дыхании Рассвета!
Туман уйдёт – из Сердца и из Мозга,
Твой Дух увидит Ясные Ответы!..
 
Любовь – Это
 
Любовь – это Общение, Любовь – это Молчание,
Любовь – это Свечение, Любовь – это Отчаяние;
 
Любовь – это Спокойствие, Любовь – это Ненастие,
Любовь – это Безволие, Любовь – это Всевластие;
 
Любовь – это Безумие, Любовь – Величье Гения,
Любовь – это Сверхчувствие, Любовь – Сверхнаваждение,
 
Болезнь – и Исцеление, Борьба – и Примирение,
Любовь – Мечта в Забвении и Счастье – в Воплощении!..
 
Тартария
 
« – Продлим Убожесту Года!» –
Провозглашает Цепь Убожеств, –
«Банкроты мы – но не Беда!..»
Убожеств это не тревожит.
 
Ползёт Тартария в Тартар:
Утерян Смысл Причин и Следствий;
Кто молод здесь – давно уж стар,
А кто Старик – тот без Наследства.
 
Аппендикс Гонора болит,
Но резать боязно и больно –
И нет Хирурга: Разум спит,
А Совесть – трупна и тлетворна.
 
Один лишь Выход: Мощь Пружин
Назад тянуть, и до Упора!..
Но Время адское – бежит,
И шепчет в Уши: «Скоро! Скоро!..»
 
Cyprios
 
С Брега Киликии древней
Виден в полуденном Зное
Остров Богини Венеры
С пряной своей Красотою.
 
Нежных Холмов Приглашенье
Зеленью пышной прельщает,
Воды упругим Движеньем
Жизнь к Берегам прибивают.
 
В южных Ветрах Ароматы
Вьются Гармонией пряной,
Образ с Мерцаньем Смарагда
Манит обещанной Манной.
 
Со Стороны Полуночной
Кладбище Палуб несметных –
Всех, кто Мечтою порочной
Ввергнут в Объятия Смерти.
 
Чистые Пляжи – над ними,
Солнце для них не восходит,
Скалы – бездушные Льдины –
Правду скрывают в Породе.
 
С Севера веет Ночами
Песнею Потусторонней:
Ветер играет Мечтами –
В сладкой Стихии бездонной...
 
Айя-София
 
Аnalemа – опора Пространства –
Это Символ, и это Реальность:
Миром Вечности дышит Убранство
Через Россыпь Палитры астральной.
 
Эта Роскошь стеклянною Пылью
Недвижимо повсюду мерцает, –
Прославляя Гармонию Стиля,
Души Светом во Мраке питает.
 
Игры Цвета слагают Писанья –
Из Писаний слагаются Лики:
И согбенные высятся Станы,
Отражая скользящие Блики.
 
Базилевсы в Базилике пышной
Перед Нищим Гордыню смиряют –
Называют Бродягу «Всевышним»,
Память Смерти его одаряя.
 
Пантократор и Матерь-Оранта
Из-под Куполов прямо и грозно
Смотрят в Очи всемирному Граду,
Прорицая грядущие Вёсна.
 
Грех великий величится Камнем –
Дух великий из Камня нисходит,
Камень Мудрости – Сферы и Грани
Вместе впаяны в Плоть Небосвода...
 
Nox
 
Кто видит Ночь – тот видит Смерть,
В которой Точки Жизни блещут,
И лунный Свет – как-будто Медь
Беззвучным Колоколом вещим
 
Льёт в Мирозданье Память Сна
О том, что знало и страдало –
Но Память Мраку предана:
Глядишь – и вот её не стало.
 
Свет – это Тень среди Теней
В ночном безвременном Пространстве:
Из Отраженья чьих-то Вен
Сочится в Темень безучастно
 
И, обагряя Рубежи,
В Отсветы Образов уходит...
Ночь – неподвижна, Жизнь – бежит
К ночной пугающей Свободе...
 
Конарк
 
Солнце в Камне – Мгновенье Движенья,
Мощь Слонов, поднимающих Время,
Бег Колёс по Игре Светотени,
Сноп отвесный дневного Каленья.
 
Жизнь людская в глубоких Рельефах,
Изощренье Орнаментов сложных, –
Танец Якшини справа и слева,
Алтари – словно брачные Ложа.
 
Красный Цвет – от Песка и Железа –
Глыбы стянуты прочным Металлом:
Всё измерено точным Отвесом, –
И Светило Лучом расписало.
 
В Окружении Пиршества Жизни
Пир Видений, в себя погружённый,
Как Рисунок средь пальмовых Письмен
Восстаёт из Иллюзии сонной...
 
Шенонсо
 
Природа Женщины – Река,
Что Жернов Жизни погоняет:
Вода – как Радость и Тоска,
А Камень – Стойкость воплощает.
 
Меж Берегами – Бытие
Мостом связует Сад и Чащу:
Где Роскошь тонкая везде,
Там Равновесие – на Чаше...
 
Три Ипостаси – три Сестры:
Одна – Невиданное строит,
Другая – Символ Красоты –
Ведёт Охоту на Героев;
 
Молитву с Ядом размешав,
Ночами Третья интригует:
Природа Женщин – чудный Сплав –
Сливает Шлюху и Святую...
 
Над Галереями Утех,
Над Кабинетами Всевластья, –
Где водяной неслышен Бег,
К мирским Стремленьям безучастный,
 
Под Крышей спрятан Монастырь –
За тайной Дверью навесною:
Природа женская – как Мир,
Что уживается с Войною...
 
Ападана
 
Камень – Плоть, обожжённая Богом.
Небо – Хлад, усмиряющий Пламя:
Между ними – Забвенье Чертога,
Между ними – надменная Память.
 
Цепь Пространств – будто Цепь Сновидений.
Лес Колонн среди Чащи Народов:
Галереи – зовущие Тени,
Лабиринты – Ворот и Проходов.
 
Вечный Зов молчаливых Обрядов
И Объятья, скреплённые Смертью:
Умолчанье с Признанием рядом,
Поверяют Мечту Суеверью.
 
Над Порталами – Крылья и Нимбы,
Всюду – Воины, Быки и Грифоны:
А вокруг – бесконечные Глыбы,
Алтари у небесного Лона.
 
Ноги царские – над Побеждённым,
Длани царские – Льва укрощают:
Мышцы мощные – служат Короне,
Мысли мудрые – Судьбы решают.
 
Войны – Средство на Службе у Мира,
Мир – Расплата за чью-то Погибель:
И над всем – полыхающий Митра –
Рядом с Нищим, что всё провидел!..
 
Миконос
 
Белый Цвет – и Вкрапления Синим –
Молоко, разведённое с Камнем:
Гнёзда скальные и Котловины,
Звёзды, спящие в утренней Рани.
 
Сень Ночлегов – Живущих и Пришлых –
Средь Часовен – во имя Ушедших:
Честь рыбацкая – вольное Дышло,
Упряжь Бури, Забвения Ветошь.
 
Очаги говорят в Полумраке,
Что в Стихии – Пристанище Правых:
Бьются Волны под Ритмы Сертаки –
Наслаждением спящей Отравы.
 
Здесь утешится, кто Обездолен –
Шрамы Памяти здесь утихают:
Белый Свет – и Вкрапления Моря –
Соль и Сахар в себе растворяют...
 
Память Тьямпа
 
До Горизонта Рис мерцает Изумрудом
В Полях, Рекою беконечною текущих,
Туман и Скалы – будто вещие Гаруды,
Парят над Зеленью колышащейся тучной.
 
Зенитом солнечным разбит Хрусталь небесный
Осколки падают – и тут же прорастают
Среди Камней Героев, умерших безвестно,
Что от Забвенья Живших больше не страдают.
 
Уйдут под Землю, затеряются как Наги,
Пойдут на Корм своей безропотною Плотью...
Но Души Тьямпа, оживающие в Саге,
Землёй отторгнуты – в Моря идут свободно!..
 
Народ Бо
 
В Краю живописных Скал,
Не зная Беды и Мзды,
Чудесный Народ обитал
Вдали от чужой Суеты.
 
Красивой Мечтой своей
Прельщая досужий Взор,
Парил он над Ядом Змей –
Летая над Хладом Гор...
 
Но Зависть – палёный Кнут –
О мести поёт всегда:
И Змеи за ней ползут –
А с ними ползёт Беда.
 
И встал Император Мин,
Не знавший ни в чём Преград –
И тысячи хладных Спин
Направил в укромный Сад;
 
И Крылья велел им грызть,
Мечтой утоляя Ночь –
Так вышла Войной Корысть,
Что Зависти злая Дочь!..
 
Коварство ползло во Тьме,
Чтоб Кровью писать Рассвет –
И День утопить на Дне,
А Вечером спрятать След.
 
Герои вступили в Бой,
Орлами летя к Земле –
Но Гады, творя Разбой,
Топили её во Зле.
 
Их больше, и с ними Яд, –
Но им не сдалась Мечта:
Исчез вожделенный Сад, –
Чтоб Совесть была чиста,
 
Народ воспарил в Лазурь...
Лишь Скалы хранят с тех пор
Гробы от вселенских Бурь
В Краю молчаливых Нор...
 
Маythunа
 
В Единении Жизнь расцветает:
Время Мудрого – Совокупленье;
Пламя Плоти – Гармония Рая,
Рай во Плоти – её Средостенье!
 
О, Врата – что разверзнуты Силой!
О, Органы – и Органы Страсти!
О, Влеченье, что Хлад победило,
Пену Страха смахнув водночасье!
 
Растворяйся – не трать ни Минуты!
Оставайся в Блаженстве синхронном!
Изливайся в Сплетении Суток!
Будь Весенней – и значит Бессонной!
 
О, Весна! Ты – Соитье Сезонов!
О, Любовь! Воплощенье Расцвета!
О, Мечта! В Мире Чувства бездонном
Ты летишь к Полыханию Лета!..
 
Иду Вперёд
 
Иду вперёд – Дорогу выбирая
Из тех, что мне начертаны Судьбой,
Влекусь к тому, что неосознавая
Зовёт меня пожертвовать собой;
 
Бичую Душу радостным Служеньем,
Что отбирает Силы и даёт,
И против мутных слаженных Течений
Плыву туда, где Истина поёт.
 
Я презираю Идолопоклонство –
Гордыню Догм и Ханжества Обман:
Всё, что жеманно, выспренно и постно,
Всё, что рядится в Суетность и Брань;
 
Всё, что без Знаний Мненьем щеголяя,
В самодовольной Самости смердит,
И на Венках лавровых почивая,
Природу Терний попранных не зрит.
 
Я не сужу – но ставлю лишь Акценты:
Скупою Мощью делаю Намёк,
И Жемчуга, разбросанные кем-то,
Я поднимаю – прямо из-под Ног.
 
О, Краснобаи! Вами ненавидим,
Иду вернее к Истине моей:
Кто во Главе – не думает о Свите,
Кто знает Цель – тот шествует верней!..
 
Гусарское
 
« – Гусарский Фарт:
Хрусталь до дна!
Заруба Карт
И Ад Вина»
 
«Улыбок Блеск –
Игра Клинков,
Намёк Скабрез,
Строфа Стихов!»
 
«Веселью – Да!
Безумью – Всё!
Пускай Беда
Пожар несёт, – »
 
«Готовы мы
Её настичь –
Сквозь Вой Зимы
И летний Клич!»
 
«Вглядитесь в нас!
Мы – Хаос Битв!
В нас дышит Марс,
Вулкан горит;»
 
«Венерин Жар
Зовёт в Аид –
Да ну! В Тартар
Что нам грозит!»
 
«Седлай Коня!
Да побыстрей!
Без Шпор – ни Дня!
Запой – запей!»
 
Пусть Жизнь – лишь Миг,
А Смерть – лишь Взмах:
Наш Ритм – Стих!
И к Чёрту – Страх!..»
 
Зунд
 
У Мальмё настигает Туман –
Скальный Пепел крадёт Изумруд:
Вышки манят отдать свою Дань, –
Ибо Дания спрятана тут.
 
Узок Путь из Простора в Простор,
Где по Граням гуляют Ветра:
Здесь наложен на каждого Сбор,
Здесь маячит Анхольта Гора.
 
Рыба посолонь странствует в Соль,
Сумрак Вод – Цвета Плоти её:
В это тело вторгается Мол,
Что Ютландией Песня зовёт.
 
Средь Юдоли Земля – это Сон,
В нём бессмертные Конунги спят:
Вот – Пролив – он живёт испокон
Подсознаньем, что Грёзы творят...
 
Спеши Ловец
 
«Спеши разумно!» – Каждый Миг
Уходит Платой Жизни Вечной, –
И , словно Мысль, ложится в Стих,
Средь Суеты людской беспечной.
 
Кругом тебя, в тебе – Часы:
Внутри – Песок иль Бег Шестёрок;
Твой Путь земной, увы, недолог –
Вселенной Табулы чисты!
 
«Лови Мгновенье!» – для чего?
Пусть Сердце Пульсом Жизнь разметит –
И Разум твой тебе ответит:
«Ловцу Мгновений жить легко!..»
 
Подниму – Цвети
 
Уголь Чувтсв моих я подниму,
И по бледному Пеплу Мечты
То, что ведомо мне одному,
В Окружении горькой Тщеты
 
Словом огненным Жизни предам,
Словом пламенным, Словом-Клинком:
О, Мой Плод – не Чета всем Плодам!
О, Мой Опыт – с терновым Венком!
 
Жгу себя – это Фениксов Зной,
Жду тебя – чистый Воздух Грозы;
Чту, любя – расцветая Весной,
Что, летя, будит Эхо Красы.
 
Ты – Уста – молодильный Родник,
Ты – мой Сон – Воплощенье само:
Ласка Волн, изнуряющий Миг,
Запах Моря и Ветра Письмо!
 
Я хочу – Продолженья в тебе,
Я пощусь – перед Яством твоим,
Я несусь по Просторам Степей
В твой Оазис – манящий, один.
 
Жизнь – Распутье – Распутиц Весны,
Моют Грозы от Пепла Пути:
Пусть Уста воплотят наши Сны,
В Единенье со мною – цвети!..
 
Горные Озёра
 
Горные Озёра –
Эхо талых Вод:
Отражают Горы.
Словно Небосвод...
 
Словно Зазеркалье –
С Зеркалом на Дне,
В Обрамленье Гальки,
Скальной Седине.
 
Неподвижность Глади –
Каменную Грань –
Полирует, гладя,
Встроенная Длань...
 
Пектораль Земная
Полнится Красой:
Вот Орнамент Рая –
Летом и Весной.
 
Глетчеры-Эмали
Сводятся в Брильянт –
Исчезает в Дали
Жемчуговый Кант.
 
На Брегах Селенья
Грезят наяву:
Сладко в горной Тени
Преклонить Главу...
 
Страна
 
Страна обманутых Надежд –
Страна Надежды на Обман –
Страна отчаянных Невежд,
Страна в Душе гниющих Ран;
 
Страна-Пародия на Свет –
Страна, пугающая Тьму –
Страна, где Выходов всё нет,
Страна, где Входы – Одному.
 
Страна-Подножка всем и вся –
Страна-Подножье для Убийц –
Страна, в которой колесят,
Страна, в которой Верх есть Низ.
 
Страна Поэтов и Шутов –
Страна, где Горе есть Гротеск –
Страна Шатров и Куполов,
Где Жизнь и Смерть – сплошной Ликбез…
 
Будь
 
Будь загадочен и независим, –
Делай то, что другим и не снилось, –
Норов волчий с Повадкою лисьей
Сочетай, как бы Чернь не глумилась.
 
Сквернословию не поддавайся, –
Скверномыслию не уступая, –
Человеком всегда оставайся,
Свою Мощь от Профанов скрывая.
 
Ждать умей, и Удары внезапно
Наноси, когда Время созреет, –
Не колеблясь, воспользуйся Данным,
Чтобы взять всё, что Глупый не смеет.
 
Из Молчания красноречиво
Извлекай свою Честь и Достаток, –
Отвергай незаметно кичливых,
Не влекись за Свирелью и Стадом.
 
Пусть идёт за Молвою Интрига,
Пусть сплетаются Слухи заспинно, –
Устраняйся от Ссоры и Крика,
Оставляя Невеждам Причины.
 
Но Невежеству жить не давая,
Раздражай его – на Расстоянье –
Будь Загадкой для тех, кто Не Знает,
И Свободен – от Зла и Стяжанья…
 
Ку-Фу
 
Изящные Крыши, парадные Залы,
Драконы взирают из каменных Туч, –
Сусальным Мазком дорогого Металла
Застыла здесь Память средь дремлющих Кущ
 
Молчат Галерей Лабиринт полусонный, –
Всё брошено в Спешке былых Беглецов, –
Потомков Философа Славы огромной,
Того, кто был в Жизни, увы, не таков…
 
Он странствовал долго – и в Поиске тщетном
Искал Властелина подстать самому;
Вернувшись Домой незаметным и бедным,
Он славил Достоинство, Честь – и Суму,
 
Указывал Путь из Ученья к Награде, –
Что недостижим ни в какие Века, –
Найдя Утешенье в семейном Укладе,
Отправился странствовать вновь в Облака…
 
Посмертно ему освятили Могилу –
Окутали Культом Подножье его –
Империю Слово его породило,
Навек примиряя Раба со Слугой.
 
В железных Объятиях Власти жестокой
Чиновным Учением «Мудрость» цвела –
И «Предка» в Веках почитая как «Бога»,
Семья процветала, вершила Дела…
 
Дворец при Лачуге, Придворные в Дворне, –
Поместье, собой поглотившее Сад, –
Жрецы, Славословия певшие «Скромным»,
Что ели на Злате, средь Пашен и Стад;
 
Династии, словно Столетия, мимо,
В Песок уходили, –  оставив Родство
С Семьёю Философа, вечно Единой,
С Семьёю, что чтила своё Торжество –
 
Всё кануло в Лету… Но только не Память –
Без Мглы Фимиама, Чинов и Богатств;
И царствует Слово – вне пышного Храма,
Когда-то в себе воплощавшего Власть.
 
Как будто Философ вернулся из Странствий
Увидеть Наследие Грёзы своей –
С Улыбкою Мудрой встречая Убранство,
Что прятало тщетно Природу Людей…
 
Узнай Изменника
 
Узнай Изменника: завистлив и труслив,
Он беспринципин, потому что слаб.
И «Червем гложимый», он Внешностью тосклив,
Попутно жалуясь, что кто-то с ним «не прав».
 
Он – Друг Особенный, к тебе он ближе всех –
Его «Сочувствие» из Ревности растёт:
Стремится всё узнать про Горечь и Успех –
Лелея первое, Второе подорвёт.
 
На Роль «Посредника» Претензия его –
Интрига жаждет Правду извращать! –
И славословит он безудержной Рекой –
Чтобы в Пропорции затем тебя стращать.
 
Его Усилия тем чаще Плод несут,
Чем больше Зависти и Трусости вокруг:
Ведь Слабодушные без Принципов живут,
Они Изменчивы... Как твой ближайший «Друг»...
 
Хрустальность
 
О, Глаза – что следят за тобою!
Что вы видите со стороны?
Лишь Мираж, что для вас приоткроют
Отраженья зеркальной Стены!
 
Ваша «Жертва» не знает Охоты –
Быть «Объектом» под близкой Рукой:
О, Глаза! Вам так много «Работы» –
Чтоб проникнуть в бездонный Покой...
 
Ты смеёшься в Глаза с Поволокой –
В катарактой больные Глаза –
Ты слывёшь «непонятно жестоким»,
Указуя им Путь в Небеса.
 
Это главное: Взором чистейшим
Ты чем глубже, тем дальше глядишь:
Прах осенний с Цветением вешним
Не смешаешь. И не утаишь!..
 
Судьба Бахрама
 
Бахрам, старейший из Бойцов,
Был вызван в Ктезифон,
И Шах молил: «За Кровь Отцов –
И за отцовский Трон»
 
«Иди с Врагами воевать –
С Тюркютскою Ордой –
Лишь ты один их можешь смять
Умелою Рукой!..»
 
Сказал Бахрам: «Но я один –
Средь слабых, Молодых:
Кто был со мной – в Плену Седин,
А многих Век утих.»
 
«Они скончались в Нищете,
В Забвении, от Ран –
Средь Безразличья и в Тщете
Снискать достойный Сан...»
 
Но вновь возвысил Сасанид
Из Высей Голос свой:
«Воздам тому, кто победит –
Не будь я сам Хосрой!»
 
«Прикрой же нас, Герой, опять,
И Грудью заслони –
Продли нам Время пировать:
Поймёшь – вы не одни!..»
 
И вот, сбирает Стариков
Бахрам из разных Мест,
Сулит им Злато, Яства, Кров,
И Жертвы Зенд Авест.
 
И в Бой ведёт под злой Герат
В Ущелье чёрных Ведьм,
Всё побеждает – Голод, Хлад,
Блеск вражьих Диадем.
 
Громит в безвыходном Мешке
Заманенных Чужих:
Бегущих топит он в Реке –
И чистит Рубежи.
 
На острие последних Сил –
С Последними из тех,
Кто Век отчаянно служил –
Спиною слыша Смех...
 
И вот, – Победа наконец!
Спасён великий Трон!
Повержен Хан  больной Беглец –
И взят большой Полон.
 
Доволен Шах, доволен Двор –
Ведь всё идёт в Казну –
Бахрам же просит «Разговор»,
И меряет Стену...
 
Предстал пред ним спесивый Шах:
« –Что хочешь, говори!» –
« –Ты обещал, Владыка, так,
Чтоб те, кто на Мели,»
 
«Всё получили б, и сполна,
Свой Долг исполнив вновь:
Награды жаждет Седина –
С редеющих Голов!..»
 
Но возмутился Властелин:
« – Что слышу от тебя?!
Ведь это Честь для тех Седин,
Ведь мы – одна Семья!»
 
«Оплаты требовать за Долг
Семейный – это Вздор!
Их вознесёт посмертный Слог –
Единый, общий Хор!»
 
«Мы благодарны – это всё,
О прочем – не проси:
Итак, пусть празднует Народ!...
И Взглядом не коси!..»
 
И встал разгневанный Бахрам,
И из Дворца ушёл,
И к Уцелевшим вышел сам –
И их в Орду повёл;
 
И Хан их встретил молодой,
И Златом одарил,
Сказав: «С седою Головой
Ты, Воин, победил!»
 
«Поверь же мне! Друзей твоих
Смогу я уважать –
Никто не сгинет от вериг,
На Острие Ножа!..»
 
Но выслал Шах в Орду Дары –
Что Воинам не отдал –
И вывел Хана из Игры,
Глаза ему застлал.
 
И чёрной Ночью, как-то раз,
Послы достали Сталь,
Резни устроив дикий Пляс, –
Безудержный Накал!
 
Хватая спящих Стариков,
Их вырезали всех –
Не тратя больше лишних Слов,
Скрывая Мраком Грех.
 
Последним пал больной Бахрам...
Меж тем, как Шахский Пир
Кипел в Столице Сотни Стран –
Победный славя Мир!..
 
Черпание Мощи
 
Я не хочу смотреть назад –
Я ныне лучше, чем когда-то:
Мой Разум – словно Водопад,
Что охраняет Тайну Клада.
 
Сокровищ Чувств моих не счесть –
Венчает их Алмаз Надежды:
И я храню надёжно Честь
От грязной Зависти Невежды.
 
Вперёд, вперёд! – Дорога вдаль
Передо мной сверкает снова:
Мечты отточенная Сталь
Из каждой Мысли точит Слово.
 
Я поднимаюсь, Я – иду,
И Божество – в моём Сознанье:
И веря снова в Красоту,
Я Мощь черпаю в Созиданье!
 
Боги Лишённые Власти
 
Боги, лишённые Власти –
Духи умерших Богов –
Мир разрывают на Части,
И восстают из Гробов.
 
Мир, что над ними построен
Из Отрицания Вер –
Тех, что свергают Герои
И Провозвестники Эр...
 
Боги сражаются в Битвах –
Падая и восходя –
Боги, лишённые Вида,
В Пепел Забвенья летят.
 
Хаосом Мир их зовётся,
Образ навеки – Клеймо:
В тяжком Обличье Уродства
Им не вернуться Домой...
 
Боги – Бродяги и Воры –
Злого Реванша хотят:
Сеют Вражду и Раздоры,
Мрачным Дурманом чадят.
 
Всюду их чёрные Руки
Рвутся на Свет из Земли,
Стоны, неслышные Слуху,
Шепчут Соблазн издали...
 
В каждом Конфликте – их Семя,
В Снах – их бродячий Кошмар:
Ждут они Место и Время,
Быстро наносят Удар –
 
Бьют неожиданно, метко,
И не своею Рукой:
Те, кто желают Ответов,
Служат их Целям Собой;
 
Те, кто свой Дух оскопляют,
Образ теряя в Ночи,
Те, кто Глаза ослепляют,
Глядя в стальные Мечи;
 
Те, кто готовы поверить
В потустороннюю Мощь:
Демоны Средства и Цели
В Боги подняться не прочь!..
 
Прияцип Орды
 
В необъятной Степи
Мир Огузов-Племён
Навсегда раздели –
Навязав им «Закон».
 
Пусть возникнет «Народ» –
Та аморфная Смесь,
где что Люди, что Скот –
Не разделишь, Бог весть!
 
Эту Массу – «Будун» –
Заведённых за Край
Натяни Силой Струн,
И поверх заиграй,
 
И к себе призови
Разноплеменный Люд –
Тех, что Тати в Крови,
Тех, что грабят и лгут,
 
Тех, что сидя без Дел,
Без Имуществ, Семей,
Плотью собственных Тел
Лягут к Воле Твоей!
 
Назови их «Ордой» –
И с «Народом» стравив,
Между Злом и Бедой
Станешь грозен, красив;
 
Будешь править, судить, –
Неподсудный Один;
Всех Врагов сможешь бить –
Жить до самых Седин!
 
Сможешь грабить внутри,
И вовне обирать,
От Зари до Зари
На Костях пировать,
 
Отрывая Куски
И швыряя Зверям,
Зажимая в Тиски
Тех, кто пробует «Сам».
 
Кому некуда бечь,
Будут верно служить:
Но карающий Меч –
Надо всеми держи!..
 
Слово Эвтидема
 
О, Брат! Ты вторгся в это Царство,
Что обессилено и слабо,
Что знало Козни и Коварство,
Что позабыло Песню Славы!
 
Твои Мечи вдали мерцают,
твои Войска объяты Пылью –
Остановись, в Пылу сгорая,
И отдышись, мой Недруг сильный!..
 
Подумай вот о чём без Спешки:
За мною – дикие Просторы,
По ним кочует Ад кромешный,
Их окружают злые Горы;
 
Там мириады Орд бессчётных,
Без Городов и без Законов,
Они несутся вдаль свободно,
И ценят Лошадь и Попону...
 
Лишь я стою для них Преградой –
Тебя и Мир наш охраняя,
служу Плотиной Водопада,
Века в себе соединяю.
 
Коль я паду – тебе же Горе,
Тебя и прочих ждёт Возмездье:
Сметёт Стихия все Затворы,
И вашу Алчность смоет Местью!..
 
Пока не поздно, осознай же,
Что лучше братский Мир меж нами:
Давай стоять на общей Страже –
За нерушимыми Стенами!
 
Между собой решим все Споры,
Не посягая Друг на Друга:
Смотри, о Брат! Над нами – Горы,
За нами – Хаос и Разруха!..
 
Харальд Синезубый
 
Расширяя Кругами Пространства,
Посещает иж Конунг по Кругу:
Держит за Уши Волка Руками,
Что творят Круговую Поруку.
 
Чем Кресты в Окруженье мощнее,
Чем их больше – тем Власть неприступней:
Ведь тем менее Прочие смеют,
ведь тем меньше Владетелей крупных.
 
Но Оседлость – Залог Подчиненья,
А тем более – в Топях Болотных:
Крест над Силою высит Значенье,
Что повяжет навеки Свободных.
 
Лишь Язычник – неистовый, дерзкий –
Подавивший Строптивость Собратьев,
На Пространстве болотистом тесном
Веру в Бога возвысит над Ратью.
 
Этой Верой Врагов унижая,
Он подрубит опасную Память:
Ствол Веков от Коры оголяя,
Бросит Древо со Временем в Пламя.
 
Крест и Силу очертит он Кругом,
И Дома-Корабли вроет в Почву:
Племя Викингов – это не Слуги,
Трудно Власть над Свободой упрочить!..
 
Врата Константинополя
 
Врата в великой, мощной Башне –
Врата в Хоромы и Чертог –
Вот Славы бренной Символ страшный,
Свидетель Глаз, Десниц и Ног!..
 
Начало – славное: Открытость
Народам всех Концов Земли –
Та Роскошь, что другим не снилась,
Та Власть, что скинуть не могли.
 
Влеклись сюда Цари, Бродяги –
Родня в завистливой Семье –
А все, кому достать Отваги,
Пытались что-то взять себе.
 
Самодовольство Идеала
Незримо ткало Плоть Умов –
И за Вратами Жизнь сияла
В Мерцанье Злат и Кружевов...
 
Но неизбежное Сомненье
Внезапно смяло Идеал –
И под Покровом «Божьей Сени»
С Мечом на Брата Брат восстал.
 
Врата, – бессильные впервые, –
Громили ныне без Конца:
Сквозь них летели Вестовые –
Теперь без «Божьего Лица»...
 
Всё чаще Двери закрывались,
И громче грохотал Засов,
И Стены круче возвышались,
Что не спасали Беглецов.
 
Отмстили Западные Рати
За Униженья прошлых Лет
Пришёл Конец спесивой Стати –
Остался каменный Скелет...
 
Шло Время – и Врата менялись:
Их уменьшали каждый Век,
И новой Кладкой отмечались
В них Униженья новых Вех.
 
Подобно Кольцам годовалым,
Что ширят Дерево вовне,
Здесь всё обратно стало Малым,
И замурованным в Стене...
 
В последний Миг, пред узким Лазом,
Последний Кесарь мёртвым пал –
С тех пор Забвенье раз за разом
Точило Камень и Металл.
 
Давно уж здесь одни Руины,
И воет Ветер в Пустоте –
И Образ Врат, как Срез Единый,
Хранит лишь Память о Тщете...
 
Цагн Цуэ
 
Демиург в человечьем Обличьи сокрыт:
Его Цель – отдохнуть, затеряться в Глуши;
Его Гений устал, и до Времени спит –
После Грома Творения жаждет Тиши.
 
Но упрямые Люди, что видят вблизи,
Насмехаются над его «Ленью» и «Сном»,
Нападают, стращают, не держат в Чести,
Не дают насладиться в Покое Святом.
 
И Терпенью – Конец...Просыпается Гнев –
Поднимает Пучину из Омута ввысь,
Отворяет Могущества жаждущий Зев,
Пожирая Творения, сжатые в Кисть!..
 
Тот, кто Создал и Дал Пропитание, Кров,
Научил обращаться с Огнём и Водой,
Тот, кто долго терпел, наблюдая без Слов,
Кто прощал и мирился с Обидой скупой,
 
Не потерпит, когда Униженье сильней,
Чем Забвения Жажда, средь смертной Толпы:
И пробудит Природу свою поскорей,
Чтоб Урок преподать для Глухих и Слепых...
 
Насылающий Дождь на Охоту пойдёт,
Примет Образ Зверей и запутает След,
Насмеётся над теми, кого изведёт,
И проучит их так, как не видовал Свет.
 
Всё смешает: их «Явь» и магический Сон,
Обескровит Кошмарами их Балаган,
И отпустит – простив – тех, что взяты в Полон:
Ведь Он выше Глупцов, что так верят в Обман!..
 
Галле Из Нанси
 
Мои Корни уходят в Глубины Лесов:
Там ищу я и Формы, и Смыслы мои;
Оглянитесь кругом – сколько радужных Снов
Вы уже пропустили на Лике Земли!
 
Постарайтесь понять: Новый Стиль – Красота,
Что Века, незаметная, рядом была;
Открывайте лишь Ракурсы – прямо, с Листа –
Даже Листья, и те, вам Судьба сберегла!
 
Это – новый Этап, заключённый в себе:
Ему больше не нужно за Стимулом бечь;
Лес – во всём, и повсюду – загадочный Змей,
Геометрий Рассудочность – чувственный Меч!
 
Сочетанья нежданные Первопричин
В Сочетанье материй я перевожу:
И Кровать, где засну я с Мечтой на один,
Перламутровой Бабочке в Лапы вложу!..
 
Кай Хусроу
 
Герой по-максимуму просит:
Он жаждет Власти над Богами –
Ища Ответы на Вопросы,
Что Мир людской хранит Веками.
 
И смертной Властью над Бессмертьем
Стремясь Живущих возвеличить,
Между Венцом и пыльной Твердью
Он хочет Время ограничить...
 
Его Усилия – тот Опыт,
Что в Основание ложится:
Ведь несмотря на тяжкий Ропот
Он побуждает Мир развиться.
 
Пускай напрасны его Просьбы,
Пускай «опасны» иль «печальны» –
Он может «сложно» сделать «просто»,
Найдя Концы в Первоначальном...
 
«Власть над Богами» – это Сила
Сменить Огнём Зловонье Капищ,
И всё, что Темень породила,
Повергнуть в Прах в Пылу Ристалищ.
 
Но нет Иллюзий – Воздаяньем
Изгнанье станет и Погибель:
В Могилу собственных Преданий
Он ляжет – Смерть свою предвидя...
 
Protheus
 
Изменчивость – это Движенье,
Когда оно к Цели влечётся:
Но Цель эта – Преображенье, –
Она изгибается, вьётся,
 
Она расставляет Загадки,
Выскальзывает в Парадоксы,
Природою хладной и гладкой,
В которой всё кажется Просто.
 
Личины – как Противоречья –
Преследую и защищают:
Так Мудрость скрывает Беспечность,
Так Страхи Живое стращают.
 
Кто истинный Образ поймает
Среди бесконечных Феерий,
Тот Цели Бесцельность познает –
Волшебную Силу Материй...
 
Пьеро Ди Козимо
 
Сочетание Образов, дикий Мираж,
Что Противостояние вдург единит;
Вавилонская Башня, где каждый Этаж
Открывает на Мир удивительный Вид, –
 
Тешат Сердце того, кто для прочих «Чудак», –
И кого все боятся за это в Душе, –
Ибо он управляет их Жизнью Затак,
Ибо он подчиняет Судьбу в Неглиже!..
 
Монстры живы в Красе – и Краса их плодит:
Так сокрой их Друг в Друге, и обогати;
Карнавал Сладострастия пусть породит,
Тот умерший Триумф, где Убийство в Чести.
 
Низвержение с Крыш Вод неистовых Гроз –
Вот Прообраз для Зрелища – или Огня:
Ибо Грёзы есть Грозы, текущие в Мозг, –
Этот грозный Вулкан – в Голове у меня!..
 
Сновиденьем Фантазий Художник живёт,
И на Грани Реальностей этих творит;
Для него всё условно – Земля, Небосвод,
Формы Жизни и Смерти – он бодрствуя спит.
 
И Сознанье свободное, словно Паук,
Из себя самое Бесконечность растя,
Пишет свой Гобелен – не без Помощи Рук,
Что Мечту воплощают в волшебных Кистях!..
 
Род Ашина
 
У всех Страна – одна Семья,
У нас – наоборот:
В Родстве удельные Князья,
Что грабят свой Народ.
 
Семья над Миром – Мир в Семье, –
С Порукой круговой:
И Равновесье не Копье
Мы держим под собой...
 
Чуть-чуть Слабинку кто-то даст, –
Всё катится во Тьму:
Вот почему по Кругу Власть
Кидаем Одному,
 
Затем Другому – и вперёд,
Чтоб каждый сытым был;
Не Государство мы, а Род –
Что Взял и Подавил...
 
Победа всякою Ценой –
Не новая Стезя:
Мы Стаей действуем Одной,
Войну и Смерть неся.
 
Мы размножаемся тогда,
И богатеем впрок,
Когда течёт из Жертвы Мзда,
По-нашему – «Налог»...
 
Берём повсюду, что хотим,
Присваивая всё:
Для нас что Люди, что Скоты –
Их Гоним и Пасём.
 
Средь эфемерных Рубежей –
В Пространствах без Границ –
Мерцает Сталь кривых Ножей
Средь родственных Десниц...
 
Стрижём Приплод, снимаем Шерсть,
Всё больше наш Удой:
Мешаем Ненависть и Месть,
Стращая Мир Бедой.
 
Держава наша – «Вечный Эль» –
Лишь Внешностью «Страна»:
На самом деле это Цель –
А Цель у нас Одна!..
 
Тигли
 
Читает Пламя Рукопись во Тьме,
Перебирая бледные Страницы,
Молчит Перо на письменном Столе,
Глазам усталым хочется забыться.
 
Огонь Души соткал живую Плоть,
Что вновь в Огонь таинственно уходит:
Важней всего стяжать заветный Плод,
Ну а потом – отдать себя Свободе.
 
Творенье Духа – Вечности Заём,
Его с Процентом ныне возвращаю:
Что я достиг – то знаем мы вдвоём,
А глупый Мир – вовеки не узнает!..
 
Ruf
 
О, Ангел! Меч твой обнажи,
Приди в сей Мир творить Расправу:
Кругом – перступлены Межи,
Кругом – преступные Оравы!
 
Они пируют на Костях,
И разбавляют Кровью Слёзы:
И Жизнь, запутана в Сетях,
Ждёт каждый Миг от них Угрозы.
 
Как одиноко мне средь них,
Как чужд мне Образ «всюду Правых»:
Они всё ждут, чтоб я поник,
Пал бездыханный и безглавый.
 
Но ты восстанешь, Ангел мой,
И отомстишь мою Обиду:
Рази безжалостной Рукой
Тех, что давно уже убиты!..
 
Загляни
 
Загляни в Глубину моих Глаз,
Подойди к чёрной Бездне Зрачков, –
Осознай, что пугало не раз,
Подними вожделенный Покров.
 
Растворись в Лабиринте моём,
Средь Чудовищ, рождённых во Сне, –
И Заклятье пиши окоём
На протянутой грозной Десне...
 
О, Шатры моих Кущей Ночных!
О, Костры моих буйных Миров!
В них Бессилье Усилий земных,
В них Закат опустевших Столов,
 
В них стихийная Мощь Торжества
Над Безумьем заблудших Слепцов:
Лишь она и жива, и права
Там, где властвует Цепь и Засов!..
 
Посмотри! Я далёк от Других –
Что «Заботы» их мне, что «Дела»?!
Никогда не тяну к ним Руки,
Что Природу за Горло взяла!
 
Если хочешь – останься со мной,
Это значит – останься во мне:
За пылающей, грозной Стеной,
В Бездне Рая, на солнечном Дне!..
 
Рёандзи
 
Прах мирской – это Море Песка,
Волны – Символ, застывший в Песке:
Мысль, как Чувство, теперь глубока,
Чувство Опыта – на Волоске.
 
Путь по Кругу во Тьме Галерей,
Тихий Скрип и Безмолвие Сна:
Забывается Слово «Скорей»,
Наполняется Сердце – до Дна.
 
Вот пятнадцать Камней пред тобой –
Но тебе Одного не найти:
Тот, кто Ищет – да будет «Святой»,
Ибо Поиск почётно вести.
 
Ускользает Улыбкою Суть –
Но Отчаянье не для Святых:
Пробужденью уже не уснуть –
Это Молнии сказочный Миг!..
 
Венгерский Урок
 
Король венгерский был велик,
Страна его прекрасна:
Он всё умел и всё постиг,
Всё делал не напрасно.
 
Всегда сидел он на Коне –
Когда не цвёл на Троне –
Готовясь к славной Седине,
И строя Град на Склоне...
 
И чуден был Дворец его,
Завещанный от Предков:
Удел готических Веков,
Как Лес, связавший Ветви,
 
Резные Арки, Холод Роз,
И Своды расписные –
И Сонмы Ангелов средь Лоз
Поют Псалмы ночные...
 
Но был Король Дворцом своим
Подспудно недоволен:
Ведь был он юным, неседым,
И был в Деяньях волен.
 
И вот однажды, отпустив
Поводья золотые,
Упрям, бесстрашен и красив,
Ушёл в Края Иные...
 
Домой вернувшись, он велел
Отныне жить по Моде:
Он новой Жизни захотел –
Как где-то, на Свободе.
 
И перво-наперво Дворец
Велел до Основанья
Стереть, построив наконец
По Моде новой Зданье...
 
И День, и Ночь рабочий Люд
Крушил Кирками Стены:
Громил Столетья рабский Труд,
Слепцов тасуя Смены.
 
Но перед Ангелами вдруг,
На Миг застыла Челядь –
И к Королю послали Слуг
Спросить, что с ними делать...
 
« – Вы что, не знаете, Глупцы, –
Вспылил Король в Досаде, –
Что им отсчитаны Часы,
Что Я сказал им – Хватит!»
 
«Несите Мусор, как всегда,
Подальше, на Помойку:
Пусть не останется Следа
От них на Новой Стройке!..»
 
И День настал, когда Король
Узрел свои Палаты:
Рукоплескали Знать и Голь
Красотам их богатым.
 
Но только въехать он хотел
В Обитель Новой Моды,
Гонец испуганный влетел
Под золотые Своды...
 
« – Что ты принёс?» – Король спросил.
« – Войну, о Повелитель!
Султан Клинок уж обнажил,
И Войско сам я видел!»
 
«Оно нависло над Страной
Стихией грозовою:
Грядут Погибель и Разбой
За вражеской Ордою!..»
 
И вновь Король вскочил в Седло,
И полетел на Битву:
И Море Крови истекло,
Исчезли Рать и Свита.
 
Погиб он сам – и Тень Врагов
Смела его Державу,
Дворец обрушив в Грязь Веков,
И Память не оставив...
 
Прошли Столетья с этих пор –
Сошёл и Прах, и Пепел –
И обнажил забытый Хор
Тех Ангелов – во Цвете.
 
И вот, они живут опять –
Над Грязью торжествуя –
И вечно им теперь стоять,
Играя и ликуя!...
 
И тем, кому дано решать,
Урок завещан с ними:
« – Не смейте Ангелов мешать
С Отбросами своими!..»
 
Эссенция Ночная
 
Уходит Ближнее Светило –
Светила Дальние ясней:
Всю Землю Небо поглотило –
И утонуло вместе с ней.
 
Законы Хаоса вступают
В свои безбрежные Права:
Слова и Звуки замолкают,
И Ритмы слышатся едва.
 
С Мгновеньем каждым умирает
Частица Спектра Полноты:
Палитра Старости скрывает
Надежды юной Суеты.
 
Из Океана Полуночья,
Из мрачной Правды Полусна
Растёт Бутон мой непорочный –
Что Мёд Пороков пьёт до Дна!..
 
Luciat
 
Движенье режет лазерным Лучом
Гравюру Скорби в Плоти Торжества,
И Образ новый, Тенью облачён,
Коснулся Губ Изяществом Перста.
 
Струится Труд Узором Бытия
Сквозь Ткань Подножья Вечности и Тлена:
Здесь Места нет для вычурного «Я»,
Здесь только Лик – внебездный, внеизменный.
 
Забыв Усталость тяжкую на Миг,
Черпаю Мощь Забвенья из Мгновенья:
Так Власть Движенья в Статике постиг
Мой Дух, что в Скорби чествует Знаменье...
 
Подними
 
Подними к Небесам твои Руки,
Бурю Солнца вдохни полной Грудью,
Выгни Волю натянутым Луком,
Позабудь про былое Распутье.
 
Пусть Желанья сверхново сияют
Из туманных Высот Андромеды,
Пусть Кометы Легенды слагают,
И несут их со Скоростью Света.
 
Пусть воскреснут умершие Чувства
И соткут Полотно Превращений:
Твоя Жизнь – Воплощенье Искусства,
И Шедевр потаённых Движений.
 
Пробуждайся! Иди к втоей Цели –
К той, что выстрадал ты беззаветно.
И не бойся: Эпоха созрела,
Ждёт Владельца Сокровищ несметных!..
 
Песнь Солнца
 
Чем мрачней ледяное Пространство вокруг,
Чем безмолвней Зияние Бездны, –
Тем отчётливей Сердца великого Стук,
Тем прекрасней и сладостней Песня!
 
Плазма Чувства, неистово Смерть сокрушив,
Танец Жизни Огнём исполняет:
В этом Пламени Образ сияющий жив –
Что Забвенье собою питает.
 
Образ диких и странных, обманных Миров,
Отражение Грёзы Гиганта:
В Единении Льдов и кипящих Котлов, –
Цвет Лазури Эдемского Сада.
 
В этом бурном Смешении грозных Личин
Звёздный Свет вышивает по Шёлку
Всё, что Тайное в Явном зовёт из Причин, –
Гравируется Сталью Иголки.
 
В Окруженье Корон, средь Угроз Катастроф,
Столкновений, Разрывов и Боли,
Солнце Solo поёт – и из солнечных Слов
Бьёт в Пространство Энергия Воли.
 
О, Сплетенье Полей! О, Метанье Лучей! –
Вот Любовь, что Рожденье во Смерти:
Отдаваться Творению тысяч Вещей –
Смысл духовной Стихии – и Тверди!..
 
Оледенение
 
Грядёт, грядёт Великий Лёд –
И в Жилах стынет Кровь:
Ледник Безвременья ползёт –
Забвения Покров.
 
Отравлен Воздух – Кислота
И Камень в Плоти Вод:
Природе с Чистого Листа
Назначен страшный Ход.
 
Уж замкнут Круг: из Года в Год,
Посаженный на Мель,
Мелькает Мир, открывший Рот,
И позабывший Цель.
 
О. Сон, рождённый изо Льда!
Придёт и твой Черёд:
Замёрзнет Кровь, потом Вода –
И будет Вечный Лёд!..
 
Braun
 
Природа есть Идея – и не боле:
Твори Идею в Образе Природы!
Сочти Холмы и призрачные Долы,
Направь искусно сумрачные Воды,
 
Клади свой Хаос в Цельность Перспективы,
Пиши Пейзаж Живым – и по Живому:
Эдемский Сад таким же был красивым –
Был идеально выстроенным Домом!..
 
Сад – это Поиск, это Наважденье,
Игра Гармоний в Терниях Загадки:
В него зовут Движенье и Успенье,
Огонь Любви, мерцающий украдкой.
 
Он отражает Сущность Человека,
Что естества и Разума Слиянье,
Он лечит Раны Славы и Успеха,
И собирает Слёзы Воздаянья...
 
В нём – только Мир, рассеянный Мечтою,
В нём – всё на твёрдо выверенном Месте,
В нём – Времена гуляют Чередою
Среди Пространств, поющих Хором Песни.
 
Ковры Лужаек дышат Ароматом,
Зовут на Праздник пышные Аллеи:
Природа Мудрых – сказочно богата –
Ведь такова Природа Их Идеи!..
 
Я Смеюсь
 
Поднимаю на Смех то, что «Верой» зовут –
Но не знают и знать не хотят;
Ради Средств «Выживанья» безропотный Труд,
И Рабов, что над Грязью корпят;
 
И «Учёных Мужей», что Науки давно
Позабыли во имя Харчей,
И Проформу «Мечты», чей Девиз – «Всё Равно» –
Как Бряцание ржавых Мечей;
 
И Обилье бессмысленных, проданных Слов
В Мире беличьих резвых Колёс:
Раскадровка Тщеславий и Пышность Столов –
Вот Безумье, смешное до Слёз!..
 
Не Огорчайся
 
Не огорчайся Глупости Плебеев:
Их слепота есть Мощь Очей твоих;
Пускай стремятся к Пропасти скорее –
Не снисходи в Отчаянье до них!
 
Они ворчат, твою увидив Спину,
Они язвят, прямой завидев Стан,
И в Неприязни ревностной едины,
Тебя клянут: «Преступник и Смутьян!..»
 
Забудь Сомненье, выкинь Оправданья –
Среди Костей Живого не ищи:
Их Сила в том, что Ты в Огне Метаний,
Их Торжество – в Попятных и Ничьих.
 
Идя сквозь них – и в Бедности, и в Горе –
Гляди под Ноги, не по Сторонам:
Держи Мечту Опорой и Подспорьем,
И доверяй Делам, а не Словам!..
 
Толпой отвергнут, будешь ты Возвышен,
И у Царей Спасение найдёшь:
Ведь ты из тех, кто Чувствует и Дышит –
Ведь ты Осанну Вечности поёшь!..
 
Ostraki
 
Вы мен наградили Изгнаньем,
И Забвением, и Небреженьем –
И одетый отныне Страданьем,
Я уйдё неприкаянной  Тенью.
 
Я к Врагам вашим брошусь в Объятья,
И смужить им по Совести стану –
Буду Родине горьким Проклятьем,
Прославляя далёкие Страны...
 
Выйду в Битву за Стяги иные.
Речь иную впущу в мои Уши,
Благодарно склоню мою Выю
Перед Златом – чей Звон мне не нужен.
 
Докажу, что Ошибки бывают
Для Заблудших смертельно опасны:
Вы Ошиблись – я вас настигаю –
Моя Месть хладнокровна, ужасна!..
 
О, Народ! «Божьим Гласом» играя,
Ты поклялся в Любви к Демагогам,
И Заслуги мои отрицая,
Посмеялся над Честью жестоко.
 
Но запомни: Венок Уваженья
Боги чествуют выше Гортани –
Так познай же Позор Униженья
От Избранника Божьих Литаний!..
 
Оракул Стикса
 
Познанье Будущего Страх в себе хранит:
Коль хочешь знать – пустись в Глубины и во Тьму –
Туда, где Смерть своё Течение струит,
Туда, где Прошлое посажено в Тюрьму,
 
Туда, где Монстры воплощаются в Тенях,
И где Могилы позабытые молчат –
Путь в Неизвестности укажет чей-то Взмах,
Иди за ним, вдыхая Тление и Чад!..
 
По Лабиринтам бесконечным проходя,
Задай Вопросы, что Сознание гнетут,
Лампадой тусклою пред Разумом светя,
Услышишь Чувства, что стенают и поют.
 
Наощупь Мудрость в Суеверия Дурман
Опустишь хладною заклятою Рукой:
Теперь ты Раб – в тебе зияющий Изъян –
Тень во Плоти, ты увлекаешься Рекой!..
 
Река черна, и Отражения твои
Тоскливым Воем провожаются на Дно,
Лишь Шёпот Духов потревоженной Земли
Слагает в Нить безвестных Мойр Веретено.
 
Загадка рядом – и Двуличие Божеств
Ты только после, перед Гибелью, поймёшь:
Посланье Жертвы не дано тебе прочесть –
Ты и она идёте Времени под Нож!..
 
Бунраку
 
Белые Лица – Нитью ведомы,
Нити повсюду во Мраке сокрыты:
Нити пронзают златые Хоромы,
Нитями прочно Живущие свиты.
 
Дёргает Мастер их незаметно –
Чтобы заметны были Страданья:
Радость и Слёзы, Богатство и Бедность –
Взгляды и Жесты, что гонят и манят.
 
Шелест из Танца Складок атласных
Звуками Страсти полнится остро,
Страсть – словно Флейта, нервно и властно
Движет Отчаяньем трепетно-грозным.
 
Вот и Конец – без Начала, не Ждите! –
Пошлости нет в Запредельности ясной:
Там, где в Сплетении Мрака и Нитей
Разум блуждает Дорогой опасной...
 
Мой – Сфинкс
 
Мой День – Мой Феникс, что летит, сгорая,
Иль грозно тлеет, в Уголь обратясь,
Ожогом новым Сердце опаляя,
И в Нимбе Духа Искрою светясь.
 
Мой Час – Забвенье, и Воспоминанье
Чередованье Кадров Суеты,
Где вечный Выбор – и Голосованье,
Что воплощают вольные Персты.
Мой Миг – Мой Взгляд, Разряд Молниеносный,
Загадки Зной, Разгадки ложный Хлад:
В осеннем Злате сплавленные Вёсна,
И в талом Небе сладкий Листопад.
 
Крест – это Время в Разуме и Чувстве:
Одно парит, другое тянет вниз;
Но этот Крест с Улыбкой Златоустой
Глядит Судьба – мой Кубок и мий Сфинкс...
 
Конец Китая
 
В рукотворной Горе, вдалеке от Событий и Судеб,
Прах Чудовища дремлет средь ртутных Озёр и Морей:
В нём Загадка Страны, что в Когтях его цепких пребудет
До Мгновенья того, что как-будто стоит у Дверей.
 
И Держава, что носит доселе ужасное Имя,
По запекшейся Крови идущая к Соли от Слёз,
Попирая Природу – Рассудком, Очами немыми,
Словно Жертва, влечётся к тому, что с собой Он унёс...
 
Он украл её Память, её Языки и Легенды,
Он насильно Народы в Горниле Безумия слил,
Он в себе воплотил и Величье, и страшные Беды,
И всевластною Грёзой Реальность с Веками сроднил.
 
Но в Могиле далёкой, под Тоннами бурого Лёсса,
Бьётся Сердце живое, что Временем кормится всласть:
Монстр дышит в Гробу – и Шипенье разносится грозно,
Жизнь Тиранам даря, не давая Наследию пасть...
 
Тишина Поднебесья, Туманов фарфоровых Холод,
Буйство Зелени прячут от Смертных Бессмертие Зла:
Тот, кто создал Страданье, кто Молохом был Произвола,
В Погребенье, как в Теле, живёт – без Очей и Чела.
 
Но как только Потомки ту Гору сравняют с Землёю,
И поднимут сей Прах, что с собою Сон Власти хранил,
Монстр провалится в Ад – всю Державу влача за собою:
Так исчезнет Идея, чей Облик Дракон воплотил!..
 
Ле Нотр
 
Природа – Собранье Пропорций
В твоём восхищённом Сознанье:
Вот Формулы Чувства и Пользы –
Воздвигни в них Новое Зданье!
 
Реши Уравнения Многих
Сплетённых в Клубок Неизвестных,
И Разумом действуй с Порога:
Искусно, упорно и честно...
 
Ландшафт в Геометрию Жизни
Сведи, – и всему свою Точку
Рукою бесстрастной причисли
В Гармонии Формулы сочной.
 
В Земле, и Кустах, и Деревьях
Единый незыблемый Принцип:
Пусть, словно Король в Королевстве,
К Природе на Встречу стремится!..
 
Природа Проекцией Воли
Предстанет пред Воображеньем:
Создай рукотворное Море,
В Каналах лови Отраженье,
 
В Фонтанах среди Аллегорий
Сокрой в Недосказанном Нечто,
Ведь Рай – это Радость без Горя,
А Рай на Земле – быстротечен...
 
Александрия
 
Граница Песков и Моря,
Предел Переделов древних –
Град Первый, Очаг Раздоров,
Упадок и Горы Щебня.
 
Героя Мечта – и Крепость
Растившего Зависть Друга,
Семейства Лукавых Слепок
В Стране Пирамид и Плуга...
 
С Листа его строил Разум,
А стёрли больные Страсти:
Он был Средоточьем Массы,
Браслетом на злом Запястье,
 
Рисунком Идей и Мнений,
Мерилом Путей и Судеб –
В нём острые жили Тени,
В нём грезили тем, что Будет...
 
Мираж от Конца до Края,
Маяк для Умов и Знаний,
Во Тьме он светил, сгорая,
И таял до Оснований.
 
Земля его Сок впитала,
А Море взяло Остаток –
И сверху Судьба попрала
Невежеством – Мощью Парок...
 
Потоси
 
Камень и Пламя – гордое Знамя
Здесь возвышает Башни и Львов:
Плавят Туземцы и Иноземцы
Руды земные в Свете Костров.
 
Авантюристы – те, кто Нечисты –
С Судеб смывают Грязь и Позор:
Гибнут в Надежде – ныне, как прежде –
Те, кто Надеждой кормят Раздор.
 
Быстрые Суммы – лёгкие Думы,
Всё без Вопросов – «как», «почему»:
Сны о Покое Мерой другою
Вновь воздвигают чью-то Тюрьму...
 
В горной Пустыне – бурой и синей –
Призрак Всевластья почву грызёт:
Через Короны Цепью огромной
Мир свою Волю в Рабстве куёт.
 
Где-то Монархи – броско и ярко –
Шествуют, пряча Мантией Долг:
Свита – Банкиры, сзади – Секиры,
Стены и Крыши – дивный Чертог.
 
Благословляют – и проклинают,
Жгут и ласкают – ради Христа:
Ртуть Альмадены – в Кости и Вены,
И Галеонам – не до Поста!..
 
Соляная Капелла
 
Под Толщей Земли молчаливой,
Под Кракова древнею Сказкой,
Скрывается тайное Диво,
Залитое лунною Краской.
 
Там Копи живут Соляные –
Живут вместе с теми, кто точит
Водой и Железом Стихию
Их странной мерцающей Ночи...
 
Кристаллы готических Сводов
Кристальною Пылью покрыты,
Осколки забытой Породы
Хрустят Черепицею битой,
 
Огонь Сталактитов точёных
Под Светом играет Сиренью –
И вдруг, в этих Недрах бездонных,
Пространство расходится с Тенью:
 
Капелла – Алтарь и Приделы
С Распятием многометровым,
Орнаменты бледного Мела
Ветвятся под Купольным Кровом,
 
Из Соли прекрасные Люстры
В Молчании тускло сияют...
Глубокая Вера с Искусством
И в Смерти Надежду являют!..
 
Песня Ливийской Пустыни
 
Где-то Море Соль растворяет –
Здесь Пески по Соли кочуют;
Где-то Счастью Судьбы вверяют –
Здесь Забвенье в Счастии чуют.
 
Город-Призрак с Городом Сонным
Отражают странно друг друга:
Белизну с лазурью Короны
Лабиринт сжимает упруго.
 
Дворы-Двери, Лестницы-Стены,
Кокон Окон, стянутых Вязью,
Знаки в Мраке, тонкие Станы,
Лики скрыты Тканью и Властью...
 
Бьёт Родник, расщеплённый по Капле
Пальмы Тень бесконечно кромсают:
В Танце Суфии словно устали –
Память прошлую в Пламя бросают.
 
Цифру Семь – что играет Лучами
В трёхэтажном Раю среди Ада –
Слёзы рабские разоблачали
Смаком Сладости этого Града.
 
Грезит Хамра и грезит Фарафра –
И кочует в Безвременье Танец;
Шепчут Кроны, Колодцы и Кафры:
«Это – Мистика! Это – Гадамес!..»
 
Легенда Рана Хатоу
 
Рыбак над лазоревой Бездной
Забросил однажды Уду –
И Груз потянул в Неизвестность
Крючок на большую Беду.
 
Взбурлил Океан беспощадный,
И бог из него воссиял,
Что спал в неизвестности хладной,
Пока его Рок не достал...
 
« – Ничтожный! Ты смел потревожить
Мой древний и мудрый Покой –
Смотри же, что Вечное может
Своею могучей Рукой,»
 
«В Ответ на Руки Самозванство,
И Немощи жалкий Потуг!..» –
И бедный Рыбак растерялся,
И Взор его жаркий потух...
 
« – Запомни: ты выловил бога,
Что в Мести божественной зол!
Ступай же с Семьёю в Отроги
Далёких и девственных Гор!»
 
«Творенье моё подниму Я,
И смою всех прочих Людей:
Тебя пощажу лишь, желая,
Чтоб жил ты, в кровавой Воде»
 
«Ловя свою Рыбу с Презреньем, –
Себе представляя Еду,
Которой она в Наслажденье
Питалась тебе на Беду!»
 
«И знай: Легкомыслия Плата
На Свете – всего тяжелей!..» –
Изрёк он и сгинул куда-то
Как древний клубящийся Змей.
 
В Смятенье Рыбак возвратился,
И тайно от прочих, с Семьёй,
На горную Высь удалился, –
Преследуем дикой Водой...
 
С тех пор пролетели Столетья,
Но Память Легенды жива,
И шепчет: «Всегда мы в Ответе
За наши Дела и Слова!»
 
«Страшитесь из Бездны Улова, –
Страшитесь Великих будить, –
Творенье, что поднято снова
Придёт разрушать и губить!»
 
«Не тщитесь всё выловить сразу –
Ценою Потери Всего!..» –
Но нет... Легкомысленна Раса,
Что ловит из Бездны богов!..
 
Прорицание Эдема
 
В Окружении Льдов – Полумесяц
Плодородный Оазис над Смертью –
Из Пустыни Виденьем без Веса
Был отлит полыхающей Медью,
 
Инкрустирован Сном Малахита
И Мечтой бирюзовой Лазури –
И златою Тесьмою увитый,
Вырос Край, медоносящий Улей...
 
О, внемлите! Он Тайна и Смысл,
Этот Рай – Первосад – Инкубатор:
Море в Лёд из него отступило,
И на Дне он взлелеян богато;
 
Хрупкий Мир, где Творенье восстало,
Чтоб над грубым возвыситься Миром:
Пробил Час – Инкубатор расстаял –
Море талое Дно затопило...
 
Изо Льда изошедшее снова
В Лёд вернётся, исполнив Задачу:
Круг смыкает речённое Слово –
Вот Предел, что теперь обозначен!..
 
Достоинство Рядом
 
Достоинство – с Достоинствами рядом,
И Честность с Честью – не разъеденить:
Кто их постиг – тот выделен из Стада,
И может Мир по Разуму судить.
 
Он будет Массой тёмной ненавидим –
В нём то найдут, чем сами же грешат:
«Высокомерье» в краденой Хламиде,
И Блеск стальной «Агрессии» Ножа...
 
О, Зеркала! Вас бьют без Извинений,
И Добродетель ваша не нужна
Всем, кто отринул Знанье ради Мнений,
Кто выпил Яд Бессмыслия до Дна.
 
Но что избито, травлено, гонимо,
Тому подняться снова суждено:
Была бы Цель со Средствами едина –
И было б Сердце с Разумом Одно!..
 
Hekma Baida
 
Мудрец! Познай Безумье Мира,
И насладиться им сумей:
Чтоб Мысль почувствовала Силу,
Чтоб Чувство мыслило сильней!
 
Играйся Страстью и Пороком –
Пусть ужасаются Глупцы:
Всё прозревай орлиным Оком –
Под Маской Хитрости Лисы...
 
Тебе открыты Кладовые,
Что топчут грязною Ногой
Глухонемые и Слепые
В Гоньбе бесцельной вековой.
 
Ведь Добродетели не зная,
Они не чувствуют и Зла –
И Время Ближних пожирая,
Могилы множат без Числа...
 
Но Мудрость истинная – Опыт:
Он поднимает из Пыли
Деяний Злато, Жемчуг Слова,
Что Мысль и Чувство принесли.
 
И Ценность Знаньем воскрешая,
Верша незримый Подвиг свой,
Мудрец Значение стяжает –
И обретает в нём Покой...
 
Франсиско де ла Крус
 
Мечту Империи, и Власти дольний Призрак
Со Слепотою Случая роднит
Нежданный Гений, что меняет быстро
Земных Племён Материю и Вид.
 
Но что нежданно – то и неслучайно:
Людей Незнанье – это не Ответ;
Закономерность движет Миром тайно –
И только Опыт скажет «Да» иль «Нет»...
 
О, Сонм Людей, внезапно Всё обретших,
Скажи себе, достоин ты Всего? –
Что должен сделать для «Иных» и «Меньших»,
Для «злых» Друзей, Союзников-«Врагов»,
 
Для тех, кого не знаешь и боишься, –
И что боятся «странного» Тебя –
В других Вселенных, где ты только снишься,
Где ты Кошмар, иль Лакомство Живья?..
 
Кто правит кем во Тьме Непониманья –
Ты иль Тобой – и всё ради Чего?
Какая Цель растит из Праха Зданье, –
Что может вновь рассыпаться в него?
 
Но ты молчишь... Ответа ты не знаешь –
Ведь Роль твою ты так и не познал –
И, ослеплённый, призрачно мечтаешь,
Забыв, что Власть у Случая украл!..
 
Зимние Проводы
 
Полнолуние в бархатной Мгле,
И Прощание зимнего Снега:
Мир как Скатерть на Божьем Столе,
За который зовут Человека.
 
Воздух в Вальсе замедленном спит,
Ощуща Касание Хлопьев:
Тайно Разум в Пространство глядит,
Тайно Чувство летит в Полуслове.
 
Ожидание новой Весны
Как Рождением неоднократным
Прорастает Безмолвье Стены –
Зимней Старости с Памятью хладной.
 
Мир Электрума замер пока:
Злато светит в серебрянный Глянец,
И Судьба моя – словно Река –
Затаила в Безмолвии Танец...
 
Умри и Воскресни
 
Умри – и воскресни:
Мгновеньем, Секундой,
И сказочной Песней
Гармонии чудной
 
Согласной – и Гласной,
Бесстыжей – бесстрашной,
Стань дико опасной,
Стань громко куражной!
 
Умри – и воскресни:
Ты хочешь – разденься,
В Забвенье о Пресном
И в Жажде Сплетенья
 
Отдайся – и сдайся,
Владея – под Властью,
Пожаром – играйся,
Будь Целым – и Частью!
 
Умри – и воскресни:
Чем Смерть наша чаще,
Тем больше Рождений –
И Жизнь тем краше,
 
Давай вместе гибнуть –
Друг в друге рождаясь –
И в Радости дивной
Бессчётно встречаясь!..
 
Bothwel
 
В Мире дерущихся Кланов,
В Мире враждующих Стран
Крепость творили по Планам, –
Строя Безумию Храм:
 
Прямо из Красного Камня,
На неприступной Скале,
Остров суровый тираня,
Мощь он обрёл в Ремесле...
 
Страхи Умы поджигали,
Страхи Предчувствия жгли:
«Предусмотрительность» звали,
Предощущенья вели.
 
Башни и Стены сплетая,
Создали Люди Капкан,
Что, Осаждённых скрывая,
Скрыл Осаждающий Стан...
 
Долго, бессмысленно, дико,
Бились внутри и вовне,
Слепо, отчаянно, лихо
Вновь устремляясь к Стене.
 
Но у Стены идеальной
Нет ни Разводов, ни Швов –
Холодом мертвенно скальным
Тщетностью душит Врагов...
 
Странное Иносказанье:
Камни Людей развели;
Грозные Кланы и Страны
Сели на Общей Мели.
 
Тот, кто внутри – замурован,
Тот, кто снаружи – пристал:
Так обессилела Злоба,
Так притупился Металл...
 
Вышли Враги – и решили:
«Крепость с Землёю сравнять!»
Вместе Мечту разгромили...
Чтобы Досаду унять.
 
Желанно ли
 
Желанно ли бренное Счастье
Познавшему Мира Изнанку:
Тому, кто разорван на Части,
Кто пережил Тайну Огранки?
 
Сторонится он инстинктивно
Безвольного Самозабвенья,
И Жизнь в монотонном Единстве
Не может изъять из Значенья...
 
Значение это жестоко –
Со Смыслом Счастливых в Разладе:
Оно за Пределом Порока,
За Сном Исполненья в Усладе;
 
Оно Добродетель скрывает –
Ища Бесконечность за нею –
Несчастием преображает,
Творя в Драгоценном Камею...
 
Банальности Призрак манящий
Отныне лишён Воплощенья:
Свободен – Противостоящий,
Что вброд переходит Теченья;
 
В Потоке горящих Мгновений
Лишь Слабость Усталостью точит
От познанной Горести бренной
Влекомого к Сладости Ночи...
 
Мужское Искусство
 
Лаской ловлю твоё Тело,
Ритмами Страхов и Неги:
Чувством играюсь неспелым, –
Чувствуя Сладость Утехи.
 
Ты ускользаешь – танцуя,
Танец твой – это Кокетство,
Ты раствориться рискуешь:
Ты – и Вакханка и Веста!
 
Но – уязвимая Нежность! –
Всюду ты плаваешь в Ласке:
Тонешь в Гармонии вешней,
В мною придуманной Сказке,
 
В Пальцах, Ладонях, Объятьях,
В Близости жарких Дыханий –
Сне Предвкушенья Зачатья,
Яви телесных Мечтаний,
 
Тёплых Лучах, что питают
Спелость созревшего Чувства...
Милая, ты уже таешь:
Это – Мужское Искусство!..
 
Pueblo
 
Отвесные Скалы под Солнцем отвесным –
Наследие Рук и Наследье Лучей:
Медь призрачных Скал – как застывшая Песня,
В пустынном Краю, что под Небом – Ничей.
 
Во всех Направленьях прямые Дороги
Из Марева Смерти Тень Жизни несут,
Над этим Соцветьем – над Жертвой жестокой –
Объятия в Памяти Вольной растут...
 
Над Кивой окружной – бескрайнее Небо,
Где Дым ароматный уходит в Ничто:
Святилище – Глад, что провидчески слепо
Пронзает Каньоны, Пески и Плато.
 
Племён Сочетанье – Условность Узоров,
Цвета Геометрии, Кровь Бирюзы, –
Живёт в Серебре, инкрустируя Горы,
Представ перед Гибелью в Лике Красы...
 
Кругами расходятся Камни и Земли:
Окружность в Пустыне – как-будто в Воде;
Мечта и Желанье внушают и внемлют,
Вкушают и делят свой Опыт везде.
 
Но Миг Дерзновенья Природе противен:
Его Разложенье – Легенда и Быт;
Лишь Марево верно хранит это Диво –
Тот Контур, что Волей иною разбит...
 
Huma-Huaca
 
За Спиной оставлена Пампа,
Я смотрю в скалистые Горы:
Вот Ущелье в Образе Храма –
Ввысь струится Пение Хора;
 
Ветры воют Многоголосьем –
Камень Эхо вновь отражает –
С ним летит заманчивой Осью
Узкий Путь, что Слабых смиряет...
 
Спины Монстров полной Палитрой
Приглашают к Странствию Кисти:
Всё как Призрак – пёстро и быстро,
Но при этом – твёрдо и чисто.
 
Всё по Краю Духа и Плоти,
Сна о Счастье и Пробужденье –
Бледнолицей Грёзы Свободы,
Краснокожей Песне Забвенья...
 
Легендарность – Сила Искусства,
Как Дорога – Сила Легенды:
Здесь кочуешь словно изустно,
Скинув в Прах условное «Где-то».
 
Это Запад – но без Востока,
Это Гордость – до Океана,
Это – Край Художника-Бога,
Что поёт, трудясь неустанно...
 
Небольшое Признание
 
Я Демократ – поскольку Гуманист,
Но мой Сердце – аристократично,
И в Царстве Грязи я кристально чист, –
Храня в себе завещанную Личность.
 
Любя «Прощенье», склонный «Забывать»,
Я рад всегда Падению Виновных;
Беру Своё – но чтобы Отдавать –
И снова Дани требовать Законной.
 
Улыбчив, лёгок, полон Остроты,
Боготворю священную Серьёзность:
Я – Классик Чувств средь пошлой Суеты,
Романтик Мысли – пламенный и грозный.
 
Живя в Потоке – движусь Супротив,
Познаньем строю – Знаньем разрушаю:
Один средь Тысяч – странен, молчалив,
Я тот Монарх, что Вечность воскрешает!..
 
Живопись Эбро
 
Подобно тому, как Природа
Свет разливает над Миром,
Пусть обретают Свободу
Краски вне Жанра и Стиля.
 
Живопись с Водною Гладью
Цветом роднится и Мыслью:
Кисти с Течением ладят
Точно, как Буквы и Числа.
 
Кисть увлекается Краской –
Воды смиряют Границы –
Сложность Гармонии Лаской
К Миру Идеи стремится.
 
Счастлив Художник, постигший
Вод и Бумаги Слиянье:
Бликом по Нежности пишет –
И растворяет Сиянье!..
 
Энгр
 
Ткань и Кожа, Узор и Фактура,
Форма Тела – сама Одержимость:
Это высшие «chiaro» и «scuro»,
Что на Плоти Холста разрешимы.
 
Жизнь в Погоне за Линией Смысла
Не проходит бесследно и слепо:
Где Идея написана Чисто,
Там Материя – больше, чем Слепок.
 
Вот Мгновенье Изгиба и Жеста,
Доведённое до Исступленья:
Позабудьте про «Время» и «Место» –
Здесь Эстетика, здесь Утоленье.
 
Всё условно – «Восток» и «Античность»
Лишь Её и Его оформляют –
И в упрямом Мазке единичном
Разум Право на всё заявляет!..
 
Genapocaliptica
 
Апокалипсис в Генах давно уж –
Переменной, введённой в Генезис:
Ращепление Мира – не Новость –
Ускоренье с потерями в Весе.
 
Ограничены Силы Законов,
Что измерены в Координатах –
Друг от друга Частицы свободны,
И несутся, куда кому надо...
 
Испытания ныне не в Средах –
Всё гораздо обширней и глубже:
Взрывы атомные – те Ответы,
Что Вопросами вложены в Души.
 
Мощь Свечения есть Окончанье –
Свет кончается всё учащённей:
Кваркокалипсы в Ткань Созиданья
Проникают Стезёй освящённой...
 
Трубы Ангелов полифоничны –
В Синхронии и Синестезии:
Их Частоты влияют различно,
В этих Волнах – Корабль Мессии.
 
Биотопливо – обогащаясь –
Стимулирует Ядра к Распадам:
Бьются Воинства, не различая,
Где Врата – где Преддверия Ада...
 
Устье
 
Встреча Вод – Растворение в Соли
Грязи, смытой Ристалищем Жизни:
Вот Забвение в Памяти Боли,
Вот Безмолвие в Таинстве Тризны!
 
Рукава – Окончанья Истоков,
Что искать уж не стоит в Вершинах:
Там – Стремнины средь мшистых Порогов,
Здесь – Дыханье болотистой Тины...
 
Островная Пространственность Шрамов
Той Земли, что морщинится бренно –
Лик Старухи болезненной, странной,
Что Дремотой объята предсмертной.
 
Над Агонией этой Растенья,
Корневищами Дно укрепляя,
Служат Гнёздами призрачным Теням,
Перелётность на Миг привлекая...
 
Рыбы хладные в Заводях дремлят
После Подвигов Преодоленья,
Дышит Небо заваренной Прелью,
Через Маску Песков и Каменьев.
 
Растворение – Вечность Итогов
Здесь свершается тихо, незримо, –
Словно делит Дела издалёка,
Непрерывно слагая Долину...
 
Ватто
 
Жест и Поза – Театр и Сцена,
Ракурс Статики, Бег Восприятья:
Жизнь как-будто тиха, неизменна –
Дымка летняя с шёлковой Прядью.
 
Души нежные в Полунамёках,
Как Отчаянье – в Образах цельных:
Роскошь томная – из-за Порога,
Цвет таинственный и многомерный.
 
Мир Сказания, что Буффонадой
Прикрывается от Равнодушья,
Хрупкость Призраков странного Сада,
Где Цветение лечит Удушье.
 
Век предчувственных Полузнамений –
И Паломников, что на Прогулке
В Чащах острова Увеселений
Ищут Смысл в играющей Скуке...
 
В Проливах
 
Огибаю Надежду – и Бурю,
Мимо Скал первозданных – и Града,
Я плыву в Водах пенистых, бурых,
В чёрных Толщах – под Гром Водопада.
 
Водопад здесь повсюду – как Принцип:
Он встречает и он провожает,
Им играется чья-то Десница,
Что Судьбу мировую решает...
 
Я коснусь её – и без Оглядки
В Океан погружусь первоцветный:
Мимо райской запущенной Грядки,
Мимо Острова с Почвою медной;
 
Мимо Глаз молчаливых Лемуров –
Поплыву под Очами Галактик:
Млечный Путь – мировая Текстура –
Словно стелит Безмолвием Тракты.
 
В Лоне тёплом и межконтинентном
Живы Призраки, живы Знаменья,
Электричество с Фосфором бледным
Наслаждаются Негой и Тенью.
 
Я влекусь мимо Острова-Перла,
Мимо Кровью залитых Эдемов:
Где Зуб Будды вгрызается в Тело
Изумрудной Религии денной,
 
Где Земля, словно Капля златая,
Что с расплавленной Жилы стекает,
Где Томлением Чувство играет,
И Безвременье Сердце ласкает...
 
Я вкушу их – и сразу покину –
Андаманы минуя бесследно:
Вдоль Малакки Скелетов пустынных
И густых Муравейников бедных,
 
В Лабиинте, вблизи Макассара,
В пряном Чреве на Миг растворённый,
Я пойму, что Безумия мало –
И в Проливах исчезну бессонных...
 
Согды
 
Нитью шёлковой мы созидаем
В Сердце Азии Рай удалённы,
И прекрасное в нём собираем, –
Словно в Рог золотой и бездонный.
 
Как Пески одиноких Кочевий,
Как Ручьи беспощадных Ущелий,
Жар и Хлад, проникающий в Щебень
Извлекаем в Гармонии Целой...
 
Мы приучены жить на Подножном,
Мы готовы к безвестным Лишеньям,
Мы всегда преступаем, где можно, –
Очарованы вечным Движеньем.
 
Всё разведаем, и преуспеем,
Всё доставив по первому Зову:
О, Народы! Мы знаем – и смеем,
Ибо призваны к Делу, не Слову...
 
Нити Рек наши Долы пронзают –
Мараканда средь них пламенеет –
В Царстве Танов Огни полыхают,
Что мы Вотчиной звали своею.
 
Кто Посредник – не зарься на Право,
Кто Бродяга – не думай о Крове,
Кто Купец – тот и Сильный, и Слабый –
Словно Нить в бесконечном Покрое...
 
Видение Канди
 
Поэзия Гротов – молчит,
Поэзия Скал – говорит:
Где Джунглей сияющий Скит,
Дворец одинокий парит!..
 
Там Фрески Любовью поют –
О Будде, о том, кто гласил:
«Среди Отреченья – живут,
И Страстен, кто Страсть победил!»
 
Краса Наготы золотой
Целует разбуженный Дух:
Аскеза чарует Игрой
И Жестами тысячи Рук.
 
Тех Рук, что в Объятья беря,
Рисуют на Коже Узор, –
Что Мысль подчиняет не зря
В Ущелье, средь Песен и Гор...
 
Растает неведомый Сон,
Разбудит неведомый Крик –
И белый мифический Слон
Предстанет на сказочный Миг.
 
И ты поцелуешь Красу,
И в Сердце Экстаз оживишь –
И скроешься тоже в Лесу,
Который Мечтой победишь...
 
Via Appia
 
Дорога – Символ, и она – Значенье:
Идея в ней – учись её читать!
Вот Гравировка Золотом по Черни,
Стальной Поток и каменная Стать!..
 
Есть два Пути: один в Обход и кругом –
Он подчинён, петляет и в Тени;
Другой – прямой, как Слава и Заслуги,
И как Властитель, шествует Один.
 
Держись Второго: это – Победитель,
Что не боится и не подведёт;
Меридиан, сияющий в Зените,
Сквозь Параллели бренные пройдёт.
 
Его Основа вычислена точно:
В ней Ширь и Мера, Гладь и Глубина –
И цельным Телом вымощена прочно,
Как неприступной Крепости Стена.
 
Пройдут Века – прошествуют Герои
По триумфальной Улице Пространств –
Рабов Тропы погонят Плетью злою,
Уча Потомков биться без Лукавств.
 
Вот Легион подогнанных друг к другу
И идеально точеных Камней:
Вот круговая, мощная Порука –
Предназначенье шествует по ней!..
 
Стиль Модерн
 
Стиль как Свобода Бесстилья,
Антиэклектика Звеньев –
Это Преддверье Насилья
В Роскоши и Откровенье;
 
Это Бессмыслие в Смысле
И Парадокс Атрибутов –
Миг, что Сомнением выстлан,
Пойманный Образ Минуты…
 
Чисто в Природе Фантазий:
Мир бессюжетных Фантомов –
Нечто, отдельно от Глаза,
Некто, творящий Хоромы;
 
Хаос Чрезмерности тонкой –
Хаос в Обличье Системы –
Чувства бесплотная Гонка
Разум без Выбора Темы…
 
Вот перед нами Идея,
Что замыкает Барочность:
Мания от Ворожеи
Вместо Помпезности Точной;
 
Форма Эстетики – Воля –
Всё остальное неважно:
Диссоциация Ролей –
Интерпретаций куражных…
 
Фауна Эдиакара
 
В тёмном Море, где Свет и Вода заодно,
Где в Бульоне питательном Газы и Твердь,
Где к Поверхности близкое Лунное Дно, –
Эта хрупкая Корка, что Цветом Камедь, –
 
Под Раскатами Грома великих Штормов,
Ураганов и Вихрей, и Молний сплошных,
Сновиденье рождает Обилие Снов –
Организмы живые из Матриц Живых…
 
Мастерская Эскизов для детской Мечты,
Вариация Форм, самоценных в себе:
Вот Игрушки – Чудовища, Твари Тщеты,
Вот Эклектика Плоти в первичном Живье.
 
Миг Забвения, Синтез – что будет затем
Миллионами Лет препарируем впрок:
Из Сюжета рождаются тысячи Тем –
Но для Старта Творения нужен Порог…
 
Луангпрабанг
 
Крыши – Бабочек Крылья златые,
Крыши – Солнца златые Лучи;
Лёгкость Воздуха, Дрёма Стихии,
Ощущенье горящей Свечи.
 
Сотни Храмов – в Объятьях Уюта –
Обнимают Уютом твой Дух:
В Королевстве Молитвы и Сутр
Примиряются Зренье и Слух.
 
Созерцание Духов – Духовность,
Созерцание Вод – Красота;
Все Пейзажи как будто условны,
И Эстетика всюду чиста.
 
Мчит Регата по Злату Меконга
Лодок призрачных – лёгких как Кисть –
Вот Картина, что писана тонко,
Пограничной Столицы Абрис…
 
Долина Катманду
 
Троеградье средь Разноплеменья –
Образ Царства, впитавшего Царства:
Лишь в Горах постигаешь Значенье,
Лишь в Долинах стяжаешь Богатства.
 
Здесь же то и другое в Единстве –
Что захочешь, не встретишь отдельно:
Мир Религии – тих, но неистов,
Мир Людей – хаотичный, но цельный.
 
Святость детская выше монаршей –
Ведь Божественность здесь многослойна:
Власть суровая Воинов-Стражей
За Нирваной, парящей спокойно.
 
Но под Взорами Ступ неотступных
Круг Сансары вершит Столкновенья
Суток смертных, горящих, предсудных
С неподвластного Благословенья.
 
Запах Жизни и Запах Кумирен
В чистом Воздухе горном острее –
Но, увы! То лишь Грёза о Мире –
Что Войной нескончаемой тлеет...
 
Реминисценция Акрополя
 
Идеал иллюзорен – но он осязаем:
Поднимись в Пропилеи – увидишь его;
Золотое Сеченье обводит по Краю
Созерцаемый Остов Придела сего.
 
Возвеличены Властью Богиня и Мудрость –
На Скандалах и Слухах та Слава взошла:
Белый Мрамор скрывал Мрак от Утра до Утра –
Тайну Статуи дивной, что будто жила.
 
Представленье о Точности... Всюду – Изгибы:
Искривления Зрений с различных Углов;
Но Видение чёткое столь же игриво –
Знанье смотрит поверх ослеплённых Голов.
 
О, Стремленье, что здесь обрело Воплощенье,
Точка, где Утоленье Желаньем живёт –
Ты важна Человеку, чья Суть в Отраженье,
Ты важна Отражённому, что познаёт...
 
Explosion
 
Живя внутри «Большого Взрыва»,
Мы лишь Частицы Волн взрывных –
И Пирокластика игрива,
Творя Судьбу Детей своих.
 
Как часто мы, себя взрывая,
Осознаём Контекст того,
Что гасит нас иль пробуждает
В Тисках Природы волновой?..
 
Мы упиваемся «Красою» –
Целуем Смерть, закрыв Глаза –
И в Увлечении собою
В Педалях видим Тормоза,
 
Сдираем собственную Шкуру,
Толкая Стрелки на Часах,
Бежим за каждым новым «Гуру»,
Балансом грезя на Весах...
 
Вглядись в себя: ты – Детонатор,
Или бесформенный Пластид;
Спроси себя, что значит «надо» –
И Кто про это говорит?
 
И осознаешь – ты «в Процессе»,
Услышишь Эхо, Гул внутри –
И Жизнь, вся Сумма Сейсмосессий
Тебе шепнёт «В Глаза смотри!..»
 
Нанмадол
 
Линзы Базальта в Груди Океана,
Пряная Зелень в Кипенье Прибоя –
Это зажившая некогда Рана,
Шрам Бытия, что оставлен в Покое.
 
Птицы молчат – но беснуются Волны,
Рыбы Луной отражают Свет Солнца,
Мели коварные Рифами полны,
Скалы угрюмы, как старая Бронза.
 
В Сердце Безлюдия скрыты Каналы –
Улицы древнего Царства Былого –
Лодка в Скольжении к Первоначалу
Ищёт безмолвно Причала немого.
 
Словно Тела бесконечных Деревьев
Камни лежат в удивительных «Срубах» –
Ночью средь них оживают Поверья,
Что посещают забытые Трупы.
 
Призраки всюду – в Тенях и Мерцаньях:
Молят Сознанье их взять в Сновиденье;
Слава бессильна – при Встрече с Молчаньем:
Свет поглощается исподволь Тенью...
 
Саммит Содружества
 
Хвосты играют Головою –
Коль Голова, подстать Хвосту,
Живёт Убогостью простою,
Одев Рассудок в Коросту.
 
Что говорить, когда всё ясно –
Но скажем Правду, не таясь:
Рассудком мёртвый неопасен –
Втоптавший сам себя во Грязь!..
 
Он может только врать в Бессилье,
И Зубы жёлтые казать,
Он слишком горд дворняжьим «Стилем» –
Привыкший лаять и кусать.
 
Его Удел – выть у Помойки,
И наводить оттуда «Страх»:
Но двухызвилинный и бойкий
Давно уж бит и в пух, и в прах!..
 
Коль управляет Морда пёсья,
То Стан несётся под Уклон:
Ведь Голова его – Охвостье –
И потому он обречён...
 
Настанет Опять
 
Настанет Время – вцепятся Холопы
Опять друг другу в Холки и Чубы,
Опять внушат Бессилью чью-то Злобу,
Поднимут Грай: «Неистовствуй! Губи!»
 
Опять Паны упьются Кровью Глупых,
Что потечёт из Драки вековой,
Опять за Златом вытянутся Руки,
Опять сбегут собравшие Удой.
 
Опять всё будет так, как было вечно –
И новый Цикл Петли неотвратим –
И буду я оплакивать далече
Судьбу Народа, что, как я, Один...
 
Святилище Шивы
 
Вода бежит по Ликам Божества,
Базальт танцует в Радуге Иллюзий,
Искрятся Скалы, скрытые едва
Скупой Лианы призрачным Искусством.
 
Бог-Разрушитель, Карлика поправ,
Из Нимба Змей на Волю выступает:
Прекрасный Символ, что извечно прав, –
Ведь правоту извечно повторяют.
 
И Повторенье – танцевальный Ритм –
Летит с Водой кристальной в Неизвестность:
Сплетаясь с Новым, ты Непобедим, –
Над твёрдым Дном изменчивая Бездна.
 
Алтарь выходит здесь из Глубины –
И Глубины он требует от Зрящих:
Но Большинству Движенья не видны
Того, кто в Танце Истину обрящет...
 
Suistripside
 
Вокруг Шеста вращается Планета,
Разоблачаясь и преображаясь,
Меж Полюсами – Брутто или Нетто –
Остатков Тайны девственной лишаясь.
 
С неё спадают Сельвы и Ландшафты,
Покровы Льдов, земельные Угодья
И Нагота, Эрозией почата,
Встаёт пред Взором наглого Отродья.
 
Нагую Пошлость с Наготой прекрасной
Объединяет Плоскость и Поверхность:
Они смакуют ложную «Опасность»,
Вогнав Природу в Античерезмерность.
 
Одежды Жизни и Одежды Смерти
Содрав, сшивают в Рубище-Помойку, –
Зло-потребляя Разумом-Офертой,
Торгуя Фьючерс выспренно и бойко.
 
Идёт Стриптиз: Плането-поименье
Роднит Свободу с Шлюхой Сутенёра;
Само-убийство – как Само-рожденье –
Гоня вперёд с Безвременностью скорой...
 
Рецепт Калиостро
 
Коль ты с Рожденья обделён –
Создай твой Мир, где ты Хозяин:
Неси внутри твой дивный Сон,
Храни его под Сводом Тайн;
 
Ступи за Грань чужих Зеркал,
Что без тебя пусты и мрачны:
Вели же Свету, чтоб сиял –
Вели Судьбе подать Удачи!..
 
В себе Загадку воплоти –
Твой Путь загадочен отныне:
Ты был в Бесчестье? – Будь в Чести –
Сменив Наследственность и Имя.
 
Сживаясь с Маской, Маскарад
Устрой вокруг, чтоб всё кружилось,
Пусть каждый будет страшно рад –
Где Радость Страхом облачилась.
 
Жонглируй Тайной, интригуй,
Мани, вводя и заблуждая:
Порою Близостью рискуй –
Всегда Манерой охлаждая.
 
Ночами тёмными не спи –
Творя Алхимию людскую –
Припадки Ревности терпи,
Не распыляйся в холостую.
 
Меняй Личины и Места,
Нигде навек не оставаясь,
Живи без Сана и Поста,
Одною Славою питаясь.
 
Служи Монархам,а Псарей
Прельщай Посулами скупыми,
Держи Профанов у Дверей,
Бери с Магистров Золотыми.
 
Не повторяйся, не иди
На Поводу чужих Падений –
С Крестом и Розой на Груди
Лети над Пропастью Видений!..
 
Symbol Vulcanico
 
Вулканы спят – их Сны Виденья Ада,
Что в Глубине зяют Погруженья;
Вулканы грезят ядерным Распадом,
Теченьем Плазмы, Саморазрушеньем.
 
Разлом – не Сон Природы их Предчувствий,
Но тяжкий Смысл всего Существованья:
Смысл в Подсознанье Символом Прокруста
Определяет Встречу и Прощанье.
 
Какую Встречу? – Яви и Кошмара.
И чьё Прощанье? – Мира «До» и «После».
Сон – это Мощь грядущего Удара –
Мощь Пробужденья бедственна и грозна.
 
На Пепле Снов – Фантазии Живые
Вновь расцветают, буйствуя до Срока:
Так любит Страсть, так сходятся Чужие, –
И так Реальность хрупкая жестока!..
 
Centroasiatica
 
Пыль на медной Равнине Яркенда,
Прах Беззвучия в Блике Предгорий,
Мысль – Оазис в Мечтании Света,
Вечность Золота, бренное Море.
 
Средостенье обманных Бассейнов:
Реки – Призраки, Души Пустыни,
Из Земли вырываются с Пеной.
Растворяясь с Внезапностью мнимой.
 
Соль Цайдама и Такла-Макана,
Хаос Трещин в песчаном Кошмаре:
Здесь свой Дух познаёшь без Изъяна,
Пламя Дня созерцая в Нагаре.
 
Ветры Водам подстать в этом Крае:
Столь же дики и столь же внезапны;
Из таримского блеклого Рая
Их влечёт к кукунорскому Стану.
 
Степь колышется, будто в Сомненье,
Что позволен ей в Мареве Танец,
Тени Жизни под Каменной Тенью
Словно пишут наскальные «Мани».
 
В Геометрии Гор разноцветных,
Над немым Столкновеньем Гигантов,
Этот Хаос поёт незаметно
Под Резьбою Небесного Канта...
 
Музейность
 
Музейные Залы – Изгибы Сознанья:
Клише, Трафареты, Легенды, Преданья –
Извилины Лестниц, Нейроны Объектов,
Где все Экспонаты – Вопросы Ответов.
 
Музеи из Логик – мужских или женских –
Растут ради Целей далёких и веских:
Пространство Беззвучий. Времён многозвучье –
Кто выразит круче? Кто вымолвит лучше?..
 
Истории Тем – и Истории Зданий:
Структура Судеб за Системностью давней –
Средь Ориентаций, Дезориентаций
Рождается Личность – Итог Медитаций.
 
Музея Музеев ещё не создали –
Музейность как Тезис лишь только верстали:
Частотность Идей в Чистоте Материала –
Всё это и много, и призрачно мало.
 
О, Храмы, Кунсткамеры и Натюрморты!
В Мелодике общей вы просто Аккорды:
Аккорды Согласья Клубка Разногласий,
Где Дух – Inter-est с Inter-cogitat в Массе.
 
Музейность давно уже Жизни Знаменье:
Плоть Мира рисуют музейные Тени –
Музей под открытой Условностью Неба
Вращает по Эллипсу собственный Слепок...
 
Иль-Хан
 
Сегодня Пеший – завтра на Коне...
В который раз мы видим Подтвержденье:
Народ мой был беспомощный, на Дне, –
И вдруг воспрял под Осью полуденной.
 
Он жил в Глуши, платил Бандитам Дань –
Ковал Железо Извергам Жужани –
Не посещал никто таёжный Стан,
Скудны Стада, нет Овощей и Жатвы.
 
Куда деваться?!. Но за разом раз
Мы узнавали Новости о Мире:
Восстал Китай, Движенье южных Масс
Грозило смять жужаньскую Секиру.
 
И до предела Север доведён,
Из Нищеты отчаянной поднялся!
Что было делать?!. Взял их я в Полон –
Ведь я один их Гневу не поддался.
 
Но Степь свободна Сердцем и Душой,
В ней правит тот, кто чует Ожиданье:
Куда деваться?!. И с Ордой большой
Я вышел в Путь на страшное Свиданье.
 
И, чтобы Мир с Жужанью уберечь,
Послал я Хану Просьбу о Царевне:
Женитьба лучше действует, чем Меч –
Где жив Обычай истинный и древний.
 
Но Хан пришёл в Неистовство, отверг
Союз со мной, «Плавильщиком презренным».
Что было делать?!. Я ускорил Бег, –
В Китай попутно выслав Предложенье.
 
И во Мгновенье Ока победил –
Всем угодив – и стал по Мановенью
Владыкой всех, кто Чаянье растил,
И тяготился Миром и Сраженьем...
 
Я основал «Великий Каганат»...
Что было делать?! И куда деваться?!..
Пускай получат все, чего хотят –
И пусть позволят мне Живым остаться...
 
Рококо
 
Роскошь Отдохновенья –
Роскошь Полунамёком –
Вот «Златое Сеченье»,
Что сокрыто Порогом!
 
Внешность есть Элегантность,
Но важнее – Убранство:
Всё, что Взору приятно
В Царстве Непостоянства...
 
Мир, вокруг отражённый
Многомерным Кристаллом
Забавляясь Короной,
Ждёт Забвения в Малом.
 
Зеркала – как Живые –
И, вживаясь в Живое,
Лёд Искусства Стихии
Обрамляют Собою...
 
Рамы, Рамки – и Раны ,
Бархат, Атлас – Учтивость,
Кавалеры – и Дамы:
Всё должно быть Красиво.
 
Внешность Лиц и Улыбок
В Чревах Зданий Зеркальных –
Злато тысячи Рыбок
В Водах странных, кристальных...
 
Свечи гасят под Утро –
И Хрусталь замирает:
Жизнь, как лёгкая Пудра
С Париков облетает...
 
Materialica
 
Архитектоника Эпохи в Материале –
В Стремленьи Слить Органику и Камень –
Из Тайны Семени Растение в Металле
Растёт сквозь Боль, формуется Руками.
 
Эпоха Глины с Известью в Основе,
Как Дань Воде, их разно-породившей:
Метаморфизм отныне властно новый –
Власть Абсолюта в Тверди воплотивший...
 
Вода и Пламя – вкупе с Идеалом –
Дают Основу Мраморной Эпохе:
Изгибы Линий в Прямоте Накала
Влекут вперёд Упрямых и Жестоких.
 
Их Вклад – живой и плавящийся Мыслью,
Текучий Камень – Ratio во Плоти:
Вулкан и Море – это Образ Стиля,
Стопа и Сердце – Символы Свободы...
 
Прошли Века. Эпохи Материалов
Сквозь них своею Мощью прорастали:
Их открывали, славили, сменяли,
Готовя Мир к Пришествию во Стали.
 
Вглядитесь в Зданья – их Тела Живые:
Скелеты, Нервы, Мышцы и Дыханье –
Органны Связки их Голосовые
Организуют Мысли и Желанья!..
 
Methamorphosis
 
Гений Запада – Демон Востока,
Превращение через Пространство:
А над ними – Всевластие Рока,
А под ними – лишь Непостоянство.
 
Их Природа едина в Сосудах,
Сообщающихся через Тайну:
Это Зеркало скрыто под Спудом,
Ограниченным Бездной Окраин...
 
Ойкумена в Тисках Океана –
Но одно дополняет другое:
Гениальность в Пылу – постоянна,
Демонизм – хаотичен в Покое.
 
Гений в Разуме видит Оружье,
Демон Чувством наносит Удары:
Свет и Тьма всюду строят и рушат,
Превращаясь в Большом или Малом...
 
Цель и Средство своё Назначенье
Проверяют извечно друг в друге:
Обстоятельств и Судеб Стеченье
Направляют Дыханья и Руки.
 
Центробежность и Центростремленье
Ткань Вселенной сплетают крест накрест...
Но Лишённый Работы – Знаменье:
Он Природу свою изменяет!..
 
Август Сильный
 
Он был «Вторым» – стремясь быть «Первым» –
Зато каким он был «Вторым»!
Железный Взор, стальные Нервы
И острый Ум всегда за ним
 
Бесспорно числили в Европе –
Но двойствен этот Образ был,
И, единичный в своём Роде –
Он Миф из Рода породил...
 
Слаб от Природы, стал он «Сильным», –
Узлом Подковы загибал;
Стремясь любой ценой быть «Стильным»,
Себя над Стилем возвышал.
 
Без Денег Пышность поощряя,
Песчаник клал он «на Века»,
Чужие Земли покоряя,
Витал упрямо в Облаках...
 
«Имея» сотни лучших Женщин –
Имея «тысячи» Детей –
Одну любил Любовью вещей,
И долго следовал за ней.
 
В конце концов её сгубил он –
Детей, однако, не нажив;
С тех пор он щедро тратил Силы, –
Свои Растраты не покрыв...
 
Быв Протестантом от Рожденья,
Он стал Католиком затем –
Меж Тронов Двух своё Значенье
Он распылял в Угоду всем.
 
Любя Фарфор, в Темнице мрачной
Его Творца он заточил;
Юнцам проигрывал в Удаче,
И в Войнах Славу погубил...
 
Он умер в Роскоши – Банкротом –
И, на Чужбине погребён,
Как «Первый» в Двойственной Породе
Был Дома скромно «позлащён»...
 
Лоянские Торжества
 
В Лояне созвали Кочевную Рать,
Чтоб дать ей расслабиться и пировать –
Средь Музыки, Танцев, Театров, Огней,
Средь тысяч и тысяч нарядных Людей,
 
Средь Девушек лучших Великой Страны,
У самой великой на Свете Стены...
Явились Кочевники – Хан и Народ –
По двое Старейшин на каждый их Род,
 
И сели за Яства, которых не счесть –
Но только не могут в Спокойствии есть...
Глядят с Удивленьем на Пир показной
Устроенный в Страхе огромной Страной,
 
На Злато, которого нету в Степи,
На Роскошь большую, куда ни ступи,
На то Изобилье, что Пылью в Глаза,
На Судьбы, что вечно лежат на Весах,
 
На Подкупы, Взятки, Подарки и Мзду,
И Лесть без Конца и у всех на Виду...
Увидев Деревья, зашитые в Шёлк,
Хан встал, на Мгновенье, сражённый, умолк,
 
Но тотчас затем «Сына Неба» спросил:
« – Зачем это всё?! Твои Люди – без Сил,
Голодные, голые, в Страхе живут.
Всегда Унижений безвыходно ждут,»
 
«Всё терпят, Налогом обложены впрок,
Для тех, кому Мало, кто чёрств и жесток.
Не лучше ли Людям Частицу отдать –
А мы, так и быть, не пойдём воевать!..»
 
« – Не думай об этом! – «Сын Неба» сказал –
Дары я тебе, а не им обещал,
И их не жалей – это Персть под Ногой,
И вечен их рабский Удел вековой.»
 
«У вас, Степняков, все свободны, но здесь
Есть «Знать», а есть «Быдло» - есть Страх, а есть Спесь:
Исполнись Второй, а о Первом забудь –
Богатым за Счёт их отправишься в Путь!..»
 
Прошло всё прекрасно: «Союз» заключён –
Без Битвы, без Риска захвачен Полон;
Мир куплен Шелками, Рабами, Казной, –
«Империя» Славой жива показной!
 
Пусть «Варвары» только Лояльность хранят:
Лояльность к Лояну, где всякий им рад,
Лояльность к закрытому «Миру Господ» –
А там, за Стеною, пусть дохнет Народ!..
 
Essentiel
 
Чем больше Жизнь напоминает Сон,
Тем больше Мозгу хочется Забвенья:
Чтоб прервалась Бессмыслица Значенья,
Чтоб замолчал Профан и Эпигон.
 
Но в чём Мечта Пропорций Сновиденья?
Ведь ты одна – Реальность без Прикрас!
Стремленье живо каждый новый Раз:
Оно одно – Живое Утешенье.
 
Смерть – или Сон – двойные Близнецы,
И лишь Струна Надежды между ними;
Сужая Выбор, мы стяжаем Нимбы:
В Сужденье Сна – терновые Венцы...
 
Aculica
 
Кто дал Слабину – обречённая Жертва,
Он сам пробуждает у Тварей Азарт:
Его настигают, и Хваткою мертвой
Живьём отправляют в лазоревый Ад.
 
Но в этой Легенде о Главном – ни Слова:
О том, что они не опасны, пока
Вы им не дадите почувствовать Крови,
И в Страхе не броситесь сами в Бега.
 
Движенья их – Танец, чьи Ритмы пленяют,
Инстинкты точны, беспощаден Бросок;
Их Славой над Гладью Немою пугают,
И Слог этой Славы от Века высок.
 
Средь Жизни курсируют хладные Твари –
Само Совершенство, Изящество, Мощь –
Утроба и Пасть как Виденье Кошмара,
И Зубы острей, чем отточенный Нож.
 
В Растворе морском, между Мраком и Светом,
В бесформенной Толще с Природою Сна
Их Форма течёт, словно страшная Лета –
От рабской Волны до тлетворного Дна...
 
Эрос и Хаос
 
Эрос и Хаос –
Рожденье и Смерть;
Эрос и Хаос –
«Да» или «Нет»;
 
Эрос и Хаос –
Влеченье, Разрыв;
Эрос и Хаос –
Деянья, Игры.
 
Эрос и Хасо –
Согласье, Отказ;
Эрос и Хаос –
Навечно, на Час;
 
Эрос и Хаос –
Экстаз и Кошмар;
Эрос и Хаос –
Потеря и Дар...
 
Урок Тайцзуна
 
Разгром Врага не есть «Победа»,
Коль Враг тобой не побеждён:
Он вновь воскреснет с того Света –
Ведь Перемирье не Закон.
 
Ему Озлобленность даст Силы,
И изнутри его сплотит:
Готовый биться до Могилы
Стократ страшней того, кто бит...
 
Уладь же Миром Столкновенье,
Где мог бы ты успеть в Войне:
Кажи лишь Смелость – и Сомненье
Уже как Яд в чужом Вине.
 
Скрепи Сомнение Подарком –
И Время выиграешь впрок:
Кто Страх таит, доволен Малым,
Будь он хитёр или жесток...
 
Подарок пестует Гордыню –
И Мир для Отдыха даёт:
Крепи же Силу и Единство,
Пока Враг празднует и пьёт.
 
Лишённый Инициативы
Не сможет вновь её вернуть:
Высокомерие игриво –
И Глупых может обмануть...
 
Коль захлебнулось Наступленье,
Его «Победой» не назвать:
Оно страшнее Пораженья –
Губя Страну, не только Рать!..
 
Тысячи
 
Тысячи – безумных Раз,
Тысячи – бездушных Глаз,
Тысячи – текущих Масс,
Тысячи – орущих «Класс!»
 
Тысячи – похожих Дней,
Тысячи – ползучих Змей,
Тысячи – дурных Вестей,
Тысячи – живых Костей.
 
Тысячи – я знаю вас!
Тысячи – придёт мой Час!
Тысячи – вам Шанс дарю!
Тысячи – на вас смотрю!
 
Тсапаранг
 
Город в Обличье Горы –
Запада грозный Воитель –
Цвета Золы и Охры,
Формы, что Будда провидел.
 
Бурный струится Сатледж
В мёртвой, застывшей Долине –
Руслом забытых Надежд,
Небом, что Куполом стынет...
 
Окна Домов и Могил,
Зевы покинутых Башен, –
Словно следы от Удил,
Всюду Заброшенность Пашен.
 
Братьев – Предателей – След,
Веру и Власть не деливших:
Злобы давно уже нет
В мирной Пустыне застывшей...
 
Лики бесстрастно глядят
С красочных таящих Фресок –
Словно Мгновения льстят
Духу в предвечной Аскезе.
 
Царство Безлюдья – Гугэ –
Замерло в Царстве бесплодном:
Мощью – в зыбучем Песке,
Камнем – в Пути полноводном...
 
Шабдрунг
 
Беглец Тюрьмы чужих Высокомерий
В Своей Стране Свободу обретёт –
И тот, кто был преследуем, осмеян,
Создаст вокруг невиданный Народ.
 
В Объятьях Гор кристальных, неприступных,
Ему он даст Законность и Покой:
И Дух людской поднимется по Ступам
Своею твёрдой, чистою Стопой...
 
Долину Дзонгов в Кружевах Туманов
Укроют Зелень, Ветер и Роса,
Раскаты Труб и Грохот Барабанов
Уйдут в Мечту, как вешняя Гроза.
 
Деянья Будды перевоплотятся,
Танцоров Цама в Мандалу введя,
И снова Ламы смогут упражняться,
За Пульсом Мига в Вечности следя...
 
Изгою – Знак: быть новым Дхармараджей –
И Цель всегда отверженных зовёт
Идти туда, куда Звезда укажет –
А Звёзды там, где чистый Небосвод.
 
Жалеть не стоит Призраков Былого,
Глядеть назад, в Сансару, Смысла нет:
Монах, ступай! С тобой пребудет Слово –
И на Вопрос найдёшь ты Свой Ответ!..
 
Жан Де Молле
 
Магистр Жан Де Молле
И Рыцарей несколько Сотен,
В бранном святом Ремесле
Искусных – как и в Свободе –
 
Собрались в бурную Ночь
Под Сень Креста Иоанна:
Сияли Молнии, Дождь
Гремел по Куполу Храма...
 
А там, за внешней Стеной,
А там, за Скалами Джербы,
Сбирался Ужас Дневной –
Галеры Турции дерзкой;
 
А там Великий Коран
Собрал великую Силу –
Но Слово вымолвил Жан –
И Мудрость Страх победила:
 
« – Нас мало... Люди Креста
Вдали, за Морем, грызутся,
Но наша Совесть чиста, –
За Совесть Рыцари бьются!»
 
«Пусть Мальта – Камень и Пыль,
Ведь Пыль сопутствует Камню –
Мы пишем чистую Быль,
Мы служим Господу Данью!»
 
«Так будем твёрдо стоять –
Как Скалы, Прах изумляя:
Враги нас жаждут распять,
Но мы – Распятые Раем!»
 
«Мы их сильнее Уже –
Они Ещё не ослабли:
Ответим, Братья, Паше!
Ответим Дереву Сталью!..»
 
И бились Ночью иДнём,
И Пламя всюду стенало,
И Эхо пушечный Гром
В Валетту грозно швыряло;
 
Редели Пики, Клинки,
Редели строгие Лики –
И шаг за шагом Враги
Аллаха славили Криком...
 
Но вот, последний Редут
Остался с Горсткою скромной,
И ратный горестный Труд
Стоял у Тени бездонной.
 
Надежды Призрак поник, –
К Концу готовились тихо, –
И лишь седовласый Старик
Сражался стойко и лихо.
 
« – Всегда в последний Момент
Спасенье с Неба приходит!» –
Давал он Людям Ответ,
Сокрытый в Скальной Породе, –
 
«Признайте Немощь свою –
И Бог вам Силу дарует:
Кто выжил в Адском Краю –
Тот выйдет в Землю Святую!..»
 
И в тот решающий Миг, –
Когда братались со Смертью, –
Вдруг Флот турецкий настиг
Гнев Бури адскою Плетью.
 
Три Дня он Мир бичевал,
Три Дня бил Волнами Скалы –
И Тьму Галер раскидал
Седьмым, безжалостным Валом...
 
На День четвёртый опять
Сиянье Солнца разлилось –
И можно было узнать
На Небе, что прояснилось
 
Знамёна с Красным Крестом
И Мощь великой Армады –
И пел раскатистый Гром
Салют воскресшим Распятым!..
 
Легенда вечно жива
В Сердцах, открытых для Бури –
И Мудрость вечно права,
Какие б Ветры ни дули:
 
« – Надейся только на Миг –
Отдавшись Вечности Духом!» –
Учил великий Старик,
Что был Судьбой не поруган, –
 
Учил подобный Скале
Магистр Жан Де Молле...
 
Держава Сасанидов
 
Народ – и Народы,
Вельможи – и Знать:
Все жаждут Свободы –
Как Всем управлять?!
 
Кочевья – Долины,
Стада – Города:
Утробы и Спины
Бунтуют всегда!..
 
Жрецы-одноверцы
Всех прочих клянут:
Дельцов и Умельцев,
Торгующий Люд.
 
Одним угождая,
Других отвратишь –
Изъяны считая.
Себе не польстишь...
 
Величье Престола –
На Глине Колосс:
Ведь Власть это Молох,
Без Чувств и без Слёз.
 
Секрет Равновесья –
От Всех «Вдалеке»:
И Честь, и Бесчестье –
В железной Руке...
 
Пусть все Интересы –
Меж ними двумя:
Мерила, Отвесы –
Твои ото Дня.
 
И денно – как Солнце,
И Ночью – Луной,
Следи за их Пользой,
И правь за Стеной...
 
Пусть каждый хоть в чём-то
Познает Нужду:
А Власть – тут как тут –
И у всех на Виду!..
 
Качество Тюрка
 
Что отличает Благородных?
Уменье жить среди Племён –
Людей Лесных, Степных и Водных –
Всех, кто ещё не покорён.
 
Они со всеми могут ладить,
И всем Желанное давать:
Одних почтят в Великом Граде,
Других заставят пировать
 
В Кибитках пыльных, неказистых,
Среди Отар и Табунов:
Где Благородство – всюду быстро
Найдётся всем и Стол, и Кров...
 
Тюрк меж своими неприметен,
Как Жемчуг в Ракушке на Дне:
Живёт в себе, забыт и беден –
Неоценён в Златом Руне.
 
Но стоит в Странствие пуститься.
Он на Коне – и он Другой:
У Тюрков надо всем учиться
Распоряжению собой!
 
Он возвышается – играясь,
Он всюду Князь – и мил для всех:
Ведь он всё делает, стараясь,
И не надеясь на «Успех».
 
Он – извлечённый, чистый Жемчуг,
В «Чужой» – но ценящей Среде,
И покоряет Мир тем легче,
Чем успевает всё везде...
 
Big Ben Celebration
 
Эпоха Точности – для Времени и Денег –
Нашла в Часах живое Воплощенье:
Мечта Империи торговой и обменной,
И Силы Знания, и Знаний Истеченья.
 
На Пепле Старого Величье вырастает;
Величье – Нового измеренного Имя:
Дворец в Собрание себя преображает
С визитной Карточкой – под Циферблатом-Нимбом...
 
Вот Миру Формула, чтоб далее равняться,
Вот Идеал Абстракции конкретной:
Кто заставляет Время подчиняться,
Тот может всё – «богатый» он иль «бедный».
 
Времён Привратник Цены обозначит,
И Путь укажет новых Устремлений:
Закон Природы в Обществе Удачи
Реализует – и без «Повелений»...
 
Здесь механизм Мгновений самых малых –
Здесь всё решает малая Монетка –
Здесь со Стихией борются Металлы,
И все Движенья выверены – метко;
 
Поёт из Бронзы Голос Постоянства:
«Господь всегда хранит земную Точность!» –
И каждый Миг в размеренном Пространстве
Он рядом с тем, что пробует на Прочность...
 
Моя Россия
 
Моя Россия – полулегендарна,
И Дух её взывает из Глубин:
Бьёт Родником чистейшим и хрустальным
Сквозь злую Твердь растрескавшихся Льдин.
 
Дух есть Идея: Разум вместе с Сердцем
Живёт всегда – и Волею творит;
Биенье Двух – Служение и Месса.
Биенье Двух – с Пространством говорит!..
 
Моя Россия – Равенство Народов,
Где правит Мысль с Мечтою, а не Кровь:
Её Родство – не в Венах, а в Свободе,
Единстве Душ и праздничных Столов.
 
И нет Нужды в Курантах Обскурантов –
Глумливой Лжи Посредственности злой,
Что зрит себя «Посредником Богатым»,
Убогость пряча краденой Парчой!..
 
Моя Россия – Воинство без Брани,
Моя Россия – Странствие и Дом,
Моя Россия – Новое Преданье,
Открытый Пир в Величии Хором.
 
Она умеет говорить и слушать,
Она умеет действовать и ждать:
И не дано Рабам её разрушить –
Она грядёт, чтоб в Мире воссиять!..
 
Nightly
 
Ночью видишь ясней и бездонней,
Ночью слаще и чувственней знаешь,
Ночью Хаос находишь в Законе –
И себя сквозь него обретаешь.
 
Ночью слышишь Симфоний Безмолвье,
Постотчаянье, Предожиданье,
Ночью мыслишь острей в Изголовье,
И Времён золотишь Прожиганье.
 
Ночью всё над тобой безразлично,
Ночью всё в твоём Сердце правдиво,
Ночью с «Вы» переходишь на Личность:
Ночь – моё бесконечное Диво!..
 
Отвергаю
 
Я «Счастья» не хочу любой Ценой –
Ведь в Демонизме нет Эвдемонии:
Уединюсь за каменной Стеной, –
В Саду моём забуду Дни седые!
 
Забуду Злобу жрущих всё подряд,
Во Тьму свою с Рожденья погружённых,
Забуду Вой безудержных Коляд
Рабов Подачек, Духом Прокажённых.
 
Забуду Спесь, Ничтожество – и Боль,
Что их роднит всегда, неотвратимо,
И Соглашательств мерзкую Юдоль.
И Подлость Душ, изглоданных, голимых.
 
Я отвергаю «Радость» Напоказ,
«Жизнь» Напока, и Напотом «Надежды»:
Пусть я «Несчастлив» – в Тлении Проказ,
И пусть Разумен – в Царствии Невежды!..
 
Тaki Onkoy
 
Вьются Кондоры над Вилкабамбой,
Вьются Всполохи над Горизонтом,
Вьются Пропасти Кипу скаральным, –
Нити Жизни слагаются в Контур!
 
Боги – здесь! Ощутите их Поступь
В Ритме Танца, в Сплетении Солнца;
Боги – в Сердце! Всё Ясное – Просто –
В Пульсе Страсти, пугающе грозном!
 
Поклоненье Камням и Деревьям,
Скалам, Рекам, Источникам – в Прошлом:
Боги некогда слыли Поверьем,
Но теперь они – в Плоти и Коже!
 
Мир их пришлый Властитель разрушил,
Алтари их присвоил и Славу –
Но пока мы им Песнею служим:
Они в нас, как кипящая Лава!
 
Месть Huaca Огнём полыхает –
Клейма Медиум ставит на Лица:
Верный – жаждет, Желающий – знает,
Единение – это Десница!
 
Ныне боги на Битву выходят,
И людские Тела – их Доспехи:
И пульсирует в этой Породе
Злато, снова раскрывшее Веки!..
 
Hyperboreus
 
Влекусь от Босфора к Боспору, –
От Мрамора к Почве суровой, –
Крылом рассекающим, скорым,
Пишу их Слияние снова.
 
Корабль по Симметрии древней
Ложится на Курс Интуиций,
И Памятью зыбкой и бренной
Морская Поверхность струится...
 
Границы Условностей рядом –
Ведь все «Континенты» условны:
Восходы сменяют Закаты,
Дыханье меж ними бездонно.
 
И «Стороны Света» – лишь Вздохи
Амбиций, ушедших куда-то:
С их Пиршеств завещаны Крохи
Слепцам, «Современностью» смятым...
 
Два Града на узких Проливах
Страданием меряли Взоры:
Один захирел сиротливо,
Другой стал Причиной Раздоров.
 
Один врос в безмолвную Почву,
Другой – в Небеса и Народы:
И Море с Природою Ночи
Смешало в себе их Породы...
 
Звезда закатилась над Паном –
Чтоб, Путь для Орла освещая,
Вновь дать ему дольние Страны,
Утробу его насыщая.
 
И Флейта, объятая Сталью,
Вновь стала поющим Органом –
Чтоб Эхо царило над Далью,
Чтоб Ширь цвела Призраком Манны...
 
Дардан отражён Танаисом
Как Море-Посредник – Меотом,
И Дух мой – возвышенный, чистый –
Над ними парит Небосводом!..
Рейтинг: 0 Голосов: 0 199 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!