Переводы английской поэзии. Блок первый. Поэзия сестёр Бронте. Эмили Джейн Бронте

13 января 2012 - Vitaliy Mordvinov
Эмили Джейн Бронте
 
           Литературный псевдоним Эллис Белл. Автор одного-единственного романа. Своё произведение Эмили назвала «Wutherinq hiqts» - «Холмы бурных ветров». В русском переводе роман почему-то назвали сначала «Меркнущие высоты», а впоследствии «Грозовой перевал». Но действие происходит не в горах, а на холмистой равнине, откуда до подножия гор два часа лошадью.
Написанный скорее по настоянию Шарлотты, чем по собственному желанию, этот роман стал одним из лучших романов XIX-го века. К сожалению, поэзия Эмили осталась не оцененной по достоинству.
За всю свою жизнь Эмили только однажды ненадолго покидала отчий дом. Она не получила такого образования, какое получили сёстры, и не стремилась к этому. Но в её стихах с особой силой звучат мысли и чувства, свойственные человеку опытному, много повидавшему в жизни. Талант и творческое воображение могут компенсировать недостаток знаний и опыта (но невозможно обратное).
 
                Надежда и отчаяние
 
«Бушует зимний ветер злой.
Иди ко мне, малыш родной,
Оставь и книжки, и игру.
Когда сгустилась мгла вокруг,
О чём ты думаешь, мой друг?»
 
«Пусть ветер кружит, в наш приют
Его порывы не войдут.
Не будет он трепать, злодей,
Причёску дочери твоей.
И очень рада я сейчас
Увидеть свет весёлых глаз,
Тебя за щёки потрепать,
И буду счастлива опять.
 
Хотя спокойна я вполне,
Внезапно мысль приходит мне.
Огня пылает яркий свет,
А я вдруг думаю про снег.
Вдруг вижу в местности пустой
Есть холм, покрытый темнотой.
Его не трудно мне узнать,
Любила раньше там бывать.
Коснулась боль моей души,
И слабо жалоба звучит
Без всяких видимых причин.
 
Когда я маленькой была,
Ты часто в море уплывал
И очень сильно огорчал.
Часов меня разбудит бой
И непогоды шум ночной
Но продолжались, будто сны,
При свете призрачной Луны
Ловил встревоженный мой слух
Ударов волн о скалы звук
А скалы высились, как башни,
Я не спала, и было страшно,
Опасна жизнь, я это знаю,
Но нет, отец не погибает.
 
О, как видение страшило,
Исчезни, мрачный вид могилы,
Не наступил ещё твой срок,
Удачу пусть подарит Бог!
Ты не однажды горевал,
Что многих ты друзей терял,
Зачем ты это рассказал?
Когда слова твои верны,
То утешенья не нужны.
Сомнений семя упадёт
И незаметно прорастёт
Всё потому, что на земле
Всегда так было по весне.
Проросший в почву корешок
Поднимет стройный стебелёк.
 
Но не заставят меня плакать
Сны, полные тревожных страхов.
Я знаю, есть прекрасный берег,
И там есть порт, я в это верю,
Там у воды небесный цвет.
Земли прекрасней в мире нет.
Там место нашего рожденья,
И там же жизни завершенье,
Освобожденье от всего,
Соединенье с Божеством».
 
«Малыш мой, ты, как вижу я,
Мудрее даже короля.
Но этих слов твоих поток
Порой не слишком ли жесток?
Надежда наша не умрёт
Под океана грозный рёв.
Пока нам берег мил земной,
Спешить не будем на другой!»
 
          Светила
 
Ах! Почему, балуя нас,
Нам солнце радость дарит,
Но отступает каждый раз
И небо покидает?
 
А ночью мне глаза в глаза
Глядит прекрасный взгляд,
И благодарные сердца
Его благословят.
 
Сиянье полно красоты,
И нет его чудесней.
Летят счастливые мечты,
Как в небе буревестник.
 
Взлетают мысли выше звёзд,
Границ не признавая,
Как сладка трепетная дрожь –
Об этом каждый знает.
 
Но почему от нас рассвет
Все эти чары скроет,
И обжигавший щёки свет
Становится спокоен?
 
Поток стремительных лучей
Сияет, и проснётся
Душа природы, а в моей
Печалью отзовётся.
 
Прикрою веки свои, пусть
Ослабнет яркий свет.
В мечтах я снова окажусь
В стране, которой нет.
 
Не покидаю я постель.
Пусть ночи продолженье
Вернёт таинственную тень
И прежнее волненье.
 
Подушка станет горяча
И призрачны виденья,
И птицы громко закричат,
И ветер хлопнет дверью.
 
Но занавески лёгкий взмах,
И шорох раздаётся,
Виденье в солнечных лучах
Обратно не вернётся.
 
О, ночь, о, звёзды и мечты,
О, ваше возвращенье,
Борьба со светом темноты
Достойна сожаленья.
 
Страданий чашу пью до дна,
Смешав слезу с росой,
И в том не темноты вина,
Что нет тебя со мной!
 
       Философ
 
            В стихотворении «Философ» есть места, трудные для понимания. Не ясно, о каких непримиримых началах (в оригинале «Three gods») говорит его герой. На эту тему есть множество вариаций. Ещё Аристотель утверждал, что у человека три души: растительная, волевая и разумная.
То место стихотворения, где говорится о трёх разноцветных потоках, переведено не вполне близко к авторскому тексту. Но и дословный перевод не добавит ясности. В христианской мифологии, как и в любой другой, каждый цвет имеет своё значение. Вот если бы в это цветосочетание добавился зелёный – цвет надежды…. Увы, его там нет.
 
«Глубокомысленный философ!
Ты, пребывая как во сне,
Решаешь тёмные вопросы,
Не замечая солнца свет!
Остановиться ты не можешь,
Но мыслишь всё одно и тоже.
 
Когда я сплю, не нужны мне
Напрасные волненья,
Не потревожат дождь и снег
Спокойных сновидений.
Ни обещания небес
Исполнить все желанья,
На страхи ада, наконец,
Не обращу вниманья».
 
«Уже не раз я отвечал
И снова так скажу:
Непримиримых трёх начал
Несу в себе вражду.
Не всё подвластно небесам,
Их помощь не безмерна.
Я должен помнить это сам
И вывод делать верный.
О, вот сейчас в груди моей
Великая борьба,
И отдыха не будет мне
Нигде и никогда!»
 
«Ты очень стойкий человек,
И дух твой твёрд, как прежде.
Слияние трёх бурных рек
Несёт твои надежды.
Цвет первой – красно-золотой,
Другая – цвет сапфира,
Но третьей цвет реки такой
Чернее, чем чернила.
Поток, сверкающий сквозь ночь,
Несётся к океану,
Печали прогоняя прочь
Немеркнущим сияньем.
Прекрасней солнца этот свет
Ответит на вопросы все!»
 
«Но быть провидцем очень сложно
На небесах или в аду.
Я в жизни долгой и тревожной
Не знаю сам, чего найду.
Но вижу я твой взгляд прелестный,
Как светлый луч он светит мне,
И трусить будет бесполезно,
Скрывая мысли о тебе.
То, что сейчас благословляю,
Так просто я не поменяю
На вечный, призрачный покой
Дыхание души живой.
Ах, это только в твоей воле –
Смирить жестокую вражду
И добродетели и боли,
Тогда я отдых обрету!»
 
 
       Память
 
Снегом холодным, снегом глубоким покрыты
Дальние дали, холод, унылая тьма.
Разве любовь единственная забыта?
Время проходит, только любовь одна.
 
Но в одиночестве мыслям не будет покоя,
С горной вершины на северном берегу
На крыльях желанья вместе с моею мечтою
Я полечу к тебе, что я ещё смогу?
 
Холод и снег, и дует декабрьский ветер.
Горы согреет только весны тепло.
Всё, что случилось в годы нелёгкие эти,
Всё буду помнить, всё то, что произошло.
 
В юности чувства всегда особенно сладки,
Словно теченье куда-то уносит опять.
Что же ещё остаётся теперь пожелать мне –
Новых ошибок больше не совершать!
 
Ещё не поздно наполнить всё светом небесным,
Снова вернётся утро на берег мой.
Вся моя жизнь полна будет блаженством чудесным,
Вся моя жизнь, но только вместе с тобой.
 
Но ночь проходит, уходят светлые грёзы,
И с одиночеством нужно бороться опять.
Трудно поверить, что всё это очень серьёзно,
Где же ты, радость, где мне тебя искать?
 
Как удержать эти дерзкие страсти порывы,
Юной души тоску о тебе не унять.
Жгучее пламя безжалостно, неумолимо,
Я умираю и воскресаю опять.
Всё же нельзя мне вопрос оставлять без ответа.
В памяти вместе сливаются радость и боль.
Выпью до капли напиток божественный этот,
Может быть, это поможет найти мне покой?
 
       Сцена смерти
 
«О, День! Ты не умрёшь, пока
Ты ярок и беспечен,
И солнце красит небеса,
Пока ещё не вечер.
 
Твоё сиянье не уйдёт,
Когда подует ветер.
От дуновения его
Сиянье ярче светит.
 
Проснись, Эдвард, проснись скорей,
В сиянье золотистом
Крадётся вечер по земле,
Таясь в озёрах чистых.
 
Мой милый друг, прошу тебя,
Садись со мною вместе,
Прошли мы многие моря,
Нам будто мир был тесен.
 
Я будто слышу шум волны,
Морскую вижу пену,
Представь, что наблюдаем мы
Загадочную сцену.
 
Пока никем не населён,
Есть где-то остров Иден.
Волнами вечно окружён,
Но очень милый с виду.
 
Там смерть и горе не живут,
Свободно дышит грудь.
Ты знаешь, Эдвард, я найду
Его когда-нибудь!»
 
Возможно, показалось мне,
Но в голосе твоём
Послышались упрёки мне,
Но я тут не причём.
 
Я разве не пускал тебя
В бессмысленный поход,
Когда никак душа твоя
Покой не обретёт?
 
Сюжет неплохо твой звучит,
Занятно представленье,
Вечерний летний бриз шумит
Сейчас на этой сцене.
 
Но вижу я в глазах твоих
Смертельную усталость,
Всё больше холод вижу в них,
Заплакать лишь осталось.
 
Какой же повод ты нашёл
Таким печальным стать?
Ещё в поход ты не ушёл,
Уже успел устать!
 
Его за голову я взял.
Дыханье слышно еле.
Он в самом деле умирал,
И умер в самом деле.
 
           Остров Иден в стихотворении «Сцена смерти» - это одна из многочисленных английских морских легенд или он создан творческим воображением самой Эмили? Ещё в детские годы Эмили начала сочинять поэтический цикл о стране Гандал. Задолго до автора «Властелина колец» Эмили создала своё «Средиземье».
 
          Песня
 
Звучала звонка и чиста
Песнь жаворонка в небе,
И пчёлка пряталась в цветах,
Как маленькая леди.
 
Олень срывал лист молодой,
Птенцов водила птица.
Не потревожен их покой,
Он будет вечно длиться!
 
Казалось бы – не помешать
Счастливому покою,
Никто не может омрачать
Их бытиё простое.
 
Плохого ничего для них
Быть в будущем не может.
Но что-то же печалит их
И что-то вдруг тревожит?
 
Спокойствие счастливых дней
И радости не вечны.
Все те, кто смертны на земле,
Не могут быть беспечны.
 
И если грустны их глаза,
Печали есть причины,
И даже в безмятежных снах
Она их не покинет!
 
Порывы ветра на холмах,
Журчание реки
Пускай хотя б одну меня
Избавят от тоски.
 
   Предвкушение
 
Как много на свете радости,
Прекрасного много в жизни.
Но в нашей счастливой реальности
Скрывается тёмный призрак.
Весна тебе будет радость дарить,
И лето поможет забыть
Угрюмое время зимы.
Нет лучше юности света,
Но почему же сокровище это
Так мало ценим мы?
 
Все те, кто нам были друзьями,
Судьбу свою с нами связали,
И в радости или в печали
Среди ненастных дней,
Кто юности свет не погасит,
Помогут нам в поисках счастья.
Невольники собственной страсти –
Бессильны они перед ней!
 
«Кто счастье своё ожидает,
И те, кто надежду теряют,
Наивные, словно дети,
В своих ожиданьях этих.
Познанье духовных истин
Необходимо нам в жизни,
Отсутствие огорчений
Всегда ведёт к пресыщенью.
 
Я не предвидела те перемены,
Вышла случайной измена.
Останусь я стойкой, останусь спокойной,
Сотру одним взмахом, что недостойно.
Пусть время всё рассудит.
Желаньям своим навстречу
Стремлюсь, и, возможно, вечность
Усталую душу излечит.
Пусть будет то, что будет!
 
Надежды всесильны чары,
Но это даётся недаром.
Познание тайны старой –
Ужасна она и прекрасна –
Познания правды печальной –
Они мою боль утешали
И сильною быть помогали,
Терпенье моё не напрасно.
 
Прекрасное утешенье!
Но перед могилы тенью
И мрачного смерти виденья
Выдержит мужество чьё?
Такое судьбы решенье,
Такое души возвышенье,
Сильнее нет предвкушенья –
Вознагражденье за всё!»
 
        Надежда
 
Надежда – это наш скромный друг,
Она нас всегда успокоит.
Ей могут доверить судьбу свою
И те, кто её недостоин.
Нам нужно только её не спугнуть,
В один из тревожных дней
Лицо не заставить своё отвернуть
И снова быть вместе с ней.
 
Не прекратится забота её,
Пока тихий голос звучит.
Когда я плачу, она поёт,
Я слышу её мотив.
 
Она нереальна бывает порой,
Уходит последняя радость,
Тогда утешаюсь надеждой другой,
Которая где-то рядом.
 
А с той, у которой устали уста,
Придётся мне распрощаться.
Пускай улетает она в небеса,
Ей незачем возвращаться.
 
       Дневной сон
 
На небе солнце светится,
Нетерпелив и юн
Скорее с Маем встретиться
Торопится Июнь.
 
Их свадьба неизбежная,
И мать слегка грустит,
Отец с улыбкой нежною
Его благословит.
 
Деревья машут ветками,
И птиц весёлых песнь.
Среди веселья этого
Незваный гость я здесь!
 
Ищу ответа на вопрос,
Но в мыслях пустота,
Хотя задумался всерьёз:
Как я попал сюда?
 
И ничего я не пойму,
Ответа не узнаю,
Но видеть всё вокруг могу
С закрытыми глазами.
 
На берегу в дневной тиши
Нечаянно уснул
И в глубину своей души
Случайно заглянул.
 
Сказало сердце: «Знаем мы,
Когда зима вернётся,
Над светом лета и весны
Злорадно посмеётся.
 
Заставит холодна волна
Умолкнуть птичьи песни,
И бледным призраком весна
Витает в поднебесье.
 
Чему мы рады так сейчас?
Природы возрожденье
Мы видим снова, но у нас
Поверхностно сужденье!
 
Природа только до поры
Порадовать нас может,
Но ветра вольного порыв
Долину потревожит.
 
Вдруг вспыхнут тысячи огней
И зазвучат над ними
В сиянье тысячи лучей
Серебряные лиры.
 
Раздует воздуха поток
Огонь своим дыханьем,
Сплетя божественный венок
Небесного сиянья!
 
Такое эхо загремит
Таинственных мистерий,
Такая песня зазвучит,
Что в это трудно верить.
 
О, тот, кто смертен – умирай!
Открылись время раны,
Плеснуло небо через край
Божественную радость!
 
Страданье бесконечно здесь,
И ночи мрачна тень.
Но где-то вечный отдых есть
И бесконечный день.
 
Тебе весь мир – могилы мрак,
Покинь пустынный берег,
Есть утопающий в цветах-
Прекрасен и безмерен!
 
Не бойтесь тайну приоткрыть,
Глазам своим поверьте,
Реальна радостная жизнь,
Дарованная смертью».
 
Умолкло всё. И сон средь дня
Как сон ночной вдруг тает.
С тех пор Фантазия моя
Меня не покидает.
 
    Фантазия
 
Дней бесконечна суета,
И неприятности всё чаще,
И суть отчаянья проста,
Как чей-то голос прозвучавший:
Нет, друг мой, я не одинок,
Ты убедить меня не смог!
 
Но этот мир не безнадёжен.
Приз может ценен быть вдвойне
Там, где коварству невозможно
Расти и далее в цене.
Свобода нам с тобой дана,
Нет выше власти, чем она.
 
Пусть может нас подстерегать
Опасность, скрытая во мраке,
Но лучше грудь нам подставлять
Под луч небесный светлый яркий.
Ну, что же, солнцу жаль лучей
Для нас, как и для зимних дней?
 
Бессилен разум изменить
Несовершенную природу.
Напрасно сердце, может быть,
Мечты лелеет год за годом.
Тому, что можно затоптать,
Не запретишь вновь прорастать.
 
Весны искусство нам открыто,
Она всё может возродить.
Но ждут весну и паразиты,
Возможность снова жизнь губить.
И голос с неба слышим мы
О том, что так устроен мир.
 
Не верю призраку блаженства
В вечерний час особо милый.
За недостатком совершенства
Власть призываю высшей силы.
Я верю, как все верят люди,
В надежды свет – и будь, что будет!
 
        Как чист её свет
 
Как чист её свет! Как он прекрасен!
Я под охраной его будто,
Земли и неба дарит счастье
Навеет сон, разбудит утром.
Приди, любовь, и мною правь,
Твоё волшебно совершенство
И одинокой не оставь,
И принеси с собой блаженство.
 
Пусть будет свет, а тьма – прощай!
Днём исчезают мрака тени.
Не будет сердце прекращать
Ему своё сопротивленье!
 
Любовь на части не делю,
А ненависть будить не стану.
Слезу чужую и свою
Не осушить самообманом!
Сиянье звёздное горит
Над нами, и спокойным морем
Надежды голос говорит –
Всё управляется тобою!
 
И даже чувствую во сне:
Небес прекрасно совершенство.
Пусть не иссякнет этот свет
И не кончается блаженство.
Но иногда бывает грустно
В том мире, что пред нашим взором.
Порой смеётся мысль над чувством,
Сочтя достоинство позором.
 
Случается удар судьбы,
И негодяй смеётся мерзко.
Терпение теряем мы,
Становится мятежным сердце,
Где прихоть чувства побеждает
И, Разум отрицая дерзко,
Изменой Правду подменяет,
И Радость с болью разделяет.
И не восстанет Мир из сна,
И призрачны Надежды тени,
И жизнь короткая пуста,
И Смерть, как деспот, надо всеми!
 
                           Сочувствие
Зачем отчаянье тебе?
Роса поля украсит,
Звезды ночной прекрасен свет,
И утра свет прекрасен.
Зачем напрасно слёзы лить,
Текущие рекою?
Нет лучше время для любви,
Когда она с тобою.
 
Печальный плач зачем тебе,
Пусть ветер зло уносит,
Зима зароет горе в снег,
Когда уходит осень.
Куда судьба тебя ведёт,
Судьбою не открыто
Удача не пришла ещё,
Но сердце не разбито!
 
              Мой суд
 
В твоих глазах ответ таков:
Презрительно согнута бровь,
Смеёшься надо мною вновь!
О, сладко речь твоя звучит,
Ты упрекнул меня во лжи!
 
Выносишь строгий приговор,
Ты на решенья очень скор.
Моя защита только вздор?
Нет, ангел светлый даст ответ,
Зачем покинула я свет.
 
Зачем стараюсь я опять
Путей чужих не повторять,
Дороги общей избегать.
Богатства власть на том пути
Венок старается сплести.
 
Пусть будет высшим существом
Моей присяги торжество
Воочию подтверждено.
Нелепо выглядит вдвойне
Твоё презрение ко мне.
 
Для клятвы сердцу моему
Алтарный камень ни к чему,
Доверюсь духу своему.
Тебя, мой дух, назвать позволь,
Мой раб, мой друг и мой король.
 
Тебя рабом я назвала,
Такое правило ввела –
Всегда ты меж добра и зла.
Друг мой – когда и в день, и в ночь
Всегда стараешься помочь.
 
Мои ты раны исцелял,
Слезу мою благословлял,
Без помощи не оставлял.
Ты мой король – по мере сил
Благоразумию учил.
 
Возможно, в чём-то не права,
Неправильны мои слова?
Моя молитва такова:
Пусть будет Бог моим судьёй,
Не нужен никакой другой!
 
           Вопрос себе
 
Усталый вечер уходил,
Пора и отдохнуть.
Какие мысли пробудил
И чем наполнил грудь?
 
Ушедший день? Вот он, итог
Нелёгкого труда.
Немного пользы дать он смог,
А в основном вреда!
 
Неутомимый время ход
Нас к смерти приближает,
И совести предъявит счёт,
Бранит и упрекает:
 
«Привыкла совесть лгать твоя,
Во всём Судьбу винить.
Меня твой виноватый взгляд
Не сможет убедить!
 
Ты хочешь отдых обрести
И рада ты ему,
И хочешь в горе ты найти
Покой и тишину?
 
Там сожаленья не спасут
И горькие рыданья,
Где сердцу горе принесут
Напрасные желанья».
 
Увы, крепка бывает связь
Слиянья духа с плотью.
Пока он не покинул нас,
Её не разорвёте!
 
И сладок отдых лишь тогда,
Когда венком лавровым
Нас награждают. Мы всегда
На бой идти готовы.
 
Мы постоянно воевать
Всегда готовы смело
И ложный страх свой растоптать,
А что ещё нам делать?
 
Да, в самом деле горяча
Борьба и безрассудна,
Свободу рады повстречать,
Но научиться трудно!
 
«Смотри – могилы вечный сон,
Непобедимый воин,
Напрасны будут плачь и стон
Над призрачным покоем.
 
Закончится разгромом бой
И полным пораженьем,
Но сладок сон порой ночной,
А утром – пробужденье!»
 
 
 
           Эмили отличалась склонностью к мистике. Это чувствуется по её творчеству. Не исключено, что она обладала некоторыми способностями, которые сейчас называют экстрасенсорными. Перед самой своей смертью она хотела открыть сёстрам какую-то тайну, возможно связанную с их домом. Но не успела. Началась агония.
 
          Смерть
 
Смерть! Удар, который разрушает
Стремленье радость обрести.
Удар, и время ветви иссушает,
Чьи корни скрыты в Вечности.
 
Ростки и ветки бывшей яркой жизни
Покрытые серебряной росой,
Приютом были для ночной вы птицы,
Цветами были для пчелы дневной.
 
Пройдёт печаль, цветенье золотое
Покроет снова гордою листвой
И снова всё наполнит добротою.
Теченье жизни – смысл его такой.
 
Печаль и горе – не одно и тоже,
Пускай пусто гнездо, умолкла песнь,
Надежда посмеяться надо мною может
И шепчет, что зима не вечна здесь.
 
И в самом деле! Всё благословит
Весна, цветеньем новым украшая,
Теплом и ветром тёплым наградит
И лаской возвращенье мая!
 
Прекрасных роз пусть не коснётся горе,
Ненужный страх, исчезни без следа.
Любовь нам в жизни главная опора,
Защита от возможного вреда!
 
Жестока смерть для жизни молодой,
Вечерней песни звуки затихают.
Нет! Утра свет мою ослабит боль,
Но что прошло, того не возвращает.
 
Всё, что ушло, вернуться не посмеет,
Не может вновь как дерево цвести.
Но смертные всегда мечту лелеют,
Исток которой – в Вечности.
 
 
            У следующих двух стихотворений наверное лучше оставить их английское название. «Stanza» – переводится или как строфа, или как станс (небольшое элегическое стихотворение).
 
      Stanzasto   --------------
 
Моё презренье и насмешка
Забыть помогут это имя.
Но сердце будет безутешно –
Бесславная надежд кончина!
Мне эта мысль приходит снова,
И снова плакать я готова.
Старается моя слеза
Насмешку смыть в моих глазах.
«Благословенна дружбы пыль»,
Элегии печален стиль!
Ты слаб и пуст, ты пуст и слаб,
Ты своего обмана раб.
Но это нас роднит с тобой,
Я тоже слабая душой.
 
Но с мыслью я прощусь такой
Неправильной и не святой.
Зачем пугливой ланью быть,
Спасаться бегством во всю прыть?
Меня вой волчий не страшит,
Мне просто их противен вид.
На радость им слезу пролить
И о пощаде их молить?
Нет! Честь ты эту позабудь,
Оставлю жалости чуть-чуть:
«Пусть грудь согреет всё земное,
А Небо дух твой успокоит!»
 
      Stanzas
 
Если бросишь меня – не заплачу,
Бесполезно это, знаю.
Мир вдвойне нам кажется мрачным,
Когда наши души страдают.
 
Не заплачу, дождусь я лета,
Окончания ненастья,
И конец истории этой
Не покажется так несчастен.
 
И тогда, устав от страданий,
Принесённых мне зимой,
Утомлённая ожиданьем,
Распрощаюсь с этой тоской.
 
Не заплачу. Но как жестоко,
Если нет тебя со мной.
Буду ждать до последнего вздоха
Новой встречи моей с тобой.
 
          Моё утешение
 
Пытаешься снова меня ты учить,
Я чувствую снова сомнения.
Ты хочешь тайную мысль мне внушить,
А может быть, светлую истину скрыть,
Своё не скрываю мнение.
 
Останутся тайною тайны души,
То, что от людей укрыто,
Что жарко пылает и громко кричит,
Чего не касаются света лучи,
Угрюмо оно и сердито.
 
Я не грущу, но по тёмным путям
Идти мне всегда одной?
Пустые желанья во след мне летят,
И дни одиночества где-то грустят
Тоскливые, будто вой.
 
Друзья и братья в несчастье мне,
Улыбка, как будто вздох,
Чьё вечное сумасшествие,
В агонию не перешедшее,
Мой взгляд выдержать смог!
 
На небе сияет прекрасное солнце
И ярко пылает Ад.
Души не изменят насмешливый тон
Ни песнь серафима, ни демона стон.
Причина страданий душевных не в том,
Никто в этом не виноват!
 
Но ласковый бриз над морскою волной
Закончиться бурей может,
А тёплый ветер весенней порой
Сугробы зимы уничтожит.
Что общего в том между мной и тобой
Меня что утешить может?
 
Давай разговор продолжим пока,
Обида таится где-то,
Обижено сердце, но только слегка,
Другие темы не будем искать.
Ты видишь, как мокрою стала щека,
Спасибо тебе за это!
 
 
 
 
          Старый стоик
 
          Героем стихотворения «Старый стоик» вполне мог быть глава семейства преподобный Бронте. Он во всём полагался на волю Божью и являл собой пример стойкости и терпения. На его долю выпала самая злая судьба, какая может достаться человеку. Он надолго пережил и свою жену и всех своих шестерых детей. Мария – родилась в 1813 г., умерла в 1825 г. Элизабет - родилась в 1814 г., умерла в 1825 г. Шарлотта – родилась в 1816г., умерла в 1855 г. (во время беременности). Патрик Брэнуэл – родился в1817 г., умер в1848 г. Эмили Джейн – родилась в 1818 г., умерла в 1848 г.   Анна – родилась в 1820 г., умерла в 1849 г.
 
Меня свет истины влечёт,
Смеясь, я презираю
Известность, славу и почет,
Что без следа растают.
 
И только об одном молюсь,
В чем суть моей природы:
Избавиться от лишних чувств
И обрести свободу!
 
Приди скорей, желанный день,
Пусть сбудутся молитвы,
И жизнь и смерть, их смысл и цель
В терпении великом!
 
 
         Видение
 
       Начало стихотворения «Видение» написано Эмили. Последние 8 строк написаны Шарлоттой.
 
Молчание в доме, все уже спят.
Клубится снег, и ничего другого не видит взгляд.
Тревожным ветра кажется звук,
Неудержим порыв его, деревья стонут вокруг.
 
Свет очага красит матово пол.
Казалось, дверь дрожит слегка и стёкла у окон.
Свет маленькой лампы пускает лучи,
Он манит к себе звездой, сияющей в ночи.
 
Мой сэр и дама со строгим взглядом,
Явитесь снова ко мне, вам упрекать меня не надо.
Но сэра и дамы нет со мной.
Ночной ангел через снега идёт тайной тропой.
 
Является он, посланец эфира,
Останется тайным визит, его тайная сила.
Кто любит меня, ни единым словом
Меня за желание жить платить не заставит снова.
 
Свет маленькой лампы, ожог его чист.
Молчание! Ветер проносится быстр.
Кого ожидала, явиться не смеет.
Потусторонняя сила! Всё же в тебя я верю.
 
 
                  Ночной ветер
 
              В стихотворении «Ночной ветер» рифмуются только чётные строки, как и в северных народных балладах. В северной поэтической традиции нечётные строки не рифмуются.
 
Тёплую летнюю полночь
Луны освещает свет,
Открыла окно в гостиной,
Куст розы под ним в росе.
 
И ветер тихо и нежно
Коснулся волос слегка.
Мелодии неба прекрасны,
И сон над Землёй витал.
 
Зачем-то ветра дыханье
Мне тихо шепнуло вдруг,
И слышу я тихий голос:
«Как тёмен лес вокруг!
 
Слабеет моё движенье
И слышится, как сквозь сон,
И кажется нереальным
Звук множества голосов».
 
А я говорю: «Почему же
Певец, чей так голос мил,
Хотя не хотела я музыки,
Вдруг разум мой ею пленил.
 
Как будто цветов ароматом
Играя, деревья стоят.
Ушли мои прежние чувства
И новых ворвалась струя».
 
Осталось одно желанье,
Согрело меня теплом,
«Приди, - я вздыхаю сладко, -
Зачем от меня ты ушёл.
 
Дружили с тобою мы с детства.
Я разве любовь не храню?
И, этой любуясь ночью,
Я разве тебя не люблю?»
 
Опять о тебе я плачу,
Но это тебя не тревожит.
Лежишь под могильным камнем,
И ты одинок там тоже.
 
 
         Не будет душа трусить
 
Не будет душа трусить,
Как шторм, не боится небесная сфера,
И небо сияет пусть мне,
Сильнее страха сияние Веры.
 
О, Бог, будь всегда со мной!
Пусть Смерти приход неизбежный ужасен
И жизни моей покой
И вечная Жизнь в Твоей воле и власти.
 
Напрасно так много правил
Придумали люди пустых и напрасных.
Немного они добавят
К тому, что и так беспредельно прекрасно.
 
Сомнения снова и снова
Владеют мной, кажутся мне бесконечны.
Но очень прочна основа
Великой скалы под названием Вечность.
 
Любви широки объятья,
Живительный дух её долгие годы
Нас окружает счастьем,
Поддержкой, вниманием, доброй заботой.
 
Движенья Земли и Луны
И Солнца, и даже всего Мирозданья
Любви подчиняться должны,
В том суть её существованья.
 
Не всё подчиняется Смерти.
Пускай велика её сила, но всё же
Живительный Жизни ветер
Она никогда уничтожить не сможет.
 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 705 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!