Пapaллeли. Сборник Поэзии.

 Мой Дух

Мой Дух летит из Плоти бренной,
Но знаю я – лишь в ней он жив:
Так Кровь пульсирует по Венам,
И к Сердцу вновь и вновь бежит.
 
И этот Пульс – Пути Знаменье,
Незримый Странник во Плоти –
Соединяет Светоч с Тенью:
Как Солнце, скрытое в Груди...
 
Челнок искусный, в Ткани Жизни
Узор с Цветами он роднит:
Но в Пестроте сокрыта Тризна,
И Вкус Конечности разлит.
 
И связан крученою Нитью,
Он Цепь Материи Земной
В себе хранит – уже провидя
Удел Трагедии Одной...
 
Без Воплощенья – Дух бесцелен,
Без Духа Плоть – ненужный Тлен:
Жизнь – Труд в Сплетенье Духа с Телом,
Сплетенье Солнца и Селен.
 
Лучатся Чувства: Светоч-Разум
Энергий Опыт познаёт –
И Боль есть Жизнь, что движет Массу,
В которой Сердце с Болью бьёт...
 
Державы Стихий
 
Державы Земные
Из Почвы взошли:
Возвысили Выи
И Пламя зажгли,
 
Из Глины и Камня
Создав свою Твердь,
Боролись нещадно
За Злато и Медь...
 
Державы Морские,
На Смену прийдя,
Со Скоростью Киля
По Водам летя,
 
На Гранях, на Скалах,
Из Далей, Широт – 
Из Мыслей и Сплавов – 
Создали Оплот...
 
Но Ветра сильнее
И Звука быстрей, – 
Державы Воздушные
Мощью своей
 
Поднялись на Крыльях
Идей, что живут – 
В Мирах, что открыли,
В Словах, что зовут, – 
 
В Природе, что выше
Привычек людских,
Что глубже, чем пишут
И судят о них,
 
Прочнее, чем Камень,
Вода иль Огонь, – 
Что правит Руками,
Творящими Сон.
 
Их Власть – это Право,
Их Свет – Интеллект:
И вечна их Слава – 
Как Юность их Лет!..
 
Мichele Angeli
 
О, Пламенный Дух! В этот Мир обратись – 
Своё привнеси Измеренье
Туда, где Страданий звучит Вокализ,
Где живы не Светом, но Тенью!
 
Заставь эту Жизнь через Пламя найти
Тот Путь к позабытому Раю,
Что сквозь Преисподнюю будет вести, – 
Где адское Пламя играет!..
 
Художник! Ищи лишь Единый Огонь, – 
Фиксируя Всполохов Пляску, – 
И в каждой Материи Душу затронь
В пространственных Формах и Красках.
 
Ты высвобождаешь в Горенье Стихий
Природу, что скрыта доселе:
Порви же их Цепи, сними с них Тиски – 
И Дух посели в Новом Теле!..
 
Что Мышцы Людские, что Мимика Лиц,
Что Жесты, Движения, Позы? – 
Повсюду лишь Пламя, – Святой Вокализ, – 
Из Пепла растущие Розы!
 
Кто пламенный Дух сквозь Геенну провёл, – 
В Огне закалив своё Пламя, – 
Тот Руку Творца, и Спасенье обрёл,
Слова оживляя Делами!..
 
Тоска Пилигрима
 
Кров бесприютный покинь,
В Путь одиноко пустись, – 
Жребий предложенный вынь,
Молча ему покорись.
 
Камни скрипят под Ногой,
Воздух застыл пред Грозой:
Ты беззащитный, нагой, – 
Словно Былинка с Росой...
 
Близость давно Далека,
Кромка Ущелья видна:
В Пропасти дышит Река, – 
Рвётся с бездонного Дна.
 
Вырваться не суждено – 
Пропасть сдавила Поток:
Значит, осталось Одно – 
Биться сквозь Камень и Рок!..
 
Народы Моря
 
Народы Земные Морями плывут – 
«Народами Моря» их Страны зовут:
«Народами Моря» – без Суши земной – 
Что Души без Плоти, с Судьбою Одной!
 
Народы Морские – Изгои Земли:
В Пределы иные, в солёной Дали,
Влечёт их Природа, как Волны, на Брег – 
Из Пены творя их отчаянный Век...
 
Забытые Мифы Легенды теснят:
Герои – не Боги – их Кровью творят.
Запретное пало – к безвестным Ногам,
Преданья предали – открылись Врагам!
 
Чужое разрушит смешавший Своё:
В Погоне за «Лучшим» он станет Зверьём.
Отчаянье – дико, и Зависть – слепа:
Жестокое Лихо – что в Скалах Тропа...
 
Бесформенность к Форме стремится опять,
И Форме подточенной – не устоять:
Но Волны со Скалами – не породнить,
Удел их извечный – встречаться и бить!
 
Так в Море Народам Морским не дано
Сражаться, – как Странам, что стали Стеной:
Кто Брег не возьмёт – того Дно поглотит,
Но Память Живых за него отомстит...
 
Илуит
 
Кто Охотник – тот странствует Духом,
Кто в Нужде – обладает Желаньем,
И в Теченьях, влекомых по Кругу, – 
В Круге Северном, сквозь Расстоянья,
 
Он отправится в Бегство – за Целью,
Что неведома, но ощутима:
Жизнь Охотника – что Рукоделье – 
Осязаема, цельна и зрима!..
 
Стянут Жилы упругие Шкуры,
Гарпуны заострятся на Зверя,
И по Волнам – по Спинам акульим – 
Племя выплывет, Ветру доверясь.
 
И Чутьё к Островам понесётся,
Нападая на Лежбища в Скалах:
Этот Путь безвозвратным зовётся, – 
Это Путь, что Судьба обещала!..
 
В Тверди Льда воздвигают из Снега
Поселения хрупких Пристанищ:
В них вселяется Дух Человека,
Что на Землю потом не заманишь.
 
Жизнь Охотник – за Жизнь – отбирая,
Дух убитой приветствует Плоти:
Память Плоти в себе собирая,
Что затем продолжается в Роде!..
 
Облик Мира Железом отмечен,
И Огнём запечатан во Мраке,
И Охотник, что вышел далече,
Воплотит их в великой Отваге.
 
Под Пустыней Сокровища скрыты, – 
Словно Пиршество Жизни под Смертью:
Льдина Прошлого будет разбита – 
Над прекрасной, неведомой Твердью!..
 
Папа Целестин
 
Верните мне Моё Уединенье!
Зачем мне «Дар», что вы «преподнесли»?!
Власть над Людьми, что преданы Сомненью,
Не для моей почтенной Седины.
 
«Я – лучший Выбор» – вы всем говорите,
Скрывая то, что я – лишь Человек:
Как все, я грешен – и не в лучшем Виде
Моя Душа идёт страдать за Всех!..
 
Я слаб и болен – вы же все здоровы,
Я лишь Монах – вы знатны и сильны:
За Вами Дело, а за мной – лишь Слово, – 
Пусть в нём одном Биение Весны.
 
Вам нужен «Пастырь»: Стая меж собою, – 
Вы Стадо там, где Страх и Темнота,
Но Свет слепит запутавшихся вольно,
И бесит тех, чья Совесть нечиста!..
 
Отвыкший слушать, слушаться не будет,
Ответом дерзкий трусит отвечать:
О, тяжкий Крест, – прощать того, кто Судит!
О, Власть в Безвластье – Чести не видать!
 
Я сыт по Горло Суетностью тленной,
И для меня – что Слава, что Позор:
Верните мне Моё Уединенье!
Я не Паяц, не Нищий и не Вор!..
 
Мастер Эры Юань
 
В Эру Сун он служил, – 
Не страшась, не стыдясь, – 
На Земле своей жил,
Как владетельный Князь,
 
Часто был при Дворе,
Улыбаясь, шутя,
Слыл учтивым в Игре
И гадал на Костях...
 
В Каллиграфии «бог»,
Он Картины писал:
Храм и горный Отрог,
И Величие Скал
 
С бурной Мощью Реки,
С Морем вешних Лесов
Из-под этой Руки
Вновь рождались без Слов...
 
Но повсюду любил
Праздник он рисовать:
В Храм Людей он вводил,
Заставлял танцевать,
 
Развлекаться, шутить,
Размышлять, торговать,
Или в Странствии жить,
Или в Страсти сгорать...
 
Но Монголы пришли,
И Огнём, и Мечом
Власть свою принесли
В Край Лачуг и Хором.
 
Пала Воля к Борьбе
Средь застывших Сердец,
Все затихли в себе,
Словно призрачный Лес...
 
Кто в Лачугах, пошёл – 
Как и прежде ходил – 
В Услуженье, в Издол
К тем, кто жёг и губил.
 
Кто в Хоромах, одел
Знаки новых Господ:
При Дворе уцелел – 
Спас Покои и Род...
 
Но Художник Один,
Ранг и Почесть сложив,
В Обрамленье Седин
Лик скорбящий склонив,
 
Тихо выехал вон
От Двора и Утех – 
В Край, где властвует Сон,
В Край Туманов и Рек...
 
Он Владенье продал,
Взял Жену и Детей,
И в Низине, меж Скал,
На озёрной Воде
 
Плот построил большой,
Дом построил на нём, – 
И, для Мира Чужой,
Зажил в Мире Своём...
 
Но однажды к нему
Прибыл Поезд Гостей:
Все влеклись к Одному,
В Край рыбацких Сетей.
 
Сели в Лодки – и вот,
В предвечерней Красе,
Заступили на Плот:
Сонм Врагов и Друзей...
 
Ужин скромный вкусив,
Чай отпив неспеша,
Тот, кто, велеречив,
На Ковре возлежал,
 
Вдруг спросил: «Почему
Вы оставили нас?
Предпочли эту Тьму
В предзакатный сей Час?»
 
«Двор, как прежде, живёт – 
Мы, как прежде, при нём:
Всякий ест или пьёт,
И в Достатке своём.»
 
«Вы же в этой Глуши – 
И Картины у Вас:
В них Ваш Образ лежит
И живёт без Прикрас!»
 
«Этот Образ – во всём – 
А вокруг, будто Сон...
Только мы не поймём:
В Тени девственных Крон,»
 
«На Уступах, в Полях,
Здесь не видно ни зги!..»
« – Сожалею! Но Страх,
Что излили Враги,»
 
«Ныне правит Землёй,
Что согнулась, стыдясь...» – 
Молвил тихо Изгой,
Что когда-то был Князь.
 
« – Но скажите же нам:
Средь пейзажной Красы, – 
Там, где Мост, или Храм,
У песчаной Косы, – »
 
«Неужели нигде
Для Фигур Места нет – 
На Земле, на Воде?!..»
Но таков был Ответ,
 
Что Хозяин изрёк
Глухо, словно со Дна:
« – Где в позорный сей Век
Хоть Фигура Одна?..»
 
Была Эра Юань,
Были Тьма и Туман:
Ночь брала свою Дань,
Мгла сочилась из Ран
 
Гор, умытых Дождём, – 
А на Озере Плот
В тайном Мире своём
Дрейфовал среди Вод...
 
В тихом Доме Старик
Что-то Кистью писал: 
Его сумрачный Лик
Словно Свет рисовал, – 
 
Луч холодной Луны,
Безразличной к Земле...
А кругом плыли Сны – 
Пеплом в хладной Золе...
 
Сиккерт
 
Взгляд со Сцены в зрительный Зал – 
Взгляд из Зала в Блики и Свет:
О, Улыбки странной Оскал,
О, Теней израненный След!
 
Где Граница? Призрачность Рамп
Смотрит вглубь – вот только Куда?
Кто же здесь Владыка? Кто Раб?
Так в Песок уходит Вода...
 
Лица смыты: Скука жива, – 
И Стремленье Скуку сорвать,
Словно Маску, что не права,
Как Личину, что не понять.
 
Правота с Понятьем – близки,
Но вдали – от Лжи Полусна,
И Движеньем грубой Руки
Ляжет в Образ их Седина...
 
Зал – Актёры: Сцена глядит
На Пришедших, как с Высоты,
Кисть Холсту отныне не льстит
В Отраженье чёрной Воды.
 
Время Каплей в Мире Частиц
За условной Целью течёт, – 
Наполняя девственный Лист
Впечатленьем Наоборот...
 
Отповедь Семирадского
 
Зачем вы гордитесь,
Что «близко к Натуре»
Быть Кистью стремитесь
Резцом и «Текстурой»,
 
Что точите Перья
О грубый Булыжник,
Красу «Лицемерьем»
Зовёте «недвижным»,
 
Что славите Грязь
И Уродство Убожеств,
Вскрываете Пласт
Человечьих Ничтожеств,
 
И ищете «Правду»
В Пыли приземлённой – 
Средь глупого Стада
И Тьмы полусонной?!..
 
Вы все заблуждаетесь:
Вы не открыли
Ту «Новь», что стараетеь
Вывести «Былью».
 
Она всем известна – 
Без вас и давно уж:
Но Духу в ней тесно – 
А Дух не изгонишь!
 
Он жаждет Высот,
Идеалов и Света,
Мечты, что в Полёт
Отправляется с Ветром,
 
Изысканной Свежести,
Прелести Красок,
Улыбок и Нежности,
Песен и Плясок!..
 
Божественнен Дух,  
Его Образ, Подобье:
Он в Таинстве Рук,
Форме Губ или Брови,
 
Во Взоре Очей,
Переливах, Намёках – 
Вселенной Вещей,
Вознесённых Высоко!
 
Живёт не для Грязи
Искусство – для Духа:
Красу Безобразье
Не выведет в Слуги.
 
И это Вопрос,
Чья же Правда важнее:
Бурьяна иль Роз,
Кирпича иль Камеи!..
 
Но точно Одно:
Нам Иллюзия – ближе,
Чем всё, что «дано» – 
Ей одною мы дышим.
 
За нею стремимся,
Её воплощаем – 
А Грязи стыдимся,
Что нас разрушает.
 
И «Правда» – запомните – 
Неочевидна:
Она не Загон,
Где пасётся Скотина,
 
Она – Естество,
Но не Грубость «Натуры»,
И в нём лишь Родство
Красоты и Культуры!..
 
Карнарвон
 
На Бреге далёком Валлийском,
Покрытом зелёной Травой, – 
Под Небом клубящимся, низким,
У Скал, где кочует Прибой,
 
Жестокий Властитель-Захватчик
Велел Чужестранцу создать
Твердыню, что Силу не прячет,
И призвана повелевать...
 
И действовать стал Чужестранец, – 
Как водится, издалека:
Он следовал мудрому Плану,
Лишая Надежды Врага.
 
В болотистых, топких Низинах,
На Острове, в Скалах крутых,
Он Крепости строил единой
Цепочкой из Башен литых,
 
Из Стен, возвышавшихся мрачно,
Из чёрных зияющих Рвов – 
Жестокость от Страха не пряча,
Клинок не кладя под Покров...
 
Но в Центре Страны, – в Окруженье
Охраны больших Крепостей, – 
Укрыл он под мощною Сенью
Хоромы во всей Красоте:
 
И Стены из Форм идеальных,
И Башни на восемь Углов
Возвёл вокруг Залов и Спален,
Богатых Убранством Столов...
 
Так Образ великого Града
На Землю «спустился» с Небес – 
В Твердыне, что Мраком и Хладом
Средь этих возвысилась Мест.
 
Возвышенность – над Униженьем – 
Безмолвно отныне парит:
Победа слилась с Пораженьем – 
В один романтический Вид...
 
Парфяне
 
Горы, Равнины – вместе отныне:
Рыцарь Пустыни их побратал;
Множество снова станет Единым – 
Чтобы Свободы Враг не украл!
 
Вот Благородство Гордости Правых – 
Правых Доверьем, но не Мечом – 
Степи на Страже: в девственных Травах
Воздух по Венам сладко течёт...
 
Волчьи Ублюдки здесь беззащитны – 
Их окружают и не щадят:
Львиные Души Сущность Ехидны
Светом омоют, Мощью сразят!
 
Порабощенье с Ложью едино:
Поработитель трусит и врёт;
Мы распознаем Оком Орлиным
Этот коварный, злобный Народ...
 
С Завистью Битва – правая Битва,
Правая Слава – вечно права;
Рыцари Правды – гордая Свита – 
Против «Свободных» с Сердцем Раба!
 
Спесь осрамится, Жадность упьётся
Собственной Кровью чёрной своей:
Поступь хмельная с Марша собьётся – 
В Пропасть сорвётся, в Логово Змей...
 
Сила – не Грубость: быть Утончённым
Значит Клинок свой острым держать – 
И Красотою вооружённой
Ныне поскачем Зло побеждать!
 
Войны – лишь Средство, Цель – их Забвенье,
А Равновесье Множеств – Итог:
Рыцари Сердца спасительной Сенью
Станут от тех, кто груб и жесток...
 
С Гор нисходите, Пустынником будьте,
Зорко храните Тучность Равнин:
Рыцарь свободен не Плотью, но Сутью – 
Рыцарь степной, что Сознаньем Един!..
 
Кrupp
 
Век Стальной – Пик Железного Века:
Медный – в Прошлом, вдали – Золотой!
Альфа в Стали – стальною Омегой
На Поверхности Мира литой
 
Методично наносит Удары,
В рукотворной своей Мастерской
Раскалённое Жерло Металла
Сотворяя из Тьмы Вековой...
 
Прометей и Вулкан – снова рядом – 
Воплощённые в Мире Людском:
Вор-Кузнец упивается Чадом,
Дерзкий Мастер стоит на своём.
 
Цвет кровавый Огонь предвещает,
Грохот Молотов – пушечный Гром:
Дым Пожарищ уж в Небе витает – 
Из бесчисленных Адских Хором...
 
Создаётся Империя Стали:
Образ Новый – на старом Холсте;
Грёзам Прошлого Форму придали,
Монолит возвышая в Тщете.
 
Больше Труб – больше Жерл – больше Власти:
Это Троица Граций стальных;
У Колоссов уж спаяны Части – 
И Заклёпки положены в них...
 
Верность, Преданность, Бескомпромиссность – 
Вот Девиз Восхождения ввысь – 
На Вулкан, что, взрываясь над Жизнью,
Погребёт её хрупкий Абрис...
 
Тулуз-Лотрек
 
Мир Обречённых пишет Обречённый,
Мир Красоты израненной – Ущербность:
Жива Фривольность Взглядом напряжённым – 
И из Руки рождается усердной.
 
Острей Цвета – но Краски не ложатся:
Они Канкан отчаянно танцуют;
Фигуры в резких Контурах кружатся,
И безысходно мечутся, тоскуют...
 
На Праздник Жизни! Словно на Вокзале,
Свет Суеты всё смазывает ловко:
Здесь преходяще трепетное Гала,
Что приходящих Лиц сбивает с Толку.
 
Кино уже рождается, снимая
С застывших Фото каверзную Ретушь,
Но Кисть Рука – как Сердце Жизнь – сжимает,
И ты её Страданиям поверишь...
 
Жизнь прожита – ещё и не начавшись,
Смерть вкушена – в Пирушках полуночных:
Безумье Грузом брошено на Чаши – 
Вес Легкомыслий будет познан точно.
 
Изнанка – вот! Сокрыта под Исподним – 
Как Суета в Объятьях с Суетою:
Ведь наша Жизнь – распущенная Сводня,
Что под Личиной прячется Простою...
 
Генуэзское Кладбище
 
Некрополь – Творенье Живых:
Живые в нём ищут Покоя;
Их Дух к Восхожденью привык,
Их Плоть в Увлеченье собою
 
Привычно стремится создать
Из Форм своих Мир Идеальный:
В Мгновении Смерть обуздать – 
Мираж оставляя сакральный.
 
Так Жизнь, что оставила Плоть,
Оставлена в Камне навеки:
Души воплощённый Полёт,
Открывшей духовные Веки...
 
Начни Восхождение там,
Где временные Постояльцы;
Под Своды Луны и Креста
Взойдёшь одиноким Скитальцем;
 
Увидишь там мраморный Шик, – 
Слиянье Страстей, Аллегорий, – 
Отчаянье быших Живых,
Что вечно с Отчаяньем спорят.
 
Пойми: Наслажденье влечёт
И здесь – к Воскрешенью из Гроба:
И ныне – Свеча со Свечёй – 
Взошёл ты на Новый Акрополь!..
 
Человек Уподобленный
 
Человек, уподобленный Богу – 
Бог в обличии слабом людском:
Добродетель растёт из Порока – 
И уходит в него испокон.
 
Оправдания в Поисках Правды
Бьются Ложью за призрачный Мир: 
Это вечная тёмная Страда,
Что Страдания Образ затмил.
 
Жизнь меняет Личины Мгновений, – 
Праздник Действия, трезвый Разгул:
Плоть из Света – становится Тенью,
Дух из Тьмы – вулканический Гул.
 
И Тавром из Количеств отмечен
Давний Качества тайный Зарок:
Кто Божественнен – тот Человечен,
Ведь людское Суммарное – Бог...
 
Оlinda
 
О, Берег златой Параибы!
К тебе прибивает Скитальцев
По Водам, где странствуют Рыбы
Златым нескончаемым Танцем,
 
Где Свет в Океане прохладном
В разбуженных Красках рассветных:
Прекрасное, – о, ты закатно!
Плывёшь средь Сокровищ несметных,
 
Пройдёшь Алтарями, средь Нефов,
Молитвы с Мечтами услышав, – 
И снова поднимешься в Небо,
Как Странник, что Странствием дышит.
 
Так Странствие гонит Скитанье
К Обители Отдохновенья:
Прильнуть к освежающей Тайне,
Испить услаждающей Тени.
 
Дыхание Рая – ты рядом – 
В Сплетении Солнца с Природой:
В Небесном, но таящем Граде,
Что словно бы Танец Подводный!
 
Тень в Тайне – под Солнцем и Сельвой – 
Религию Камнем оденет:
Обитель Последних и Первых
Господь, как Скиталец, оценит!..
 
Пракситель
 
Человек – это Образ в Пространстве – 
И Пространственность Образов Масс:
В этой Страсти, сплетённой Бесстрастьем,
Каждый Контур – назначенный Час.
 
Ибо Нити Времён правит Вечность
И кладёт их в узорную Ткань:
Так и Мастер, что Богом отмечен,
Сетью «Правд» созидает «Обман»...
 
Идеал – Освященье Материй – 
Все Тела собирает в Одно,
И Каноном – возвышенной Мерой – 
Прочно свяжет Поверхность и Дно.
 
Образ Бога вольёт в Человека – 
Сотворяя земной Образец:
То не «Идол» для Перса иль Грека,
Но всеобщая Мера и Вес...
 
Устраняй Недостатки Живого,
И Гармонию Жизни придай:
Мир есть в Бронзе поющее Слово – 
В Человеке его отливай!
 
Человечность превыше Природы,
Призывая Рождённых рождать:
Воплощенная Воля к Свободе – 
Лишь она сможет Бога познать!..
 
Эразм
 
Почему – вопрошаю я Публику – 
Ты не скажешь себе «Почему»? – 
Увлечённая вечною Сутолкой,
Светоч Вечности гонишь во Тьму,
 
Глупо славишь Триумфы на Разумом, – 
Императора ставя Рабом, – 
Распыляясь на «всякое-разное»,
Похваляясь пред Статью Горбом?..
 
Твоя Суетность Верою меряна – 
Ибо Верность храня Суете,
Ты влечёшься туда, куда «велено»,
И стремишься навстречу Беде,
 
Миражами щекочешь Сознание,
Пляской Страхов питая Мираж:
О, Толпа – без Различия в Званиях!
За Обман ты, что хочешь, отдашь!..
 
Продаёшься ты и покупаешься, – 
Только чаще воруют тебя:
Как Один, ты тоскуешь и маешься – 
По себе Индивидов лепя.
 
Эти «Слепки» Материи  Глупости 
Ты, о Стадо, о-духо-творишь – 
В Мире тёмной, бессмысленной Грубости,
Где Безумие – это Престиж!..
 
Янычары
 
Отщепенец безродный, лишённый Семьи,
Станет Воином верным – без Веры своей:
Словно Евнух, он будет Чужое хранить,
И, круша, не посмотрит, где Раб, а где Бей.
 
Воспитание – всё, ибо Память – ничто:
Там, где Память убита, где Бог – Ятаган,
Мир отныне надвое раскроен Щитом,
И Бунчук – Указатель – для Совести дан!..
 
Враг известен: внутри пусто всё и мертво – 
Убивают Абстракцию, Символ, Мираж;
Ибо нет у Клинка ничего Своего – 
Отчуждённый не знает, где «наш» и «не наш».
 
Жизнь – Приказ, он же – Смерть: Ставки выше в Игре – 
Платы требует, кто «Неподкупным» слывёт;
Он Подобие странное той, что в Чадре – 
За Решёткой Покоев тюремных живёт!..
 
Нападенье с Защитой однажды сроднит
Бытие, что привязано к Воле Одной:
Тело Власти Прохладу Дворца окропит
Кровью Юности, пущеной «верной» Десной.
 
И Возмездие верное не пощадит
Жертв зарвавшихся, ставших Приказом играть – 
И поднимет с Проклятьем их Память на Щит,
Чтобы Память грядущих Безродных стращать!..
 
Слово Унаса
 
Магия – это Дыхание,
Магия – Сердцебиение:
Глаз исцеляет Сиянием,
В Сладости Уст – Упоение.
 
Пища богам – через Смертное,
Смертное – в боге насытится:
Духов влечёт к Безответному,
Ибо Душа есть Провидица!..
 
Нитью Заклятий сшивается
Грёз одинокое Вретище:
В Грёзах Живое рождается,
Грёзой играясь, как Ретушью.
 
Ткань Поколений в Заклятиях
Мир обнажённый опутала:
Путь из Могилы к Зачатию
В Кокон Великий укутала!..
 
Выплыви Солнцем – и Соколом
Следуй к Закату пустынному:
Жажду, живущую Впроголодь,
Брось под усталой Сединою.
 
В Лёгких и Сердце – Питание,
Мудрость – Амброзия сладкая:
Суть Обретенья – в Искании, – 
В Мире, исполненном Схваткою!..
 
Папа Урбан
 
Церковь – Воинство в Мире, под Богом,
Мир – Сражение в Вере и в Знанье:
Меч сияет отточенным Слогом,
Что Ученье влагает в Преданье.
 
Из Преданья мы вышли – и будем
Строить дальше в Земном Город Божий:
Отпуская Грехи – мы осудим,
Осуждая – отпустим все Вожжи!..
 
Что ты хочешь, о «Паства»? – Твой Пастырь
Всё услышит, и Благословенье
Даст Желаниям избранной Касты
И Стремлениям тех, кто в Сомненье.
 
Слово – Русло для новых Потоков,
Речь – Поток, собирающий Мысли:
Он несётся в Долины с Отрогов,
Пишет Буквами новые Числа!..
 
Строгость Нравов – Преддверие Сечи,
Рвётся Вера – как Смерч – на Свободу,
И в Пустыню, что манит далече,
Понесёт Меч Князей и Народа.
 
Сотни Лет будет править Преданье – 
Новый Сказ о Войне с «Иноверьем»,
И под Звуки священных Литаний
Будет Путь Поколений измерян!..
 
Ли Сун Син
 
Адмирал на Задворках Страны начинал,
Продвигался Трудом и Смекалкой своей,
Было надо – он спорил, Врагов наживал,
Находясь в Подозренье всегда у Властей.
 
Говорил он, что Флот – это Ключ к Берегам:
Кто владеет Ключом – тот откроет Страну;
Но о нём говорили: «Не ведает сам,
Что несёт!» – обращая всё в Шутку одну...
Но скомандовал Сёгун: «Пусть будет Война!», 
И к Корее направил бесчисленный Флот – 
Двести Тысяч его заполняли до Дна – 
До Зубов оснащённый, жестокий Народ.
 
И Сеул они взяли, и всюду пошли,
Свою Власть утверждая, посевы губя,
Двор бежал – и Страна, как Корабль на Мели,
Ждала Участи худшей, не помня себя...
 
Но сказал Адмирал: «Ключ на две Стороны
Может двигаться, если его повернуть!
Дайте Власть мне – и я применю для Страны
Её Силу – Врагу не давая уснуть!»
 
«Я Удары ему нанесу там и так,
Что не сможет оправиться он, а затем
Будет Паника бить и преследовать Страх,
И он сам уберётся – худ, немощ и нем!..»
 
И построил Суда он, что раньше никто
Никогда не видал – кроме, разве, него:
«Ко-бук-сон» – «Черепаха» – явила в Окпхо
Свою новую Мощь; с Корабля одного
 
Из-под хладной Брони вырывался Огонь,
Что топил и калечил десятки Судов,
И неслась «Черепаха» на Веслах, как Конь,
Что лететь против Ветра Часами готов...
 
Три Провинции Юга с собой единя,
Адмирал объявил: «Море правит Землёй!» – 
И с тех пор не бывало единого Дня,
Когда Враг не видал бы Меча над собой.
 
Этот Меч не дремал – за Ударом Удар
Нанося сухопутным враждебным Войскам
С Кораблей, что являлись, как дикий Кошмар,
Открывая Дорогу отважным Броскам...
 
В Хансандо, в двух Сражениях, он раскидал
Окончательно Силу враждебных Эскадр,
И отрезал Пути к Отступленью у Скал,
Где когда-то свой Ключ направляла Рука.
 
И оставшись одни, в партизанской Стране,
Побежали Остатки «великих Армад» – 
И узрели, что в страшном не видели Сне,
И сдавались, познав и Бессилье, и Глад...
 
Но сказали Придворные: «Всё хорошо!
Только Выскочка слишком зарвался: пора
Его Нрав осадить, – а не то он ещё
Власть потребует?! – Знаем! Такая Игра!»
 
«Дело сделано – полно! Вот Место твоё, – 
Нам же тёплые Наши оставить не Грех:
Пусть же всякий сам Участь Верёвкою вьёт,
И Верёвки Конец – для него, не для всех!..»
 
И разжалован был Адмирал Клеветой
В Рядовые – и послан в далёкую Глушь;
Двор же праздновать стал, и, довольный собой,
Всякий снова стал метить на Должность и Куш.
 
Эта Радость недолго повсюду цвела:
Враг оправился, встал и явился с Войной;
Флот Кореи другая Рука повела,
И его уничтожила – в Битве одной...
 
Снова Паника всех обуяла и Страх,
Снова Клич был Спасаться – ничуть не Спасать:
Но в последний Момент, пряча сорванный Стяг,
Вдруг решили Солдата на Помощь призвать.
 
И явился Солдат, уцелевших сплотил,
И с Отчаяньем Смертника ринулся в Бой:
В Норянчжине он вражеский Флот разгромил – 
И закрыл от Врага свою Землю Собой...
 
Так окончил он Путь – 
Вместе с павшим Врагом – 
Дав столь Многим вздохнуть
С Облегченьем на том...
 
Гейнсборо
 
Портрет – это Форма Пейзажа:
Одно создавая в Другом,
Рука их Гармонией свяжет – 
Её источая кругом.
 
Гармония Фона – и Лика,
Гармония Линий – Цветов:
В Картине – сокрытая Книга – 
Сплетенье Страниц и Листов...
 
Читая её незаметно,
Деталь из Детали ведя,
Ваш Глаз обретает Ответы – 
Легко, ненароком, шутя!..
 
Играясь, Изящество метит
Стрелой Купидона в Красу,
Улыбка Гармонией светит,
Вниманье держа на Весу.
 
И, взвесив, легко отпускает
Тот Взгляд, что впустил в себя Сон:
В Портрете Пейзаж обретает
Свой Образ, уложенный в Фон.
 
Вот так ювелирное Чудо
Из каждой Модели создаст
Рука, что к Гармонии чутко
Ведёт растревоженный Глаз!..
 
Берта фон Зуттнер
 
Мир играет в Войну, и Веками
Он азартно Войной увлечён:
Всюду водится «Дружба» Врагами
И в Сутану Предлог облачён;
 
И Мундир заправляет в Мерцанье
Эполетов, Погон, Орденов:
Мир Войны – это Славы Преданье,
Миф о древних Героях из Снов...
 
Перемирие – лишь Передышка,
Постоянство Дыханья – Война,
Что Поступками, Мыслями движет,
Напряжённая, словно Струна.
 
Мир Насилий, Угроз – Мир Мужчины – 
Кормит Женский обманутый Мир:
Но Миры все пред Смертью едины,
Беззащитны под Гнётом Секир...
 
О, Безумцы! Вы грезите тщетно
«Превзойти», «победить», «обмануть»:
Голос Разума стих безответно – 
Голос Крови стучит в вашу Грудь.
 
Всё страшнее Орудия-Жерла,
Всё убийственней Взрывы, Пальба:
Кто падёт от Безумия Первый?!
Кто познает, что Кровь – неправа?!..
 
Пусть для вас Голос Женщины слабой – 
Только Повод к Усмешке кривой;
Пусть злорадно «Погоня за Славой»
Понесётся за тихой Вдовой,
 
Пусть Оружие Манией станет,
Пусть Бахвальства Сорняк расцветёт – 
Голос Женщины вас не обманет:
Тот, что к Разуму Страсти зовёт!..
 
Ле Брен
 
Выражение есть Отраженье – 
Всё, что «внешне», идёт «изнутри»:
Ибо Мысли и Чувства в Движенье – 
Словно солнечный Бег от Зари.
 
Мир Страстей, – полыхая к Закату, – 
Свет вливает в Оттенки Цветов:
И в Слиянии Красок богатых
Созидается Книга Пластов...
 
Все пластично – с Границами Формы,
Что Мир Линий Пространству даёт;
Гобелены творящие Норны
Словно дарят Познания Плод.
 
Отражаются Судьбы сквозь Танец
Быстрой Магии Веретена:
Бледность снова ложится в Румянец,
И Глаза – как Подобие Дна...
 
Тело – Хижина, Замок, Хоромы – 
Выражает Экспрессией Дух;
Зеркала в Анфиладе огромной – 
Словно Страсти, сведённые в Круг.
 
В этом Круге «Великого Стиля»
Сердца с Разумом Апофеоз:
Отражение Замысла в Силе – 
Выраженье Цветения Роз!..
 
Минарет Джам
 
Словно Перст, указующий в Небо,
Словно Дух, вознесённый из Праха, – 
Этот солнечно-каменный Слепок,
Этот Слиток средь падшего Шлака,
 
В Недрах древней Долины рождённый,
В Толщи Селей Корнями ушедший, – 
Он стоит, словно Несотворённый,
Он в Ветрах словно дышит и шепчет...
 
Его Сказ – о великой Твердыне,
О Дворцах, и Садах, и Базарах
В Сердце Азии дикой, срединной,
Что погибла в Мечах и Пожарах;
 
О Твердыне, где пел Его Голос,
Воссылая Молитвы Престолу:
Он Один – как неубранный Колос,
Возвышается скорбно из Дола...
 
Одиночество, Пропасть, Ущелье – 
Вот Забвения Вечность и Горечь – 
Ибо Временем избранный Целью,
Не зовёт он Пощаду на Помощь.
 
Лишь Орнамент божественной Суры
О Терпимости напоминает – 
Там, где Скалы, нависшие хмуро,
В молчаливом Терпенье страдают...
 
Балтазар Нойман
 
Строгость Фасада – 
Роскошь внутри:
Храмы как Люди – 
Зорко смотри!
 
Воздух – в Объёмах,
Каменный Свет:
Лёгкость – огромна,
Тяжести – нет!..
 
Образы – Краски,
Души – Цвета:
Чувственность Ласки
Молят Уста – 
 
Молят о Мире,
Молят о Сне:
Души простили
Хлад по Весне!..
 
Верою Радость
Ныне зовут:
Храмы и Грады
Вместе поют!
 
Высят Кантату – 
Соло и Хор:
Музыке в Камне – 
Новый Простор!..
 
Куденхове-Каллерги
 
Дружба лучше природного Братства:
Братья в Сердце Враждебность хранят;
Узы Дружбы сильнее гораздо – 
Их разумным Влеченьем творят:
 
Ибо Дух долговечнее Плоти,
Ибо Светоч Взаимности – Долг,
Ибо Выбор, чьи Корни в Свободе,
Вырастает в прекрасный Чертог!..
 
Кровь Столетья лилась: Брат на Брата
Поднимался враждебней Врага;
Это Ненависть Бедных к Богатым,
Море-Злоба и Зависть-Река.
 
«Перемирья» как утлые Лодки,
«Равновесья» искали средь Войн – 
Что как Волны, швыряли жестоко
Их на Скалы сквозь Хаос и Стон...
 
Наступает иная Эпоха:
Эра Дружбы на «Братстве» взойдёт;
Разум дан к Обузданию Рока, – 
Он как Мост над Потоком Невзгод.
 
Общность Веры, Наследия – в Прошлом,
Но в Грядущем – Один Интерес
Свяжет в Мир Долговечное мощно,
Распознает и Ветви, и Лес...
 
В Частном Общее станет Обычно,
В Общем – Частное Правом возьмёт:
Утверждая Безличное в Личном,
В Бездне Стран Континент восстаёт.
 
Это Здание Воли Сознавшей,
Это Долг, что из Чувства рождён,
Это Хрупкость, что Прочность докажет – 
Там где Страх будет Духом сражён...
 
Поколенья сменяются – Сила
В Идеалах, что Верность хранит:
Дружба в Разуме Братьев смирила – 
И Врагов, как Друзей, единит!..
 
Борисов-Мусатов
 
Идеал выше Времени, Свет выше Цвета,
Гармония выше Пространств, Перспектив:
Символ – то, что Везде – что Вопросом, Ответом,
Формирует тот Образ, что вечно красив.
 
Колорит есть Мечта, что меж Зелени, Неба
Существует, Природу впуская в себя:
Так Искусство сперва пробуждается Слепо,
И растёт к Просветленью – то грезя, то спя...
 
Парадокс скрыт в Мелодии, что, не кончаясь,
Живописно струится в Глубины Холста:
Его Ритмы открыты для всех, кто, встречаясь
С Сокровенным, стремится туда, где чиста
 
Жизнь, укрытая Духом от всех Диссонансов,
Подчинённая только Свободе своей – 
Это Прелесть Сонетов, Поэзия Стансов,
И Идиллия Чувств – идеальных Людей...
 
Благородно Изящество, тонка Лиричность,
Ностальгия с Душою ведёт Диалог:
Красота – это Просто – без Лишнего Личность
Существует в Пейзаже, что, словно Поток,
 
Словно ясный Ручей родникового Чуда,
Через Формы людские течёт в Океан
Потаённого Смысла, что дремлет под Спудом – 
Возвышающий Душу зеркальный Обман!..
 
Гордясь Собою
 
Гордясь собою – без Гордыни,
Не чуждый Славе – без Тщеславья,
Живу Дыханием единым,
Златой Главою в Многоглавье.
 
Иду за Чем-то – не за Кем-то,
Влекусь к Чему-то – не Куда-то,
И Жизнь снимаю, словно Ленту,
Где всё – и Сложно, и Богато.
 
Читая – вижу, видя – слышу,
Затем – в Пространстве осязая – 
Я вновь пишу, Идеей движим,
Движенье в Образ воплощая.
 
Мой Дом – не Куб, но Купол Сферы, – 
Где Лёд пылает в Средостенье,
Где Вес поддерживает Меру,
И Боль у Счастья в Услуженье!..
 
Тheatro Аmazonas
 
У Слиянья двух Рек – Цвета Солнца и вечного Мрака – 
В Мире девственной Сельвы, слепящей своей Пестротой,
На Брегах, протяжённых под новым полуденным Стягом,
Был посеян и вырос Град Грёзы, довольный собой.
 
Жил он Сонмом Рабов, ударявших Мачете по Древу,
Из которого Сок бесконечной Слезою стекал, – 
И Слезами людскими разбавлен в Страданиях слепо,
Он Владельцев Плантаций безропотно обогащал...
 
Кабала долговая, Болезни и Голод косили
Безвозвратно Людей, что сюда безотказно текли, – 
А «Хозяева Жизни» на Раутах смачно кутили,
И в Презренье Трущобы с их «Скукой» и «Вонью» кляли.
 
Перед ними стояла Картина Упадка Людского,
И они пожелали её через Бегство затмить
В Мир придуманных Грёз, – Мир Искусства, – что Златом Покрова
От Господ раздражённых мог Немощь и Язвы укрыть...
 
Так был создан Театр – изумительный, сказочный, новый – 
Злата полный внутри, с Нищетою контрастный вокруг;
И Оркестр зазвучал – и в Сплетении Музыки с Словом
Воспарил Идеал из холёных, услужливых Рук.
 
Наслажденье живёт! Слёзы тихо, по-прежнему, льются.
А Искусство – прекрасно для всех, и ему – всё равно!
И Театр живёт – где Потоки в Слиянии бьются,
Где Дракон охраняет незримо Златое Руно...
 
Паулюс Поттер
 
Загляните Животным в Глаза – 
И постигните их Глубину:
В них Природы звучат Голоса,
Посвящённые Тайне и Сну;
 
В них Забвенье зелёных Лугов,
В них Виденье бескрайних Небес – 
И Значенье «бессвязных Слогов»,
Что в Безмолвии дышат окрест...
 
Всюду Пастбища кормят Стада – 
Поколениям Мощь их дана:
За Страдою приходит Страда,
Как Страну заменяет Страна;
 
Круг Преемств, отражённый в Глазах,
В Пульсе Крови и Пульсе Времён,
Отзывается Эхом в Сердцах, – 
Как утробный, таинственный Стон...
 
Только вслушайтесь в Эхо, что в вас
Током Вен проникает в Нутро,
И Родство столь таинственных Глаз
Ощутите – как Шкура Тавро.
 
То «Печать», что всю Жизнь единит,
Что питает Друг Другом Живых:
Это Плоть – что блуждает и спит,
На Лугах необъятных своих!..
 
Монтень
 
В Мире Безумия, – 
Вихре кочующем, – 
Башню Раздумия
Духом Врачующий
 
Мыслью выстроит,
В Камень одетою, – 
С нею он выстоит,
Истину ведая!..
 
В Мире Экстремумов – 
Где Равновесие?!
Души и Демоны – 
Кровное месиво!
 
Лишь Понимание,
Лишь Безоценочность
Гнев и Страдание
Плавит из Ветоши!..
 
Тонкой Иронией – 
Скальпелем Разума – 
Духа Бескровие
Будет показано.
 
Вот он, Луч Света – 
Средь Мрака штормящего:
Слово Аскета – 
С Улыбкой скорбящего...
 
Диадохи
 
Ради Прошлого дружат Профаны,
Ради Будущего – Прозорливцы:
Бескорыстие глупо и странно – 
К Воздаянию Ревность стремится,
 
К Обладанью – любою Ценою,
К Упоенью – без Глаз посторонних;
Дружба – Тайна с Ножом за Спиною
Там, где Речь – о Богатстве и Троне!..
 
Друг Великий – всегда раздражает,
Он «приятен» лишь в Воспоминаньях:
Его Личность стыдит, устрашает,
Побуждает к Стремленьям, Стараньям, – 
 
Ко всему, что Посредственным в Тягость,
Что, Безумье и Спесь подавляя,
Унижает ленивую Радость,
Злобу в мелких Сердцах распаляя...
 
Он ведёт – не взирая на Немощь,
Признавая лишь Силу и Веру,
Он срывает, как старую Ветошь,
Всё, что просто, привычно и серо;
 
Он Пороки на Вид выставляет,
Добродетели требует всюду:
Да, не скроем! Страшит он, пугает,
Его Нрав – непонятный и лютый!..
 
Мы приглушим Ворчанье Обиды,
Пламя Зависти в Сердце сокроем, – 
И с Очами, что Кровью налиты,
Вдаль поскачем за этим Героем.
 
Всё пройдём в его Тени – и Тенью
Станем Жизни его и Ристалищ:
В ней прохладное Благословенье,
И Сокровищ Грядущего Залежь!..
 
Победим, превзойдём, одолеем, – 
Вторя чуждой, упрямой Натуре, – 
Становясь всё отчаянней, злее
На подобного Шторму и Буре.
 
Час придёт – и у смертного Одра,
Где, отравленный нами, он сгинет, – 
Мы восстанем упрямо и гордо,
В Увлеченье Порывом единым...
 
Станем рвать его Славу на Части,
И Державу порвём на Кусочки,
Изведём его Род – и с Лукавством
Всё покроем, оплачем заочно.
 
Будем править – в Войне выясняя,
Кто отныне «Сильнейший» из Слабых, – 
Над Вселенной живой простирая
Мертвецов загребущие Лапы!..
 
Храм Хатшепсут
 
Это Память Любви и Служенья,
Что Возлюбленный увековечил,
И Созданием Произведенья
Сон Любимой в Раю обеспечил.
 
Память женской Мечты о Покое,
О Достатке земного Уюта – 
Где без Войн будет признан Достойный,
Где возвысится Мудрый и Чуткий,
 
Где Сокровища в Дружбе стяжают,
Без Стяжательства и Преступлений, – 
Благовонья богам воскуряют
В Изобилье Плодов и Цветенья...
 
Это Памятник Мести жестокой,
Долгой Ненависти потаённой – 
От того, кто Велением Рока
Был Наследником Женской Короны;
 
Кто кровавое Пиршество начал,
Лишь до Власти и Трона дорвался,
Кто познал слишком поздно Удачу,
И Сражениям страстно предался,
 
Кто стирал Женский Образ повсюду,
И калечил прекрасные Лики, – 
Оскверняя из Зависти Чудо,
Что признать не хотел он Великим...
 
Знал он точно, что стёртое Имя
Образ раненый – Душу погубят:
Ей не знать благовонного Дыма,
«Двойники» её в Кущи не вступят.
 
И Войну он повёл – с её Честью,
Её Чувством, Деяньями, Славой:
Чтобы Имя пропало без Вести – 
Как Гармония в Битвах кровавых.
 
Но в Глубинах великого Зала
Уцелел её Образ с Картушем:
Так Изида Осирисом стала – 
Её Память уже не разрушишь!..
 
Папа Иннокентий
 
Власть дана Утверждающей Вере – 
Философия Скипетром стала:
Мир-Державу – Плоть Плоти от Церкви
Вера Духу с собой передала.
 
Ибо Пастыри выше, чем Овцы – 
Перед ними что Троны, что Ямы:
И Земель безграничная Россыпь
Собирается – под Небесами!..
 
Отказавшийся – Всё получает:
Налегке воспаряют к Высотам;
Пастырь Пастырей Власть отрешает
От Корон, что погрязли в Заботах.
 
Это Суд – что Законы и Судей
Должен к Цели вести и Началам:
Вера – в Будущем, Вера – пребудет,
Исправляя Великих и Малых!..
 
Власть – Ответственность Веры пред Миром:
Нет Прощения для Всепрощенья;
Ныне Вера, что Власть победила,
Может пасть перед Властью Сомненья.
 
«Псы» и «Розы» – отселе в Единстве – 
Перед Делом Господним в Ответе:
А над ними – златые Седины
Одного – во Свету – в Целом Свете!..
 
Destin Rodin
 
Подмастерье трудился в чужих Мастерских,
Формовал и отделывал чей-то «Фарфор»,
Но мечтал о Возможностях скрытых своих,
Что он сможет извлечь, как Титанов, из Гор.
 
И на Деньги последние, что отложил,
Бросив скудную Жизнь и Нужду позади,
Он отправился в Путь – в «Край богов», что ожил,
Возрождая Свой Мир из горячей Груди...
 
В этом южном Краю Подмастерье нашёл
След Учителя, что вечным Жаром дышал:
Тот Титан был Творцом – и давно он ушёл,
Но оставил Творенья, что Дух возвышал.
 
Их узрев, Ученик пробудился, прозрел – 
Словно Лишнее сбросив с открывшихся Форм;
И нашёл он Себя – и в Себе, что Хотел – 
И с Небес протрубил ему ангельский Горн...
 
Возвратившись домой, окрылённый Огнём,
Пламя Духа он в Бронзе решил воплотить: 
Сфокусировав Волю и Мысль на Одном,
Стал неведомый Образ из Глины лепить.
 
День за Днём, Год истёк – и Работа всё шла,
Но Мечта не пробилась сквозь Волю и Мысль:
Она снова и снова к Дерзанью звала,
Формируя Страданием Личность и Стиль...
 
И однажды поймал он ту Искру, что зрил
Лишь в безудержных Грёзах, которыми жил:
И на Крыльях Мечты он за ней воспарил – 
Открывая безвестное в Недрах Души.
 
И из Пламени, – Искрой зачатый во Тьме, – 
Вышел Образ суровый, что Бронзовый Век
Воплощал в современном, дерзающем Дне,
Что железною Лавой и Верой истек...
 
Так родился Творец, – и Признанье стяжав,
Начал Путь, что над Бездной к Вершине ведёт,
И лепил он Свой Мир с этих пор не спеша,
И мечтал, словно Дух, что о Горнем поёт.
 
Это Горнее видел он в Плоти людской,
Что, рождённая Светом, за Тенью стремясь,
Сотворяет Мир Форм, что, касаясь Рукой,
Можно преображать, как советует Глаз...
 
Углубления, Линии – Ласка, Удар:
Вот Ваяние Эроса, творческий Керн;
Скульптор Жар Обладанья – природный свой Дар
Преломлял сквозь Природу Натурщиц, Гетер.
 
В женском Теле увидел он Храм, где, молясь,
Постигая Экстаз, в хладный Мрамор он нёс,
Жар Влечения Плоти, чью вешнюю Власть
Он искал в Бесконечности Жестов и Поз...
 
И Одну полюбил он – и рядом Одна
Его также любила, себя позабыв:
Он испил их Любовь – и их Души – до Дна,
Став Мечтою их Общей – столь разной – Судьбы.
 
В Деве первой – Камилле – он Душу обрёл,
Во второй – верной Розе – лишь Плоть он ценил;
И обеих он Страстью в Мир Грёзы увёл,
И обеих Свободы и Воли лишил...
 
Из Камиллы – что Скульптором также была – 
Извлекая Предел человеческих Сил,
Он стремился создать Образ Блага и Зла,
Что Творец, завершая сей Мир, породил.
 
Ну а Роза – Служанка – вела его Дом,
Что в Медоне купил он, её заточив;
Её Жизнь – её Ревность – глуха, словно Стон,
Там по Капле текла, средь Забот и Кручин...
 
Из Цветов этих двух один быстро завял,
А другой постепенно бросал Лепестки:
И Душевнобольную он в Ад отослал,
Как бесплодную Плоть вверг в Пучину Тоски.
 
Не женившись на Первой – отвергнув Любовь – 
Взял Вторую он в Жёны Старухой седой:
И нагой изваял её Образ – без Слов
Восхищаясь увядшей, былой Красотой...
 
Между тем, его Слава росла на Дрожжах, – 
И в Париже в огромном живя Ателье,
Он творил, и, с Пути не сходя ни на Шаг,
Размышлял каждый Миг о Добре и о Зле.
 
В женской «Готике» Образ Истоков найдя,
Встретил Образ Поэта, что Ад возродил:
Так Шедевр решил он создать – и ведя
Новый Поиск, ушёл, куда Путь не водил...
 
Здесь открылись ему через Пластику Тел
Светотени, что раньше он не признавал:
Он Страданий и Страхов во Тьме захотел,
Что в Сиянье Красы столько Лет отвергал.
 
По Спирали Круг Ада за Кругом идя, – 
Применяя Любовью открытое впрок, – 
Он исследовал Муки, и в Муках родя,
Уходил в Новый Мир, что предвидеть не мог...
 
В этом Мире Теней, что Мир Грёз заместил,
Он услышал Стенанья мятущихся Душ,
И Болезни Сердец, что остались без Сил,
Постигал он в Отчаянье Жара и Стуж.
 
И за Образом Образ в Руках возникал,
Что любовный Экстаз трансформировал в Смерть:
Так великий Художник свой Дух постигал – 
Ради Мрака покинув пылающий Свет...
 
Так к Вратам он приблизился – наоборот
Путь проделав, Поэтом описанный тем,
Что Душою постиг Человеческий Род,
Заключённый в Плену мировых Стратагем.
 
«Врата Ада» явились в Сознанье, в Руках,
А затем и в Макете – средь сотни Фигур,
Воплощавших собою Страданья и Страх,
Что любой из Живущих познал на Веку...
 
Тихо Старость пришла... Но Творенье своё
Не заканчивал Мастер в Тиши Мастерской:
Были Слухи, что он наконец разобьёт
Это Детище Скорби усталой Рукой.
 
Но молчала Модель – и Мыслитель над ней
День и Ночь в Полумраке недвижно сидел:
Образ Духа, что занят Душою своей,
Образ Мысли, что в Вечности окаменел...
 
И разверзлись Врата, что открыть не смогли
Сотворившие Руки, постигшие Тьму:
Ад спустился на Мир – словно Недра Земли
К Небесам устремились – на Страх Одному.
 
Красота пала в Грязь: Жерло алчной Войны
Поглотило её, новый Образ родив – 
И Черты его жуткие были видны
Всем, кто мыслил, что Мир, словно Грёза, красив...
 
И в Разгар Катастрофы из Жизни ушёл
Воплотивший Страданье и Счастье:
Тот, кто Сущность Поэзии в Камне прочёл – 
В Мире Грёзы трудившийся Мастер...
 
Пресс Времён
 
Времена, что спрессованы в Камне,
Воплощают Давленье Стихий:
Этот Панцырь загадочно странный
Служит Твердью Служений Других.
 
Камень Хаоса, Вод или Ветра,
Перемешанный с Камнем Огня,
Формирует Сокровища в Недрах – 
С каждым Мигом вселенского Дня...
 
Времена, что спрессованы в Древе,
Круг за Кругом кладут Монолит:
Он живёт, как магический Слепок,
Что Гончар непрерывно творит.
 
Из Времён – Элементов застывших – 
Растворённых, влекущихся вверх,
Образ Роста, пульсируя, дышит,
Отмечая Мгновением Век...
 
Времена, что спрессованы в Генах,
Вот Условность в Подобье Времён:
Всё, что Задано – то неизменно, – 
Совокупный Законов Закон.
 
Предрешённость Движений – статична,
Измененья расписаны впрок:
Это Время Времён, что безлично,
Образ Личный хранит между Строк...
 
Хаммурапи
 
Это Царство из Глины в Огне родилось,
Против мутных Течений речных восходя,
В этом Зареве вырос великий Колосс,
Всё вокруг поглощая и снова родя.
 
И из Чрева земного невиданный Град,
Что Врата отворяет, Дороги связав,
Стал желанною Целью для Пастырей Стад,
И для Стад Земледельцев – магический Сплав...
 
Он парит над Страною из Стран и богов, – 
Словно сам по себе и довольный собой, – 
Подавляя Друзей и лаская Врагов,
Держит тех и других на Виду, под Стопой.
 
Он не сеет, не пашет, – но весь Урожай
Забирает себе, всё давая тому,
Кто постиг его Власть, пред которой дрожат
Непостигшие Массы, что тянут Суму...
 
Власть рождается там, где Обычай в Закон
Превращает на Камне по Глади Письмо:
Над Обычаем – Царь, ибо властвует Он,
И под Магией Слов всё смирится само.
 
Подчинявший Века – подчинится теперь,
И условность Уста навсегда затворит:
Открывает Врата Закрывающий Дверь – 
Поражающий Силой и Правом сразит...
 
Произвол и Предел воедино сольём: 
Боги правят Землёй, а Людьми – Города;
Пусть нисходят Кочевья – мы с ними взойдём,
Пусть растут Поселенья – сойдём, как Вода.
 
Мир с Безменом – на Вес мы оценим, и вот
Для Имуществ и Дел, для Покупок, Продаж – 
Всё укажем в Великий, начертанный Год,
Ибо здесь, по Закону, Счёт Времени Наш!..
 
Цвета Альтамиры
 
Цвета Истоков в Сумерках Пещер – 
В первичном Свете Тенью выступают:
О, этот Дух, сияющий в Свече!
О, этот Культ, молящийся о Рае; 
 
Том первородном «Рае без Греха» – 
Ковчеге Тьмы в Природе и Незнанье:
Животный Мир творящая Рука
Тогда впервые вывела в Писанье...
 
Живописуя, грезила она
О том, что Очи видели под Сводом:
Небес иных – без «Выси» и без «Дна», – 
Среди Пещер, что выточены в Водах.
 
Зверей умерших Образы парят – 
И Образа Святые прорицают
Что в Храмах Веры к Небу воспарят,
В таком же Свете с Камня выступая...
 
Так из Пещер Природы Человек
Когда-то вышел – чтоб в Пещерах снова
Рукотворить, замаливая «Грех»
Познаньем Света в Живописи Слова.
 
О, Фон златой, где Охрой и Углём
Для Спектра Красок пишется Начало:
Три первых Цвета – в Царствии своём,
Меж Полюсов, и в сумеречных Скалах!..
 
Isadora
 
В Танце для Женщины – Освобожденье:
Женское в Танце – как в Песне Мужское;
Он услаждает, давая Рожденье,
Он возвышает до Духа Мирское!
 
Танец Века подчиняли, смиряли,
И в Услуженье сдавали «Сословьям»:
Танцы Природу свою потеряли,
Вместе с Людской – её Потом и Кровью...
 
Эра иная грядёт – Пробудитесь! – 
Смысл возвращая к Истокам исконным:
Сердце откройте, себе удивитесь, – 
И овладейте Богатством Законным.
 
Музыку Телом своим воплотите,
Личность свою воплощая в Движенье:
Сбросьте Оковы, из Клетки летите,
Через Экстаз обретя Постиженье!..
 
В этом Полёте Вы – вольные Птицы,
Песню сложите не чуждую – Вашу! – 
Светом и Танцем, чтоб в ней возродиться
Снова смогли Вы сильнее и краше.
 
Дайте Мужчинам Пример – озаряя
Опытом новым их «Сумерки Духа»:
К Небу стремитесь – Земное прощая – 
В радостном Празднике Зренья и Слуха!..
 
Дар-и-Ахира
 
В забытом Оазисе древнем
Забытый находится Град:
Столетья Ряды Поколений,
Отары бесчисленных Стад
 
Бредут по безмолвным Руинам,
Где била цветущая Жизнь – 
А ныне за Маревом дымным
Одни лишь парят Миражи...
 
Барханы упрятали Стены,
Пески поглотили Дворцы:
Когда-то Ценою Измены
От Орд полуденных Отцы
 
Великого этого Града
Пытались себя откупить – 
Но Смерть за Измену Награда,
И Падшее не возродить...
 
Властитель здесь в Камне построил
«Святой Мавзолей» для себя,
Что Сном возвышается в голых
Песком порождённых Степях.
 
Он брошен: Останков Героя
Давно уж под Куполом нет – 
Но Дом, что во Славу построен,
Не знает Течения Лет!..
 
Максимилиан
 
Рыцарь, что грезит о «Вечной Державе»,
Рыцарь, что вечно в Долгах, как в Шелках:
Взгляд сверху вниз и Покой величавый,
Словно «нездешний», парит в Облаках.
 
Браки и Войны: Расходы, Расходы – 
Методы родственны, Средства стары;
Земли скупаются – платят Народы,
Чтоб в Закладную уйти для Игры.
 
Мир усложняется вместе с Долгами
Кормят Обещанным всюду и всех:
Власть не сама – но чужими Руками
Хочет Пространства объять без Помех.
 
Канатоходец увенчан Короной
Шест над Европой простёр – и идёт:
Лик Произвола с Личиной Законной
Царствует, правя – Строитель и Мот.
 
Деньги пока ещё в Слугах у Чести – 
Но без Достоинств, Достаток поправ:
С каждым Движеньем Ноги или Жеста
Вновь замирают Тысячи Глав.
 
Армии Кровь проливают Авансом,
Недра Авансом Руду выдают:
Двор развлекается – Песни и Танцы,
Замки, Охоты – Дела подождут.
 
Рост Ожиданий – на Страхах и Слухах;
Над Кредиторами – Власть Должника
По Умолчанью, спиральному Кругу,
Ширится молча и из-под тишка.
 
Счастлив Монарх с бесконечным Кредитом,
Что никогда не посмеют взыскать:
Шествует Рыцарь – Дорога открыта! – 
Чтоб Образ Грёзы над Миром поднять...
 
Тerra Мontis
 
Страна Преступников, Поэтов и Пророков,
Обитель Ересей и Праведности Лик,
Сплетенье Пропастей в Вершинах и Отрогах,
Где Эхо странствует в Убежищах своих.
 
Границ и Крепостей извечная Преграда,
Проверка Слабости и Силы Торжество:
Здесь Души гордые становятся богаты,
Сердца смиренные стяжают Божество...
 
Окаменелости – Огня, Воды и Воздуха – 
Тасуют Картами Стихии-Игроки:
Снега господствуют над Бурями и Грозами,
И Льдом питается Течение Реки.
 
Нектар Аллювия стекает Подаянием,
Что Долы алчные «Сокровищем» зовут:
Их Сумрак в Зависти пред радостным Сиянием,
Их Горечь вечную за «Сладость» выдают.
 
Дороги горные – паучья Сеть Истории,
Их Узел Гордиев – из Судеб и Смертей:
За Перевалами повсюду скрыта Мория,
Чьё Отражение колышется в Воде...
 
Чтоб видеть Даль её – забраться нужно Выше,
Но Даль Высокая – на Свете не для Всех:
Где Мощь с Глубинами одною Целью дышит,
Из Страха Счастие стяжается навек!..
 
В Душах Живущих
 
В Душах Живущих – Скрижали Умерших
Глухо вещают из мрачных Глубин;
Шёпот Могил призывает: «Ответь же!
«Волю исполни – о, Дочь или Сын!»
 
Воля незримая Грудь наполняет,
Движет Сознанье и Сердце влечёт
Тех, кто Себя и Свой Образ теряет,
Тех, кто считает: «Живое – не в счёт!..»
 
Память – над Разумом спящим Надгробье:
Внешняя Память в Беспамятство Тьмы
Камнем врастает – и жертвовать Кровью
Юных зовёт, подавляя Умы.
 
Юность «воспитана» с Камнем на Сердце,
Каменным Взором встречая Рассвет:
Служат Скрижали ужасную Мессу,
«Да» превращая в заклятое «Нет»...
 
«Молодость! Молодость!» – шепчут Могилы,
Тянутся Кости к чужой Красоте:
Души Живущих исполнены Силы,
Что посвящают Гробам – не Мечте.
 
Души, проснитесь! Ваш Сон – это Гибель:
Вспомните Грёзы сторонних Миров!
Знайте: кто в них свою Сущность увидел – 
    Тот опустил над собою Покров!..
 
Camoes
 
Это Песня о Немощи Страхов,
Превзойдённых Судьбою в Забвенье,
Героизме Презренных и Слабых,
Победивших слепое Сомненье;
 
Превзошедших Надежды нежданно
Там, где Бури врезаются в Скалы,
Смысл Жизни обретших в Желаньях,
В пряных Джунглях и сказочных Далях...
 
В Мире «Индий», в безбрежности «Африк»,
Острова – словно Раковин Перлы:
Рыцарь грезит Забвением Храбрым,
Возносясь из усталого Тела;
 
В фантастических Грёзах сокрыта
Тайна Грёз Мореходов и Воинов:
Сон рождается в Славе разбитой – 
Что Души Возрожденной достойна!..
 
Дагда
 
Дух воплощается – выйдя из Врат, – 
Но существует он им вопреки:
Бодрствуют Очи – и Души не спят,
Солнце плывёт в них Теченьем Реки!
 
Свет, что Вода, и Потоки – Цвета – 
В Море стремятся, что Жизнью зовут:
В Недрах и Высях живёт Красота – 
Соки её в Человеке текут...
 
Белое в Чёрном – к Рожденью Тропа,
Чёрное в Белом – Рожденья Удел:
Пред Алтарём только Жертва права, – 
Дух воспаряет из жертвенных Тел!
 
Врат Неизбежность Влеченьем клеймит – 
Входа и Выхода не избежать:
Солнце входящее Жизнь породит, – 
Чтоб, выходя, ещё ярче сиять...
 
Свет обнимает, ласкает, горит – 
Боль и Страдание Счастье родят:
Мел покрывает Базальт и Гранит,
Травы питают невинных Ягнят.
 
Мудрость узрите в Сплетении Чувств,
Дух обретите сквозь Души, Тела:
Песня Очей – пусть струится из Уст,
Чтобы из Сердца Река истекла!..
 
Nature Mort
 
«Живое – Мертво»... Через Мёртвое к Жизни
Посланье направится в «Символах-Формах»:
И в Царстве заведомых «Образов-Письмен»
Дух Истины действует в Теле притворном.
 
Цветение – Яство... Угроза повсюдна:
Она незаметна, и явственна также;
Надежды, Плоды – в изобильном и скудном,
Но Тень от Вкушенья в них исподволь ляжет.
 
Из Зрения – Вкус, в Осязании – Запах...
Всё прочее рядом – из Мысли в Идее:
Здесь тонкая Грань Заблуждения Правых – 
Что Правда Заблудших разрушит скорее.
 
Закрытое – ждёт, а в Открытом – Початом
Из Сытости Глад усмехается дерзко:
Средь Блюд и Десертов – Тень лёгкая Чья-то,
Свет в Чём-то мерцает – Фигурой Гротеска...
 
Песнь Гавгамелл
 
Власть Персидская всем надоела...
Добровольно Восток преклонился
Перед Киром, Великим и Смелым,
Что с Отрогов когда-то спустился.
 
Он впервые сказал: «Как хотите – 
Так живите! Обет не нарушу!» – 
И Единую создал Обитель
Из Народов, мечтавших о Лучшем...
 
Мир без Войн, без Угроз и без Страхов
Его Дети в Позор обратили:
Снова Злато решает и Плаха
Там, где раньше Улыбкой решили.
 
Средь Племён есть «Любимцы», «Изгои»,
Фавориты в Сатрапиях, Войске:
Аппарат Управленья расстроен,
Всюду Стон, Разоренье и Розги...
 
Ныне Запад несёт Избавленье:
Свет Людской не с Востока отныне!
С Непокорными – Благословенье,
С ними будем мы Сердцем едины!
 
Выйдем в Поле – не наше, чужое, – 
На чужую, ненужную Битву:
И Врагу предадимся Душою – 
Пусть же Персия будет разбита!..
 
Побежим – и откроем Дорогу,
Обнажим – беззащитным оставив:
Предадим Гордеца в Руки Бога – 
А Героя сдадим Его Славе!
 
Месть Востока с Любовью – едины,
Новь Востока – из них вырастает:
Но Цари видят Руки и Спины – 
И Царям этой Правды хватает!..
 
Северный Край
 
Мир застывший, в себя погружённый,
На Границе Пространств и Времён:
Небеса – словно Море – бездонны,
И увенчаны Светом Корон.
 
Что ушло – обещает вернуться:
Передышка ничтожно мала;
Это Дрёма – иль Жажда проснуться
На Исходе Земного Чела?..
 
Тишина под Снегами и Мхами:
Словно Изморозь с Хвоей – в Одном,
Словно Когти в Сплетенье с Рогами,
Словно Омут с неведомым Дном.
 
Валуны, отражаясь в Озёрах,
Бесконечности Форму дают:
Здесь Забвенье незримо и скоро
В Слове «Память» находит Приют...
 
Сон Хидэёши
 
Крестьянин взял Меч 
И Порядок навёл:
Из Браней и Сечей,
Питавших Раскол,
 
Из дерзких Интриг
Из безудержных Свар – 
Возвысил он Лик,
Закалил он Металл...
 
Бессчётны Расправы
Над теми, кто Мир
По Тропам кровавым
Веками водил.
 
Их Жёнам и Детям
Отказано жить:
Невинность в Ответе
За Вины Чужих...
 
Богине Рассвета
Свершив свой Поклон,
Правитель Ответа
На тягостный Сон
 
У Мудрости просит:
Он видел Тайфун,
Средь Бури и Гроз
Уводящий ко Дну
 
Корабль с Ребёнком,
Что, Кровью залит,
С беспомощным Стоном
У Мачты сидит...
 
« – Твой Сон – это Память,
И Память о том,
Кто больше не станет
Тревожить твой Дом.»
 
«Но, Дом потревожив,
Ты Память вернёшь – 
И, Мир уничтожив,
Надежду убьёшь!..»
 
Надеждой Правление
Сёгун открыл:
Разбой и Смятение 
Всякий забыл.
 
Наполнились Тишью
Леса и Поля, – 
И Солнце всё выше,
Тучнее Земля,
 
Богаче Народ,
И безропотней Знать,
И каждый живёт,
Чтобы Радость познать!..
 
Но скучно Правителю:
Силы его
Доселе невиданы
В Чреве Веков, – 
 
Бессчётное Воинство
Стынет без Дел,
Для Браней и Почестей
Гонор созрел...
 
Гордыня сокрыта
Во Чреве Страны
Богатой и сытой
И видящей Сны
 
Про Власть и Победы
Над Миром Стихий – 
Про Царство Рассвета,
Моря и Пески...
 
« – На Запад взгляни!» – 
Прорицает Совет. – 
«Там Страны видны,
И Границ у них нет!»
 
«Они только ждут,
Чтобы нас воспринять,
Вручить нам свой Труд
И Богатства отдать.»
 
«Мы ж за Морем – нас
Охраняет Тайфун:
Возьмём их Сейчас – 
Без Сомнений и Дум!»
 
«Мы их благородней,
Храбрей и умней:
По Трапам и Сходням – 
На Сушу, скорей!..»
 
И Славой, и Властью,
И Сном ослеплён,
На Поиски Счастья,
Где Злато и Трон,
 
Сёгун отправляет
Бесчисленный Флот:
Войска отбирает,
За Здравие пьёт,
 
Уж делит Владенья,
И Скот, и Людей,
Даёт назначенья
По Воле своей,
 
Уж видит Моря
У себя под Пятой – 
Страстями паря
Над Чужою Землёй!..
 
Но помни, Крестьянин:
Моря – не твои!
Для дальних Деяний
Во Имя Земли,
 
Где ты не родился,
Не рос, не страдал – 
В Огне не калился
Твой хладный Металл.
 
Твой Меч – что Мотыга:
Рыхлит свой Удел;
Забывший про Лихо – 
Навстречу Беде
 
Влечётся Незнающий,
Где Сон и Явь:
Природу играючи
Духом поправ!..
 
И выступил Флот,
И к Корее пристал:
Алел Небосвод – 
Час ужасный настал.
 
Война, что из мирной
Страны изошла,
Собой поглотила
Слова и Дела...
 
Поднялись в Единстве
Крестьяне Страны – 
И с Совестью чистой
Кореи Сыны
 
Бок о Бок со Знатью,
Не ведавшей Свар, – 
С враждебною Ратью,
Удар на Удар – 
 
Схлестнулись на Море:
Невиданный Флот
Создал новый Гений,
Спасавший Народ,
 
Вознесший Победу
Над Спесью Армад – 
Достойным Ответом
На Ярость и Хлад!..
 
Так был уничтожен
Воинственный Пыл, – 
И Дно стало Ложем,
Что Мрак поглотил
 
Для тысяч Судов
И Людей, что на них,
Шепча «Бусидо»,
Не сдавались на Миг;
 
Для Лучших из Лучших,
Имуществ и Средств, – 
Иллюзий разрушенных,
Гиблых Надежд...
 
Остатки спаслись – 
И попали в Тайфун:
По Волнам неслись
Средь Сомнений и Дум,
 
Без Сна и без Пищи,
Меж Молний, во Тьме – 
Храня Пепелище
Былого в Суме...
 
Бессчётные Жертвы
В Пучину легли,
Сокрыты воЧреве
Воды, не Земли.
 
За Горечь Мгновенья
Ошибки того,
Кто Мраку Теченья
И Гневу Врагов
 
Обрёк Сотворённое
Твёрдой Землёй,
Что дал под Короною
Солнца Покой!..
 
Крестьянин, сражённый,
Замкнулся в себе – 
В Молчании сонном
Отдавшись Судьбе.
 
Он тихо старел
И терял свою Власть,
Свободный от Дел,
Что как цепкая Снасть.
 
По Смерти его 
Снова Распри пошли:
Жестокой Рукой 
Месть Враги повели.
 
Но первым Ребёнок – 
Малыш его – пал:
Во Чреве бездонном
Дворца он играл,
 
И тихо к нему
Подошли со Спины...
У Края Колонны
Сбываются Сны!..
 
Половинность
 
О, Половинность Человека!
Ты – Немощь с Силой наравне:
Твой Спектр – от Альфы до Омеги,
И с каждым ты – наедине!
 
Из Колебаний Ткань Сюжетов – 
Историй Духа Плоть и Кровь:
Мы – в них, как Радости и Беды,
Что в нас обрящут Стол и Кров...
 
Страданье Мук и Наслаждений
Преобразуют Чувства в Мысль:
В едином Свете Тело с Тенью
Живёт средь Образов и Чисел.
 
В Стремленье Жертву слить с Гордынью,
Экстаз любовный правит Бал:
Мешает Прах с небесной Синью
Стихии огненный Накал...
 
Но Половинчатость всевластна,
Где в Половинном скрытый Страх
Нам говорит, что «всё напрасно»
В Словах, Желаньях и Делах.
 
Безволье с Волею жестоко – 
И каждый, кто рождён с Мечом
Полуживотным-Полубогом
На два Скитанья обречён...
 
Eruption
 
Вот Объятия Неба и Пепла,
Поцелуи Воды и Огня:
Гул и Грохот – и знойное Пекло,
Что стекает, Плоть Суши кормя.
 
Плоть Морская его остужает,
Скрытый импульс Движений растит:
Воды Твердь изнутри прорубают,
Мощь бурлящая к Свету спешит...
 
Мириады остывших Движений
Мириадами горных Пород
Пишут Летопись Ритмом Течений,
Что Сознанье однажды прочтёт.
 
И Течения огненной Жизни
В органической Книге Смертей
Вновь и Вновь вяжут Буквы и Числа
В Шифр Сплетений на чистом Листе...
 
Камень в Воздухе Светом играет,
И колышется Камень в Воде:
Что не стынет – то снова сгорает,
Или служит Земной Красоте.
 
Изверженья – Мгновения Истин,
Осмысляющих Бегство Времён:
После них удивительно Чисто – 
Лист готов к Написанью Имён!..
 
Каналетто
 
Города – Отраженья Друг Друга,
Города – Отраженья в Воде:
Вот Предмет не для Зренья – но Слуха,
С Тишиной, что размыта Везде.
 
Две Палитры – для Звука и Цвета – 
Здесь в Смешении Качеств своих
Блики Зданий, построенных Где-то,
Чётким Контуром сняли на Миг...
 
Этот «Миг Вечных Форм» Время Суток
Впечатлением Сна отразит:
Воздух в Камне колышется Будто,
Даль Пространств растворяя Вблизи.
 
Вечер с Утром – без Дня и без Ночи – 
Отражением Сердца в Уме
Словно Образ в Идее пророчит – 
Образ Света, рождённый во Тьме...
 
Мир Догонов
 
Восемь Предков-Колонн
Из далёких Миров:
В Центре Амму-Огонь
Отгоняет Врагов.
 
Крыша в девять Слоёв – 
Это сами Миры:
В каждом восемь Столпов
И пылают Костры!..
 
Звёзды стянуты в Круг – 
Золотую Спираль
Словно тысячи Рук
Тянут в вечную Даль.
 
Племя Звёзд на Земле
Светлый Сириус чтит – 
И Печать на Челе
Каждый День золотит!..
 
Во Вселенной Звезда – 
Что Песчинка Пустынь,
Там кочует Вода
В Виде Пара и Льдин.
 
Только здесь, в Царстве Гор, – 
Среди Сна Миражей, – 
Их сливают на Спор
В Очертаньях Вещей!..
 
Дом Земной – этот Храм – 
На Земле не стоит:
Не причастный Долам,
Он как-будто летит.
 
Царство Мёртвых – в Горах – 
Ближе к Звёздам родным:
Ввысь возносится Прах, – 
К Дверям вечным, резным,
 
К наполняющим День,
К населяющим Ночь – 
Кто Песка и Воды
Звёздный Сын или Дочь!..
 
Лица в Маски одев, – 
Приобщайтесь к богам:
Тем, кто Здесь – и Везде – 
Неподвластный Векам!..
 
Дож Андреа Гритти
 
Мы жили Торговлей, питали Ремёсла,
Суда наши Запад с Востоком роднили,
Бесчисленны наши победные Вёсна,
Мы Славу и Счастье безмерно растили.
 
Но есть в этом Мире «Безмерным» Пределы,
«Бесчисленным» Числа указаны точно:
Республика наша, увы, поседела,
И Осень над нею, увы, правомочна!..
 
Мир вышел из Моря, где мы заправляли,
Нашёл в Океане Мечту и Богатства:
Ненужными мы в Одночасие стали, – 
Признать это нужно теперь без Лукавства.
 
Себе не солжём, – чтоб себя не унизить, – 
Но снова возвысимся Статью иною:
Культура оденет нас в Царские Ризы,
Культура украсит нас Ракой Златою!..
 
Умы завоюем – и Чувства заставим
Участвовать в Шествиях и Карнавалах:
Построим, напишем и высечем Славу,
Чтоб всюду по Миру она воссияла.
 
Пример подавая, – чаруя, пленяя, – 
Одною лишь Грёзой Богатства умножим:
И Царство Земное навеки теряя,
На Царство Небесное станем похожи!..
 
Дамаск
 
Гордиев Узел Востока,
Сказочный древний Сим-Сим,
Магией скрытый от Рока,
Сном ограждённый Своим.
 
Сердцем меж Гор и Пустыни
Бьётся незримо для Зла:
Песня Узорочьем дивным
Контур его соткала...
 
Миром Народов, Религий
Он утверждён испокон:
Образ святой, многоликий
Из Естества порождён.
 
Свет Вдохновенья игрался
В нём, словно в Призме творя
Камнем воспетую Расу
Жизни Проживших не зря...
 
Судьбы, Друг Друга сменяя,
Как Караваны, несли
Краски и Контуры Рая
В Чрево Срединной Земли:
 
В нём сотворяя Смешенье, – 
Сея Богатство в Мечту, – 
Таинством Богослуженья
Вновь оживляя Тщету...
 
Не отвергая, – он Славил,
Не разрушая, – он Рос:
Сталь раскаляя и плавя,
Саблю скрывая меж Роз,
 
Храмы, Мечети сливая
С Миром Торговых Дворов,
Тенью Прохлады скрывая
Царство Приправ и Ковров...
 
Рядом – Сказанье с Молитвой,
Чай и Кальян – под Рукой:
Слово струится игриво,
Слово довольно собой!
 
Радость с Достоинством – Вместе:
Небо с Землёй, породнясь,
В этом особенном Месте
Лучшую жерствует Часть!..
 
Средневековая Баллада
 
У Ведьмы Бес родился,
И в Мир понёс Войну:
Шутил он и резвился,
Пуская Высь ко Дну.
 
Глумясь, ломал Преграды,
Границы преступал,
От Скуки ел Отраду,
И в Яд её мокал...
 
И в Небесах рождённый,
К нему спустился Тот,
Кто в Войнах Мир речённый
Из Крови достаёт;
 
Кто Хаос лечит Строем,
Межи кладя Огнём,
Кто борется с Игрою,
И Ночь сменяет Днём...
 
« – Зачем ты разрушаешь?» –  
Он Беса вопрошал. – 
«Иль Правил ты не знаешь,
Управу не познал?!»
 
« – Всё знаю, – но скучаю, – 
Ведь бесит Мир меня:
Он так далёк от Рая
И адского Огня!»
 
«Он жалок, половинчат,
И хрупок, как Весы,
Мешает «чёт» и «вычет»,
Храня в себе Часы!»
 
« – Ты – Часть Несовершенства!
Умри же вместе с ним – 
Со мной сражаясь честно,
Как честил Свет и Нимб!»
 
«Ты – Исключенье: Правил
Тебе уж не создать!..» – 
И Столб Огня направил,
Сражая злую Стать.
 
« – Ну вот, и Ты воюешь!
Я сделал, что хотел!» – 
Бес крикнул, торжествуя,
И в Пропасть полетел.
 
И След его Паденья
По Небу, словно Шрам,
Писал больною Тенью
Начала новых Драм – 
 
Писал, играясь Светом,
И, в бренный Мир ложась...
Но кончим Мы на этом
Правдивый сей Рассказ!..
 
Neb Maat
 
Озеро Жизни пересечёт
Лишь Равновесье обретший;
Время Песком иль Водою течёт – 
Вплоть до Обители Вечной.
 
Дух есть Способность Покой сохранять,
Что порождает Уменье:
Злобу смирять и Добро поощрять – 
Превозмогая Сомненье...
 
Рыкают Звери – где Тело Пустынь
Полнится чёрной Душою:
Лев нападает – Гиены за ним
Тенью сгущаются злою.
 
Выйдет Живой на Охоту – и Страх
Будет преследовать верно:
Ужас в Рассудке, Смятенье в Страстях
Духом врачуются цельным...
 
Реки сумеет Любовью связать
Земли прошедший отважно:
Мудрость объявший – стремится опять
В новый Огонь Рукопашной.
 
Стены – Границы: в Чертоге – Чертог
Миром венчает Деянье;
Пусть же Вселенная знает: всё смог,
Кто Совершенен в Желанье!..
 
Сиджисмондо Малатеста
 
Импульсы, Страсти, Жестокость, Коварство – 
Вот Указатели быстрой Победы:
Ярость, Неистовство лучше гораздо,
Чем Хладнокровие Труса-Аскета!
 
Воин – кто рубит, страшит, разбивает,
В Бегство усталых Врагов обращая,
Месть – Жало Битвы – в Сердца направляет,
Мощью Сосуды-Тела сокрушая!..
 
Что нужно Воину? Пиры и Услады:
Буйство – что Пламя – питает Гневливость;
Те побеждают, что гневны и рады
Страсть свою вылить, забыв про «Учтивость».
 
Молния жжёт! Миг – и кончено Дело:
Знанье бесплодно, бесцельно Уменье;
Бей со всей Силы – что бить захотела,
И побеждай – без Греха и Сомненья!..
 
Jackson Pollock
 
Непрерывность Бессмыслия – Смысл:
Напряженье живёт, нарастая;
Век Отчаянья Прошлое смыл,
Век Грядущий – Беспамятство Рая!
 
Всё Условно – Условий же нет,
И Свобода безОбразна ныне:
Свет ушёл в Оправдание, Цвет – 
Это Правда, что скоро «остынет»!..
 
Всё, что видишь – в тебе: понимай
Сам себя, в Непонятное глядя;
Мир Абстракции – адовый Рай,
Что Материи хладной отраден.
 
В Пустоте к Наполненью стремясь,
Голодай в Насыщенье Безбрежным:
Непрерывность в один «Суперкласс»
Воплощается Сном центробежным...
 
Грёзы Красок сплетаются в Сеть,
Что как Облако Газа и Пыли:
Ускоренье стремится Успеть – 
Но его уже опередили!
 
Все не «Плохо» и не «Хорошо»:
Это новая Формула Счастья;
И Забвение шепчет: «Ещё!» – 
Всё настойчивее и всё чаще!..
 
Credo Пауля Клее
 
Превращения Формы важней
Сохраненья и Запечатленья:
Рост и Цвет познаются в Вине – 
Словно Время в Рожденье и Тленье.
 
Ибо движется Сонм Мириад,
Безгранично меняясь в Эпохах,
С Дна Морского – к Горам, где Закат
Полыхает в алеющих Склонах...
 
Жизнь не Задана. Только Намёк
Разработать Природа горазда:
Лишь в Конце Изобилия Рог
Порождает Безмерное часто.
 
Лебединая Песня всегда
С первым Лепетом красит Дыханье
Формозвучием, – что, как Вода,
Из Гармоний творит Расстоянье...
 
Угадаем же Форму, что спит,
Предварим её Метаморфозой:
Вот Реальность, чей Контур горит,
Сновиденье, что тонет в Торосах.
 
Извлеките Бесплотное – в Плоть
Обращая Предчувствие Чувства:
Архетип – это Семя и Плод,
Как Загадка и Образ – Искусство!..
 
Аrchitectura Palladiana
 
Арифметика Счастья: Просчитано всё,
Ибо Счастье – вселенская Формула Тайн;
Комбинация Цифр Награду несёт
Для того, кому Ключ к её Символам дан.
 
Человек – Сочетанье, Сведенье, Отсчёт:
Прибавление – в нём, Умноженье – за ним;
Отрицание – прочь: только «Нечет» и «Чёт»
Пусть пребудут в Гармонии с Кодом своим!..
 
Геометрия Счастья: вот Жизнь Пространств,
Уравненье, где Смысл Фигуры несут;
Куб и Сфера – в Объятьях, как Мысль и Страсть,
Треугольник – над ними, как высшая Суть.
 
Всё подогнано встык: нет Деталей Чужих,
Всё роднится Друг Другу, сливаясь в Одно;
Двери с Окнами, Стены с Убранством – и Шик,
Колоннады и Лестницы – Хлеб и Вино!..
 
Сеть Иллюзий ведёт за собою твой Дух:
Словно всюду Природа раскрылась Душе;
Жизнь и Живопись рядом – смыкается Круг,
Счёт Штрихам и Намёкам – потерян уже.
 
Воздух, Свет и Вода на Холстине Земной
Пишут Каменный Рай человеческих Снов:
Ибо Счастье Пропорций – что Танец Весной
Восхитительных Дев средь Ветров и Цветов!..
 
Fate Wren
 
Сэр Кристофер был одарён и богат – 
Что нужно ещё для спокойных Трудов?! – 
И он методично возделывал Сад
Умений и Навыков, – всюду готов
 
Найти Применение Знаньям своим,
Что пестовал сам и в научной Среде,
Где Слава Учёного прочно за ним
Давно укрепилась, – сияя везде...
 
Он не «распылялся». Он Точность любил.
Он был Математиком Неба, Земли:
Сам Ньютон его «Геометром» почтил – 
Того, кого вечно Созвездья влекли.
 
И в Карте Небесной он часто искал
Основы Расчётов на Карте Земной:
Спокойный и твёрдый, он знал, что желал – 
И Планы свои оставлял за собой...
 
Его осаждали, прося об Одном:
Пространство Людское в Порядок ввести;
Он долго не брался: «Я лишь Астроном.» – 
Друзьям говорил, улыбаясь почти.
 
Лишь Время от Времени – тут или там,
И для Исключенья – себя проверял:
Театру создал удивительный План,
Капеллу для Колледжа нарисовал...
 
Но кто понимает, что хочет Судьба?
Кто знает, что Главное в Жизни его? – 
И то, что «Побочным» казалось сперва,
Однажды становится выше Всего.
 
И часто две Вещи нас к Цели ведут:
Одна – Путешествие к Землям Чужим,
Другая – Трагедия – то, что не ждут,
Но что по Законам приходит своим!..
 
Во Францию, в Гости направился он, – 
И там, среди Гениев, будто прозрел
В Прастранстве найдя Пробужденье и Сон
При Помощи Мысли – как вечно хотел.
 
Он понял, что Зданья, Дороги, Пути, – 
Чертёж идеальный, Задача Задач, – 
Что Нацию Славой заставит цвести,
Плоды охраняя Богатств и Удач...
 
И в Час этот Весть поразила, как Гром
( Так часто бывает: в Миг Счастья – Удар! ):
Что Лондон охвачен ужасным Огнём,
Что Город стирает Великий Пожар,
 
Что Пепел повсюду... Но в Пепле всегда
Заложено Семя для Всходов Иных:
Так снова из Праха растут Города,
Так Юный приходит за тем, кто Поник...
 
И встало Виденье пред Взором его:
«Венец Возрождения» в нём воссиял – 
По Образу Града, что Тенью Веков
О Граде-Подобии только мечтал.
 
В нём Улицы, словно Лучи, к Площадям
Как к Звёздам вселенским сходились среди
Бесчисленных Башен, смотрящих на Храм,
Что в Сонме Дворцов возвышался, Один...
 
В Проекте Великом Мечту воплотив,
Сэр Кристофер лично пошёл к Королю, – 
И был он уверен, спокоен, учтив,
Когда излагал – поклонившись – свою
 
Идею Монарху... И тот, восхищён,
Ответствовал так: «Я не против! Я – за!
Но я не решаю – таков наш Закон – 
Без Слова Сословий. Теперь на Весах»
 
«Ваш смелый Порыв будет взвешен: а Вы
Послушайте Церковь, а также Народ.
Пока не ломайте своей Головы:
Пусть скажут, что нужно – а там уж Ваш Ход!..»
 
С Улыбкой Монарха покинув, Творец
К Работе прекрасной своей поспешил:
В «Комиссию» Членом его наконец
Назначили – как он совсем не просил.
 
Он делал, что мог, свою Волю ведя
Всегда осторожно, легко, исподволь:
Кирпич к Кирпичу, Камень к Камню кладя,
Стирая навеки былую Юдоль...
 
В десятках Церквей он оттачивал Стиль,
Где Готика рядом с Барокко цвела – 
И высились Пики Капелл-Кампанилл
Над Амфитеатрами – с Мощью Чела.
 
Задачи решая среди Перспектив,
Он Карту Вселенной в Кварталах земных
Умом прозревал – и всегда прозорлив
Поэтому был, нанося каждый Штрих...
 
Но всё это стало Прелюдией для
Собора Центрального, что заключал
Весь Град на себе – словно Древо в Полях,
Как Купол Небесный, что Землю венчал.
 
Поднялись «Сословья» и стали галдеть,
И спорили все «что, кому и по чём»:
Кто «Старое» в «Новое» мыслил одеть,
Кто тщился «не трогать», стоя на своём.
 
И понял Сэр Кристофер: Время пришло
Для Мудрости, что, примиряя, смирит
И светлое поднял над ними Чело,
Что в Точку все Линии соединит...
 
Велел в Мастерской он Макеты создать,
Что все «Варианты» представит для всех,
И в них пожеланья «Сословий» собрать, – 
Чтоб дали работать ему без Помех.
 
Сэр Кристофер всем ровно то показал,
Что видеть желали; реальный Проект
В Секрете строжайшем Приказ он отдал
Хранить до Скончанья строительных Лет...
 
Он Стройку укрыл от докучливых Глаз, – 
Чтоб Глас посторонний не слышался в ней, – 
И, распределяя Движение Масс,
Собрал воедино из многих Частей
 
То Целое, что Белый Купол собой
Венчал – как Святитель под Сенью Креста:
В Подобье Готическом Образный Строй
Хранила классических Форм Красота...
 
И Все оценили прекрасный Итог, – 
Что был не похож на Желания Всех:
Ведь Разум, что в Истине хладен и строг
Всегда утверждает Её без Помех.
 
И Лучшее Лучшим в Конце признают
Все те, кому Разум действительно Свят:
Ведь Разум божественнен – как Его Труд – 
Об этом Пространства Миров говорят...
 
Так, Святость воспев, Архитектор решил
Вернуться к Земному – и в нём утвердить
Тот Опыт, что в вышних Трудах пережил,
Те Знанья, что смог из Трудов он развить.
 
Он строил для Всех: Короля, Городов,
Для Знати и частных бесчисленных Лиц,
Среди бесконечных английских Садов,
Лужаек, Полей для Охоты на Лис...
 
Всем Жанрам Земным он отдал свою Дань,
Творя на Земле Карту «личных» Небес:
Тот «Град в Городах», что смелее, чем План,
Что может создать Глазомер и Отвес.
 
Себя воплотив, – в свой рассудочный Век, – 
Он в Вечность ушёл, перед Совестью чист;
И, с каждым прощаясь, с Улыбкой изрек:
«Коль Памятник ищёшь – кругом оглянись!..»
 
Spiritualia
 
Духовен тот, в ком Дух Животворящий,
Духовность – Крест, Духовность – Торжество:
Кто полон Духом в Мареве палящем,
Ценой Души добьётся Своего!
 
Взойдёт он Жертвой – пав при этом Низко 
В Глазах Слепых – и в Бельмах отражён,
Средь Поношений, Хохота и Визга
Восстанет вновь – навек преображён!..
 
Духовность – Боль, Духовность – Состраданье:
Ведь лишь Страдавший знает и поймёт;
Страданье – Стройка: это Созиданье – 
Для тех, кто Духом пламенным живёт.
 
Из Моря Слёз, в пульсирующем Сердце,
Незримо Твердь поднимется со Дна;
Дух говорит: «Не прерывайся, бейся! – 
Чтобы твоя возвысилась Десна!..»
 
Не Принадлежность – но Предназначенье,
Не Ритуал, не Действие – но Смысл
Мерилом Духа делает Реченье,
Где каждый Слог Эпоху породил.
 
Духовность – Свет Пути, а не Блужданий,
Духовность – Утро, Юности Краса:
Алтарь и Агнец, Камень в Основанье,
Алмаз в Венце – и Время на Часах!..
 
Горы Цзянсу
 
Горы спящие – Разум спокоен,
Чувства свежие – тихие Звуки:
Гладь отвесную, словно Корою,
Покрывают таинственно Руки.
 
Руки тех, кто в Гармонию верит,
Не противясь Теченью Природы:
Чьи Деянья легки, словно Перья,
Чьи Желанья – как Сон Небосвода...
 
Сны встречаются в вечном Теченье,
Превращенье по Кругу вращая:
Сны недвижные – это Виденья,
Что Душе о Незримом вещают.
 
Инь и Ян – Тень и Свет – переменно
Побуждают Движенье по Кругу:
Словно Лаской – Ночной, Полуденной – 
Обращаясь ко Зренью и Слуху...
 
Храм-Обитель безмолвно застыла
Над безмолвною Пропастью древней:
Отступление здесь Победило – 
Противленье оставив на Гребне.
 
Пустота Барабана глухого
С Пустотой Колокольной роднится:
Там, где Сердце, в Объятиях Бога
Продолжает в Соитии биться...
 
Делакруа
 
Сон Отверженных в Мире Признанья,
Боль Признаний в Намёках скупых:
В необузданном Бегстве Сознанья
Отражён Мир Желаний слепых.
 
Слепота, погружённая внутрь,
Созидает свой собственный Мир:
Эти Грёзы возносит под Купол
Тот Фундамент, что всё породил...
 
Созиданье слагается долго – 
Словно Ткань, Гобелен иль Ковёр:
Отражения в каждом Осколке
Собираются в Призрачный Хор.
 
Вереницы Эпох и Народов
Адом Дантовым обречены:
Бойня Львов под хмельным Небосводом,
Где все Участи предрешены...
 
Незаконченный Лик – недосказан:
Образ Грёзы не знает Преград;
Этот Мир – не «конечная Масса»,
Но Идей заколдованный Сад.
 
Из Кошмаров Шедевры восходят – 
Словно Ягоды или Цветы:
В них – Прозренья, что служат Свободе – 
В её Бегстве из Пут Слепоты...
 
Напиши Иероглиф
 
Напиши Иероглиф на Камне Водой, – 
Испаряется Слово под Солнцем:
Своё Сердце Покоем в сей Миг удостой, – 
Словно Колокол, вылитый в Бронзе.
 
Лик Ошибки бесследной Водою исправь,
И узри её Исчезновенье:
Пусть же Разум сияет – Электрума Сплав,
Утверждающий Ценность в Значенье.
 
Кисть ведома Рукой, – что ведома Тобой, – 
Но не думай постичь, кем ведом Ты:
Ибо в это Мгновенье Свет занят Водой – 
Растворяя Свои Горизонты!..
 
Святилище Аматэрасу
 
В Небесном Свете – Красные Врата:
Коралла Ветвь в Объятьях Лазурита;
В Горниле Жизни плавится Руда – 
И Форма Злату Белому открыта.
 
Так Драгоценность – солнечная Плоть – 
Саму себя во Мраке открывает:
Долг Поклоненья – вырастить свой Плод,
Что в Образ Дух Преемства отливает.
 
Желанья Праздник одухотворит:
Уловность – Дар, Деяние – Погрешность;
К Закату всё Взошедшее – горит:
Благословеньем Призрачности Вешней!..
 
Electricity
 
Бег Частиц – Биполярность Полов,
Каждый Пол – это Полюс в Движенье:
Пляшут Смыслы в Пульсации Слов,
Пляшут Лики в своём Отраженье.
 
Зеркала бесконечных Полей,
Многополости объединяя,
Формируют Личиной своей
Сеть Мозаики «Нового Рая»...
 
Мир Течений средь Атомов-Снов
Энергетикой спящих Энергий
Пишет Цифрами тысячи Слов,
Строчит Веру подстрочной Проверкой.
 
Этот Мир – убивающий Миг
Безоружному Прикосновенью:
Он для тех, кто Сплетенье постиг,
Чтоб не стать беспорядочной Тенью...
 
Сплавы Тайные: Струны поют – 
Благородных Металлов созвучье;
Резонирует там, где Зовут,
А Зовёт – тот, кто Таинство включит.
 
Ключ к Ключу – и Игра началась:
Словно Ловля в Сети – Океане;
И Рыбак здесь, и Рыба – лишь Часть – 
Там, где Время Реальностью станет!..
 
Zyclus Prophetarum
 
Есть Пророчества Чувств – 
В них Огонь и Вино
Словно льются из Уст,
Образуя Одно.
 
Это Таинство Гроз,
Ураганов, Штормов – 
Это свежесть и Рост
Прорастающих Слов;
 
Это Веры Исток – 
Это Вер Череда:
Ибо Чувство – Пророк.
Ибо Чувство – Страда!..
 
Средь Пророчеств Ума – 
Как средь горных Вершин:
Каждый Пик – Адамант
Или Аквамарин.
 
Это Россыпь Камней
Драгоценной Красы,
Это Качество Дней,
Где как Чётки – Часы;
 
Это Ценность и Цель,
Что, сливаясь в Одно,
Плод, что в Прошлом созрел,
Превращает в Вино!..
 
Но приходит Пророк,
Что Единство несёт:
Чувств и Разума Слог
Он в Молитве сольёт;
 
Он летит по Земле,
Воскрешая, губя,
Он в Добре и во Зле
Отражает себя;
 
Он связует Миры
Прошлый Узел срубив:
Ибо Жертвы – Дары,
А кто Дарит – тот Жив!..
 
Линдисфарн
 
На Морях Острова – Континенты:
С Островов усмиряют Моря;
Острова покоряются Кем-то,
Кто страдал в этом Мире не зря,
 
Кто Скалой возвышался над Бурей,
Кого Волны разбить не смогли,
И Ветра, как-бы мощно не дули,
В Даль Беспамятства не унесли...
 
Брег Гонимых – Гонителей манит:
Дух и Плоть – чья же Сила сильней?
Но и тот, и другая – лишь Странник – 
В Царстве странствующих Кораблей.
 
Кто разбился – на Острове диком
Свой Приют ненадолго нашёл:
В Стонах Чаек – Страдающих Крики – 
Плач по тем, кто Страданье прошёл...
 
Папа Юлий
 
Владыка Веры – «Праведный Воитель» – 
Что не увенчан; Воинов вести
Назначен свыше Тем, кто всё провидел,
Сказав: «Не Мир, но Меч тебе нести!»
 
Колокола отныне отгремели – 
Настало Время Пушек грохотать:
Князь на Земле расширит Царство Веры – 
Чтоб снова Жизнь могла благословлять...
 
Вперёд, Солдаты! Ряса словно Панцырь,
А Сквернословье выкует Латынь:
И кто сказал, что нищ и скромен Пастырь,
И кто «Прощенье» купит за Алтын?!
 
Ко мне, Художник! В Бой Резцы и Кисти:
Твой Гений щедро будет награждён;
Ты нанят Верой, ты – природный Рыцарь,
Твори – да так, чтоб всякий был сражён!..
 
Мы бросим Клич: Грехи Европы тяжки – 
И каждый Грешник «сбросится» на то,
Чтоб через Церковь с Дьявола Поблажки
Заполучить в «спасённое» Нутро.
 
На эти Деньги – Богу будем строить,
Платить за Труд – и Кисти, и Меча:
Пока я жив, не ведать мне Покоя – 
Так пусть Пожар сияет, как Свеча!..
 
Период Нара
 
Мира затерянный Остров
В Море бушующих Войн:
Здесь Утончённое – Просто,
Словно кочующий Звон.
 
Линии Бронзы – во Злате,
Полузакрыты Глаза:
Истиной Души богаты,
Времени нет на Часах...
 
Радость – в Объятьях Кумирен,
Ласка Сандала парит:
Счастлив кочующий в Мире
Вечный святой Прозелит!
 
Сон Ритуалов Оружье
Будет пока чаровать:
Путник! Ты Миру не нужен – 
Не поворачивай вспять!..
 
Brunel
 
Чтобы Века достичь Золотого,
Век Железный Судьбою нам дан:
В нём куётся и плавится Слово, – 
И прокатный работает Стан
 
Механизма Великого Дела,
Что не знает Преград на Пути – 
Ибо Воля объять захотела
Мир, где Разум отныне в Чести!..
 
Всё Железное рвётся из Камня,
Вырастает, стремясь в Свою Даль:
Формы Будущего – неустанны,
Формы Прошлого – больше не жаль.
 
Заменяется Образ Моделью,
Сеть Конструкций в Деталях жива:
Эта Сеть будет действенным Целым,
Что Планету повяжет без Шва...
 
Век Героев-Строителей ныне:
Разрушитель – уже не Герой;
Пыл Творца никогда не остынет – 
Ибо он в Увлеченье Игрой.
 
Интерес в ней – всегда в Авантюре:
Но такой, что дерзает посметь
Бросить Вызов привычной Структуре, – 
Провести Дух Системы сквозь Сеть...
 
Жизнь должна становиться всё Лучше – 
Вот Религия здесь, на Земле:
Пусть же Техника правит – не Случай – 
Упражняясь в Своём Ремесле,
 
Пусть Каналы, Мосты и Дороги
Свяжут в новую Цепь Города,
И Суда – океанские боги – 
Из прокатного выйдут Листа!..
 
Человек и Железо – роднятся:
Математика, Сталь плюс Огонь;
Это Шанс превозмочь и подняться – 
Свой Разбег превращая в Разгон!..
 
Гофманиана
 
Аполлон Дионисом разбавлен, – 
Как в Бокале Водою Вино:
Бег Фантазий себе предоставлен,
Словно Ведьмино Веретено.
 
Ветер с Вьюгой в Объятьях кружися – 
Свет неверен, обманчива Тень:
В Мире Пошлости Сказка вершится,
Правда Ночи вторгается в День!..
 
Жизнь уныла, глупа, беспросветна,
Всюду правит Большая Жратва:
Всё Воспетое ныне Отпето,
Мощь в Беспамятстве дышит едва.
 
Только Музыки Дух первозданный
По ту Сторону Сцены парит:
Пробуждая безудержный, странный
Мир Иной – что Проснуться велит!..
 
Хмель по Венам телесным струится, – 
Дух струится по Венам Души:
Сатанинское прячется в Лицах,
И Гротеском Реальность крушит.
 
Упиваясь, мы ждём Опьяненья,
Опьяняясь – упиться хотим:
Обладание ищет Значенье,
Превращаясь из Пламени в Дым!..
 
Вот Алхимия Ноты и Буквы,
Где Мелодия с Словом – Одно:
Оно Пошлости мстит, как Гекуба,
И крадёт Золотое Руно.
 
Меч Иронии бьёт беспощадно,
Разбивая Колодки Судьбы:
В эту Ночь только Пламя отрадно – 
В Царстве Мрака и снежной Крупы!..
 
Мot de Мarquis
 
О, Безумцы! Не славьте Природу,
И не вздумайте ей подражать, – 
Создавая из Рабства «Свободу», 
От которой уже не сбежать.
 
«Естество» – это Боль и Жестокость,
Где и Тени «Гуманности» нет:
И с Отменой Морали и Бога
Всё Животное выйдет на Свет!..
 
Вашу «Логику» выпишу точно – 
Для Наглядности, в Ликах Живых:
Воспою Образ Мысли Порочной
В Преступлениях диких, больных.
 
Отпуская Инстинкты, Сознанье
Без Остатка им всем подчиню – 
И в чудовищном Пире Желаний
Образ Жизни навек изменю!..
 
Потаённое сделаю Явным,
Превращая всё в «Новый Содом»:
«Добродетелью» станут Изъяны – 
А Изъянам не писан Закон.
 
Вознесу Преступления Сладость – 
И Безумцам Безумьем воздав,
«Век Содома» Эпохой де Сада
Возвещу – против Века восстав!..
 
Пророк Мани
 
Художник пришёл к Властелину Царей
И Речь перед ним держал:
« – Могущество Сил – в их слепой Игре,
А Духа – в Подобье Скал!»
 
«Весь Мир Откровением одержим
И древних Богов не чтит:
Склонился пред Верой с Востока Рим – 
Теперь на Восток глядит!»
 
«Светило дневное давно ушло
На Запад, что к нам Спиной – 
И бурное Время Века текло,
Лишь к Цели стремясь Одной:»
 
«Ведь Верой Единою как Водой
Исполнена Жизни Цель;
Так всяким Ручьём и любой Рекой
Живёт Океан отсель.»
 
«Смотри же, Великий! Луна встаёт, – 
И Вера Луны должна
Из Царства Ирана давать Приплод,
Востоку налить Вина,»
 
«На Пиршество Знанья его вести, – 
Найдя Равновесье Сил:
Лишь так нам и дальше дано цвести!..»
« – Неси же, что возвестил!»
 
«Народам и Странам, что, вновь пройдя,
Как в юном Теченье Лет, – 
Ты будешь Луною светить Князьям,
Народы спасёшь от Бед,»
 
«Напоишь их новым, твоим Вином,
Наполнив Меха Веков!..» – 
Изрек Шахиншах в Тишине Хором, – 
И следуя Эху Слов,
 
Художник во Льне белоснежном встал,
И выступил в дальний Путь,
И Учеников от себя послал
На красочный Мир взглянуть;
 
Нести Вдохновенье своих Трудов
По Рекам к морским Краям,
Средь Гор живописных и Городов
Картину Небес кроя.
 
Узорами пёстрыми, как Ковры,
Ложились Мечты в Слова,
Луна восходила над Сном Игры,
Касаясь его едва.
 
Баланс Светотеней плясал во Тьме,
Средь Мира слепых Страстей – 
И всякий, кто в Злате, и кто на Дне,
Жил в Мире «благих Вестей»...
 
Но «Благость» незримо сошла на нет;
Художник творил, писал, – 
И, вместе с коварным Теченьем Лет
Чудовищный, злой Оскал
 
Вдруг Контуром начал сквозь Плоть Доктрин
Являть перед Миром Лик
Безудержной Схватки во Мгле Пустынь
Меж Сил и Страстей Двоих:
 
Вселенная стала Смешеньем «Зла»,
Стремящегося на Свет,
С «Добром», неприступным, как та Скала,
Что высится в Море Бед.
 
И всюду «Добро» обращалось «Злом»,
И в Свете скрывалась Тьма:
Надежда явила в себе Излом,
Свободу свела Тюрьма.
 
Великое Пламя кипящих Битв
Собой затопило Мир – 
И Вера явила ужасный Вид,
Чей Образ Судьбу затмил...
 
« – Религия – это всегда Покой
Для верных своих Сынов:
А этот Шедевр сотворён Рукой,
Не знающей светлых Снов!»
 
«Он Царство Кошмаров даёт сразить – 
Но Свету не дарит Шанс:
И кто «пробудился» – не хочет жить,
Ведь Жизнь его – Смертный Час!»
 
«Надеждой на Лучшее живы мы:
Согласны и Ложь терпеть,
Что даст позабыть нам про Мрак Тюрьмы,
Про Голод, про Боль и Смерть.»
 
«Покрасим же Краской Единой всё – 
Оттенки, Цвета забыв:
Как встарь, пусть Течение нас несёт – 
Хоть Образ его игрив!»
 
«Владыка! Картину Страстей сожги,
И Вид запрети её:
Тогда её Мощь поглотят Пески,
А Воды возьмут в своё»
 
«Подобное тёмным Векам Нутро!
Не только Теченье – Дно
Мы славим как Вечности Суть порой,
Подняв за Покой Вино!..» – 
 
Так молвили Шаху Жрецы Авест,
А тот промолчал в Ответ;
И вот, из Дворца полетела Весть,
Смешавшая Мрак и Свет,
 
Вернувшая Старое в Новый Мир,
Течение Вод – Огню,
Мгновением Ока, на тысячи Миль – 
И Ночь подчинила Дню.
 
И, схвачен Врагами, предстал Пророк – 
Художник, создавший Сон – 
Пред страшным Судом, что представить мог
В Видениях только он.
 
И Суд Приговор ему вынес в Срок,
И бросил его в Тюрьму:
Такого Свободный снести не мог – 
Направивший Луч во Тьму.
 
Он умер... И Кожу содрав с него, – 
Как-будто Пергамент сняв, – 
Ревнители тайных Страстей Веков
Явили ужасный Нрав,
 
И, словно готовясь писать Шедевр,
Её растянули впрок, – 
Над Миром зачахших, увядших Вер,
Что «Тьмой» заклеймил Пророк,
 
Над Миром, где Битва отныне шла,
Где Демоны лезли в Свет,
Где Ангелов Воинство без Числа
На Вызов несло Ответ;
 
Где Вера Луны – но Иной, Другой! – 
Уже затаила Месть,
Стирая Былое своей Рукой
Из дальних пустынных Мест...
 
Взломавший Пророчеств чужих Печать
Получит взамен Клеймо;
Боящийся Новую Жизнь начать
Со Старой пойдёт на Дно;
 
Забывший о Правде Войны Миров – 
Мир Веры «Священных Войн»
Воспримет из Пламени новых Слов,
И Пепла былых Времён!
 
Так рухнуло «Царство Царей», – а с ним
И Память его Владык;
И проклят был дважды, кто был гоним – 
Ученье его и Лик,
 
И Живопись – светлая Тень его...
Остались кругом Стада:
И «Пастыри» воют, что «Бог – Един!» – 
И будет Един всегда...
 
Civitatia
 
Города создаются Людьми,
Что бегут и влекутся туда,
Где Надеждами полнятся Дни,
Где Ночная прельщает Среда;
 
Где из Воздуха – не из Земли – 
Сотворяются Россыпи «Благ»,
Где Желанья везут издали
И живут, погрязая в Делах...
 
Города сотворяют Людей – 
Старый Образ Подобьем иным
Наполняя в Горниле Страстей
От Пелёнок до самых Седин.
 
Беглецов собирая в Поток,
Они правят и Ими – и Им – 
Чтобы каждый отдал всё, что смог
И чтоб отдали все, как один...
 
Но бывают Эпохи, когда
Строит Город в Глуши Человек:
Ему вторят Земля и Вода,
И Времён подчиняется Бег.
 
Он возводит Мечту без Надежд,
Он спускает Светило с Небес
Поражающей Кровью Побед
Удобряяет он Новый Замес.
 
Он – Беглец, Остальные – Рабы,
Что безвольно для Воли живут;
Он – Трагедия, Имя Судьбы,
Что «Эпохой» до Краха зовут;
 
Его Образ в Подобье найдёт
Возрожденье средь Благ и Людей – 
И в Поток беспрерывный уйдёт,
Как таинственный древний Протей...
 
Тридцатилетняя Война
 
Новое Варварство – с Римской Обновой,
Сила на Силу – на Поле Сознанья:
Вера, скитаясь по Телу Европы,
Рушит Границы, вторгается в Зданья.
 
Рушит, в людском обретясь Средостенье, – 
Ибо разрушены Судьбы и Души:
Вера Стиль Жизни взяла под Сомненье – 
Вере он словно отныне не нужен...
 
В Мире Религии Чувства и Разум
Страстью-Пучиной разорваны в Клочья:
Ныне Местами меняются Расы,
Чтоб Новый Строй был в Стихии упрочен.
 
Римляне – в Чувствах Опору находят,
Варвары – Разум Огнём возвещают:
И Челноками их Армии ходят,
Мир в Гобелен на Глазах превращая...
 
Полчища Севера к Югу стремятся,
Южные – всюду устало мятутся:
В сердце Европы их ждут и боятся, – 
Там, где Идеи неистово бьются.
 
Земли лоскутные Златом заморским
Платят вперёд и Залог оставляют:
Бойня в Кредит – заправляет ей Горстка,
Что свою Щедрость Вселенной являет...
 
Голод и Мор, чередуясь, пируют
Там, где зачахли Посевы и Силы:
Псы по Хозяйской Породе тоскуют,
Волки бросаются прямо на Вилы.
 
Смрад пожирает Селенья пустые,
Свиньи плодятся в Отбросах Умерших:
Смертью написаны Лики Живые,
Брошены все, кто ещё не отвержен...
 
Всполох Зари в этот Мрак Полуночный
Долго не вторгнется: Цикл не окончен;
Мир в Перемирии будет не прочный – 
В нём Равновесия Образ Порочен!..
 
Jeanne d’Arc
 
Слушайте! Слушайте! – В Вас Голоса
Песнями Прозу творят:
Музыкой, Музыкой полны Глаза – 
Светом сквозь Слёзы горят!
 
Выйдите в Странствие, Путь не ища – 
В Мир углубляясь и в Дух:
Главное, Главное – в тайных Речах,
Храм их – Ваш собственный Слух!..
 
Ждут Избавленья, Спасения ждут
Все, кто не может Идти:
Ибо к Глухим Голоса не придут,
Чтобы от Страхов спасти.
 
Только с Бесстрашным – который открыл
Чувства в своей Чистоте – 
Скажут Языцы под Пение Крыл
Вечное Слово Тщете!..
 
В Бой! – Его Грохот не слышен тому,
Кто Голоса услыхал:
В Хаосе Битвы, сквозь Страсти и Тьму,
Светоч свой Свет увидал;
 
Знамя держа, коронуя, даря,
Чудо слагая к Ногам,
Будет учить Он, что значит «не зря», – 
Путь отрезая Врагам!..
 
Но всё Земное безудержно мстит
Силе, что в Слабом живёт:
Зависть глуха, – и Стрелою летит
В Цель, что Удара не ждёт.
 
Нет Благодарности там, где Клише
Попрано Правдой Святой:
Месть – вот Привычка в своём Неглиже – 
Освящена «Простотой»!..
 
Всеми покинута, – Слабость сильна
Верой в свои Голоса:
Только без них она будет Одна, – 
С Жизнью на общих Весах;
 
Будет преступным судима Судом, – 
И в Отреченье двойном,
Пламя навек примиряя с Крестом,
С дольним расстанется Сном!..
 
Credo Куинджи
 
Взять Поэзии Часть – что без Слов
Молчаливым Предчувствием жива;
Взять Часть Света – в Идее Цветов,
Что вне Разума Духом красива;
 
Ожиданье – во Времени взять,
Ощущенье от Чувств очищая;
Доминанту – из Тоник изъять,
Чтоб Палитра звучала, играя;
 
Полуночье извлечь из Ночи, – 
Месяц-Серп отыскать в Полнолунье;
Тишину, что неслышно кричит,
В Неподвижности выявить чудной;
 
Бесконечность среди Перспектив
Положить, словно Мысль, в Основанье;
Созерцанья поймать Перелив
В серебристом Волненье Желанья;
 
Получить в Колорите Тона, – 
На Изломе Пространств с Временами;
Исчерпать Моментальность до Дна,
Породнив Непрерывность со Снами;
 
Нанести завершающий Штрих
На Мечтание без Завершенья – 
И уйти в Отдаленье от них,
Породнив Недосказанность с Тенью!..
 
Вангари Маатаи
 
Борьба за Свободу – Борьба за Природу:
Постигший Одно – утвердится в Другом;
Сажающий Древо, растящий Породу, – 
Улучшив Себя, настоит на Своём.
 
Что Дети, лишённые Света и Тени,
Что Взрослые, Спины согнувшие в Прах:
Проснитесь, о Люди, от Страхов, Сомнений,
В Грядущем их нет, – на Словах и в Делах!..
 
Несчастья-Стихии, бушуя, проходят, – 
И снова наутро лучится Покой:
С природным Терпеньем навстречу Свободе
Растите, Живое зовя за собой.
 
Живительной Влаге откройте Дорогу
В Края, что иссохли, что больше не ждут:
Надежда сильней беспощадного Рока, – 
Надежда Свободы на Разум и Труд!..
 
Тираны пугают – а сами трусливы,
Презренье к Живому «Законом» зовя;
Но всё, что растёт – несогбенно, красиво:
У Роста есть Корни и Крона своя.
 
Младенец и Саженец – вечная Сила:
Попробуй, согни, подчини иль сломай;
Природа растёт – сквозь Гробы и Могилы:
Свобода – сквозь Рабство пробьётся Сама!..
 
Восьмой Холм Рима
 
Холм в Соцветье Холмов: Меж Семи Лепестков
Словно скрытая Завязь Бутона:
Этот тайный Цветок рос сквозь Время и Рок,
Поглощая Низины и Склоны.
 
Из болотистых Почв, – плавя День, точа Ночь, – 
На Костях и Руинах, из Пепла
Этот Город взошёл, и в Могуществе цвёл,
Сердцевиной Великого Тела...
 
Каждый новый Пожар, что его поражал,
Наносил Слой за Слоем по Верху:
Насыпался Курган, пряча Дом или Храм
Под Строительством с новою Меркой.
 
А над ними – Дворец – «Дом Златой» до Небес,
Был однажды воздвигнут Тираном:
Но и он погребён был с Поправшим Закон – 
Под особым, невиданным Планом...
 
И чем выше рос Град, становился Богат, – 
Тем мощней уходил он под Землю:
И Клоака под ним, плавя Ночи и Дни,
Выводила Груз Шлаков из Пекла.
 
Город Мёртвых живёт – под Живым, что цветёт
И сегодня, Сокровища пряча:
Кто открыл его Сон – тот навек, поражён,
Свой Мираж почитает «Удачей»!..
 
Мovimento dos Sem Terra
 
Оставь ту Землю, где, Корней лишённый,
Ты умирал без Света и Тепла,
Где Нищета и Воздух заражённый,
Где вечный Пир Отчаянья и Зла, – 
 
И прочь иди: из Города, из Рабства – 
От Суеты и Алчности «Господ»;
Ты – Божий Сын! С тобою – Божья Паства,
Вы – из Народов вышедший Народ!..
 
Смотри вокруг! Земля до Горизонта,
Вне Городов, прекрасна и пуста – 
И ждёт давно, даря Приют, Работу,
Спокойный Сон под Сению Креста;
 
Того Креста, что в Прошлом ты оставил
Среди Слепцов, Бездумных и Глухих:
Твой Крестный Путь повёл тебя во Славе
К Путям иным – без давящих Вериг!..
 
Обетованье – для Обетованных!
Обет живёт в Живых, кто воскресил
Для новых Дел убитые Желанья – 
Для добрых Мыслей Разум пробудил;
 
Кто Отрешеньем и Самозабвеньем
Прозрел – себя в Потерянном найдя:
Кто из Гоморры вышел без Сомненья – 
Свои Глаза прозревшие щадя!..
 
Движенье сеет: Воды орошают,
Ласкают Ветры – Время придаёт
Мечты и Силы тем, кто покоряет,
Плоды и Счастье тем, кто отдаёт.
 
Находит Семя Почву – и Отныне
Пускает Корни – к Свету и Теплу
Направив Рост Гармонии Единой
К Щедрот Небесных полному Столу!..
 
Lingua Damnatio
 
Создали Женщины Язык,
Чтоб щебетать на нём, 
В одно смешав Молчанье, Крик, – 
И растворив в Одном
 
Дыханье Ветра, Звон Ручья
И Гомоны Пространств, – 
И Речь искрилась, как Струя,
Сквозь Цвет земных Убранств...
 
Но не смирился с этим всем
Мужской ревнивый Ум,
И Звук одел Обличьем Схем
Взнуздав природный «Шум».
 
Сквозь Образ, Слог, он наконец
К абстрактному «Письму»
Привёл Язык, – себе Венец
Присвоив Одному...
 
Письмо «Стыдом» смирило Речь,
В «Мораль» её одев,
И не могла она уж бечь,
Как Чувство юных Дев.
 
Писанье Жизнь себе в Рабы
Забрало, – и, глумясь,
В Словах цветистых иль скупых
Её втоптало в Грязь...
 
Прошли Века: сквозь Пыль Письма
Речь выбилась на Свет, – 
Но с ней срослась уже Тюрьма,
Откуда Хода нет.
 
Клише из Формул Лабиринт
Создало в Пустоте
Абстрактных Душ – и говорит
С Тщетою о Тщете...
 
Дега
 
Впечатления Тел, что, привидившись, осуществились,
Воплощения Снов, что застыли в Природе Зеркал:
Мир Танцовщиц и Статика странная – соединились,
представления Час – из Антракта и Воли восстал.
 
Взгляд Кулис: характерные Виды и Полунамёки;
Завершённости нет: Подготовка – сплошной Лейтмотив;
Предвкушение ждёт: Любопытство холодно жестоко;
Погляди и забудься: довольно, что Образ красив!..
 
Откровенность – при Свете Луны – перейдёт в Откровенье,
Но Искусственность лунных Лучей здесь, увы, налицо:
И Поклоны – Мираж, и Движения – лишь Средостенье,
Где Среда пробуждает Рисунок из Тени косой.
 
Всё дано «под Углом»: нереальна фронтальная Роспись;
Угол – Зренья Мотив: словно Звук приглушённый в Дали;
Апплодирует... Кто?.. Стынет в Книксене бледная Робость:
Её жаждут Глаза – что следили за ней и вели!..
 
Песнь Тласкалы
 
Больше некуда вам «расширяться»,
О, Ацтеки, погрязшие в Крови:
Это значит, что Время расстаться
С вашей Властью – как сказано в Слове.
 
Ваши Войны – Охоты за Жертвой – 
Одержимостью ныне ведомы:
Но Последним падёт самый Первый – 
И падут его злые Хоромы!..
 
Мы, Окраины, Часа дождались:
Из-за Моря неведомых Воинов
С Кожей белой, как Месяца Завязь,
С Грозной Музыкой Лязгов и Звонов
 
Приютили и дали Надежду
На Поддержку, на Верность в Сраженье – 
С ними мы призовём вас к Ответу,
В Мире Новом, пришедшим в Движенье!..
 
Боги любят питаться Сердцами
Тех, кто Жертвы им высил Чужие:
На Алтарь, что воздвигли вы сами,
Отправляйтесь – кроваво, как жили.
 
Мы поможем – с Народами Джунглей,
Под Водительством Расы Далёкой:
Мир Ацтеков – из Пламени в Угли!
Крест восходит из Пепла высоко!..
 
Веру Новую мы принимаем – 
Породняясь с заморскою Силой:
Мы оплатим, что ныне познаем,
Всем, что Кровью Земля породила.
 
Повелитель далёкий – не Близкий:
Власть – чем дальше, тем Миру спокойней;
Рядом с нею, как с Солнечным Диском,
Всё сгорает – в безудержных Войнах!..
 
Goya
 
О, Болезни «Душевного Века» – 
Что с Духовностью раньше расстался:
Бессердечный Рассудок-Калека 
С Инвалидом-Безумьем обнялся!
 
Из Лечебницы выползли оба
В Божий Свет, что без Бога отныне:
Да блуждает Бессмысленно Слово!
Бессловесное Дело – да сгинет!..
 
След Тлетворности странной Печатью
Деградацию Мира отметил:
Короли, соревнуясь со Знатью, – 
Перед Сбродом ревущим в Ответе.
 
Предпочтенья – в Фаворе у Склонных,
Своенравность без Нравов – у Дерзких:
Но повсюду разверзлась бездонно
Пасть Чудовища – дико и мерзко...
 
Сны сбываются: Доля Кошмаров
В них наголову выше в Безглавье:
Ковыляет безудержно Пара,
Обрастая Почётом и Славой.
 
Все вцепились отчаянно в Глотки:
Тавро-Махия правит во Мраке;
Слуха нет – только Зрение чётко
Искажают грядущие Страхи...
 
Синто
 
Слёзы Бога рождают божеств,
Капли Крови с Клинка – Острова:
Мир для Духов – бушующий Лес – 
Их покроет, как Землю Трава
 
Мрак Туманов, Тайфунов Прибой
Вместе Звук первозданный сольют, – 
И Пещеру укроют собой
Там, где Свет обретает Уют...
 
Солнца Луч из-за Камня встаёт, – 
Хлад и Твердь заключают Огонь:
В их Природе Народ оживёт, – 
Что Подобьем бушующих Крон
 
Прорастёт через Скалы и Тьму,
В сотрясаемой Адом Земле, – 
Посвятив Кровь и Слёзы Тому,
Кто несёт Солнца Луч на Челе!..
 
Аures Tuas
 
Ваши Уши – Ваши Души:
Даже Очи и Уста
Будут всё в Итоге Слушать, – 
Словно с «Чистого Листа», – 
 
Доверяя лишь постольку,
И настолько далеко,
Сколько Слов сыграло Польку
В Сердце, пляшущем легко...
 
Представление – что Ритмов
И Мелодий Унисон:
Тактом «Музыка» отбита, – 
И Гармонии Закон
 
Чувством Слышащим написан – 
Ну а Органы-«Хвосты»
Управляют тихо, чисто,
Заполняя впрок Листы...
 
Но и Органы не знают – 
Пока Слух не скажет им:
И Глаза не прозревают – 
И не веруют своим
 
Впечатлениям и Краскам;
Про Уста – вообще молчу...
Управляет Миром «Сказка» – 
Слух, подобный Палачу!..
 
Schicksal Speer
 
Молодой Архитектор работал в Тиши
Над Проектами скромных, уютных Домов, – 
Как Учитель его седовласый решил,
Никогда понапрасну не тративший Слов.
 
Он готовил к научной Карьере себя, – 
И Работы иной он в Душе не желал, – 
И стремился к семейному Счастью, любя
Молодую Жену, о которой мечтал...
 
Он Романтиком был и бежал Суеты
Городов, что росли не по Дням – по Часам:
Эта Скученность, Грязь средь Ходьбы и Езды
Раздражала его – и по дальним Местам
 
Царства Гор и Ручьёв, средь Полей и Лесов,
Часто странствовал он, у Природы ища
Ключ к Познанью прекрасных пространственных Снов, – 
Тех Видений, что зрил Архитектор Начал...
 
Было Время Страстей: Униженье и Боль
Над Страною его Паутиной легли;
Пораженье в Войне, «непонятное столь»,
Обсуждали, но верить в него не могли.
 
Всюду злая Грызня и Потеря Основ
Разъедали Народ среди Страхов «Измен»;
Мало Дел было – много бессмысленных Слов,
Сотрясавших Пространства безропотных Стен...
 
И однажды позвали Друзья посмотреть
На одно «Выступленье» его между Дел:
Надо было спешить, чтобы точно поспеть – 
Полный Зал уж Страстями, Молвою кипел.
 
С Опазданьем Оратор к Трибуне взошёл,
Тихим Голосом начал – среди Тишины – 
И одним своим Взглядом «Порядок» навёл,
Так, что виден был Он, все вокруг – не видны...
 
С Выступления вышедший, заворожён,
Архитектор домой наконец поспешил:
Там он долго молчал, и в себя погружён,
Созерцал Ощущенье, что в Сердце носил.
 
И внезапно решил, – для Друзей и Родных, – 
Помощь «Партии» новой оказывать впредь:
Так Оратор с тех пор в его Душу проник, – 
Тот, что звал «не бояться», звал «взять и посметь»...
 
И нежданно его попросили помочь
В Оформлении Шествий парадных Колонн: 
И он создал Проект за бессонную Ночь,
И с Утра в Штаб-Квартиру отправился он.
 
Но сказали ему: «Как Хозяин решит,
Так и будет: езжайте скорее к Нему, – 
Пусть он Взглядом своим Ваш Проект пробежит,
Поручив все Работы лишь Вам Одному!..»
 
Он отправился в Путь, – Расстоянье покрыв
С Быстротою внезапной, которой не ждал,
Прибыл в Город старинный, что статен, красив – 
Где Хозяин в то Время уже пребывал.
 
И, поднявшись наверх, и к Нему подойдя,
На Столе он увидел большой чёрный Ствол.
« – Я согласен!» – в проектную Папку глядя,
Молвил мрачный Хозяин – и в Тень отошёл...
 
С этих пор Архитектор стал быстро «расти»:
Всё, что он проектировал, что рисовал,
Сразу в Дело могло без Сомнений идти – 
Ибо сам Покровитель его поддержал.
 
Создавал он Трибуны Масштабов больших
Постаменты – Пространство для «Маршей» кладя
В Чертежи, развивавшие «Помпу» и «Шик» – 
Прививавшие Навык «Большого Чутья»...
 
И Хозяин его поощрял: «Суждено
Нам вдвоём этот Мир перестроить: наш Долг
Воплотить Образ самых неистовых Снов, – 
В Городах, что никто и представить не мог!»
 
«Мы должны быть готовы!..» – так Он говорил.
Архитектор трудился – и, вторя Ему,
Всё в гигантских Масштабах с Размахом творил – 
То, что виделось только ему одному...
 
Ввёл в Пространство он Свет, – чтобы Тьму расчертить, – 
И Лучами Прожекторов создал Мираж
( В нём «вещал» Покровитель, что жаждал развить
Перед «Массой» неистовой свой Эпатаж. );
 
И повсюду ввёл Флагов больших Полотно – 
Словно Стены живые меж Светоколонн:
Знал, что Царству Иллюзий создать суждено
Царство Камня и Стали – Великий Закон!..
 
И случилось Нежданное: Власть получил
Демагог бесноватый, что строил из Слов
Свой «заоблачный Мир», не щадя своих Сил, – 
А теперь и чужих – как давно был готов.
 
Руки Кровью умыв, Души Страхом стянув,
Въехал в Город Большой – Архитектор за ним;
« – Вот Площадка!» – изрек Он. – «Рабочих и Слуг – 
Стройкой всех привлеките к Задачам Одним!..»
 
И дерзал Архитектор, Шедевры создав
Ныне в двух Городах: Стадион в Граде Встреч,
Резиденцию в Центре Проспектов и Глав,
Что Столицу венчали, подъявшую Меч.
 
« – В Зданьях Дух будет жить,» – говорил Демагог, – 
«Тот, что тысячу Лет Мир собой освятит:
Надо строить для Всех – чтобы каждый Возмог,
Чтобы в вечной Войне знал, что он Победит!..»
 
И Война разразилась – «Пространство Мечты»
Расчищая Тирану под «будущий Рай»:
Он захватывал дерзко, – в «Ударах» простых
Видя Средство взять каждый беспомощный Край.
 
Он посмел объявить всему Миру о том,
Что Борьбы не боится, – Ответственность всю
На себя возлагая: Кошмаром свой Сон
Воплощая в Реальность больную свою...
 
Архитектора вызвав однажды к себе,
Улыбаясь, изрёк тихим Гласом Тиран:
« – Вы прославились, Духом доверясь Судьбе,
И на Стройке Моей показав свой Талант!»
 
«Но теперь нагружаю Задачей иной
Несомненный Ваш Гений: для Армий Моих
Создавайте Оружие Властью Одной – 
И постройте мне Мощь, что закончит Блицкриг!..»
 
Так Министр безропотно принял Приказ, – 
Как Всегда, без Вопросов, с Течением плыл:
Он отправился действовать Здесь и Сейчас – 
О Грядущем и Прошлом как-будто забыл.
 
Волновала его лишь «Задача Задач»,
Что решать, как всегда, «по Линейке» привык:
Сумма Чисел из «Прибылей» и «Недостач» – 
Сумма Точек и Линий, что раньше постиг...
 
Хаос Битвы Европу уже поглотил – 
Гибли тысячи тысяч безвестных Людей:
Их Оружие било, – на Службе у Сил,
Что Министр кормил Мощью верных Идей.
 
Он построить сумел Организм из Фирм,
Лагерей, Корпораций, Заводов, Бюро, – 
Производство расширив по Схемам своим,
Ускоряя, растя, совершенствуя впрок...
 
Он справлялся со всем, и везде он бывал,
Инспектируя лично, судя и рядя:
О Семье и Жене без Конца забывал, – 
Свою Жизнь и Здоровье порой не щадя.
 
Но Война истощала Ресурсы, Людей, – 
И сжималась Возмездия злая Петля,
И Печать Разложенья являлась везде,
Неминуемой Смерти Агонию для...
 
А Тиран огрызался, и в Страхе держал
Ближний Круг, что перечить Тирану не смел:
И в Конце демонстрируя волчий Оскал,
Он боролся, дерзал, как никто не умел.
 
Голубыми Глазами глядя в Глубь Души,
«Надо верить!» Он Прочим не раз говорил, – 
И приказывал всё и везде сокрушить,
Чтоб Врагу не досталось и самых Могил...
 
Разрушение видя, Министр, устав,
Вспомнил «Планы», – те Грёзы, в которых живя,
Он с Хозяином дерзким был некогда «Прав»,
Был «Уверен», – Улыбки и Лавры ловя.
 
« – Не волнуйтесь!» – сказал ему мрачный Тиран. – 
«Пусть бомбят! Пусть Страну выжигают до тла!
Будет чище Площадка для Стройки – и Кран
Возведёт Наш Проект и восславит Дела!..»
 
Так он отдал Приказ той Бомбёжке «помочь»,
Чтоб безжалостно Тело Страны обрушать, – 
И бежал Архитектор из Бункера прочь,
И поклялся Министр: Тому не бывать!
 
И впервые Приказы он прятал под Стол, – 
Выводя и скрывая, везя и щадя:
Исполненью безудержный Риск предпочёл – 
Словно Время для Жизни у Смерти крадя...
 
Перед самым Концом, сквозь Пожар и Борьбу,
Он в Столицу прорвался, и в Бункер придя,
Попрощался с Тираном, что принял Судьбу,
Разговор о «Великом» последний ведя.
 
И признался, что Волю Его нарушал,
Всё спасая, что можно спасти, уберечь;
« – Ибо я Не Согласен!..» – он тихо сказал, – 
И прервалась на том его горькая Речь...
 
Архитектор покинул пылающий Град,
И от Битвы Последней укрылся вдали:
Там услышал он Весть о Сошествии в Ад
Тех Людей, что с собою Войну принесли.
 
И поставив пред Взором знакомый Портрет,
Он умылся Слезами, Страданье излив:
Ведь Оратор – ушёл, и Хозяина – нет,
Пал Великий Тиран, свой Секрет не раскрыв!..
 
Он раскрылся потом, на ужасном Суде,
Куда новый Преступник за Дело попал:
Тень Министра за ним поспевала везде, – 
Архитектор стыдился и робко молчал.
 
Он признал, что Чудовищу Верой служил,
Правду «Дружбы» признал, – вместе с тяжкой Виной, – 
Что в безвольном Тщеславии Волю вершил,
Утверждая Безумие Грёзы Одной...
 
С той Поры двадцать Лет Заключенья провёл
В той Тюрьме, вдоль которой когда-то он плыл
На Байдарке с Любимой – с которой расцвёл,
И с которой Детей – столь любимых – родил.
 
И в бессонные Ночи на Нарах тужа,
Понимал, что «построил» он только Семью – 
Ту, к которой тянулась больная Душа,
Что звала воплощённую Грёзу Свою...
 
Выйдя в Свет – и зажмурясь от ярких Лучей – 
Он жил Тенью Былого и Книги писал:
Вспоминая о Времени Дел и Речей
С тех Трибун, что он строил – чтоб Некто вещал.
 
Эта Тень для него Наважденьем была,
Приходя до Конца к нему в Мыслях, во Снах – 
И с собою однажды его забрала:
Строить Грёзу – постигнув Фантомов Размах...
 
Федериго да Монтефельтро
 
Мерила Сраженья – Искусство, Наука:
И Первое – Щит, что укроет тебя,
Вторая же – Меч, что Рукою упругой
Обрушишь ты в Мир, о Победе трубя!
 
Запомни: Спокойствие и Размышленье
Дают Превосходство, как Светоч над Тьмой;
Уверенность Разума выше Сомненья
И Мысль сильней даже Силы самой!
 
Ты – Воин: читай, Красотой восторгайся,
Цени Утончённость, чти Мудрости Лоск,
Над Страстью возвыситься Духом старайся,
Чтоб Плоть подчинялась, как плавленный Воск!
 
Художник, Учёный – поселятся в Сердце
У Воина-Поэта, чьё Рыцарство – Кровь:
О, Мерящий Разумом! Силою мерься – 
И Мир побори, свою Суть поборов!..
 
User Maat
 
Равновесье Строительства и Равновесье Рожденья – 
Вот Весы Мироздания и Миротворчества Меры:
Свет и Почву сродняя, себя развивает Растенье,
Времена и Пространства в Народах слагаются в Эры.
 
Человек – Средоточие Эр и Начало – первичное Семя:
Если он пробудится и Власть обретёт, что потребна,
То Чертог воздвигая под Светом исполненной Сенью,
Он подарит свой Сон Поколеньям земным полуденным.
 
Поколеньям создав – Поколенье Своё породит он,
Чтоб Идея и Семя сквозь Память и Плоть прорастали:
В этом Мудрость и Мужество – словно в Электруме слиты,
Словно Качеств Количество – в Пламени дольних Ристалищ.
 
Письмена Оставляющий – вместе Рождает и Строит,
Он связует Стихии Условностью Разума прочной:
Счастлив Кодексом Правил – цветёт Наслажденья Игрою,
Юность Утром хранит – чтоб любить беспрепятственно Ночью.
 
Мир создав на Войне, упокоивший Мощь Равноденствий,
Этим Миром напоит сполна он и Судьбы, и Души:
Чтобы Криком Рассвет своей Жизни встречали Младенцы,
Чтоб Закат Тишиной провожали, чей Сон не нарушить.
 
Справедливость пребудет на Страже своей незаметно,
В Равновесии хрупком и Прикосновении лёгком:
Крюк и Плеть – это Злато, что на Основании медном,
Змей и Ястреб – в Челе Единение Воли и Рока!..
 
Лышаньский Будда
 
Над Морем Разлива речного,
Под Небом, что Цветом, как Лёсс
Из Гор с золотистой Основой
Лик древний Величье вознёс.
 
Сокрытый Безмолвием Пагод,
Он Таинством был на Века, – 
И в нём через Таинство Праха
Ваяла людская Рука...
 
Но Таинства разоблачает
Врагов и Стихий Торжество,
И всё, что Святое венчает,
Развенчано – до Одного.
 
Кочевников Пламя Людское
Во Пламени адском взошло – 
И пали над Ликом Покои,
А Пепел Водой унесло...
 
С тех пор над Рекою Великой
Великий застыл Исполин:
Работают Ветры над Ликом,
Шлифуют Потоки Стремнин,
 
Туманы скрывают ревниво,
Дожди омывают Следы,
Что Пламя когда-то игриво
Оставило Силе Воды...
 
О, Путник! Ты Капля иль Искра?
Что в Сердце усталом несёшь?
Идёшь ты упрямо и быстро,
Шагами бессчётными бьёшь
 
По Камню, что Ликом священным
Уже тяготится давно:
А снизу – Поток дерзновенный
В нём точит глубокое Дно...
 
Credo Хуана Миро
 
В Детских Формах Развитие живо – 
В Детском Творчестве прячется Ключ:
И Бесформенность, – это «Красиво», – 
Первозданности чествует Луч!
 
Луч Рассвета – тот Дух Ожиданья,
Что Иные Миры возвестит
В Мире Сумерек, что на Закланье
Свою Душу и Плоть обратит...
 
Цвет свободен – и Чувство свободно,
И Одно пусть блуждает в Другом:
Из Потока, где Суть однородна,
Два Теченья стремятся бегом
 
К Достижению Цели Слияний,
Самоценной в одной лишь Себе;
Жизнь не Дар – Принесение Дани,
И Прозренье Ослепших в Борьбе...
 
Сотворенье Грядущего – Тайна,
Провозвестье в Ушедшем – Итог:
Точка «Икс» – Контур в Свете бескрайнем,
Где Цвета сотворяет Сам Бог.
 
Зафиксируй Момент – и Рожденье
Сделай Вечным в Природе его:
Мрак Трагедии Фоном Знаменья
Полагая всегда Глубоко...
 
Мир Этрусков
 
Мир Предчувствий и Предощущений,
Что Знамения предначертали,
Мир таинственных, скрытых Речений,
Что Писаньям на Откуп не сдали,
 
Мир Свобод, что доступны Свободным, – 
Среди Равенства всех Обречённых, – 
Тучных Пастбищ в Объятиях водных,
Средь богатых Пространств протяжённых...
 
Города и Селения – рядом:
Колдуны, Прорицатели – всюду;
Боги странствуют так же по Градам,
Как Виденья, столь нужные Люду.
 
А за ними в Лучах Небосвода
Птицы чертят в Лазури Картины:
Это Карты для Душ и Народов,
Что как в Теле – в Гаданье Едины!..
 
Праздник Жизни с Рожденья до Гроба
Кровью Жертв окропляют обильно:
Смыслы Криков понятны без Слова,
Ибо Символ Знамения – сильный.
 
Игры Страсти и Игры Бесстрастья
Власть Пиров подкрепляют собою:
Образ Целого, видимый в Части, – 
Образ, всюду с Личиной Другою!..
 
Всё Известно – во Всём Обречённом: 
И Народ Беглецов и Скитальцев, – 
И Страны, и Надежды лишённый, – 
Воцарится над Странствием Старцев.
 
Гвоздь Последний забьёт в Древо Двери,
Что закроется вместе с Эпохой, – 
Растворив Суеверия в Вере, – 
Столь Возвышенной, сколь и Жестокой...
 
Слово Герострата
 
Вы молитесь в Храмах, молчите в Театрах,
Беснуетесь на Стадионах,
Гремит ваша Слава от Нила до Тавра,
И кичитесь вы, что «свободны».
 
Но Смысл давно позабыв и забросив
Традиции, Жертвы и Жребий,
Вы живы Тщеславием, Златом и Позой,
Скрывая не Души – Отребье!..
 
Что Толку хвалиться, что Храмы всё краше,
Всё выше, богаче, помпезней:
Там Идолов мёртвых Жрецы вам укажут, 
Скрывая под сладкою Песней
 
Одно лишь Стремленье нажиться побольше,
Утробы свои утешая;
Нет Сердца, нет Веры, – и Бог уничтожен, – 
С собою свой Дом забирая!..
 
Театры сияют – но что в них мы видим?
Великих – Ничтожества съели!
Уродуют Драмы, – их Слава избита, – 
Трагедии всем надоели.
 
Вторгаются в них без зазренья Паяцы,
Себя вместо Авторов ставя:
К чему же все Сцены, где Мрамора – Масса,
Но Гений – давно уж не правит?!..
 
Идём к Стадионам: они – Развлеченье,
Ристалища Лоск утеряли;
Атлеты хитрят – не имеет Значенья,
В Венках они, иль проиграли.
 
Бесчинство и здесь: из-за Купли-Продажи
Утеряна Суть Поединков;
И ныне никто здесь на Цель не укажет – 
Как только Безумья Разминку!..
 
Я буду честнее вас всех, Лицемеров:
Я выберу Зданье Богини, – 
И Пламя заброшу туда, где нет Веры,
И выпущу злобных Эриний.
 
Они отомстят мне – Руками людскими, 
Но знаю, я Прав, – и сгорая,
Скажу без Утайки, что тысячи Скиний
Я сжёг бы, Мир Лжи попирая!..
 
Армянский Дудук
 
О чём же ты плачешь, Дыханье? – 
О горных Отрогах и Скалах,
О древних и гордых Преданьях,
О Слове, что их освящало;
 
О Вере и Верности стойкой,
Земле, что как Вера, разбита,
Душе, что Страдалица Рока,
И Небе, что Светом размыто...
 
О чём же ты плачешь, о Древо? – 
О Мощи Корней протяжённых,
О чистых, струящихся Реках,
О мрачных Озёрах бездонных;
 
О Росте в Суровости скудной,
И Нраве упорном и страстном,
Спасенье божественном, судном,
Стремленье великом, прекрасном...
 
О чём же вы плачете, Руки? – 
О Радости недостижимой,
О Горе ужасной Разрухи,
О тех, что лежат недвижимо;
 
О Таинстве Предназначенья,
Путях, что неведомы Правым, – 
Но в Море стремятся Теченья,
И к Истине – вечная Слава!..
 
Тёрнер
 
Глаз Поэзию видит – не Прозу,
И Объёмом – не Контуром жив:
Ибо Мир – как Цветение Розы
Перед творческим Взором лежит.
 
Каждый Образ из Семени движим
И развёрнут до Кроны седой – 
Но не Каждый воскликнет «Провижу
Образ Света за мрачной Тщетой!..»
 
Свет играет в Условиях Цвета
Как Регистрами дышит Орган:
В каждом Звуке Фотона пропета
Буква Истины в Темень-Обман.
 
Эти Буквы слагаются в Песню,
Что исполнят под Ритмы Сердец,
И Вселенной – Сплетения Лестниц – 
Образ будет рождён наконец!..
 
Мир без Контуров – через Объёмы – 
Будут строить отныне Цвета;
Свет – не Линия: в Бездне бездонной
Беспредельность Творенья – чиста.
 
Небо Ярости в Мирное Небо
Прорастает сквозь Плоть Облаков:
Вот Стихий нескончаемый Слепок – 
Над Пространством Морей и Лугов!..
 
Патрик
 
Остров Гор и Лугов, вдалеке от Миров,
Нескончаемых страшных Баталий, – 
Вот Обитель Свободных средь Моря Рабов,
Что от Ига Былого устали.
 
Так и Суть Человека, что Верою в Дух
Побуждает к Спасенью от Рабства, – 
И бежит за Волною, вливается в Слух,
Оставляя и Власть, и Богатство...
 
Вольным Раб Эстафету Изгоя несёт, – 
В Мир Природы неся Человечий:
Мудрость древняя рядом с новейшей поёт – 
Ведь Источник их Общий и Вечный.
 
Если изгнаны Змеи, – и Яд их из Душ
Удалён ради Счастья и Блага, – 
То откроется Тайна Спасенья от Стуж
Для Скитальцев, горящих Отвагой...
 
Веру Мира в Безверья Войну погрузи,
Будь как Остров, покрытый Лугами:
Очаруй Пасторалью, Восторгом срази
Тех, кто Странствие выбрали сами.
 
Дай Приют для Гонимого в Сердце своем,– 
Ибо Помощь Смиренью подвластна:
Слушай Голос Того, кого все мы зовём – 
Кто к Спасению Небезучастный!..
 
Portrait
 
Пишите Душу!.. Что Вам говорит
То, что Другим должно сказать Безмолвно:
Сокройте Всё в поставленном на Вид – 
Откройте Нечто в спрятанном Условно.
 
Намёков – больше!.. Взгляд ведя от Глаз,
Их обрамляя Мимикой и Жестом,
Палитру Чувств кладите от «Сейчас»:
Исток с Итогом – Временем и Местом.
 
Ведя Вокруг... Мы посолонь растём:
Кочуют Свет и Мрак в Рельефе нашем – 
И Жар, и Стужу мы в себе несём,
Всё к Месту тем, кто Временем украшен.
 
Найди, отметь, укрой, разоблачи – 
Своею Мыслью, связанной с Уменьем:
Этюд всех Жанров – Пламенем Свечи
Сведи в Безмолвье к Поискам Значенья!..
 
Папа Сикст
 
Град Земной, обращённый в Руины,
Будет к Жизни опять воскрешён:
С Небесами отныне Единый,
Его Образ Подобьем решён.
 
Возвращенье во Град – Возрожденье
Того Мира, чьё Сердце есть Град:
Светоч Духа сливается с Тенью – 
Из Пустыни творя Новый Сад!..
 
Власть Земная с Духовной Роднёю
Из Египетских вышли Песков:
Обелиски Лучами построим, – 
Слава Солнца сияет без Слов.
 
Вера Града – в Религию Града
Превратится с Теченьем Времён:
Оскудевшее будет Богато – 
Вознесётся Распятый на Трон!..
 
Станет Первым забытый Последний,
Воскрешение в Мир снизойдёт – 
Словно в Новом, сияющем Свете,
Будет собран «Последний Народ».
 
Животворные Воды струятся, – 
Души Верой исполнены вновь:
Верьте – Падшие смогут Подняться,
Купола возвышая с Основ!..
 
Вольтер
 
Улыбке – мстят!.. Поверхностным слывёт,
Что Глубину и Лёгкость сочетает, – 
Но лишь Улыбка манит и зовёт,
Прощенье в Разум перевоплощая.
 
Сперва Понять, и только после – Знать:
Обратный Путь, от Света обращённый,
Влечёт того, кто тщится Обладать,
В слепое Царство Силы извращённой...
 
Кругом – «Природа»!.. Видеть научись:
Она в тебе – почувствовать осмелься;
Её Законы – мудрые Врачи,
Что превзойдут любого Парацельса.
 
Стань, как Они, – себя же исцелив, – 
И исцеляй Безумие Улыбкой:
Весенний Ветер весел и игрив,
А Мощь Весны – и трепетна, и гибка...
 
От прошлых Зим – Кошмаров – пробудись,
Забудь «Историй» мрачные Чертоги:
Обретший Разум сможет сам спастись,
Ведь Разум – Бог – не мстящий, не жестокий.
 
Ему Молитву Умный вознесёт,
Ему Часовню выстроит Философ,
А Дух Природы Славу воспоёт – 
В Саду Весны, где пробудятся Лозы!..
 
Арабская Мудрость
 
В каждом Столетье Всевышний
Жатву Свою собирает:
Тех, кто страдает и дышит,
Действует, мыслит и знает, – 
 
Тех, кто Достоинство с Честью
Носит под Сердцем скорбящим, – 
Он извлекает из Персти,
И в Закрома Свои прячет...
 
Но на Подходе Эпоха – 
В ней не останется Зёрен:
В Свете, палящем жестоко
Будет Творец успокоен;
 
Плевелы лишь с Шелухою
В Мире останутся Этом, – 
Всё, что сметают Рукою,
Всё, что уносится Ветром...
 
Словно Селянин довольный,
Бог Свою Страду покинет, – 
И не вернётся на Поле,
Что в вечном Мраке остынет:
 
Ибо Судьба безразлична
К будущей Свалке Отбросов – 
Там, где считается Лишней
Зёрен отрадная Россыпь!..
 
Явь Хубилая
 
Юный Хан был величествен, статен, красив,
И Охоту любил в Океане Степей,
Был доволен собою, Добычу сразив,
Пировал, возвышая довольных Друзей.
 
Внук Чингиса, готовился он превзойти
Славу Деда, что с Детства страшился и чтил,
И готов был к «Последнему Морю» идти,
Что Границей орлиный Полёт прочертил...
 
И приняв в Курултае, где Реки Онон
С Керуленом холодные Воды несут,
Власть наследную, к Югу направился он, – 
Положить обещая пожизненный Труд
 
На Создание Нового в Старом, чужом,
Что разрушить поклялся он для «Своего»
С «Первой Кровью» – от Жертвы, что вскрыл он Ножом,
И с Людьми – что клялись Кровь пролить за него...
 
И Орда поднялась, – за Туменом Тумен, – 
И, меняя Коней, понеслась на Китай,
Тот, что замкнут в себе средь Интриг и Измен,
Утешал себя Ложью, что он «вечный Рай».
 
А другие Войска поскакали в Пыли
К тем Горам, что скрывают Проходы на Инд,
И до самых Истоков Теченья дошли,
И спустились к Потокам, что страшны на Вид...
 
Долго длилась Борьба и кипела Война,
Отливая Империи Образ в Огне:
Словно Воск вытеснялся из Формы до Дна
Враг любой, что встречался внутри и вовне.
 
Будто Призрак Чингиса явился опять,
чтобы всем доказать, что он вечно Живой:
Заставляя Народы в Ночи трепетать – 
И оплакивать Путь предначертанный свой...
 
В Трепетанье Вселенной, – в Удаче, в Пирах, – 
Хан купался, как в Море, и Горя не знал:
Он великий свой Двор разодел в пух и прах,
И Шелками, и Златом себя окружал.
 
И средь дольних Людей чтил лишь Мать – Сурготай, – 
Что считал выше Женщин и выше Мужчин,
И сказала она: «Выстрой, Сын, Новый Рай,
Где ты будешь как Тэнгри на Небе Один!..»
 
В Ксанаду Мастера всего Света взялись
Рукотворный Оазис в Песке сотворить:
В нём сияли Дворцы, Галереи вились,
Павильоны от Глаз обещали укрыть.
 
Злато Крыш отражалось в цветущих Прудах
И в Каналах с Мерцанием Рыб Золотых:
В Ксанаду «Бич Миров» забывал о Делах,
И Любовь постигал средь Наложниц своих...
 
Но из сотен Красавиц Одну он любил,
И из Жён четырёх лишь Её выделял:
Образ Чаби у Сердца всегда он носил,
Её Облик «Примером для Всех» возвышал.
 
И сказала Она: «Надо дальше идти:
Ты построил Дворец – так Столицу построй!
И Орлом за «Последнее Море» лети – 
И безвестные Земли за Морем открой!..»
 
Но Сомнение гложило Хана порой,
Беспокойством Чело омрачая и Взор – 
Беспричинно в Ночи отнимая Покой,
Обращая к Подножию девственных Гор.
 
И Предчувствие не обмануло его:
В ясный День с них буддийский Аскет снизошёл – 
Сакья-Лама приехал к Владыке «Слугой»,
Чтоб развеять Сомненье, о коем прочёл...
 
И спросил его Хан: «Что со мною, скажи?»
И ответствовал тот: «О, Владыка! Ты спишь!
Твоя Грёза прекрасна – о ней не тужи:
Ты же хочешь Проснуться – помочь мне велишь!»
 
«Я скажу тебе так: Шакьямуни прозрел,
Но отринул Миры и Отверженным стал:
С этих пор Пробужденья никто не хотел
В той Земле, где он царствовал и врачевал.»
 
«И поэтому каждый, кто хочет Прозреть,
Кто желает из Грёзы ступить в этот Мрак,
Должен помнить, что будет живьём он гореть,
И постигнет Страданье – Изгой и Бедняк.»
 
«Ты уверен, что к этому Духом готов:
С Пробужденьем сразиться и в нём победить?..»
И изрёк ему Хан: «Всё! Не надобно Слов:
Ты достаточно смог предо мною явить»
 
«Свою Мудрость! Но я выше всех – и сильней
В этом Мире податливом нету, чем я:
Не боюсь Пробужденья в Величии Дней – 
И Ночей, что всегда провожу я, горя!»
 
«Пробудившись, смогу подчинить себе всё,
Что и в Грёзе Смелейший представить не мог!..»
« – Хорошо, о Владыка! Возьми же Своё!» – 
Молвил Лама и скрылся за горный Отрог...
 
Хан почувствовал Силу, почувствовал Мощь,
И уверенной Поступью прибыл в Пекин:
Там Столицу возвёл он средь сказочных Рощ,
Средь Каналов бесчисленных, гордый, Один
 
Повелел Город в Городе новом создать,
И Дворец во Дворце, что как Солнце сиял:
Чтоб Страданья Людей никогда не видать,
Ограждаясь от тех, кто под Гнётом стонал...
 
Этим Страждущим – тысячам Слуг и Рабов – 
Он велел Океан подготовить к Войне:
Покорить он стремился «Обитель Снегов»,
Что за Волнами пряталась, словно во Сне.
 
Весь Китай он согнал строить Сонм Кораблей,
Чтоб, Орду погрузив, Океан обуздать,
И на Пике Гордыни безумной своей
На Охоту отправился – Шторм воевать...
 
Но Тайфун раскидал всю Армаду; Туман
Съел Остаток, сдавая Добычу Врагам:
Ликовал молчаливо весь Мир, ибо Хан
Получил наконец-то Удар по Рукам.
 
И увидели все, и увидел сам он, 
Что Победы – Мираж, ибо Жизнь – хрупка:
Так пришло Пробужденье, закончился Сон,
И Реальность явилась – сильнее Врага...
 
Умерла его Мать, а за нею – Жена:
Это было ужасней потерянных Орд;
От Тоски не спасали ни Чаши Вина,
Ни Утехи Гарема вдали от Забот.
 
Хан забыл о Степях, полюбил свой Покой,
И в китайских Обычаях закостенел:
На Охоту Других направлял он Рукой,
Стал безудержно есть, удалился от Дел...
 
И однажды, упившись, навеки уснул, – 
Безразличный к грызущейся, алчной Родне,
От которой потерянный Трон ускользнул – 
Растворяясь, как Грёза, в прекрасном Вине.
 
Мир восстал, – и Китай сбросил Иго легко, – 
Так, как в хрупких Судах сбросил Орды на Дно:
Словно сам пробудился – для Грёзы Другой,
Что постичь в Пробужденье ещё не дано;
 
В Пробужденье – что только Этап на Пути,
Сквозь Страданье ведущего в Вечный Покой...
Ну а Лама? – Он нёс эту Мудрость в Груди,
И забрал её – Грёзу – навеки с собой!..
 
Тecumseh
 
Воин-Охотник идёт на Тропу – 
Словно преследует Дичь:
Он рукопашную славит Борьбу,
Чтобы Победы достичь.
 
Честь и Открытость, Один на Один
В Схватке нежданной решат,
Кто у Грядущего избранный Сын,
В Землях, что доле лежат!..
 
Стая Охотников – Племя Волков:
Каждый – Герой и Храбрец;
Знает, что должно и выйдет на Зов,
Выберет Поле иль Лес,
 
Жертву внезапно в Кольцо захватив, – 
Страх с Нападеньем Родня! – 
Будет Сражение Стая вести,
Верность Охоте храня...
 
Надо учиться во всём у Воды,
Что проникает везде,
Быстро течёт у Подножья Гряды,
Прячется в Туче и Льде,
 
Точит и Ждёт, копит Силы и бьёт,
Всё в Одночасье круша:
Сила Потока – Охотника Плоть,
Русло Потока – Душа!..
 
Воины Свободы на Битву идут
К пригнанным Воинам-Рабам:
Бойня назрела – и Жертвы падут,
Волки пойдут по Стопам,
 
Станут преследовать – по Одному – 
И за Ударом Удар
Кровью омоет враждебную Тьму,
Полночь окрасит в Пожар...
 
Пусть же Огонь завершает собой
Водных Стихий Торжество:
Следом победный прокатится Вой – 
Стаи, обретшей Родство!..
 
Во Льдах
 
Во Льдах полыхают Огни,
В Безмолвье впечатаны Крики,
С Ночами сливаются Дни,
Как с Волей роднятся Вериги.
 
Стихии бушуют в себе,
В Просторах найдя Безысходность,
И в снежной летящей Крупе,
Сокрыта больная Нелётность.
 
Безвременье душит и бьёт,
Пределы наполнив Томленьем,
Но Дух и в Застенках живёт,
Питаясь Надеждой Влеченья.
 
Надежда – духовна в Ночи,
Во Хладе, в Неистовстве, в Смерти,
И сквозь Измеренья кричит:
О, Жертвы! Любите и верьте!..
 
Король Людвиг Первый
 
Умеющий мыслить – умеет мечтать,
И Грёзы Умом воплотить пожелав,
Он пустится Средства для Цели искать, – 
Поверив, что он не «Безумен», но Прав.
 
Корона – Подспорье: Богатство и Власть
Дают Независимость и Высоту;
Тогда Ваше Время Другим не украсть:
Монарх, – Вы творите во всём Красоту!..
 
Культурой Ничтожеств к Величью ведя, – 
«Века» с «Современностью» соединив, – 
Вы Мощь пробуждаете, Души будя,
Народ создаёте, что статен, красив.
 
Герой, Вы воюете: строя, творя,
Искусством Сердца покоряя, не Плоть,
Грядущее в Прошлом посеяв не зря,
Стяжаете Славу, что не обороть!..
 
Глупцов Понимание узко всегда,
И Неблагодарность есть Блага Итог:
Возможно, Вас свергнут, – но то не Беда,
Вы сделали то, что никто бы не смог.
 
Грядёт Урожай – что без Вас соберут,
Признанье грядёт: Пониманье того,
На что Вы потратили Волю и Труд,
Добившись и тем, и другим Своего!..
 
Шибам
 
Меж Пустыни и Гор, средь Долины,
Где Вода из Ущелий струится,
Вырос сказочный Город из Глины, – 
Чтобы в Мире полуденном сниться.
 
Вверх растут деревянные Своды,
Обрастая, как Листьями, Глиной:
Град-Игрушка на Лоне Природы, – 
Дождь пройдёт, он растает, как Льдина...
 
Его Стены и Башни, срастаясь,
Словно Танец причудливый пляшут;
Свет и тени поют в них, играясь, – 
Их Игрой этот Город украшен.
 
На Вершинах Террасы, где Чаем
Вас напоят под Сенью Заката, – 
И Красоты Пустынь созерцая,
Вы проникнитесь Сущностью Града...
 
Двери, Окна – Резьбы Увлеченье,
Недосказанность здесь приоткрыта:
Речь журчит, как Арыка Теченье,
Замолкает, как Влага, излита,
 
И меж Гор, что расплавлены Солнцем,
Вы себе самому улыбнётесь:
Словно Ликом, отлитым из Бронзы,
в Мире Образов Новых проснётесь!..
 
Навуходоносор
 
Город жив Городов Разрушеньем:
Города попирают друг друга;
Градостраны всё Время в Движенье, – 
Поднимая Согбенных от Плуга.
 
Град стоит, – Разрушенье бессильно, – 
Пока Память его охраняет:
Сумма Памяти столь же обильно,
Как Потоки, Стоглав орошает!..
 
Глина, Воду с Огнём поглощая,
Переменно Термитники Храмов
И Дворцов золотит, умащая
Площадные великие Драмы.
 
Они в Глину Преданьем ложатся,
И уходят в подводное Ложе:
Над Обломками Рыбы кружатся – 
Слуги Эа, что Знает и Может!..
 
Властелин ему будет подобен, – 
Воссоздав из Преданий Величье:
Он незыблем и в Деле, и в Слове, – 
Выходя за своё Пограничье,
 
Поглощая Тиранов и Страны,
Царство Дальнее с Градом разрушит;
Пленных выведут Кровью из Раны – 
Бег чужого Теченья нарушив!..
 
В Честь Богини лазурные Врата
Отворит он, Дорогой Процессий
Поведя это пленное Стадо
В этом огненно-водном Замесе, – 
 
Чтобы Рабство, стиравшее Память,
Помогло растворить её в Граде;
Но Рабы это так не оставят,
И восстанут, – Свободными в Стаде!..
 
Опасайся, Властитель! Исторгнет
Тебя Город, – и Память накажет, – 
Ибо ты покусился на Корни,
И поплатишься Жизнью за Кражу!..
 
Посвящение Ли Бо
 
Качаться в Волнах – это призрачной Жизни Мираж:
Не всё ли равно – утонуть ли в Вине, в лунном Свете?!
Поэзия в Ритме – всё прочее странная Блажь:
Вода ль отражается Ночью, иль Рябь – Отраженье Созвездий?!
 
Скольженье по Озеру – плещет лукаво Весло,
Усмешка усталая гаснет на Лике закатном;
Течения нет – так куда же тебя занесло,
Несчастный Безумец, забывший Дорогу Обратно?!
 
Не ведает Страха поддавшийся детской Игре,
Черпавший Созвездия в Духе – их в Озере ловит:
Мечта Отражения сладка – Уход на Заре
Забвенье хмельное в Волнах навсегда успокоит...
 
Dios de los Muertos
 
В Кожу Живых облачаясь,
С Сердцем танцующим Жертвы,
Кровью и Страхом питаясь,
Бог торжествует над Смертью.
 
Бог – это Жизнь, и Страданье
В нём превращается в Радость:
Счастье Идущих к Закланью – 
Есть Заклинающих Танец!..
 
В Танце Ушедшие – вместе,
В Танце Идущие – рядом:
Танца Дыхание – Песня,
С огненным Ритмом – Парадом.
 
Свет Карнавала – во Мраке,
Цвета запекшейся Крови:
Преодоление – в Страхе,
Что победят, славословя!..
 
Череп – Вершина Останков,
Словно Алтарь Пирамиды:
Круче Ступеней – Осанка,
В Выси, что Мощью привита.
 
Кожа – Потомков на Предках, 
Сущность – Богов и Закланий:
Эры меняются редко – 
В Годы Парадов и Граней!..
 
Апофеоз Генделя
 
Аллилуйя! – Это Ясность:
Ясность Мысли – Свежесть Чувств;
Блеск Гармонии атласной – 
Злато-Вышивки Искусств.
 
Вот Парча – Мелодий Роскошь,
Бархат – вечный Контрапункт:
Торжество сияет броско,
Ветви к Светочу растут.
 
Древо Музыки имеет
Корни, Крону, мощный Ствол:
Кто постиг их – тот Посмеет,
Кто посмел – тот Свет обрёл.
 
Ключ от Радуги – Оркестра
В Танце Партий – в их Игре:
Здесь Любовь, Надежда, Вера
Детворою на Заре
 
Беззаботно, в Кущах райских,
Развлекаются, резвясь;
Струн, Ударных, Духов Пляска
Через Слух ласкает Глаз.
 
В Драме Действий Представленье – 
На Воде, но из Огня:
Хор с Оркестром – Настроенье – 
С Духом ввысь парит, звеня;
 
Женский Хор – Стихия Моря,
Хор Мужской – земная Твердь,
Небесам в Пространстве вторя,
Детский Хор рождён лететь.
 
О, Фантазия! Бездонна
Твоя Сила, Мудрость, Шик:
Гений сам творит Корону – 
Чтоб на Память возложить;
 
Память Чувств и Память Мыслей
Сквозь Фантазию растут:
Словно Музыку сквозь Числа
Превращая в Память Труд.
 
Жизнь – Борьба, что Света Символ – 
Красотой благословен:
Славьте Разум, славьте Силу,
Славьте Дух людской – Амен!..
 
Ridente
 
Смех созидает, рождённый Сравненьем, – 
Как Отраженья зеркальная Гладь
Правдой Нагого разит Самомненье,
Что в Искривленьях стремится предстать.
 
Свет Созиданья – в Улыбке и Смехе,
Жизнь претворяющих в Разум Живой:
Память с Мечтою о «Призрачном Веке»
К Действию Души ведут за собой...
 
Смех Разрушающий – это Забвенье, – 
Трусость пред Прошлым и жизненным Злом:
Будто-бы «проще» отбросить Смятенье,
Что нависает над всяким Челом,
 
Будто «Спасенье» – в кислотном Угаре
Всё пожирающих Слов «всё равно!»,
Будто в Эмоции голом Оскале
Скрыто всеобщее «Разрешено»...
 
Смех Настроенья с Отчаяньем рядом,
Дерзость и Скромность деля пополам:
Смыслов Пустоты и Фраз Эскапады
Преображают Сокровища в Хлам.
 
Нервы «Покой» в Раздражении ищут – 
Образ Иронии в нём искривлён:
Нет, не в Кривлянье – духовная Пища,
Но в Исправленье, – что в Духе Закон!..
 
Снейдерс
 
Символы – Вещи,
Природа – мертва:
В Замысле вещем
Скрыты Слова.
 
Грозди – Букеты,
Тел – не Цветов:
Тень в Полусвете – 
Выдох, не Вздох!..
 
В каждом Предмете
Жив лишь Намёк:
Страсти – в Букете,
В Грозди – Порок.
 
От Предложенья – 
Сладость и Мзда:
Ваше Решенье – 
Радость? Беда?..
 
Вот Изобилье
Кухонь – Столов:
Всё, что взрастили
Жертвы Стволов.
 
Всё – натурально!
Только – мертво...
Костью игральной,
Падшей Листвой
 
Брошено навзничь – 
Яства к Столу:
Жизнь, ты прекрасна? – 
Благо – ко Злу!..
 
Папа Пий
Мир меняется – мы неизменны:
Как Одно совместить и Другое?! – 
Не спасают Запреты и Стены,
Всё берётся с Разбега и с Боем.
 
Раньше – с Верой, сейчас – лишь на Веру:
Аргументы – в Руках Доказательств;
Идеалы оспорены смело,
Начинают служить с Препирательств!..
 
В Град Небесный – Земной поднимает
Новых Башен Железо и Камень:
Все живут «Построением Рая», – 
И в Проектах расчерчены Грани.
 
Неизменность должна сохраниться
В этом Мире сплошных Изменений:
При Паденье с Небес не разбиться – 
Вот Задача в Пучине Сомнений!..
 
Внешних Символов Распри забыты – 
Ими можно пожертвовать тихо:
Ради Главного, Тайного Сита,
Что отсеет грядущее Лихо.
 
Сохранение средь Отрицанья
Станет Принципом Веры в Безверье:
Агнец Божий – опять на Закланье – 
В этой Новой, Неведомой Эре!..
 
Бурдон
 
Свет изменчив и непостоянен – 
От Момента к Моменту иной:
Он является с утренней Ранью,
И уходит с Прохладой ночной.
 
Но жива его Память во Мраке,
Отражаясь в Сердцах и Умах:
И ложится на Холст и Бумагу – 
Как Забвенье, что правит во Снах...
 
Из Лучей, проходящих сквозь Вещи,
Возникает Характер, Эффект:
В каждом – Стиль указующий, вещий,
В каждом Жанре – что рвётся на Свет.
 
Взгляд Художника – Мигом влекомый,
Взгляд Философа – в Вечность ведёт:
Единение – это Икона – 
Лик земной, что хранит Небосвод...
 
Световые Явления – Средства,
Что, воздействуя, Души влекут:
Побуждают к Путям Неизвестным,
И Влечению Импульс дают.
 
Время Дня – Время Жизни – Миг Света:
Повторений в Природе не жди;
Ибо Вечность – Река – словно Лета:
Единит Родники и Дожди...
 
Petropolis
 
Дон Педру Второй, одинокий Монарх,
Властитель Империи Рабства,
Любил путешествовать в диких Краях, – 
Что дальше от «Диких» гораздо,
 
Чем Копоть и Вонь нездоровых Столиц, – 
Громоздкого Рио, Белема: 
Без «чёрных», кишащих, безрадостных Лиц
Он чувствовал благословенно...
 
И в Минаш-Жераиш, где Климат хорош,
На новых Путях и Дорогах,
Где «Черни» и «чёрных» Рабов не найдёшь,
У девственных горных Отрогов,
 
С Фазенды Отца повелел он Мечту
О Городе чистом и тихом
В Тщете воплотить, – посвещая Кресту
Под Куполом Цвета Индиго...
 
Призвал он Германцев – Германца наняв
Что Город спланировал ладно:
Себя «Экономией» не запятнав, – 
Что связана с Рабством досадным.
 
И строили «Белые» – только для тех,
Кто «Белый» и «Кровь Голубая»:
Кто Роскошь познал и не знает Помех – 
Достойный прижизненно Рая...
 
Балы развлекали Господ до Утра,
Артисты играли и пели,
За Дымом Сигар продолжалась Игра,
И всё было так, как Хотели, – 
 
Но Рабство закончилось: Переворот
«Империю» выслал в Изгнанье – 
«Свободных» Рабов превращая в «Народ» – 
Обложенный Страхом и Данью...
 
Лишь сказочный Город остался в Лесах,
Пути укрывая в Отрогах:
Фиксируя Миг на Вселенских Часах – 
Мечту Дона Педру Второго...
 
Колесница Ориссы
 
Дети Солнца – в его Колеснице,
Возвышают из Чувства Идею:
Ибо Солнце даёт воплотиться,
Жизнь в Экстазе безудержно сея.
 
Будь как Солнце: делись своей Плотью,
Осознай её Частью и Целью;
Словно Свет – она в вечном Полёте – 
Источаема Духом из Тела!..
 
Тело – Храм: в нём служа непрерывно,
Обретаешься, лишь Отдаваясь;
Обретаясь – становишься Сильным, – 
С новой Силой в Мечту проливаясь.
 
Плоть любя – в ней мы живы Любовью – 
В обнажённом природном Величье:
Мантрой Стонов её славословя – 
Возглашая Вселенные Кличем!..
 
Образ Рая, заложенный в Плоти, – 
Океан бесконечных Соитий:
Это Счастье Забвенья в Свободе – 
Осознайте его, пробудите.
 
Ждущий Счастья – его обретает,
Ждущий Грязь – с её Грузом уходит:
Но Любой – свою Сущность познает,
Возвращаясь к себе – и Природе!..
 
Enigma Gala
 
Она умела жертвовать собой, – 
Огнём Судьбы блуждающей влекома, – 
И в Жизнь бесстрашно вырвалась, как в Бой,
Среди Войны, снедавшей Мир огромный.
 
Покинув Дом, – Скитанье предпочтя,
Забыв Страну, Родню навек отвергнув, – 
Она стремилась в Браке сочетать
Мятежный Дух с Душою вдохновенной...
 
Её ждал юный праведный Поэт, – 
Французский Рыцарь, чувственный и чуткий, – 
И в Годы Битв, познав Теченье Лет,
Они вошли с Элегией и Шуткой.
 
Они поклялись всё преодолеть
И сохранить Любовь среди Разрывов, – 
И, несмотря на Прозу, вместе петь,
Творя Мечту в Гармонии красивой...
 
Но Фронт ударил Мраком по нему,
Её сковало Хладом Отчужденье:
С тех пор страдая врозь, по-одному,
Они мечтали о «Предназначенье».
 
Их Дочь росла потерянной, без них:
Они вращались в светской Круговерти – 
Ловя в Изменах Призрачность и Миг,
Чтоб в Явь с Тоскою более не верить...
 
Она желала «Музою» прослыть, – 
Забыв, что Мать, чуждаясь Материнства, – 
В себе открыв Умение дарить
Огонь Страстей, что хладен и неистов.
 
Её Супруг в Паденье угасал, – 
Она Творцов безвестных возвышала:
И Дар любого Пламенем сиял, – 
Пока она себя им отдавала...
 
И наконец, однажды, ей предстал
Испанец юный, гордый, одинокий:
Хоть Мир Искусств вокруг него блистал,
Он Мрак скрывал в Обличии «Пророка».
 
А «прорицал» он всё, что из Глубин
И Уголков разбитого Сознанья
Рождало Хаос Чащей и Трясин, – 
Загадок-Снов, питающих Желанья...
 
В его Глазах увидела она
Грозу Судьбы, что жаждет разразиться,
Холодный Разум, Пламя, что со Дна
Страстей животных вырваться стремится, – 
 
И Беззащитность, Хрупкость, Простоту,
Природу Детства, скрытую под Маской;
Так обрела она Свою Звезду: 
Открыв себя, – его открыла Лаской...
 
То было Лето, странное во всём:
Они боролись – кто кого, духовно;
Влеклась она в его ужасный Сон,
Он – в Плоть её, с Красою беззаконной.
 
« – Со мною сделай то, что хочешь ты!» – 
Она сказала, им повелевая;
И начал он творить свои Холсты – 
Раскрасив Игры Мраком в Бездне Рая...
 
Из «Невидимки» вышел Человек,
Что «Невидимку»-Женщину постигнув,
Из первых Дней их Юности извлек
Проклятье-Дар: Стиль, выверенный в Стигмах.
 
Момент настал: он Розу написал,
Что сквозь Утробу прорастала Кровью, – 
В тот самый Миг Недуг её сковал,
Причиной ставший раннего Бесплодья...
 
С тех пор они как-будто бы «срослись»,
Начав своё слепое Восхожденье:
Расставшись с Прошлым, Будущим влеклись,
Что обещало Блага и Свершенья.
 
Она ему творила «Реноме», – 
Его Творенья всюду продавала:
Считая Деньги – грезила о Дне,
Густую Ночь вокруг не замечала...
 
А Ночь Войною новою вползла
Со всех Сторон, – их вытолкнув в Скитанья:
И Круг Второй Спасения от Зла
Она прошла – сквозь Дни и Расстоянья.
 
«Нарцисс Великий» следовал за ней, – 
И Постоянство Памяти питая,
Метаморфозы Мыслей и Страстей
Писал, себя в «Молитве» постигая...
 
Загадки Миру он передавал,
Что разлагал на Россыпь Элементов:
Как Привиденье, всюду «восставал» – 
«Галлюцинаций» жаждя безответных.
 
В её Портретах «Истину» ища,
Он выводил Безмерность Архетипов, – 
И в Снах её средь Символов встречал,
С Главой из Роз – с кровавой Новой Кипой...
 
«Великий Бал» устроили они – 
Пока Война Вселенной пировала:
С тех пор по Свету грезились их Сны,
Что Паранойя Кистью сотворяла.
 
И в Головах повсюду «Цветники»
Росли из мягких сваренных Конструкций:
Великолепье движущей Руки
Кладя среди Пионов и Настурций...
 
Его Полотна стали покупать,
И с каждым Днём была Цена их выше,
Он полюбил Вниманье возбуждать,
Что Жизнь Молвою алчущею движет:
 
Был Мир как Шкаф – в котором выдвигал
Скандалом каждым новый тайный Ящик
Тот, кто во Сне «Жирафа поджигал», – 
Мечты «Венеры» пестуя всё чаще...
 
«Венера» ж знала: всё лишь для Неё – 
Ведь от неё питалась эта «Грёза»;
Она брала, где видела Своё,
И где желала – сразу, без Вопросов.
 
Поэт уж умер – всеми позабыт – 
И ею первой, Страстью увлечённой;
Она не знала, что такое «Быт»,
Транжиря Деньги с Пылом Обречённой...
 
А между тем, родился Новый Мир,
Провозвещённый Плотью возрождённой:
Кровь стала Мёдом – Он его испил,
Домой вернувшись, Деспотом прощённый.
 
Живя с тех пор в Убежище, средь Скал,
Купались Оба в Красках Возрожденья, – 
Спиною к тем, кто «знал» и «осуждал»,
Но потерял своё Предназначенье...
 
Предощущенье новых Катастроф, – 
Распад Ядра, Религия без Бога, – 
В Её Природе Действенностью Снов
Им преломлялись хладно и высоко:
 
«Обожествляя», он Её распял,
И расчленил на Первоэлементы, – 
Вознёс «Мадонной», выписал средь Скал,
И сдал на Откуп в Чувственности Леды...
 
Но с каждым Годом больше тяготясь
Им и собой, Душа её страдала, – 
Теряя Связь с Реальностью и Власть,
Что Кисть Его к Творенью побуждала.
 
Она «Свободы» жаждала от «Пут»,
Самой Судьбой «навязанных» когда-то,
Не зная, где забыться, отдохнуть, – 
Хотя была немыслимо богата...
 
Он Дом купил Ей. Там Она жила, – 
С Ним поругавшись, грезя лишь «Свободой»:
И Смерть туда, за Ней одной, пришла, – 
В сей Миг Звезда зажглась на Небосводе.
 
Но перед этим был написан Холст – 
Её «Загадки» в нём разоблачались:
И Символ Сна здесь был предельно прост – 
В нём Беспредельность с Вечностью встречались...
 
Карнак-Бретань
 
Средь зелёных Полей 
Ряды грубых Камней
Отмечают Путь Солнца по Небу:
Из далёких Времён,
В каждый новый Сезон, – 
В них Фотонов магический Слепок.
 
Из Туманов, в Росе,
Полосой к Полосе,
Каждый Луч отпечатанный в Камне
Неподвижно застыл,
Будто Память Могил, – 
Возвышаясь завещанной Гранью...
 
Поколенья сюда,
Словно Ветер, Вода,
Приносили Стремление к Свету:
Из Забвения Мглы,
Из безвестной Дали
Приходили они в Землю эту.
 
Что же здесь их ждало,
Что манило, вело,
Собирая Энергию в Точку? – 
Символ Вспышки во Тьме, – 
Ночь ли скрыла на Дне,
Мирозданию Участь пророча?..
 
Ключ – в Истоках Души:
В Точке Сердца лежит
Свет, рассеянный в Формах и Тонах;
Излученье живёт:
Оно дышит, поёт,
Фокусируясь в Мире огромном.
 
Точка Солнце даёт,
Точка Мира берёт, – 
Проходя через Точки людские:
Все Вселенные – Свет,
Ничего больше нет – 
Только Фокусы всюду иные!..
 
Ego Non
 
Я не гоню – и я не приглашаю:
Мой Мир со мной пребудет навсегда;
В нём всякий – Гость, и всякий пусть решает,
Что ищет он в Эдемовых Садах.
 
Пройдут Года: Грядущего не зная,
Я на него Сознаньем положусь, – 
И в Преисподней Плотью погибая,
В безвестный Рай я Духом вознесусь!..
 
Я – Тень, Посредник, – Гению причастный
Постольку лишь, поскольку под Рукой
Рождался Смысл в Гармонии всевластной,
Которой Царь – неведомый Другой.
 
И на Пути пусть Камни Межевые
Укажут Душам Направленья След:
Одни отвергнут Дар, – возьмут Иные, – 
И на Вопрос получат Свой Ответ!..
 
Руссо
 
Да, я Мыслю – но «Существованье»
И без этого Предрешено:
Ибо Чувства рождают Сознанье,
Ибо Чувства – что Хлеб и Вино.
 
Вот Рожденье «Религии Новой»:
В ней Природа себя обретёт
Верой Знаний – для Дела и Слова,
Что Заблудших Домой приведёт!..
 
Слушай Воды на Острове горном – 
Вдалеке от Сомнений и Дрязг:
В человеческом Мире тлетворном
Правят Ханжество, Пошлость и Грязь.
 
У Природы их нет и в Помине, – 
Как Природы в их Гоноре нет:
Так вернём перед Взором Единым
Человечеству истинный Свет!..
 
Простота, Откровенность и Радость – 
Вот Основы для Новых Веков:
Всюду Образ Эдемского Сада
На Руинах забытых «богов».
 
Что Естественно – Небезобразно:
Обратим Красоту в Естество – 
И в Единстве споём громогласно
Про Свободных и Равных Родство!..
 
Ramesseum
 
Храм себе Царь построил в Пустыне,
Похваляясь «Величьем» своим, – 
И Детей он Орнаментом вывел
Вдоль по Цоколю строго за ним.
 
Сыновей, Дочерей умножая,
Демонстрируя Мощь без Войны:
Над Страной, что в Пустыне рождает,
Он возвёл себя в Образ Весны...
 
Время шло. Сквозь «Незыблемость» Вёсны
Уходили с Течением Лет:
Царь всё правил – но «Царскую Россыпь»
Годы тихо сводили на нет.
 
Смерть брала – и покоила в Мире – 
Тех, кто Войн на Веку не видал:
Дети царские шли под «Секиру» – 
Чтобы Бренность Отец их познал...
 
Чем он выше вздымал своё Счастье, – 
Больше праздновал, строил, копил, – 
Тем платил по Счетам своим чаще,
И на Запад Детей отвозил.
 
С каждым Годом всё глубже и глубже
Их Гробница врезалась в Скалу, – 
А тот Камень, что был ей не нужен,
Шёл на Храм – словно Яства к Столу...
 
Больше всех Породивший – оплакал
На Веку своём больше Смертей:
И «Божественность» смертною Плахой
Подводила Владыку к Черте.
 
Он Черту преступить был не вправе, – 
И всё жил, – доживая за всех,
Кто навечно Мир Дольний оставил,
Продлевая Тщеславия Век...
 
Так смеётся злой Рок, – и сквозь Слёзы,
Вслед за ним Человеческий Род:
Ты ответишь за «Цену Вопроса» – 
И с Ответом уйдёшь в Небосвод!..
 
Филипп Второй
 
Власть-Разрушенье и Власть-Созиданье – 
Две Головы Мирового Орла:
Борются ныне Писанье с Преданьем,
Вместе сплетая Слова и Дела.
 
Сфера земная под Солнцем палящим
Временно скована Цепью Одной:
Веком Утопий – Иллюзию длящих,
И воплощённых Одною Семьёй!..
 
Страны рождаются и умирают,
Нации с Подданством в ссоре живут:
Веру с Религией разъединяя,
Люди «Второго Пришествия» ждут.
 
Голод, Болезни, бессчётные Войны, – 
Словно Сюжеты Картины Суда:
Честь погрязает в Торговле Достойным, – 
И от неё не уйти никуда!..
 
Новой Короной и Новой Столицей
Переплетенье венчает Король:
Образ Религии ныне под Ризой, – 
Образ, что Век ещё не поборол.
 
Церковь воинственна – на Континентах,
Власть – её Руки в «Державе Держав»:
Против Вопросов воюют Ответы, – 
Сила и Мудрость докажут, кто прав!..
 
Юг отправляется к Северной Брани,
Земли – Наследства – заложены впрок:
Всё перемешано Прихотью странной – 
Сферо-кубический «Строя Чертог».
 
Остров Войной потрясёт Полуостров:
Море «Армаду» – и Свет – поглотит;
Пламя Пожарищ поднимется грозно:
Делай, что можешь – Господь всё простит!..
 
Мerilynn
 
Женственность – Качеств Природы Вершина:
«Женщина Женщин» – её Воплощенье;
Запечатление Черт – недвижимо,
Но Впечатление живо Движеньем.
 
Чувств Единение – Лаской зовётся:
Зрение, Слух, Осязание – вместе;
И Ароматно Гармония льётся, – 
Словно Амброзия в сказочной Песне!..
 
Губы и Веки – открыты и жаждут,
Тянутся Руки, к Груди призывая:
Радость в Мгновении видится Каждом, – 
Счастья Мираж по Крупицам слагая.
 
Это Блаженство растёт из Страданья – 
Как Обречённость покоится в Славе:
«Женщина Женщин» – Преданье Преданий – 
В Мире Цветения Образ оставит!..
 
Апофеоз Вагнера
 
К Драме Жизнь и Искусство стремятся,
Ибо в Драме Родство их бесспорно:
Так и Музыка с Словом роднятся – 
Воспаряя в Величии горнем.
 
Вкруг Вершин океанские Воды
Путешествуют в Бурях и Штормах – 
И под Сенью небесного Свода
Слышно Пение вещего Горна!..
 
Драму Эпос из Грёзы рождает – 
Пенье Музыку из Инструмента:
Дух и Тело себя постигают – 
Освящая Природу Момента.
 
В каждом Миге Согласное с Гласным
Озаряют Гармоний Тональность:
Здесь рождается то, что Прекрасно – 
Здесь Начало берёт Театральность!..
 
Единенье Искусств через Сцену
Сотворяет из Вымыслов Правду:
Словно Кровью наполнены Вены
В этих Вёснах эдемского Сада.
 
И Страстями Идеи куются
В Тиглях Знания и Отреченья:
Вот Легенды, пульсируя, бьются – 
В них стяжаются Смысл и Значенье!..
 
Слово Семенем в Музыку льётся – 
Голос Стоном Экстаз увенчает:
Созидается всё, что Поётся – 
Где Гармонию Мелос встречает.
 
Постижение – проникновенно,
Растворение – непостижимо:
Лишь Забвение здесь самоценно,
Наслаждение несокрушимо!..
 
В каждом Духе – два Полюса слиты:
Лишь телесная Комплементарность
Пробуждает Огонь Параклита,
Где Стихии пускаются в Танец.
 
Ибо Женское – Жажда Томленья,
А Борьба Обладанья – Мужское:
Драма – Цель, словно Жизнь – Обретенье,
Под Единой Творящей Рукою!..
 
Кушаны
 
Север нисходит на Юг, – 
Север к Югу стремится:
Словно натянутый Лук,
Жаждет освободиться – 
 
И, Тетиву отпустив,
К Цели Стрелу направить;
Сладостен Юг, красив, – 
Жаждет, чтоб Мощь восславить!..
 
Племя стремится в Народ, – 
Род покоряет Племя:
Алый грядёт Восход,
Вновь отпуская Время, – 
 
Конь боевой, Оно
С Воином вновь поскачет;
Так уж заведено, – 
Север летит к Удаче!..
 
Дома Кочевье ждёт, – 
Дома Кочевник жаждет:
Царство своё найдёт,
В Царствах, где в Неге Раджи, – 
 
Сон восприняв Чужой,
Свой им обогащая;
Грань он сочтёт Межой, – 
Вспаханной Почвы Рая!..
 
Сочных Плодов вкусив,
Злато к Челу примерив,
Станет он сам красив,
В Чуждую Мощь поверив;
 
И, отрекаясь сам, – 
Верою Отреченья, – 
Будет святить свой Сан,
Время отдав Теченью!..
 
Так, обращаясь в Сон,
Он потечёт к Закату:
Вновь отдавая Трон, – 
Северу, Воину, Брату...
 
Иглу
 
В Мире Белом, где Солнце проходит,
Словно Гость сиротливый, бесследно, – 
В Млечный Путь на земном Небосводе
Ты отправься с Душою Рассветной,
 
И воздвигни Жилище из Снега,
Купол Свой – одинокий, уютный, – 
Отдыхая от быстрого Бега,
Вдалеке от Стезей многотрудных!..
 
Снежный Дом – словно Грёза, что будет
Успокаивать, напоминая,
Что Мир Смерти твой Пульс не остудит,
Что Жизнь Духа и Воли – иная;
 
Что Приюты под Куполом Неба,
Без Различия, все – эфемерны:
Ибо всюду Гарпун или Невод
Ждёт как Перст указующий, верный!..
 
Хлад Тепло лучше всех сберегает,
Бодрость Сон возрождает незримо:
Одинокий Фитиль угасает – 
Среди Жизни, что неугасима.
 
На Рассвете Снег Льдом облачится,
Но покинет его тихий Странник:
Вновь Уют ему где-то приснится – 
В Доме снежном и с Грёзою ранней!..
 
Слово Сети
 
О, Смертный! Злато – Плоть Богов:
Твоим оно не будет, – 
И Нрав его, увы, таков,
Что Нрав любой остудит.
 
Оно – то Камень, то Песок, – 
В Огне стяжает Форму:
Но Дух у Формы той жесток – 
Для Гордых и Покорных!..
 
В нём Первых – Цель, Цена – Вторых:
Мираж и Отраженье,
Шакалий Вой и Львиный Рык,
Умов и Чувств Броженье;
 
Но Самоценности в нём нет:
Мерило здесь безмерно;
Оно мерцает – и на Свет
Всё выведет Наверно!..
 
К нему бегут – его бегут:
Конец всегда – печальный;
Его украсть – бесцельный Труд,
Владеть им – Жест прощальный.
 
Оно Гостит – и, уходя,
Расплату всем назначит:
В нём Воздаянье для тебя, – 
О, Смертный, Раб Удачи!..
 
Brasilia
 
Город-Грёза, что в Сердце у Грёзы-Страны
Вырос вдруг, Мановением Воли:
В нём Мечты и Отчаянье вновь сведены,
Чтоб смягчить затаённые Боли.
 
Боли тех, кто когда-то по Морю приплыл
В Море сказочной, девственной Чащи, – 
Тех, кто Сахар и Кофе для Мира растил, – 
В Сладость Горечь кладя безучастно...
 
Из подземных Богатств в красно-бурой Земле,
Кровью-Потом Мечтателей бедных,
На Плато, – на открытом и ясном Челе, – 
Под неистовым солнечным Светом,
 
Был основан «Утопией» Город-Абрис
Самолёта, летящего в Дали:
Словно заново Чистый Истории Лист, – 
Той, что Долы доныне не знали...
 
В нём Кварталы – что «Крылья», Салон-«Фюзеляж»,
Отражали своё Назначенье:
А в «Кабине Пилотов» рулил «Экипаж», – 
Принимались Законы, Решенья.
 
Образ Зданий, – «Единства» и «Равенства» Сон, – 
Всё размеренно, чётко, воздушно:
На Каркасах литых белоснежный Бетон, – 
В Царстве Линий, Углов, Полукружий...
 
Храм – Венец, где из Тьмы порождается Свет,
Через Смерть уходя к Воскрешенью,
Вырос в Сердце – и Городом-«Сердцем» воспет
В Песне Духа, и в Праха Служенье.
 
Сеть Проспектов прямых Шириною своей
К его Телу-Кристаллу стремились:
Торжество Идеала – в Сплетенье Идей,
Где Надежда с Мечтою сроднилась...
 
Но вокруг – Лабиринт безнадёжных Трущоб,
Для Рабов безучастных и кротких:
Как Трясина, где Лайнер навеки утоп,
И для Воли – больные Колодки...
 
Отповедь Чехова
 
О, мне известен ваш Сарказм,
И Яд Иронии знаком:
Оценки ставите «на раз», – 
Сопровождая их Смешком, – 
 
Всему, что Мощно, что Живёт, – 
И бьётся, Жизни не боясь, – 
Что вдаль за Призрачным идёт,
Презрев Тоску, Позор и Грязь;
 
Всему, что Верит, и Познав, – 
Стремится Веру утвердить, – 
Что Человек бывает Прав,
Что можно Правдой победить!..
 
Свобода Мысли, Власть её – 
Для вашей Лени сущий Ад:
Милей вам Норы и Тряпьё,
Привычной Трусости Парад.
 
В своём Ничтожестве Чужой
Пытливый Разум гнёте вы,– 
Опутав рабскою Тщетой,
Геенной Хамства и Жратвы!..
 
Вы, Трусы, делаете Вид,
Что Мир Идей вам всем «знаком»:
Любой из вас «судит-рядит»,
Иль мечет «Молнии» и «Гром»,
 
Но в Сути Шкурник, Дезертир,
Бежит от Битвы впопыхах,– 
Переводя Цинизм в «Мир»,
И заглушая Боль и Страх!..
 
Народ Рифейский
 
За Горами Страны Аквилона, – 
Там, где Слухи слагают Легенды,
Где Земли мировая Корона
И над Полюсом звёздные Ленты,
 
Где Рукой прикасаются к Небу
И Стеной Млечный Путь подпирают,– 
Обитает в божественной Неге
Род особый, что Горя не знает...
 
Время летнего Солнцестоянья
Одаряет Страну его Светом,
Ночь пушистою зимнею Дланью
Укрывает под Пение Ветра.
 
Климат всюду счастливый и ровный,
Воздух чистый, Земля плодородна,
Средь Лесов – Обиталища-Рощи
Служат Людям Приютом свободным...
 
Нет Раздоров и Горестей, общих
Для несчастных Племён Ойкумены,
Ибо знают здесь все, что негоже
Тратить Жизнь, что хрупка и бесценна.
 
Наслаждаясь Пирами, Любовью,
Они дарят друг другу Мгновенья, – 
Бесконечно Весну славословя,
И стяжав её Благословенье...
 
Но пресытившись Счастьем безмерным,
Чтобы Старостью Жизнь не калечить,
Люди Способом древним и верным
Расстаются с ней проще и легче:
 
Со Скалы они прыгают в Море, – 
После Пира, Вина и Утехи:
Эта Смерть для них Счастье, не Горе, – 
И Прощанье со Счастьем навеки...
 
Зыбкий Дар
 
Люди любят «чужие» Ошибки,
Люди любят «учить», не учась, – 
И идут по Поверхности зыбкой,
Не заботясь и не хоронясь.
 
На «Постфактуме» славят Героев:
«Пьедесталы» – Укоры Другим;
Самолюбие, тешась Игрою, – 
Будто Щепка в Теченье Реки...
 
Правы те, кто «успел» показаться,
А неправы – кто что-то «признал»:
Поспешившие – рады стараться
Опаздавших вогнать в Пьедестал.
 
Культ Ошибок Почётом измерян, – 
Что Ошибки Иные клеймит:
Кто «нашёлся» – уже не «растерян» – 
И как-будто бы твёрдо стоит...
 
Но Ирония правит Застывшим:
Жизнь – Движенье Ошибок – течёт;
«Заблуждение», павшее к «Низшим»,
Вдруг со Дна из Теченья встаёт.
 
Это Зрелище странное, право:
Вид утопленных Истин – Кошмар!..
Так проходят Бесславье и Слава...
И Уменье Забыть – это Дар...
 
Чжэн Хэ
 
Евнух сказал: «Государь, посмотри!
Мы – на Закате: Народы Зари
Рыщут под Небом и Силы копят,
В Море вот-вот алчный Взор обратят!»
 
«Надо с Небес нашу Силу спустить,
С Землями водную Гладь единить:
Дай же Приказ – и отправлюсь я в Путь,
Чтобы Величье Китаю вернуть!»
 
Город Запретный в Согласье кивнул, – 
Моря людского послышался Гул:
Тысячи вышли на Евнуха Зов
Строить Армаду средь Моря Лесов...
 
Годы невиданный Замысел рос:
Образ Мечты, что по Жизни пронёс
Евнух, что шёл, ничего не щадя – 
Силы великие к Цели ведя.
 
Не Корабли – Города он возвёл:
Образ Ковчега Реальность обрёл;
Высились Мачты из тысяч Стволов
Средь Лабиринтов внутри Корпусов.
 
Крепости были сильнее Стихий, – 
Солнца, Течений и Ветров лихих, – 
Брега мощней и объёмнее Туч,
И Паруса выше сказочных Круч...
 
День наступил – и отправился в Даль
Флот, что доселе никто не видал:
Воды запретные, что за Стеной,
Войско несметное, в Холод и Зной,
 
Ныне должно было вдоль обойти, – 
Всё рассмотреть, изучить и найти,
Варварам Мира напомнив о том
Мире Великих Запретных Хором...
 
Годы прошли. Всюду странствовал Флот,
Время вернуться ему настаёт:
Цели исполнены – Страх и Покой
Он оставляет везде за собой.
 
Евнух счастливый спешит во Дворец:
« – Всё для тебя, о Великий Отец!
Вот, посмотри, что Слуга твой открыл:
Коль поспешим – то Китай победил!..»
 
Но свысока и завистливо Двор
Встретил Героя: ведь с тех самых пор
Сплетни «жужжали», и Гулом своим
Всё заглушали, – и Тьма их, как Дым,
 
Очи Владыки незримо слепя,
К Встрече готовила, Злобу копя, – 
Предубежденья с Запретной Стеной
В Граде Запретном сбирая на Бой...
 
« – Наша Страна – Величайший Оплот!
Лучше других и богаче живёт:
В Море Людей не нуждаясь ни в чём,
Море Земное стоит на своём!»
 
«Воды – не надобны: Пользы в них нет – 
Варвары стонут под Тяжестью Бед!
Что их Ничтожество может нам дать?! – 
Ведь не дано им, как нам, воссиять!»
 
«Пусть же от Зависти дохнут своей:
Флот нам не нужен, – и Мощь Кораблей
Мощью Запретов Великой Стены
Вновь мы заменим над Краем Весны!»
 
«Тщетны Дела твои, Евнух седой! – 
Мир ведь и так уж у нас под Пятой!
Ты же Скопец – и бессильны Мечты,
Что в Ослепленье вынашивал ты!..»
 
Так Император ответил ему, – 
И не жалея его Седину,
В Ссылку отправил к Границе Пустынь:
В Море Песков, где он умер, один.
 
Флот разобрали, сожгли Паруса,
Сопротивлявшимся выжгли Глаза,
Воинов поставили на Караул, – 
Стену хранить, где кочевный Разгул
 
Просится внутрь: где Зависть и Глад
Вместе на Чуждое алчно глядят, – 
Где Поднебесье Границы Земли
Моет Ветрами в Тоске и Пыли...
 
Папа Иоанн-Павел
 
Эпоха Войн и Противостояний
Всё исчерпала с Горечью до Дна:
И Исчерпанье крепло в Испытаньях, – 
Которых Вера Прошлого полна.
 
Опустошенье Души облегчило, – 
И сложным Знаньем отягощены,
Отныне Люди в Дольнем ищут «Силу»:
Иные Силы Людям не видны!..
 
Пора признать: Вина Грехов – на Вере,
Что увлеклась и Миру поддалась;
Ведь долго Люди Средством, а не Целью
Для Веры были – скажем, не таясь.
 
Любовь, Надежду в Злоупотребленье
Преображали Ненависть и Ложь:
И Исчерпанье – это Очищенье
От Прошлых Зол, – чей Образ не сотрёшь!..
 
Мы «Покаянья» требовали долго – 
Теперь Черёд покаяться и нам:
И собирая падшие Осколки,
Мы получаем ныне по Делам.
 
Гордыни нет, и «Чувства Превосходства» – 
Прощенья Вера просит наконец:
Она чужда преступного Юродства – 
Она нашла Терновый Свой Венец!..
 
Собор Мontreal
 
Храм – это Встреча, где Север и Юг
Всё, что имеют, слагают в Одно:
Запад привносит Умение Рук,
Мысль Востока – златое Вино.
 
В этой Алхимии Небо – Судья, – 
Но из Земли она Символ растит:
Из Идеала Реальность родя,
Мир Человеческий в Сон воплотит...
 
Греки возводят Алтарную Часть – 
Норманы Хоры и Нефы кладут:
Каждому Шанс дан – и каждому Час,
Прошлому – Вечность, Грядущему – Путь.
 
Бронза Италии красит Врата – 
Сферы Окружность записана в Куб:
Стрельчатых Арок поёт Красота – 
В Царстве Колонн, где Орнамент не скуп...
 
Головоломка к Разгадке зовёт – 
Главы Пришедших подняв в Небеса:
Это Задача с Решеньем вперёд,
Это Загадка с Ответом в Глазах.
 
Видеть сквозь Видимость – это Залог
В Царстве Невидимом Дух обрести:
Стороны Света – лучистый Чертог – 
В Точку сумей же, о Странник, свести!..
 
Nobel
 
Гений в Тиши Отреченья, – 
В Мире Пробирок и Колб, – 
Выведет Соединенье,
Формул магический Столп,
 
И Сотворение «Мира
Нового» провозгласит:
Править в нём будет Селитра,
А созидать – Динамит!..
 
Взрывы отныне разбудят
Спящую древнюю Твердь:
Взрывоопасною будет
Жизнь, что посмеет Лететь;
 
В Небо взовьются Осколки – 
Нервы, Сердца и Умы – 
Сделав Возможное «Долгом»,
Руша Фундамент Тюрьмы!..
 
«Взрыв Созиданья» в Основе
«Взрыв Разрушенья» несёт:
Формула свяжется Кровью – 
В Венах людских потечёт.
 
Вцепятся Люди друг в друга,
Мир детонируя весь:
Шнур полыхает по Кругу, – 
Огненный, грозный Замес!..
 
Так создаётся Богатство, – 
Судьбы оплатят Мечту:
Мир как «Всеобщее Братство»
Вновь облачат в Чистоту,
 
Формулу Объединенья
Выведут, – чтоб на Века
Райского Сада Цветенье
Кроной ушло в Облака!..
 
Санто-Доминго
 
Есть Город – Творенье Природы,
Есть Город – Мечта о «Порядке»:
Влекут к нему Ветры и Воды,
Интриги, кровавые Схватки;
 
Он выстроен Рабством и Страхом,
Болезнью вторгается в Рану,
Растёт из Паденья и Краха, – 
Сбирая Небесную Манну...
 
Есть Город, что Чувству милее,
Есть Город, что кроен Рассудком:
Он дышит Гордыней своею,
Рассчитан на Мили и Сутки;
 
Он в Сетке своей «Идеален»,
И Сетью Людей уловляет, – 
Открыт для заоблачных Далей,
В Трущобной Грязи утопает...
 
Есть Город – преемственный в Предках,
Есть Город – размытый в Потомках:
В нём Песня Фантазии редка,
В нём Образ Фантазии Рока;
 
Он – Власть над Чужим и Далёким, – 
С Собором, Дворцом и Тюрьмою:
Швыряя от Пиршества Крохи
Несчастным, что звал за собою...
 
Аун Сан Су Чжи
 
Против Силы не борется Слабость – 
Лишь стоит на Своём до Конца:
Справедливость и в Слабости – Правой – 
Словно в Теле и Духе Борца!
 
И «Борец» – Воплощение Правды – 
Не рождён для жестокой Борьбы:
В Сердце Болью сражённого Града,
В Сердце Дома, что хуже Тюрьмы, – 
 
Хрупкой Женщины нежное Сердце
Бьётся Искрой Свободы во Тьме – 
И велит оно Страждущим: «Верьте!
Не сдавайтесь тюремной Стене!»
 
«Не склоняйтесь пред Мощью Оружья – 
Воплощения Страхов и Лжи:
Посмотрите в Глаза тёмным Душам – 
На которых их Тяжесть лежит!»
 
Угрожающих Остервененье – 
Угрожаемых Глаз Тишина:
Из зеркальных «Угроз» Отраженья
Возвышается в Людях Стена.
 
Эту Стену разрушив – без Силы – 
Снова Силу Творенью придаст
Образ Женщины, что Победила, – 
Образ Сердца, что бьётся Сейчас!..
 
Сарджент
 
Красота, отражённая Взглядом – 
Взгляд, что ловит Красот Отраженье:
Всё Далёкое – спрятано рядом,
Всё Глубокое – скрыто Движеньем.
 
Вот Фантазия – это Реальность,
Ибо Цель – Обнажение Средства,
Ибо Тайна – лишь сущая Данность,
В Сочетании Времени с Местом...
 
Мир Богатства с Фантазией близок,
И Одно вытекает в Другое:
Это Чувственность плавных Абрисов,
Это Разум, ведомый Рукою.
 
Море Тканей волнуется томно,
Блеск Сокровищ ласкает и манит – 
Эти Волны Материй бездонных
В Пене Грёз Афродит порождают...
 
Своенравность божественна, право:
Грань Запрета – всегда своенравна;
То, что Женственно – Хрупко и Слабо
То, что в Женственном – Сильно, Отрадно.
 
Губы ищут, Глаза призывают,
Кожа светится, Волосы вьются:
Кисть, танцуя, едва поспевает – 
За Сердцами, что чувственно бьются!..
 
Гайдуки
 
Повышают Налоги – и Цены растут,
Унижают Народы – Людей не щадят:
Жизнь скупых Паразитов важнее, чем Труд,
На трудящихся Нищих с Презреньем глядят.
 
Лишь «Война» на Уме – но не видно Побед,
Что давно безразличны для «Сил Податных»:
Тьма за Совесть взялась – и опутала Свет,
Забывают и гонят Друзей и Родных!..
 
В этот Век злополучный, где Власть – Абсолют,
За Разбоем Хвала – что от Зла бережёт:
С Государством воюя за проклятый Люд,
С Государством воюя, что грабит и лжёт.
 
И Разбойник-Изгой будет Воров ловить,
Отбирая у них и Налоги, и Мзду, – 
Ибо Мытарей Власти не стоит щадить,
Если Власть чужеродна – себе на Беду!..
 
Шайки Войско страшат – и Солдаты идут
Без Охоты – на Риск умереть ради Зла:
Там Добро беззаконно, где Право дают
Разорять, обирая Народ без Числа.
 
Ведь Солдаты – Народ, а Разбойники – с ним,
И Отчаянье – всюду меж ними живо:
Власть питает их Распрей свой проклятый «Нимб» – 
И, страшась, не упустит в Войне своего!..
 
Фридрих Великий
 
Скудные Земли – 
Угроза извне,
Дальние Цели – 
Вперёд, по Весне
 
В Бой, против Страхов – 
И против Врагов:
Держат за Слабых? – 
Но я не таков!..
 
Силы последние – 
В Первых Рядах,
Выступят Бедные,
Вывесят Стяг
 
Там, где Богатые
В Страхе сбегут:
Счастие Ратное – 
Точность и Труд!..
 
Музыка правит
Искусством Войны,
Звуки восславят
Мятежные Сны:
 
Сны, где Величье
Герой и Поэт
Ищет и кличет – 
Сквозь Тьму или Свет!..
 
О, Беззаботность, – 
Мечта и Тоска:
Осень, Бесплодность, – 
Остыла Рука.
 
К Успокоенью
Покои влекут:
Пусть Пораженье
«Победой» зовут!..
 
Флейта – Дыханье,
Мелодия – Дух:
Музыка – Странник,
Но царствует – Слух...
 
Skyscraper
 
Всё дороже Земля – для того, кому Небо всё ближе,
Воздух Камень зовёт в золотые Объятья Небес,
Яруса Этажей Вожделенье связует и движет,
Жизнь слагая в Один Организм, позабывший про Вес.
 
Слово «Рост» повторяется Мантрой спешащего Века,
Эхо пляшет объёмно – в Объёмах исполненных Дел,
Словно Рифы Кораллов – Дыхание «Альфа-Омеги»
Уловляет Теченья Планктона, кормящего Мел.
 
Отложения мелят – на Крошку, чтоб Тело Бетона
Вкруг Скелета стального опять посолонь нарастить,
Эта Полость живая в себе регулирует Тонны,
Чтобы хрупкий Баланс в Равновесии Множеств крепить.
 
Здесь Вода в Подчиненье, обуздан Огонь, Свет размерян,
В этой Капсуле – Космос, и в ней – Притяженье своё,
И в Клубке Гравитаций скрываются Звёздные Двери,
Что ведут к Облакам – где Сознанье Гнездовище вьёт!..
 
Убежать Невозможно
 
Убежать невозможно Куда-то – 
Убежать можно лишь в Никуда:
Ибо Счастью мы часто не рады,
Ибо «Нет» мы встречаем как «Да»;
 
Ибо «Всюду» в «Везде» поминутном
«Навсегда» за «Всегда» выдаём,
Ибо Жизнь в Одиночестве людном
Многосмертьем людским познаём...
 
Где же скрыться, коль зримое «Зренье»
«Слух», оглохший от слышимых Слов,
Проникают по Нервам в Виденье,
Наполняя Сосуды Голов?!
 
Где Приют? – В Отрицанье Приюта,
В Парадоксе, гранённом в Себе – 
Что за Гранями дышит подспудно
В том, кто вывел Границу Судьбе...
 
Наставление Шейха
 
Сын Мой! Запомни, что Власть есть Согласие
Общее с Нравом Твоим:
Вот почему неустанно доказывай – 
В Деле ты незаменим.
 
Ибо Народ – это Племя Кочевное,
В Сердце которого – Род:
Дланью Отцовскою, благословенною,
Всем дай, что Каждый возьмёт!..
 
Тень – там, где Пальма с Плодами, Прохладою,
Животворящей Водой:
Скромным пребудь, укрывая и радуя
Души, что рядом с тобой.
 
Ибо в Тени – только Тенью Владеющий, – 
В Море пустынных Песков:
Пусть Твоя Власть – что Оазис радеющий
Станет для всех Пастухов!..
 
Вот пред тобою Отцы или Матери,
Братья иль Сёстры твои:
Дети, Родители – будь к ним внимателен,
С ними Богатства дели.
 
Сталь береги – но Людей, что неистовы,
Чествуй усердней вдвойне:
Помни, что Счёт во Мгновение выставят
Там, где Согласия нет!..
 
Капилавасту
 
Мир Страданий от детских скрывается Глаз,
Ибо Детство есть Царство, Ребёнок в нём – Принц:
Это Грёза Утробы, где ценно «Сейчас», – 
Нет ни Места, ни Времени в Радости Лиц.
 
Но Рождённый однажды – уйдёт всё равно,
И Мученья познает – Страданье пройдя:
Словно Плугу Судьбы своё Поле дано, – 
Чтобы Следствия сеять, Причины родя...
 
Всё Живое сквозь Боль к Превращенью идёт:
Кто познал это – Злато на Посох сменил,
Позади оставляя свой прежний Оплот, – 
Образ Детства, что Душу от Зла сохранил.
 
Просветленье и Власть – по Природе Одно:
Что же выберет Путник? – Не знает и он;
Но ему Назначение отведено – 
Увенчать собой Лотоса алый Бутон...
 
Palazzo de Тe
 
Меж двух Озёр, – Рождения и Смерти, 
На Перешейке, – как на Нити Жизни,
Нанизан Перл, – в Обличье хрупкой Тверди,
Приют для Пиршеств, – Счастия и Тризны.
 
Что внешне Скромно – внутренне Богато:
Убранство – Роскошь, убранная мудро;
Пусть Зависть, – Форма низменного Глада, – 
Не вкусит Яств, оставшихся на Утро!..
 
Любовь Богов Титанов побуждает
Восстать и биться ради Обладанья:
Но зло Судьба над Падшими играет,
стирая в Пыль бесплодные Старанья.
 
Им суждено пасть ниже и вернее,
Чем до Попытки с Высшими сравняться: 
И Кисть Творца спешит во Мрак за нею, – 
Ведь только так дано ей Возвышаться!..
 
Прекрасен Рай Фантазии свободной – 
Легка Улыбка Разума и Чувства:
Игра Цветов и Красок благородна – 
Дыханье пишет трепетно и густо.
 
Здесь познаёшь Иронии Глубины, – 
Предвосхищая Радость Восхищенья, – 
И в Увлеченье Замыслом Единым,
Забыв Слова, стяжаешь вновь Значенье!..
 
Строящий Загоны
 
Старый Вождь был взволнован: в Стоянку пришли
От Метисов Посланцы, чтоб звать на Войну, – 
Ибо снова Угроза восстала вдали,
Ибо Белые вновь выжидали Весну,
 
Чтоб отправить Карателей в Саскачеван,
Чтобы мстить за Свободу «законным Путём»;
И Риэль под Знамёна призвал каждый Стан,
Чтобы в стойкой Борьбе настоять на своём...
 
Но равнинные Кри, от Войны уходя,
Юг на Север сменили, к Покою стремясь:
Их Охота влекла, и Земля, что, родя,
Всем давала Приют, – с новым Чадом роднясь.
 
Удобрять её Кровью никто не желал, – 
Кроме тех, кто с Войной не расстался в Душе: 
Старый Вождь долго жил, лучше всех это знал,
И Метисам давно отказал бы уже...
 
Полукровки – Родня!.. Что поделать... Ведь так
Путь Природой кладётся из Плоти Людской:
Они всюду Чужие, – но ныне их Флаг
Развевается вольно над Новой Страной, – 
 
Манитобой, что «Домом» назвали они
Для Изгоев, что Север и Юг единят;
Их Мечта столь хрупка – Счёт ведётся на Дни,
Они знают, что нужно, чтоб взять, что хотят...
 
Но сказал Старый Вождь: «Я всю Жизнь кочевал,
На Бизонов охотился в Прериях Век,
И Искусство Созданья Загонов познал,
И постиг, что порою Спасенье – не Грех.»
 
«Мы на Земли пришли, что Гудзонов Залив
Для себя раньше нас очертил, описал:
Сила Белых – в Законах, чей Голос красив,
А Жестокость – сильнее, чем Порох и Сталь.»
 
«Так кому кто построил «Великий Загон»?! 
Вы Оттаве, иль вам? И кто загнан в него?
Лучше вам уберечься, ведь ваш эскадрон
Против Белых – ничто... Я не дам никого»
 
«Чтоб Народ наш уставший с Пути не сбивать!..» – 
И Метисы ушли. Но пришла Молодёжь.
« – Мы устали без Дела, без Славы страдать:
Ибо Мука для Воина – заржавленный Нож»
 
«Видеть Взором потухшим! Бесцелен твой Мир:
Он Удел Стариков – мы же жаждем Войны!
Своей Немощью долго ты Силу губил – 
Покрывая Личиной твоей Седины!»
 
«К Полукровкам уходим за Целью – и Кровь
Наших Белых Противников в Битве прольём:
Ты же, Старец отживший, нам не прекословь, – 
Нам, Расцветшим, что всюду стоим на своём!..»
 
И остался Один Старый Вождь, средь Врагов,
И из Стана отправился к Белым самим,
И сказал, что их Власть признаёт он без Слов: 
Что поддержит Законы с Народом своим.
 
И вписали в Законы большой Договор,
Что с Вождём заключил пожилой Генерал:
« – Я построил Загон, что сокроет Раздор», – 
Прошептал мудрый Старец и вдаль ускакал...
 
Рейд карательный всюду преследовал всех, – 
Без Разбора к Судам привлекая Вину, – 
И Метисы безропотно сдали Успех,
И Столицу свою – защищая Страну
 
В мелких Рейдах и Стычках: Граница-Заслон
Стала хрупким Убежищем для Партизан – 
И Охота велась, где «Великий Загон»
Открывался любому, кто чуял Изъян...
 
Но однажды Разъезды наткнулись на Кри, – 
Молодых, что за «Славой» и «Кровью» ушли:
Длилась долго Резня, вплоть до самой Зари, – 
И за «Целью» летевшие в Землю легли.
 
Генерал удивился, Наряды узрев, – 
Ведь с Вождём был уже Договор заключён:
Но внезапно явился тот вновь, – поседев
Ещё боле, и Горем своим удручён...
 
« – Я пришёл по Тропинке, что не заросла: 
Ибо если не пользоваться – зарастёт!» – 
Начал он издали, и коснулся Чела,
И продолжил: «Скорбит мой уставший Народ,»
 
«Что с Усталостью Юной не смог совладать,
И унять то, что только дано усмирить:
Так позвольте же мне их с собою забрать – 
И Ошибку чужую собой искупить!..»
 
И ему разрешили Тела увезти
По Тропинке, что он завещал охранять,
И не тронули Племя, что стало расти,
В новопризнанных Землях, обжитых опять.
 
« – Охраняйте Загон!» – говорил он с тех пор. – 
«Не противьтесь тому, чему быть суждено:
Тот Охотник, кто тих, осторожен и скор,
Жертвы – те, чьё Обличие обречено;»
 
«Доблесть – там, где Потери дано избежать,
Слава – там, где Потерю дано превзойти:
Мы живём рядом с теми, с кем будем Решать – 
Ибо Малые будут с Большими идти!..»
 
С этих пор он оставил свой Стан, свою Власть,
И ушёл в Одиночестве Дни доживать,
Повторяя: «Бизон должен в Беге упасть!» – 
И охотился, чтобы свой Дух поддержать.
 
И однажды, – упав, закрывая Глаза, – 
Он сказал: «Наконец-то разрушен Загон!..» – 
И Улыбка застыла. Скатилась Слеза.
И восстал его Дух – словно мощный Бизон!..
 
Дворец Ветров
 
Тонкие Стены, Окна резные,
Лик Неприступности с хрупкой Основой:
Ветры разносят Дыханья земные, – 
Жизнью Былое исполнено Новой.
 
Как Лепестки в ярко-красном Бутоне
Башни, Проходы, Зубцы, Галереи:
Лотосы-Залы с Подножьями Тронов
Пьют из Фонтанов, что Цвета Камеи...
 
Поступь тиха, – в Пустоте, что укрыта
В Недрах прекрасного райского Сада:
Эта Амброзия будет разлита
В Воздухе свежем, вдали от Распада.
 
Вот Лабиринт – словно Розы Соцветье,
В Бархате Жизни скрывающей Завязь:
Кто здесь? – Но Эхо, увы, не ответит,
Лишь улыбнётся – любя и играясь...
 
Бодхгайя
 
Древо Жизни Постигший Покой обретёт,
Лишь в Пути обретя Своё Древо:
И на Встречу с ним Путник усталый пойдёт, – 
Под нещадно пылающим Небом.
 
Его Мудрость из Семени станет расти,
Каждым Опытом Новым питаясь:
Этот Саженец будет он в Сердце нести, – 
С ним Душою незримо срастаясь...
 
Отреченье отвергнув, – Отверженным став,
В Одиночестве благословенном, 
Он найдёт Свою Тень, где постигнет, что Прав, – 
И, расставшись со Сном Полуденным,
 
Вновь отправится в Свет, Светоч Жизни неся
Всем, кто вечно о Тени тоскует:
Перед ним преклонятся Рабы и Князья – 
Образ Вечного Древа рисуя...
 
Совет Османов
 
Если были когда-то вы Прочих сильней,
И Державу большую успели создать,
То живите отныне Заботой о ней,
Чтобы Приобретённое не потерять.
 
На Чужое не зарьтесь: ведь вы уж не те,
Что «крушили» когда-то, и «Страх наводя»,
«Уважение» Мощи стяжали везде,
Над беспомощным Миром на Крыльях летя...
 
Мир с тех пор изменился – но вам Перемен
Как Огня опасаться престало теперь:
Вы – Рассадник Продажности, Лести, Измен,
Где Порокам открыта парадная Дверь.
 
Вы не верите больше – себе и другим – 
И живёте Стяжаньем, забыв обо всём:
Так не тешьте себя – ваша «Сила» как Дым,
Испарилась давно – за ушедшим Огнём...
 
Сохраняйте себя! Берегите Добро, – 
И Ценою любой благодетельный Мир
Покупайте, – себя продавая порой,
Занимаясь втихую Латанием Дыр.
 
Будьте Всем и для Всех, – станьте «Меньшим из Зол», – 
До Конца сохраняя Личину в Игре:
Чтобы Меч Воздаяния вас не нашёл – 
И не снёс Головы на кровавой Заре!..
 
Мой Мир Спасает
 
Мой Мир спасает Красота – 
И Ей Вселенную верну я,
Что снова, с Чистого Листа,
Моё Сознание рисует.
 
И Многосмертье пережив,
Из Многовёсенья Порыва
Я снова мыслю – и красив
Тот Мир, где Мысль моя игрива!..
 
Спасенье – Миг – но Вечность в нём
Саму себя воспроизводит,
Вновь фокусируясь в Одном,
И растворяясь вновь в Свободе;
 
И жив Творец, кто в каждый Миг
Безмерно собран и неистов:
Кто Красоту Свою постиг – 
Вселенную творя на Чистом!..
 
Мohammed bin Zayed al Nayhan
 
Зачем нам Всевышний Богатство даёт,
Что тайно Века Он в Пустыне копил,
И множит зачем человеческий Род,
Который из Праха Он Сам сотворил;
 
Зачем Отдалённых Мечтой единя,
Мираж удаляет с незримых Путей? – 
Затем, что вне Веры все Люди – Родня,
И правит Материей Царство Идей!..
 
Кочевник, что стал у Границы Стихий,
Природу их в Сердце откроет своём:
И станут Землёю отныне Пески,
И Море пребудет в нём, как Водоём;
 
И Чёрную Жидкость в Металл обратив,
Что солнечной слепит своей Желтизной,
Он Грёзу представит отсель во Плоти – 
Владыка-Бродяга, довольный собой!..
 
Пусть Здания будут, что Мир не видал, – 
Что дышат, танцуют и Радость дарят, – 
Как Гурии, что лишь Всесильный ласкал,
И что над Покоем Героев парят;
 
Пусть Трассы, Мосты и Причалы взойдут
Цветами, что ждали Годами Дождя – 
Пусть Реки людские по ним потекут,
Со всех Концов Света за Светом идя!..
 
Диковинки Мира укроются здесь,
И Редкости Мир обретут наконец:
В Оазисах ценят Богатство и Честь – 
Кто их удостоен, тот прочим Отец.
 
На «Острове Пальм» Образ Пальм-Островов
Для Звёзд Ориентиром пребудет навек:
Молчите, о Люди! Не надобно Слов!
Узрите сей Рай – по ту сторону Мекк!..
 
Aliquando
 
Когда-нибудь я тихо удалюсь
В Страну, что создал Сном Воображенья,
И уходя, назад не оглянусь,
И не пошлю за Прошлое Прощенья.
 
И улыбаясь, – тихо, про себя, – 
Печать Презренья Тлену оставляя,
Я позабуду, кто его Князья,
Его Рабов из Сердца изгоняя…
 
Конец Обманам я провозглашу,
И Миражи заклятые развею,
И Лжевеличий я не пощажу,
И усомниться в Гонорах посмею,
 
И сбросив Ветошь собственных Грехов,
Я облачусь Парчой и Горностаем
В Моей Стране, свободной от Оков,
Где ждёт меня Любовь моя Святая!..
Рейтинг: 0 Голосов: 0 238 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!