Одиссей

19 октября 2012 - Linn Assalair

Звездные кони не любят галопа,
Ластится ленточка к русой косе.
Ждет Одиссея его Пенелопа -
Где только шляется тот Одиссей.
Город укроется тенью оливы,
Морем соленым в подоле уснет.
Мимо Иранов, Аравий и Ливий,
Мимо капканов и драных тенёт.
В глотке усталой голодной Харибды
Очень тепло, но так хочется жить.
Ждет Каталония жертв на корриду,
Точит своим кабальеро ножи.

Рот пересохший не чувствует вкуса.
То ли на счастье, а то на беду
Мария родит своего Иисуса,
Небо от счастья запалит звезду.
Нити плетутся вокруг гобелена,
Ночью узор распускает со зла.
Красивая шлюха Мари Магдалена,
Пела маленько и много пила.

Сто женихов у ступней Пенелопы,
У изголовия сто женихов.
Русые волосы, ленточка, копоть,
Белый платочек ажурен, пухов.
Мягко горят уголечки в камине,
Письма чужие прекрасно горят.
Пока не вернется, пускай его минет
Буря, идущая через моря.
Сколько износит сапог и сандалий,
Сколько хитонов порвет в лоскуты.
Милый, единственный, как он скандалил,
Как оставлял в одиночестве стыть.

Сколько волхвов доползет к Вифлеему,
Сколько распнет по дороге Марий.
Что вытекает из простенькой леммы?
Злая истерика - ведьма, гори!
Жрет инквизиция жадно Европу,
Топит, вращает людей в колесе.

Если б забыл Одиссей Пенелопу,
Где бы он был сейчас, тот Одиссей.
Выжраны, выпиты вина Итаки.
Сын за отца не в ответе. Войны,
Больше не будет. Так воют собаки.

Господи, дай тишины, тишины.
Нежно Мария качает младенца,
Хлещут вино за стеною волхвы.

Ткет Пенелопа свои полотенца,
Очень стараясь по мужу не выть.
Древние боги устали стараться,
Может быть, им всем пора на покой.
Пряха Афина забросила пяльцы,
Гладит копье своей женской рукой.
Там Одиссея мотают циклоны,
Носит по морю его Гибралтар.
Он даже, в общем, Итаку не помнит,
Слишком уж пьян он, уже слишком стар.

Ходит по морю спокойно апостол,
Плачет Мария одна у креста.

Выбрать другого - как было бы просто,
Над гобеленом сидеть перестать.
Дать ему пищу - давиться и лопать,
Выпить вино, сказать - я так пьяна.
Ведет в свою спальню опять Пенелопа
Какого-то мужа. Устала одна.
Сладкие ласки, горячие стоны,
Флаг остается на башне висеть.
Кто его знает, где он сейчас тонет,
В чьих он объятьях, мой муж Одиссей.
Льются с плеча золотистые кудри,
Там, в тишине, шелестят тополя.
Пишет по-женски красиво и мудро -
Нет на земле твоего короля.

Рвется на части горячее сердце,
Кружатся вороны зло над крестом.
Голгофа ликует - дай ему перца,
Скажем потом мы о нем как святом.
Тише, малыш, ему больше не больно,
Выпита боль одинокой горой.

Он возвращается тропкой окольной,
Каждому веку - свой личный герой.
Курит четвертую крепкую за день,
Травит любовников, ткет гобелен.
Тихо подходит он сбоку и сзади,
Мягко касается женских колен.
Много дурного о ней говорили,
Тень под глазами, видать, не спала.

Каждому мужу своей бы Марии,
Чтобы пряла и сынка родила.
Чтоб бинтовала пробитые стопы,
Ленты меняла на праздник в косе.

Пьяно глядит на него Пенелопа
"Я дождалась тебя, мой Одиссей".

Рейтинг: 0 Голосов: 0 272 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!