Никто не виноват. Ч 4. Гл 10. Нищий, как ветер.

29 декабря 2015 - Сергей Аствацатуров

10. НИЩИЙ, КАК ВЕТЕР

 

Глава повествует о нищете, но не стоит

понимать буквально.

 

1.

Не старится-не лечится-не спит-

не ест-не замерзает-не тоскует,

но иногда свой чемодан пакует:

носки, сорочка, бритва… и летит!

 

И в этот час он думает, что жив,

что позади аресты и допросы

и, за четыре цельных папиросы

убить готовый, дружный коллектив.

 

И вот внизу Атлантика – сплошной

голубоглазый обморок природы.

И человек пьянеет от свободы –

в его улитке скрученной, ушной

звучит: «Мы все умоемся слезами»…

А где-нибудь в прокуренной Рязани,

нет, в городе безумном над Невой

глядит поэт мучительно окрест

и девятиэтажек видит крыши,

не спит-не улыбается-не дышит,

не моется-не бреется-не ест,

а только пишет, пишет,

пишет, пишет…

 

2.

В тот памятный

вечер по Малой Морской

шагали с Наташкой. «А странно,

похоже, не любит», – я думал с тоской

и всё говорил про Ивана:

– Из братьев он самый нелепый чудак…

Наташка смеялась: – Не стоит

великий роман передёргивать… Мрак,

осеннее небо сырое.

Металась моя, замерзая, душа

меж тьмою и светом фонарным.

– А знаешь, вот эта страна ни шиша

не выживет – жутью, пожаром

кончается всякая смута, увы…

Мы шли в Никуда по Дворцовой.

Горелым несло с неспокойной Невы,

гугнивой, унылой, свинцовой.

Кричала толпа, и бабахал салют.

Знобило от царской причуды.

Ещё мы не знали, куда нас пошлют,

в какие сибирские руды.

«А дружба нужнее, особенно там, –

я думал, – для зон и побегов»,

когда останавливал нас капитан,

дежурный ловец человеков.

 

3.

В ледяное оконце холодные стрелы

мечет финская вьюга и пьёт из горла

эту тёмную ночь, этот морок горелый.

Светит жёлтая лампа – за ней из угла

поднимается тень. Домовой выползает,

и ломтями тоску не спеша нарезает,

и садится за стол: – Наливай по одной!..

Повезло ему всё-таки в нашем посёлке,

где и люди, как люди, и волки, как волки.

Говорю: – Эй, Хозяин, а помнишь, зимой

позапрошлой автобус увяз – откопали?..

– Откопали-то, верно. Потом наливали

три стакана водителю… Так и сидим.

Хорошо нам обоим, заросшим, седым!

Пьянку пьянствуем, песню поём:

– Хали-гали!..

 

4.

Сердце моё, ты видишь, злая какая, злая

вьюга в окне, посвистывая, метёт!

Можно спрыгнУть с ума, теплоты желая,

и навсегда исчезнуть. А можно, вот,

взять и дождаться счастья, капели, мая.

Руки твои целую, и доживёт,

сердце моё, простая моя молитва

до невозможно далёких, иных времён.

Имя твоё, например, виноделы Крита

станут среди великих других имён

произносить. Но выпей,

                                    выпей покуда спирта,

и закуси, закуси, а чтобы утешил он,

сердце моё, я спою про холмы Тосканы,

про Микеланджело, и про Франческо, и

про флорентийское небо. Прости, пока мы

русской зимы заложники, и в крови

зреет тоска. Эх, бить-колотить стаканы!

И говорить, говорить о нежности и о любви!

 

5.

Выше травы луговой – золотая сосна.

Выше сосны смоляной – голубая звезда.

Выше звезды – безграничные области сна.

На перегонах ночные гремят поезда.

 

Выйдешь на станции богом забытой Чупа,

спросишь рабочего (красный жилет, молоток):

– Тут, извините, какая-то где-то судьба?..

Слух резанёт, как ножом, тепловозный гудок.

 

Точно ли гибель прекрасная – ах! – впереди?

Новая жизнь? Новый Год и салат оливье?

Ну, и пойдёшь. А куда? Да неважно! Иди.

В сердце любовь – это главное. Сны в голове.

 

6.

На Финляндском вокзале на мокрый перрон
из экспресса выходишь, вдыхая сырой
электрический воздух с мельчайшей мурой
моросящего дождика. Крики ворон
загустели. Как вдруг сам себя узнаёшь
в незнакомом прохожем – на сером лице
ты на взгляд натыкаешься острый, как нож,
понимая: бессилен любой Парацельс.

Так наш мир и задуман – для воли стальной,
для того, чтобы выжил боец, Чингизид.
Ты же знаешь: мы все – это лишь перегной,
по нему сапожищами жизни скользит
каждый новый наглец. Но, конечно же, ты
не такой, как они?.. Ну, тогда и людей
этих бедных прости, сам ничем не владей,
кроме дальних огней сквозь покров темноты.

 

7.

От сытой какой-нибудь сволочи пендель
в метро получая, а может, подножку,
копаясь в пахучем тряпье секонд-хенда,
подгнившую в сумке таская картошку,
я видел, порой, настоящее Небо.
И ты говорила: «За что я Серёжку
люблю? А за то, что… не знаю – словами

не выразить». Звёзды горели так ярко!

Высокие, зимние звёзды над нами!

И двор затихал, и угрюмая арка

темнела, и окна уснувшие зданий.

– Ну что же, моя хромоножка, татарка,

калмычка, мы оба такие кретины…

Да, нам выдавали крупу по талонам,
да, мы в Эрмитаже смотрели картины,
и были совсем равнодушны к «зелёным»
и к нашим – хрустящим. Зато мы любимы
здесь – в мире, чудесной тоской напоённом.

 

8.

Мята, и подорожник, и луговой шалфей,

и золотые сосны с небом накоротке.

Ах, я хотел уехать, может быть, в Санта-Фе

и говорить на местном ломаном языке.

 

Шумной мулатке домик я б на кредит купил,

я бы на стены вешал сумрачный авангард,

дельные репортажи делал бы для «UPI»,

в школу дарил бы дочке пористый шоколад.

 

Но не сложилось… Ветер путается в густой

кроне берёзы – дикий, хочет горячих ласк.

Годы идут по кругу (вроде, уже шестой).

Как бы узнать, а может, я на пути в Дамаск?

 

Может, я вижу небо в перистых, кучевых,

в белых, слоистых, пышных,

                                        как византийский слог?

Где-то на них, воскресший, помнящий о живых,

всё ещё обитает наш милосердный Бог.

 

9.

Быть иль не быть – о, неизбежно

безвестно кануть в роковые

земли провалы гробовые!..

Но жизнь… вела – она безбрежна –

сквозь плоскогубые, стальные

тиски с, увы, печальным бытом,

с мужскими тайными слезами,

когда на станции в разбитом

вагоне пьянствовал с бомжами!

А дальше Крым – кафе «У хана»,

и славы дым, и ласки женщин.

А дальше старость – о, как рано! –

с вульгарным запахом зловещим,

с чужой астматика одышкой…

 

Как вдруг ты видишь: всё в порядке –

ты снова резвым стал мальчишкой,

твои истлевшие тетрадки

опять в исправности, и бантик

завязан ровно на ботинке,

идёшь с портфелем, как лунатик,

бормочешь: «Пестики… Тычинки...»

Рейтинг: +1 Голосов: 1 134 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!