Мысли

 Современность

 
Что в Жизни стоит почитать – 
Неужто только «Современность» – 
Калейдоскоп перебирать,
Беззубым ртом вкушая Тленность?!
 
Мгновенью ставить истукан,
Курить ладан молохам праха,
Себя нацелить на обман,
И напоказ порвать рубаху?
 
Неужто мнения слепых
Сильнее собственного зренья,
И беспардонность душ немых
Прекрасней криков озаренья?
 
Что «современно»? Шаткий миг,
Что не ухватишь за загривок,
Что, как считаешь, ты постиг,
Не понимая, как он зыбок?!
 
Не обольщайся! То – мираж,
Свой Путь очисти от капкана!
Не лезь на глупый абардаж, – 
«Голландец» – есть полёт тумана!
 
Зри «Современность» только там,
Где Время с Вечностью едино, – 
Внемли их тайным голосам,
Что заклинанья шепчут дивно,
 
Увековечь момент скользящий,
Что Ценность кроет под собой,
И Чувство делает щемящим
Своею Логикой святой.
 
Чем больше Вечности постигнешь
В той Преходящности, что зришь,
Тем ближе к роднику приникнешь,
Что Вдохновеньем гладит Тишь.
 
Познаешь Истину Мгновений,
Отринешь прочь гнилую ложь,
Проникнешь в корень средостений,
И ввысь Со Временем пойдёшь!..
29.12.2004
 
В тот век
 
В тот век, когда Любовь «свободной»
Считают все поводыри,
И жалкой случке беспородной
Дано сияние зари
 
Прекрасных чувств попрать собою,
Людей смыкая на скотов, – 
Ужасно трудно под полою
Лелеять прелести цветов!
 
Цветов доверия и неги, – 
Очей морскую глубину, – 
Чьи лепестки – большие веки
Скрывают Тайны пелену.
 
Цветов общения, улыбок,
Намёков, лёгких, словно бриз,
Прощенья маленьких ошибок,
Чей образ в воздухе повис...
 
Стремятся женщины сегодня
К «успеху», к суетным делам, – 
По Быту мечутся бесплодно,
На сердце делая бедлам.
 
У них нет времени очнуться, – 
Ведь время им никто не даст! – 
В упряжке каменной несутся,
И не бросают свой балласт.
 
В душе скрывают боль и раны
От невниманья и забот,
Но Сказки жаждут постоянно,
В которой Оду Жизнь поёт.
 
Они Любви желают нежной,
Покоя, Верности, Детей,
Их чувство пылко и безбрежно,
Полно щедрот для всех людей...
 
Но с гор Судьбы текут лавины,
Цветник Любви навек губя:
Что любят «новые мужчины»? – 
Лишь деньги, водку и себя!..
30.12.2004
 
Сила Правды
 
Нет ничего, сильнее Правды,
Что бьёт в лицо и наотмашь,
И, разрушая все преграды,
Снимает тяжести поклаж
 
Поденных страхов, промедлений,
Недоговоров, скорых дел,
Постыдных самоубеждений, – 
«Не знал, не думал, не хотел».
 
В потоке жизненных коллизий
Увидеть Правду – адский труд,
Ведь мир сегодня слишком лисий,
И волки агнцев стерегут.
 
Привыкнув Ложь ценить на злато,
Вверяем ей Судьбы актив,
Мы строим Глупости Палаты,
Гоняя Разум с тучных нив.
 
Приняв основу Жизни Ложью,
Мы доверяем тем Лжецам,
Что лучше мутят взор порошью,
И указуют путь слепцам.
 
Лжецы нас сладко убеждают,
Что мы на «правильном пути»,
Что затруднения «растают»,
И Счастье может «расцвести»,
 
Когда, поддавшись их рецептам,
Мы «без оглядок в бой пойдём»,
Доверя «жертвам», «даням», «лептам» 
Отправить мир Души на слом.
 
Стремясь в пылу к решеньям лёгким,
Мы ловим призрачный искус,
Сдавая Истину издёвкам,
Величим «Минус», а не «Плюс»,
 
«Сюрпризам» Жизни мы не рады,
Но с каждым годом всё ясней:
Нет ничего сильнее Правды – 
Ведь так непросто верить ей!..
31.12.2004
 
Чужой стих
 
Не питай ко мне презренья,
Не своди Любовь в игру,
Ты – Мечты моей цветенье,
Без Тебя в тоске умру.
 
Я умру как тварь земная,
Образ Твой душой любя,
И найду кусочек Рая,
Чтобы встретить там Тебя...
31.12.2004
 
Старомлад
 
Старожилы обрастают
Мхом, грибами, лишаём,
Корни всюду запускают,
Вея в воздухе гнильём.
 
Старомышцы давят силой
Жизни новые ростки,
Новь детей гнобят могилой,
Травят в поле колоски.
 
Старокости голосуют,
Что стройней, а что прочней,
Позвоночники тасуют,
Чистя череп от идей.
 
Щурясь в линзы, Староочи
В мир с брезгливостью глядят,
А за ними – темень Ночи
Средь сердец пустых палат.
 
Старопузо морит сладко
Вечно жаждущих червей,
Поглощает без остатка
Всё утробою своей.
 
От покоя розовея,
Отдыхает Старозад,
Утопает, в неге млея,
Под давлением наград.
 
Промерзают Стародуши,
Что отвыкли от страстей,
В пустоте – горнило стужи
Тушит пламя новостей.
 
Под цинизмом Старочувства
Безысходность Стародней,
Староложью стелет густо
Старость пестуя верней.
 
Вертит Старовременами
Кульминация Веков,
И плодит Староруками
Страшных юных Стариков...
01.01.2005
 
Золотое Сеченье
 
Ужасен порою Успех,
Прекрасно порой Невезенье, – 
Зияет сквозь дыры прорех
Плоть Истины светом и тенью!
 
Пылая, радея, потея
В погоне за Целью слепой,
Влечёт роковая Идея
Наш Дух неизвестной стезёй.
 
Как часто, венок примеряя,
Мы в нём пропускаем шипы,
И мудрость в себе отметая,
Вперёд направляем стопы.
 
Живя быстротечным моментом,
Считаем, что всех «превзошли»,
Не видя угрозы при этом
Грядущей постылой мели.
 
Мы жнём, одновременно сея,
И рушим, дворец возводя, – 
О Будущем светлом радея,
Его обрекаем, шутя.
 
Не видим, что часто Победа
В себе Пораженье несёт,
Не слушая шёпот совета
Ведём обречённый поход.
 
Порой в безысходности плача,
Не думаем в горе о том,
Что это – былая Удача
Нас давит своим сапогом.
 
Не знаем, что в нашем Паденьи
Урок и пружина Судьбы, – 
Щедрот Золотое Сеченье,
Что часто не видят рабы.
 
Черпая Последствия жменью,
Учтите Причины разбег:
Вас может спасти Невезенье,
И ввергнуть в погибельУспех!..
02.01.2004
 
Пожелание
 
Поскольку принято от века
На Праздник с «Новью» поздравлять,
И судьбоносного ответа
В намёках ближних ожидать,
 
Деля «формальности» с Душою,
Крутить обратный киноряд,
Считать себя «пустой доскою»,
И примерять другой наряд,
 
Я шлю Тебе, мой нежный Ангел,
Из заточенья поцелуй,
Бросая в Ночь Надежды факел
Желаю: Дальше Мир чаруй!
 
Иди и дальше с гордым взором,
Поправ земную суету,
Но не давай оценкам скорым
Перемахнуть свою версту!
 
Лети на крыльях в новой выси,
И словом скалы раздвигай,
Не поддаваясь взмыльной рыси,
Себя саму не загоняй!
 
Неси и дальше счастье людям,
Но береги цветенье сил, – 
В краю растерзанном и лютом
Отдохновеньем пестуй пыл!
 
Найди Себя в Году грядущем
Средь новых форм и новых дел,
Открой в брильянте Жизни сущем
Ту грань, чей блеск горяч и смел!
 
Будь Снова яркой, Вновь свободной,
Улыбкой Новою искрясь,
Серьёзной будь – но беззаботной,
Дурацких шуток не боясь!
 
В Душе поддерживай горенье,
И дальше в Радости живи,
Не обрывая чувств презреньем,
Прости безумие Любви!..
03.01.2005
 
Весело
 
Омытый горем Таиланд
Следы стирает роковые,
Из стен больничных и палат
Несутся стоны гробовые.
 
В глубинах моря сдвиг коры
Поверг на берег волн каскады,
И то, что скрылось до поры,
Воспряло с гневом из засады.
 
Земля кипела и неслась,
Водой солёной пропиталась,
Повсюду суд вершила грязь,
В дома с жестокостью врывалась,
 
Стирая в щепки города,
Красоты в пене погребая, – 
Так Смерти страшная фата,
Покрыла лик земного Рая...
 
Средь трупов ластится прибой,
Сияет Солнце беззаботно,
Лежат довольные собой,
С утра позавтракавши плотно,
 
Туристы в платьях и без них,
Своею негой наслаждаясь,
Ловя лучей игривый миг,
И без движенья оставаясь.
 
Они приехали на отдых, – 
Подумаешь, «вода лилась»! – 
Да, развлечений меньше водных,
Да, кое-где, похоже, грязь.
 
Досадно, что тела вывозят, – 
Но продолжают загарать!
О «состраданьи» пусть не просят,
( Что это? Может быть, узнать? )
 
Они алкают удовольствий,
Стирая заработков пот,
«Плевать на Всё» – людское свойство,
Что многих к пропасти несёт...
04.01.2005
 
Великий Диалог
 
Общеньем очаруйте,
Ведите Диалог,
Вниманием колдуйте,
Его вливая в слог,
 
Улыбкой говорите
Вдохнув Слова в Уста,
Весельем озарите
Гладь чистого листа, – 
 
На нём пишите Песню,
Руками говоря,
Ласкайте слух чудесно,
Сочувствие творя.
 
Теплом очей снедайте
Общения родник,
Расплавьте и растайте,
Сливаясь в Общий Лик,
 
Дополните Объятьем
И лаской Разговор, – 
И пусть Сердца под платьем
Ведут извечный спор!
 
Усладою общайтесь
Друг друга ощутя,
Игриво Обнажайтесь
Сгорая и шутя,
 
Беспутство и смущенье
Сведите в поцелуй,
И Чувства истеченье
Сольёт журчанье струй.
 
Общайтесь Наготою,
Безмолвием светя,
Стихией грозовою
По Космосу летя,
 
Любите Диалогом,
Внимая Голосам, – 
В стремлении высоком
Откройтесь Небесам!..
05.01.2005
 
Объяснение
 
Мой Друг, погляди на меня!
Я зло под парчою не прячу!
Во мне переливы звенят,
Твою воспевая Удачу!
 
Я зависть в себе не ращу
Свой нос не сую в твою душу, – 
Собой твои раны лечу,
И тайны не ставлю наружу.
 
И зная незримый предел,
Стараюсь его не тревожить
Чтоб каждый нашёл, что хотел,
Держал свои личные вожжи.
 
Мой Друг, мне в глаза погляди!
В них подлости нет и подвоха,
Прозрачной паучьей сети,
Резерва, процента, залога!
 
Не выгоды ради дружу,
И в карты тобой не играю,
И руки тебе не вяжу,
Ошибки твоей поджидая.
 
Не строю стратегий позор,
И тактик ущербную низость,
В ночи не вскрываю забор,
При свете ласкаясь на близость.
 
Мой Друг, от меня не беги,
Шутливость на лике рисуя, – 
Не надо отмахов руки,
И слов, что порхают, воркуя.
 
Не надо беспомощной лжи,
Пустых и витых обещаний,
Не надо лепить миражи
Патетикой громких вещаний.
 
Скажи мне, что ждёшь от меня,
В чём я провинился порою, – 
Откройся, намёк не клоня,
И зло не копи под полою!..
08.01.2005
 
Ошибка в Человеке
 
Я ошибся в человеке, – 
И уже в который раз! – 
Я закрыл нарочно веки,
Беспардонной правде глаз.
 
Я надеялся и верил
Уверениям вранья,
Чей монокль лицемерил
Среди грая воронья.
 
Веря Слову, соглашался
Дружбу новую растить,
В новый облик наряжался
Чтоб сомнения развить,
 
Не внимая скептицизму,
Медь на золото ценил,
Строил чуждую харизму
Изо всех душевных сил.
 
И желая стать полезным,
Наготове был всегда,
Не сгибаясь легковесно
Перед тяжёстью труда.
 
Отвергая предрассудки,
И предчувствия гоня,
Всё считал бесплодно сутки,
Промедленьем не виня.
 
Ждал исправно, терпеливо,
Угловатости прощал,
Не настаивал ретиво,
И плаксиво не стращал.
 
Но в ответ лишь равнодушье
Холодило кровь мою,
И подспудное удушье
Вило кольцами змею...
 
Как духовные калеки
Прорастают среди нас?
Из ошибок в Человеке, – 
В бесконечно многий раз!..
09.01.2005
 
Контрацепция
 
Осторожность верховодит,
Трусость жалкую плодит,
«Да» на «нет» искусно сводит
Мозг понурый холодит.
 
Обнимает одеялом
Удушением давя,
Замыкается на малом,
Суть его благословя.
 
Страх приносит дивиденды
Тем, кто страхами живёт,
Пишет жуткие легенды,
И из них страховки вьёт.
 
От всего «предохраниться»
Надо сразу и везде, – 
Дезинфекцией омыться,
Фильтр ставя на воде.
 
На лицо противогазы
С долгим раструбом надеть,
Муровать ходы и лазы,
Не касаться, не потеть.
 
Убирать большие чувства,
Утирать по ходу нос,
Разбавлять всё то, что густо,
Размягчать тугой вопрос.
 
Замолчать, не поднимая,
Обойти и увильнуть,
Размышлять, не понимая,
Оскопив незнаньем Суть.
 
Над Концепцией ликует
Контрацепций торжество,
И Бесплодность голосует,
Руша старое Родство...
 
Всё вокруг «контрацептивно», – 
С ног до самой головы, – 
Но всегда сияют дивно
Сквозь асфальт пучки травы!..
11.01.2005
 
Памятник Поэту
 
Глава кудрявая Поэта
Отлита в бронзе на века, – 
Её спланировали где-то,
Лепили мощью тесака.
 
Глаза, застывшие в испуге,
Сражённо перятся вовне,
По сторонам – большие руки,
Цитат бесцветье – в стороне.
 
Перо засохло и поникло,
Стыдливо рукопись свита,
В устах словцо шальное стихло,
Не замарав крахмал листа.
 
Кругом – отливы золотые
Колонн, ротонд и кружевов,
Червят кручения витые,
Поспешной грубостью шлепков.
 
Любовь формальною фольгою
Поэта идол оплела,
И хладной бронзовой рукою
Гнездо коррозии свила.
 
«Вот здесь родился он когда-то,
А здесь – работал и страдал!» – 
Гнусавит кто-то воровато,
На жалкий глядя пьедестал.
 
«Вот здесь стоит он одиноко,
А вот – с женою под венцом, – 
Оригинально и неплохо
Изваян неким молодцом.»
 
«Тут – полный он, а там – обрезан!
Тут он – мыслитель, там – смутьян!
Вторым он больше нам известен,
Но мы забудем сей изъян...»
 
И день и ночь река людская
Собой под статуей течёт,
Сердца и память полоская,
Цветы неся на эшафот.
 
Преумножая тяжесть бронзы,
Кладут под ней живую речь, – 
И некролог вещают бонзы,
Съедая ржою чуждый меч.
 
Повсюду похороны Духа
Надгробий высят озорство,
Мертвя поэзию для слуха,
И опошляя колдовство.
 
Так Совершенство сходит в Лету,
И глохнет чистый благовест, – 
Ведь ныне памятник Поэту – 
Поэзии могильный крест...
13.01.2005
 
Век Геростратов
 
История вышла в Химеру,
Героев прошли времена, – 
Кромсает ничтожество Веру,
И Правда во Лжи не видна.
 
Система, что пестует Хаос,
Свела Беззаконье в Закон,
А то, что законным считалось,
Обложено рифом препон.
 
Теперь Мудрецы не в почёте,
Что полнят собой Пустоту,
Себя обретают в полёте,
Отвергнув страстей суету.
 
Художники с музою в ссоре,
Паденьем с Парнаса гордясь,
И Души держа на запоре,
Трамбуются весело в грязь.
 
В тиши Композиторы глохнут,
Кормя партитурами крыс, – 
И уши вселенские сохнут
От пенья, что вывелось в писк.
 
Все в «Жизнь» с увлеченьем играют,
По сути, уже не живя, – 
Бенгальской свечой прогорают,
Воняя, искря и шипя.
 
Пластинки хвалебные воют,
И люди, им вторя, хамят, – 
Гордыню извечную строят
Всё прочее ломом громят.
 
Сведён в эталон Разрушитель,
Глумящийся смело над Всем,
Нору выводящий в Обитель,
И спящею совестью нем.
 
«Посмейся, взорви, надругайся!» – 
Вещают конклавы калек, – 
«Не мысли, не чувствуй, не кайся – 
Грядёт Геростратовый Век!..»
17.01.2005
 
Вечный Народ
 
Народ, в ничтожестве великий,
Собою Таинство влечёт,
Краснеет пот его гвоздикой
И дух страданий в Выси вьёт.
 
Изгой, гордящийся насмешкой,
Мудрец, что Глупым посрамлён, – 
Он подавляем чуждой спешкой,
Но рассуждением силён.
 
Он в стороне от дерзкой плоти,
Но правит дерзостью Души, 
Его Вселенная заботит,
Молитва древняя в тиши,
 
Пергамент Веры вечно новый,
Земли бесплодной полнота,
Хлеб нищеты, бокал столовый
Чья завязь чернью налита.
 
Его задача, как у Бога – 
Построить Всё из Ничего, – 
Он направляет мощью Слога
Поток Движений и шагов,
 
Что к Цели движутся туманной,
Из Выси сотканной Творцом, – 
Своей работой неустанной
Он соревнуется с Отцом.
 
Везде сторонний наблюдатель,
Незванный гость во всех краях,
Предприниматель иль старатель, – 
Живёт с Врагами на паях.
 
Несёт спиной чужое бремя,
И платит вечные счета,
Лелеет праведности семя,
Живёт понятием «Мечта».
 
Многообразный, непохожий,
Он с торбой странствовать идёт, – 
Народ гонимый, Агнец Божий,
Что на Алтарь себя кладёт...
19.01.2005
 
Завещание Севера
 
«Мой сын, Вселенная покрыла
Собою прах у ног твоих,
Обиды низости забыла,
Боясь смятенно новых лих,
 
Что ты готов всегда обрушить
На сонм трепещущих рабов, – 
Не бойся чёрствость обнаружить,
Бичуя спины Городов,
 
Давя из тысячи народов
Их сок звеняший золотой,
И лязгом тягостных колодок
Укрась великий образ твой!
 
Не думай вызвать «уваженье»
Снискать «почтенье» и «любовь» – 
Пришло иное поколенье,
Что Честь изгнало из голов.
 
Живи и правь животным Страхом,
И Страх повсюду насаждай,
Чтобы Катоном, Брутом, Гракхом
Не занимался разум Стай!
 
Пусть волки алчут и грызутся,
Забыв навек о Вожаке,
За костью жирною несутся
К твоей карающей руке,
 
Подобно псам, что о Свободе
Не помышляют вспоминать, – 
Кидай харчи лишь той породе,
Что может лаять, не кусать.
 
Гоняй философов, учёных,
Чтоб рот не смели отворять,
Ровняй их с сонмом прокажённых,
Вели издёвкой бичевать,
 
Пусть все считают, что наука – 
Удел отверженных глупцов,
Что звон меча и тяжесть лука
Важнее мудрых голосов,
 
Что «хорошо» тому, кто «проще»
Кто «без вопросов» брюхо бьёт,
Кто спину гнёт пред грубой Мощью,
Кто, как скотина, брагу пьёт.
 
Верши обман с улыбкой милой,
Следи, чтоб голос Правды стих,
Дружи лишь с самой грубой Силой
И смело плюй на остальных!..»
19.01.2005
 
Рамзес Великий
 
Он был любимец и любовник,
Красавец буйный и силач,
Ему земля не знала ровни, – 
Он ликованье знал и плач.
 
В правленьи долгом был устойчив,
И гордо высился венцом,
Войска травил, как свору гончих,
Глумясь над всяким наглецом,
 
Кто смел оспорить верховенство
Подняв из пыли тёмный взор, 
Он всюду пестовал священство,
И открывал ему простор.
 
Свой век собою прославляя,
Он образ свой преумножал,
Себя лепить повелевая,
Ваять несчётным сотням жал
 
Искусных в деле мастеров,
Чьи имена ему служили,
И славу в каменный покров
Трудом своим преобразили.
 
Он возвышался неприступно
Над сонмом подданных рабов,
Воспринимая совокупно
Журчанье сладостных ладов
 
Подобострастия и лести,
Не видя лиц, умов, сердец,
Он не терпел дворняжей спеси, – 
Породы царственный Отец.
 
Он воевал один с врагами,
И гнал Судьбу, на Смерть глядя, – 
Покинут беглыми войсками,
Он победил, вперёд идя.
 
Любил одну, её утратив,
Лаская многих, – забывал,
Потомков сонмище оставив,
Их жизнь не видел и не знал.
 
Менял без удержу столицы,
Нигде подолгу не живя, – 
Не смог осесть и примириться,
Себя «божественным» зовя.
 
Владея миром, был бездомным,
И сирым старцем умирал,
Был захоронен в месте скромном,
Что люд презренный обокрал.
 
Он так возвысился кромешно
Что ниже пасть уже не мог, – 
И был в Величии безбрежном
Безмерно страшно Одинок...
20.01.2005
 
В Полдень
 
В полдень июльского пекла,
Зноем сосущего Жизнь,
В час, когда жарко и светло
Солнце касается спин,
 
Травы себя распускают,
Духом сладчайшим точа,
Красками пчёл завлекают,
Жженье корнями леча,
 
Плавятся кроны деревьев,
В мареве видящих сон,
Стелется дрёма над степью,
Птичий снижается звон,
 
Хладом живительной влаги
Бьют хрусталём родники, – 
Их укрывают овраги,
Чтоб не мутили Враги.
 
В недрах земных раздаётся
Шелест тугой чешуи,
Тихо шипение вьётся,
Ленью болотной струи,
 
Чёрные глазки мерцают,
Бьётся ужасный язык,
Челюсти гибель смыкают,
Яда хранящие миг, – 
 
Древний, забытый и тихий,
Змей выползает на свет,
Манит изяществом линий
Словно бы тысячи лет.
 
Крадучись вечным коварством,
Он к водопою ползёт,
Скрытый растительным царством,
К цели петлёю течёт.
 
Страстно влеком чистотою,
Светом пробужден из тьмы, – 
Будет он сеять собою
Холод смертельной Зимы...
21.01.2005
 
Близнецы
 
На жарких скалах Маттопос
Встретились Сорос и Родс, – 
Под ними бездонная пропасть
И алчный тропический рост.
 
Пылало нависшее небо,
Светило садилось во мглу,
Лучами пронзая вертепы
И плавя крутую скалу,
 
Где волей причудливой мысли
Сошлись для беседы мужи,
Что землю творением двигли,
И в выси чертили межи.
 
Их лица светились улыбкой,
И мудрость мерцала в зрачках,
Храня под гармонией зыбкой
Неистовый поиск в мирах.
 
« – Привет тебе, Гений Удачи!» – 
 « – И Гению Мысли привет!» – 
Усталость под масками пряча,
Два Гения вышли на свет.
 
« – Обсудим наш путь и присядем?», – 
Промолвил одышливый Родс,
Приятелю, шедшему рядом,
И пот утирая с волос.
 
« – Присядем, мой друг, и обсудим!», – 
Предчувствуя скорую тьму,
Сражённый священным безлюдьем,
Ответствовал Сорос ему.
 
« – Служу я народу Культуры,
Желаю его расселить,
Чтоб стал он Владыкой и Гуру,
Чтоб мог направлять и учить!»
 
« – А я засеваю Культуру,
Средь массы народов чужих,
Что в дикости чахнут понуро,
Оскалив безрадостный лик.»
 
« – На деньги я земли скупаю,
Пространство Культуре даря,
Отборных людей приглашаю,
Чтоб прочие жили не зря!»
 
« – А я трачу деньги большие,
На Души, Сердца и Умы,
Пространство безбрежное ширю,
И страны скупаю у Тьмы.»
 
« – Промышленный рост и торговлю
Я всюду веду за собой,
И этим Культуре готовлю
Расцвет бесконечно большой!»
 
« – А я развиваю Сознанье, – 
И Бизнес веду по пятам, – 
Идеи, мечты и желанья
Доверив духовным стезям.»
 
« – Хотел бы я кручи Вселенной
Купить для Колоний навек,
Культуру рассеять нетленно
Людской направляя разбег!»
 
« – А я бы, мой друг, постарался
Колонией сделать Людей,
Чтоб Дух средь Умов обретался
В священном горниле Идей.»
 
« – Что спорить, и что состязаться! – 
Промолвил с усмешкою Родс, – 
Не лучше ль собою остаться,
В ответе на вечный вопрос?»
 
«Как Небо с Землёю напару
Питает и пестует Рост,
Так мы созидаем Подарок
Под сенью пылающих звёзд!»
 
« – Всё так, одного мы желаем
Но движемся с разных концов!» – 
Последним лучом омываем,
Растаял звук дружеских слов...
 
Вот беркутом Ночь опустилась,
Пространства окутав крылом,
Страна тишиною омылась,
Добро примиряя со Злом,
 
Пустынею высятся скалы,
Под сетью из лунных полос, – 
Там братьями вечными стали
Мечтатели – Сорос и Родс!..
28.01.2005
 
Поиск Сказки
 
Ищешь Сказку – вне себя,
Убегаешь от Живого,
Утруждаясь и сопя,
Слыша сказанное Слово.
 
Строишь планы «напотом»,
Разграничивая сферы,
Щи глотаешь жадным ртом,
Преступая чувство меры.
 
Достигаешь миражи,
И ухватываешь блики,
Ловишь в водах «Китежи»,
Видишь облачные пики.
 
Отвергаешь, что вблизи,
Помышляя о далёком,
Оступаешься в грязи,
В месте гладком и пологом.
 
Хлещешь пену изо рта,
Всё тоскуя о Покое,
Гонишь лучшие лета
В жар песков от водопоя.
 
Смотришь ящиком на свет,
От досады сочиняя,
Пишешь собственный Завет,
Про Скрижали забывая.
 
Строишь дом, «успех» растя,
И гордишься «достиженьем»,
Отпускаешь поводья
С торопливым нетерпеньем.
 
В книгах чуешь забытьё,
От «реалий» удаляясь, 
И фантазии витьё
Обретаешь, примиряясь.
 
Забываешь лишь одно:
Что вокруг намёков краски,
И ложится на сукно
Образ Твой средь новой Сказки!..
28.01.2005
 
Твой Подвиг
 
Ты мною наполниться хочешь
Меня успокоив в себе,
Спасение сладкое прочишь,
Раба подчиняя рабе.
 
Ты жаждешь постигнуть Святое,
В алтарь моей Жизни войдя,
И чувство несёшь золотое,
Корабль сквозь рифы ведя.
 
Врачуя загнившие шрамы
Моей истощённой Души,
Рубцуешь сердечные раны
И чистишь мой ум от парши.
 
Не требуя многого сразу,
Терпением веру растишь,
Единственность ставишь над массой,
И верить в Свободу велишь.
 
Прощаешь ошибки слепые,
Глаза открывая на них,
Слова не роняешь скупые
В пылу обещаний гнедых.
 
Сквозь муки идя к совершенству,
Ты рушишь устоев капкан,
Вину заменяя блаженством,
Пустыню – цветеньем полян.
 
Ты ложь и сомнения рушишь,
И с прошлым идёшь на дуэль,
Страданье улыбкою глушишь,
И в счастии чувствуешь цель.
 
Во мгле моего вдохновенья
Находишь страницу свою,
Свои постигаешь знаменья,
В кристальную глядя струю.
 
Ты следуешь новой стезёю,
Рассудок отдав ворожбе, – 
В блаженном соитьи со мною,
Меня растворяя в себе...
29.01.2005
 
Момент Истины
 
Под стенами Аутафорта
Ноги воинов месили грязь
Стяги рваные высились гордо,
Латы бряцали, не суетясь.
 
Пол Европы сошлось у Замка,
Побратавшись во гневе злом,
И застыли от фланга до фланга,
Приготовясь идти напролом,
 
Слуги Франции и Арагона,
Хмурой Англии и Пуатье,
Трон смыкая с подножием трона,
Сонм монархов объяв в петле,
 
Юг и Север, Восток и Запад
Смуглый взор, белокурый лик,
Смесь гербов, языков и грамот
Звон мечей, топоров и пик!
 
Что же их воедино слило,
И заставило мощь собрать? – 
Время Мести большой наступило,
Чтоб Поэта язык унять!
 
Слишком много он слов посеял,
Слишком много идей взошло,
Много распрей и войн затеял,
Слишком гордо подняв чело,
 
Слишком многих любил красавиц,
Зависть щедрой рукой плодя,
Рушил много щитов и палиц,
На турнирах вперёд летя!
 
Сквернословили простолюдины,
Церковь вила анафем вой,
Чванно знать распрямила спины,
Королей окружив собой.
 
« – Выходи, нарушитель дерзкий! – 
Раздавался повсюду стон, – 
Мы знакомы с твоей замеской,
И развеем кошмарный сон!»
 
«Ты нас долго мирил и ссорил,
Правду резал, за нос водил,
Громко пел, говорил и спорил,
И о нравах людских судил,»
 
«Заставлял нас рыдать, смеяться,
Извиняться и оскорблять,
Смело биться, презренно бояться,
Гневно рвать, озверело метать!»
 
«Мы по горло, до верху сыты
И тобой и твоим враньём,
Кровью жаркой глаза налиты,
Мы пришли, и ответа ждём!»
 
«Ты за всё нам, подлец, заплатишь!
Счёт давнишний сегодня открыт!
Вот теперь ты у нас поплачешь!
Наконец-то ты будешь бит!..»
 
Вдруг войска тишина объяла,
И открылись повсюду рты,
Цепь глумлений расти перестала,
Разомкнулись везде ряды:
 
Отворились ворота Замка,
Разглашая засовов лязг,
Грянул колокол, словно склянка,
Отбивая за разом раз, – 
 
Мерным цокотом всадник чёрный
Вышел вон из-за гулких стен,
У бедра – завихренье горна,
Меч бряцает у самых колен,
 
Плащ колышется ветром мерным,
Конский круп лаская едва,
Веет в спину запахом серным,
И под мышкою – Голова!..
 
В миг разверзлись лихие очи,
Столь знакомые всюду всем,
Что горя, лаская, пороча,
Распаляли пожар проблем,
 
Рта коснулась слегка усмешка,
Видя армий кипящий дым,
И не ведая, что значит спешка,
Голова промолвила им:
 
« – Наконец-то я вижу вместе
Тех, что зрил столько лет поврозь, – 
Всё таких-же лишённых чести,
Хладных душами, как мороз!»
 
«Тех, что плохо меня читали,
Плохо слушая, плохо зря,
Что насмешкой потомкам стали,
Зеркала за прыщи коря!»
 
«Тех, что мне приписали подлость,
Клокотавшую в их груди,
Тех, что в мудрости видели колкость,
И капкан на своём пути!»
 
«Тех, что женщин кольцом гнобили,
Полагая любовь купить,
И красу упырями пили,
Чтоб тщеславье своё усладить,»
 
«Лили кровь по пустяшным причинам,
Сопли лили, спасая себя,
Гробя жизнь бесполезным почином,
В стену лбом известковым лупя!»
 
«Поздравляю! Сегодня омылись
Вы позором новым и злым – 
Вы во Мне на Себя ополчились,
В свои очи пуская дым!»
 
«В том, что с Вами случалось раньше,
Обвиняйте глупость Свою, – 
Вы не стали Душою старше,
Безрассудством подстать зверью!»
 
«Вы Себя прокляли сегодня,
И анафема – с Вами навек,
Вы объяты Своею вонью,
Словно свора бродяг и калек!»
 
«Успокойтесь, я сам покину
С наслаждением Вашу юдоль,
И отправлюсь в высот пучину,
Чтобы вылечить старую боль.»
 
«И теперь перед всем и каждым
Я открыто реку, не темня, – 
Это Я избавленья жажду,
Ибо Вы достали Меня!»
 
И, объятый густым туманом,
Всадник канул во тьму Времён, – 
А войска разбрелись по станам,
Словно стаи чёрных ворон.
 
Будут вновь они каркать утром,
И клевать друг другу глаза,
Не внимая напевам мудрым,
Сверху гадя на образа...
29.01.2005
 
Будешь ли ты со мной
 
Будешь ли ты со мною,
Зная мои грехи,
Нежной укрыв полою
Грубый удар руки,
 
Видя мои ошибки,
Что оскорбляют свет,
Вяжут и тянут липко,
В тёмное жерло бед,
 
Чувствуя несовершенство
Что мне Создатель дал,
Недра песчаного места,
Что я собой занял,
 
Вакуум страха и неги,
Что обнимает меня,
И одинокие реки,
Что размывают, кляня,
 
Остров, забытый в море
Топких чужих судеб,
Дверь на ржавом запоре,
Чёрствый холодный хлеб,
 
Шорох седой унынья,
Битый очей хрусталь
Кровь, что в жилах не стынет,
И призывает в даль,
 
Звон натянутых нервов,
Тихий терпенья стон,
Мыслей парящий невод,
Чистых эмоций тон,
 
Странную нелюдимость,
И непонятный смех,
В душах людских судимость
За приговором всех,
 
Сможешь ли ты отвергнуть
Предубеждений рой,
Не обжигать, не меркнуть,
В небе восстав Звездой?..
31.01.2005
 
Ну-ну
 
Ты гордишься тем, что сделал?
Здорово! А дальше что?
Думаешь, Судьба поспела,
За игрой в лотто.
 
Загадав пергамент списком
Ёрзаешь, добычу ждя,
Ложкой бряцая по миске,
За стряпнёй следя.
 
Сок желудочный глотаешь,
Помня съеденный десерт,
Чай разбавленый хлебаешь, – 
А еды всё нет!
 
Принял позу Бонапарта?
Погоди ужо!
На столу пылится карта,
Что покрыта ржой.
 
Победил, прошёл и вышел?
То уж далеко!
Звон часов, поди не слышал,
В баклях париков.
 
Мило думать, что удача
У тебя в штанах,
Но зияет недостача
В драных кошельках!
 
Полагаешь быть сильнее,
Горе превозмочь?
Но дорога, чай, длиннее:
В лабиринте – ночь!
 
Ищешь нить свою наощупь
По крутой стене,
Слышишь смерти злую поступь
С потом на спине?
 
В миг последний бьёшь и режешь,
Видя свет в конце,
И бежишь ему навстречу
В сорванном венце!..
01.02.2005
 
Президент
 
Восставший вдруг и ниоткуда,
Он был отпущен в никуда,
Надув по полной сонмы люда,
Как ночью тёмной каляда.
 
По жизни серый, неприметный,
Мозги пыля, пылил штаны,
Лелеял взор и голос медный,
Что в деле были не видны.
 
В эпоху смут скакал по креслам,
Нигде подолгу не сидя,
Служил чужим, своим и местным,
Идей больших не бередя.
 
Понравясь шаткостью прохвосту,
Был им на крыльях вознесён,
Стал вдруг «Титан большого росту»,
Кошмар сведя в унылый сон.
 
Он воевал, давя крамолу,
В чьей сути выгоду ловил,
Доверил тело ледоколу,
И самолёт почти водил.
 
Глаза зажмурив, рты клепая,
Пытался всех «объединить»,
Порядки странные кропая,
Закон стремился откроить.
 
Былое с разумом смиряя,
Совокупив ежа с ужом,
Он делал, сам того не зная
Проблем отчаянный Содом.
 
Размыв ответственность повсюду,
В тихую власть себе прибрал,
И раку, как простому зуду,
Лекарство лёгкое давал.
 
Он был фантом работы нервной,
На самом деле – лишь турист,
Слепя «активностью» безмерной
Кардебалет лукавых лис.
 
Он «отдыхал» – страна рыдала,
Ему «мешая» отдыхать,
Он возвеличил лик Шакала,
Оставив Львов в глуши сдыхать.
 
Ломая позу с умным видом,
Он проиграл повсюду всё,
И мифом стал давно избитым,
Что вонью лёгкою несёт.
 
Смешав все принципы и планы,
Из карт построил небоскрёб, – 
И без движений были краны,
Боясь смахнуть досужий трёп.
 
Он «замораживал» порядки,
И «отмораживал» умы,
Гнобя величия остатки
Холодным пологом зимы.
 
Монарх из дома Хлестаковых, – 
В Себе нашедший идеал, – 
Игрушкой мнений бестолковых
На светских раутах блистал.
 
«Продукта» валы «удвояя»,
Свой век бесцельный «удвоял»
Девиз собой определяя:
Пришёл, нагадил и удрал...
01.02.2005
 
Наряд
 
Гений требует Нежность, – 
Кожа его легка,
Губит его небрежность – 
Грубых тканей река.
 
Холст обвивает руки,
Тряпкой тугой вися,
Душит молчаньем муки,
Зуд под собой неся.
 
Шерсть раздражает ворсом,
Режет нождачкой грудь,
Жаром палит над торсом,
Свежести душит путь.
 
Только воздухом шёлка
Гений готов дышать,
Чувствовать негой долго,
Чему не дано мешать.
 
Чистым внимать переливам
Пены цветов и форм,
Складок ветренным нивам,
Тихой усладой пор.
 
Волнам морского бриза
Кожу свою отдать,
И за столом из тиса
Вечность пером писать,
 
Будто периной Неба
Тело освящено,
Словно духовный слепок,
В выси парит оно.
 
В звонкой красе материй,
Зиждется новая песнь, – 
Тонкий искус мистерий,
Завязь неистовых тем.
 
Шёлк, – упругий и нежный, –
Гения верный щит, – 
Ветер надежды вешней
Тканью Творца излит.
01.02.2005
 
Пенсионер Истории 
 
Шарманщик на площади пилит
Забытые Богом хиты,
Лошадка с коляскою мылит,
Катая туристам версты.
 
Звенят колокольчиков лады
В часах старомодных смешок,
Фонтанов кружат эскапады
Трамвая летит утюжок.
 
Полиция томно зевает,
Преступников видя во сне,
И шарик забытый летает
В небесной крутой вышине.
 
За пивом пузатые герры
Степенно жуют швайнефляйш,
Вокруг зеленеют шпалеры,
Прохладных аллей патронташ.
 
В театр идут на спектакль
Под ручку с женою мужья,
На пристани – ворохи стапель,
Колышутся, пирсы жуя.
 
За ними нудятся, тоскуя
Суда для прогулок больших,
Соблазнов забвенье рисуя,
Проспектов красуется шик.
 
Музеи спокойствием реют,
Храня интересы внутри,
Кафе свежим запахом веют,
И просят сидеть до зари.
 
Скрипят светляки фотовспышек,
И светят повсюду глаза,
Товаров пылится излишек
Клиентам спустив тормоза.
 
Повсюду – дремотный порядок,
В объятьях со скукой святой:
Страна разрешилась от схваток – 
На Пенсии нужен покой!..
02.02.2005
 
Мода и Вечность
 
Модный писатель кропает,
Вечный писатель – творит, – 
Лазером чувств проникает,
Мысли рентгеном горит.
 
Модный писатель богемен,
Глупостью масс окружён,
Он показательно «гневен»
И эпатажно «смешон».
 
Вечный писатель заброшен,
И невниманьем гоним,
Пылью нужды запорошен,
Гнилость трясины – под ним.
 
Модный художник малюет,
Вечный художник – творит, – 
Взоры невежд не балует,
Дух за материей зрит.
 
Модный художник заказов
Высит безудержный рой,
Лепит в пустоты паласов
Бизнеса алчный прибой.
 
Вечный художник в подвале
Гробит себя за мираж, – 
Режет по плоти в запале
Гения тягостный стаж.
 
Модный орёт композитор,
Вечный творит музыкант, – 
Звуки сквозь тонкое сито
Сеет великий талант.
 
Мода за пылом истерик
Пьёт композитора сок, – 
Манит кисельностью берег
Через молочный порог.
 
Вечность несёт музыканта
В потустороннюю даль,
Призрачной «славе» не рада,
Точит страдания сталь.
 
Вечность – как мощное древо,
Мода – шальная листва, – 
Грунт удобряет для сева,
Вянет, оживши едва...
03.02.2005
 
Век Информации
 
Век Информации оспорил
У Веры трудные бразды,
И бег Истории ускорил,
Вскрывая грязные пласты
 
Дорог неезженных, забытых,
Поросших сказочной травой,
И в чащах, теменью закрытых,
Оставил след глубокий свой.
 
Всё то, что Слово умолчало,
Теперь рассказано везде,
Картинка фильмом голым стала, – 
Главою татя на шесте.
 
Сомненье выросло в систему,
Смеясь над старым и былым, – 
Корявый слух сменил поэму,
Затмил сказителя налим.
 
«Авторитетно» сообщая,
«Из рук последних» переняв,
Пугает, мутит и стращает
Слуг Информации Конклав.
 
«Свободы» мифом увлекаясь,
И под него себя кроя,
Бежит по нервам этот заяц,
Капусту исподволь жуя.
 
Повсюду Мессы и Намазы, – 
«Ток-шоу» площадная брань, – 
Мусолят чётки раз за разом,
Переливая вечер в рань.
 
Идей слепая мешанина
«Правдоподобием» живёт,
А Правда выцвела в рутину
Под тенью «шлаков» и «пород».
 
Священнодейство пышет паром,
На алтарях дымы клубят,
Жрецы мозги морочат даром
Отарам старцев и ребят,
 
Аллюр во тьме теперь не страшен, – 
Уж поднят кнут над крупом масс, – 
И с минаретов телебашен
Хор муэдзинов высит глас...
04.02.2005
 
Познай Себя
 
Пока твоё сердце бьётся,
И дышет шальная грудь,
Надежда нектаром льётся,
Стеля под ногами путь,
 
Стремись доказать собою,
Что Мир сотворён не зря
Сокрытой святой рукою,
Ведущей штурвал корабля!
 
Гоня своевольность мысли,
Взрывая громады дел,
Достигни безумной выси,
Нащупай живой предел,
 
Себя не смущая словом,
Плетущем сомнений сеть,
Цинизмом литым, «здоровым»,
Что «знает, как надо сметь»!
 
Крепя кирпичи раствором,
Копая фундамент вглубь,
Соблазнам не сдайся скорым,
Считая презренный «рупь»,
 
Сплетенье дверей и ставен
Оформи в небесный рай, – 
Сведи совершенство в камень, – 
Шедевр навек создай!
 
Своё развивая дело,
Не ведай сухих границ,
Чтоб кровью душа кипела,
И мысль не пала ниц,
 
Дерзая порывом львиным,
В безвестной слепой глуши,
Всегда восходи к вершинам, – 
Шедевр судьбы пиши!
 
В профессии суть искусства
Найди под покровом форм,
Чтоб не было время пусто,
Не вышло тоске на корм,
 
Но видь совершенства силу
В стремленьи нащупать край, – 
Открыв золотую жилу,
Шедевр труда познай!
 
Доверье растя из хлада,
Растай и согрей собой, – 
Настрой музыкльность лада
Изысканных чувств игрой,
 
Влечением тлен снедая,
Дай волю святым устам, – 
Шедевр Любви созидая,
Ты станешь Шедевром сам!..
08.02.2005
 
Пиршество
 
Я пью молоко твоей кожи
Вдыхая парной аромат
На вечном сияющем ложе,
Средь чистых просторов палат.
 
Твой вкус опьяняет и манит,
Как жизни журчащий родник,
И нежностью сладостной длани
Рисует непознанный лик.
 
Шампанским волос упиваясь,
Я снова душою искрюсь,
Стремленьем в нектарную завязь
Её тишиной восхищусь.
 
Наощупь плывя в твоих волнах,
Найду свой отчаянный брег,
Сокрою наречие «больно»
Цветением радужных век.
 
Из уст твоих яростно-красных
Я выпью бокал вина,
И темень годов напрасных
Улыбкой пробьёт луна.
 
И ночь зацветёт волшебно
Магический сок точа,
Дыханье прольёт блаженно,
Истомой хмельной леча.
 
Напитком Любви кипящим
Наполню сосуды тел,
И жаждой души палящей
Пьянящий вкушу удел.
 
Смешаю страстей горенье
В единый бурлящий пунш,
Что в неге творит обрученье
Соитьем поющих душ.
 
Сорви  суету Покрова,
Рецептов вкуси завет, – 
И в нежности вышней снова
Почувствуешь мой букет!..
09.02.2005
 
Званья
 
Под «званьями» прячется ныне
Собранье Нагих Королей, – 
На вздутых помпезностью минах
Следы неутёртых соплей.
 
Себя консервируя в банках
Чужих и ушедших умов,
Ночуют они в полустанках
Своих не узрев поездов.
 
Палатки судьбишек смеряя
На мраморных лестниц каскад,
В лохмотьях души щеголяют,
Фальшиво играя парад.
 
Не нужны величию рамы,
Краса проживёт без румян,
Богатство не числится в хламе,
Шедевру не снится изъян.
 
Играя прелюдии, фуги,
Ругаясь за право на жизнь,
Бах не был с собою в разлуке,
Не кланялся своре разинь,
 
«Заслуженным» не был прохвостом,
Но славу меж тем заслужил,
И в сонме кричащем и пёстром
Бессмертьем нетленным ожил.
 
Высоцкий на грани паденья
Вершины строфы покорял,
И смерти тиранящей тенью
Пространство душе проторял.
 
Но не был артистом «народным»,
Поскольку, любимый людьми,
Был слишком скандально «свободным»,
Кандальной не зная тюрьмы...
 
Хоть солнце искрится в стакане,
Но солнцем играет брильянт, – 
Бездарность потеет для званий,
Творит для искусства Талант!..
10.02.2005
 
Обувь Жизни
 
Обувь Жизни ноги трёт,
Часто с самого рожденья,
И, покуда не помрёт,
Человек являет рвенье
 
Эту обувь «разносить»,
Путы стоп освобождая,
Чтобы в небо воспарить,
Кущи райские стяжая.
 
Но на грешной на Земле
Не видать прощенья сразу
Вечно ноющей золе,
Духом вынужденной к плясу,
 
Порывающейся быть
Ветром вольным, полногрудым,
И стремящейся забыть
Что на сердце давит пудом.
 
Но обтягивает нас,
Как шагреневая кожа,
Жизни алчущая пасть,
Смерти стынущее ложе,
 
Словно заговор частей
Нашей обуви эмоций,
Ощущений и идей,
Намерений и вопросов,
 
Обязательств перед всем
И долгов перед собою, – 
Смесь водянок и экзем,
Что возносятся горою.
 
Наша обувь вечно жмёт,
Ибо каждое мгновенье
Неожиданностью бьёт,
Верность зиждя на Измене.
 
Но с терпением великим
Мы влачим свои года,
Искушаемые Мигом
Скинуть обувь навсегда...
11.02.2005
 
Поддубный
 
По мрачной унылости Ейска
Стон ветра листвою несёт,
Порывы швыряются резко,
И пыль завихрением бьёт.
 
Покатые стены и окна
Потупились в завязи луж,
И крыши понурые мокнут
Скрывая гербарии душ.
 
По улице, рваный и сирый,
Влачится несчастный старик,
На локтях замасленных – дыры,
Щетиной подёрнутый лик.
 
Дворняги ворчат за спиною,
В глаза ухмыляется люд,
Лишь палка костлявой рукою
Нашла у ладони приют.
 
Не надо потеть и стараться, – 
Ведь зрелище силой зовёт:
Поддубный идёт побираться,
Герой унижаться идёт!
 
«Он – гордость и слава навеки!» – 
Вещает учебников пыль, – 
«Оставил автографов реки,
Поклонников пышущих тыл,»
 
«Ему рукоплещет Европа,
Америка воет хвалу,
Вьет пресса услужливый ропот,
Из слухов вздымая скалу,»
 
«Родная страна благодарна
За пролитый жизненный пот!..», – 
Но хищное счастье коварно, – 
И жертва на паперть идёт.
 
«Он был Богатырь и Легенда
Борец и лихой акробат,
И часто под куполом тента,
Когда громыхал марш-парад,»
 
«Творил чудеса своей мощи,
Вздымая машины, людей,
Как будто бы не было проще
На свете великом затей.»
 
«Мир глох от медального гула,
Сбивая Оваций счета!..», –  
Но силу Забвенье согнуло,
И жизнь погребла Нищета.
 
Питаясь водою и хлебом,
В каморке гниёт исполин,
Чьё прошлое шаржем нелепым
Глядит сквозь решётку морщин.
 
Он жаждет спасения Смерти,
Считает минуты и дни,
Растратив могущество тверди,
В глуши, тишине и тени.
 
Но вдоль закопчённой дороги
Стервятники молча следят,
Когда вожделенные дроги
В последний пойдут марш-парад,
 
И Личности труп измождённый
Сдадут им навеки в прокорм, – 
И книг накропаются тонны,
Стервячим точёным пером.
 
Так счёт за посмертную славу
Оплатит не первый герой,
Что агнцем идёт на расправу,
Алтарь окропляя Собой...
14.02.2005
 
Слава Каммергрубера
 
« – Равняйсь, жалкий олух и лодырь,
И Смирно, к собачим чертям!
Безделья почувствовал одурь,
Храня под замком всякий хлам?»
 
«А ну, поглядим и оценим,
Как ты свою службу несёшь,
Чем занят, зевая от лени,
Гоняя вертлявую вошь!» – 
 
В унылых глухих коридорах,
Весёлый гремел баритон,
Словами, от звука которых
Гудит, словно ржавый бидон,
 
Пустой продуваемый череп
Солдатской простой головы,
Что службу извилиной мелет,
Сквозь пулям открытые лбы.
 
Кутила, лихач, дамский зубр,
Рубя на капусту словцо, – 
Орал лейтенант Каммергрубер,
Смеясь рядовому в лицо.
 
Мундир рядового был мятый,
Мешком неказистым вися,
Потухшей желтея заплатой,
Шёл пояс, холстину неся.
 
Скрывала нелепая кепка
Мерцание слабых очков,
Лица неуклюжую лепку,
И тёмную щётку усов.
 
« – Так-так, неужели на складе
Всего и повсюду полно?
Чего, с позволения, ради
Лежат и зерно, и вино,»
 
«Не зная вмешательства тихих
И быстрых неведомых рук,
Разгулов бессовестно диких,
Бесстыжих и наглых хапуг?»
 
«Докладывай, лодырь, задорней,
Где взял эту всю красоту?!»
Тот выпалил быстро, по форме:
« – Осмелюсь сказать – не краду!»
 
« – К чертям! Провалиться на месте!
Не верю глазам и ушам!
Откуда ты знаешь о Чести?!»
« – Служу ей с рождения сам!»
 
« – Кем был до призыва на службу?»
« – Учёным-лингвистом, майн Герр!
« – И чем ты морочил макушку?
Срази-ка стальной глазомер!»
 
« – Я был семитологом штатным,
Пока под ружьё не ушёл,
Прослыв археологом знатным,
Ассириологию вёл!»
 
« – Кем был ты? Семито...А дальше?
Чтоб всё провалилось к чертям!
Учёный за писаря пашет,
С почтением кланясь порткам!»
 
«Коль было бы в армии нашей
Таких семитологов семь,
То Австрия стала бы краше,
Не зная на фронте проблем!»
 
«А что у тебя за бумажки?»
« – Майн Герр, это факсимиле,
Что требуют ныне разгадки,
Сокрытые в древней земле!»
 
«Прочтя их, смогу я из праха
Империи стан возродить,
Что пал на ужасную плаху,
Историей чёрствой забыт.»
 
«Язык это древний и тайный,
За ним – сотни тысяч людей,
Что могут восстать из окрайны,
Вещая горнило страстей,»
 
«Плоть жизни, безумие пыла,
И сердцебиенье надежд,
Даря нам большое светило
Из Богом заброшенных мест.»
 
« – Копайся, но только в тихую,
Сквозь этот навозный затор!
Я шеей за это рискую:
Не любит семитов майор!»
 
«Коль он тебя вдруг да поймает,
То не оберёшься дерьма!
Что сделает? Чёрт его знает!
Пока же трудись задарма!..»
 
Война пожирала народы,
Шёл страшный пятнадцатый год,
Безумия талые воды
Лавинам готовили сход.
 
Летел в ослеплённую пропасть
Двуглавый имперский орёл,
Вращалась Истории лопасть,
На щепы кроша частокол.
 
Но где-то на книжных прилавках
Красуясь обложкой, стоял
Тот труд, что на прогнутых лавках
В казармах Учёный писал.
 
В нём мёртвые к жизни вставали,
И прах сквозь забвение цвёл, – 
И вдруг воссиял на портале
Забытый двуглавый орёл
 
Народа, ушедшего в Лету,
Сражённого страшной войной,
Судьбой погребённого где-то
За древнею горной стеной,
 
Народа, что правил другими,
В лоскутья сбирая Восток,
С царями его и святыми,
Слезами, что мыли порог!..
 
На атласе белой бумаги,
На титульном первом листе,
Цвели Посвящения знаки,
Что ясны в своей красоте.
 
Слова по-армейски и скупо
Вели лаконичный парад:
«Будь славен в веках, Каммергрубер!
Спасибо, майн Герр Лейтенант!»
18.02.2005
 
Столица
 
По имени – глушь и болото, – 
Был Город замешан в грязи,
Став сладкой трясиной народов,
Сбивая их шаг со стези.
 
Связав на себя пуповиной
Речную свободную плоть,
Стал соки земные незримо
Сосать, единить и полоть. 
 
Он подданных крал и богатства,
Врагов приглашая помочь,
Разрушил законы и братство,
Сквозь рабства чернящую ночь.
 
Служа иноземным тиранам,
Привычки их в гены впитал,
И хладным жестоким тараном
Для Хамства великого стал.
 
С тех пор Воровство и Нахальство
Религией стали в стенах,
Что чтили хмельное лукавство,
Господство лелея во снах.
 
И Дух, словно рак, расползался,
За краем заглатывал край,
В людей постепенно впитался,
В них пестуя вонь или лай.
 
Врагов подчиняя ослабших,
Сей Град превратился в Орду,
Что давит отставших и павших,
«Иных» предавая Суду.
 
Отныне сбирает он «выход»,
Баскаков повсюду пустив,
Везде домогается выгод, – 
Безжалостен, алчен, спесив.
 
Свободе и Гению чуждый,
Он варится, замкнут в Кольце: 
Ему Идеалы без нужды, – 
Блуднице в кровавом венце...
18.02.2005
 
Крими
 
Поэзия – как Преступленье, – 
Не знает запретов гарниц,
Вперёд погоняет влеченье,
И скачет по гравию лиц.
 
Вскрывает закрытые двери,
Засовы рубя топором,
Лишь в Силу творящую веря,
Что рушит гусиным пером.
 
Последствия все сознавая,
В безвестность пускается вновь,
Со Смертью жестоко играя,
Нежданный черпая улов.
 
В ней – буйные вихри Свободы,
Что грудь забивают песком,
И давят сильнее колоды
С годами стальным сапогом.
 
Заманчивых девственных дебрей
Безвыходный злой лабиринт,
Где всюду – голодные звери,
Которыми будешь убит.
 
Тиши одиночества страхи,
Зовущие сердце кричать,
Падения, взлёты и крахи,
Что силы зовут источать.
 
Попытка себя возвеличить,
И жертвой бесчестия пасть,
С небесным Престолом граничить,
Горнилу отдав свою часть.
 
Дерзание Воли обманом
Зовёт нас порою на Зло,
И каждый травит свою рану,
Кромсая шипами чело.
 
Талант, словно призрачный спутник,
Убийцы скрывает стилет:
Поэт есть немного Преступник,
Преступник – немного Поэт...
19.02.2005
 
Бомонд
 
Когда-то – голодные волки,
Они бороздили леса
Рождали легенды и толки,
Пленяя сердца и глаза.
 
Как львы, оглашали пустыни
Грохочущим рыком царей,
И рвали ничтожествам спины,
Пронзая пространства степей.
 
Подобно кочующим барсам,
Ценили снегов Чистоту,
Игрались в покрове атласном
Любуясь собою во льду...
 
Затем предпочли эти Выси
Зелёным и тучным лугам, – 
И скоро гепарды и рыси
Примкнули к жующим стадам.
 
Сменили поджарость на тучность,
И шкуры на гладкую шерсть,
Познали удобную «кучность»,
Что блеет, бодает и ест.
 
Набитые зеленью сладкой,
Отвыкли на волю ходить,
Продали себя без остатка,
Позволили стричь и доить.
 
Но вскоре решили, что лучше,
Взирая с далёких небес,
Кидаться на всякую тушу,
С которой пресыщенный слез.
 
Что проще держаться подальше,
Утробу храня от когтей,
Смотреть, как терзают и тащат
Других невезучих зверей.
 
Раскрыв загребущие крылья,
Лысея и клювы растя,
Над Жизнью Они воспарили,
Пиры среди трупов ведя.
 
Давно Благородство не славят
Свободных Героев-Бродяг:
Теперь Травоядными правит
Двуглавый Мутант-Капрофаг!..
20.02.2005
 
Немецкий Вор
 
Рождённый в морозном удушье
Средь кладбищ седой Воркуты,
Смотрелся лишь в грязные лужи,
Средь шлаков, отбросов, руды.
 
Он жаждал отчаянно бегства,
Отдушины узкой желал,
Не зная здорового детства,
В грядущем спасения ждал.
 
Скитание взяв самоцелью,
Но прочих Целей не найдя,
Затянут был сладкою мелью,
Свой путь за границу ведя.
 
Он был невоспитан, не учен,
Характер зато уберёг:
Удел его был злополучен,
Но сердцем он не был жесток.
 
Осевший на сытой чужбине,
Отвергнут родною землёй,
С тех пор он в безвременьи стынет,
Обиды храня под полой,
 
Врачуя душевные раны
Елеем из шуток и хохм,
Считая часы неустанно
За полным но чуждым столом.
 
Мотает от срока до срока,
На дело идя из тюрьмы,
Снедаем собой одиноко
Среди беспробудности Тьмы.
 
Ненужный, незваный, немилый,
Застыл средь Небес и Земли,
Спасаясь от Жизни постылой,
Но сидя на Вечной Мели.
 
И в час, когда всё замирает,
Брынча на гитаре куплет,
Он мыслью себя истязает:
«Не знаю, везёт мне, иль нет?..»
 
По сердцу хлестаемый розгой,
Судьбе беспощадной укор, – 
Затерянный Витя Соловский,
Немецкий Отчаянный Вор...
21.02.2005
 
Танец
 
Ты свободна и прекрасна – 
Что ещё желать?!
Я тебя желаю страстно
И хочу обнять!
 
Я скандальный и нелепый – 
Знаю, что хочу!
Сердце пляшет ритмы степа – 
Я к тебе лечу!
 
Вальсом ласки окружая,
Я веду тебя,
В образ Сказки погружая,
И тоску топя.
 
Разжигаю гул фламенко,
Оглушая стон,
Опасений рушу стену
И беру в полон.
 
В жаркой трепетности танго,
Я в тебе парю,
Обнажив твою осанку
Сквозь тебя горю.
 
Услаждаю твои груди
И высоты плеч,
Мне плевать, что знают люди,
И разносит речь.
 
Я служу тебе сегодня
Видя Счастья сон,
Словно раб, тебе, Свободной,
Ставлю сладкий трон.
 
Правь служеньем твоей Музе,
И корми мою,
А потом с тобой в джакузи
Я сонет спою!
 
Я с тобой – живой, счастливый, – 
Что желать?!
Я – безумен, ты – красива,
Мы – подстать!..
22.02.2005
 
Подмена
 
Поэтов заменили на Шутов!
Эпоха копошащих и снующих
Работает по мозгу долотом,
Плескается сукровицей по-гуще.
 
Боясь лететь в духовной высоте,
Воображая блики «террористов»,
Стремятся трусы к взлётной полосе,
И от неё – на зов дворняг речистых.
 
Уж лучше на земле, смакуя грязь
В своём, знакомом свинстве раствориться,
Гордясь паденьем, ещё ниже пасть,
И слепотой гордясь, повеселиться!
 
«Ты выпил мало – выпей-ка ещё!
Нам не смешно уж видеть, как ты гибнешь!
Пусть кровь твоя по черепу течёт,
Мы похохочем, глядя этот хипеж.»
 
«Ты был обманут? Жаль, что не убит!
Ты был глупцом? Что-что? Всего-лишь честным?
Народ скучает. Он банальным сыт,
Веселье падших не должно быть пресным!»
 
«Поддай-ка жару! Выдай нам позор!
Мы здесь сидим, чтоб в низости погрязнуть,
Мы, Трусы Духа, совести укор
Стремимся спрятать, во хмеле увязнув.»
 
«За эти годы разной наркотой
Мы страх перед Полётом заглушали, – 
И водкой заливали быт пустой,
И ядом вялокровье разбавляли.»
 
«Теперь нам подавай циничный смех!
Он дурит по-сильнее героина!
Даёшь, культуру «экстази» для всех!», – 
Мычит омассовлённая скотина.
 
Поэзии возвышенный огонь
Задушен опошляющею Прозой,
И «Юморизма» пышащяя вонь
Кривляет души кукольною позой.
 
Ничтожества, одетые в шелка,
Питаются ничтожеством духовным
Людей, чьи жизни лишены Стиха,
Но графоманства дерзостного полны.
 
Взамен Зеркал Эпохи сеют в нас
Кривых Зеркал причуды и изъяны, – 
Вот так Поэта победил Паяц,
Вот так Людей сменяют Обезьяны!
23.02.2005
 
Братство
 
Иронией Неба едины,
Собаки и Волки – родня, – 
Нуждою за кровью гонимы,
Средь Жизни жестокого дня.
 
Одни уважают Свободу,
В скитаньях Охоту ведя,
И в Гордости сеют Породу,
На месте одном не сидя.
 
Другие ошейником Службы
Прибиты навек к Конуре,
И точат от зависти зубы,
Войну объявляя Норе.
 
Волк сам насыщается жертвой,
Что гонит, и вклочья дерёт,
Влечётся погонею дерзкой,
И сам своё Право берёт.
 
Собаки готовы продаться
За жирного мяса кусок,
С собою навеки растаться,
Чужой преступая порог.
 
Волчата играют на воле,
И Мир познают налегке,
Не возятся мордою в соре,
Язык прилагая к Руке.
 
Щенят приучают подачкой
Вертеть поминутно хвостом,
Юлить, припадать на карачки,
Зверея, нестись за Врагом.
 
Вослед одинокому вою
Рвёт лая безудержность тьмы, – 
Питают волчицы героев,
Но суки щенятся детьми.
 
И часто, обложенный стаей,
Стоит до последнего Волк,
Кровь братскую в снег проливая, – 
Расплаты и Мести поток...
23.02.2005
 
Легкомыслие
 
Я был любим, но не берёг любовь,
И часто был «собой» преступно занят,
Боялся злата сладостных оков,
Что часто волю врачеваньем ранят.
 
Искал спасенья, уходя во тьму
От света и тиши безумной ласки,
Себе наивно верил одному,
Смотрел вокруг себя не без опаски.
 
Как часто хилый находя предлог,
Я за его соломину цеплялся,
Потом коря себя, что я «не смог»,
Что малодушно чувства «испугался».
 
И, возвращаясь, к длани припадал,
Просил простить мальчишескую трусость,
И признавал, что сам себя не знал,
Давя слезу, топил эмоций скупость.
 
Порой, сплетая души и тела,
Я превращался в Мы и забывался,
Но жизни мерзость кровь мою пила,
И я незримо ею истязался.
 
Не мог былую свежесть ощутить,
Не мог себя будить для Возрожденья,
Разверзнуть очи, сердце ослепить,
И раздавить предательства броженье.
 
Не зная, оскорбленье наносил,
Глядел по сторонам, и спотыкался,
Бесчувствием заточенным разил,
С Доверием бездумно расставался.
 
И, продлевая собственный кошмар,
Я жил в своём распущенном обмане,
За аромат держал хмельной угар,
И отдавал Надежду на закланье.
 
И, пожиная горькие плоды,
В раскаяньи безудержном сгорая,
Я снова шёл на старые следы,
С Любовью вместе Жизнь свою теряя...
24.02.2004
 
Долгий Бег
 
Я опять начинаю с Нуля,
Искушаемый замкнутым кругом,
Стадион под ногами стеля,
Заворожен снедающим звуком
 
Толп, орущих шальное «ату!»,
Погоняющих нервами глотки,
Я глотаю их крик на лету,
И пьянею, как будто от водки.
 
Всё понятно – пора себя сдать
Поруганью чужого безличья,
Понемногу себя раскидать,
Растворяясь в слепом пограничье,
 
На чернила пустить свою кровь,
Подписав договор об услугах,
Небеса заменяя на Кров,
Оставляя Мечту на поруках.
 
Но Надежда меня бережёт
От решений, природе противных,
И незримо начертанный свод
Стережёт от барханов пустынных.
 
Мой оазис давно вдалеке
От забегов на длинные круги,
Не доверится алчной руке
И не сдастся ногам на поруги.
 
Пусть – теряю и вновь нахожу,
Пусть, иду от страданья к страданью, 
И узлы моей Жизни вяжу,
Спицей боли по мерке желанья, – 
 
Осознанье, что тягостный рёв
Стадиона меня не тревожит,
И кипенье далёких голов
Мой родник взбаламутить не может,
 
Наполняет покоем меня,
Свет Небес расстилая рекою,
Открывая сиянием Дня
Новый Путь над моей головою!..
25.02.2005
 
Паломничество
 
Восход леденящего Солнца
Пронзает мерцанье Снегов,
Бледнеют над Звёздами кольца,
Из мрака потухших веков.
 
Слепящее море свеченья
Неистово топит миры,
Симфонию вьют Отраженья,
Средь белой миражной игры.
 
Взрывают торжественным воем
Застывшую мантию сна
Отроги хрустального кроя, – 
И рушится в бездну стена.
 
В сей миг, через кручи пространства
Гоня облака в горизонт
Сень Радуги стелет убранство,
Сквозь млечной мозаики свод.
 
Там Музыка Жизни грохочет
Под Гибели злой вокализ,
Любовь из смолистости ночи
Свой хор вызволяет от риз.
 
И Вечность Врата отверзает,
Под рокот и пламень Громов, – 
И в страхе Земля замирает
От поступи древних богов.
 
Паря в одеяниях белых,
Неспешно гордыню неся, – 
Они, как ожившие стеллы,
Ступают, живое кося.
 
Их посохи время пронзают
И колют на части умы,
Их длани Налог собирают
Свободными духом Людьми.
 
Их очи колдуют и манят,
Огнём заклинаний паля,
Уста приговорами ранят,
Прощенью убраться веля.
 
Хрустя по костям и по судьбам,
Властители шествуют в Рай,
Их силам, упрямым и грубым,
Любой покоряется край,
 
Где Радуга ярким и грозным
Сквозь Небо струится ковром,
Скользя по горам и по соснам
К преддверию Вышних Хором.
 
В Лучах исчезая до Срока,
Их Мощь повергается там
Безжалостно, властно, жестоко
К великим Господним Стопам...
26.02.2005
 
Палеонтология Души
 
Кругом – музеев Залы,
Застыли средь пыли, – 
Моллюски и кораллы
Из сказочной дали,
 
Скелеты и предметы,
И чучела зверей,
Советы и приметы,
Гудение дверей...
 
Хранятся в них остатки
Того, что видим мы,
Годичные осадки
Страстей и кутерьмы,
 
Надежд и ожиданий,
Забвений и идей,
Писаний и читаний,
Познания Людей...
 
В них Памятью ведутся
Экскурсии порой,
Эмоции толкутся,
Как дети за игрой,
 
По залам Впечатлений
Бежит турист хмельной,
И мается от лени
Тень Скуки за стеной...
 
Мы все растим Породы
Периодов и Эр,
В нас камни строят своды,
Храня ошмётки Вер,
 
Деяний отпечатки
Учений костяки,
Амбиции початки
Средь кучи шелухи...
 
И часто, удивляясь,
Взираем мы назад,
Из Прошлого стараясь
Кроить разумный ряд,
 
Читая Эволюций
Таинственный рассказ,
Сгорая от Иллюзий,
Стремясь нащупать лаз...
 
Но Чудища былые
В нас боле не живут,
И когти, прежде злые,
Нас внутренне не рвут.
 
В Хранилища навеки
Мы жаждем их закрыть, – 
Считаем – мы Омеги...
Но Альфу – не забыть!..
28.02.2005
 
Образ Великой Державы
 
Народ упрямый и упорный,
Что любит Труд и знает Честь,
Закону в Равенстве покорный,
Что может Сам писать и несть,
 
Культуру ставящий над Брюхом,
Искусства ценящий Огонь,
Служащий скромно Его Слугам,
Наследственно и испокон,
 
Живущий тихо и без вычур,
Блюдущий святость Очага,
Красоты Стен, Высоты Крыши,
Засов, пугающий Врага,
 
В Работе стойкий, методичный,
Идущий ввысь неторопясь, – 
Спокойно, умно, иронично,
С туфлей обмахивая Грязь,
 
Систему строящий со Знаньем,
Науку золотом даря,
Преобразующий Стараньем
Пространства, Земли и Моря,
 
Ведущий Поиск бесконечный,
Глаза при этом не закрыв,
Гонящий Дрёму и Беспечность,
И поощряющий Порыв,
 
Постигший Бедность и Убогость,
И вечно помнящий о ней,
Смиривший Силою Жестокость,
Чтоб милосердствовать верней,
 
Дающий много, но «по-делу»
Растящий Всё из Ничего,
Стихии гнев встречая смело,
Черпая Мудрость из него,
 
Позор Ошибок признающий,
Платящий во-время Счета, – 
По-Человечески живущий,
Не опускаясь до Шута, – 
 
Лишь тот Народ всегда достоин
Величья Лавры обрести,
И вечной Славою напоен,
Сумеет буйно расцвести!..
 
А кто Величье видит в Прахе,
Границы меря лишь Землёй,
Прольёт Себя на этой Плахе,
И превратится в Перегной...
28.02.2005
 
Водитель
 
Крутящий Баранку по кругу,
Летит он из мрака во прах,
Держа огрубевшую руку
На чёрных стальных тормозах,
 
Себя подчинивший Машине,
И дань приносящий собой,
В рокочущей гарью лавине,
Текущей дорогой крутой.
 
Он держит Отвественность шеей,
Кого-то и что-то везя,
Жмёт нервы, сквозь кожу потея,
И молится на Образа,
 
Бездарностью радио-мути
Себе не давая уснуть,
Средь копоти, шумов и жути,
Что может на дно затянуть.
 
Он терпит постылость и хамство,
Душою нажав на педаль,
Забвенье смыкая на пьянство,
Друзей – на циничную шваль.
 
Но вновь восставая из пепла,
Берётся за каторжный труд,
Несётся из холода в пекло,
Под тяжестью жизненных ссуд.
 
Он платит Хапугам «Закона»
За право в пути выживать,
Дорогам и бакам бездонным,
Которые нужно питать,
 
Резине, металлам и маслам,
Заплатам плохих запчастей,
Жлобам, дуракам и мерзавцам,
Что прут, подставляя людей,
 
Не знающим Бога и Правил,
Бессмысленно сеящим Смерть,
Безумцам, чей разум оставил
Навеки сию Круговерть.
 
Герой, что не слышет «Спасибо», – 
Он белкой бежит в колесе,
Несётся уловленной рыбой
На Времени прочной лесе,
 
Незримо горит без остатка,
На пламя Надежды летя,
Вступает в смертельную схватку,
Баранку по Кругу крутя...
01.03.2005
 
Удел Красы
 
Залита кислотою Красота,
Безжалостно, бездушно, хладнокровно, – 
В который раз зверение Скота
Тиранит наши Души поголовно!
 
Цвет Совершенства в образе людском – 
Красавицу, что Честь оберегала, – 
Ждал беспощадной Низости погром,
Чью Ревность жажда Мести обуяла.
 
Как просто – во мгновение стереть
Всё то, что Божьей дланью созидалось, – 
Восторгом торжествующим взреветь,
Губя людское, что внутри осталось!
 
«Увенчана Глава – долой её!
Воспеты Формы – ломом их навеки!
Отказ в Любви – но мы возьмём Своё,
А если нет – то не бывать Калеке!»
 
И Королева сказочной Красы
Прикована бесчинством к преисподней,
Отсчитывая тяжкие часы
В палатах, процедурных и на сходне...
 
Иные Королевы – кто куда:
Одна себя сдаёт чужим утехам,
Другую схоронили навсегда,
Надгробье озарив жемчужным смехом,
 
Спасает себя Третья на бегу,
Скрываясь за моря и океаны,
Стремясь вкусить на призрачном веку
Признание возвышенного Сана.
 
А есть и та, что убегает прочь,
Корону променяв на приземлённость,
Поняв, что ей «не сдюжить» и «не смочь»,
Ведь проще – усладить чужую склонность...
 
Но всюду льёт всё та же Кислота,
Что Совершенство Бытом разъедает,
Собою жжёт прекрасные лета,
И за собой Уродство оставляет;
 
Она терзает Веру и Любовь,
Как царские тела в глуши уральской,
Измученной Страны больную кровь,
Прельщённой страшной гофмановской сказкой.
 
Как много тех, кто, ненависть сокрыв,
Лелеют яд годами под полою,
И вдруг Нутро для Мести обнажив,
В Красу плюют душевной кислотою!..
01.03.2005
 
Вечное Заклятье
 
В далёких скалистых дебрях,
Где в выси парят орлы,
Леса полыхают в ветрах,
Питаясь ковром золы,
 
Молился святой Отшельник,
Пещерой храня покой,
В словах золотых и цельных
Свиданья ища с собой.
 
Но в полночь к нему ворвался
Голодный и дерзкий Дух,
Что адским огнём снедался
Ища одержимых Слуг.
 
Он сеял повсюду свары,
Питаясь людским грехом,
Жжёг в душах страстей пожары,
Свирепой Игрой влеком.
 
« – Ты слаб! Ты такой же! Сдайся!» – 
Взревел он, Святого зря,
« – Ты слеп, потому – смиряйся!» – 
Тот вымолвил, Крест беря.
 
В неистовом вое Мрака
Сражались они всю ночь,
Средь молний хлестала влага,
Проклятья смывая прочь,
 
Ревел Ураган бездонный,
Пока не пропел петух, – 
И рухнул в песок, покорённый,
Сражённой Гордыни Дух.
 
« – Отныне я твой навеки,» – 
Промолвил Святому он, – 
«Склоняю шальные веки,
Себя отдаю в полон!»
 
«Но помни, что Мир устроен
Напару Добром и Злом,
И светом Зари напоен
За Сумеречным столом!»
 
Снедаем Печалью вечной,
Ему отвечал Святой:
« – Всё так! На планете грешной
Мешаешь Ты прах земной!»
 
«Тебя заточу во гроте,
Но буду порой давать
Скитаться Твоей породе,
Глумясь, по Земле гулять.»
 
«Ты должен терзать и ранить,
К Леченью людей ведя, – 
Шлифуя Алмазам грани,
В оправу Брильянт кладя!..»
 
С тех пор погрузился в Лету
Безудержный гвалт Веков,
Но помнит Легенду эту
Гор жемчуг и цвет лугов.
 
Стоит над святой пещерой
Возвышенный древний скит,
Скрывая под чистой Верой
Ту пропасть, где Ад горит.
 
В темнице, решёткой скован,
Томится мятежный Дух,
Чей лик на стене нарисован
Работой искусных рук.
 
Прикован к скале навеки,
Он козни таит в груди,
Что словно кипящие реки
Жгут всё на своём пути.
 
Но в каждой Эпохе новой
Ему наступает Срок,
И призрак Святого строгий
Приходит в его Чертог,
 
Заклятье своё снимает,
Решётку гоня с петель,
И Духа на Свет выпускает
В бушующую Метель.
 
Тогда со стены скалистой
Портрет исчезает в миг,
И тает во мраке мглистом
Печальный Святой Старик.
 
И вновь он сразится в Выси,
И вновь победит Порок,
Прославится в злате Ризы,
И Зло заточит в Чертог.
 
Но, проклят Противоборством,
Тюремщиком будет он,
Взирая с немым покорством
На Светлый Господний Трон!..
03.02.2005
 
Восьмое Марта
 
Восьмое Марта близко-близко, – 
И Смерть Зимы рождает Жизнь, – 
Грядущих снов шальное Диско,
Весенних Красок кренолин!
 
Мечта букетом золочёным
В руках Любимых брызжет ввысь,
Шампанским бьёт освобождённым,
Из тяготящих зимних лис.
 
Глаза их вешнею капелью
Жгут снег душевной пустоты,
Готовят путь хмельному зелью
Надежд, Эмоций, Красоты.
 
Их щёчки яблоком румяным
Опережают Солнца свет,
И серый склеп крушат тараном
Бурлящих сладострастьем лет.
 
Их губы манят ароматно
Вкусить Нектар поющих ласк,
Отдаться вмиг и безоглядно
Разбив одежд шипящий лязг.
 
Они опять готовы Верить
В ту Сказку, что в груди живёт,
И ею Мир кроить и мерить,
Играя Счастья хоровод,
 
Надеяться на исцеленье
Героя снова обретя, – 
И подарить Ему Спасенье,
В Объятья с радостью летя,
 
Любить безумно и всецело,
Простив Вопрос, закрыв Долги,
Открыв Себя легко и смело
Стремленьям трепетной руки.
 
Стучится Праздник Сердцем в Душу,
Цветенья близится Восторг!
Долой Отчаянье и Стужу!
Да скинет Женственность полог!..
04.03.2005
 
Моцарт
 
Дитя лазурных красок,
Альпийской Чистоты,
Пиров, улыбок, плясок,
Изящной простоты,
 
Он был рождён для Счастья
На службе у Небес, – 
Но Гений ждёт Ненастья,
И волком смотрит в лес!
 
Природой одарённый,
И Даром упоён,
Характером не склонный
К обилию препон,
 
Ругался он со всеми
И точки расставлял,
Ценя шальное время,
Чью скорость осознал.
 
Ребёнком он игрался
Со Светом и с Толпой,
С Властителями знался,
Но не был «под рукой»,
 
Указывая Место
Шутам и Королям,
И часто безвозмездно
Играя беднякам.
 
Его жалели Дамы,
Лаская и любя,
Предвидя его драмы,
Искания Себя,
 
Непонятость, ранимость,
Нелепости капкан,
Устроенности мнимость,
Страдания от ран.
 
Он музыку очистил
В кристальнейший родник,
В гармонии из чисел,
Сверкающий ледник,
 
Томление истомы,
Улыбки волшебство, 
Возвышенные тоны,
Святое озорство.
 
Он стал Любовью многих
И Мистиком Любви,
Скрывая в нотах строгих
Кипение Крови,
 
Считал своим Шедевром
Любовников Экстаз,
Пожравший адским пеклом
Цепей греховный лязг.
 
Но Счастье воспевая
И вкус Любви земной,
Он, сам того не зная,
Вёл гибель за собой:
 
С тех пор Судьба играет
В шальное Колдовство, – 
И Реквием венчает
Творения его!
 
Забвением убитый,
Он сгинул и пропал, – 
Легендами увитый,
Бессмертие стяжал.
 
Поёт он цветом вешним
В журчании Струны, 
Что Ангелам Небесным
Могилы не нужны!..
06.03.2005
 
Продавец
 
Я сижу и продаю,
Коротая час за часом, – 
Я попал в одну Струю,
Проливаясь раз за разом.
 
Предо мною много лиц,
Пристающих и плывущих,
Тот – вихрастый, этот – лыс, – 
Но в очах своих снующих
 
Отражения несут
Уравнительных реалий,
И проводят общий суд
На единой магистрали.
 
Вечно хочется им всем
То, чего они не знают,
Среди денежных дилемм,
Что желанья разрывают.
 
В этот миг являюсь я,
Предлагая с умным видом
То, что вынесла Струя
За прилавочное сито,
 
Убеждая их открыть
Кошельки, умы и души,
Страхи скупости зарыть,
Недоверие разрушить,
 
И расстаться навсегда
С хрустом пахнущих бумажек,
Проторяя путь сюда,
Нагружая их поклажей...
 
Я – безликий аноним
Средь безликих анонимов,
Жизнью серою гоним
Каждый день в лохань налимов.
 
Я работаю как вол,
Для хозяев рву проценты,
Под ногами – зыбкий пол,
Как конвеерная лента.
 
Меня можно «сократить»,
«Конъюнктурой» прикрываясь,
Нахамить и досадить,
Недоступным оставаясь,
 
Выговаривать, винить,
И по делу, и без дела,
«Экономить» и кроить
Беззастенчиво и смело.
 
Я зависимый навек
И навеки обречённый
Плыть по воле чуждых рек
Под Струёю протяжённой,
 
Забывая о Мечтах,
Вспоминая о проблемах,
Отрываясь лишь во снах,
Замыкаясь в узких темах...
 
Я – обычный Человек, – 
То сидящий, то снующий, – 
Истеченьем скудных вех
Свою Жизнь распродающий...
07.03.2005
 
Видение Грозы
 
Пылало Солнце в сизом Небе,
Варя вспотевшую листву,
В груди пульсирующем склепе
Дыханье грызло синеву,
 
Замолкли трели и напевы
Неугомонных птичьих стай,
Застыли буйные посевы,
Покрывшие бездонный край,
 
Склонило Марево Живое
Изнеможением к спине,
Сокрыв дремотною полою
Творящееся в Вышине...
 
Восстала Мгла в отрогах горных,
Пылая красным в горизонт,
Затмив сияние покорных
Жемчужных пиков ясный конт,
 
Ползя величественной массой
Из пропастей, ущелий, скал,
Средь молний скачущего пляса
Поя раскатами хорал,
 
Зовя предчувствия и страхи,
Гоня их мощью шеи жертв, – 
И, наконец, каскадом Влаги
Леча пространства голый нерв!
 
Стихия правила и била,
Сведя потоки в грязный сель,
Звериным ветром в кронах выла,
Мешая градины в метель,
 
Громя сады, цветы, и крыши,
Кромсая стёкла, фонари, – 
Пируя, царствуя и пыша
Игрой Заката и Зари...
 
С тех пор, Стихией упоённый,
Живу Видением Грозы, – 
Под Зноем гибнуть осуждённый
В Мечтах о капельке Росы...
08.03.2005
 
Дар Колючки
 
В слепящем золоте Пустыни
Растёт Колючка из песка,
С утра – горит, а ночью – стынет, – 
Так было вечные века.
 
Её грызут, ломают, топчут
Все те, кто мимо тень влачат, – 
Она всё терпит и не ропщет,
Хоть часто хочется кричать.
 
Ей незнакомы рек разливы,
Что дарят ил и перегной, – 
Когда Сады цветут красиво,
Когда жужжит пчелиный рой,
 
Порхают бабочки неслышно
И птицы с щебетом парят,
Деревья раскрывают пышно
Листвы играющий наряд,
 
Плоды налитостью гордятся,
В себе сокровища тая,
И мило дети веселятся,
По пояс в Зелени стоя...
 
Она Отверженности ссыльной
Носить клеймо обречена, – 
Не сможет жить в земле обильной,
На Нищету осуждена...
 
Но иногда она срывает
Пустыни душащий полог, – 
И Вызов Времени бросает,
Даря Вселенной Свой Цветок!
 
И в этот Дар она влагает
Всё то, что копит бездну лет,
С Терпеньем долгим сохраняет
Питая собственный Завет.
 
Корнями, соками, корою
Бутон храня от коросты,
Колючка жертвует собою
Во имя хрупкой Красоты!..
10.03.2005
 
Одиночество
 
Так порою Одиноко,
Что глядишь со стороны, – 
Словно Жизнь идёт потоком,
По ту сторону Стены.
 
Ощущаешь длань Природы,
Осужденья приговор,
Скрытый в собственной породе,
Пробирающий до пор,
 
«Ты Другой, Ты – Непонятный, – 
И Отвегрнутый за то,
Что, толкуемый превратно,
Не тасуешься в Лото,»
 
«Не кидаешься Пасьянсом,
Не вступаешь в Домино,
Не кривляешься Паяцем,
С Большинством не заодно,»
 
«Возражаешь Идиотам,
И на Веру не берёшь,
Увлекаешься Полётом,
И на брюхе не ползёшь!»
 
«Уходи, Ты нас смущаешь,
Ставя Души кверху дном,
Уходи, – не понимаешь?!
Не то Мы Тебя убьём!..»
 
Да, забавно!.. Неужели
Я Свободен лишь в Себе, – 
Целый Мир в едином теле,
Мир, сгорающий в Борьбе?
 
Не отсюда ль осознанье
Пожирающей тоски
Средь пирующих компаний
И с «друзьями» у реки,
 
У «знакомых» на гулянке,
Под рентгенами Родни,
На гудящем полустанке,
Где повсюду – лишь «Они»?
 
Странно то, что, вроде, где-то
Ты за Зеркало ступил,
Отражая Жизнь как «Это»,
Понимая, что остыл
 
К Постороннему смятенью,
Чуждым целям и делам,
Наслаждаясь хладной Тенью,
Отделяющей Бедлам...
 
Но Реальность есть на Свете,
Когда Любишь, Ждёшь, Горишь, – 
Рвёшь на части злые сети,
Возрождать Себя велишь.
 
Разрушая Стен коварство,
Начинаешь сознавать:
Одиночество – лекарство,
Что даёт Твой Путь понять!..
11.03.2005
 
Цыганщина
 
Страна Цыганщиной больна!
Диагноз Странностью ужасный...
Но с глаз спадает пелена, – 
Платок расшитый и прекрасный, – 
 
И начинаешь понимать,
Какие фокусы сокрыла
Судьбы играющая пядь
Что некогда кроваво била...
 
Пространства впитывая в кровь,
Народ пьянился их дурманом,
Сгибаем тяжестью Оков,
Давящим внутренним Тараном
 
Традиций пращуров своих,
«Великой Мощи» Государства,
Укоров «праведных» Святых,
Культуры «горького» Лекарства.
 
Его тянуло на Разгул,
Свободу «Волей» подменяя,
Где бесшабашный Ветер дул,
Листвой и травами играя...
 
И стал Народ толпой Цыган,
Страну сведя в ревущий Табор, – 
Кочевников безродных Стан,
Что сам себя в границах запер.
 
Порядком стало Воровство,
Воспетое гитарным дрязгом,
Любовью – блуда бесовство,
Под романтическою маской,
 
Детей учили ловко красть,
Воров больших примером ставя,
Баронов выбрали во власть,
Их похожденья всюду славя,
 
Создали Партии воров,
Ведя гадалок в консультанты,
И бойко резали врагов,
В тиши ночной под бой курантов...
 
Кочуют каждый новый раз
К переизбранью конокрады,
И Новый Табор – новый Лаз
Для их бесстыжего парада.
 
Из ярко-красного тряпья
Они направо взяли «Выбор»,
Затем – под «Крышей» у жулья
Пока Барон его не выбыл,
 
Потом в «Отечество» слились,
На табуны лихие метя,
И, наконец, плясать взялись
Под рёв косматого «Медведя»!..
 
Вот так в Опавшую Листву
Кочевье вывело Державу, – 
Сорвало с Лука Тетиву,
Народ расплавило в Ораву!
 
Смотри, о Мир! К тебе течёт
Толпа Воров и Побирушек, – 
Гигантский Табор в Ночь идёт
Чтоб изнутри Тебя разрушить!..
12.03.2005
 
Песня Соития
 
Твоя Любовь – как мощная Стихия,
Готова бить, кромсать и истязать,
Гоня мой Грех в объятия Святые,
Зовя Мечтой навеки обладать.
 
Я отвечаю бешенным Забвеньем
Всего того, что Мир зовёт «Собой»,
Снедая Плоть отчаянным каленьем,
Топя Рассудок в патоке густой.
 
Мы пламенеем от прикосновений
Бездонных глаз безмолвящих лагун,
Горячих губ дурманящих цветений,
Сплетённых пальцев напряженья струн;
 
Несёмся по ту сторону границы,
Порвав заслоны, преступив Закон,
Как вешние безудержные птицы,
Что пением зовут любовный стон;
 
Бросаем Отреченья жаркий Вызов,
Над Идолами мёртвыми смеясь,
Не ведая о «Мнениях» и «Визах»,
Срывая тканей муторную грязь.
 
Мы счастливы своею Наготою,
Что ощущаем в гуще серых Толп,
Кипящей Плотью, пряной и литою,
Горячим пульсом, пляшащим «нон-стоп»,
 
Соединеньем полным и незримым
Мы созидаем Блага Чудеса,
Не пропуская ни Мгновенья «Мимо»,
Открыв Сердцами Души и Глаза,
 
Пронзая Жизнь Неистовости Светом,
Даря повсюду Радугу Надежд,
Читая Счастье сладостным Сонетом,
И забывая Летописи Бед.
 
Мы единим Стихии и Созвучья,
И Молнией по Небу пишем Стих,
И проливаем радостною Тучей
Над Долами плодотворящий Миг!..
12.03.2005
 
Мудрость Слёз
 
Как мудро плакать иногда,
Грехи росою омывая,
И милосердием Суда
Себя для Жизни оставляя.
 
Деянья в слепости несут
Фонарь Судьбы во тьме Желаний,
Но их стада кнутом пасут
Страданья огненностью дланей.
 
И пляшет в пламени костра
Души трепещущие птицы,
Горя в бессилии дотла,
Устав кричать, метаться, биться,
 
Безумным страхом прозревать,
И безысходность сознавая,
О быстрой смерти умолять,
На ужас собственный взирая.
 
Мы часто Маскою храним
Горнило жуткой Преисподней, – 
Но сквозь Глаза клубится дым
И мы хотим дышать свободней,
 
Срывая белый воротник,
Лицом краснея от угара,
Гоня напудренный парик,
И роль актёрскую напару.
 
И в этот миг, наедине
С самим собой и Небесами,
Мы видим тень свою на Дне
В Душою выкопанной Яме.
 
Тогда нам грезится наш Путь,
Приведший к Краху незаметно,
И Жара сушащая жуть
Что пожирает всё бесследно
 
Зовёт нас быстро выбирать
Между Паденьем или Взлётом, – 
В Себе Собою прогорать,
Точа Огонь солёным потом,
 
Или очистить свой Простор
Признаньем Силы через Слабость,
Туша пылающий затор
Дождём, несущим Веру в Радость,
 
Дающим в Жизни новый Шанс
В Себе увидеть Человека,
Омыть от грязи шрамы Ран,
И остудить отраву Пекла...
 
И мудро плачем мы тогда,
Поставя Жизнь над мраком Смерти,
Забыв про титулы, года,
Про троны, кафедры, паперти, – 
 
И Слёз возвышенный елей
Нас Помазаньем освящает,
Смывает в Душах Суховей
И Сердце Миром орошает!..
15.03.2005
 
Новогоднее Впечатление
 
«Счастливого Нового Года!» – 
Поёт через окна Восторг, – 
И массы хмельного народа
Вздымают веселия рог.
 
Играют под треск телемагов
Фонарики ряженых лап,
Средь запахов тысячи смаков,
Под редкий безудержный храп.
 
Сияет лунатое Небо,
И звёзды шампанско искрят, – 
Пространства белеющий слепок
В ответ распушает наряд.
 
Горят через грохот петарды,
Под чей-то глумящийся свист,
За взрывами – новые старты,
За хохотом – крики и визг...
 
Подальше от общих гуляний
Во тьме раздаётся возня, – 
Средь мата, ударов, стенаний
Стеклом по асфальту звеня.
 
Толпа сквернословящей черни,
Нахрапистых резвых юнцов,
Жестоко, безжалостно, мерно
Пинает двоих мужиков.
 
В обочине женщина плачет,
Младенец от страха кричит,
А рядом – «охрана» маячит, – 
«Досадных случайностей» щит...
 
« – Пустяк! Запустили петарду
Для шутки коляске под дно!
А эти – пустили по гвалту,
Мол, им это «невсёравно»!
 
«Папаша, глядите-ка, взялся
За отповедь и кулаки,
А тут и второй подвязался
Под тяжестью «общей» руки.»
 
«Орал, что не надо, мол, драться,
Что надо «прощенья» просить,
Грозился «на помощь» остаться,
«Отца» не давая избить.»
 
«Стращал «офицерскою честью»,
Которую «кровью кропил»,
Бряцая медальною медью,
Что – надо ж! – под шубой носил!..»
 
«Но нас не проймёшь этой басней!
Видали мы металлолом!
Мы стаи шакалов опасней,
И воем гиенным споём!»
 
«Мы их окружили отважно, – 
Чтоб знали нас с разных сторон! – 
И ну их лупить рукопашно,
Безмозглых орущих ворон!»
 
«Однако ж пришлось повозиться...
Второй корешей раскидал!
Вот, сволочь! Учёный, как биться, – 
И перца горячего дал!»
 
«Пришлось их бутылками, гадов
На лёд безоглядно валить,
Средь ухов, пыхтенья и матов,
Что нам довелося излить!»
 
«Теперь мы тварюгу научим,
Как в праздник на нас наезжать,
Маячить пред взорами «лучшим»
И нам отрываться мешать!..»
 
Трещит на морозе Веселье,
Глаза отражают огни,
Грядущее пляшет Похмелье,
В космической общей Тени,
 
Два тела во мгле своей кровью
Кропят ледяную слюду,
Родные спешат к «изголовью»...
Удачи Вам в Новом Году!
16.03.2005
 
Симметрия
 
Есть Идея, и есть Воплощенье, – 
Для Грядущего стройматериал, – 
Ибо Статика правит Движеньем,
Сообщая желанный накал.
 
Что заложено, то и проявит
Своей Мощи иль Слабости лик,
И считаться незримо заставит
Всё живое за тысячи лиг.
 
Раскрываются Временем Тайны,
Что сокрыты до некой Поры, – 
И из Авелей зиждятся Каины,
В Чёрных Дырах сгорают Миры,
 
От Гармонии Ужасом веет,
Про Ничтожество Саги поют,
И над Крахом и Хаосом реет
Знамя Славы, которую ждут.
 
Внешность Внутренним снова влекома
Совершить превращения бег,
Вместо Хижины строить Хоромы,
Палачей умерщвляя в Калек.
 
Принцип Духа ткачём первозданным
Созидает Материи лист,
Чтоб Художеством тайно желанным
Разукрасить Творения Mist.
 
Тень Пропорций ложится наброском,
Перспектива уходит в Ничто,
И на Свете едином и плоском
Мирозданье возводит Chateau.
 
Так Рука управляется Кистью,
Сводит Краски в Палитры и Смесь,
Пишет Книгу Истории Жизнью,
Засевая Деяньями Лес.
 
Всюду тот же сюжет знакомый,
Как подобие Вечных Оков:
Есть Ведущий, и есть Ведомый, – 
Так и будет во Веки Веков!..
17.03.2005
 
Переводы
 
Природа трансформирует Явленья,
Сосуды сообщая в тишине,
И мудростью всевышнего веленья
Настаивает Трезвость на Вине.
 
Незримо Переводы проникают
Сквозь тысячи проходов и щелей, – 
Воруют Смысл, Время понукают,
Поя Корнями завязи Стеблей.
 
Интерпретация раскидывает карты,
Ведя Судьбу сквозь Мыслей хоровод,
Кидая в камень сказочные Сарды,
И лик Царей вздымая из пород.
 
Преображается «по Курсу» Мирозданье,
Взимая Мзду за каждый новый Шаг,
Оплачивая Радостью Стенанье,
Могилы крася позолотой Саг.
 
Лот Младости оплачивает Старость,
Перебирая заново Счета,
Переводя Энергию в Усталость,
Пирушки – в принудительность Поста.
 
Свобода переводится в Банкноты,
По курсам, назначаемым Судьбой,
В пылу забегов Быта и Работы,
Рождая «Индекс», осязаемый рукой.
 
Банкноты трансформируются в Шансы,
Оценку через Разум проходя
Раскидывая новые пасьянсы,
И вывесками броскими светя.
 
Идеи переводятся в Наследье,
Следы Посредников печатая поверх,
Ушедший Век – в грядущее Столетье,
Мешая кругом Трауры и Смех.
 
Слова качаются на Лезвиях и Рисках,
Вводя поправки в Пониманья Свод,
И Жизнь даёт стократную расписку,
Платя Налог за каждый Перевод...
19.03.2005
 
Критик Второпях
 
Стремится Критик, как рыбак,
Улов собрать глубин подводных,
Судя, что «эдак», а что – «так»
Плывя в мышлениях зевотных.
 
В твореньях Прочих видит он
Изъяны собственной Натуры, – 
Так рыба гонится в затон
Сетями тихо и понуро.
 
Через себя пуская Свет,
Иной Души и Устремлений,
Даёт в Другом Себе совет,
Среди Своих бессонных прений.
 
Дробит породы, и куски
В Свою мозаику слагает,
Сжимая Мир в Свои тиски,
Его бессмысленно пытает, – 
 
Ведь Приговор начертан впрок,
Без непредвзятых pro et contra,
И Измышлений дивный рог
Плоды выплёвывает бодро!
 
Здесь – «упущенье», там – «углы»,
«Длинноты слога», «жёсткость» жала,
«Звон топора» и «дрязг пилы»,
«Вгрызанье тяжкого орала»,
 
«Полёт на крыльях восковых»,
Что столь «опасен» и «не нужен»,
«Удар безжалостный под дых»,
Который где-то «обнаружен».
 
Буравя лёд Своих идей,
Такие лица лезут в люди 
Стремясь наживкою скорей
Поймать всё то, что «есть» и «будет».
 
Они блуждают в стёклах потных,
Не зря Плодов в густой листве,
И о богатстве Царств Подводных
Творят сужденье по плотве...
21.03.2005
 
Не надо мне приписывать Чужое
 
Не надо мне приписывать Чужое,
Творя мой лик поверх иных холстов,
Нагромождать из «малого» «Большое»,
И плавить Боль на пламени костров!
 
Я не Злодей, что лезет к Вам погреться,
Скрывая жало в хладе чешуи,
Не Сплетник, что желает насмотреться,
Чтобы потом плеваться издали.
 
Я так не мыслю! Мне далёко это!
Я не снедаем рвачеством тряпья,
Не составляю ни счета, ни сметы,
Злоумышленье низостью поя.
 
Ошибка вышла! Вы меня кроите
Из мерок тех, что всюду под рукой,
И на песке Изжитого растите
Терновники чернящею дугой.
 
Вы зрите в Жизни только поединки,
Кряхтенье татей и стенанье Жертв,
Тщеславий мелких алчные личинки,
Что пожирают тех, кто духом мертв,
 
Борьбу за то, чтоб всюду ставить стопы,
За жирность отрываемых кусков,
За наполненье алчущей утробы
Птенцовым голодом томимых кошельков.
 
Но я иной... Мне нужно лишь Забвенье,
Чтоб Суета не смела мне мешать
Преследовать Небесное Влеченье
Творить Мечтою, мыслить и писать,
 
Стяжать Любовь, что выше суесловий,
Проникнуть в Суть, что глубже Пустоты,
Создать в Тиши созвучие Условий
Для соисканья Вечной Красоты.
 
В чужих Грехах я вовсе не нуждаюсь, – 
Меня мои умеют больно бить!
И потому, Собою оставаясь,
Прошу меня из Грязи не лепить!..
23.03.2005
 
Великий Юй
 
Во времена унылые былые,
Когда повсюду рыкало зверьё,
Скучали люди, праздные и злые,
Одетые в лохмотное тряпьё,
 
Неистово горланила Природа,
Стихиями играясь, как дитя,
Нагромождая реки и болота,
Напасти изобилием родя,
 
Жил человечек тихий, неприметный,
Копавшийся с утра до темноты
В земле худой, заброшенной и бедной,
Сажая риса тонкие листы.
 
Соседи издевались и трунили,
Не веря, сомневаясь и глумясь,
Со смехом его пустошь обходили,
Попутно сквернословием бранясь.
 
« – Послушай, Юй! ( Ведь был он просто Юем! )
Тебе не надоело быдлом быть?
Как на тебя посмотрим – так тоскуем,
Давай-ка к нам, бездельничать и пить!»
 
«Всё это – чушь, ты зря снедаешь время,
Жалей горбы, расслабься, похрапи!
Не сыпь в песок замученное семя,
Себя хотя бы чуточку люби!..»
 
Но Юй глядел с улыбкою простою,
И, кланяясь, смиренно замечал:
« – Я исполняю Долг перед Собою!», – 
Народ смотрел, дивился и молчал...
 
Прошли года. Великие пространства
Покрылись буйством рисовых полей,
Земля приобретала постоянство,
Зовя обильем алчущих гостей,
 
Летела слава празднично и гулко,
Самодовольно нежился народ, – 
И лишь одна далёкая фигурка
Своим трудом вгрызалась в горизонт...
 
Сказали боги, духи и драконы:
« – Какого чёрта эти червяки
Ломают наши древние Законы
Одним прикосновением руки?!»
 
«Уже забыли, кто везде Хозяин,
Набрали вес, настроили жилищ,
Размножились до дебревых окраин, – 
А пашет тот, кто вечно гол и нищ!»
 
«Мы Мир смесили, он его возводит,
А посредине – те, кто ловит кайф!
И нас не замечают будто вроде,
Плоды чужие походя собрав.»
 
«Пора омыть краали Поднебесной,
И навести Порядок чрез Потоп,
Чтоб Жизнь не представлялась им чудесной,
Лупя всегда, развесисто и в лоб!..»
 
Разверзлись хляби, реки возмутились,
Пруды слились, озера поднялись,
Вонищею болота разразились,
Снега и льды, растаяв, растеклись,
 
Моря взбурлились, вспеня океаны,
Сговариваясь с небом заодно, – 
И затопили дремлющие страны,
Гоня людей осадками на дно.
 
Оставшиеся в горы убежали,
Бросая всё, повсюду навсегда,
И над Судьбой в смятении дрожали,
Смотря, что понаделала вода...
 
Но в эти дни на чахлом возвышеньи
Бесплодного далёкого плато,
Не зная ни минуты промедленья,
Копался молчаливый Кое-кто.
 
Да, угадали! Это был всё тот-же
Как муравей трудолюбивый муж,
На солнце диком бронзовевший кожей,
И принимавший под грозою душ.
 
Но что он делал в бездне катастрофы?
Каналы рыл и дамбы возводил...
Я не шучу, помилуйте, ну что Вы?!
С утра живой, ни капельки не пил!
 
Так вот, пока повсюду выли стоны,
Работал Юй, таская на себе
Земли и глины вырытые тонны,
Мозоль растя на шее и горбе.
 
Шли дни, недели, месяцы и годы, – 
А он всё строил, рыл и размечал,
И, омываем праведностью пота,
Безумье вод землёю укрощал.
 
Да, я забыл! Ему не помогали...
Но не мешали – тоже ничего!
И наконец, с остротами отстали,
Не забирая Времени его.
 
« – Какое Свинство!» – возрычали звери,
( И дажи свиньи вздули пятачки! ), – 
«И после этого – Людями вещи мерят,
Природе натираючи очки!»
 
«На что годится сонмище Двуногих,
Когда из них – один лишь Человек, – 
Среди тупых, ленивых и жестоких,
И завистью зараженных калек?!»
 
«Хотя бы раз седалище подняли,
И подключили хладные мозги, – 
И сей бедлам быстрёхонько убрали,
Озеленив бесплодные пески!..»
 
Но поелику люди занимались,
Как водится, естественно, Собой,
То «в меньшинстве» животные остались,
Дивясь творящей юевой рукой...
 
Однажды утром, прямо на рассвете,
Плечо упрямца кто-то встеребил:
« – Что чую я в неясном силуэте?
И кто меня почти что разбудил?»
 
« – Прости, о Юй, нас тут всего лишь двое, – 
Я – Черепаха, рядом, вот, – Дракон,
И волноваться, право же, не стоит,
Ты должен знать, что Труд твой оценён!»
 
«Ты пристыдил все Силы в этом Мире,
( За исключеньем, разве что, Людей ),
И наш черёд платить по общей вире,
Творя границы бешенной воде.»
 
«Соединились боги со зверями,
И выслали на помощь нас двоих,
Чтобы служить своими мощностями
Для устраненья Горестей и Лих.»
 
«Ведь от людей подмоги не дождёшься!
Они умеют только «потреблять»...
Но если ты на Землю обопрёшься, – 
То Небо не замедлит помогать!..»
 
С улыбкой Юй погладил прочный панцырь,
И обнял шею с острой чешуёй,
И им сказал, как старый мудрый Пастырь:
« – Давайте выполним наш Долг перед Собой!»
 
И засучив всё то, что было можно,
Они разбили дело на троих,
Верша работу слаженно и мощно,
Лепя Вселенной обновлённый Лик.
 
Дракон копал, таскала Черепаха,
А Юй руководил и размечал, – 
И наконец из сжиженного Праха
Необозримый Новый Мир восстал!..
 
На склоне Гор, далёких и священных,
Сидели Трое, дух переводя,
И взором успокоенно блаженным
За превращеньем дел своих следя.
 
Промолвил Юй: «Отныне всё в порядке!
Пусть словно Панцырь будет эта твердь,
А Небеса драконящей разрядкой
Вершат Стихий хмельную круговерть!»
 
И в этот Миг, от края и до края,
Вскричали Все, Повсюду и Везде,
От топок Преисподней и до Рая,
В Пустынях, Облаках и на Воде:
 
« – Великий Юй! ( Он стал Великим Юем. )
Твой Долг оплачен! Будь Собой теперь!
Мы за Тебя поём и голосуем,
Приотворя Божественности Дверь!..»
 
С тех пор, превозвеличенный Слогами,
Нектар Бессмертья в Вечности пия,
Он проживает с вышними богами...
А на Земле не видно ни Юя...
27.03.2005
 
Сказка Надежды
 
В самом сердце великой Чащи,
В пряном мраке еловых лап,
Там, где хищники жертву тащат, – 
Тех, кто кровью и верой слаб, – 
 
Через тысячи скал, омытых
Голубой ледяной водой,
Что кипит средь корней извитых
Под мертвящей седой горой, – 
 
В том Краю, что объят беззвучьем,
Где под тленом и мхом гранит,
На верху неприступной кручи
Чёрный Замок века стоит.
 
Этот Замок обходят люди,
Окропляя дурной молвой,
Его облик смятенье будит,
И безудержных слухов рой,
 
Тёмной ночью его легендой
При свечах пугают детей,
И завита пергаментной лентой
Злая повесть дурных вестей.
 
Там блуждает Голодный Демон,
Седовласый понурый Дух,
Что щемящей Тоской овеян,
Чей бессмысленный взор потух,
 
Чьи когтистые пальцы ловят
Тайный Образ былой Мечты,
Восковые, лишённые крови,
Ищут губы нектар Красоты.
 
Он собою скрывает тайну,
И проклятья горящий след,
И Судьбою своей неустанно
Погоняет теченье лет...
 
Но когда-то сияла Слава
Над прекрасной его страной,
На полях зеленели травы,
Золотились хлеба стеной,
 
Сотни тысяч людей трудились,
Наслаждаясь плодом трудов,
Шумно стайки детей резвились
Средь цветущих хмельных садов,
 
Крепла сила, росла торговля,
Гордо флаги вздымались ввысь,
Приносили доход угодья, – 
Мех куниц, соболей и лис.
 
Был он молод, горяч и грозен,
Королевский Венец носил,
И средь Жизни бурлящих вёсен
Мёд Владычества сладко пил.
 
При дворе его нежно пели,
Восславляя Любви огонь,
Благозвучные министрели,
Воплощавшие дивный сон.
 
Сотни дам красотою сладкой
Состязались в войне за страсть,
Поцелуи даря украдкой
Тем, кто сердце умел украсть...
 
Но всего Королю было мало,
Он стремился всё время «вперёд»,
Его мысль дела погоняла,
А рука понукала народ.
 
Он желал превзойти своих предков,
И потомкам колени склонить,
Повергая соперников редких,
И травя путеводную нить.
 
« – Я хочу, чтобы прочие Земли
Предо мною поверглись ниц,
Чтобы троны летели как кегли,
Познавая ударов блиц,»
 
«Чтобы Рыцари мне служили,
Позабыв про свои гербы,
И богатства к ногам сложили,
Словно мысли моей рабы,»
 
«Чтобы только мои желанья
Стали прочным Законом для всех,
Существующих мне на закланье,
Для меня проживающих век!..»
 
Но однажды, со сворою гончих,
Сворой слуг и сворой друзей,
До весёлых забав охочих,
На потеху душе своей,
 
Он отправился в Чащу леса,
Погоняя хлыстом скакуна,
Чтобы, скрывшись от жаркого лета,
Бить оленя, травить кабана.
 
Зачарованный пылкой погоней,
Ускакал он от свиты шальной, – 
И пропали их резвые кони
За туманом сокрытой скалой.
 
Тишина Короля окружила,
Опустили деревья листву,
И пред взором земля обнажила
Чёрный холм через дёрн и траву.
 
В этот миг перед ним явилась
Дева сказочно терпкой красы:
Золотая коса развилась,
А в очах – перелив Грозы,
 
Кожа белым атласом светит,
Бюст играет убранством сосков,
Бёдра манят в сладчайшие сети, – 
Чистой Розы зовущий альков.
 
« – Что ты ищешь, Великий Воин?» – 
Сладострастно запел её глас, – 
«Может быть, ты Меня достоин,
И сейчас твой Великий Шанс?»
 
«Говори о своих Желаньях,
И смотри лишь в Мои Глаза,
Позабудь о пирах и данях,
Что как утренняя роса,
 
«Появляется и исчезает,
Не оставя в сём Мире следа, – 
Пусть Меня твоё сердце познает,
Продлевая Мгновенья в Года!»
 
«Но запомни: твоей Я стану,
Лишь когда ты сойдёшь с коня,
И, склоняя гордыню стана,
На коленях почтишь меня,»
 
«Поцелуем одаришь Руку,
И найдёшь свою Суть во мне,
В Услуженьи узришь Заслугу,
Постоянство найдя в Весне!..»
 
Возмутился Король в Гордыне,
Осадив скакуна назад:
« – Пусть Мечтанье твоё остынет
Средь Фантазий резных палат!»
 
«У меня есть дела повыше,
Чем простои у ног твоих,
Моё Имя История пишет,
Я удачлив, силён, велик!»
 
«Домогаюсь повсюду злата,
Выю Рыцарей в пыль клоню,
Славословящий шум водопада
В своё русло кнутом гоню,»
 
«Покоряю иные Царства,
Вековеча за годом год,
Ради Чести ввергая в Рабство
Каждый новый чужой народ!»
 
«Предо мною – красавиц сотни!
И любая – всегда моя!
Я дышу без тебя свободней,
Под себя этот Мир кроя.»
 
«Повстречаю других, получше,
Попрекрасней и поумней,
Чем дикарка в еловой гуще,
Среди мрака, коряг и корней!..»
 
Потемнели красивые очи,
Хмурый ветер погнал листву
Опустились покровы ночи,
Пробудив на ветвях сову,
 
Стоя в зареве ярко красном,
Дланью вытерев слёз елей,
Дева молвила: «О, Несчастный!
Что ты сделал с Судьбой своей?!..»
 
И пропала она в тумане,
Короля покинув навек.
Тот вернулся с утренней ранью
В Замок свой не сомкнувши век.
 
С этих пор он ещё мощнее
Управлял, воевал, кутил,
Бил врагов по упрямой шее,
Многих женщин в альков водил,
 
Ещё больше копил и строил,
Подчиняя себе Других, – 
Но свой Дух этим не успокоил,
Сердцем зря одинокий Лик.
 
И ни в чём он не ведал Счастья,
Всё травило его Тоску,
Он бежал под покровы Чащи,
В летний жар и ночную пургу.
 
Видел в Славе кривую усмешку
А в Сокровищах – тяжесть вериг,
Погоняя безумную спешку,
Поседел и плечами поник,
 
В Землях чуял дыханье Могилы,
В Окруженьи – Чужих и Слепых,
И растратил душевные силы,
Всюду слыша звериный рык...
 
Пролетели суровые годы,
И зачахла его Страна, – 
Эпидемии, недороды
Истощили её до дна.
 
Опустели деревни и сёла,
Захирели совсем города,
Люди подняли завязь подола,
И ушли из неё кто куда...
 
С этих пор тяготеет Проклятье
Над заброшенной этой Землёй,
Овладел её каждою пядью
Мрачный Лес, беспросветный и злой.
 
Замок плесенью чёрной покрылся,
Вечный хлад под собою храня,
И Король его переродился,
Свой Удел одинокий кляня.
 
Заключённый в своей Цитадели,
Он Свободой терзает Дух,
Одержимый единственной Целью, – 
Разорвать заколдованный Круг.
 
Но вокруг – тишина и безлюдье,
Как беззвучный отчаянья крик,
Как болотистое перепутье
В коем тонет безумный старик.
 
Он всё ждёт черноглазую Деву,
Чья Мечта ему в грёзах видна.
И как знать, ведь Она – Королева!..
Может, сжалится всё же Она?..
30.03.2005
 
Посвящение «Детям Розенталя»
 
Большой Театр ставит «калоеда»!
От возмущенья Небо наголо!
«Разорваны Традиции Заветы»,
Что «общество лелея берегло»,
 
Что «красотой и трепетностью полны»,
Чьё «высшее наследие» – как бог,
А «лиры благозвучнейшие волны»
Ласкают «эстетический восторг»...
 
Но что случилось? Будто в одночасье,
«Уродство» из-за «тёмного угла»
Обрушило «фальшивости» ненастье
На зрительские души и тела.
 
На Совершенстве ставят Экскременты
Скандалом будоража нервоток,
И сквозь былых регалий позументы
Глядят зрачки циничных поволок.
 
Везде «протесты», «шумы», «кривотолки»,
Листовки, транспаранты, голоса, – 
И лижут слюни критики, как волки,
Затягивая жертвам пояса...
 
Но что кричать, пыхтеть и надрываться?!
Давно ли, обеспечивая Слом,
Вы призывали вволю «отрываться»,
Меняя высь Культуры на Содом?
 
Давно ли был прилюдно изгнан Мастер,
Что признан от Заката до Зари,
И вслед за ним полезла «примов» каста,
Крича: «Что не упрятано – бери!»?
 
Давно ли эта свора недоучек,
Что в зависти крушили труд чужой,
Паля по воробьям из мощных пушек,
Похоронили Гений под Собой;
 
Репертуар кромсали и терзали,
Взамен не создавая ничего,
Бездарность Высотой провозглашали,
Чужое не деля от Своего,
 
Изъеденною славой упиваясь,
Интригою раздраив коллектив,
Метались от безделия и, маясь,
Гоняли тех, кто был к сему брезглив?
 
Давно ли всё «скупили» и «продали»,
Как будто забывая о Цене,
Давно ли свои души промотали,
К Кремлёвской притираючись стене,
 
Давно ли примирились и «сплевались»,
На всё маша весёлою рукой,
Давно ли над Собою издевались,
Лелея наркотический «покой»?!
 
Нет, полноте! Вы честили клозеты,
Самих Себя смывая в унитаз,
И пели долго Пошлости куплеты,
И ведьмовщину вывели на Пляс!
 
Вы сами экскрементами залиты,
А «калоеды» плавают поверх,
Не замечаете?! Они ведь Вами сыты,
И воспевают Ваш никчемный Век!
 
Большой Театр – Ваше Отраженье, – 
Уж поздно возмущаться и стенать,
Разыгрывать «святое раздраженье»
И инфантильно в Зеркало плевать!..
01.04.2005
 
Мир Избитой Правды
 
Как много заезженных «Истин»,
Что всюду бездумно твердят,
Чей Смысл из Разума вычтен,
А Мысли Чудовищ родят!
 
Кричали шумливые греки,
Что в «теле здоровом» младом
«Здоровые души», как реки,
В потоке несутся литом.
 
Но видим мы, как ни печально,
Сегодня строительство тел,
Где мышцы растут идеально, – 
А Дух ни на йоту не спел.
 
От века до века мы слышим,
Той «мудрости» звонкую медь,
Что «двигаться» надобно «тише»,
Чтоб «дальше» при этом «успеть».
 
И тихо плетутся по кругу
Отары адептов слепых, – 
В то время как «быстрые» в руку
Хватают Величащий Миг.
 
Да, «капля по капле», бесспорно,
Когда-нибудь камень «пробьёт», – 
Но киркой махая задорно
Спасёте и Время и Пот;
 
«Доверье» желает «Проверки», – 
Однако, несложно понять, 
Что лучше «прощупать» по мерке,
И только потом – «доверять»;
 
Положено «Время» на «Дело»,
«Потехе», конечно же, – «Час», – 
Но часто работа – неспела,
А отдых – Сокровище даст;
 
И «Краткость» «Таланта Сестрою»
Давно не за дело слывёт, – 
Бездарность скрывая порою,
Темнит и бессовестно лжёт...
 
Нас ловят «Крючками» на «Леску»,
Мы с «Чистого» пляшем «Листа», – 
Но верим упрямо и дерзко,
Что «Мир сей спасёт Красота»!..
01.04.2005
 
Mit Staunen sieht das Wunderwerk
 
Гляжу с восторгом на Творенье, – 
Его послали Небеса, – 
Обожествляю Вдохновенье,
Что полыхает, как Гроза,
 
Питает Душу, Сердце теша,
Пронзая молниями Мрак...
Я в Восхищении опешил,
Постигнув собственный Размах!
 
Я Интуицией питаюсь, – 
И всё мне мало: Я горю,
Великим Пламенем играюсь,
Искрясь Очами в Мир смотрю,
 
Внимая Звукам через Слово,
Мешаю Басы, Тенора,
Со Сцены прочь гоню Покровы,
И говорю из Тьмы: «Пора!»
 
И возгораются Светила,
И Мироздание поёт, – 
И Слово вновь рождает Силу,
Что устремляется в Полёт.
 
Я знаю, что во мне от Бога, – 
Я Раб Творенья и Идей, – 
И позабыв о Власти Рока,
Я верен вновь Мечте Своей!..
01.04.2005
Рейтинг: 0 Голосов: 0 243 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!