Исповедь женщины в белом ( 2 роман книги "Чёрное на белом")

6 апреля 2012 - Рейлин Беатор

Исповедь Женщины
В белом.












Белое платье, красная кровь,
Вот и судная плата – умирает любовь.
В ней ещё теплиться жизнь, хоть закончилась война…
Но исполни её последний каприз, скажи, что любовь не игра…
Не дай умереть последней капле,
Не дай оборваться последнему слову,
Не дай погибнуть последней фразе,
Дай взглянуть на мир по – новому…
Красные слёзы на чёрной земле,
Последние грёзы о первой зиме…
Опущены ресницы, слеза на щеке,
К зиме улетели птицы,
Так же как жизнь, они вдалеке.
Чёрная роза – печальный цветок,
Вот и скинута ноша, и ты у её ног…









1.
Если кто – то открыл этот мой дневник, значит, что меня уже нет в живых, но это не скорбно, ибо я добилась того, чего хотела, я продолжила дело своего отца, и завершила его – я нашла ЕЁ… Кто бы не читал мой дневник, я Вам заявляю: моя жизнь сложилась удачно, и я не минуту не жалела о резких поворотах судьбы, потому что в моей жизни была ОНА.… Но раз уж некто открыл мой дневник, я бы хотела познакомить его или её со своей жизнью полностью…
Родилась я – Кира Хеген в Германии, в 1970 году, а закончила своё дело, будучи ещё совсем юной – в возрасте 27 лет, и тогда жизнь потеряла для меня смысл, хотя понимаю, что зря, ведь на время моей последней записи у меня оставалась маленькая радость возрастом всего в годик, но об этом тоже позже…
Мой отец Аристарх Хеген всю свою жизнь посвятил журналистике и книгам - он буквально сутками сидел в своём кабинете, и постоянно что – то писал или читал, но иногда он куда – то надолго уезжал, таким образом, меня всегда воспитывала мама.
Хелена Хеген была родом из бедной семьи, но с отцом они женились (извиняюсь за банальность и избитость фразы) по большой и настоящей любви. Ей было всего семнадцать – ещё совсем юное создание, а он уже на тот момент был в возрасте 30 лет – и являлся красивым и статным мужчиной, который на всю жизнь полюбил лишь одну женщину – мою мать…
Как и все дети, я училась в лицее, который закончила с отличием. Мной по этому поводу всегда и все гордились, а меня это бесило. Будучи подростком, я увлекалась музыкой, искусством и книгами. Нет, я не была маленькой толстенькой зубрилкой в противных кругленьких очках, а наоборот – довольно красивой стройной девушкой с длинными рыжими волосами и голубыми глазами – в средневековье меня бы казнили, сосчитав ведьмой, но я была человеком. В общении с противоположным полом я тоже преуспевала – парней было много, но полюбила я лишь один раз – своего горячо уважаемого мужа.… Посмертно…
Началом начал был горячий август 1985 года, когда я впервые вошла в кабинет отца. Он как всегда сидел за своим рабочим тяжёлым письменным столом, который хранил множество тайн и загадок, а так же книг и прочих бумаг.
Выражение лица моего отца было очень впечатляющим – он был полностью погружён в какую – то бумагу, но моё появление заставило его оторваться. По его глазам я поняла, что что – то случилось.
- Отец, с тобой всё в порядке?
- Она была снова замечена.… На этот раз у нас – в Баварии…
- Ты о ком? – я подошла к отцу, и, сняв очки, заглянула в красные, опухшие и усталые глаза.
- А? Ах, дочь, ничего, ничего… Я так, о своём…
- И всё же… Что же, или кто заставило тебя так содрогнутся?
- Прости, милая, это долгая история… - отец явно пытался уйти от разговора, но я была настойчива, и отступать не собиралась, это меня всегда и спасало.
- А я ни куда не тороплюсь…
- Тебе будет не интересно…
Я строго взглянула на отца, который колебался перед выбором… Может, если бы он тогда ничего бы не рассказал, моя бы жизнь повернулась по – другому…
- Понимаешь, я ей посвятил всю свою жизнь… Я продолжил дело своего отца, и вот… Она снова замечена, а это, понимаешь… - отец увлёкся рассказом, но уже на первом предложении у меня возникла масса вопросов.
- Стоп, стоп, стоп.… Давай сначала о том, кто она? Мама?
- Нет, Кира, не Хелена… Её имя, насколько это известно – Иррацебета Монхельде.… Хотя, говорят, что у неё множество имён, но первое и настоящее имя – Джейн. Просто Джейн Монхельде…
- Прости, но это имя мне ничего не даёт…
- Да.… Не даёт… Тебе будет не интересно.… Это журналистика, милая…
- Отец…. Позволь мне решать, что мне интересно, а что нет.… На данный момент мне интересно.
Отец тяжело вздохнул, а потом достал обрывок старой газеты, которой было не меньше, чем лет пятьдесят. На газете была размазанная фотография человека в белом на мосту. Снимок был очень не чёткий, но надпись уверенно гласила:
«Женщина в белом, наводящая на всех страх и проклятие была замечена вчера – 23 мая 1935 года на Проклятом мосту! Ведутся поиски».
Потом отец вытащил ещё один обрывок газеты, на котором снова не чётко было изображено белое пятно, будто бы скрывающееся за углом, а надпись была очень похожей:
« Мы думали, что она исчезла, но нет, к сожалению, мы ошибались – В ночь с 23 на 24 мая Женщина в белом снова взбудоражила жителей Кёльна. Она снова была замечена возле Проклятого моста. Власти собираются снести мост, который и в правду проклят».
- Что это всё значит?
- И вот, вчера я обнаружил газету. - Отец дрожащими руками положил свежую газету на стол. На размазанном фото был изображён белый платок на том же Проклятом мосту, а снизу приписано:
«Женщина в белом проклинает нас – после её нового появления, утром в парке были обнаружены три тела, полностью обескровленных. Ведётся дело. 24 мая 1985 год».
- Да это не журналистика, это мистика какая – то…
- Нет! – отец повысил голос, и тут же опешил. – Прости.… Нет, милая, это не мистика… Она действительно существует…
- Но кто же она?
- Кто? Хм.… Знаешь, дочка, она Nosferatum.… По крайней мере, так говорят…
- Вампир? Я подозревала, что они существуют, но что бы отец, мой родной отец увлекался этой чушью.… Нет уж, увольте… - Я тогда порывисто вскочила, и, хлопнув дверью, убежала из кабинета. Удаляясь, я слышала, что отец что - то прокричал вслед – это, были, какие – то оправдания… Я до сих пор жалею о том, что не послушала отца, и тем более обидела его.… Прости меня, отец…
Я всю ночь думала об этом всём, и поняла, что была не права, и собиралась извиниться и поговорить с отцом, но было поздно….Утром отца нашли мертвым… Лекари сообщили, что у него обширный инфаркт, и его было не спасти.… У него был порок сердца, но ни кто об этом не знал….Я считала себя виноватой, но исправить я ничего не могла…
А время, тем не менее, шло… Мать после потери отца поникла, посидела, не смотря на свой молодой возраст, но красоты не потеряла, она просто убрала её. Прошел месяц, за тем год.… Однажды я вспомнила о той Женщине в белом, о которой говорил отец, и решила пойти в кабинет отца. После его смерти ничего не трогали, был же тот лёгкий непорядок на его столе, будто бы забытые им очки, книги, и на всём был уже годовалый приличный слой пыли.
Немного рассмотрев отцовские книги и бумаги, я поняла, что отец всю свою жизнь посвятил этой женщине и вампиризму, потому что все его книги были об этом, а их я насчитала около нескольких сотен. В столе были те самые обрезки газет, которые отец показал в последнюю ночь. Немного почитав эти газеты, я с ужасом поняла, что Женщина появлялась всегда на Проклятом мосту, ну или в его районе в ночь с 23 на 24 мая.… Как раз в одну из таких ночей умер мой отец… Ровно год назад.… И сегодня 23, нет, уже 24 мая 1986 года.… По моей коже пробежал холод. Я немного подумала, и стала рыться дальше.
Через некоторое время я нашла то, что искала – дневник отца. Видимо, он наблюдал за мостом, и хотел её увидеть, но так никогда и не видел.… Так же кроме наблюдений, я обнаружила номера телефонов и адреса. Как я поняла, это были люди, с которыми он работал.
Утром я начала обзванивать по этим номерам, которых было десять. На первый номер трубку не подняли, на втором сообщили, что номер не обслуживается, во время третьего звонка я узнала, что некий Герольд Баскхе уже умер. Четвёртый звонок дал результат.
- Алло, слушаю.
- Господин Альфред Дэ Ос?
- Да, это я. – Подтвердил мужской, и довольно старческий голос на том конце провода.
- Простите за беспокойство.… Это Кира…
- Кира… - повторил мужчина. Видимо он пытался вспомнить это имя. Я опешила, и произнесла тихим и даже каким – то стеснительным голосом:
-… Это Кира Хеген…
- Бог мой! Ты дочь Аристарха?
- Да, это я.
- Дитя моё, я даже не предполагал, что ты позвонишь,… Я слушаю тебя.
- Я бы хотела поговорить с Вами…
- Да, конечно, давай встретимся. Буду рад, если ты наведаешься ко мне домой, потому что сам я выйти не могу, я в инвалидном кресле.… Так уж получилось…
- Простите, я не знала. Хорошо, я буду. Ваш адрес остался прежним?
- Да. К обеду подходи.
- До встречи.
Я положила трубку, и снова прочитав адрес Дэ Оса, снова отправилась в кабинет. В десять часов я сложила в сумку газетный отрывки, дневник отца, и ещё один дневник – пустой, для будущих записей. Предупредив маму, я отправилась по указанному в дневнике отца адресу.
Через час я была возле небольшого поместья Дэ Оса. Нажав на звонок, я стала ждать. Через минуту дверь открылась, и я увидела довольно пожилого мужчину лет семидесяти в инвалидном кресле.
- Добрый день, господин Альфред!
- Ты так похожа на отца… - мужчина изумился.
- Да, так все говорят…
- Ах, да Кира, проходи. ТЫ уж извини, что я в таком виде.
- Ничего, в жизни всякое случается.
- Это точно.
Мы прошли в его кабинет, и после чая, завели разговор:
- Я ждал, что ты, когда нибудь позвонишь, я был уверен, но боялся, что не доживу… Мне жаль твоего отца, он был мне хорошим другом и сослуживцем…
- Это я виновата в его смерти…
- Изволь опровергнуть ложь.… Это не ты виновата, это она… - он указал на большую картину, висевшую позади меня, которую я естественно сразу не увидела. Я подошла к картине и изумилась – на ней была изображена почти что я! Только волосы были чёрные и длинные, а сама она была немного старше меня и одетая в белое платье.
- Это… это… Кто она?
Альфред тяжело вздохнул.
- Я думаю, ты пришла поговорить именно о ней…
- Джейн?
- Нет, уже её имя – Иррацебета.
- Я знаю.… Но почему?
- Почему что? Почему ты похожа на неё?
- Да.
- Ты должна всё знать, потому что ты должна закончить это дело. Я рассажу тебе всё. Это произошло давно, точно неизвестно когда, но история эта началась сто лет назад. Твой дед – Герхард Годе жил тогда в Италии, и тогда он познакомился с юной девушкой по имени Джейн, естественно самому ему на тот момент было всего семнадцать, а ей около шестнадцати. Естественно у них начался роман. Они были влюблены, но им запрещали даже общаться – она была молода и богата, а он был довольно беден. Но они тайно продолжали встречаться. Когда её родители узнали об этом, её засватали за какого – то там адвоката. Но его она не любила. Он об этом знал, и тогда он испортил ей жизнь раз и навсегда.… Почти навсегда… Он обратил её.… Сам он являлся вампиром… Он лишил её жизни, и бросил погибать в канаве.… Но она выжила, а он не знал об этом, и все считали её без вести пропавшей. За тем сообщили, что она погибла, и он стал богат – её родители не выдержали, и покончили жизнь самоубийством – вместе бросились со скалы. А ему это и нужно было – потому что всё её богатство перешло ему – как законному жениху. А потом он переехал в Баварию…
- И жил в районе Проклятого моста?
- Именно. Но добрые люди спасли её – отогрели, отмыли и привели в порядок. Но она, видимо, решила отомстить – она надела белое свадебное платье – после чего её стали называть Несбывшаяся невеста или Невеста на всю жизнь, а потом – Женщина в белом. Твой дед, узнав о её гибели, чуть не сошёл с ума, а потом женился, но, так и не полюбив более, сразу после рождения сына – твоего отца, скончался, будучи ещё молодым. Адвокат же жил и катался, как сыр в масле… Она, видимо, узнала, где он живёт, и тоже перебралась в Баварию. Тогда уже, твоя бабушка, вместе с твоим отцом – мальчиком семнадцати лет жили там же. Однажды, гуляя по тому самому мосту, они и встретились. Джейн, вернее уже Иррацебета ещё даже днём разгуливала по улице, но её не трогала не вода, не святые места, не солнце, ни чего…. Джейн увидела твоего отца, а он, как ты знаешь, похож на своего.… А он как раз был в том возрасте, в котором познакомился твой дед и Джейн. Видимо, она поняла, что твой дед женился, и у него есть сын, только самого его не было уже…. Я не знаю, что с ней случилось, но тогда она стала буквально преследовать его, естественно незаметно.… На этом история обрывается, потому что больше я ничего не знаю…
- А это случайно не 24 мая было?
- Ты очень догадлива. Они и познакомились 24 мая 1986 года…
- Ровно сто лет назад.… Так получается, что она всё ещё жива?
- Да…
- Но что ей нужно?
- Этого я не знаю…
- А что случилось с адвокатом?
- Она убила его… Просто выпила… Тем самым удлинив себе жизнь…
- Всё это так странно…
- У нас группа – пять человек, мы ищем, её… Ты можешь присоединиться к нам…
- Да, господин Альфред, я согласна! Я хочу её найти…
- Я думаю, ты неспроста, похожа на нее …
- А откуда Вы знаете, как она выглядит?
- По воспоминаниям твоего отца и деда. Дед, кстати тоже вёл дневник – оттуда - то я и знаю всю эту историю. А как найти её.… Хм, об этом мечтает почти каждый – за столетие она стала легендой…
- А может, это вовсе не человек, а просто призрак?
- Да, в одном ты права – это не человек, это вампир, а они, как известно, очень умны и хитры. Но я думаю, что тебе удастся найти её…
- А если со мной что – либо случиться? Это ведь она виновата в смерти отца, смерти ещё одного вашего сослуживца, да и Вы…
- О, нет, дитя моё, тут ты ошибаешься. Я с детства такой – тогда я ещё не был знаком не с твоим отцом, не тем более с ней.… А Что касается мистера Герольда Баскхе, то тут она тоже не причём – от него ушла жена, и он спился.… Да, прекрасный был учёный – он всю жизнь посвятил себя вампиризму и их изучению.… А вот что касается твоего отца – тут, прости, я не ведаю…
Я глубоко задумалась.
- Каким образом мы будем искать её?
- Я пока незнаю… Можно, конечно, ждать год, и попробовать встретить её на мосту, но так мы уже поступали, и это ни к чему не приводило. Она, видимо, появляется не только у нас, а может, и в Италии, Франции и России…
- Но почему именно эти четыре страны?
- Ну, Италия и Германия – это понятно. Франция – её тогда засватали с адвокатом, а он был французом. А Россия – говорят, она была и там замечена, вполне возможно, что там она просто скрывалась… Я незнаю, где её искать…
- Я тоже.… Но давайте поддерживать контакт, может что – то проявиться новое.
- Я согласен с тобой. А пока будем внимательно слушать новости, и читать газеты…
- Кстати.… Когда она убила адвоката?
- Его обескровленное тело нашли этой зимой – вот, почитай.
Я взяла газету и начала читать то, что было написано под фотографией, на которой был изображён труп мужчины, кожа которого была мертвенно бледной.
«Сегодня ночью, 22 января 1986 года был найден обескровленный труп знаменитого адвоката Хьюлла Мерсона, а рядом с ним белый платок. Народ думает, что это проделки Женщины в белом. Ведётся расследование».
- У них всегда всё ведётся.… Но ничего не раскрывается…Неужели даже после его смерти она не успокоилась?
- Видимо, нет, а там, как знать.… Когда нибудь, я надеюсь, у тебя будет возможность задать этот вопрос ей самой…
- Может быть.… Извините, Мистер Альфред, я вынуждена Вас покинуть, мама больна, ей нужна помощь…
- Ах, да, можешь идти, Хелене передавай привет.
- Обязательно. Всего хорошего, я закрою дверь…
2.
Прошло полгода. Новостей о Женщине в белом не было, и я уже стала подозревать, что она исчезла, но я ошибалась. Я окончила лицей, и, решив продолжить дело отца и деда, поступила на факультет журналистики. У меня было свободное время – от занятий и ухода за матерью, которая, кстати говоря, начала поправляться и приходить в себя, снова начала жить – в её гардеробе появились новые вещи, косметика престала пылиться на трюмо, а уже сверкала на её молодом лице, И подчёркивала красоту. Я не винила мать в непокорности любви к отцу, потому что прекрасно понимала её, ей всего лишь 37 лет, я бы даже не возражала, если бы она снова вышла замуж, потому что прекрасно знала, что она не предаст память отца. Но до моего последнего дня жизни, у нас в доме так и не появился не один мужчина…
За полгода я успела прочесть все книги и документы отца, и теперь с уверенностью могла сказать, что знаю о вампиризме очень много. Что самое странное для меня, что я поверила в них.
Как-то раз, в один холодный осенний вечер мне позвонил Альфред и пригласил на встречу, предварительно дав адрес. Мама была на работе (она работала парикмахером в салоне красоты) и я, написав записку, Отправилась по указанному адресу. Ветер был холодный, а с неба что – то моросило, и было очень неприятно, но было хорошо то, что здание, куда меня пригласил господин Альфред, было всего лишь в пяти кварталах от нашего поместья. Поднявшись на второй этаж, я вошла в указанный господином Альфредом кабинет. Там уже находились люди – сам господин Альфред, молодой человек лет двадцати пяти и ещё двое пожилых мужчин.
- Добрый вечер…
Все обернулись в мою сторону, и изумились. Альфред подъехал ко мне, и, взяв за руку, представил.
- Не нужно так пугаться, я Вас предупреждал об их сходстве с Джейн. Это Кира Хеген. Это – мой сын Валентин, а это мои коллеги – Вальтер Митс и Вианор Дисло. Итак, проходи, садись.
Я села возле Валентина, а Альфред переместился за свой стол. Его партнёры сидели на других двух диванах, расположенных справа и слева от меня.
- Итак,…Вчера я получил известие от своего русского коллеги – Игоря, что Джейн видели в России – на территории города Санкт – Петербурга. Думаю, что туда нужно отправиться.
- Я могу поехать! – резко произнесла я.
- И я тоже! – поддержал меня младший Дэ Ос.
- Отлично! Решено! Но как же твоя учёба, Кира?
- Я могу доучиться и тогда ехать, хотя, боюсь, это дело ждать не должно…
- Сколько тебе ещё учиться?
- Два с половиной года.
- Да, ты права, дело не ждёт. В принципе ты можешь перевестись учиться туда…
- Может, всё же подождёт? – вступился один из коллег Альфреда.
- Ты думаешь?
- Ну, в конце концов, она «ждёт» уже около сотни лет, и мы каждый день бегаем за ней, но так ничего путного не вышло.
- Да, друг, скорее всего, что ты действительно прав.
Да, так оно и вышло - мы решили, что Женщина в белом подождёт ещё два с лишним года, а может, и переберется ближе к нам, но мы этого хотели, и одновременно боялись… До конца первого курса учёбы, пришла весть Игоря из России, что наша Женщина в белом покинула пределы страны, но куда – это было не известно. Мы только узнали, что она оставила гостиницу, где останавливалась полной мужскими трупами…
А так же произошло ещё одно событие – мы сблизились с Валентином. Мы стали встречаться – он очень похож на своего отца – такой же ласковый, заботливый, нежный и честный. Это был мой первый мужчина, и последний…
Прощу прощения за то, что не буду описывать всё, что происходило во время этих двух с половиной лет – не в этом суть моего дневника.
Так вот, в возрасте почти двадцати лет я закончила институт. Я была этому необычайно рада. Так же мы получили за два года целых 3 весточки о том, что Женщина в белом снова дала о себе знать, а так же она успела побывать во Франции, где оставила 5 мужских обескровленных трупа. Нас лишние жертвы особо не радовали, но ничего поделать мы не могли, но надеялись на то, что всё это скоро закончиться, и всё нормализуется – этот призрак любви не будет нас мучить. Тогда мы были частично правы. Но огорчало нас одно обстоятельство – тяжело заболел мистер Альфред Дэ Ос. Мы бросили все дела, и явились к нему домой. Там мы с Валентином обнаружили девушку, которая сидела подле Альфреда, который лежал на кровати, укрытый пледом.
- О, милые мои! Я безмерно рад видеть Вас! Смотри, Аманда, какая они прекрасная пара!
Я тогда была жутко смущена, я это хорошо помню. Да, я с уверенностью могла сказать, что я действительно любила Валентина, но вот на счёт него я не была уверенна. Всё же мне двадцать, а она на семь лет старше.… Но всё равно нас это ничуть не останавливало.
- Добрый день, папа!
- Добрый день, Мистер Альфред.
- Папа??? – девушка вопросительно смотрела то на Альфреда, то на Валентина. – Это как? Ты мне ни когда не говорил.
Валентин, конечно, всегда был мудр, поэтому в любой ситуации вёл себя сдержанно, но тут его терпение лопнуло, и он швырнул грубость:
- Отец, ты мог сказать своей пассии, что ты давно не монах…
- Успокойтесь оба. Простите старика… - он поднялся на подушке. – Я давно должен был Вас познакомить, и объяснить всё, но.… В общем.… Это Аманда – моя дочь от первого брака, а это – Валентин, сын от второго…
Долгую мёртвую тишину пронзил, как стрелой антилопу, плач в унисон брата и сестры, которые не знали о существовании друг друга целых двадцать девять лет.… Это очень большой срок…
Так Альфред воссоединил своих детей – единственных родных ему людей на этом свете. Когда Валентин ушёл на кухню ближе знакомиться со своей сестрой, мы остались с Альфредом наедине. Я была очень огорчена его состоянием, и он это заметил.
- Не грусти, милая, всё хорошо…
- Хорошо? Да Вы же…
- Что я? Могу умереть?
Я опустила голову.
- Простите, но Вы в таком тяжёлом состоянии, что…
- Не беспокойся, Кира, я не умру… Я давно уже умер…
Я ошарашено взглянула на старика, и поняла, что болезнь дала осложнение на психику.
- В таком положении у Вас ещё хватает сил на шутки…
- Ты думаешь, что я маразматик?
Я тяжело взглянула на дорогого мне человека, который постепенно превращался действительно в маразматика. После тяжёлой паузы он произнёс:
- Я Вампир…
Я ошарашено отпрянула в сторону.
- Не бойся… Я не трону тебя.… Не нужно думать, что я тронулся умом.… Если ты готова поверить правде, то я тебе всё расскажу.
Я внимательно посмотрела на старика. Его взгляд не выражал ни какой шутки, или анекдота, и я, сглотнув ком, предположила сыграть небольшую роль в его старческом спектакле, который был не уместен…
- Да, я… я готова… Искренне…
Альфред взглянул на меня глазами, в которых был огромный океан надежды, только на что, я не знала…
- Когда я стал расследовать дело о Женщине, я понял, что могу не довести это дело, ведь я был другом ещё твоего деда – оттуда я всё знаю…
- Простите…. Вы хотите сказать, что вы с прошлого столетия?
- Да… Мне сейчас должно было бы быть около ста лет…
- Но Вы же были человеком? – как то с надеждой проговорила я…
- Верно.… Когда ОНА появилась, я понял, что узнаю все её тайн, чего бы то мне это не стоило. Но тогда я попал в аварию, и во время операции мне случайно влили кровь вампира. Я не знаю, как это произошло, и ни кто не знает, видимо эта тайна канула в века. Первое время я мучился, страдал, хотел погибнуть, но во время вспомнил о НЕЙ… И понял, что это судьба.… И решил жить, пока не узнаю её тайну… - В тот момент я поверила Альфреду, было видно, что он не лжёт…
- А как Вы выживаете?
- Через день мне доставляют «чёрной почтой» кровь из больницы, естественно за приличную плату.… Так вот, теперь ты знаешь мою тайну… Ты отвергнешь меня?
- Нет, что Вы.... – я подошла ближе, и обняла его. Было видно, что он рад этому.
- Скажите, а как же у Вас появились дети? Ведь от вампира и человека ребёнок родился лишь один раз, это дрампир Рейн. Неужели, она не единственная?
- Единственная… Аманда уже была рождена, а Валентин только зачат, когда это произошло…
- Сколько же Вам было?
- Около семнадцати… Просьба, сохрани эту тайну…
- Обещаю… - И я своё обещание выполнила…















3.
С того дня прошло четыре года.… Да, срок, безусловно, большой, но с другой стороны он, как песчинка в бархане…
Вы снова простите, что я не описываю в подробностях происходящее тех времён, просто у меня очень мало времени на это…
Я только могу сказать, что попутно с расследованиями, которые не двигались с места, я получила второе образование – я стала дизайнером. Так же за четыре года мы получили 4 новости, 4 напоминания о себе нашей Женщины в белом. Я не могла понять, что же ей было нужно, для чего она появлялась лишь раз в год – 24 мая, и оставляла после себя множество мужских трупов.… Для чего? Мстила?... И снова были вопросы, вопросы, вопросы, и не одного ответа,… Почему так?...
Чуть не забыла написать, что в моей жизни произошло одно очень важное событие – на моём безымянном пальце правой руки появилось тонкое золотое обручальное кольцо! В январе этого года мы с Валентином сыграли свадьбу, а потом ездили на целых три недели в прекрасную холодную страну Норвегию. Там мы очень прекрасно провели наш медовый месяц, и вот вернулись домой.
Альфред поправился, и теперь жил со своей дочерью в своём поместье, а мы с моим любимым мужем – у моей мамы, и естественно, мы каждый день навещали Альфреда и Аманду.
Наконец - то я убедилась, что Валентин и вправду любит меня, он уже даже хотел ребёнка, а я утверждала, что сначала нужно закончить дело, а потом думать о пополнении семьи.
Ещё мы стали думать о том, что тяжело ездить каждый день к Альфреду и обратно - только на дорогу уходило около двух с лишним часов, не говоря о погодных условиях – зимой всё занесено снегом, а весной и осенью – дожди, и реки выходили из своих берегов. Да ещё и моей матери сказали, что ей в срочном порядке нужно сменить климат на более холодный – горный. И вот мы в один приятный вечер собрались у Альфреда дома всем большим семейством, и начали обсуждать все проблемы.
- У кого какие предложения?
- Я думаю, что Вам, миссис Хелена, нужно, куда нибудь съездить – отдохнуть… - выдвинула своё предложения Аманда.
- Без дочки и зятя я не куда не поеду! – строго настаивала моя мама.
- Ну, а если ненадолго? Совсем на чуть – чуть? – начала уговаривать маму я, но она стояла на своём.
- Нет, я сказала, я не поеду одна! Да и притом, нужно же навсегда изменить климат, а не мотаться туда, как…
- Ты права, Хелена, так дело не пойдёт, а твоя астма может перейти в более тяжёлую форму…
- А что, если переехать?
- Да, мам, я тоже об этом уже подумываю. Но куда?
- Милая, мы же прекрасно провели время в Норвегии!? Не так ли?
- Да, ты прав.… А что, это идея! Можно там купить небольшой особняк, и …
- Нет, нет, и ещё раз нет! Эта Ваша Норвегия – дичайшая страна, я читала!
- Мам, сейчас она уже не дикая – время викингов уже ушло – они были до нашей эры!
- Правда? – мама внимательно посмотрела на меня.
- Правда, Хелена, правда! – подтвердил мои слова Альфред.
- Кира, помнишь, там не далеко от отеля мы видели прекрасный двухэтажный заколоченный особняк? Так вот, он же продаётся, я надеюсь, что его ещё не купили?!
- И, правда, тот особняк был прекрасен, и кстати не дорого!
- Можно будет съездить, и узнать…
- Ну, хорошо! Уговорили.… Если получиться, то мы и вправду переедем…
Но съездить не получилось.… Перед самым отъездом я узнала, что беременна!!! И я осталась в Баварии. К сожалению, беременность протекала тяжело, и большую часть времени я находилась в больнице…
Может, Вам покажется мистикой, но Вы знаете, когда она родилась? Родилась наша Гретхен, наша маленькая прелесть в самую ужасную дату – в ночь с 23 на 24 мая 1995 года. Но поделать ничего не могли – мы думали, что это просто лишь совпадение, и ничего более.… А мы пока остались в Германии. Прошло тяжёлое жаркое лето – всё время я проводила с малышкой – я её безмерно любила, люблю, и буду любить…
За тем наступило холодная и промозглая осень, Висла вышла из берегов, и наш с мамой особняк затопило, и мы были вынуждены переехать к Альфреду, и теперь ютились вшестером в небольшом особняке Альфреда. Это уже стало невозможным – было тяжело жить так, притом, что я ни на минуту не забывала, кем являлся Альфред… Весной мы решили съездить в Скандинавию, и заняться покупкой особняка.
Прошла холодная зима, во время которой наша Гретхен немного болела.
Вот наступила весна. В стране снова объявили режим ЧП – реки выходили из своих берегов… Март, апрель… - тяжёлое было время.… И вот, в мае сразу после дня рождения дочери, мы с Валентином оставили малышку, родителям на недолгое время, а сами поехали в Норвегию.
К счастью в стране было довольно тепло, и нам было легко передвигаться по городу. Пока Валентин читал газеты в поиске объявлений о продаже особняков или поместий, я пошла в тот, который мы видели во время медового месяца. Я надеялась, что за полтора года его не успели продать. Я была права.
Подойдя к особняку, я увидела, что он всё ещё заколочен досками, а дверь открыта (для того, что бы будущие покупатели смогли осмотреть дом изнутри), а на стене так и весело объявление о продаже. Дверь тихо скрипнула, и я вошла в особняк. Теперь я была жутко заинтересована его содержанием, и поэтому очень пытливо рассматривала комнаты, стены, полы и все трещинки, которых, кстати говоря, было мало. Первой комнатой была прихожая, или, как некоторые называют фойе, мне понравилось – небольшая, но уютная комната годилась для вешалки и зеркал. Кухня и гостиная на первом этаже мне тоже очень понравились. Проходя по дому, я уже мысленно заранее предполагала, что где будет размещаться.
Первый этаж я полностью осмотрела, и мне понравилось. Потом я неуверенно подошла к винтовой лестнице, которая вела не второй этаж. На вид лестница была крепкой, но слой пыли показывал, что, если на первом этаже кто и был, то на второй так и не решались подняться. Но, я, как особа чрезвычайно пытливая и экстремальная, начала неуверенно, но чётко подниматься по ступенькам, для чего – то считая их. Первая, вторая, третья.… На тринадцатой ступени я закончила счёт. Вот я оказалась на втором этаже особняка. Я стояла в небольшой комнатушке, из которой следовали в стороны ещё три двери. И я решилась. Первая комната была с камином, просторная и уютная. Окна были не заколочены, и поэтому комната была очень светлая. Я сразу же решила, что это будет наша спальня с Валентином…
Вторая комната была тоже светлой, но меньших размеров, и поэтому я подумала о нашей маленькой Гретхен – ей должно было понравиться.
Но вот третья комната оказалась тёмной – створки были закрыты, и я в темноте прошла к окну, и открыла его, как друг послышался нежный, бархатный женский голос с противоположной стороны:
- Только не сильно открывай…
Я повернулась.
- Извините. – Только и сказала я.
- Ничего страшного.
Наступила тишина. Я успела за несколько секунд рассмотреть комнату. Она была огромна, но так же пуста, только у противоположной стены, где находилась незнакомка, стоял большой деревянный письменный стол.
- Простите, Вы хозяйка? – задала довольно глупый вопрос я, потому что другого вопроса я не находила. Что то внутри меня подсказывало, что ситуация напряжена.
Это оказалось началом конца…
Незнакомка повернулась, и я замерла. Только теперь я обратила внимание на её одежду – белое струящееся платье.
- Нет, я не хозяйка…
Я вышла из ступора, и немного приблизилась к ней. Я действительно была похожа на неё, только волос другие…
- Вы… простите.… Неужели это Вы, Джейн? – дрожащим голосом спросила я.
Женщина внимательно посмотрела на меня прожигающим взглядом, что я поняла, что ОНА действительно существует, а не бред моей разгульной фантазии. Вдруг по комнате пролетел её дикий хохот, и она, буквально подплыла ко мне. Её ослепительно белое платье будто бы разлеталось по ветру, хотя ветра в комнате не было.
- Мне очень нравилось это имя.… Но теперь… теперь я Иррацебета… - поникшим голосом произнесла Женщина.
- Неужели… Неужели это Вы?... – опущено произнесла я.
- Да, Кира, это я та самая легендарная Женщина в белом…
Это заявление пробежало по мне убийственной молнией, у меня даже подкосились ноги, и я чуть не упала в обморок, но мне не хотелось терять её, ведь я об этом столько мечтала…
Она подошла ко мне, и провела холодной рукой по моим волосам. И тут меня озарило задать ей пару вопросов.
- Скажите…
- Можешь называть меня как хочешь, хоть исчадьем Ада, я всё равно не далеко ушла…
- Вы не исчадье Ада! Вы…
Но договорить она мне не дала:
- Запомни, Кира, если ты хочешь всё узнать, то не иди против моего мнения.
- Простите, Джейн.
- Так - то лучше.
- Скажите, почему я похожа на Вас?
Джейн вздохнула, хотя мне показалось, что она не может дышать.
- Прости, меня, девочка.… Это я виновата… вернее не я, а твой дедушка - мой милый, милый Герхард…
- Расскажите мне всё. – Твёрдо попросила я, взглянув вампирше в проникающие глаза. Она некоторое время смотрела на меня, видимо ожидала, что я отведу взгляд, но этого не случилось.
- Хорошо.… Это должно было случиться… Ты должна всё знать, поэтому я рассажу тебе всё. Это произошло давно - сто лет назад, хотя и не так давно… Твой дед – Герхард Годе жил тогда в Италии, и тогда мы познакомились. Ему тогда было семнадцать, а мне и того меньше – всего шестнадцать, ещё девочкой была. Естественно у нас начался роман. Мы были страстно и безумно влюблены, но нам запрещали даже общаться – ведь я тогда была молода и богата, а он был довольно беден. Но мы всё равно тайно продолжали встречаться. Когда мои родители узнали об этом, меня засватали за какого – то там адвоката по имени Хьюлл Мерсона. Но я его не любила. Он об этом знал, и тогда он испортил мне жизнь раз и навсегда.… Почти навсегда…
- Он обратил Вас…
- Да. Сам он являлся вампиром…я незнала об этом… Он лишил меня жизни, и бросил погибать в канаве, как последнюю собаку.… Но я выжила, а он не знал об этом, и все считали меня без вести пропавшей. За тем сообщили, что я погибла, и он стал богат – мои уважаемые и любимые родители не выдержали, и покончили жизнь самоубийством – вместе бросились со скалы. А ему это и нужно было – потому что всё моё несметное богатство перешло ему – как законному жениху. А потом он переехал в Баварию.… А меня добрые люди спасли – отогрели, отмыли и привели в порядок. И вот тогда я решила отомстить. Я надела белое свадебное платье – после чего назвала себя Несбывшаяся невеста или Невеста на всю жизнь, а потом – Женщина в белом, во имя несправедливости, ведь мне не дали выйти замуж за того, кого я любила, и это потянуло за собой три жизни.… А потом четыре. Адвокатишка же этот жил и катался, как сыр в масле… Я, узнала, где он живёт, и тоже перебралась в Баварию. И вот однажды произошло ужаснейшее событие. Однажды, гуляя по тому самому мосту, мы встретились. Я могла днём разгуливать по улице, и меня не трогала не вода, не святые места, не солнце, ни чего…. Я увидела его
- Моего отца.
- Да. Это был сын Герхарда, и он как раз был в том возрасте, в котором мы познакомились с моим любимым. Тогда я поняла, что он женился, и у него есть сын. Но я незнала, что его нет в живых. Я думала, что он любит свою жену, ребёнка, и тони счастливы, а ведь на её месте должна, нет, обязана была быть я! …. И тогда она стала преследовать его, естественно делала это незаметно…
И тогда, прости меня, Кира, я решила проклясть его, и я это сделала. Я решила сделать так, что бы внучка Герхарда была похожа на меня…
- Но для чего?
- Герхард проклял и предал нашу любовь… - мне казалось, что если бы она могла плакать, она бы топилась в слезах.
- А вот тут ты не права. Когда мой дед узнал о твоей гибели, Джейн, он сошёл с ума. Немногим раньше он узнал, что очень богат – он был единственным наследником своего отца, который был убит. Но его мать поняла, что если од не продолжиться, то род погибнет, и тогда она женила его на девушке Элисив – моей бабушке, которая позже родила моего отца. Но мой дед об этом уже не узнал – он, прожив несколько дней после зачатия отца, скончался. А в записке он сообщил, что не может жить без своей Джейн!
Вампирша была ошарашена. Тогда мне показалось, что она действительно плачет.
- Я незнала этого… прости.… Как же я оказалась глупа…
Мы не успели договорить с Джейн, как внизу послышался голос Валентина, а потом он вошёл сам. Я резко обернулась, но Джейн уже не было…
Мы решили купить этот особняк, и все были этому рады, кроме меня. Через месяц мы уже переехали в особняк. Во время застолья я отошла на время, но получилось, что навсегда.
Я вышла на улицу, и решила прогуляться по вечернему городу. Но когда я прогуливалась по безлюдной улице, ко мне неожиданно присоединилась Джейн.
- Здравствуй, Кира Хеген!
- Джейн…
- Мы тогда не договорили….Я хотела лишь попросить прощения…
- Я не держу на Вас зла… я лишь благодарна Вам, правда, незнаю за что…
- Спасибо и тебе, ты спасла меня… прощай.…
И она исчезла. Когда я возвращалась домой, то увидела толпу людей возле нашего особняка. Тут же я увидела моего горячо любимого мужа, мою мать, сестру Валентина и его отца. На земле лежала мертвая я! Я поняла, что это Джейн – она изменила внешность, и была одета в такую же одежду, как я. Тогда я поняла, что это единственный мой шанс.
Я незаметно прошла в дом, надела белое платье, поцеловала свою дочурку, и, сказав ей «Прости», вышла из дома, предварительно положив этот дневник на стол.
Когда я покидала дом, меня заметили, и закричали:
- Женщина в белом!
Но я скрылась.… Навсегда…
Но я каждый день наблюдаю, как растёт моя дочка, единственная моя радость, но я не могу к ней приблизиться, потому что я – Женщина в белом, Женщина – загадка… 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 410 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!