ИГРА I

7 ноября 2011 -

 Читая Кастанеду, вспомнила почему то случай из детства. Мать была на работе, мы с сестрой остались одни дома. На дворе, кажется ,стояло лето..точно не помню, но было тепло. Балкон в нашей комнате был открыт настеж. Кстати, окна квартиры выходили во двор со стороны подъезда. Мне вообще никогда не бывало скучно, а сестра вечно ныла, когда же придет мама. Время близилось к обеду, мать всегда приходила в это время нас кормить. Я, кажется, еще не ходила в школу..точно-это было лето!

Вдруг что-то меня повело..Я подошла к окну и стала каркать. Карр..Каррр. Сначала негромко, потом все громче и более похоже на настоящую ворону. Когда, на мой взгляд, я достигла приемлемого уровня, меня вдруг понесло на балкон. Борясь с чувством неловкости и страхом  быть уличенной в чем –то несвойственном нормальным  людям, я подошла к открытой двери балкона. Присев на корточки, я еще раз каркнула, но не с таким усердием. Подождав некоторое время. Я поняла, что мои вопли никого не заинтересовали, я каркнула еще громче, на что моя сестра, выпучив глаза сперепугу, сказала:

-Ты что делаешь то..?

Я повернулась и совершенно искренне произнесла:

-А ты так не умеешь!!!

Она состроила гримасу, мол ей это вообще не надо и она не собирается заниматься этой дурью.

Я снова повернулась лицом на улицу и каркнула на этот раз ну очень громко и продолжительно. Сестра ,немного подумав, подошла ко мне и уселась рядом на порожек балконной двери. Мы сидели и молчали. Она не выдержала и спросила, зачем я каркаю. Я ответила, что просто так я зову ворону, и если «карр» получится правильный , то ворона прилетит на зов, так как примет меня за другую ворону. Сестра посмотрела на меня с недоверием и авторитетно заявила, что ничего у меня не выйдет, потому что настоящие вороны кричат не так, как я тут пыталась изобразить. Я не придала никакого значения ее словам, промолчав в ответ. Тут она немного подумала, а потом вдруг как каркнет. Негромко, тихонечко так.. Я посмотрела на нее серьезно и сказала:

- Так тебя никакая ворона не услышит, надо громче и правдоподобнее каркать.

Сестра ответила, что не собирается вопить на весь двор как я, просто она таким образом пыталась мне показать как надо это делать правильно.

Я не сильно удивилась и попросила ее повторить еще разок, потому что я не совсем расслышала, при этом уверив ее , что у нее действительно неплохо получилось. Сестра каркнула еще раз, меня совершенно не устраивало, что она это сделала опять тихо.

- Давай ты громко каркнешь и тогда я смогу понять, похоже это на вороний язык или нет,- попросила я , не меняя выражение лица.

- Нет, я не буду больше, и вообще у ворон никакого языка нет, они только каркают и все,- ответила, обидевшись сестра.

- А вот и есть! Ты просто не умеешь на нем говорить, а я умею,- возразила я , зная что ее это заденет, так как она была младше на год, и все время пыталась превзойти меня во всем, чтоб хоть где то быть первой.

- Ты умеешь????!! Да я лучше тебя могу, только не хочу!- возмутилась сестренка.

Этого момента я ждала. Она вошла в мою игру и теперь мы уже точно играем вместе, подумала я. Игрушки меня мало интересовали в детстве, а вот люди, которых я вовлекала в свои придуманные игры, мне очень нравились. Меня забавляло, как они сначала противились, а потом все одно играли по моим правилам, я не всегда знала,чем закончится игра, но точно чувствовала, когда надо было остановиться.

-Откуда мне знать, что ты умеешь, вот если б ворона прилетела, тогда можно было бы понять, что она отозвалась , значит у тебя получилось бы. А так я тоже могу сказать..Главное же показать, что ты умеешь, а ты просто хвастаешься как обычно.

- А вот и нет!! Смотри!

И сестренка каркнула во весь голос.

-Вот это да!!!- хохотнула я, -только надо немного по-другому.

Я каркнула в полсилы, чтоб продемонстрировать мастерство, которое я собиралась преподать моей поведшейся на развод сестре.

Но ее было уже не остановить.

-Нет! Я все правильно делаю, и у меня лучше получается!! КАррр..Карррр..,- неслось на всю улицу с балкона.

Я молча смотрела на это безумство и в перерывах ее хрипловатого карканья, умудрялась еще делать замечания, чем приводила ее самолюбие в дикое совершенно состояние, от чего ее карканье становилось похожим на вопли.

Прежде чем разразиться безудержным хохотом, обернувшись, я вдруг увидела испуганное лицо моей матери в дверях комнаты.

Но смеяться долго не получилось, мать выдернула меня с балкона и попросила обьяснить, что ту происходит. Сестра к тому времени уже перестала каркать, выбившись из сил. Она вдруг поняла, что сейчас нас будут ругать,  и включила сирену скорой помощи. Выражалось это в реве, который глушил все на сете, у меня на секунду заложило уши. Слеза катились у нее по щекам такие крупные, и вид у нее был такой обиженный, что мне на секунду стало ее жалко, пока я не посмотрела  в ее глаза.  В них была ненависть.

Мать еще у подъезда услышала душераздирающие вопли, сестренка под конец так разозлилась на меня, и стараясь превзойти саму себя, издавала такие нечленораздельные звуки, что , услышав их, подумать можно было черт знает что.

Мать же не могла видеть нас с улицы, мы сидели на порожке балкона. Она рысью преодолела четыре лестничных пролета и практически вышибла дверь в квартиру.

То, что творилось у нее в это время в голове и сердце, можно только предположить. Позже она со смехом рассказывала, что вначале подумала, будто нас режут на куски, а потом когда увидела весь этот цирк, ее просто рвало на части от злости и смеха одновременно.

Вид рыдающей младшей дочери помог ей склонить чашу весов в сторону наказания старшей, то есть меня.

Н а вопрос, зачем я заставила так истошно орать сестренку, я с невозмутимым видом сказала, что я не заставляла ее, просто она решила мне доказать, что умеет каркать лучше чем я и даже лучше чем сама ворона.

Такое объяснение почему-то вывело ее из себя окончательно и она стала кричать, что мол я совсем не соображаю, что делаю, что у меня все игры какие то дурацкие, и что так нельзя обращаться с младшей сестрой.

Воспользовавшись материнским гневом, который миновал сестренку, та тут же заревела еще громче и протяжнее, в доказательство моего жестокого с ней обращения.

Я лишь успела сказать, что я сама тоже каркала, а не только она, но мои слова уже не имели никакого значения, так как представления у нас у всех троих о том, что тут произошло были настолько разные, и я впервый раз в жизни поняла, что мне не хвати никаких слов, чтобы объяснить им обоим что это было. Позже я сама себе не могла ответить на вопрос. Зачем я все это делала. Кроме ответа, что я так играю, других у меня не было.

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 214 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!