Формула. Сборник Поэзии

 Formula

 
Я вижу Музыку, я слышу Пенье Света,
Я мыслю чувственно, и мысленно творю;
Я тку Вопросами Ковёр моих Ответов –
Словами тайными безмолвно говорю.
 
Мой Вкус отточенный с Корундом Быта рядом,
Мой Слог неистовый – как Грохот Бытия,
Мой Град Заоблачный – среди Земного Града:
И в Средостенье существую Я!..
 
Scipio
 
Мир – Терпенье!.. Войну объявляю,
Если Мысль о Мире Позорном
Нетерпением Дух угнетает,
Нетерпимостью жаля тлетворной.
 
Эту Мысль разрушаю Деяньем –
Свежим Воздухом Бури Великой:
Позабуду былые Желанья –
Вспомню Бога с пылающим Ликом!
 
В Сердце вражье ударю внезапно –
Вырву Сердце, что Злобой питает:
Выйду в Поле, сражусь с «самым Главным»,
Что боится – и значит, стращает.
 
Мир – за Мною! Свободною Мыслью
Я лечу, Времена рассекая:
К Добродетелям Славу причислю,
Что Терпением Мир расширяет!..
 
Владыка Копана
 
Контуры плавленой Глины,
Шрамы Эрозии древней –
Память застывшей Лавины,
Память безмолвного Кремня.
 
В горных Провалах Скелеты
Храмов, когда-то умерших –
Эхо на Грани Ответа,
Эхо кромсает и режет...
 
Щебень Чудовищ скрывает,
Писаных Кровью по Мраку:
Хищная, алчная Стая
В тесном Орнаменте Страха.
 
Главный же, царственный Монстр,
Сдавлен в слепом Средостенье:
Глиняной стянут Коростой.
Хаосом Сна и Забвенья...
 
Силу к Подножию Силы
Он приносил неизменно,
Лоном, что всё породило,
Смерть он оправдывал цельно.
 
Кровь молодых и красивых
Пил, наряжаясь «Бессмертным»,
Мощи вымаливал льстиво,
Идолам кланялся верно...
 
Власть разрушает Границы –
Если она ненасытна –
Жизнью чужою упиться
Жаждет бездушная Глина.
 
Власть безграничная мучит –
Мучима тайным Безумьем –
Власть, Тирания Падучей,
Строит Видения втуне...
 
Голод и Засуха пали
На ненасытное Царство:
Земли Пустынями стали,
Воды – звериною Пастью.
 
Глина с Костями смешалась,
Сгинули Страсти и Краски:
Памяти здесь не осталось –
Той, что не требует Маски...
 
Послание Мехмета
 
Мне нужен Город – Камни и Земля:
Пришёл ваш Час – и только, и всего...
Существованье призрачное для,
Вы не продлите Славы и Веков.
 
Вы – Грёза ветхой Памяти давно, –
Мы уважаем Старости Покой:
Ступайте с Миром! Вам даю Окно,
Чтоб вновь дышать весеннюю Порой!..
 
Коль покоритесь – будем вновь Друзья:
Я подарю вам Реки и Моря,
Величье Гор, где вырастут Князья,
Уют Садов, где Юные горят;
 
Пещер и Храмов доблестный Приют,
Где Мудрецы, как в Пламени Легенд,
Под вечным Солнцем снова расцветут –
Без Пут Нужды, изгнания и Бед...
 
Но, если Гордость старую блюдя,
Вы предпочтёте Битву всё равно –
Забуду всё, Возмездие ведя,
Уничтожая всё, что вам дано.
 
Моя Решимость Горы превзойдёт,
Мой Гнев Потоком вырвется вовне,
Моя Гроза Величие сотрёт –
Мой Флаг взовьётся прямо на Стене!..
 
Не пощажу ни Женщин, ни Детей,
Рассею Прах и Кости из Могил,
Собью Засовы, и сорву с Петель.
Дам жечь и грабить тем, кто Победил.
 
Кто может в Дружбе всё своё отдать –
Тот во Вражде Последнее возьмёт:
Подумай, Город – прежде чем Сказать!
Тебя Султан одуматься зовёт!..
 
Astor Piazzolo
 
Композитор творил Своё Танго,
И Симфонию видел в Движенье –
Пряной Страсти и Привкусе Манго,
Мраке Ночи и Точке Мишени.
 
Эти Ритмы Эссенцией горькой
Он вливал в Торжество своей Грёзы –
И круша своё Сердце в Осколки,
Он топил ледяные Торосы...
 
Равнодушье его убивало, –
Постепенной Шугой громоздилось, –
Искушённость о нём забывала,
А Плебейство Стеной сторонилось.
 
Он был чужд и Эстету, и Смерду –
Но, Героем пройдя через это,
Композитор, что жаждал Ответа,
Превозмог безответные Беды...
 
Его Музыка торжествовала,
Полюса сведя в Танце безбрежном –
Простота в нём себя отдавала,
Сложность правила страстно и нежно.
 
Свет и Тьма полыхали средь Пепла,
Напряженье и Нега смешались –
Так Биением Тела о Тело
Искра Пламени в Мире осталась!..
 
Повышение Вырождаемости
 
« – Уа-уа!» – кричат Рабы в Колясках –
И Умиленье рабское над ними:
Опять плодится Стадо без Опаски,
Любовно в Стойло Стаями гонимо.
 
Рожденье снова выше Воспитанья,
И Животами Неучи гордятся:
« – Живём Сегодня!» – ветхое Преданье,
Что подновляют Хамы и Паяцы.
 
Плодится Чернь – смердят её Соцветья,
Холопство пышет – с «Верой» всё в Порядке!
Слова и Мысли – ныне Междометья,
Дела теперь – Объедки и Остатки.
 
«А ну, давай! Удвоим и утроим!» –
И давят Массы Качество скупое:
Так в Примитиве «Гения» с «Героем»
Мешает Наглость грязною Рукою...
 
Средь Омертвелости
 
Средь Омертвелости Духовной
Сознанье борется за Жизнь –
Так над Трясиною бездонной
Парит лазоревая Синь:
 
Подобно ясной, чистой Мысли,
В ней Свет Иронии поёт, –
В Объятьях Образы и Числа,
И знает Место Вид и Род...
 
Сознанье требует Движенья –
Ему Борьба всего милей:
И, возвышаясь из Забвенья.
Оно зовёт с собой Людей.
 
Людей – не Формой – Содержаньем,
Идей редчайший Материал:
Вновь оживляя Созиданьем
Всех, кто не сдался – и не сдал!..
 
Highlands
 
Это – северный Аквамарин,
Малахит заколдованных Гор,
Лазурит океанских Седин, –
И органный базальтовый Хор.
 
Это чёрных Камней Жемчуга,
Перламутр ледяных Облаков,
Известняк, не бывавший в Руках,
Мел, упрятанный в мшистый Покров...
 
Точат Реки Могилы в Живом –
Словно Образы пиктской Резьбы –
И в Ущёльях, несчётных Числом,
Водопады врастают в Гробы.
 
Древней Гордости Стены молчат –
А в Молчании красная Речь,
Что Достоинство – это Печать
На Устах, укрывающих Меч...
 
Брег подобен Личине Меча –
С Рукоятью в Предгорье Границ –
Воет Буря, как злая Праща,
В Танце белых, холодных Крупиц.
 
Край Фантазий, болезненных Грёз,
Неприступен в Объятьях Пород:
Это – северный каменный Мост.
Это – рухнувший в Соль Небосвод...
 
Мечта – Благовонье
 
Мечта – Благовонье: её воскуряют
Во Имя того, что во Времени спит –
И строят ей Храмы, и Кровь проливают
За Право пройти между Статуй и Плит.
 
Она воплощается грубою Мощью,
Замешанной в Пекле ладанных Огней:
Где тлеют Пожарища денно и ночно,
Там кличет Безумие Слово «Посмей!..»
 
Мечта наполняет Дыхания Духом,
Мечта красит Пурпуром бледную Кровь,
Мечта – где Царями вчерашние Слуги,
Где Жизнь воскресает сквозь Камень и Гроб.
 
Но Мир наполняя своим Ароматом –
Пока Содержанье Идеи горит –
Мечта улетает внезапно куда-то,
И Пепел за нею по Ветру летит...
 
Марго Селассие
 
Остров Веры Страны Островной,
Расположенной в Море пустынном, –
В Сердце Гор Тишины гробовой,
В Тени Зарослей с Тайною схимной.
 
Это Озеро, словно Мираж,
Эти Воды как Патока Света,
Это Плаванье призрачных Барж,
Это словно Виденье Кометы...
 
Пепел Лиц в Аскетичности Глаз, –
Лунный Камень из Обсидиана:
Копья-Посохи – древний Наказ,
Безотчётным Отчаяньем данный.
 
Вот Святыня – Надежды живут,
Вот Цветенье – Тональность Победы,
Вот Концепция – Лики не лгут,
Вот Забвенье – Награда за это...
 
Схематичность поёт в Простоте,
Словно Ум в Колыбели из Чувств,
И никто не распят на Кресте –
Лишь тлетворная, старая Грусть.
 
Свежесть в Рай потаённый зовёт –
В память Детства, в забытый Эдем:
Жало Прошлого в Сердце не бьёт –
Остров в Озере светел и нем...
 
Люблю Когда
 
Люблю, когда мои Враги меня хоронят:
Когда скрывая плохо свою Радость,
Приняв Личину Выспренности «скромной»,
Стирают всё, что в Памяти осталось;
 
И возносясь в заведомой Гордыне,
И Торжество питая Предрассудком,
Уж отбивают Мнением Единым
Свой Приговор «пугающий» и «жуткий».
 
Они готовы выставить Оценки,
И ядовито вывести Итоги,
Сжигая Дни, Дерзания и Деньги,
Переступая Грани и Пороги,
 
И повторяя снова, бесконечно:
«Теперь уж всё! Ему не возвратиться!
Он весь иссяк, схороненный далече,
Он покорился, сник и растворился,»
 
«Его уж нет – стереть осталось Имя.
Победа – наша!..» – всё в таком же Роде...
Как я смеюсь, в тот Миг следя за ними
Со Стороны – пугающе Свободный!..
 
Itinera
 
Жизнь – это Путь меж Небом и Землёй.
О, Человек! Движенье воплощая,
Живёшь ты до тех пор, пока себя стращая,
Не вынесешь из Грёз Бессилье пред собой.
 
Неуловимость Черт природных Полюсов
Скрывают те Слова, чья Суть неуловима:
Что «Дух» есть, а что «Плоть» – Набор Страданий мнимых,
С Границами вне Духа, в Бесплотности Часов...
 
Дорога – это Нить Следов бессчётных Странствий –
Понятий и Идей, что не принадлежат
Тем Судьбам, что в себя безудержно спешат,
Во Время уходя сквозь узкое Пространство.
 
Пути Людей – увы! – ждут Исповеди горькой,
Но неисповедимы Сокрестия Дорог:
Кто знает, что «хотел», кто ведает, что «мог» –
Всё выяснится здесь: меж Вечности и Морга...
 
Анфимий
 
Пространство Новое – и Новая Эпоха,
Где Измерение в Соцветьях Измерений:
Прямоугольная космическая Строгость
Уходит в Прошлое классическою Тенью.
 
Круг – ныне Правило – и Вечности Основа:
Вокруг Октаэдров Узорочье и Прочность;
Железо стягивает – спаивает Слово
Переродившуюся каменную Точность.
 
Храм – Универсума Обличие земное,
Дворец – Обличие Владык универсальных:
Власть – Трансценденция, присущая Покою,
Закон – Изменчивое в Формулах кристальных.
 
Пылают Атомы Мозаикой священной,
Сияет Золото над Пламенем Порфира:
Архитектоника Отверженности бренной
Распятьем Мудрости возносится над Миром!..
 
Преамбула Зя Лонга
 
В наш Век Паденья Нравов
Спасенье лишь в Законе –
Среди виновных Правых,
Среди Рабов в Короне.
 
«Сын Неба», я над ними
Парю Драконом древним –
Без краденого Нимба,
Нахохленного Гребня...
 
Сведу я воедино
Все Кодексы былые –
Склоню Учёным Спины
И Головы седые,
 
И Свод моих Порядков
Велю познать Народу –
Как в Общем, так и в Частном,
И Черни, и Породе...
 
Пусть будет всё Понятно
И Первым, и Последним:
Что коротко и внятно
Пусть станет Долголетним –
 
Как Свет Луны и Солнца,
И Купола Величье,
Как Лик, отлитый в Бронзе,
Стихии Пограничье...
 
Пусть Знанье охраняет
Плебея и Вельможу
Где всякий твёрдо знает,
Что «гоже» и «негоже»:
 
Так Поведенье Дерзких
Исправится незримо –
Поскольку Слово веско,
И с Делом воедино...
 
И станет Суд ненужным –
И отменю тогда я
Закон для Жизни Худшей,
Его не вспоминая:
 
Пусть Место Наказанье
Уступит Воспитанью –
Тогда уйдут в Преданье
Преступные Деянья!..
 
Castel del Monte
 
Власть – Геометрия, Лучей Переплетенье
Вокруг Угодия Охоты соколиной:
Идея – в Принципе, а он – в Предназначенье,
И надо следовать за ним Тропой Единой.
 
Безмолвье Готики в оставленных Пустотах – 
Отдохновение Возвысившего Выю – 
Обитель Знания, проведшего Работу.
Виденье Разума, что Мысль осуществила...
 
Враги с Рождения вокруг него роились,
До Смерти «Ересью» его Слепцы клеймили – 
Он правил Севером, оставленным на Милость,
На Юг отправился, где Клятве изменили.
 
Дружа с Халифами, стоял Спиною к Риму,
Латынь и Греческий сплетя в арабской Вязи – 
Он Миром в Равенстве взял Облик Саладина,
Забыв о Зависти невежественной Рясы...
 
Прожив Загадкою, ушёл он долгожданно,
Свободу даровав Интригам бесконечным – 
Его Наследие Звездою восьмигранной
Мерцает в Холоде безмолвно и далече.
 
Охота кончена. Отпущенный навеки
В Сиянье Солнечном растаял быстрый Сокол.
Гнездо покинуто. Стада пасутся в Неге – 
И слышно Блеянье под Сводами высоко...
 
Тираноборцы
 
В Ночи кромешной Пламя разожжём,
И поклянёмся в Отблеске Пожара
Тиранов бить отточенным Ножом,
И Спесь кроить мерцающим Кинжалом!
 
Все Люди – Братья, с Роду все равны,
Но Власти алчут все Братоубийцы:
Они с Рабами объединены – 
Ведь у обоих Маски, а не Лица...
 
Обман и Лесть, Ничтожество и Тьма
Идут за ними Свитою покорной,
Их Сила – Страх, Орудие – Тюрьма,
А Слава – Слух – задиристый и вздорный.
 
Крадут Тираны Мысли и Дела,
Крадут Тираны Время незаметно – 
И выжигают всё вокруг дотла,
На Пепелищах покидая Бедных...
 
Где нет Свободы – там да ляжет Смерть!
Ты – или Он – и третьего не будет!
Свободный жив, пока он может сметь
И Воздух пьёт раскованною Грудью.
 
Мы разобьём Оковы навсегда – 
Дадим Урок Ценою Преступленья:
Да будет Совесть заново чиста!
Да будет Свет – грядущим Поколеньям!..
 
Illusion
 
Я не вернусь к Иллюзиям былым – 
Они навеки канули в Туман:
Когда-нибудь, усталым и седым,
Уйду и я от Призраков и Ран.
 
Уйду туда, где нету Суеты,
И отдохну от Глупости слепой
Там, где Ручьи лазурные чисты,
Там, где немыслим Алчный и Чужой...
 
О, Тишина! Я жду тебя, я жду – 
Улыбку Дней заветных принеси:
Моя Душа устала на Виду – 
Устали Ноги Смертное месить.
 
Но как же так... Иллюзию опять
Я тихо грею в Сердце исподволь...
Решенье здесь: «бывать» иль «небывать»,
Иду за ней сквозь бренную Юдоль!..
 
Magnus Opus
 
Великий Труд!.. Молчание твоё
Я предпочту крикливой Беготне:
Час Торжества, я верую, пробьёт,
Оставив Тяжесть дольнюю на Дне.
 
«Терпенье право!» – тихо повторю,
Идя сквозь Горе, Скудость и Туман:
В себе самом я чувствую Зарю – 
Нет, я не Раб, но Царственный Смутьян!
 
С Венцом Шипов на утреннем Челе
Опять Восстаньем Царство обрету – 
И вновь найдя Искусство в Ремесле,
Я сотворю из Праха Чистоту!..
 
Вкусное
 
Поцелуй с Каберне-Совиньон,
Поцелуй с мандариновой Долькой – 
И Дыханья поют в Унисон.
И Сердца отпускаются в Польку.
 
Запах Яблока в Коже Щеки,
Ловят нежно горячие Губы,
Запах Ландыша из-под Руки,
Чьё Искусство желанно и любо.
 
Шоколад обнажённой Груди – 
Две клубничные Ягоды жаждут – 
Лоск Спины призывает: «Веди!» – 
Назначение Чувство укажет.
 
Луч врывается в Сон Лепестков,
Жар сливается с Соком Нектара,
Глушит Стон Окончания Слов – 
Единенье слагается Парой!..
 
Предпочитаю
 
Предпочитаю Подлинное Фальши
И Естество Софистике Ханжей,
Предпочитаю видеть сразу Дальше,
Хватая Суть в священном Неглиже.
 
Предпочитаю Ценное Дешёвке – 
И за Ценою я не постою – 
Предпочитаю быть порою жёстким,
Поскольку Род Людской – увы – люблю.
 
Предпочитаю Хамству Уваженье,
Когтям Уродства – Ласку Красоты,
Фундамент Знанья – Башенности Мнений,
Свободу Воли – «Прелестям Узды».
 
Экстаз Души – духовным Метостазам,
Уединенье – Броуну Толпы:
Я умножаю Скорости и Массы
Чтоб разделить Энергию Судьбы!..
 
Кукулькан
 
Божество – Средостенье Стихий,
Яд Отравы под Куполом Неба,
Отверженья больные Тиски
И Влеченья заброшенный Невод.
 
Кто взирает на Россыпи Звёзд,
Тот питается сладостным Мраком:
Свет его – как над Пропастью Мост,
Даль его – Упоение Мага...
 
Льётся Сила извечно с Небес,
Кровь и Семя мешая в Живое,
Над немыми Пространствами Бездн
Пики Времени дышат Покоем.
 
С этих Призраков вместе с Грозой
Божество регулярно нисходит:
«Змей Пернатый» – священный Изгой – 
Тот, чья Сущность подстать Свободе!..
 
Enigma Mea
 
Мои Поступки странны для Других, – 
Но эта «Странность» не моя, а их:
Я лишь Позор, мне чуждый, освещаю,
Душой зеркальной Нечто отражая.
 
Противоречья, видные повсюду
В Лесу Сердец запутанного Люда,
Беру в себя – держа пред Слепотою
Свечу Надежды с Искрою златою.
 
Пусть не увидят – Бог пребудет с ними! – 
Пусть отразят её Очами злыми,
И отрекутся, и меня отвергнут,
И убегут, и радостно померкнут, – 
 
Мне «всё равно», ведь я – Иносказанье,
Держу за Горло Мир своею Дланью:
Загадкой быть средь Лжи разоблачённой – 
Вот Счастье Духа с Волей непреклонной!..
 
Substantia Imperii
 
Паденье Власти через Возвышенье,
Кристалл Идеи в Хаосе Предчувствий,
Жестокость Сердца в Нежности Цветенья,
Металл Рассудка с Меркою Прокруста;
 
Бурлящий Омут сдавленных Потоков,
Кипенье Грязи с бешенным Уловом,
Святая Доблесть в Армии Пороков,
Бесправье Права в Действии и Слове;
 
Чрезмерность Воли в Образе Фантазий,
Бездонный Мрак поверхностных Желаний,
Слепое Эго, правящее Массой,
Фундамент Страхов, Здание Страданий;
 
Бордель для всех. кто платит или грабит,
Златое Дышло, Яма выгребная,
Рекламный Щит для выставленной Славы,
Изнанка Правды грубая, срамная;
 
Утроб и Шкур шагреневая Кожа,
Границ и Стран Амбиция и Роскошь,
Противоборство «хочешь» или «можешь»,
При Свете Вор, во Тьме пытливый Сторож;
 
Игра Стихий, Взнуздание Иллюзий
Растёт пока себя не размывает,
И Плоть её – Наследие Искусства – 
Что Сущность Власти снова воплощает...
 
Iona Island
 
Во Чреве бездонном угрюмого Моря,
Меж двух островных Челюстей,
В Штормах и Пучинах, слагающих Хором
Легенды Забот и Вестей,
 
Покоится Призраком странных Видений
Минувших Веков Скорлупа – 
Туманный Приют Одиночеств и Теней,
Обличием словно Стопа...
 
Сюда Поколения Память свозили,
И здесь оставляли её:
Монархи и Судьбы здесь рядом почили,
В Земле получая Своё.
 
Убийцы и Жертвы под Камнем и Небом,
Единство навек обретя,
Украсили Жизнь романтическим Склепом,
По Контуру Лозы плетя...
 
О, Мудрость от Мира загробного Бегства – 
Ты здесь, под Ногами, лежишь!
Но Волны поют: «Заслужи своё Место – 
То самое, где ты стоишь!»
 
«Иди же! Сверши твоё Плаванье Скорби – 
Ко Брегу Пророком причаль,
Монархом усни – и забытым Осколком
Уйди в безответную Даль!..»
 
Объятья
 
Мои Объятья – это Явь,
Твои Объятья – это Грёза, – 
Они велят: «Владей и правь!»,
Они растят в Эдеме Розу.
 
Мои Объятья – это Труд,
Твои Объятья – это Отдых, – 
К Безумью Творчества ведут,
Что есть и Рабство, и Свобода.
 
Твои Объятия – Закон,
Мои Объятья – Преступленье:
Я разрушаю плотский Сон
Во Имя Грёзы Пробужденья.
 
Твои Объятья – Подвиг Мой,
Мои Объятья – твоя Сила:
О, Дух Любви! Танцуй и пой – 
В Душе, что Счастье породила!..
 
Высказывание
 
Я не хочу куда-то и в кого-то,
Я не желаю где-то, впопыхах,
Я не терплю Безмозглость и Зевоту.
И Небреженье сонное в Делах.
 
Я не спешу в Этажность и Кишечность,
Как не лечу во Мрак и Пустоту,
И Посягательств Трупности на Вечность
Я не снесу на солнечном Свету.
 
Я не позволю лаять самозванно,
Не дам Шутам рядиться в Короли,
Не разрешу негаданно-нежданно
Мешать Колоду Неба и Земли,
 
Всё называть Чужими Именами,
Всё размывать шипящей Кислотой: 
Надеюсь, Вы поймёте это Сами – 
Наедине с самими же собой!..
 
Wandal
 
Кто бездомен – тот ищет Свой Кров,
Кто гоним – тот Гонитель для Всех:
Он стремится вкусить со Столов,
Он желает Забвенья и Нег.
 
Но Природа везде супротив,
Но Народы везде за Стеной:
Нет для Пришлых ни Пастбищ, ни Нив.
Нет Прощенья для тех, кто Чужой.
 
Север гонит – и Скудость бежит,
По Пятам настигает и бьёт,
Запад рядом надменно лежит.
Но он глух, и к себе не зовёт.
 
Погружённый в Дремоту свою,
Равнодушно стареет Восток:
Только в Южном далёком Краю
Для Бродяг золотится Чертог!..
 
Но сначала Бродяги пройдут
Страны Света, свергая и мстя,
Славу Прошлого в Пепел сотрут,
Чтобы знали Рабы и Князья;
 
И разрушат Жилища у всех,
Кто так долго Бродяг унижал,
Поднимал их на Щит и на Смех,
Заостряя Язык и Кинжал.
 
Мы Красоты у них заберём,
Поплывём за Моря и Пески,
Там построим приснившийся Дом, – 
Что хотели б разрушить Враги;
 
Мы вкусим этот мирный Мираж,
Мы омоем Зловонье и Грязь – 
Позабудем, кто «Наш» и «Ненаш»
Во Слиянье Сказаний и Рас!..
 
Проживём этот сказочный День – 
Знаем, Ночь и его поглотит:
Пусть останется благословен – 
И Бродягой во Тьму улетит!..
 
Сэй Сёнагон
 
Недосказанность – Кокон Луны, – 
Вздох и Шёпот за шёлковой Ширмой,
Тень Руки у поросшей Стены,
Дуновенье далёкой Кумирни;
 
Скрип Полов, отражающих Блик,
Шорох чей-то Одежды упавшей,
Призрак Счастья того, кто приник,
Контур Тела, что медленно пляшет;
 
Полон Сад Переливов и Снов,
Капли Лотосов в Глади застыли:
День Грядущий, увы, не таков – 
Чтобы Ночью его позабыли...
 
Иду к Красоте
 
Я иду к Красоте
Не взирая на Вас,
Я иду к Красоте
Через «здесь» и «сейчас»;
 
Я иду к Красоте
Через Лёд и Пургу,
Я иду к Красоте
Через «нет, не могу»;
 
Я расту к Красоте
Через Музыку Слов,
Я тянусь к Красоте
Через Гроб и Альков;
 
Я влекусь к Красоте
Сквозь Истому Ночей,
Сквозь Служенье Тщете,
Сквозь Ярмо Мелочей;
 
Сквозь Бездонность и Боль,
Суету и Обман,
Самозванную Голь,
Ненасытный Бурьян;
 
О, Краса! Оглянись!
Я тобой одержим:
Я влюблённый Парис – 
Может, вместе сбежим?!..
 
Весеннее
 
Сколько Боли во мне, 
Сколько Страсти:
Я поверил Весне – 
В одночасье.
 
Я доверился ей 
Без остатка – 
Болью вешних Стезей,
Болью сладкой!
 
О, безудержный Бег – 
Безрассудства;
О, смыкание Век – 
Златоустья;
 
О Свобода Растрат – 
В Обретенье:
Дух в Неистовстве рад – 
Плоть в Цветенье!
 
Изольюсь до Конца – 
Улыбаясь;
Сброшу «Нимб» Мудреца – 
Не раскаюсь;
 
Нет, не Грех быть Собой – 
В Боли Счастья:
Жажду Бури Весной – 
Жажду Страсти!..
 
Caribea
 
От Флориды до Юкатана,
Влекомый горячим Теченьем,
Лечу через Бусины-Страны,
И Нитью творю Ожерелье.
 
Пассатов клубящихся Вздохи
И Выдохи мощных Муссонов:
Я слышу Дыханье Порогов – 
Стихий и Стремлений бессонных...
 
Под Солью лазурной Кораллы – 
Видения Цвета и Формы – 
Великое кормится Малым,
И Жизнь – словно Тигли и Горны;
 
И плавится, перетекая,
Алхимия призрачной Массы:
И Ночью в Глубинах светает,
Что в Полдень не ведало Часа...
 
Под Морем озёрные Глади – 
Над Морем ревут Ураганы:
И в трёх Измерениях Пади
Природой нарезаны Раны.
 
Вот Пляжи – Границы из Света
Меж Царствами в Таинстве Мрака,
Пучиной без Дна и Ответа
Лесами, поющими Сагу.
 
Здесь Люди безвременны Долей,
Пространство кормя своей Плотью:
Их Души наполнены Солью,
Их Судьбы во Власти Безводья.
 
Здесь призрачный Рай для Богатых,
И Ад настоящий для Бедных;
Здесь всюду Термиты и Гады – 
Средь Алчности злой, неизменной...
 
Клубящейся Зеленью Горы
Роднятся с болотистым Зноем,
Кайманы, плывущие в Море,
Парят над Следами Разбоев.
 
И в Космос Идеи взмывают – 
Что жили Века в Пирамидах: 
А Люди находят, теряют – 
И ищут Бессмертья Напиток...
 
Villa Rustica
 
Дом – Система Корней, Постоянство и Мощь,
Цепь, в которой все равные Звенья:
Крепость Духа, где День твёрдо шествует в Ночь,
Где Мгновения словно Каменья.
 
Он открыт, – и Пространство его Очага
Принимает Бесхитростных, Честных:
Всё здесь скромно, – поэтому служит Века – 
Как Характер, не терпящий Лести.
 
Отречение Воинов в уютных Стенах
Углублённо себя созерцает,
Наполняя Сердца Ароматом Вина – 
Его Сущность в Умах растворяя.
 
Труд – Служенье и Служба во Имя Других – 
Сочетание Качеств Свободы:
Будь доволен Плодом твоей мощной Руки – 
Плодонось для Семьи и Народа!..
 
Свобода Сегодня
 
Свобода сегодня – Усталость, – 
И я от Страстей отдыхаю:
И Песня моя затерялась
В Безвременье дикого Края.
 
Безвременье – Освобожденье,
Пространство – Объятья Покоя:
Неужто всё – только Виденье,
Неужто я Видеть достоин?..
 
Достоинство нас отстраняет
От липкой Трясины Иллюзий – 
И лишь Отстранённые знают
Всю Тяжесть постылого Груза.
 
О, Честь – Расстояние Правды;
О, Правда – Венец из Ответов:
Усталость созревшего Сада,
Свобода застывшего Света – 
 
Тебя испытал я Сегодня
И Тело отныне Духовно:
Мир снова, как Нищий в Исподнем,
Что ждёт Подаяний бессловно...
 
Лица – Спины
 
Лица, Лица, Лица – 
Хочется забыться,
Хочется не видеть
В Душах Пустоту;
Где-то, где-то, где-то – 
Хочется родиться,
Позади оставив 
Вечную Тщету.
 
Глухо, глухо, глухо – 
Слышатся Удары
Призрачного Сердца,
Брошенного в Соль;
Руки, Руки, Руки – 
Действуют напару,
Пробивая Чащу – 
Бренную Юдоль.
 
Что-то, что-то, что-то – 
Мир Предощущений
Знания Основу
Силится размыть;
Своды, Своды, Своды – 
От Землетрясений
Действия и Слова
Нужно оградить.
 
Спины, Спины, Спины – 
В Дымке растворяясь,
Тихо исчезают,
Смыслы унося;
Дивно, дивно, дивно – 
Жить, вовсю стараясь,
Добрести до Рая,
Пошлое разя!..
 
Образ Содома
 
Страна-Преступленье, 
Преступник-Народ:
В Объятьях Сомненья,
В Пучине Невзгод,
 
Слоняются, клянчат,
Воруют и лгут,
И грезя «Удачей»
Её же клянут.
 
В чём Смысл их Быта, 
Коль нету Ума,
И Хитростью свиты
Сума и Тюрьма:
 
Где в Первом – Сознанье,
Там Жизнь – во Втором;
Вот Образ Преданья
Про падший Содом!..
 
Снова Стану
 
Я снова стану Нищим,
И вновь пойду по Свету
За той духовной Пищей,
Что нынче рядом нету.
 
Пройду Моря и Долы,
Пространства пролечу я – 
Пусть за Спиною Молох
Себя и Мир «врачует».
 
Падёт Колосс из Праха,
Рассыпется Виденье,
Судьба, святая Пряха,
Распустит Швы и Звенья.
 
Но я её Работу
Увижу издалёка – 
Найдя Живые Воды
Средь Горнего Отрога...
 
Деревья Искорёженные
 
Деревья искорёженные,
Судьбы перебитые,
Из Почвы замороженной
Растут они, открытые;
 
Под Ветрами нещадными,
Под знойным Равнодушием,
Под Снами-Снегопадами,
Живые и ненужные.
 
За Язвами-Морщинами
Болезни бесконечные,
За вогнутыми Спинами
Их Молодость беспечная;
 
За Кронами Отчаянья
Небес Пустоты блеклые – 
И рубит беспощадная
Судьба Рукою беглою...
 
На Ложе
 
В постельной первотканной Белизне
Мы слиты Наготою первородной – 
Пьянящей, вожделеющей Весне
Мы преданы в Гармонии свободной.
 
Открыты раскалённые Уста,
И Ласок беспрерывны Водопады,
И грешная ночная Чистота
Несёт Прощенье шёлковой Услады...
 
Видение танцует наяву,
Где Грёзы осязаемы в Желанье:
Мгновеньем экстатическим живу,
Что Вечности стирает Расстоянье.
 
Стечением бесчисленных Путей
Стечение телесного Восторга
Рисует Наслажденье в Чистоте
Фантазиями вешних Игр и Оргий...
 
Villa Suburbana
 
О, Убежище Снов – куда адская Явь
Не проникнет из страшного Града!
За Стенами – Уют и Забвенье восславь,
Обрети вместе с Хмелем Усладу!
 
Пусть сражаются где-то и сеют Порок,
Что в Наследство вступает большое:
Правит Миром теперь, кто труслив и жесток,
Те, кто служат – давно не Герои.
 
Удались в Новый Дом, что воздвиг для себя – 
Дом, не связанный с Прошлым унылым – 
Где с тобою пируют Шуты и Князья,
Где Любви подчиняется Сила.
 
Среди Роскоши праздной, среди Рабства и Шлюх
В дивных Рощах живи безоглядно:
Пусть Количество пользует избранный Круг – 
И да здравствует всё, что Отрадно!..
 
Песнь Лота
 
Тебя не слышат и не замечают?
Вот верный Знак: ты в Городе Чужой;
Кругом Толпа бессмысленная, злая, – 
Горнило Тел с отравленной Душой.
 
Изгнанник Сердцем! Отвори Просторы!
Иди туда, где Воля и Покой:
Забудь Тюрьму, Вместилище Раздора,
Оставь её – и Память – за собой!..
 
Тебе дано о Будущем Виденье – 
Оно не нужно в Царстве Слепоты:
Над ним простёрлось пошлое Глумленье
Над ним смеётся Мнение Тщеты.
 
Спасайся сам! Отпущен Путь Пророку:
Сомкни Уста, и Вида не подав,
Отвергни всё, что грубо и жестоко,
Своё Владенье скромное раздав...
 
Ты гол и бос – зато с тобою Небо:
Оно тебе сторицею вернёт;
А за Спиной уже заброшен Невод
И Стадо Жертв уже Закланья ждёт.
 
О, не жалей, назад не обращаясь – 
И уходя, навеки уходи:
Со Смрадом Серы огненной прощаясь,
От Смерти к Жизни радостно иди!..
 
Fabius
 
Кто ждать умеет – тот и Победитель,
Кто отступает – Смелость бережёт:
Уменье ждать – Стратегия Великих,
Что презирают Славу и Почёт.
 
Со всех Сторон их Глупость осаждает:
Зовёт на Вызов, лает на Укус – 
И «правы» все, и всякий «обличает»,
И голосит, что Мудрый – это «Трус»...
 
У Терпеливых – вражье Окруженье:
Одни – «чужие», прочие – «свои»;
Но стоит Опыт «Ветров» и «Течений» – 
Он молчалив, по Образу Змеи.
 
Придёт Момент – он бросится на Жертву,
И нанесёт расчётливый Удар: 
Его Оружье – стянутые Нервы
А Хладнокровье – вышколенный Дар...
 
Пускай глумятся, «Робостью» бесчестят
Того, кто Силу Разумом облёк,
Пусть тешат Слух надуманным Известьем,
И превозносят всех, кто лаять мог – 
 
Сумеет Мастер тихо устраниться,
Одних Врагов другими испытав:
Даст Ослепленью в Бегство обратиться,
Заманит Алчность тем, кто Видом слаб,
 
Пути отрежет, Воздух перекроет,
Не позволяя действовать нигде,
Развеет Планы, Замыслы раскроет,
Сведёт Пространство к временной Черте.
 
Загон для Зверя строят незаметно,
Чтоб он бежал, в Итоге, на Ловца:
Учитесь ждать – в Терпенье беззаветном, – 
Не потеряв ни Духа, ни Лица!..
 
Heracleum
 
Служа Ничтожеству, становишься Героем – 
Об этом помни, и иди вперёд:
Ты знаешь сам, чего твой Лик достоин,
И из каких он высечен Пород.
 
Чужая Немощь станет путеводной,
Стремясь тебя низвергнуть и попрать – 
Но то, что глупо, слепо и бесплодно
Не будет Мощью Век повелевать!..
 
Сломи Стихий безжалостную Ярость,
Смири Чудовищ, Землю укроти,
Очисти Смрад, сорви со Древа Младость,
Сумей Царицы Пояс увести;
 
Срази Царя – безудержного Монстра – 
И Властелина Царства Мертвецов,
Стерпи Удел Посмешища, и просто
Храни от Смертных Спину и Лицо...
 
Тебе не быть счастливым иль богатым – 
По Миру странствуй, Дома не желай! – 
Тебе Враги нигде не будут рады,
Среди Друзей Подвоха ожидай.
 
Под Подозреньем будешь ежечасно,
И в Окруженье липкого Вранья:
Ты – «Проходимец», «Вор», «Бунтарь опасный»,
Об этом знай, Безумцев не кляня...
 
Тебя погубит глупая Подруга,
Врачуя Недуг Ядом вражьих Ран – 
И на Олимп из замкнутого Круга
Ты вознесёшь в Огне победный Стан.
 
Бессмертье ждёт! Забудь Пути обратно, – 
Оставив Пепел Памяти Земле:
Ты превзошёл Ничтожество – и ладно!
Утри же Кровь на царственном Челе!..
 
Ныне Зол
 
Я ныне зол – и злюсь принципиально,
Поскольку в Духе целеустремлён:
Лицом к Лицу с Невежеством нахальным,
Я улыбаюсь, им не покорён.
 
И Непокорность эту воспевая,
Слеплю Свободой Дупла Кротовин – 
Грызущих Тьму к Сиянью приучая,
Вздымаю Очи к звёздным Кладовым!..
 
Я буду зол в Желании священном
Несправедливость пошлую попрать,
Я разметаю Гири и Безмены,
Что Бытием желают колдовать;
 
Я по Гробам поверженных Чудовищ
Взойду, надменно Голову подняв – 
Восславив то, что Тьмой не уничтожишь,
И не сотрёшь, разбавив и прибрав!..
 
Гремят Столетья Вакуумом Боли,
Чернь Пустоты зияет в Кружевах;
Зло понукает «доброю» Неволей,
И почивает в краденых Правах.
 
Я «Добрым» был – платя за то слихвою,
«Прощеньем» Мразь от Правды покрывал – 
И ныне зол, в Союзе с Добротою,
Как благородный режущий Металл!..
 
Ludus
 
Надежды и Страхи – меж ними Игра,
Вершины и Крахи – была ни была,
Паденья и Взлёты – поставим на Всё,
Костяшки, Колоды – а вдруг повезёт!
 
Интриги тревожат – Обманы влекут,
Кто «хочет» и «может» – того проведут,
Летят Накопленья – в Растление Трат,
В Трясину – Сомненья, и в Омут – Азарт!
 
Богатство и Бедность – Измена во Тьме,
Румянец и Бледность – Реальность во Сне,
Покупки, Продажи – Людское во Всём,
Где царствует «Наше» – держись за «Своё»!..
 
Рубежное
 
« – Пророки опасны!» – 
Решили Жрецы. – 
«Пугают Несчастных 
И сводят Концы,»
 
«Общаются с Высью, – 
Минуя Других:
От нас не зависят – 
И мы не за них!»
 
«Давайте ж отныне
Сомкнём их Уста:
Пусть Вера остынет – 
И в Глади Листа»
 
«Напишем Наш Кодекс – 
Пророчеств поверх – 
Чтоб Судьбы Народов
Вершить без Помех!..»
 
Сказали – и сделали:
Голос Живой,
Исторгнут из Целого
Твёрдой Рукой,
 
В Пергамент исписанный
Лёг навсегда – 
Изгоев и Изгнанных 
Смыв без Следа.
 
Их «Память» – священна,
Их Образ – немил:
И, скованы Мнением,
Молча, без Сил,
 
Взирают их Контуры
В Души Слепцов:
Наследников Веры – 
И Правды Жрецов...
 
Сколько
 
Сколько Дня или Ночи 
В Работе твоей;
Сколько Можешь и Хочешь,
Страстей и Идей;
 
Сколько Света в Палитре
И Мрака в Тонах;
Сколько Мелоса в Лире,
И Лиры в Стихах;
 
Сколько Жара в Объятьях,
Объятий в Устах;
Сколько в Жизни Распятий,
И Праха в Часах;
 
Сколько Спектров смешалось
Со Спектром твоим:
Одиночество – Жалость – 
Рассеянный Дым...
 
Взойди
 
Взойди на Гору в Недрах Гор,
Где сходятся Миры,
Услышь Галактик дивный Хор
И Гул земной Коры;
 
Любуйся снежной Белизной
В Сиянии Светил – 
Что Цвет Смарагда с Бирюзой
В себе соединил;
 
Сочти Мгновения в Часах – 
Эоны бурных Лет – 
Смывая в каждом Боль и Страх,
Как в Пламени Аскет;
 
Суровым Духом во Плоти,
В Плоть Мира погрузись – 
И сможешь Смысл обрести,
Что Путь укажет ввысь...
 
Умирая
 
Умирая во Имя Веры,
Умирая во Имя Знания,
Мир творили по чёрно-белому,
Среди Радости и Страдания.
 
Скальпель Мысли кромсал Живое,
Нитью Чувства сшивались Части,
Ссоря Сердце навек с Главою
Перспективой грядущей Власти...
 
Фрагментация – Код Насилий – 
Умножалась с Влеченьем к Свету,
Жизнь до Времени всё сносила,
И платила Расчёт по Сметам.
 
Но Смешенье полярных Красок
Порождало Цвета, Оттенки – 
Цены множились раз за разом,
Алчно требуя Время-Деньги...
 
Вера-Жертвенность с Жертвой-Знаньем
Мир обрушили и воссоздали – 
Жизнесмертие сделав Манией,
Смертножизненность сделав Досталью.
 
Примиренчество Многоцветия
Полюса-Притяженья вымыло – 
Имитируя Мир в Наследии,
Имитируя Жизнь из Вымысла...
 
Римская Молитва
 
Молю Богов – среди Врагов
Увидеть вновь Раздоры:
Огонь в Очах и Яд в Речах,
И хладных Трупов Горы.
 
Пускай несут самим себе
Всё то, что нам желают – 
Поднимут Разум на Копье,
И Меру потеряют!..
 
Пусть Лучших губят покучней – 
Во имя дерзких Худших – 
Пусть кличат, что Слепцам «видней»
В оглохшей браной Гуще.
 
Пусть оскверняют Всё и Вся – 
Обиды собирая – 
И пусть Гордыня, как Змея,
Их Норов обвивает!..
 
Но будем помнить, что и мы
В Опасности такой же:
Пасть Жертвой собственной Чумы – 
Которой Враг поможет!..
 
Regnum Moscovitarum
 
Страна Посредственности тёмной и упрямой,
Обитель Серости свинцовой и тупой,
Мечты Загробие с душком помойной Ямы,
Гордыня Гонора с чугунною Стопой.
 
Конвейер Скверности с Претензией на «Святость»,
Монтаж Карьерности, что с Места и в Карьер,
Распятий Золото, Презрение к Распятым,
Смешенье Принципов, Идей, Весов и Мер.
 
Незрелость Разумов в духовном Сумасбродстве,
Прогорклость хамская в Природе Воровства:
Страна Москвы – взаконенное Скотство – 
Что в Равновесье держится едва!..
 
Сын Загадки
 
Лишён всего, что мне для Жизни нужно,
Глядя вокруг с Брезгливостью скупой,
Морской Корабль, Кормой увязший в Луже,
Я не сдаюсь – я Мощный и Живой!
 
Я вижу всё, и чувствую, и слышу – 
Мираж Обманов где-то, не во мне – 
И не стремлюсь в предписанную Нишу,
И не желаю «царствовать» на Дне.
 
В Эпоху Воли пестуют Свободу,
В Венке Свобод – за Волею идут:
Я посреди веду мою Работу
И посвещаю Гению мой Труд.
 
Ниспровергая Бестолочь и Толки,
Смеясь в Лицо – и в Спину не разя – 
Я, Сын Загадки, Вечности Осколком
Пребуду в Мире, Прах его меся...
 
Подавляющему Большинству
 
Я от Вас ничего не желаю,
И не жду я от Вас ничего:
Я насквозь Вас провижу и знаю – 
Предо мною Орава Врагов!
 
Моё Счастье – от Вас не зависеть, – 
И оно не зависит от Вас:
Ваших Морд выжидающих лисьих,
Алчных Лап, вожделеющих Глаз.
 
Я всё знаю, чего Вы хотите:
Унижений и жалобных Треб;
Чтоб не Царь, а убогий Проситель
Ел за Вами накрошенный Хлеб;
 
Побирался, боясь и стеная,
И ишачил весь Век за Гроши – 
Но у Вас Неувязка большая:
Мне не скажешь «Служи» и «Лижи»!
 
Моё Время придёт незаметно – 
В нём Энергия Ваших Времён:
Буду жить я достойно, безбедно,
И взойду на сверкающий Трон.
 
Ну а самое ценное Ваше – 
Лисьи Шкуры – пойдут на Меха:
Я Подножие ими украшу – 
Бог Свидетель, не дрогнет Рука!..
 
Слово Фанагора
 
« – За мной, Ветераны! Мы долго сражались,
Пора нам Покой обрести!
За нами Руины и Слава остались,
И некуда дальше идти!»
 
«Граница Миров станет Домом Бродягам,
Кочевье брачуя с Землёй:
В Святилищах Новых – Прибежище Стягам,
А Памяти – рядом с Золой.»
 
«С Народами Севера, Юга, Востока
Мы Запад навек породним:
Здесь «Варвар» забудет, что значит Жестокость,
И с Эллином станет Одним.»
 
«Здесь Хлеб и Вино точно так же сольются,
Как бывших Врагов Языки:
Пусть Кони отныне на Воле пасутся
В Степях, до Великой Реки.»
 
«Брега Меотиды с Пространством Понтиды – 
В открытых торговых Вратах:
За ними остались былые Обиды – 
Прощенье держа на Весах.»
 
«Что взвешено точно, отмеряно ровно – 
Отпущено будет слихвой:
Так мирный Форпост над Стихией огромной
Возвысится Ясной Главой!..»
 
Евно Азеф
 
Изгой от Рожденья,
Чужой для Всего, – 
Стань чёрною Тенью
Друзей и Врагов.
 
Долой Сентименты,
Страданья долой! – 
Будь «кем-то» и «где-то»
В Игре роковой...
 
Что «Имя»? – Условность!
Что «Званье»? – Мираж!
Под Маскою скромной,
Доверенный «Наш»,
 
Поссорь их Гордыни,
Сомкни их Мечи:
Тебе всё едино – 
«Победы», «Ничьи»!..
 
В них Кровь и Безумье:
Задача твоя
Потворствовать Сумме
Вражды и Вранья.
 
Пусть слышат всё боле,
Что слышать хотят:
Тебе – твоя Доля – 
Волков и Ягнят!..
 
Сдавая друг другу
Их путаный След,
Веди их по Кругу
Средь «да» или «нет».
 
Погибели Ком
Всё быстрее летит:
Всё давит кругом,
Всё страшней его Вид.
 
Но ты – в Стороне – 
Не твоя ведь Война:
Ведь Некто на Дне – 
Это сам Сатана!..
 
О Нечто
 
О, гнусный Мир! Как ты прекрасен! – 
Смешенье Тлена с Божеством
Даёт Прозренье Света в Массе – 
И в Разделенье зрит Родство.
 
О, Жизнь, замешанная в Смерти! – 
Лишь в Непрерывности твой Смысл:
Частица Тьмы в прозревшем Свете
Вновь обретает Бездну Сил.
 
О, Мысль! Распятие Сознанья! – 
Катарсис через Приговор:
Мешая Прах, возводишь Зданье – 
И тщетно споришь с Прахом Гор.
 
О. Горы! Злое Наважденье! – 
Погоня ввысь за Миражом:
За каждым Шагом – Тень Паденья,
И Шёпот: «Ты – преображён!..»
 
Гремят
 
Гремят Фейерверки, Петарды гремят,
Тьму Бездны кромсают Салюты:
Безумия жаждут, Безумья хотят
Средь Жизни пустой и беспутной.
 
Грохочат во Мгле Заменители Бомб,
Снарядов, Картечи, Патронов – 
Стыдливое Зрелище мелочных Злоб,
Скрываемых где-то укромно.
 
Чем больше Бессмыслия в пьяных Зрачках,
Чем шире Пустоты Сознанья – 
Тем Хаос сильнее в Делах и Речах,
Тем глушит мощней Ожиданье.
 
О, Праздник- Предчувствие, Праздник- Тупик!
О, Игрище на Пепелище!
И Стрелки Времён оглушительный Сдвиг – 
Для тех, кто не ждёт и не ищет!..
 
Паденность
 
Павшие – и Падшие,
Живые – и Живущие:
«Лучшими» и «Нашими»
Всех кругом зовущие.
 
Молятся, сражаются,
Клянчат, лизоблюдствуют:
Души обнажаются
Мысленно и чувственно...
 
Следуют – за Летою,
Указуют – Карою:
С Песнями пропетыми
И Дорогой старою.
 
Чащею Влачащие,
Гомоном Влекомые, – 
Теменью пропащею
Тянутся, покорные...
 
Месиво – под Мессою,
Горести – над Гордостью:
Шлюху славят Вестою,
Лицемерье – Кротостью.
 
С Жизнию – как Шестернью,
С Падлом – и с Паденьями,
Жмёт Юлу безмерную
Рок – Рукой Безвременья...
 
Монеты – Наследье 
 
Монеты – Минуты 
Звеня пролетают,
Моменты из Смуты,
Как искры, сгорают.
 
Растраты былые
Отложены в Память, – 
И Счёты немые
В Безвестность не канут...
 
Проценты растут – 
Вместе с Временем – тихо:
Недвижно текут
В Парадоксе великом;
 
Но Курсы всегда,
Приземляясь, взмывают:
Клепсидры Вода
В это Время стекает...
 
Что ценно вчера,
То отброшено завтра, – 
И даже «Игра»
Станет некогда Старой.
 
Но если Минуты
Чеканены Златом – 
Слагаются в Чудо
Наследьем богатым...
 
Владыка Наньчжао
 
Мы – призрак Великой Державы,
Нам Долы чужды и Моря,
И Времени острое Жало
Нависло над нами не зря!
 
Вдали от Империй – и Смуты,
Что Сонмы Империй роднит, – 
Вдали от Свирепых и Лютых
Храним мы от Грязи Родник...
 
Истории мы не желаем:
Обмана Гордыни бежим;
Легенды свои охраняем,
И Правдой своей дорожим.
 
Предгория нас окружают,
И Чащи наш Сон берегут:
Оружия не обнажая,
Спасаем мы всех, что зовут...
 
Утробе Племён и Народов
Однажды Рожденье дадим – 
И двинем бездомные Орды
Путём серебристых Седин.
 
Соседи-Завистники рядом
Помогут Насильем и Злом:
Погонят из Райского Сада
В чужие Сады напролом...
 
Но Время нам Жало подарит – 
Которым разбило наш Мир:
Чтоб в Мареве чуждых Пожарищ
Лишили мы Прошлое Сил;
 
Чтоб мы очертили Границы – 
Опять Родники обретя:
Они призывают омыться – 
К Рождению снова ведя...
 
Последуем мы их Примеру 
И к Морю сквозь Долы уйдём – 
Адептами призрачной Веры,
Забудем покинутый Дом...
 
Задай
 
Задай себе Вопрос, о Современник:
Кто ты такой, чтобы судить Века? – 
Ведь, наставляя сам себе Рога,
Ты не смешаешь с Дном Благословенье!
 
В чём Высота Сужденья твоего,
Чтоб извлекать из Прошлого Пороки? – 
Твоё Сознанье столь же велико,
Сколь велики низвергнутые боги?..
 
Чем лучше ты? – Размеры Мешанины
Не есть Мерило развитой Души:
Твоя ж Душа – в Плену чужой Стремнины,
И вместе с ней безропотно бежит.
 
Стремнина ж эта – многовековая,
И Ширь её – в глубинных Высях Гор:
И не тому судить о них, играя,
Кто – как и ты – поверхностен и скор!..
 
Рыно
 
Скажи «Спасибо», что Живой – 
И «Как» Живой – скажи «спасибо»;
И «Где» – не трожь своей Рукой:
Касаться Грязным – некрасиво!
 
«Куда» живёшь, – решаем Мы, – 
Коль скоро Мы кладём Дороги;
«Откуда» Жизнь – расскажут СМИ, – 
А ты поверь им хоть немного!
 
На главный, каверзный Вопрос – 
«Во сколько» Жизнь твоя по Средствам, – 
Ответ, увы, предельно прост:
«Цена её – на Полке Место!»
 
А потому – лежи, Товар,
Как Неживой – куда положат:
И выпускай неслышно Пар – 
Когда «Спасибо» петь не можешь!..
 
Трусость
 
Трусость – повсюдна,
Трусость – бездонна,
Трусость – поскудна,
Трусость – посконна;
 
Трусость – животна,
Трусость – всеядна,
Трусость – бесплодна,
Трусость – бездарна;
 
Трусость – преступна,
Трусость – законна:
Трусость – Эпоха,
Трусам – Корона!..
 
Сочувствие Аполлинеру
 
О, сколько Дур неблагодарных
Язык Поэтов освятил!
О, сколько Времени и Сил
Ушло на Происки коварных
И близоруких тех Существ,
Что с Наслажденьем наблюдали,
Как Вдохновенные страдали,
Позоря их святую Честь!..
 
Смешки, Интриги, Отверженье – 
Вот Эгоизм чистейшей Пробы:
Всегда страдают им Особы,
Живые только в Отраженье
Тех Плоскостей – и Душ – зеркальных,
Что Хлад во Хладе отражают,
Красой фригидной забавляя
Самодостаточных и сальных...
 
Поэтов горькие Ошибки
Стяжают Славу показную – 
Уже посмертно не рискуя – 
И им на «Почве» этой зыбкой
Возводят Замки их «Легенд»:
Но здесь – Урок всей Правды горькой,
Несправедливости столь долгой,
Что для неё Прощенья нет!..
 
Сон Минь Манга
 
Владыка Минь Манг, восходя на Престол,
Узрел среди Ночи Виденье:
Лик Рая, с Небес снизосшедший на Дол,
Что Прах воплотил в Откровенье.
 
И вот, пробудившись, Правитель решил,
Что Цель его ныне бесспорна:
Из Праха земного с тех пор возводил
Он Образ Обители Горней...
 
Но всё, что вокруг, отрезвляло его,
Досадою Взор отравляло:
Стращало Убожеством, Тьмою Врагов,
И Времени острым Кинжалом.
 
Однако Бесстрашный, – что Смысл обрёл! – 
Шептал про себя одержимо:
« – Я Сон воплощаю!» – и далее шёл – 
К тому, что так ясно и живо...
 
Сперва он расширил Пределы свои,
Ведя бесконечные Войны:
На Север и Юг равномерно ушли
Границы от Грёзы бездонной.
 
Насилье погнало Угрозу навек
От Места «грядущего Рая» – 
Правитель шептал: «Надо вычислить всех,
Кто Сну воплотиться мешает!..»
 
С тех пор жил он Тайной прекрасной своей,
И Власть оградил «Чистотою»:
Мир Праха питая от Мира Идей – 
И Сон нескончаемый строя.
 
И так, незаметно, он Грань пересёк – 
Однажды в свой Сон удалившись:
Осталась Гробница – всё то, что он смог
Поднять в этом Мире повыше...
 
Песнь Брахмапутре
 
Лотос Манасаровара! – 
Спрятанным Корнем-Истоком,
В Гурле с Кайласом напару,
Через Врата и Пороги,
 
Бурно к Востоку течёшь ты
В грозных жемчужных Высотах – 
А над тобою лишь Звёзды
С их равнодушным Полётом!..
 
Волны твои – Отраженье 
Горных застывших Каскадов:
В каменном Море Движенье
Ты возвышаешь из Хлада,
 
И возрастаешь как-будто,
Словно Растение, к Свету – 
Чтобы явить из-под спуда
Образ Бутона-Завета!..
 
Реки в Пути поглощая,
Ты ускоряешься Мощью:
Круто Теченье меняя,
С Юга уходишь к Подножью,
 
Там устремляешься к Морю – 
Солнца и Соли лазурной – 
С дольней Равниною споря
В Мантии Неба пурпурной!..
 
Жертва Художника
 
Под Куполом древнего Храма Художник
Прекрасные Лики в Забвенье писал, – 
Но Духом томился, тоскуя о Мощи,
Что только предчувствовал, но не познал.
 
И ради Познанья такого решился
Однажды с Вершины на Землю сойти,
И в Мир, одинокий, наощупь пустился,
Чтоб Мощь наконец в этой Жизни найти.
 
И Дух прошептал ему: «Правильно! Ну же!
Не бойся, ведь Страх – это тот же Канон
В котором ты Лики творил, неразбужен,
И видел Другими увиденный Сон!»
 
«Себя обретёшь ты Свободною Волей,
Чей Образ невиданный в Яви создашь – 
И жить будешь с ним, его Счастьем и Болью,
и Жертвой ему за Служенье воздашь!..»
 
И взялся Художник за Кисти по-новой,
Творя Интуицией нечто Своё – 
Фантазия вслед за мистическим Словом
Могучим Потоком в нём Оду поёт:
 
О Скалах, горящих Огнём Самоцветов,
О Мраке, что Свет растворяет в себе,
О Жажде Томленья в Личине Аскета,
О неумолимой, жестокой Судьбе.
 
Так Демон явился ему наконец-то,
Зрачками бездонными в Очи глядя – 
И Руки сковал Одержимостью цепкой,
Отныне их в Путь за собою ведя.
 
С тех пор жил Художник, творя непрерывно, – 
Шокируя Мир, возвышаясь в Труде,
Он Мастером стал дерзновенным и сильным,
Даря свою Жертву одной Красоте...
 
И Демон в Рисунках восстал из Забвенья – 
Любви предавался и в Кручах парил – 
Во Плоти и Крови, в Мелодии, в Пенье
Гордыню свою над Землёй воцарил.
 
Он Вечности требовал, Власти и Славы
Хотел безраздельно над всем, что живёт:
Над тем, что в Пыли, беззащитно и слабо,
Над тем, что на Помощь Пощаду зовёт.
 
Однажды Художник писал принародно,
Желая Величье своё утвердить:
Невиданный Остов Картины огромной
По Замыслу должен был Сон воплотить.
 
Но после Трудов непрерывных, бессонных,
Которым он Силы до Капли отдал,
Отпрянул, смотря на Шедевр сражённо:
Повреженный Демон пред Взором лежал!..
 
И вспять покатилась Судьба водночасье,
Разящею Карой за Прошлое мстя,
С Художника требуя Жертвы ужасной,
Величие вновь к Униженью ведя.
 
Ребёнок Творца – Плод Любви долгожданный – 
Глазами был Демон с прекрасных Картин:
Отмечен Губой несмыкаемой, рваной,
Он умер безвременно – молча, один.
 
Рассудок у Мастера пал вместе с Волей,
Исчезли Заказы, пропали «Друзья»,
Писать он не мог ничего уже боле – 
Лишь грезил о Прошлом и слеп на Глазах.
 
В Моменты Прозренья мечтал он о Ликах
Которые видел отныне ясней – 
Неслышно вздыхая о Жертве великой
В сверкающем Мраке гранёных Камней...
 
Предпоч-Тение
 
Дневная Тень – всего одна,
Ведь Днём – один Источник Света:
И Полуденность как Десна – 
Отвесный Миг и Меч Ответа.
 
Во Мраке Ночи – оглянись:
Под Перекрестьем Света Фальши
Парад Теней танцует Твист
Вокруг тебя – и тянет дальше.
 
Что предпочтёшь ты – Ночь иль День:
Хлад Многолуния земного,
Иль златосолнечную Сень?
Молчи, не говори ни Слова!..
 
Credo Караваджо
 
Я – Псих в сумасшедшем Мире,
Я – Ад, заключённый в Теле,
И Миссию – Dies Irae – 
Кроваво веду на Деле.
 
Святые мои – греховны,
А Грешники знают Святость:
И всюду Порок – Условность,
Где Правда всегда – распята!..
 
Отверженность Дна – Забвенье:
Спаситель нисходит в Бездну;
Здесь Свет – это Царство Тени,
Цвета – словно в пьяной Песне,
 
Фигуры парят в Угаре,
Отчаянье в Жестах, Позах,
На Лицах – Печать Кошмаров,
А в них – Торжество Вопросов!..
 
Оружие с Кистью – рядом:
Точи Острие – и в Драку!
О, Чрево «Святого Града»!
Смакую твою Клоаку!
 
Я Небо мешаю с Грязью – 
Преступным творю Смешеньем:
В Холстах моих – в грубой Рясе – 
Пусть Вера найдёт Спасенье!..
 
Мир – Постиг 
 
Мир Правил с Миром Исключений
Свести – увы – не суждено:
«Найти» придётся, что «Дано»
Среди истерзанных Значений.
 
Извилист Путь сквозь Сон и Явь – 
И Назначение сокрыто:
Не утерять бы Цель из Вида – 
Природ Сплетение познав...
 
«Я» – Средостение Границ
Миров, Природ, Желаний, Действий:
За ними – Омуты Безвестья,
Где Личность тонет в Масках Лиц.
 
Но Искушенье всякий раз
Зовёт Смешение отведать:
Вкусить Табу с Табличкой «Veto» – 
Мораль с Законом не для нас...
 
Из Преступлений чрез Края,
Как из Стежков, творятся Ткани:
В Мирах Обманов и Желаний
Одежды Вечности кроя.
 
Так Ослепления на Миг
По Сумме «Минусов» к Прозренью
Ведут того, кто, споря с Тенью,
Первичность Света в ней постиг...
 
Послание Вьетнама
 
Господа чужеземные Воины!
Шлём Приветствие Вам издалёка:
Ваша Мощь Преклоненья достойна,
Ваша Слава, как Горы, высока!
 
Отдаём мы Вам Должное сразу,
Уваженье к Стопам полагаем,
Только молим Вас – чуждую Расу – 
Не стремиться владеть нашим Краем!..
 
Если вторгнетесь в эти Пределы,
Если даже Столицу возьмёте,
То в опасное ввяжетесь Дело – 
Вместе с нами Вы Горя хлебнёте.
 
Будем вынуждены – против Воли,
И со всем Восхищеньем глубоким! – 
С Вами биться, не ведая Боли,
Возвращая Жестокость Жестоким!..
 
О, Почтенные! Ваше Оружье,
Ваши Средства на Голову выше
Нашей Бедности, кремневых Ружей,
Срок которых давно уже вышел.
 
Но Судьбе покоряясь незванной,
Вам, Великие, не покоримся:
Станем Вашей сочащейся Раной
Среди Джунглей и Зарослей Риса!..
 
Сколько Денег Вам тратить придётся – 
Мы не стоим и трети, поверьте! – 
Сколько лучших Надежд разобьётся,
Из-за нас повстречавшись со Смертью.
 
Сколько Времени – о, Драгоценность! – 
Потеряете зря в Топях наших;
Ибо знайте, что в нас – Неизменность:
Не Изменники мы – и со Стажем!..
 
Заклинаем Вас: будьте разумны,
В Грех ни нас, ни себя не вводите;
Из Безумия выбраться трудно – 
Лишь оно надо всем Повелитель.
 
Власть его – Пораженье для Сильных,
А Последствие – Слабых Победа:
Мы, согбенные, ныне едины – 
Молим Вас, не спешите с Ответом!..
 
Варанаси
 
В срединном Течении Ганга
Стечение Судеб рождает
Соцветие Дхармы и Сангхи,
Где каждый себя обретает.
 
Изгнанье с Нирваною рядом – 
И Память Забвения ищет – 
Средь Толп, зачарованных Градом,
В котором всё Низшее в Высшем...
 
Каскады, сходящие в Воды
У Брега, восшедшего в Камень – 
Расплавленный Зной Небосвода
С Теченьем сливается плавным.
 
Паломники моются Пеплом
Очищенных Пламенем Мёртвых:
Различье меж Духом и Телом
Здесь словно Безвременьем стёрто...
 
Serindica
 
Потусторонье Судеб Континентов – 
Сплетенье Гор с пустынными Долами,
Уста Оазисов, целующие Лету,
Контрасты с пьяными Стихиями-Телами.
 
Речные Призраки, меняющие Русло,
Озёра странные, кочующие с Ветром,
Культур бесчисленных забытые Искусства – 
И привиденья Орд разноплеменных...
 
Соцветье древнее Гербариев великих
Историй замкнутых – начальных и конечных – 
Многоязычие Товаров и Религий
На Нити Шёлковой, протянутой далече.
 
Слиянье Северов, мечтающих о Юге,
Разрыв Безмолвия меж Западом-Востоком:
Застывший Вакуум у Бездны на Поруке – 
Обратновременье кочующего Рока...
 
Franz Josef
 
Сидеть – до последнего Вздоха – 
Коль некуда дальше идти;
Забыть «хорошо» или «плохо» – 
Лишь Форму оставив в Чести.
 
Пророчить Уступки – и тут же
Их снова назад забирать:
Лишь там «сохраним», где нарушим – 
А после сумеем «замять»...
 
Прошли Времена «Расширений» – 
Проглочено всё и давно:
Инерцией собственной Тени,
За ветхой скрываясь Стеной,
 
Живём, продлевая Былое,
Боясь Дуновений Весны:
Мы – «Нечто Большое» такое,
В Обличье «Великой Страны».
 
Где Корни обрезаны прочно,
А в Душах Грызня Пауков – 
Гоня Многоточие в Точку
И пряча Лохмотья Веков – 
 
Лишь замкнутый Круг Самоцели
Иллюзией Крах заслонит:
В Порядке Бумаг рукодельном
Под Стол уберёт Динамит...
 
Вся Жизнь – Эквилибр на Леске,
Подкупольный Танец с Шестом:
Чуть-чуть оступился – и в Бездне,
Погиб, ни за что, ни про что.
 
Поэтому Стиль Бюрократа – 
Спасенья единственный Стиль:
Не спрашивай «надо» – «не надо»,
Где «Фронт» у тебя, а где «Тыл»; 
 
Закройся в своём Кабинете,
Работой себя окружив:
Бессменный Режим с Этикетом
Пусть будет Мерилом Души.
 
Пока это так, Остальное
Устроит себя как-нибудь:
Плывёт Самотёк подконтрольно,
И ладно – о Прочем забудь!..
 
На Век твой Стагнации хватит – 
Красивой, фривольной, слепой:
Ритм Вальса в пьянящей Шараде
Столицы Искусств золотой!
 
Дай всем насладиться Паденьем – 
Создав Эталон для Легенд – 
И скройся усталою Тенью
В похмельный, кровавый Рассвет...
 
Credo Гауди
 
Эллипсы-Арки, Наклоны-Опоры – 
Мягкие Камни словно текут:
Там, где Фантазия с Зрением спорит,
Область Эффектов, где Тайны поют.
 
Тайны есть Стили: Жилища Загадок,
Свиты Монархов в зеркальных Рядах, – 
Их Единение станет Фасадом,
Противоборство сокрыв во Вратах!..
 
Лить и ковать будут Стены отныне, – 
И Архитектор отныне Кузнец:
Гибкость в Движении быстром застынет,
Плазму Мозаик сливая в Венец.
 
Здание – Форма Скульптуры отменной, – 
Что отменяет Пределы для Рук;
Мысли и Чувства в Сплетении ценны: 
В их Самоценности – Тело и Дух!..
 
Асимметричная Ткань Облицовки
Калейдоскопом Рельефов жива:
Модному Городу будет Обновка!
Стиль – для Стиляги: ему же – Права!
 
Несовершенство Деталей отдельных
Здесь Совершенства слагает Итог:
Тело Sagrada Familia цельной
Ныне готовит к Восшествию Бог!..
 
Ars Abstractiae
 
Вот Мир Безвещности в себе:
Сознанья Образ Форму ищет, – 
И в механическом Родстве
Фигур расписывает Вычет.
 
Смысл в Обессмысленность кладя,
Сквозь Чистоту ловя Частоты,
Из Точек Линии ведя,
Творится Жизнь – иного Рода...
 
В ней будто Химия даёт
Урок в Цепи Экспериментов:
Из Мысли Чувства достаёт,
Как генетическую Ленту.
 
И Краски, собственный Сюжет
Комплементарно обретая,
Шифруют Психику под Цвет – 
В Природе Света пропуская...
 
Освобожденье – Торжество
Высвобожденья Гравитаций:
Познанье ныне – Вещество – 
Среди внепознанных Абстракций.
 
«Материальное – долой!» – 
Вот Идеал в Соотношеньях:
Лишь Измерения настрой – 
Встречаясь с Риском Разрушенья...
 
Ино
 
Мы – Планетяне с Маркой «Ино»:
Мы все – Иные – в Плане «Нет!»;
И лишь в одном мы все едины:
Мы жаждем «Да!», мы ищем Свет!
 
Но смотрит в Небо Близорукость,
В Привычке к «Ангелам» взывать – 
А Планетарность не проснулась,
Чтоб Чудо в Ближнем прозревать...
 
«Летают странные Объекты!..» – 
Но вот – Субъекты! Изучай! – 
Они все рядом, а не где-то,
В любом – Посланье и Печать!
 
Из них – Языцы и Народы,
И всюду – Млечные Пути...
Но что с того, коль Иноходы
Не могут к этому прийти...
 
Учитель Тогъял Екхен
 
В Эпоху Лампады 
Учитель Тогъял
Средь Тьмы и Распада
О Свете вещал.
 
Он нёс Милосердье
Живым Существам – 
Меж Небом и Твердью,
К Губам и Перстам.
 
И многие Души
Ему удалось,
Преграды разрушив,
Избавить от Слёз.
 
Но Слёзы – Последствия 
Страшных Причин:
Мерцают их Лезвия,
Словно Мечи.
 
Уставший, расстроенный,
В тихой Тоске – 
Изгнанник с Изгоями,
Семя в Песке, – 
 
В Апатию впавший
Учитель Тогъял,
От Жизни уставший,
Бездейственным стал...
 
Однажды, уснув,
Он увидел Чертог – 
Сквозь огненный Круг
Заступил за Порог,
 
В Стенах бирюзовых
Почтил Божество – 
И выслушал Слово
В тиши от него:
 
« – О, Честный и Мудрый!
Ты сделал, что мог:
Ты нёс Веру в Утро
За чёрный Полог,»
 
«Страдавших от Мыслей
Ты Мыслью спасал,
И павшие Жизни
На Бой поднимал,»
 
«Различия понял
И Зла, и Добра – 
И ныне довольно!
Настала Пора»
 
«Служенье твоё
Навсегда завершить:
Твой Посох-Копьё
Пусть отныне лежит!»
 
«Ты спас очень многих – 
Вина не твоя,
Что столько Жестоких,
И столько Гнилья.»
 
«Пойми: то Последствия
Дел их и Слов – 
В себе носят Бедствия
Бездной Голов!»
 
«Окутаны Глупостью,
Злобой кипят,
Завистливой Скупости
В Очи глядят,»
 
«Гордыня их вертит,
Как огненный Смерч:
Для каждого в Тверди
Скрывается Меч!»
 
«Оставь их, о Странник!
Иди же Домой! – 
По утренней Рани
Росою омой»
 
«Прах Праха – и радостный,
В Свет удались:
И Мыслью над Слабостью
Вновь вознесись!..»
 
Тогъял пробудился,
Молитву свершил – 
О тех, кто Родился.
И тех, кто Родил:
 
Чтоб меньше родилось
Мечей среди них,
Чтоб Мысли очистились, – 
Хоть бы на Миг! – 
 
Чтоб сами себя – 
И друг друга – спасли...
И тихо светясь,
Отлетел от Земли...
 
Виша Ирасанга
 
Цвет есть Контур, что Форму даёт
Очертаньем Границ Переходов:
Не Палитрой, но Спектром живёт
То, в чём Дух обретает Свободу.
 
В Многоцветье Извивов-Колец
Пробиваются Контуры Света:
Он, Единый – начальный Истец
В Царстве Истины, спрятанной где-то.
 
Это Живопись – Тайна течёт
Через Яви сплетённые Блики:
Пишет Светом Цветной Небосвод – 
И святит многоцветные Лики.
 
Взгляд в себя через Калейдоскоп,
Взгляд на Мир сквозь Круженье Призмы, – 
Взгляд за них: каждый Образ – Глазок, – 
Живописная Сущность Буддизма!..
 
Феерия Зимы
 
Мир окутан Корой Ледяною:
Ночью Дождь повстречался с Морозом – 
Ветер пел над летящей Водою,
Усыпляя хрустальную Россыпь.
 
А под Утро Затишье настало,
Мрак Забвения Дрёмой сменяя:
Так на Дольнее Грёза упала,
Миф с Реальностью объединяя.
 
Перепады дневные трудились – 
Шлифовали чужую Работу:
Войлок Времени мягко водили,
Выполняя Урок Небосвода.
 
Ближе к Ночи хрустальное Чудо
Под Огнями искрилось, сверкая:
Песня Льда для Избранников чутких – 
Танец зимний для всех, кто растает...
 
Иравади
 
Джунгли в Путь этот впились Корнями,
Пряча Вод разноцветный Кошмар:
Бьётся в Скалы Ночами и Днями
Этот вечно кипящий Отвар.
 
Его Формула – Преодоленье
Переломов, Извивов крутых:
Здесь одно лишь имеет Значенье – 
Сила Выдержки в Струях витых.
 
Ненадёжность и Непостоянство,
Хаос Мелей, Глубин Чехарда,
Своеволье Жестокости пьяной – 
Всё смешалось – «Беда-Не беда».
 
На Уступах больных Побережий
Гнёзда Ласточек в Роли «Столиц»:
Тьма Народностей, сжатая Между,
С Тьмою Вод, повергающих ниц...
 
Путь Реки – её Русло, не Ложе – 
Образ Жизни её роковой:
Нет Реки, на Другую похожей,
Нет Реки, что сравнима с Другой.
 
Но одна из них – это Песнь Песней:
В ней Характер Небес и Земли – 
Разрывающий Грохот отвесный
В разрываемой водной Пыли.
 
То Дракона клубящийся Остов,
Что ползёт через Призраки Снов
Из Ландшафтов пологих и острых,
Гор отвесных, зыбучих Песков.
 
Символ Будды в Объятьях Сансары
Песнь Молитвы поёт про себя – 
В страшном Устье средь Грязи и Пара
Песню Ливней неслышно зовя...
 
Hedonica
 
В Объятиях – Дева,
В Бокале – Вино:
И Телом – на Небо,
И Духом – на Дно!
 
Смешаем их разом – 
И Пунш подожжём:
Ведь в огненном Танце
Нам всем – хорошо!..
 
Забвение в Сласти – 
Милее всего:
И Денег, и Власти,
Молитв и Стихов – 
 
Всех прочих «Забвений»,
Страданий и Слёз – 
Оно есть Цветенье
На Ложе из Роз!..
 
О, Молодость-Счастье,
Мгновенье – и нет:
Червлёною Мастью – 
На Пики Ответ!
 
Хватай её, ну же – 
А то улетит:
Нам «после» не нужно,
А «до» уже спит!..
 
Глупцы, не робейте!
Вкушайте, любите!
Темницы разбейте
И Цепи порвите!
 
Познайте Смешение
Разума с Чувством:
Ведь Жизнь есть Движенье – 
Экстаз и Искусство!..
 
Cinemato
 
Кино – износилось,
Мечта – износилась,
Тоска Сновидений
С Реальностью слилась.
 
Цикличны Сюжеты,
Эффекты и Трюки:
Все Песни – пропеты,
Все Мысли – по Кругу...
 
Бурлит Подсознанье – 
Во Тьме, на Экранах – 
Брожение «смачно»,
Но с Привкусом странным:
 
Поток Deja Vue,
Изливаясь в Болото,
Стремится к Живью
Для привычной Работы...
 
Пустотность Души – 
Наравне с Кинозалом:
Кадровка бежит – 
Дело только за малым;
 
Купюры и Клипы
Слепить в «Человека»:
Сознание – Липа!
Материя – Мега!..
 
Arctic Belt
 
Пресные Воды дрейфуют в солёных,
Посолонь Ночь под Зенитом плывёт,
Пляска Свечений Короной фотонной
Край этой Сферы венчает и рвёт.
 
Ей отвечает Мерцание Хлада
Млечных Путей и Течений Морских.
И Отраженье Льдов в Звездопадах
Дух поражает из Недр своих.
 
Треск разделяет Молчанье и Грохот – 
Музыка Смерти в Обличии Снов: 
Это Мелодия с Ритмом жестоким,
Это Безжизненность Жизни без Слов.
 
Волны вгрызаются в голую Сушу – 
Сушу по Имени, не по Нутру:
В Прахе Вода застывает от Стужи,
Грязь «Мерзлоты» превращая в Кору.
 
Вымерших Монстров забытые Туши
Замерли в Толщах на тысячи Лет:
Вот он, Край Севера – спит, неразбужен,
Словно Сплетенье застывших Комет...
 
Under-Standing
 
« – Не уходи!» – Учителю сказали
Ученики, застыв у Изголовья – 
«Ведь мы тебя так долго обожали,
И на тебя взирали исподлобья!»
 
«Ты – наше Всё, всё прочее – не Наше!
Не умирай!..» – и залились Слезами...
Но им ответил тот, кто Не Покажет,
Тот, кто Свободен: «Я пребуду с вами!»
 
«Не плачьте, ну же! Думайте о Вечном,
Что выше тех, кто, странствуя, уходит:
Я был с Рожденья Странствием отмечен – 
Пришёл мой Час отправиться в Угодья.»
 
«И ваш Черёд доказывать отныне,
Что вас не зря учил я, наставляя
Забыть о смертных Идолах Твердыни,
Что в грубом Мире Ложь свою являют.»
 
«Я – среди них! – коль скоро вы Надежды
Связали с зыбким Образом Забвенья;
Важней не я, а то Большое Нечто,
Что перед вами было смертной Тенью:»
 
«Ведь я – лишь Тень от Истины и Света,
И за меня не следует хвататься,
Я – лишь Вопрос, но вам нужны Ответы – 
Которым вы стремитесь поклоняться.»
 
«Гоните прочь подобное Желанье!..» – 
Изрёк, и умер, тихо и внезапно...
С тех пор живёт Учение в Преданье – 
И Поклоненье держится исправно...
 
В Наш Век
 
В наш Век
Умнее надо быть
Всех тех,
Кто хочет нас убить:
 
Убить 
Бесстрастно в Тишине,
Забыть
Вмурованным в Стене,
 
Кромсать
Иронией-Клинком,
Верстать
Назавтра-На Потом.
 
В наш Век – 
Как в прочие Века – 
Не Грех
Сойти за Простака;
 
Но быть Сложнее – 
И сильней – 
Из тех, кто Смеет,
Кто Верней;
 
Из тех немногих,
Чьи Дела
Как Поступь Слога,
Как Скала;
 
Из тех, чья Мудрость
Знает всех,
В ком Спесь раздулась,
А «Успех»
 
Стремится 
Истину подмять – 
Заставь их злиться
И страдать!..
 
Divina
 
Ваш «бог» – это ваше Убожество,
Мой Бог – это Обожествление:
В Эпоху, где Идолы множатся,
И Буйство зовёт к Усыплению,
 
Я бодрствую Духом пылающим,
Я Путь озаряю нехоженный – 
И буду назло вам Мечтающим,
Несмятым и Неуничтоженным!..
 
Что втопчите в Прах – то я выращу,
И мне Урожаи достанутся – 
Но я подарю эти Тысячи
Единственным – тем, кто потянется
 
Подобно Росткам, к Свету Ясному,
Подобно Растоптанным – к Горнему:
Божественность – Небезучастному,
Тому, чья Мечта животворнее!..
 
Долой Увяданье незрелое,
И Псевдоцветенье бесплодное – 
В себе не Изъяны, но Целое
Несёт моё Сердце свободное, – 
 
Движение – не Состояние,
И Качество – а не Количество:
Божественный Сад Процветания
Растёт под Лучами Величия!..
 
Zoroastrica
 
Когда уйдёшь из Бренности Людской,
Твой Образ Жизни явится тебе
Старухой мрачной, с грязною Клюкой,
Иль юной Девой в вешней Синеве,
 
И поведёт неспешно за собой
К Мосту над Бездной чёрною под ним:
Подобье Жизни – прямо под Стопой,
И с ним твой Дух отныне на один!..
 
Здесь все Шаги – Слова или Дела – 
От них зависит Древа Ширина:
Коль Жизнь твоя соврала, проспала,
Его сужает смертная Вина.
 
Она же давит Тяжестью твой Шаг – 
Чтобы обрушить Душу прямо в Плоть:
И словно в Жизни сам себе ты Враг – 
Страшней Врага, увы, не побороть!..
 
Длина Моста – и Жизни – наравне:
В Пространстве Время здесь заключено;
Иди вперёд, и верь своей Весне – 
Она со Светом ждущим заодно.
 
Хозяин Горний верует в Раба – 
И ты поверь, хоть толику, как Он:
Да не споткнётся Верная Стопа!
Да не свернёт в Безвременье и Сон!..
 
Ода Гордости
 
Гордость живёт там, где Горы и Орды
Вместе являют себя в Поединке – 
И по-единные бьются Аорты,
Жизнь через Кровь прогоняя по Рингу.
 
Нет в этом Цикле ни Капли Гордыни:
Гордость есть Правда, Гордыня есть Ложь;
Ложь – это Хлад, от которого стынут
Мысли и Чувства, познавшие Мощь...
 
Высокомерье – Удел Недомерков, 
Высококрылых Удел – Небеса:
Гордость – Полёт, а Гордыня – Паденье
В Пыль – что летит легковерным в Глаза.
 
У Недостойных – Личины Достоинств – 
Что беспощадная Гордость сорвёт;
В Злобе Гордыня беспомощно тонет – 
И Клеветою Достойных гнетёт...
 
Гордость – ты Благо, ты Качества Светоч
Средь окаянных Количеств Гордынь,
Сила, что рвёт бесполезную Ветошь,
Разум творящий, что в Силе един.
 
Славлю тебя – и тебе посвящаю
Строки, что Кремнем Огонь высекают:
Пусть же тебя с Уваженьем встречают – 
Пусть же достойно тебя провожают!..
 
Совет Шенрабу
 
О, Истину обретший!
Послушай мой Совет:
Будь конный ты, иль пеший – 
Назад Дороги нет.
 
Ты Странник – и отныне
Скитаться обречён:
Кто Сердцем не остынет,
Забудет Стол и Дом...
 
О, Истина, о, Ноша! – 
Неси её одну:
Запомни – ты не прошен – 
И из Страны в Страну
 
Нежданным, странным Гостем
С обугленным Лицом
Пойдёшь, сжимая Посох,
Безвестным Мудрецом...
 
О, Век, лишённый Истин! – 
Лишенья – не по нём:
Кругом опали Листья
Осенним хмурым Днём.
 
Мирам не нужен Светоч – 
Все заняты собой:
Ищи сквозь эту Ветошь
Весны Росток святой!..
 
К богам забудь стремиться:
Свободы в Неге нет – 
Где Наслажденье в Лицах,
Там равнодушен Свет.
 
Небоги вечно в Муках:
То Зависть в них, то Страсть – 
К Чужому тянут Руки
Чтоб одолеть и пасть...
 
Животным и подавно
Ученье не дано:
Они погрязли в Данном,
Что Страхом сведено.
 
Безумно жрут друг друга,
Бегут или дрожат.
И позабудь про Духов:
В Гробах они лежат...
 
Ищи Людей, о, Странник! – 
Средь Нелюдей чужих:
Вставай с Росою ранней,
И с Месяцем ложись.
 
Трудись на этой Жиле,
Отсеивая Шлак:
Ведь Истина – не в Силе – 
Но в истинных Делах!..
 
Рубенс
 
Живопись – Пиршество
Красок, Цветов – 
Лакомство пишется
В Глянце Холстов.
 
Блюда незримые – 
К Взору спешат – 
С Кистью игривою
В Танце кружат!..
 
Образы смачные – 
Мифом во Сне – 
Вместе с Удачею
Мчатся к Весне
 
Летнею Дерзостью:
Вкус Наготы
В Чаще заметнее,
Словно Цветы!..
 
Всё – Полнокровное – 
Жизнь и Игра:
Позы – условные,
Краски – Охра.
 
Вот – Недосказанность – 
Вся напоказ:
Пробуйте Разное – 
Радуйте Глаз!..
 
Iconoclasm
 
Лик Спасителя Идолом стал,
Крест Рабов отливают во Злате:
Древо Жизни презренный Металл
Подменяет в безжизненном Хладе.
 
Имя Жертвы поют Палачи,
Воскуряют и молятся Жертве:
А за ними – Щиты и Мечи,
И в Тиши – напряжённый Нервы...
 
Оправданья находят всему,
Если «Образ» по Верху проносят:
Невиновных бросают в Тюрьму,
Не прощают того, кто попросит.
 
Идол «Власти» царит и парит,
Никого за Людей не считая:
Самозванный живой «Параклит»
В Своеволии Страха сгорает...
 
Мы Державе Вопрос задаём – 
Той Державе, что гонит Вопросы:
Почему тебе «Славу» поём?
Ты не «Райская Сень» и не «Роза»!
 
И не «Божее» ты на Земле – 
Но Земля, возомнившая Божье:
Посмотри – у тебя на Челе
Идол Язвой растёкся по Коже!..
 
На Деньгах помещают Христа:
Кесарь – «Бог», Божество – словно Кесарь;
И Серебрянник ныне распят – 
По Вине Прокуратора-Креза.
 
Этот «Крез» – сам не зная – Войну
Снова начал – не Плотью, но в Духе:
И она опрокинет Страну,
Образ Веры стяжая в Разрухе!..
 
Вот – Трагедия! Корни её
Глубже Символов и Представлений:
Где Иконы – там рядом Зверьё,
А где Идолы – там Разрушенье!..
 
Мечта Сонгаи
 
Бурнус развевается Ветром Пустынь, – 
И Конница наша как жаркий Мираж,
Кочует под Дланью Того, кто Един,
Воюя за «Мир», что с Рождения – Наш!
 
Барханы – в Ветрах каменеющий Свет – 
Под Смертью скрывают безбрежную Жизнь:
На них – Караванов затерянный След,
Над ними – небесный исписанный Лист!..
 
И в Сердце Сахары – великой Страны – 
Цветёт наше Сердце с Мечтою внутри:
И Нигер Вибрацией мощной Струны
Ей Славу поёт у открытой Двери.
 
И в глиняных Призраках дольних Палат – 
Дворцов и Мечетей, Гостиниц, Лачуг – 
Мы, Воины, стяжаем завещанный Сад
Где больше не будет Рабов или Слуг!..
 
Пусть Сила Покой и Единство хранит – 
Во Имя Науки, что верить зовёт – 
Пусть Дженне прекрасный под Светом царит
И пусть Тимбукту Утешенье даёт.
 
Да станет Пустыня Оазисом Снов – 
Чтоб Жизнь из Смысла над Смертью цвела – 
Чтоб Призрак Мгновенья во веки веков
Воспел, словно Ветер, благие Дела!..
 
Домье
 
Правда – Сатира:
Пощады не жди!
Язвы и Дыры – 
А ну, погляди!
 
Бунт и Насмешка
Бьют Королей – 
В Царстве Невежды
Ярче и злей!..
 
Морды – не Лица – 
Воздух коптят:
Где распрямиться
Тем, кто богат
 
Духом, не Мясом,
Благом, не Злом;
Средняя Масса – 
Тяжкий Содом!..
 
Гипертрофия
В Жире плывёт:
Взгляды тупые – 
Тупость зовёт
 
К Успокоенью – 
Сну Тупика – 
Пищеваренье
Пучит Бока!..
 
Вот Ненасытность
Куплей-Продаж:
Правит Ликвидность – 
Фракция Краж.
 
Карикатура – 
Стабилитет – 
Публика-Дура:
Разума – нет!..
 
Образ «Элиты» – 
Боже, спаси! – 
Жалкие Виды,
Гонор спесив,
 
Свора Ничтожеств – 
Сводный Портрет:
Тьму подытожив – 
Выставь на Свет!..
 
Основатель Нгуен
 
Всегда Основателю трудно:
Кто действует – терпит Лишенья;
Быть нужно везде и повсюдно,
И мыслить в грядущем Значенье.
 
Иначе средь Хаоса Битвы,
Где все против всех выступают,
Не сможешь стать острым, как Бритва,
Врагов от Друзей отделяя...
 
Страна эта – Помесь Притонов:
Восстанья сродни Произволу;
Нет более шаткой Короны,
Чем та, что подобрана с Пола.
 
И всякий раз заново строят
Здесь Призрак из Пепла Империй – 
Но вечно Изъяны Покроя
Латают, в Удачу не веря...
 
Я делаю Вид, что «Владыка» – 
Хотя и в Бегах, и без Войска:
По Слухам я – «самый Великий»,
«Достоинства» полный и «Лоска».
 
Борьба с переменным Успехом – 
Лишь Часть моего Назначенья:
Важней, что разносится Эхом – 
Которому я дам Теченье...
 
Пускай в Обороте Монеты
С моим Иероглифом будут, – 
Считают пусть Брутто и Нетто,
Объёмы Земель или Суток
 
По Мерам, указанным мною,
За Подписью: «Я – Император!»
Настрой есть Преддверие Строя,
Привычка – для Власти Награда...
 
Когда примелькается Имя – 
Всё прочее тихо притрётся:
И смирится «Непримиримый»,
И Враг – Безымянный – заткнётся!..
 
Амритсара
 
Золото – в Воздухе,
Солнце – в Воде:
Странствие посуху
К дольней Звезде
 
Здесь заступает
На призрачный Путь,
Прах омывает – 
Назад не свернуть!..
 
Воинство Правых:
Что прежде всего? – 
Тенью кровавой
И Плотью Стихов
 
Молятся скрытно
Мечей Острия:
Взглядов не видно,
Не Очи – Края!..
 
В Белом – Достоинство,
В Гордости – Дух:
Страсти – свободные,
Мысли – для Слуг.
 
Грёза Пророчества – 
Горный Родник:
Золото – в Почести – 
Солнечный Лик!..
 
Рейсдаль
 
Схевенинген – Пейзаж на Фоне Моря – 
Что Сожаленьем горестным уходит
За Горизонт, неразличимый боле,
Под Облака, застывшие в Полёте.
 
Пески Равнины – Фон для водной Глади – 
И Чахлость Трав с Обрывом лишь яснее:
Природа Волн – кочующего Хлада – 
Реалистичней Суши и мощнее...
 
Мечта Небес – на Фоне падших Долов – 
Сама в себя бездонно погружаясь,
Стремится вон, за Пристани и Молы,
Где Атмосфера гаснет, разряжаясь.
 
Она – тот Фон, в котором Безысходность
Даёт Мираж предвечного Томленья:
В Очах живых – блуждающих бесплодно – 
Пейзажем Чувств с Предчувствием Успенья...
 
Navidad
 
Не каждое Рожденье – Рождество:
Лишь ясных Звёзд Предчувствие не гаснет – 
На Свет спешащий Луч из Ничего
Являет Миру освящённый Праздник.
 
Но сколько надо Времени Другим – 
Тем, кто родился в Сумерках из Мрака,
Чтобы постичь, что Смысл – лишь Один – 
В Рожденьях всей Бытийственности Праха...
 
Рожденье Смысла надо повторить – 
Сквозь Возрожденья узкое Пространство:
Рождённых Стражей тихо усыпить,
И Палачей рождённых Интриганство.
 
Рождённых Слабых – трудно убеждать,
Рождённых Сильных – трудно пересилить:
Но Рождеству без Смерти не восстать – 
Чтобы поднять Рождение до Стиля...
 
Viceversus
 
Бог-Любовь может быть растворён – 
Как Творец в Обретенье Покоя – 
Или дать Человеку Разгон
Для Творенья с Природой Другою.
 
Но Творенье на Роль Божества
Претендует, себя отделяя:
Ибо с Чистого пишет Листа, – 
Образ Тени из Света являя.
 
Ненасилия Цель упразднив,
Оправдание ищут Насилью:
Шаг по Леске – над Пропастью Нимб
Шаг над Бездною делает Стилем.
 
Бездны множатся – Соты Пространств
Заполняя усвоенным Мёдом:
Линзы смотрят на Копи Богатств – 
Яд Осиный становится Модой.
 
Тень ложится в Софистику «Вер» – 
Растворяя Мир Знанья собою – 
Сотворяя из Хаоса Твердь,
Признавая Любовь Сатаною...
 
Credo Броувера
 
О, Глупость – и Жалость
К несчастным Глупцам!
О, Пропасть – и Шалость:
Иду до Конца!
 
Гротеск и Sfummato
Отныне – Одно:
Смешное – распято – 
И осуждено...
 
Что Жизнь? – Анекдотов
Безудержный Бег:
В Усмешке – Свобода,
А в ней – Человек.
 
Кабацкие Бредни – 
Табачный Кошмар:
Без Сна и Обедни
Слетает Нагар...
 
Искусство – в Контрастах:
Из них Нищета
Сильнее гораздо
В Богатстве Холста.
 
Художник – кто Понял – 
И рано ушёл:
Он Падшее поднял – 
Он жил хорошо!..
 
Marmora
 
У каждой Империи – свой Материал,
И Власть – это Камень Природой своей:
Империя – Остров средь Моря и Скал – 
Возможности все извлекла из Камней.
 
Мозаик затейливый Калейдоскоп
Остался навеки в Пространствах её – 
Но Остров, что Образом древний Циклоп,
Дал Плоть свою Храмам, чей Образ поёт...
 
Из серого Мрамора сложен Каркас,
И Стены, и Своды Ромейского Сна
О «Рае Златом», где бы Радостью Глаз
Лечился от Сумерков мрачного Дна – 
 
Эпохи Падения в Хаос Морской,
Бушующих Варваров страшный Котёл:
За каменной этой лукавой Игрой
Мечту Избавленья Мир шаткий обрёл...
 
Повсюду разбросаны Остовы Глыб,
Обломки Колонн, Капителей Листва – 
Разбитая Память в Безмолвии Рыб,
Теченьях Ветров, утонувших Словах.
 
Эпоха Marmora живёт в Островах,
Что высятся где-то, за тысячи Вёрст – 
И в Плаванье это на всех Парусах
Я ныне пустился под Куполом Звёзд!..
 
Manichaeica
 
Тьма и Свет обладают своей Чистотой:
Их Смешенье – ужасный Порок;
Но завидует Тьма – и влечёт за собой
Грубых Форм нескончаемый Рок.
 
В этом Мире, рождённом на Стыке Миров,
Всё преступно, но Цель – лишь одна:
Отделить Тьму и Свет из Подобий и Форм
Может только людская Десна...
 
Человек есть по Форме – Подобие Зла, – 
И Подобие Формы Добра:
Его Образ слагают Слова и Дела – 
Мраком Ночи и Танцем Костра.
 
Жизнь – Механика Высвобожденья Лучей – 
Возвращает Стихии Домой:
И Природа Живых – как Природа Свечей – 
Служит Цели самою собой...
 
Воск и Пламя живут – пока Плоть Бечевы
Не сгорает меж ними дотла:
Так и ты, Человек, как Живой из Живых
Будешь в Центре и Блага, и Зла.
 
Телом Демон – ты Ангел Душою своей – 
В Охримане заклятый Ормизд:
Ты – Война, а не Мир! Заблужденье развей!
И постигни – где Верх, а где Низ!..
 
Credo Гогена
 
Уметь всё бросить – Мужество и Мудрость – 
Когда бросаешь ради Обретенья,
И новый Шанс, полученный как-будто,
Осуществляешь в Плоти Вдохновенья – 
 
Того, что рвёт «незыблемые» Связи,
Того, что Мир Войною отражает,
Того, что Жизнь, погрязшую во Грязи,
До Чистоты и Грёзы поднимает!..
 
Бросайте Пошлость – Царство Полутонов – 
Из серой Тени выйдите на Солнце:
Рай Океана страшен и огромен – 
Но в нём Свобода Золота и Бронзы.
 
Она во Всём – и все Цвета ей служат,
Их Полутень – в Полуденности дикой:
Пределы Чувств, положенные Стужей,
Сметают вон Темперой и Мастикой!..
 
Я удалюсь из Бездны Сумасшествий,
Из Лицемерья, Мелочности, Скуки,
Поссорюсь с теми, кто, лишённый Чести,
Салонной Лести сдался на поруки.
 
Разрушу Контур, выскоблю Рисунок – 
Чтоб краскам дать безбрежное Сиянье:
Долой Наброском спаянный Рассудок – 
Да будет всё загадочно и пьяно!..
 
Сonstantinus Magnus
 
Мечту Тиранов ныне воплощаю – 
И строю Город новый на Руинах – 
Народы Мира в Рабство возвращая
Толпой ослепшей, преданной, единой.
 
И Центр «Свободы» – Силы и Закона – 
Я за Спиной безжалостно оставлю,
И мне важнее Общности Корона – 
В её Защиту Пасть мою оскалю!..
 
Я – Волк, предавший Стаю ради Власти,
Я – новый Ромул – в Крови своих Братьев:
Я долго рвал Историю на Части,
Чтоб уничтожить Память «Демократий».
 
Готово всё: забитые Потомки,
В Тени Волков мечтавшме о Мести,
Теперь со мной, – горланящие громко, – 
Возводят Град для Хитрости и Лести!..
 
«In Signo Vinces!» – Знаками Изгоев
Переманив Колеблющихся в Войске,
Переворот я исподволь устроил:
Богов – на Бога, Фасциев – на Розги,
 
Сенат – на Свиту, Римлян – на Ромеев, – 
Не продолжать? Теперь уже всё ясно? – 
Перечить мне никто уж не посмеет,
И вольный Дух поднимется напрасно!..
 
Убью любого, вытравлю Крамолу – 
А Бог простит: «Тринадцатый Апостол»
Иудой Рима сядет на Престоле,
И будет править Суд легко и просто.
 
Создаст для всех Религию Судимых
Руками их, – Фанатиков, Клевретов: 
Соборность Рабства высится над Римом,
Что обречён на Горести и Беды!..
 
Я – «Постоянен» в собственном Величье – 
Предавший всё и Власть обожествивший:
И в Честь мою Мой Город – обезличен – 
И Мой Дворец Дворца Нерона – выше!..
 
Миф Нуристана
 
«Век Золотой» – когда Времени не было вовсе:
Люди и Демоны жили совместно с Богами – 
Все помогали друг другу, когда кто попросит,
И никогда отродясь не бывали Врагами.
 
Только Однажды – Момент, когда Время родилось – 
Боги и Демоны стали играть с Увлеченьем:
Золото Века Безвременья вдруг испарилось – 
Быстро в Пустыне его обмелело Теченье!..
 
Боги завидуют: Демоны их побеждают!
Боги решили пойти по Главам и по Судьбам:
Их Преступленье в Игре тот Обман порождает,
Что «Веком Времени» назван – железным и грубым.
 
Ставкой Игры, что размножилась в Мире Срединном
Люди – не Боги, не Демоны – стали живые:
И на Кону они вечно Потоком единым
Слепо тасуются, вешая гордую Выю...
 
Ими играют Враги Преисподней и Рая – 
Бьют и швыряют азартно навстречу друг другу – 
И между ними игральный Азарт поощряя,
Учат Собратьев швырять по порочному Кругу.
 
Круг этот замкнутый Звоном Погибшего Века
Падших прельщает Тоской по Бессчётному Счастью:
Время и Злато – Болезнь и Забвенья Утеха – 
Рвут этот Мир на Мгновения – словно на Части!..
 
Credo Пикассо
 
Искусство – Борьба с Пустотой,
Художник – Торреро на Ринге:
Он жертвует только собой – 
Кровь Жертвы пролив в Поединке.
 
Вот – Время! Пора развенчать
Красоты, Пропорции, Лики:
Мы учим Глаза не прощать – 
И слышать Безмолвие в Крике...
 
Мир Щрамов – и Кисть словно Нож
Пространство больное кромсает:
Она препарирует Ложь – 
И Свет в Разложенье бросает.
 
Урок Анатомии Зла
Сильней Анатомии Плоти:
Незрелый – отводит Глаза,
Созревший – в смертельном Полёте...
 
Архаика Чувств, как Огонь,
Прорвалась из Тьмы и Пожарищ,
Сжигая Историю-Сон
В неистовом, страшном Кошмаре.
 
Свет ныне – на Службе у Тьмы,
Во Тьму удаляется Светоч – 
И в Мире, в Подобье Тюрьмы,
Бык мчится на красную Ветошь!..
 
Саубараг Дзуар
 
Есть у Преступников Ангел-Хранитель,
Взор его чёрен и Крылья черны:
Мчится Ночами он в мрачной Хламиде,
Правя своим Скакуном вороным.
 
Он направляет Пути и Дороги
Тех, кто на Промысел чёрный идёт:
Первый ломает Замки и Пороги,
И Безопасность у Жертвы крадёт.
 
Ангел, Границы стирающий Дланью,
Может их также чертить на Живом:
Ставит Пределы Мечте и Старанью,
Шрам покрывая причудливым Швом.
 
Бойтесь Пещер, где пещерные Очи
Зорко и молча за Вами глядят:
Тем, кто на Дело отправиться хочет,
Надо сначала выдержать Взгляд!..
 
Sallustiana
 
Не жалуйтесь, Люди,
На «Слабость» свою – 
Что Рок вас «не любит»
И вашу Стезю;
 
Что Времени «мало»
Отпущено вам,
Что Сила, не Благо
Царит по Главам.
 
Но Правда иная:
Нет Мощи верней
Чем Крепость святая
Великих Идей;
 
И Духа людского
Прекрасный Почин  
Превыше Любого,
Кто точит Мечи!..
 
Предавшийся Телу,
Богатству, Чинам – 
Пусть хитрый и смелый – 
Пожнёт по Делам.
 
Материя гибнет, – 
Дряхлеет Рука 
Колоссов на Глине:
Дворцы из Песка 
 
Возводит Заблудший; 
Но Духом Аскет
Шагает всё круче
С Течением Лет:
 
Ведь Дух неизменен,
И Тлен – не по нём,
Стоит в Треволненьях
Всегда на своём...
 
Душа – Император
И истинный Вождь:
Она лишь богата – 
Лишь в ней ты найдёшь
 
При Ясности цельной
Ума и Страстей
Свой Мир драгоценный – 
В Судьбине своей!..
 
Credo Ван Гога
 
Мир Людской обездолен ужасно – 
Он не видит Мир Божий вокруг:
Люди живы с Рожденья напрасно – 
Словно вписаны в замкнутый Круг.
 
Этот Круг разрывает Искусство – 
Силой Слова, что Песней Цветов
Проповедует смачно и густо,
Прорицает из Стигм и Постов...
 
Кисть вибрирует плящущим Нервом – 
Её Ворс как Сплетение Солнц:
Урожай в Ожидании Серпа
Из Энергии этой возрос.
 
Управляет ей Гений горящий,
Что себя не умеет щадить:
Так Отверженный Жизнью обрящет
То, что Смертью дано оплатить...
 
До Предела – потом будь что будет;
До Бессилия – каторжный Труд;
До Монашества – Шлюха рассудит;
До Беспамятства – может, спасут?
 
Дальше – Вороны в Небо взовьются,
Дальше – снимет Коса Урожай:
Капли Крови и Слёзы прольются – 
И бессмертною станет Душа!..
 
Amie du Peuple
 
Страх из Массы слагает Одно – 
Лепит Алчность из тысяч Молекул;
Страх – Сознание Хаоса Снов,
Тьмы Кошмаров, творящих Калеку.
 
Парадокс, гальванический Бред,
Обретают себя в Паранойе:
Парамир в Парапсихике След
Оставляемый Параигрою...
 
Плоть «Опасности» в Слухах ясней,
Осязаемей – с Плотью «Народа» – 
И Деянье Насилья над ней
Воплощает Заклятьем «Свободы».
 
Но «Свобода», что Криком живёт,
Паранормою давит на Нормы:
Урожай Массовления жнёт, – 
Где Колосья посеяли Норны...
 
Вот Рожденье, – в Природе Смертей
Находящее Код Оправданья, – 
Властно требует «ну же, смелей!» – 
Тем сильнее, чем Страхи коварней.
 
Гильотина Рубцами творит
В Венах Монстра Послание Боли:
В нём Психоз постоянно горит
Суицидом безудержной Воли...
 
Visia Antarctica
 
В диалектическом Мире Планеты
Лёд-Океан против Льда-Континента – 
А между ними все Стороны Света
Жизнью питаются ночно и денно.
 
Но когда Лёд Твердь и Воды оставит,
Жить станет меж Полюсами ужасно:
Бросятся Люди на Юг, где, оттаяв,
Остров-Прибежище ждёт безучастно...
 
Здесь в Полуночье сольются Народы – 
Избранный Табор, стихийное Племя – 
Ибо не будет уже Небосвода,
Ибо Земля позабудет про Семя.
 
Ибо, разбужены Алчностью Эго,
Всюду восстанут Стихии из Дрёмы:
Страны изгонят на Юг Человека
В Новый Ковчег, луннолико огромный...
 
Образ Свободы родится там Новый – 
Мир Диалектики Древней смыкая
В Сердце, что без ледяного Покрова
С новою Силой забьётся, сгорая...
 
Выветривание
 
Струи воздушных Течений
Лаской по Сторонам Света,
Силой ночною и денной
Строят Обитель Аскета.
 
Камень, Корой вознесённый
С острыми Гранями Бритвы,
Купол Небес протяжённый
Впишет в Пейзажи и Виды...
 
Образ Возвышенных – резок,
А снисходительных – мягок:
Море Песчинок безвесных
Пишет Видения Магов;
 
Воет свои Заклинанья
В Формах причудливо цельных:
Вот Интуиции Знанье!
Вот Приворотное Зелье!..
 
Воображение строит
Замки Воздушные в Скалах:
Внешнее – манит Игрою,
Внутренних Образов – мало.
 
Мастер творит без Удара – 
Пением, Танцем, Контрастом:
Время с Пространством – напару
В Плоти узорного Карста...
 
Лумбини
 
Долина средь Джунглей
В преддверии Гор – 
Покинутый Улей
Как замерший Хор
 
Когда-то реченных
Легенд о Делах – 
Живых неизменно
В изменчивых Снах...
 
Рожденье Святого – 
В Раскрытии Тайн:
Он правил бы долго,
Не ведая Ран,
 
Не видя Страданий,
Болезней, Смертей – 
Принесший Власть Данью
Земле и Воде...
 
Дворцы опустели
Без Смысла с тех пор:
Столетья летели – 
И Бег их так скор – 
 
Над Местом Рожденья
Бессмертья Того,
Кто шёл ко Спасению
С первых Шагов...
 
По Сторонам Света
Прах в Ступах лежит – 
Вращаются Беды
Средь тайных Тушит.
 
Соцветия Рая
В Страданиях Снов:
Жить следует, зная – 
Что Дух не таков!..
 
Марокканская Легенда
 
Гладь Восхода сливается с Гладью Заката
В этих Водах, очерченных Гранями Камня, – 
А над ними Беседка с Убранством богатым
Манит Сердце Безмолвием вечно желанным.
 
В ней Султан принимал по Легенде Наложниц,
Проводил с ними Ночь, услаждаясь любовною Негой, – 
И на Утро топил их в Воде, упиваясь их Болью,
И смотрел, как смыкаются хладные Веки.
 
Но однажды, Объятия Жертвы вкушая,
Он услышал внезапно Слова, что не чаял услышать:
« – О, Безумец! Я Участь грядущую знаю – 
Знаю, мне не уйти, ибо я тебе ближе»
 
«Всех, кого, ненавидя, ты денно и ночно
Губишь Смертью – иль Жизнью без Тени Надежды – 
Правда в том, что ты сам ищешь Смерти на Ложе,
Жизнь пустую ведя; Но теперь без Одежды»
 
«Ты такая же Жертва, и так же как я, беззащитен – 
Так умрём же вдвоём!..» – и вонзила Кинжал до Упора...
Лишь под Утро два Тела найти перепуганной Свите
Удалось в гладких утренних Водах нескоро.
 
Он – Убитый без Воли, Она – Утонувшая Вольно – 
Были свиты в Объятиях, Чернь Рукояти скрывая:
Образ Страсти и Мести, что в Память впечатана Болью,
Безысходность Отчаянья, что к Милосердью взывает...
 
Лёгкий Ветер играет с тех пор на Закате
Нежной Рябью поверх Преступлений усопших, – 
А Беседка с Бассейном в Безмолвии рядом, – 
И Безмолвие это подобно Преступному Ложу...
 
Не Уйти От
 
«Не уйти от Судьбы», говоришь? – 
Так иди ей навстречу с Улыбкой! – 
Докажи, что Живёшь, а не Спишь – 
В этом Сне, с этой Логикой зыбкой!
 
Постоянство в тебе – значит там,
Где стоишь в Мановение Ока – 
Там, где Зренья причудливый Храм
Дарит Веру в Тоске одинокой!..
 
Только Бодрствующий может прозреть, – 
И взнуздать вечный Ужас Кошмара, – 
Только он может взять и посметь, – 
И с Судьбою обняться напару.
 
Только так – через Встречу, не Бег, – 
Из Охотника сделаешь Друга, – 
И поймёшь, что с Судьбой Человек
Может жить, только взявшись за Руки!..
 
Тутыр
 
У Волков – свой Пастух – 
И не как у Скота:
Он не Тело, но Дух – 
Без Тавра и Хлыста,
 
Силой Воли одной
Принуждает служить – 
И идти за собой,
И безропотно чтить...
 
Понимает без Слов
Взгляд Хозяина Волк:
Стае умных Голов
Дарит Мудрость Урок – 
 
Может Храбрость отнять,
Или Трусостью сбив,
В Руки вражьи предав,
Жертв усталых смирить...
 
Властелина Волков
Распознай по Очам – 
Что мощнее Тисков,
Что острее Меча.
 
Уважительным будь
С тем, кто смотрит в тебя – 
С тем, кто чувствует Суть,
С тем, кто правит в Степях!..
 
Выйди
 
Выйди к штормящему Морю:
В Хаосе Ветра и Влаги,
В грозном стенающем Хоре,
В Молнией пляшущем Страхе
 
Вновь обрети свою Мудрость – 
Радостью из Дерзновенья,
Сладким Предчувствием Утра
Из соляного Забвенья!..
 
Смейся и плачь: не заметят
Разницу Волны Прибоя – 
Ты пред собою в Ответе,
И за себя ты спокоен.
 
Словно Маяк одинокий
В Море Голландцев летучих
Станешь ты вновь у Порога – 
Мраком сияющей Тучи!..
 
Опасно Внезапно
 
Жить «слишком хорошо» – опасно:
Есть Искушение забыть,
Что мы над Будущим не властны,
Что нам Былое не судить;
 
Что есть Границы и Пределы
Для всех Стремлений и Гордынь,
И не дано остаться Целым
Тому, кто в Бегстве – до Седин...
 
Мираж Накопленного стоек
Желаньем Призрак удержать:
Ошибка думать, что «построил»,
И что дано тебе «рожать»;
 
Всё это – Функция, а Целью
Владеет Кто-то, но не ты:
И с Древа Жизни Плод твой спелый
Падёт внезапно в Тлен Тщеты...
 
В Сердце Декана
 
Развалины в Сердце Декана – 
Зрачки в Роговицах зелёных – 
Плоть Джунглей, вплетённая в Храмы,
Вселенной зовущее Лоно.
 
Узоры Растений и Камня,
Друг в друга текущие Массой:
Танцовщицы в Позах жеманных – 
Вкрапления в Радуге Глаза...
 
Слияние Зрений в Соцветье
Путей, поглощённых и влажных,
Листва – Инкарнация Света – 
Пульсирует сладко и страстно.
 
Ситары, Ударные, Флейты
Поют отстранённо в Экстазе – 
О Гранях хрустального Лета,
В Веках преломлённого Глазом...
 
Мы в Здешнем
 
Мы в Этом Мире не живём,
Наш Мир – Проект Воображенья:
Его лишь жаждем и зовём – 
Стыдясь прямого Постиженья.
 
Ведь всё, что Люди создают – 
Не Этот Мир – Потусторонний:
Читая в нём Сознанья Труд,
Познаешь Нищего в Короне...
 
« – Уйти в себя! Бежать, бежать!..» – 
Кричит безмолвно всё Людское – 
С Планеты грубой, где лежат
Чужие Камни под Стопою,
 
Где столько Ликов чьих-то Войн
Ушло в бессчётные Эоны,
Где Мир Людской – всего лишь Сон – 
Проект Желанного бездонный...
 
Чем тяжелее Груз Идей – 
Тем тоньше Средств Переплетенье:
Не на Планете – на Звезде
Уж тесно нам, живущим Тенью.
 
Пришельцы вечные Внутри,
Мы – Перебежчики во Внешнем:
Живя Проекцией Игры – 
По Правилам Проектов Здешних...
 
Миланский Собор
 
Этот Храм – не от Мира Сего,
Что стыдливо его удушает:
Будто слышно «Спиной!» и «Бегом!» – 
От всего, что Века вопрошают – 
 
И Вопрос оставляют тому,
Кто Ответ разрешает в Экстазе – 
Славой Света взрывая Тюрьму,
Песней Песни в пылающей Массе!..
 
Юг на Северный Вызов даёт
Свой Ответ, повергающий в Трепет,
В Граде Войн, что Убийством живёт,
В Арсенале – украшенном Склепе:
 
Там, где Холод в Бессилии злом,
Сталью Зависти действуя грубо,
Шёл по Краскам Тепла напролом – 
Шёл неистово, словно по Трупам...
 
Солнце – в Камне, а Камень – в Очах
Отражается Спектром лучистым; 
В Арках стрельчатых, словно в Свечах, – 
Лики Пламени в Статике чистой.
 
Взрыв Сверхновой – и Сверхвековой – 
Лишь сильнее в Посредственновечном:
Против Воли влечёт за собой
Тех, кто истинным Чувством отмечен!..
 
Medici
 
Семейное Дело – 
Вселенская Сеть:
Чтоб выбраться целым,
Всё нужно успеть;
 
Копить, не светиться,
Готовя Сюрприз – 
С Готовыми биться
В Падении ниц...
 
Неистова Зависть – 
За нею Напасть:
На Ближнее зарясь,
Стремятся украсть;
 
И Бронь на Спине
Тем сильнее, чем Мощь
В Друзьях, как в Стене
Обещает помочь!..
 
Контракты и Браки – 
Война и Мятеж
Всё сделают махом
Средь глупых Невежд;
 
Но высшим Оружьем – 
Красой Божества – 
Нам Гениев служат
Дела и Слова...
 
Реклама в Торговле – 
Реклама везде:
Под Маской – за Ролью – 
Навстречу Беде!
 
Торгуя Грехами,
«Духовность» купив,
Всё сделаем сами – 
Себя погубив...
 
Пируя с Владыками
В Сердце Чумы, – 
Сражаясь с Веригами,
Правя Умы, – 
 
Судьбою пресытившись.
В тихий Закат
Мы Жребием вытащим
Призрачный Град...
 
Epita
 
Изменчив Мир Материи зыбучей – 
Движенье Жизни кормится собой:
Узри твой Дух, возвышенный над Кручей, – 
Войди в Чертог нетронутый, святой!
 
Раскрой Объятья Разума и Чувства – 
Смотри! Вот Сердца пламенный Цветок! – 
И передай Гармонию изустно:
«Я ныне – Здесь! Я – Выстрадал! Я – Смог!..»
 
Аугсбург
 
Град «Мира Религий» – 
В Одной Мировой:
Когда-то – великий,
Сегодня – скупой.
 
Столица Земли – 
В Средостенье Земель – 
Где Ставки росли
Из вселенских Потерь...
 
Могучие Кланы
В закрытых Дворцах
Делили здесь Страны – 
Стянув Пояса.
 
Копили и строили – 
В Долг – и Долги
Кроили с Героями,
С Видом Слуги...
 
Музей Многостилия – 
Каменный Жанр:
Весь Центр – Базилика, – 
Ратуши Зал,
 
Портреты Заёмщиков,
Златом одев,
Дубовою Рощей
Слагается в Неф...
 
Река, разбиваясь
На сотни Ключей,
Сквозь Дно прорывается
К Миру Вещей,
 
Что скован Безмолвием, – 
Словно Квартал,
Что Скаред Суровый
Призренью отдал...
 
Предгорье – в Долине:
Стена за Стеной – 
Как в Улье едином,
И в Соте одной,
 
Столетья, сплетаясь
В Воде и Камнях,
Здесь Завязь питают – 
От Плода храня...
 
Борис Ефимов
 
Пред ним расцвёл Гротеск больного Века,
Где он творил – в Стране, со Стороны – 
И Мастерством Диагноз для Калеки,
Как мудрый Врач, писал до Седины.
 
Парад Портретов – в Бешенстве Парадов,
В Безумье Войн, Пожарищ, Катастроф – 
В Тиши контрастной он творил богато,
Пуская Кадр сокрытый между Строк...
 
Он подмечал – Подмеченное ждало,
Пока созреет Плод наверняка:
Один Нюанс – казалось бы, так мало, – 
Но он в Руке, что скора и легка.
 
Плакатный Стиль – где Завязь Аллегорий
Хранит Подтекст, и Жанру отдаёт:
Ведь в этот Век Ирония – как Море,
Что устрашая, манит и зовёт...
 
Глупцы дают бесценные Сюжеты – 
Зовя их «Жизнью» гибким Языком:
Лишь малый Миг – и Песенки пропеты,
И Правда Фальши – прямо под Пером.
 
Живя в Тени – Глазком столетней Бури – 
В тиши Усмешки Духа своего,
Он обессмертил Век Карикатуры – 
И стал бессмертным Мастером его...
 
Libra Librorum
 
Вера-Страх или Вера-Любовь? – 
Балансируют Чаши над Бездной:
Выбор Сильный – но выбрать «слабо» – 
И поэтому Выбор известный.
 
Прах под Маскою Духа живёт, – 
Упиваясь Огнём Маскарада; 
Знанью Импульс Незнанье даёт, – 
Принимая Убийцу за Брата.
 
Увлечение слепо влечёт
К Миражу золотого Прозренья,
Но Видения – наперечёт, – 
И повсюдная Горечь Леченья.
 
В Принуждении Рабство Скота
Ищет Вольную Воле манящей:
Выбирай же – вот Мощь и Тщета – 
В Равновесии Либры парящей!..
 
Мидяне
 
Летят Табуны в Экбатаны – 
Как Бури и горные Грозы – 
Вращаются дольние Страны,
И Пиков жемчужная Россыпь.
 
А Маги творят Заклинанья – 
На всех Алтарях полуночных,
А выше вращаются Знанья – 
В Чертогах божественных прочных!..
 
Свободные с Потусторонним
Наравных всегда и открыто:
Жрецами – Рабами у Трона – 
Рабы воссылают Молитвы.
 
Но гордые Маги, не просят – 
Своё получая по Праву:
Народ их – алмазная Россыпь – 
В нём Твёрдость умножена Славой!..
 
Заветы Кочевий – что Эхо
Потоков безудержной Страсти – 
Вторгаются в Долы и Реки,
Как в Манью вторгается Мазда.
 
Суть Магов с Землёй не мешают:
Стервятники тянутся к Небу – 
И звёздный Порог окружая,
Вращают магический Слепок!..
 
Потерянный Флот Гензериха
 
Войска Гензериха – 
Изгои Бродяг – 
Над Бедами Лиха
Возвысили Стяг.
 
Истерзанный Город
Повергли во Прах – 
Бездомные Воры,
Забывшие Страх...
 
Но в Дым Пепелища
Стремился Король:
Сквозь Скопище Нищих,
Сквозь Мрак и Юдоль,
 
Он рвался увидеть
И взять Палатин – 
Где алчная Свита,
И с ней он один
 
Упьются Победой,
Присвоив себе
Ушедшую в Лету
Тень Павших в Борьбе...
 
Взойдя в Капитолии
На Пьедестал,
Король Обездоленных
Знать перестал,
 
Забыл об оставленных
Где-то внизу:
Покой и Мерцание,
Хлад и Грозу
 
Узрел он в Безмолвии
Статуй, Колонн – 
Юпитера Молнию,
Сказочный Трон,
 
Кресты – словно Фасции – 
Пурпур, Меха – 
Оставлены Расой,
Ушедшей в Века...
 
« – Всё это – моё!» – 
Поражённый вскричал, – 
«Пусть Меч и Копьё
Охраняют Металл»
 
«И Мрамор, что я
Повезу в Карфаген – 
Туда, где Стезя
Всех, разрушивших Плен!»
 
«Берите всё прочее! – 
Лики Мужей
Я вижу воочию
В гордой Душе,»
 
«И видеть желаю
На Пепле чужом,
Где Честь моя злая,
Где призрачный Дом!..»
 
И стало в Кошмаре
Убийств, Грабежей,
По Пеплу Пожарищ,
Под Мраком Ночей
 
Безмолвие Статуй
Безмолвье Рабов
Тащить по покатому
Склону Холмов;
 
Тащить прямо в Гавань,
Грузить в Корабли,
Стоявшие прямо
У чёрной Земли,
 
Грузить до отказа – 
Скрывая от Глаз – 
Как странную Массу
И страшный Балласт...
 
Но в День Отправления
Тех Кораблей
Явилось Знамение – 
Пастью своей,
 
Оскалом Безумия,
Словом из Тьмы
Оно было Судией
Этой Сумы!..
 
К Вождю, провожавшему
Краденый Груз,
Старуха костлявая
Вышла – из Уст
 
Что пепельно мертвенны,
Гласом Судьбы
Сказала размеренно:
« – Там, где Рабы,»
 
«Свободным Героям
Негоже стоять – 
Порочной Игрою
Воров развлекать!»
 
«Негоже Великим
В Притоне Бродяг
Сиять дивным Ликом – 
На рабских Правах!»
 
«Запомни, несчастный:
Они – не твои!
Всю Жизнь были Частью
Вот этой Земли!»
 
«Когда б они жили,
Ты здесь не стоял:
Они бы умыли
Святой Пьедестал»
 
«Твоей чёрной Кровью – 
Очистив его
От варварской Злобы
Во веки веков!»
 
«Я Судьбы рекла – 
И тебе изреку:
С большого Стола
Не кормиться Врагу!»
 
«Стихией рождённые
В Бездну Стихий – 
В Трагедии грозной,
Средь Молний лихих,»
 
«Уйдут на Покой – 
И до лучших Времён:
Вот Перст роковой!
Вот Печать и Закон!..»
 
И скрылась она,
Поразив Короля – 
Застыв, как Стена,
Позабыв, где Земля,
 
Стоял он, в Безмолвии
Глядя туда,
Где прямо от Мола
Шли в Море Суда;
 
Шли в тёмную Ночь,
Где ждала их Гроза,
И страшная Мощь
Била прямо в Глаза;
 
Где Волны и Скалы,
Средь Боя мирясь,
Мечтания Малых
Швыряли во Грязь;
 
Где Хруст Древесины
И стоны Людей
Гармонией дивной
Звучали в Беде;
 
Где Слава Великих – 
Навек уходя – 
В Безмолвии Ликов,
Что Лиц не щадя,
 
Внимала Страстям,
Породившим Мечту,
Что шла по Костям – 
Возвышая Тщету!..
 
Так Флот Гензериха
Бесследно пропал – 
И Статуй Великих
Мир боле не знал.
 
Их всех поглотила
Средь древних Земель
Пучина, чья Сила
Лишь Средство – не Цель.
 
А Цель – в Сохранении
Чести Владык
Средь Бурь и Смятений
Под Властью седых
 
Волнений морских,
Что умеют Молчать – 
Храня от Чужих
И Закон, и Печать...
 
Молчанье безвестное
Место хранит – 
Но Разум над Бездною
Так говорит:
 
« – Сокровище Вод
На Поверхность вернут,
Потерянный Флот
Из Пучин извлекут,»
 
«И Рим Настоящий
Восстанет тогда – 
И Счастье обрящет
Уже навсегда – »
 
«В том Мире,
Не знающем Лиха и Бед,
Где Слабых и Сирых
Давно уже нет;»
 
«Где нет ни Изгоев,
Ни дерзких Бродяг,
Где Честь у Достойных,
И Совесть – не Страх...»
 
На Дне же пока
Спит украденный Рим:
Несутся Века
И Теченья над ним.
 
Ищи же его, Человек, – 
Не робей, – 
И Слава Веков
Будет вечно твоей!..
 
Диоген и Философ
 
Торжественно шествует
Свита Царя:
Могущество чествуют,
Страхом горя.
 
Афины покорны – 
Забыты Слова:
Пред Силой «законною»
Шепчут едва...
 
Но вот, на Обочине,
Нищий стоит:
Спиной к Миру прочему,
Страшный на Вид;
 
Стоит, наклонившись
К Воде Родника,
Прерывисто дышит
И держит в Руках
 
Нечищенной Репы
Большой Корнеплод,
Созревший и крепкий – 
И тихо поёт...
 
Процессия стала,
Спиною дивясь – 
Единственной, малой,
Средь втоптанной в Грязь
 
«Свободы» и «Гордости»
Чваной былой:
Всё стянуто Робостью – 
Всё под Полой!..
 
Из Свиты неспешно, – 
Дороден, холён, – 
Философ с Насмешкой
Отвесил Поклон
 
Лохмотьям и бронзовой
Коже Спины,
И молвил с Достоинством:
« – Муж Седины!»
 
«Что делаешь ты,
Позабыв всё вокруг?»
« – Кругом – лишь Шуты:
Царь не смотрит на Слуг!»
 
«Что делаю? Репу
Я мою в Ключе,
Чтоб великолепно
Поесть при Свече!..»
 
Рукой указав
На блестящий Эскорт,
Философ сказал:
« – Всякий счастлив и горд»
 
«Идти за Царём
И вкушать со Стола:
И все мы идём, – 
И идём без Числа;»
 
«И ты, если б был
С нами в пёстрых Рядах, 
То Репу б не мыл,
А вкушал на Пирах!..»
 
Ему, усмехнувшись,
Ответил Старик:
« – С достойнейшим Мужем,
Что Ростом велик,»
 
«Я, Муж недостойный,
Не буду сидеть:
Коровою дойной
Нам всем не владеть!»
 
«Скажу тебе так:
Если б Репу ты мыл,
То, словно Дурак,
С Дураком не ходил,»
 
«А был бы Свободен
От стадных Пиров, – 
И Царской Породой
В Стране Дураков!..»
 
Сказав эту Мысль, – 
Под Хохот Царя, – 
Старик чинно вышел,
Очами горя,
 
Из грязной Канавы
На мраморный Путь, – 
Спиной к Блеску «Славы»,
И голый, как Суть, – 
 
И скрылся вдали
С чистой Репой своей, – 
В Лучах и Пыли,
Средь Кустов и Камней...
 
Fata Giberti
 
...Чума отступила – 
И Дань унесла:
Флоренция смыла
С златого Чела
 
Тоску гробовую
И Пепел Костров – 
Пред Жизнью ликуя
У полных Столов.
 
Мужи Синьории,
Чтоб Богу воздать
За новую Силу
И старую Стать,
 
Решили устроить
Среди Мастеров
Невиданный Конкурс:
Большое Число
 
Собрали Судей
От других Городов, – 
На Смотр Идей,
А не Рук или Ртов, – 
 
Без Тени Возможности
Трафить «Своим», – 
Чтоб не было Пошлости,
Чтобы одним
 
Искуством бесспорно
Победа цвела:
Всё было достойно
Того, что дала
 
Флоренция Миру.
А Цель – это Храм,
Где, Ладан и Мирру
Куря Временам,
 
Молились Столетия
С самых Начал – 
Живое Наследье
С Купелью Ключа.
 
Его Украшение
Начал давно
Сам Мессер Андреа, – 
Но не суждено
 
Закончить из Бронзы
Литьё на Дверях – 
Достоинства Россыпь,
И Труд не за Страх:
 
Ворота он Райские
Сделал, ведя
Работу, как в Сказке,
За Чудом следя,
 
Мельчайшим Деталям
Вниманье отдав, – 
Чтоб Формы играли,
Идеей восстав...
 
Но ныне Синьоры
Решили: «Старо
Искусство былое – 
Хоть нам повезло»
 
«Такое Величье
Иметь у себя:
Теперь же Отличье,
Как самым Князьям»
 
«Присудим тому,
Кто дерзнёт превзойти
Идею саму,
Что навеки в Чести!..»
 
И было Сраженье
Великих Умов,
И долго Решенье
В Обличие Слов
 
Рождалось из Времени
Смотров и Свар
Под солнечной Сенью
И  Сумерках Зал.
 
И Мессер Лоренцо – 
Зелёный Юнец,
Что, малоизвестный,
Явился из Мест
 
Иных, отдалённых, – 
Заказ получил,
И самых Хвалёных
Искусством затмил.
 
Он страстно поклялся:
« – Я сделаю то,
Что Мессер Андреа
Одною Мечтой»
 
«Мог только узреть,
Но не сделать в свой Век:
Смогу я посметь – 
Ради Бога – для всех!..»
 
И стал он творить:
С Жертвы Сына Отцом
Решился развить
Нескончаемый Сонм
 
Сюжетов бесчисленных
Новый Завет;
Гармонии признанной
Пышный Расцвет
 
Сумел он придать
В этих Новых Дверях, – 
И Славу стяжать,
Неземное творя...
 
Исполнив Обет,
Завершеньем гордясь,
Увенчан, воспет,
И богат, словно Князь,
 
Явился однажды
В Синьорию он,
Сказав: «Ныне жажду – 
Создав Новый Сонм – »
 
«Вдохнуть Жизнь в Древность,
И Ветхий Завет
В Величье нетленном
Бесчисленных Лет»
 
«Отлить в чудной Бронзе
И в Райских Дверях...»
Вдруг кто-то Вопросом
Прервал его так:
 
« – Но Мессер Андреа
Их создал уже!
Не слишком ли смело
Прекрасной Душе,»
 
«От нас отлетевшей,
Сей вызов бросать?»
Но твёрдо, неспешно,
И глядя в Глаза
 
Сам Мессер Лоренцо
Такой дал Ответ:
« – Синьоры! Пусть Вес
Моих призрачных Лет»
 
«Ваш Дух не смущает:
Я Жизнь положу – 
Отлив Врата Рая,
Душе послужу»
 
«Не только моей,
Но и Града сего, – 
Что в Мире Идей,
В Возрожденье Веков,»
 
«Преследует Лучшее!
Я же смогу
Создать ему Нужное – 
И сберегу»
 
«Ушедшего Образы,
Их удалив!» – 
И радостным Голосом,
Весел, красив,
 
Продолжил: «Синьоры!
Вношу мой Проект:
Решайте и спорьте
О «да» или «нет»
 
«Я Вам предлагаю – 
Совсем, целиком! – 
Извлечь Врата Рая,
И в Храме другом,»
 
«Что Misericordia
Часто зовут, – 
Где Жители Города
Долг отдают»
 
«Умершим Родным, – 
Водрузить их в Придел, – 
И этим одним
Тех, чей Дух отлетел,»
 
«Чудесно почтим!..»
Долго в Сумраке Зал
Над «этим одним»
Весь Совет размышлял.
 
И дали Синьоры
Согласье... С тех пор
Так, словно бы в Споре, – 
Без Свар и без Ссор, – 
 
Жил Мессер Лоренцо,
Трудясь без Конца:
Мечтая о Чести,
Стезю не бросал, – 
 
С Творения Мира
До древних Царей,
С пророческих Миссий
До Царских Дверей
 
Сионского Храма – 
Всё было в Огне
Отлито им ладно;
И, словно во Сне,
 
Являлись Виденья,
Что Свет не видал...
Однажды под Сенью
Ночной он дремал
 
В своей Мастерской.
Вдруг неведомый Глас – 
Суровый, простой – 
Его Душу потряс:
 
« – О, Мастер! Нет Врат
Выше тех, что в Раю!
Бросай же скорее
Работу твою, – »
 
«Иль Жизни лишишься
В Сём Мире... Мессер
Андреа забылся
В Работе, что смел»
 
«К Концу привести, – 
Не подумав о том
В Стремлении к Чести,
Что Мир – его Дом.»
 
«У Дома любого
Врата есть Порог:
И кто у Порога – 
Уже Одинок;»
 
«Он Посох берёт
И ступает за Дверь – 
Отныне ведёт
Его Новая Цель.»
 
«А Райские Врата – 
Одни навсегда:
Их Образ богатый
В бескрайних Садах»
 
«Не может быть Разным – 
И твой Вариант
Есть Образ Опасный,
Что Слишком богат!»
 
«Верни же на Место,
Что ты устранил, – 
Не к Раю, но к Чести
Стремясь выше Сил,»
 
«И будешь помилован, – 
Сердце твоё
Исполнится Силою
И запоёт»
 
«Осанну Всевышнему,
Давшему Мир
Земному Подвижнику, – 
Ибо затмил»
 
«Искусством Искусство,
Что в Мир несёт Рай!
Вот – сладкие Узы:
Неси и страдай!..»
 
Но Мессер Лоренцо
Совету не внял:
Работу как Мессу
С тех пор исполнял.
 
Всегда недоволен,
Стремился ещё
Улучшить всё боле
Творенье своё;
 
И в Споре незримом, – 
С Ушедшим, с Собой, – 
Стремленьем гонимый
За «высшей» Судьбой,
 
Он правил, что делал, – 
Не зная, где прав, – 
Прекрасно, умело
Формуя свой Сплав...
 
Шли долгие Годы:
Про Мир позабыв,
Под низкими Сводами
Жизнь схоронив,
 
Трудясь интенсивно,
Себя не щадя,
Он рос в своём дивном
Искусстве Литья.
 
Но вот он сказал себе:
« – Делу – Конец!..»
Сложились все Части,
Отложен Резец,
 
И Штампы и Матрицы – 
Всё в Стороне – 
И Свет отражается,
Словно в Вине,
 
Прекрасном, златом,
В Новой Бронзе литой:
На Месте своём,
Что под Сенью Святой,
 
Сияют отныне, – 
Зовя отворить, – 
И в Таинстве Скиний
Мирское забыть!..
 
Но Мастер недолго
Гордился Трудом:
Хвала без умолку
Сказалась на нём,
 
Его утомляя;
Он быстро старел,
Всё больше стараясь
Украться от Дел,
 
Сбежать в Тишину
И Покой обрести...
Однажды Весной,
После страшной Грозы,
 
Он слёг в Лихорадке – 
Беспомощен, слаб;
Испарина Страха
С больного Чела
 
Ничуть не сходила, – 
Хоть много Врачей
Страдальца лечили
При Свете Свечей...
 
Он не узнавал
Тех, кто рядом сидел,
Он словно сгорал
Он вконец похудел,
 
И слово одно лишь
В Бреду повторял:
« – O, Misericordia!..»
Так умирал
 
Бессмертье стяжавший
По Воле своей,
В Стремленье познавший
Природу Идей, – 
 
И с Крестною Ношей
Разверзший Врата – 
Чтоб в райские Кущи
Уйти навсегда...
 
Тайная Карта
 
Горы – Земли Острова:
Дно Абиссальной Равнины
С ними сравнится едва – 
Тлен Отложений единый.
 
Карту Земную – забудь:
Карта Иная – под Небом – 
Морем, чьи Свет и Лазурь
Мира сокрытого Слепок.
 
Архипелаг Жемчугов – 
Рядом с Барьерами Рифа:
В Пене витых Облаков – 
Вихри Энергий игривых.
 
Там же, где Гор Континент – 
Есть Средостенье Покоя – 
Тех. кто из Тлена на Свет
Выплыл Лазурью Святою...
 
Ом Мани
 
Пожелание Блага во Слове, – 
Благословие в Символе Знака:
Свет Лампады возносится снова
Триединством над Хаосом Страха.
 
Вот Сокровище рядом сияет, – 
Слепота побеждается дважды:
Из Сердец её Мир изгоняет,
Из Сознания – Дух Махараджи.
 
Распускается Лотос под Светом, – 
Расцветает, питаясь в Глубинах:
Ты – Вопрос, и в Стремленье к Ответу
Будь наравне Разумным и Сильным.
 
Цель Рожденья в Материи грубой – 
До Рожденья возвыситься в Духе:
Утончаясь – стань прочной, упругой
Тетивою в Божественном Луке!..
 
Принцип Рериха
 
Кто верит в Миф – и мифы собирает,
Желая Ткань единую создать,
Кто ищет Мир – и преодолевает
Природу Войн, чтоб Истину познать;
 
Кто Устремленье видит своей Целью, – 
И ради Цели Странствием живёт,
Умеет быть в Фантазии – и в Деле,
Ведя Корабль средь Бури и Невзгод;
 
Из Увлеченья чем-то «Невозможным»
Влечёт к своим Возможностям большим,
Идёт Путём таинственным и сложным – 
От Простоты до Ясности Души;
 
Стучится в Дверь к Свободным и Тиранам,
Их единя Мечтою неземной, – 
Кладя в Земле заоблачные Страны,
И грезя чистой Водною Страной;
 
Роднится с тем Вершинами Познанья,
Что невозможно Дольнему познать,
Растит своё, особое Преданье, – 
Его Завет умея передать:
 
«Наполнив Время Красками Пространства,
Извлечь из Пыли Контуры Времён,
Ввести в Пейзаж Иконы Постоянство,
Открыв в Природе тысячи Окон;
 
Послать Гонцов от Зрения до Духа,
Сумев Печать при этом сохранить,
Отдать Сюжет Загадке на поруки,
Природу Жанра – Стилю поручить;
 
Возвысить Горы – Пропасти под ними
На Человеке-Символе связать»:
В Стране Срединной – Истины Единой – 
Лишь Он Сердца способен отверзать,
 
Лишь Он вне Смут мирских и Заблуждений – 
Не заблудившись – с Миром не порвал,
Проживший в Мифе райского Цветенья – 
Он Реалистом Истинным восстал!..
 
Эпоха Разоблачения
 
Благословенье Нынешней Эпохе,
Где всё известно, и Обманов нет – 
И Суд Зеркальный Действенностью строгой
Зовёт Враньё дать явственный Ответ.
 
Такой Ответ Личины разрушает:
Он ненавистен тем, кто сам себя
Привык в чужой Парче и Горностае
Превозносить – дурача и слепя.
 
Разоблачённый – он «разочарован» – 
И в том Урок Сечений Золотых:
Самооценка Действия и Слова
Слабее всех у Само-Лжесвятых.
 
О. Человек! Сейчас ты к Правде ближе
Как никогда – используй этот Шанс:
Займись собой – и всем, что тебя движет – 
Не в «Новый Век», а Здесь же и Сейчас!..
 
Моnsalvаt
 
Гора Спасенья Моего!
Ты где – на Севере иль Юге? – 
И сколько нужно Маяков,
 Чтобы достичь на утлом Струге
 
Твоих туманных Берегов
Средь Пены, в Грохоте Прибоя:
Из Эха будущих Штормов
Растёт мой Дух в Родстве с Тобою!..
 
К Тебе лечу, мой тайный Дом – 
Мой Мир в Чертогах Созиданья:
Стремлюсь Надеждой и Трудом
Стать Воплощением Преданья,
 
Что на Вершине Горней спит – 
Во Сне Кошмар больного Мира
Смотря, как вещий Прозелит,
Что облачён в Мечту-Порфиру...
 
Но суждено ему восстать
Наутро Духом Посвящённым:
Так я стремлюсь в себя вобрать
Кристальный Светоч – и прощённый,
 
Хочу войти в Мои Врата,
Испив Бессмертия из Чаши – 
Оставшись в Храме навсегда,
Что нет безоблачней и краше!..
 
Дельфийский Жребий
 
Филипп Македонский,
Афины разбив,
Во Мраморе, в Бронзе
Себя воплотив,
 
Скупая Врагов,
Подавляя Друзей,
Единой Рукою
Стянул их в Узде.
 
Не видя Соперников
Власти такой.
В Гордыне безмерной,
Как дикий Запой,
 
Царь двинулся в Дельфы,
Чтоб всё утвердить,
В чём был он уверен – 
Что жаждал затмить...
 
« – Ответь, Бог-Красавец, – 
Устами Жены:
Раскроется ль Завязь
У царской Весны?»
 
«Падёт ли Мир спелый
К Расцвету Царя,
Что правит умело,
Страстями горя?»
 
« – О, Царь!» – отвечало
Ему Божество, – 
«Ты сделал немало – 
Почти Ничего»
 
«В Сравненье с Грядущим,
Что, спелое, ждёт,
Когда грозной Тучей
Начнётся Поход!»
 
«Так знай же, что Жертва
Готова уже:
Увенчанный Первым,
Бык вновь на Ноже – »
 
«Алтарь обагрится – 
Сень Мира Сего
В Войне возродится
Для новых Веков!..»
 
Довольный – и пьяный
Довольством своим,
Царь выступил рано
На Праздничный Дым,
 
Коня погоняя – 
К Столице, к Пирам,
Где, Греков сзывая
К великим Делам,
 
Он грезил Востоком,
Предчувствуя Власть,
Ободренный Роком,
Что Спелому – пасть!..
 
Но, выйдя с Гостями
На свой Ипподром,
В Кипении самом
Торжеств из Хором,
 
Он встретился Взглядом
С Любимцем своим – 
Что некогда рядом,
А ныне – гоним.
 
« – Ты мною пожертвовал?» – 
Тот прошептал – 
«С Последними Первого
В Грязи смешал?»
 
«Прими же обратно – 
От Друга – Клинок,
Которым так ладно
Управиться смог!..»
 
Смятение, Крики,
Охрана бежит:
Вот с пепельным Ликом
Царь в Крови лежит!
 
Пооддаль – Венок.
И Царевич – в Тени.
Вот – он, а вот – Рок:
Они вместе – одни!..
 
Вчерашний Сон
 
Вчера мне приснилась Война:
Я видел, как Люди уходят,
Их Очи, пустые до Дна – 
Как Очи Зверей на Охоте.
 
Я чувствовал Столб грозовой
В Предчувствии Смерти летящей,
И в Окнах разбитых Разбой,
И Пепел от Крыши горящей;
 
И брошенный Воз впопыхах
С Добром, что втуне наживали,
Иллюзий растаявших Крах,
Глумленье упившейся Швали;
 
Пустые Скелеты Домов,
И тихое Бомбы Паденье...
Пора пробудиться от Снов – 
Под мрачной сгустившейся Тенью...
 
Утолите
 
Утолите Печали мои,
И Страданья мои исцелите:
Я хочу, чтобы Чувства цвели,
Мысли спелые плодоносили;
 
Чтобы Силы, что Миру дарю,
Возвращались стократною Мощью,
Чтоб в Объятьях Закат и Зарю
Единило любовное Ложе;
 
Чтобы в Жизнь воплощалась Душа 
Над Бесплотием смертного Хлада, 
В Вихре Радости Счастье кружа – 
Ибо Большего ей и не надо!..
 
Credo Ротко
 
Трагедия – Точка Творения – 
Пространство её и Симфония:
Лишь в ней тот Очаг Вдохновения,
Что манит за Грань Беззакония – 
 
В тот Мир, что суров и безжалостен
К тому, кто отважится выступить – 
И Время успеет оскалиться
Вам в Спину Ухмылкой нечистою!..
 
Картина рождается в Зрении, – 
И в нём умирает безропотно:
В Душе её Суть и Значение,
Что словно Титаны, закованы.
 
Свобода их станет Задачею
Того, кто отважится в Опыте
Открыть, что Условностью прячется
Под спудом накопленной Копоти!..
 
Пульсирует Света Абстракция
В Соцветиях с зыбкими Гранями:
Ведь Контуры – та же Пульсация – 
Материи, Болью израненной.
 
Все Чувства в Пучок Безысходности
Стяну напряжёнными Нервами:
О, Мир! Преступив Сроки Годности,
Ты жив в Суицидности мертвенной!..
 
Kratisto
 
У смертного Ложа
Сгрудились Друзья – 
Уж Путь мой итожат,
И ждут, когда я
 
Сомкну мои Веки, – 
Сердца их открыв, – 
И вцепятся Греки
В Сплетение Грив!..
 
Кто будет Наследьем
Моим обладать? – 
О, жалкая Челядь!
О, подлая Рать!
 
В Очах помутненных
Лишь Мысль – о Себе:
В Гордыне бездонной – 
Стопою к Стопе!..
 
Предвижу над Телом
Грызню и Раздор:
Достоинству целым
Не выйти – Позор
 
По Миру развеяв,
Царьки-Мертвецы,
О Власти радея,
Сломают Весы!..
 
А ну, подеритесь – 
Чтоб Право стяжать – 
Наследником Гения
Павшего стать:
 
Сильнейшему – Счастье
В Безумье таком!
Разбейте ж на Части
Мой призрачный Дом;
 
Он мёртв всё равно – 
Как и Тело моё:
Ведь Сила без Гения – 
Тлен и Зверьё!..
 
Primavera
 
Солнце дует, светит Ветер,
Тает Мать сыра Земля,
Прорастают Воды в Цвете,
Разливаются Поля.
 
Звери Норы покидают,
Строят Птицы Завязь Гнёзд,
Сны из Яви проступают,
Явь уходит в Царство Грёз.
 
Ожиданье из Забвенья
Вновь Объятья тянет ввысь,
Обретенье Пробужденья
Пишет в Ветоши Абрис.
 
Поцелуи ищут Губы,
Наполняет Вкус Сердца,
И Дуще Вкушенье любо – 
Прямо с Чистого Листа!..
 
Цветы Художника
 
Художник Сирени
На Севере жил – 
Он славил Каменья.
Певицу любил.
 
Подсолнечник Юга – 
Художник другой – 
Жил рядом со Шлюхой,
Был дерзкий Изгой.
 
А третий Художник
В кувшинках узрел
Сюжет многосложный – 
И Воды воспел;
 
Он был Семьянин
В рукотворном Раю:
До самых Седин
Видел Славу свою...
 
Художники Лилий,
Нарциссов и Роз – 
Обретшие Силу
Восторгов и Слёз! 
 
Я вас воспеваю – 
Цветок обретя – 
И Краски мешаю,
К Цветенью ведя!..
 
Злато Прозерпины
 
У Моря Срединного – 
Там, где Песок – 
Строения дивного
Древний Чертог
 
Столетия высился
В Бурю и Штиль
Над Далью неписаной – 
С Бездной Могил.
 
Основан в Безвестии,
Страхом храним,
Чертог слыл в Созвездии
Храмов Иным:
 
Не Благом притягивал – 
Злом отвращал – 
Любого и всякого,
Кто Вопрошал.
 
Легенда по Свету
О Злате его
Звала Безответных
С Теченьем Веков
 
На злые Дерзанья – 
Преступный Кошмар – 
И Жертвы Преданья
Всевластием Чар
 
Метались и гибли,
Отдав Волшебству
Надежды и Силы – 
Как Жизнь Божеству...
 
Но выступил Регул – 
Сенатор, Герой – 
Ристалище Века
Держа за собой,
 
На Путь «Миротворца» – 
Войною грозя – 
Воителям грозным
Возмездье неся.
 
И, близок к Победе,
Однажды он плыл
На мрачном Рассвете
За тем, кого бил
 
В нещадной Баталии
День до того
У Брега Фессалии – 
Брега Врагов...
 
Солдаты роптали:
Добычи давно
Они ожидали – 
Но не суждено
 
Им было Наживу
У скудных отнять.
Пока было тихо:
Но что ожидать?!
 
С такою Заботой
Идя к Берегам – 
Прослышав про гордый
Таинственный Храм – 
 
Неистовый Консул,
Не веря, решил
Взять Злато без спроса – 
И Храм отворил...
 
Вдруг Ветер поднялся,
Лампады задув,
И Пол закачался
Под рокот и Гул,
 
И мертвенный Шёпот
Из Тьмы произрёк:
« – Вместилище Рока!
Ты – Прах, а не Бог!»
 
«Не трогай того,
Что сильнее тебя:
Зыбучих Песков,
Что зовут и слепят»
 
«Касаться нельзя – 
Не нарушив Покой
Того, чья Стезя
Под твоею Стопой!»
 
«Отдай Моё Злато – 
Иль будешь во Мрак
Великого Града
Отпущен, как Враг,»
 
«И будешь низвергнут
В Позор, что ты сам
Преступником первым
Пожнёшь по Делам!..»
 
« – Запомни, Богиня!
Беру – что хочу:
Кто дерзкий и сильный – 
Тот верит Мечу!» – 
 
Ответил ей Регул – 
Всё Злато раздав
Наёмникам дерзким,
Кричавшим: «Ты – прав!..»
 
Но Буря взыгралась
На следующий День – 
От Флота осталась
Лишь жалкая Тень;
 
Спасались лишь те,
Кто чужого не брал – 
И, вторя Беде,
Город Рим бунтовал,
 
Когда Полководец
Явился в Сенат,
Сквозь дикий Народ,
Что ему не был рад.
 
В Огне Поношений
Он слышал: «Ступай
К ограбленной Тени – 
И всё ей отдай!»
 
«Ты видишь – вот Призрак
Над Миром Живым!
Всё ты один вызвал!
Тобою одним»
 
«Питается Бездна
Открытой Казны,
Что взята Железом
Преступной Десны!»
 
«Железо – то Злато,
Что из-за тебя
Отныне заклято – 
Град Мира губя!..»
 
И вновь выплыл Регул
К песчаным Брегам – 
Как Тень Человека,
Что бит по Делам, – 
 
И всё Состоянье
Поверг на Алтарь,
И умер – Преданьем
Питая Кошмар...
 
Века протекли – 
И Властитель другой
Близ этой Земли
Вёл Войска за собой.
 
Он видел песчаный
Безрадостный Брег,
И мудро сказал:
« – Ни один Человек»
 
«Не должен здесь быть – 
Чтобы Мир не ушёл
В Песок, что забыт, – 
И за тот Частокол,»
 
«Что Храм окружает,
Я не заступлю:
О Власти мечтая,
Я Душу свою»
 
«Не стану Искусом
Чужого чернить – 
Смирением Чувства
Я буду мирить!..»
 
Так в Битве Мосркой
Мир спустился на Твердь,
И в Акциях Строй
Смог в Войне преуспеть, – 
 
И долгих Столетий
Великий Покой
Струился по Свету
Рекою Живой...
 
Но вот, сами Люди
Ступили в Песок – 
Забыв, что не будет
Безжалостный Рок
 
«Бесспорно» и «вечно»
Во Власти у них, – 
Что Время не лечит,
А губит за Миг.
 
Зыбучей Природой
Подёрнулось всё:
Усталость «Свободы»,
Борьба за «Своё»,
 
Пресыщенность Сытых,
Отчаянья Глад, – 
И Кровью налитый
Неистовый Град,
 
Забывший о Разуме,
Чувством горя,
Чудовищной Массой
Жил, Ужас творя.
 
И Слухи ходили,
Что Храм на Краю
Неистовой Силой
Дал Время Зверью,
 
И Духом Богини
Весь Рим поражён – 
Что Волей единой
Дал Миру «Закон»...
 
Однажды – с Крестами
На гладких Щитах – 
Солдаты пристали
К Песку на Плотах,
 
Как-будто смеясь
Над Природою Волн.
И вот, не таясь,
Поднимаясь на Холм,
 
Ко Храму закрытому
Вышли, и Дверь,
Железом обитую,
Сняли с Петель.
 
« – О, Братья! Берите!» – 
Воскликнул их Вождь, – 
«И в Церкви несите,
Чтоб Бедным помочь,»
 
«Для Бога оставив
Десятую Часть – 
Распятие славя,
Смывая Напасть!..»
 
Но мертвенной Сыростью
Голос во Тьме
Вдруг вымолвил: «Близится
Горечь тех Дней,»
 
«Когда твои Братья
Друг друга съедят
В безудержных Сварах,
Что манят, как Яд!»
 
«Не нужно Распятому
Злато богов, – 
Что вашим Проклятием
В Бездне Веков»
 
«Пребудет неистово,
Словно Кошмар:
Стремление к «Чистому» – 
Дикий Угар!»
 
«О, сколько же Грязи
В Стремлении том,
Средь смертного Пляса
Стоя на своём,»
 
«Вы примете внутрь, – 
Ступив за Порог
Того, кто как Буря.
Того. кто Жесток!»
 
«Вы – Образ Песка,
Что собой поглотил
Мой Мир, что Рекой
Нескончаемой слыл:»
 
«Но вы же уйдёте
В Зыбучесть мою – 
И вашей Работе
Я Власть не даю!»
 
«Моё это Злато! – 
Изыдите Вон!..» – 
И Грома Раскаты
Всю Тяжесть Колонн
 
До самых Основ
Потрясли, и Земля
Ответила Грохотом:
Горы, Поля,
 
Вся Твердь в одночасие
Стала Песком, – 
Зыбучею Массой
В Огне Золотом, – 
 
И Храм погрузился
Навеки туда,
Откуда родился – 
Где Мрак и Беда...
 
С тех пор ускоряется
Буря Времён, – 
Из смерти рождаются
Мир и Закон.
 
Неистовы Правые,
Царствует Ложь:
На Злато кровавое
Зарится Нож.
 
Но Храм Прозерпины,
Пропавший тогда, – 
Исчезнувший дивно
В Песках без Следа, – 
 
Хранит свою Тайну,
Питая Кошмар,
Что, словно подземный
Безумный Пожар,
 
Лишь ждёт Преступленья – 
Златых Середин – 
И мертвенной Тенью
Вещает – Один!..
 
Saturnalia
 
В этот Миг, что подобен Эпохе,
Воскрешается Век Золотой – 
Сбросив Цепи Морали жестокой,
Мир чаруется грубой Игрой:
 
Ибо в Играх всё равно-условно – 
В Равновесье Сечений Златых;
Смысла нет – значит Чувства свободны, – 
Их Галоп направляют Шуты!..
 
Всё вверх Дном – и Цари в Услуженье, – 
Услаждая вчерашних Рабов,
Шум и Гвалт – и в бурлящем Движенье
Нет уже ни «Друзей», ни «Врагов»:
 
Сытость Общая всё забывает
Глушит Лень всё, что слушать могло – 
Незавидное с Видным сливает
У ломящихся праздных Столов!..
 
О, Посредственность! – светит и греет – 
Идеал в Воплощенье своём!
Mediocritas есть Аurea – 
Ей единственной Славу поём!
 
«Всё Равно!» – в переваренной Массе
Смерть Былого – его Перегной:
Это голоскабрезное Счастье,
Что неистово грезит Весной!..
 
Срамословие – как Заклинанье.
Повторение – Радость и Смак:
Возлиянья текут в Излиянья – 
Как Приправы в Словах и Делах.
 
Не ищите в Бобовой Короне
Блеска Лавра и Терний Шипов:
Ей владеет не тот, кто «Достоин»,
А случайный дурной Остолоп!..
 
Насыщение Брюха и Чресел – 
Его «Подданных» клятвенный Долг:
Лишь об этом Безволие грезит – 
В этом Злата и Века Залог!..
 
Барт Робертс
 
...Пираты ликуют!
Во Мраке Огни
И бражные Струи
На Месте Резни
 
В Очах отражаются
Диких, хмельных,
Что Злобой отчаянной
Полнятся в Миг.
 
Удача! Под Маской
«Попавших в Беду»
Устроили Пляску
Во смертном Чаду – 
 
На Судне, что бросилось
Тем помогать,
Кто хищною Россыпью
Стал убивать
 
И грабить неистово,
Волю сразив,
Всё вытащив начисто,
Не пощадив
 
Ни старых Матросов,
Стенавших от Ран,
Ни Юнгу малого...
А сам Капитан
 
Был вздёрнут на Рее,
Что Ветер качал – 
А рядом злодейский
Вертеп пировал!..
 
По Прихоти странной
Остался в Живых
Лишь Зам. Капитана:
Средь Трупов «Своих»
 
Лежал он, и молча
Судьбу ожидал – 
Той страшною Ночью
Один он не спал,
 
Один не поверил
Коварству и Лжи.
И Кровью отмерил
Для Чести Межи;
 
Бой первым он принял – 
Последним сражён,
Пиратской Гордынею
Был пощажён.
 
Но вот для чего?
Ясность вскоре пришла:
Погиб Капитан – 
Злая Пуля снесла
 
Его злую Голову – 
Прочих лишив
Желанного «Молоха»;
Суд порешил
 
Спеца уцелевшего
Вызвать на Круг:
« – Скажи, что за Лешего
Пашешь ты, Друг,»
 
«На всяких Ублюдков,
На жалких Грошах?!
Твои бы нам Руки – 
Да в наших Делах!»
 
«Ты – храбрый и верный:
Ты тоже – Изгой,
Так будь у нас Первым,
Извечный Второй!»
 
«Отказ – это Смерть,
А Согласье – «Позор»:
Страдать – иль Иметь, – 
Ты иль Нищий – иль Вор!»
 
«Нам всем – всё равно:
Нет Надежды – где Страх?!
Ведь всех ждёт Одно – 
Мы живём лишь в Делах!»
 
«Пиратам – Глава, 
А тебе – Жизнь нужна:
Вот наши Слова – 
Выбор твой, Старина!..»
 
Всю Ночь до Утра
Не сомкнул своих Глаз, – 
Забыв Сон и Страх,
Живя здесь и сейчас, – 
 
Помощник захваченный,
Мысли гоня
Дорогою мрачною,
Словно Коня.
 
Он вспомнил всю Жизнь,
Что доселе прошёл:
Как беден, один
Он на Судне обрёл
 
Спасенье от злачных
Приютов Сирот – 
Навстречу Удаче,
Под злой Небосвод
 
Бурлящего Моря
Он Юнгой бежал;
С тех пор, обездоленный,
Счастье искал, – 
 
Трудясь до последних,
Безропотных Сил,
Он Годы Глумленья
В Пути выносил.
 
Ему не платили, – 
Использовав Труд, – 
Он видел, как жили
Все те, что зовут
 
Таких вот, как он,
Беззаветных Трудяг
«Бессмысленным Быдлом» – 
На рабских Правах.
 
Победы его
Доставались Другим:
Он был подневолен,
Меняя на Грим
 
Скупых «Поощрений»
Течение Лет:
Быть собственной Тенью – 
Ужаснее нет!
 
А тот Капитан – 
Тот Пройдоха и Вор – 
За Взятку свой Ранг
Получил с давних Пор,
 
И долго тиранил
Безвольных Людей,
Свою же Семью
И своих же Детей!
 
Карьера, Нажива – 
Вот Образ его:
Под Маской красивой
Был грязным Слугой
 
Всем Власть Предержащим.
И даже «спасать»
Тех, мнимо «просящих»,
Решил он, чтоб снять
 
За это с «Хозяев»
Товара свой Куш:
Не ждал, что сыграет
Судьба ему Туш!
 
Теперь он – в Петле!..
Но с Рожденья в ней тот,
Кто задним Числом
Униженьем живёт...
 
Не всё ли равно?!..
« – Вы избрали меня?..»
Забыв про Вино,
Всё на Свете браня,
 
К спросившему это
Собрались Гурьбой,
Все те, что с Рассветом
Вкушали Разбой.
 
« – Клянитесь мне в Верности – 
И по Местам!
Желаете меряться
С Властью Креста»
 
«Безудержной Силой? – 
Так в Путь, и за мной!..» – 
И Лезвие Киля,
И в Парусе Вой
 
Безумного Ветра
Безумство погнал – 
На Право, на Меру,
На Порох и Сталь!..
 
С тех пор Слава
«Чёрного Брига» пошла:
Что бил там, где Слабо – 
И бил по Делам;
 
Что с Дерзостью Смертника
Смертью играл,
И самых Последних
В себя принимал;
 
Что был и внезапен,
И неуловим,
Что Силами кратен
Всем Силам Земным.
 
Он шёл между Рифов,
Он Крепости брал,
Он грабил «Великих»
И Флаги срывал;
 
Он словно глумился
Над Миром Людским:
Где в Страхе родился
«Морской Исполин»...
 
Повсюду гадали:
Кто тот Капитан,
Пред кем трепетали, – 
Кто, словно Капкан,
 
Впивается в Жертву,
Откуда не ждёшь,
И Хваткою мёртвой
Швыряет на Нож;
 
Кто тот, что на Хитрость
Уловки имел,
Что Прочим не снились, – 
Кто умен и смел:
 
Кто брал Галеоны,
Прилюдно порол
Посланников Тронов,
И честил Престол;
 
Добычу  сдавал
Без Остатка Своим,
И не предавал
Тех, кто Богом гоним;
 
Кто в Розыске всюду, – 
И чья Голова
За Груду Златую, – 
Что множат на два!..
 
Однажды, у Южных
Златых Берегов,
Пиратское Судно
Лишь в сотне Шагов
 
Нашло на Корабль,
Что в Дрейфе лежал:
Ведь Ветер дул слабо,
Почти не дышал.
 
Команда, как-будто,
Оставила Борт:
Неясно, откуда,
Куда, в какой Порт,
 
Шёл Груз, что во Трюме
Нетронутым был – 
Груз лучшего Рома,
Что Вкусом затмил
 
Всё в Жизни испитое! – 
Прямо до Дна,
Всю Ночь пировали,
Как сам Сатана,
 
Пираты, Оружье
Своё побросав – 
И Лучший из Лучших
От Хмеля ослаб.
 
Под Утро все спали – 
Пьянее Чертей...
Когда заиграла
В Пространстве Лучей
 
Живительных Солнца
Слепящая Песнь – 
Прекрасная Россыпь
Явилась как Сень
 
Тугих Парусов
Королевских Эскадр...
Всё понял без Слов
Капитан – и Загар
 
Лица его грозного,
Вдаль обратясь,
Пред гордою Россыпью
Будто смирясь,
 
Сокрыл его Боль.
Никого не будя,
Он вышел на Палубу,
Взором горя,
 
И прямо на Пушку
Открытую сел,
Шепча только: «Ну же,
Кто первый? Кто смел?»
 
«Кто выстрелит Прямо – 
Избрав свою Цель:
Вы плыли упрямо – 
Вас ждёт моя Мель!»
 
«Но прежде – отважтесь:
Избранник-Изгой
Пред вами в Кураже – 
И гордый собой!»
 
«Вы столь же презренны,
Как те, что меня
На Ром променяли, – 
Себя не храня;»
 
«Их Выбор есть Ваш! – 
Я же – просто устал:
Дарю вам Кураж 
И презренный Металл – »
 
«Всё то, что вам всем
Не хватает всегда!..» – 
И грозен, и нем, – 
Словно Совесть чиста, – 
 
Застыл он с Улыбкой
И Веки сомкнул...
Мгновенье – и близко
Послышался Гул.
 
То Пушки проснулись – 
И с первым Ядром
Посыпались Пули – 
Как Буря и Гром.
 
В них молча ушёл – 
Среди Боя, в Огне – 
Кто Смерть предпочёл
Нищете, Седине:
 
Судите ж его,
Кто в Бою уцелел – 
Ищите в Живом
Силу гибельных Дел!..
 
Au Printemps
 
Приближается Лето – становится Небо красивым, – 
Предвкушенье Жары в Ожиданье Неистовства Гроз:
Словно Вечности Миг, Обнаженье Земли сиротливо, – 
Чтобы Образ затем в Мириадах Мгновений возрос.
 
Ещё Птицы летят, – а их Гнёзда уже словно снятся
Среди Веток застывших, сплетённых в Орнамент Зимой:
Лёд уходит в Ничто, – чтобы тихо во Что-то впитаться, – 
Чтобы петь и играть в Увлечении Жизни Чужой.
 
Всё острее Цвета, всё Оттенки и Всполохи гуще,
Солнце царствует в Небе, встречаясь зеркально с Луной:
Как прекрасна Пора, выводящая в Райские Кущи – 
Словно древний Пророк у Преддверья Страны Вековой!..
 
Ценизм
 
Ценить в Осмеянье –  
Гораздо сложнее, – 
Чем на «Расстоянье»,
С Почтеньем «не смея»,
 
Быть «Данником» скромным
Чего-то, что «Выше»
Вещает с Амвона
И просит «по-тише»...
 
Ценить в Осмеянье – 
Вот истинный Ценник:
Богат Бесприданник,
Что верен в Измене, – 
 
В Отверженном Цену
Свою обретает;
Он стоек в Сомненье,
В Невежестве – знает,
 
Больных утешая, – 
Страдание лечит,
Сложнее решая, – 
Всё делает легче;
 
Он ценит – он Цель – 
В обесцененной Массе:
Ценою Потерь
Обретающий Счастье!..
 
Sonrisa Clara
 
Улыбка – Солнце и Цветок:
В Глазах – Лучи, в Устах – Соцветье;
Лишь Человек в Природе смог
Соединить Богатства эти.
 
Но по Отдельности, в себе,
Они пророчат Страх, не Радость – 
Клеймо рисуя на Челе,
Что раньше писаным казалось...
 
Без Глаз Улыбка – Пустота,
Оттенок Смерти Равнодушья, – 
Когда же спаяны Уста,
Сияют Очи зимней Стужей.
 
Презренье с Болью заодно, – 
Где безучётная Учтивость...
Улыбка, – Яд или Вино, – 
Ты наяву, или приснилась?!..
 
Religio Paupera
 
Религия Бедности – в Жире и Злате – 
Наводит с Орбитой обратную Связь:
Поёт GPS – и никто не в Накладе – 
А ну, подключайтесь! Всё супер и класс!
 
Локаторы-Куполы Фальшью Покрытий
Во Тьму обращают украденный Свет:
Гремит Звук Корыт с Колоколен разбитых – 
Ведь Колоколов там давно уже нет.
 
Священники ловят Толпы Настроенья:
Команда «Тупеть!» вознесёт в Небеса;
В затёкших Глазах – Убежденье Сомненья,
Прокрустова Взора больная «Краса».
 
В Эпоху Зажравшихся Вера Голодных,
Теряя Значенье, блюдёт Ритуал:
Златые Тельцы, щеголяя в Исподнем,
Поют Преисподней весёлый Хорал!..
 
Совет Талейрана
 
Люди просты в Обращенье – 
В Сложность порочно играя:
Будьте у них в Услуженье – 
Внешне, внутри не сгорая.
 
Люди поверхностно любят – 
Дайте им эту Поверхность:
Лестью – ласкают и губят,
Лестью – творят Соразмерность!..
 
Соразмеряй, лицемеря – 
Всё получай постепенно:
Люди Желанному верят – 
Зная об их Сокровенном,
 
Пестуй у них Убежденье
В их «Правоте абсолютной»:
«Нет» – не имеет Значенья,
«Да» – это Хор многолюдный!..
 
Льстец – сладкогласое Эхо – 
Что для Гордыни милее:
Путь вожделенный к Успеху
Кроется только за нею.
 
Если Гордыня довольна – 
Будете в сытом Довольстве:
Счастлив, кто Лестью исполнен!
Счастье – поверхностно просто!..
 
Слава Хотана
 
Среди страшных Песков Полуденных,
Что Ушедшее не возвращают,
В Чреве Смерти седой, неизменной,
В Миражах, что о ней возвещают,
 
В Царстве Призраков Троп и Ристалищ
Городищ и Народов забытых – 
Ты Свободу и Ценность познаешь,
Что Лозою Янтарной увита!..
 
Вид Победы – сильней в Пораженье,
Образ Жизни над Гибелью – выше:
Тот Хозяин, кто взял в Услуженье
Всё, что Миром поверженным движет.
 
Так и ты – попирая Пустыню,
С Гор Далёких лазурные Воды
В свой Оазис Потоком Единым
Проведи ради Цели – Свободы!..
 
В самой Толще Песков, – насмехаясь
Над Угрозами их и Кошмаром, – 
Русла Новые, Влагой играясь
Побегут к Руслам мёртвым и старым,
 
Воскрешенье даруя под Солнцем,
И Нектаром пьяня Воскрешённых, – 
Тем Вином, что над Чудищем грозным
Созревает в Садах протяжённых!..
 
Угроза
 
Демонтируют Мир потихоньку:
Разрушенье труднее Созданья:
За Процентами алчная Гонка
Оставляет Банкротство за Гранью.
 
Все бесстыжи – но Роль исполняют,
Будто стыдно быть бесчеловечным:
Где в Любовь Равнодушье вливают,
Блеют Волки из Шкуры Овечьей.
 
«Клубы» множатся. Всюду – «Большие».
Все «Великие» – стёртые Лица:
Обезличенность в Лаврах почила – 
Псевдомноженность щерится лисья.
 
Бег Инерций с Инфляцией рядом,
Обороты Пластинок всё меньше:
Истончается Здание Града – 
На Поверхности с язвенной Плешью.
 
Плешь растёт. Открываются Язвы.
Плачут Гноем уже – не Слезами;
Не Расисты озлоблены – Расы – 
С перегнившими злыми Глазами.
 
Игры правятся Боем без Правил,
Агрессивна Отверженность в Верах:
Человек Человечность оставил – 
На Съедение Чувствам без Меры...
 
Frühlingsstimme
 
Свет в Цветах разливается щедро, – 
И цветёт золотая Казна:
Я лечу на Свидание с Ветром – 
Я давно с тобой не был, Весна!
 
Дышит Плоть пробуждённая Почвы,
И Земля раскрывает себя:
О, Весна – я люблю тебя, боже!
Будь со мною до Злата Жнивья!
 
Квинтессенция Жизни, – ты Юность, – 
Ибо Счастье есть Рост и Полёт:
Ты несёшься Долинами Улиц,
Ты с Весною играешь на Счёт!
 
Но в Игре этой нет Проигравших, – 
И, Бокал поднимая Вина,
Я отныне Цветеньем украшен,
И пою: Будь со мною, Весна!..
 
Отдых Архата
 
Кто достиг Совершенства, Сознаньем паря
Над Условностью бренных «Свершений»,
Устремлением Сердца Основу даря
Целям выше всех «Знаний» и «Мнений»;
 
Разбирается в Малом, – с такой Глубиной,
Что Великому только присуще, – 
Бережёт свою Силу, Дорогой одной
Проходя, как единственный Сущий;
 
Упражняет себя в Отреченье своём, – 
Блага Нужные не отрицая, – 
Утверждает при этом своим Ремеслом,
Что Невежество в Лени бросает;
 
Из Терпения – Мужества мощную Стать
Поднимает пьянящей Грозою – 
Тот способен всегда и везде отдыхать,
Наполняя весь Мир Красотою...
 
Меру
 
Гора-Посредник, – Рай с Землёй
Своей Твердыней примиряя, – 
Возьми мой Дух наверх с собой,
Его в Безмерном растворяя!
 
Ведь Примирение сродни
Блаженству вечного Забвенья – 
И Страны Света, что в Тени,
Стремятся ввысь к Благословенью,
 
Вращают посолонь свой Бег
Вокруг сияющего Центра, – 
Где Дух, не знающий Помех,
Как Свежесть утреннего Ветра,
 
Восходит к Символам божеств,
Что Меры Формы многоликой:
Но Свет – Един – и вот я здесь,
Слагая пыльные Калиги!..
 
О, Постоянство в Вихре Грёз!
О, Ритм Мелодий бесконечных!
К тебе влекусь из Моря Слёз,
Из Тьмы Страданий и Увечий!
 
Меня приняв в своё Нутро,
Ты породнишь мой Дух с собою:
Мне несказанно повезло – 
Восстать Посредником-Горою!..
 
Umbilicus Mundi
 
Пуповины Народов Земных – 
Осевое Сплетенье Вселенной:
В каждой – Сила поющей Струны,
На играющем Песнь Инструменте;
 
Эта Песня эпических Саг
Корневой разветвлённой Системой
Пьёт Нектары живительных Влаг
В Недрах почвенных, благословенных...
 
Взрыв Рождения – это Сверхновь,
В Оправданье Безвремений прошлых:
Вновь по Венам пульсирует Кровь – 
Вечно странствуя с Ложа на Ложе.
 
Смерть с Рождением в Лоне одном
Мир с Утробой преосуществляют:
Многолоние Плоти Земной
В разноплеменный Хор собирают...
 
По Узлам познаются Места
В Сумме Таинства Акупунктуры
И читаешь как-будто с Листа
Атлас Тела в Гармонии Мудрой.
 
Что божественно – то единит – 
И растит, и сквозь Боль разделяет:
Слушай! Мать-Мирозданье кричит – 
Жизнь по-новому Миру давая!..
 
Хадис Мухаммада
 
Пророк в Чудесах не нуждается:
Пророчество – Чудо в Себе;
Так Знание в Мире скитается, – 
Чтоб в чей-то безвестной Судьбе
 
Свой Дом обрести, Откровением
Врата для покоя открыв:
Пророчество есть Исполнение – 
Тот Мир, что велик и красив!..
 
Посланник стремится к Посланнику, – 
Туда, где нет Глаз и Ушей, – 
И Дух пробуждает к Скитанию,
В Гонении и в Неглиже.
 
Страдания Плоти растерзанной – 
Залог Очищенья её:
Орудие Нового Вестника – 
Бесплотную Весть понесёт!..
 
О. Вера! Не Чувством, не Мыслью – 
Своею Природой жива:
Твой Путь – самоцелью исчисленный.
Твоя Самоценность – права!
 
Без Бегства – не знать Обретения,
Светильник – не нужен без Тьмы:
И Мир – это то Просветление,
Что в Рай вознесёт из Тюрьмы!..

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 204 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!