Дочь Ветров (1 роман книги "Кровавый Дождь")

6 апреля 2012 - Рейлин Беатор

  От автора.
Посвещаю эту книгу тем, кто был мне дорог – Адриано Виктору и
Вивиану Зелишу, а так же тем, кто мне дорог сейчас, - своим родителям,
И тем, кто будет после меня…

Приветствую Вас, мой Читатель!
Вот, Вы открыли Мою книгу под названием «Кровавый дождь». Я очень рада, что Ваш выбор пал на неё. Сейчас бы я хотела Вам коротко рассказать о её содержании…
Первые три романа - романы о Роде Беатор.
Рэйлин Беатор – знаменитая, как Blood Rayne, что Мы о ней знаем?...
Ну, она красивая, молодая, дерзкая, отцеубийца,… Что же ещё?... В рыжих коротких волосах две ленты и два клинка, крепящиеся к запястьям.… Ну, и вроде бы всё…
Согласитесь, ведь это очень мало…
Но прочитав первый роман трилогии – «Дочь Ветров», Вы – Уважаемый Читатель много узнаете из её жизни: кто ей был дорог, любим, ненавистен.… Так же Вы подробнее узнаете, какой она была, Вы буквально сможете оказаться рядом с ней. Так же Рэйн - единственная получеловек – полувампир.
В общем, с ней всё понятно…
Но что мы знаем о её близких?
Дам маленькую подсказку: в других двух романах книги идёт речь о её родителях…

Если о знаменитом Кагоне Беаторе - Князе Империи Вампиров мы хоть что – то знаем, то о её матери мы не знаем ничего…
Трилогия «Кровавый Дождь» рассказывает подробнее о родителях Рэйн, и естественно, о ней самой…
Так же напоследок хотелось бы сказать пару слов о замысле этой трилогии. Искренно говоря, эти три романа причисляется к мемуарному стилю. Вы спросите почему!? Я отвечу. Да просто по тому, что все истории в ней не вымышлены. Я рассказываю о себе и своей семье.… Да, да, это не опечатка – это повествование о давно минувших столетиях, которые некогда происходили в четвёртом мире вселенной…

Четвёртый роман «Избранная» немного отошёл от темы Вампиров.
События этого романа – современные, они происходят в минувшем 2000 году.
В семье родилась нежеланная дочь, которая оказалась очень способной девочкой, но после трагической смерти родителей, она попадает в монастырь, который оказался насеянным развратом и грязью, потом она попадает в общество Магов – Изгнанников, но главный Маг сходит с ума, и убивает почти всех Магов, включая её близких друзей. Но на этом невзгоды Лорэл не заканчиваются – она попадает в лапы «Безликих» - Магов, которые мечтают убить всех. И захватить мир. Но в этой Школе Магии Лорэл узнаёт о событиях, которые она считала канувшими в лета.



Пролог
Этот мир расколот надвое…
Пока светит солнце, он – Аппокалиптические развалины пережившей катастрофу цивилизации, из последних сил пытающейся заново овладеть остатком утраченных технологий… Он – светлая масса, боящаяся приближения тёмной стороны мира.… Но когда опускается ночь, меняется всё…
Отключается электричество…
Отключается разум людей…
Тёмные существа восстают и оживают; выходят наружу скрытые на день души тёмных, если таковые есть.… Когда наступает ночь, то уже ничего не изменить…
Воцаряется власть Магии и волшебства…
И теперь Ночной мир – Аридэл и Дневной мир – Земля– всё ближе смыкаются друг с другом…
Наступает время, когда Магии Ночи и Технике Дня предстоит соединиться в едином мире…
Однако те, кто поддерживает эту идею в Аридэле, приводят в возмущение всемогущий Совет Архимагов, грозящий отступникам проклятием.
На Земле даже минимальный контакт с миром Магии и волшебства вызывает ужас и ненависть…
Ну, оно и правильно.… Если только подумать, что тёмные и светлые Маги и чародеи, колдуны и ведьмы, исчадья Ада и чистейшие создания откроют себя, и будут свободно перемещаться по планете, средь людского населения, не боясь ничего и никого, сотворяя все свои деяния,- пробегает ужас и чувство Войны, неизбежности по всему телу…
Но если эта мысль возникает, значит, слияние всё – таки возможно?!
Но мы – носители таинственного дара, позволяющего нам с равным успехом действовать и днём и ночью, так не считаем…
Мы готовы пойти наперекор древним законом и предупреждениям – чего бы это нам не стоило…
Но ради чего???
В нашем мире, как и в любом параллельном, ни кто не живёт просто так.… Даже изгнанник живёт для чего – то…
В мире у каждого есть своя миссия.… Для кого – то она становится стимулом к жизни, для кого – то смыслом её…
Но между этих двух выражений есть одно, но значи¬тельное различие. Тот, для кого миссия – это смысл жизни, - выполнив её – погибает, ведь ему больше нечего здесь делать – что нужно было, он выполнил…
А тот, для кого ЭТО «что – то» становиться сти¬мулом к жизни, то тут без слов понятно, что ОН стремиться к чему – либо, и тем самым живёт, живёт, живёт, не смотря на то, если он и не живой, и даже не человек…
О Некромантах, магах и колдунах заговорили ещё в древнейшие времена. Но тогда мы были обычным населе-нием, как на Земле – люди. Каждый из нас жил в своём замке или пещере, и, как говориться, ни кому не было до нас дела…
Но…время шло…
Народа становилось более и более. Тогда и зародилась вражда… Стали появляться первые жертвы…
А время шло…
Дети Магов становились сиротами впоследствии уничтожения врагами их родителей, стали забывать традиции, обряды и свои некромантические корни.
Так стали появляться люди. Это ещё одна теория о происхождении людей от магов и колдунов…
Вот Вы – люди, считаете, что поскольку у нас есть великая сила, то мы живём легко?! Простите меня, Мои милые друзья, но Вы ошибаетесь! Вы очень глубоко оши¬баетесь! Ведь подумайте хотя бы о том, что нам посто¬янно приходиться жить на два мира, и о том, что ТАКИЕ знания ПРОСТО так НЕ даются!!!!
Днём мы вполне обыкновенные «люди», каких мил¬лионы – мы ходим по Земле, питаемся едой, дышим возду-хом, учимся и работаем…
Но вот наступают Сумерки.… Мы, наконец, скиды¬ваем с себя дневные маски, и, обнажая свои ис¬тинные лица, начинаем работать уже по своим реальным силам…
Но не нужно думать, что когда светит солнце (О, Один, и как только люди выживают под его губительным светом? Как они могут считать его лучи – жизнью, когда для меня – Кадаверциан,- солнце является сущей смертью…Истинной смертью для давно умершего…), мы не видим своих сороди¬чей! Это ошибочное мнение. Вот как говориться у людей: «Рыбак рыбака видит издалека!» Так вот и у нас работает это правило – мы просто обладаем этим даром – видеть истинное лицо и душу, (если таковая имеется, что бывает редко!) каждого, кто проходит мимо нас, или находится рядом…
Вы – живые существа, то бишь люди, не верите в своих прародителей. Вы отвергаете все возможные и предполагаемые теории о магах – прародителях. Вы не верите в то, что есть и другие миры – наши миры, миры Аридэла…
А может, Вы просто не хотите верить в нас – это ведь ваше дело и ваше решение.
Но оно и право! Вы ведь просто – напросто боитесь нас, хоть и не верите. И по этой причине избегаете нас – ведь добровольно идти добровольно в пасть к хищнику это…
Я заканчиваю вступление – оно было просто озна¬комлением с нами. А далее я расскажу Вам о своей «Жизни»

  Я – Дочь ветров…
В моих глазах горел сиянием восход…
И там, где таят облака,
Прочерчен кровью мой полёт.
И в час, когда закат смывал
Лучами высохшую кровь,
И призрак смерти танцевал
На груде сорванных голов,
Я улетала в темноту,
И там лелеяла мечту.
О том, что разыщу любовь.
Дай мне познать другую боль
Пусть это даже смертный грех,
Позволь хоть миг побыть с тобой
Забыв, что я не человек…


























Часть 1











Глава 1

Мужчина, любящий женщину – Вампира, не Обязательно умрёт молодым,
Но он не сможет жить вечно…
(Валашская пословица)

В массивном чёрном из кожи кресле, с трубкой в руках и задумчивым видом, сидел красивый и статный человек…
Он курил ароматный табак и задумчиво смотрел в витраж¬ное окно… Он о чём – то напряжённо думал, когда в кабинет ворвался растрёпанный и взволнованный слуга:
-Господин Данно Акайн! - простите, что нарушаю Ваше спо¬койствие… - слуга запнулся, поняв свою ошибку, но было уже поздно её исправить или не допустить – ведь он ворвался в кабинет господина своего, после чего могли полететь головы – в прямом смысле этого выражения, но он все, же продолжил, - …но наши охотники вернулись…
Данно Акайн ещё раз выпустил кольца дыма и медленно, без нервов спросил:
-Что с ними? Случилось что? – он уже немного грубее по¬смотрел на слугу, который был бледен, как мел, и трусился, будто поражённый током.
-Они…они…с ними всё в порядке… - слуга виновато потупил взор.
-Ну, это же прекрасно! – Данно немного помедлил, пристально смотря на слугу.
-Простите, Светлейший.…Но они явились не одни!
-Так, так, так! Это уже интересно… - он затянулся дымом ещё раз и снова заговорил:
-Продолжай!
-С ними девушка. Она человек и … - слуга не договорил, как Господин схватил его грудки и начал трясти:
-Какого Дьявола они притащили её сюда? – людей нам мало! – Где они?
-В Главной зале, Господин…
Данно Акайн отбросил слугу в сторону и помёлся в главную залу. Спустившись с третьего этажа замка на первый, он ос-тановился в ступоре:
-Бог мой!!! – Вскликнул он, увидев то, ЧТО было в главной зале. А это был ужас, увидев который навряд ли забудешь.
Ведь посреди залы стояло двое охотников – с луками, арбале¬тами и ружьями с серебряными пулями, и они держали де-вушку, которая была ранена, искалечена и истекала кро¬вью.… Вполне возможно, что она была без сознанья, может, даже мертва, ведь боль, причиненную ей, мало бы кто перенёс. Она валялась в ногах охотников, как добыча, как жертва, и это было оскорбительно. Данно подошёл ближе и сел на кор¬точки возле девушки. Охотники продолжали её держать.
Внимательней осмотрев девушку и увидев медальон, он ото¬ропел.
-Уйдите от неё, господин!!! – Вдруг она заразная!!! Фууу… - простонал, глядя на ужасную картину, слуга. Данно Акайн с презрением посмотрел на него, и тот опустил глаза.
-Немедленно отпустите её!!! Затем напоите, накормите, и, уложив в лучшие апартаменты третьего этажа, вызовите самых лучших лекарей! Немедленно!
Все вмиг возмутились:
-Но,…но,…но она, же ВАМПИР!– Она проклята! Мы должны её убить! Она – Исчадье Ада!!!
-Молчать! Она дочь моего… - Данно на миг задумался, выби¬рая, сказать правду, или соврать, что он в итоге и сделал… - лучшего знакомого – Кагона!!! Немедленно исполните мои приказы, иначе я Вас.… И сообщите, когда Миледи Рэйлин оч-нётся и придёт в себя! – Он развернулся и ушёл прочь в свой кабинет. А слуги долго стояли в нерешительности, но все, же принялись исполнять приказ, потому что никто бы не риск¬нул перечить Государю
* * * *

Прошло около суток, прежде чем я очнулась.
Было хорошо ощутимо, что лекари неплохо потрудились, по¬тому, что я чувствовала себя отлично – как ничего и не было. Открыв глаза, я увидела пышно убранную спальню. Сама я находилась на огромной шелковой постели белого цвета. Передо мной было витражное окно, своды которого были вылиты в очень высокий потолок. С другой стены имелось ещё одно окно, но оно было ночным балконом. В самой спальне было множество картин и гобеленов, статуй и цветов. Спальня была выдержана в аристократическо - классическом стиле с элементами только двух цветов – чёр¬ного и белого.
Рядом с постелью сидела некая девушка, которая оказалась человеком, и я сразу почувствовала острый укол голода.
- Миледи Рэйлин очнулась? Как Вы себя чувствуете?
- Да… спасибо. – Я приподнялась на подушке и снова осмот¬рела быстрым взглядом апартаменты – А, где я? И кто Вы?
- Меня Мелика зовут. А Вы, Миледи, находитесь в замке нашего господина – Данно Акайна.
Я быстро прокрутила у себя в голове этого человека, но ничего не вспомнила, даже имя его мне было незнакомо.
-Господин Данно Акайн ждёт Вас. Но Вы, скорее всего, го¬лодна. Сейчас Вам принесут еду. Когда Вы освободитесь, на¬жмите на звонок. – Она указала на столик возле кровати.
- А где моя одежда?
- На кресле за ширмой.
- Спасибо, Мелика!
Девушка боязливо поклонилась и вышла. Я ещё некоторое время просидела на кровати и встала. Затем мой взор уст-ремился на ширму. Я подошла к ней и увидела свою одежду – она была совсем как новая. Затем я зашла за ширму, и стала одеваться. Я услышала, как открылась дверь, а через не¬сколько секунд она закрылась. «Следят за мной?» - вдруг по¬думала я. «Хм, это их личные проблемы.… Будут потом…» - я весело усмехнулась.
Одевшись, я вышла из – за ширмы, и была поражена. Возле витражного окна, на столике, стоял серебряный поднос, на котором стояли бокал и кувшин – тоже серебряные. Я снова усмехнулась – «Глупцы!!!» - подумала я, но все, же подошла к столику. Видимо, они забыли, что МЫ боимся серебра. Хотя… хотя этот Данно Акайн видимо знает мою перено¬симость ко всему, что убивает других Вампиров. Я подняла маленькую крышечку кувшина и почувствовала этот ма¬нящий и с ума сводящий запах, который был мне очень, и очень знаком… Я налила МОЙ напиток в бокал и выпила залпом. Медно – солёный привкус распространился по всему моему телу, и я почувствовала себя намного лучше. Свежая тёплая кровь вернула меня в реальность. Я поняла, что уже могу соображать и пора бы навестить хозяина замка. Я по¬дошла к звоночку возле кровати и три раза нажала. Через пару минут явилась Мелика:
- Да, Миледи! Чем могу быть полезна?
- Спасибо за завтрак, Мелика! Я бы хотела увидеться с Данно Акайном.
- Конечно! Пройдёмте!
Мы вышли из спальни, и пошли по тёмному коридору, осве¬щаемому тусклыми свечами в стенах, а за тем вышли к лест-нице – в более светлое место. Лестница, хоть и была старая, но не скрипела, по ней было очень легко подниматься. Она вела на четвёртый этаж замка. Мы остановились у двери из красного дерева, и Мелика сделала мне знак подождать, а сама скрылась за дверью. Мгновение спустя она вышла:
-Миледи Рэйлин, Данно Акайн ждёт Вас! – и открыла мне дверь.
Я вошла в огромное помещение. Оно было освещено свечами, но не было тёмным, даже наоборот. Справа от меня распо-лагалось насколько стилажей с книгами, слева – камин. А пе¬редо мной, за мощным столом красного дерева с готической резьбой, сидел мужчина в чёрной одежде, из-под которой вы¬глядывал белый ворот. Сам он сидел спокойно и курил трубку. Увидев меня, он привстал и слегка поклонился:
- Рад Вас видеть, Миледи Рэйлин! – Проходите и распола¬гайтесь.
- Здравствуйте, Данно Акайн! Благодарю! – я прошла по ка¬бинету и села в предложенное мне кресло.
- Как Вы себя чувствуете? – в его голосе, в какой - то мо¬мент я услышала искренность и открытость.
- Спасибо, уже лучше!
-Думаю, это влияние завтрака!
Я промолчала.
-Да, и ещё… Миледи, я бы искренне хотел бы принести свои извинения за грубое обращение с Вами…
-А кто были эти двое, что…
-А… это… это охотники… за… за Вами… - Фанкил и Кас¬тилия
- Хм… странно,… а почему я ещё жива в таком случае? – они ведь должны были меня убить… Ааа! Или, как гово¬рится, ещё не вечер?!
- Нет, нет!!!! Что Вы, Миледи!
Данно Акайн выпустил пару клубков дыма, видимо нервни¬чая.
- К счастью этого не произошло и не произойдёт!!! Они Вас наоборот спасли… Вам повезло.…Если можно так выра¬зиться.… На вас ведь напали…
-Кто???
- А Вы разве не знаете? – Данно Акайн удивлённо вскинул брови.
- Да знаю.… Всё прекрасно знаю!
- А что же хотели от Вас слуги Вашего отца? Хотя ладно.… Ах, да, Вашу суму спасти не удалось.… Зато спасли Вас…
- Ага, для того что бы самим убить… - мрачно закончила недоговорённые слова Данно Акайна я.
-Нет, нет, нет, - что Вы?! – Данно начал оправдываться.- Они, конечно же, и могли бы Вас убить, если бы слуги Вашего отца не назвали Вас по имени, - а Вы уж, Рэйлин, не безызве¬стная личность!
При воспоминании об отце по мне пробежало ужасное чув¬ство ненависти, горя, боли, и я, стиснув зубы, и кулаком ударила по подлокотнику резного кресла.
- Миледи, не злитесь. Он… он не достоин этого… - Вашей ненависти…
- Да, мало кому он нравиться… Мало чью симпатию он за¬служивает.… Кроме моей матери…
- Вы правы… Вы правы… - зачем то он повторил…
- Он Вам тоже чем – то перешел дорогу?
-В принципе да… Я и хотел с Вами об этом поговорить. Но это позже…
Он встал с кресла и прошёл по кабинету… Видимо хотел открыть окно, но посмотрев на меня, он не стал этого де¬лать, а снова сел за стол, и закурил ещё одну трубку.… Но немного подумав, снова встал, подошёл к шкафу и достал графин, взял стакан и налил коньяку, и снова сел за стол.
Он дышал часто, видимо нервничал.
- Да, милочка, Ваш отец однажды перешёл мне дорогу, и за это я всегда мечтал ему отомстить… Он отнял у меня са¬мое дорогое, что только может быть…
Я задумалась.… Для меня самым дорогим всегда была, есть и будет – семья.… Но что, же может быть дорого для этого сильного, властного и умного человека? Скорее всего, власть – так же как и для моего отца…
Власть и сила…
Но я оказалась неправа:
- Он отнял у меня ребёнка…
-Что??? – я встала и резко села. Я была удивлена и зло пора¬жена. Я, конечно, знала, что мой отец последний подонок, но что до такой степени… Я была вне себя от гнева…
-Это произошло очень глупо, скверно, даже… можно сказать – нелепо.… Это было во время войны с Сальмарилионом.… Хотя ты, деточка, наврядли слышала о нём…
- Я… я… я потеряла в ней мать.… Эта война была для меня запоминающейся…
- Да… Скания была очень сильной женщиной… Она была превосходным магом…
- Вы знали её?
- Да, Рэйн, знал… ну так вот. Во время этой войны меня очень сильно ранили в грудь… Мои солдаты на время зата¬щили меня в какое – то убежище, а сами были убиты… Я два дня истекал кровью, тело ныло, хотелось спать и есть…
- Я знаю, как это бывает, знаю…
- Ну, так вот.… Тогда двое воинов отряда Кагона нашли меня и перенесли в реанимацию, вызвав своих лучших лека¬рей.… Спустя некоторое время я стал поправляться, а вскоре полностью восстановил свои силы.… После чего я от¬правился в замок к своему «спасителю» - если, конечно, его так можно назвать. Мы были рады видеть друг друга. Я был очень благодарен твоему отцу, и, поэтому сказал ему, что за то, что я жив - благодаря ему, он может взять у меня что угодно – позже мне стало жаль за эти слова, но их было уже не вернуть…
Закурив новую трубку, и выпустив пару клубков дыма, он продолжил:
- Каин долго думать не стал… Такое чувство, что он уже знал, что возьмёт у меня взамен…
-… Возможно, и знал…
- Возможно! И в этот момент он сказал, что ему нужен пре¬краснейший воин, и он заберёт Фрэда.… И он его забрал! Ко¬гда моя жена узнала об этом, она скончалась…
Он не имел право забирать у меня МОЕГО сына, МОЕГО ре¬бёнка, но, к сожалению, я разрешил ему взять всё, что
угодно, я ведь незнал, что он настолько бессердечен и жес¬ток.… Сейчас… эх… сейчас сына уже нет в живых… -
с горечью сказал Данно, еле – еле сдерживая горячие слёзы боли…
- Стойте, Данно!!! – я вскочила с кресла, но тут, же села. – Вы говорите, его звали,… зовут Фрэд?
-Ну, да – Фрэд.… Эх, сынок, сынок.… Как же рано я тебя по¬терял…
- Фрэд… - я закрыла глаза и стала вспоминать этого силь¬ного, статного, красивого, с сильными руками, кстати, же и очень нежными и ласковыми, юношу, который очень добр и силён, который не упустит не одной мелочи из виду.… Ко¬торый всегда мог помочь, который был милостив ко всем, не обращая внимание – богач он или слуга. Особенно помню те моменты, когда он помогал мне тайно пробраться в замок отца и тайно оттуда же исчезнуть.… А те ночи, проведён¬ные вместе….
- Вы, знаете, Данно Акайн, Ваш сын Фрэд… он жив… он..
- Как? – Данно вскочил с кресла, и в его глазах читалось не¬доверие и счастье, злость, слабость и сила одновременно…
- Неужели этот негодяй додумался не тронуть Фрэда?! Где он?
- Он находится в замке отца. Он его ученик. Отец обучает его бою, магии и силе. Он хочет сделать его лучшим бойцом, лучшим воином.… Хотя Фрэд и так превосходен.
- Сынок… - он сел на кресло и уставился в одну точку. - Я должен освободить его из грязных лан этого злодея! ...Да, и за Вас, Миледи, тоже отомстить не помешало бы!
- Благодарю, Милорд! Я тоже хотела бы отомстить отцу.… Но как? Он силён и достаточно опасен…
-Знаешь, у меня есть одна идея! Думаю, тебе понравится!..
- И какая же? – я смутилась.
И в голове сразу стали мелькать достаточно пошлые мысли, но к …хм… к счастью они не оправдались.
- Миледи Рэйлин, я желаю сделать Вас одной из элитных учеников. … У нас состоит Стилет в замке, в котором пять лучших и сильных учеников…
- Очень любезно с Вашей стороны, Данно Акайн, но…
- Без «но»!!! Соглашайся, Рэйн – не пожалеешь!!!
Я немного подумала. В принципе меня всё устраивало, но,… но,… но… что – то это всё слишком подозрительно.… Ведь
что – то с меня должны взять за это.… Ну, ладно, посмот¬рим, чем это ДЛЯ НИХ закончится. Я встала и слегка по¬клонилась:
- Спасибо, Милорд! Я Вам очень. – Думаю «очень» было в этом случае неуместно… - благодарна, что Вы оценили меня, как сильную. Поверьте, я оправдаю Ваши мысли и умо¬заключения!
- Ну, вот и славненько! – Он дописал и свернул некий свиток синего цвета, а за тем два раза нажал на звонок. Через не-которое время вошла Мелика:
- Да, Милорд!
- Мелика, отведи Миледи Рэйлин в библиотеку и предай Ар¬лен вот этот свиток… - и передал девушке свиток.
- Хорошо, Милорд – девушка слегка поклонилась и мы вы¬шли. Пройдя немного по тёмному коридору, мы вышли гале¬рею. Поднявшись по лестнице, мы снова прошли по тёмному коридору, - скорее всего, переместились в восточное крыло замка, а затем вышли к огромной чёрно – красной двери. Несмотря на её мощь, она открылась беззвучно и легко под¬далась хрупкой руке человека. Мы вошли в просторную, с за¬навешенными окнами, но шикарно освещённую множеством ламп и свечей, библиотеку. Я сразу почувствовала присут¬ствие Вампира. «Сородич – это уже не плохо – даже инте¬ресно!» - подумала я.
- Добрый вечер! – поприветствовала я скорее не присутст¬вующих, а библиотеку.
Мелика прошла за массивные стилажи, и через пару минут вышла с высокой девушкой. Пока та читала
свиток, я рассматривала её наряд. К моему удивлению на ней был не плащ, не балахон, а лёгкое коричневое платье
и светлые длинные волосы. Дочитав свиток до конца, она взглянула на Мелику, и та удалилась. Я же осталась наедине с обитателями библиотеки.
- Добро пожаловать в Стилет, Миледи Рэйлин Беатор! – она слегка поклонилась, и я её тоже ответила. – Меня Арлен зовут. – Располагайтесь!
- Спасибо, Арлен. Я смотрю у Вас здесь довольно уютно и комфортно. – Ведь в библиотеке были не только стилажи с книгами, но ещё и четыре огромных дивана из Вернейской кожи, стояло два стола, несколько кресел и шкафов. Был ещё и второй этаж - ведь библиотека была огромнейшей! – Биб¬лиотека, скорее всего, довольно старая?!
- Да!... – отозвался голос со стремянки, стоявшей возле сти¬лажа с книгами. – Около 13 000 лет! Кстати, - продолжал говорить юноша, спускаясь со стремянки и подходя ко мне, - меня Виктор зовут. – И поцеловал мою руку. Я слегка накло-нила голову в кивке. – Ну, Рэйн, не стой, как чужая! – когда Виктор назвал меня именно так, я очень удивилась этому, ведь он был не в курсе КТО Я! – я говорю о том, что Я дочь Князя… - Ну, раз все такие стеснительные, я расскажу сам. Знакомься: это Вивиан: наш воин и защитник, по совмес¬тительству Вампир, - он указал на высокого юношу в тём¬ной одежде, сидящего за письменным столом и, листая какой – то древнейший фолиант; - А это – Хлоя, так же вампир, как Вы – Миледи, я и Вив, - когда я узнала, кто здесь явля¬ется моим сородичем, я в принципе успокоилась. – Ну, вот, и считай, познакомились!
- Да, только Норико нет. Она отсутствует в связи с де¬лами в её государстве.
- Хм… милая, но смазливая девочка… и к тому, же ещё и ре¬бёнок – глупая значит! – как бы тихо, невзначай бросила Хлоя. – Я пойду, начищу клинок, - думаю, он мне скоро понадобится… - И она, с оценивающим взглядом, вышла из библиотеки.
- Да, кстати, по распоряжению Данно, мы должны Вас обу¬чать бою и магии…
- Хм… ну, с магией я вообще – то на ТЫ. Да и оружием я владею. Есть и личное кстати…
- О! так же как и я! Я тоже маг – целитель! - прощебетала Арли.
- А, какие разряды и области магии Вам доступны, Рэйлин? – проронил впервые слова Вивиан, отложив фолиант.
Я немного помедлила, но ответил:
- Я Спектр.… Так, что… - любые!
У сидящих в библиотеке на лицах застыло недоумение. Но оно позже рассеялось. - Хм… странно… мы здесь все спек¬тры, но, давай – те поразмышляем логически: Если я – Железо, Вик – Воздух, Арлен – Вода, Нори – Земля, Хлоя – Огонь… то… то Вы, Миледи кто же тогда??? – на¬чал сразу налегать Вивиан.
- Стоп! – Возмутилась Арлен. Она… она же Эфир!?
Все снова уставились на меня. За тем слегка поклонились.
- Теперь ясно, почему Данно ввёл Вас в «Стилет».
- Да, Вивиан, Вы правы. Я действительно шестой соедини¬тельный элемент. Кстати… кто – нибудь объяснит мне, что это за стилет?
- Другими словами организация «Скальпель»… Все, кто со¬стоит в Стилете, считаются элитой и телами подражания для других.…Так, что мы можем делать всё, что нам вздума¬ется.…Фактически, мы сильнее и властнее Данно Акайна.
- Но у нас нет прав, быть такими, как он?! – Так?
- Да, Рэйлин, это так, – одобрил Вивиан.
- Нашли о ком говорить: Данно Акайн! – без скрытого зла, не успев войти в библиотеку, начала возмущаться Хлоя.
- Да тише ты! – рыкнул на девушку Виктор, - если ты его ненавидишь, то не обязательно об этом восклицать на все миры!
- Да пошёл он…! - сказала Хлоя, уходя за стилажи с книгами, и забираясь на второй этаж библиотеки.
- Да.… Как я посмотрю, - у Вас его тут не любят…- Да, есть такое, не отрицаю. А, ну, в общем, рад был знакомству, Рэйлин, но мы с Арлен должны удалиться. У нас лежит пору¬чение Белого Затворника и его надо доставить.
- Семнадцатый мир… Подвал старого Некрополя – единст¬венное, что осталось от города Мэйса? Да… тяжеловато добираться туда.
- А, Ты, Рэйлин, богата знаниями, как я посмотрю! – Хлоя спустилась со второго этажа с белой сумкой – видимо, само поручение. – Вот, ребята, я её нашла! Ладно, идём!
- Пока!
- До встречи! И удачи! – Не загремите там! Главное не за¬будьте про чёрных ору…. – Я не успела договорить, как за ними захлопнулась дверь с таким шумом, что я думала, книги попадают… - … женосцев.… Да…
- Не расстраивайся, Рэйн! Она всегда была такой… - Начал успокаивать меня Вик.
- Послушай, Виктор, а почему ты всегда… - я не успела до¬говорить, как услышала шум в библиотеке – за стеллажами. Я не ожидала шума и монотонного бурчания, и Вик слегка приобнял меня за плечи, но я не отстранилась…
- Кто или что это?
- Ах, это… это Архивариус Нуин… Хлоя сильно хлопнула дверью, и он испугался за книги. Правда он слепой… и… ты будешь смеяться – он глухой…
- Тогда как он чувствует… в смысле, откуда он знает…
- Да, правильно! – он чувствует, что Госпожу Библиотеку побеспокоили столь некорректным и доминантным поведе¬нием. Он живёт здесь больше, чем существует замок. Он ещё ребёнком остался сиротой с двумя проклятыми кни¬гами. Одна, из которых не убила его душу, и он решил…
- Это… если я не ошибаюсь это Порождение Гумберта Ха¬ратхи под именем «Синева»?
- Да, ты права! После чего он и понял, что он принадлежит книгам…. И вот…. Результат его рук ты видишь!
- Да, бесценная библиотека – несомненно….
- А что ты хотела у меня спросить?
- Аааа… - я вздохнула. Ты постоянно называешь меня Рэйн. Почему?
Он задумался. Затем удивлённо вскинул брови:
- Ну, это же твоё настоящее имя. А Рэйлин – просто полное – в переводе – Кровавый дождь….
- Откуда ты знаешь?
- Ах, вот ты о чём!? Я просто знаю, кто ты, Дочь Кагона!
- Блин!!! Здесь, в замке только ты и Данно знаете обо мне!
- Ну, вообще - то ты не безызвестная личность. Да, не знать Дочь Князя Вампиров… это, конечно верх идиотизма!
- Я наполовину человек… - я опустила глаза…
- Я знаю, Рэйн, знаю. Но и Скания не была простым челове¬ком…
- Ты зал мою мать? – я схватила его за плечи.
Он в ответ обнял меня и привлек к себе.
- Да… знал… она,… она ушла с честью…
- Да, я знаю… Я за мать скоро отомщу!
Он усмехнулся.
- Кому?
- Отцу!
- Глупая! – он любил её больше жизни! Она ушла не из – за него!
- С чего ты решил?
- Я знаю правду.… И ты должна её знать…
- Расскажи…
Мы сели на диван и он тихо начал:
- Во время войны сама знаешь с кем, после освобождения го¬рода, к ней подошел некий мужчина в чёрной шляпе и плаще. Они о чём - то разговаривали. Из этого разговора она уз¬нала, где её сын. … Кстати ты знаешь, что у тебя…
- Да, я знаю про Раднара…
- Ну вот, он сказал, что Раднар у него в плену. Она спро¬сила, что ей нужно сделать, что бы освободить
сына. Он ответил довольно глупо на первый взгляд: сра¬зиться со смертью. И… и она согласилась…
* * *
Ночь была тихая и ясная. Лунный свет щедро освещал запо¬рошенные снегом землю и каменные плиты. Светло было как днём. На фоне этого великолепия чётко выделялась
фигура женщины, одетую в длинное платье. Из – за глубоко надвинутого капюшона, её лицо оставалось в тени.
Это была Скания, и она стояла посреди старого кладбища. Приближалась полночь. Для того чтобы провести обряд и
вызвать Смерть на поединок, чёрному магу, кроме своего дара, больше ничего не нужно. Место выбрано, верно – где ещё вызвать Смерть, как не на кладбище? Значит, дело ос¬таётся только за ним.
Скания подняла голову и посмотрела наверх. Прямо над ней проходила извилистая лента Млечного Пути. Может статься, что она видит его в последний раз. Лунный диск, звёзды – всё такое знакомое. Сколько раз она им любовалась? Созвездия, созвездия.… И в каждом из них она видит Кагона. Без этого мужчины жизнь её невозможна. Скания понимала, насколько ничтожны её шансы в поединке со Смертью, но она должна была попытаться. Ведь на кону стояло её сча¬стье.
Выбрав ровный участок, она прямо на снегу начертила круг кинжалом и воткнула его в середину. Получилось неплохо. Некромантка села, скрестив ноги, закрыла глаза и полно¬стью расслабилась, дозволив магии свободно течь через себя. Этот приём у некромантов называется Нагарани. Он по¬зволяет максимально использовать имеющиеся способности, раскрывая весь потенциал мага. Темнота чернее самой тём¬ной ночи навалилась на Сканию. Её душу заполнила пустота, как всегда, когда она прибегала к воскрешению. Но сегодня у неё была другая цель. Она искала в этом странном месте Смерть. Здесь не было ни времени, ни пространства. Не было света. Сама Вечность, возведённая в абсолют.
Скания чувствовала, что он уже где – то рядом. Совсем близко. Смерть всегда был где – то неподалёку – на случай, если Некромант совершит неисправимую ошибку.
- Ты звала меня? – послышался справа от Мага голос, лишён¬ный эмоций.
Скания быстро открыла глаза и повернула голову. Ну, вот, всё оказалось весьма просто.… Намного проще, чем она предполагала. Всего в шаге от неё сидел человек в тёмном
плаще из тяжёлой гладкой ткани. Он был так близко, что Некромантка могла до него дотронуться. Лицо человека оставалось в тени капюшона.
- Меня давно никто не звал… таким образом, - произнёс че¬ловек.
Скания, как ни старалась, не могла разглядеть лица гово¬рившего. Впрочем, в этом не было особой нужды. Некро¬мантка и без того знала, кто перед ней.
- Да, я звала тебя. – Скании потребовалась вся её реши¬мость, чтобы заговорить. – Но я и не надеялась, что ты придёшь ТАК быстро.
Скании было не по себе. Всё – таки редко кому удавалось бе¬седовать со Смертью. А твоей Матери удалось.
- Я всегда рядом. Тебе это прекрасно известно. Лучше чем остальным людям.
Некромантка отметила, что у собеседника, несмотря на мороз, изо рта не идёт пар. В принципе ничего другого она и не ожидала.
- Ну и зачем я тебе? – спросил Смерть.
- Я хочу вызвать тебя на поединок. Нет, не так… Я вызы¬ваю тебя на поединок. Ты не можешь отказать мне.
- Твоё право. – Казалось, Смерть равнодушно пожал пле¬чами. – Но какова твоя цель? Вряд ли это просто развлече¬ние. Чего ты хочешь?
- Ты, конечно, знаешь, кто я.
Смерть кивнул. Он знал всё обо всех. Смерть был осведомлён о делах земных и небесных куда лучше, чем даже Боги, кото¬рые имеют своё начало. И конец.
- Я хочу вернуть своего сына.
- Некромантка с Материнскими чувствами? – Скания могла бы поклясться, что в голосе Смерти послышалась нотка удивления. – Ты обладаешь могущест¬венным даром, раз сумела позвать меня, но всё равно жаж¬дешь семейного благополучия и полноту семьи?
- Да! Я действительно хочу, что бы у меня была нормаль¬ная семья.
- И ради этого ты вызываешь меня на поединок? - теперь в голосе Смерти слышалось презрение.
- Да!
- Глупая, - сказал Смерть.
Только и всего. Всего одно слово. Что в нём было такого, что заставило Сканию на мгновение – всего лишь на мгнове¬ние! – усомниться в собственной правоте? Это слово было зерном великого сомнения, но оно было брошено в песок – всепоглощающий жар страсти не позволил ему прорасти в душе Мага.
- Да, если ты меня одолеешь, ты получишь то, что хочешь. – В голосе Смерти сквозила непередаваемая ирония. – Ну что ж, мне – то, в конце концов, всё равно, - Смерть чуть повер¬нул голову, - но я всё же проявлю несвойственное мне вели-кодушие к женщине, и дам тебе последний шанс отказаться от твоего намерения. Воспользуйся им…
- Нет – нет, я лишком далеко зашла. Пусть я проиграю и умру, всё равно это лучше, чем жить так, как я живу сейчас. Или меня не станет – или я обрету счастье.
- Ты очень храбрая женщина, но в жизни бывает кое-что по¬хуже, чем я.
- О чём идёт речь? – не поняла Скания.
- Я – всеведущ, - продолжал Смерть. – В определённой сте¬пени… Тебе предначертан долгий путь. Очень долгий. Но раз ты сама противишься судьбе, то… я убью тебя. – И Смерть одни неуловимым движением отбро¬сил капюшон, закрывавший его лицо.
Скания вскрикнула от неожиданности. Она ждала чего угодно, но только не этого. На неё смотрела она сама.
Точная копия, до мельчайших подробностей. Губы двойника изогнулись в ироничной усмешке:
- А кого ты ожидала увидеть? Живой скелет? У людей странное представление обо мне. Разгул буйной фантазии. Только в последний момент они осознают, насколько заблу¬ждались, но … остановиться еже слишком поздно.
Скания глубоко вздохнула, пытаясь обуздать одолевавшие её чувства. Сейчас её было так страшно, что захотелось никогда не появляться на Свет. Только бы не видеть Смерть
рядом с собой. Не видеть себя саму, не видеть этих стран¬ных пустых глаз.
- Неужели именно так я выгляжу? – спросила она охрипшим голосом.
- Так выгляжу я, - отрезал Смерть. – А что видишь ты – это твоя личная проблема. Наш мир – место рождения мно¬гих иллюзий. Мир, где облик не так уж важен, поэтому не стоит
уделять этому, слишком много внимания.… Ну, пойдём? – Смерть дружески протянул Магу руку.
Скания медлила.
- Куда?
- Ты собираешься сражаться со мной здесь? – Смерть пока¬чал головой. – Это просто невозможно. Неужели ты не зна¬ешь об этом?.. Похоже, действительно не знаешь…
Скания не выносила, когда её уличали в невежестве. Она ре¬шительно вложила свою ладонь в ладонь Смерти. Маг ожи¬дала прикосновения к замогильному холоду, но ощутила лас¬ковое тепло. Скания изумлённо подняла глаза. Теперь, как никогда прежде, её стало понятно, почему Смерть назы¬вают Милосердным. Он тот, кто прекращает страдания…
В молодости Скания порой сожалела о том, что ей выпал жребий стать Некроманткой. Её мучили сомнения. Хорошо ли это – возвращать к жизни умерших? Не идёт ли она против воли самой судьбы, которая каждому отмеряет свой срок? Но, то дара невозможно отказаться. Став старше, Скания
примирилась с действительностью и перестала об этом ду¬мать.
Смерть и Скания не размыкали рук. Некромантка и не за¬метила, как они оказались в совершенно ином месте. Стояла кромешная тьма, но это не мешало Скании хорошо видеть всё вокруг. Казалось, что сама тьма является источником света.
- Где мы?
- Между мирами. Кое-кто называет это место изнанкой, но это неправильно. Изнанка подразумевает наличие лицевой стороны, а её здесь нет. Это место не является частью чего – то. Оно само по себе.. Как ощущения?
- Я ничего не чувствую.
- Верно. – Смерть глубокомысленно кивнул. – А всё потому, что здесь нет времени. Нет ни прошлого, ни будущего. Нет жизни. Чудесное место.
- Если здесь ничего нет, то от чего же оно такое чудесное?
- Оттого, что я могу здесь, наконец, отдохнуть. Да… - Смерть неслышно сделал несколько шагов в сторону и присел на что-то, напоминающее застывший чёрный смерч. Не¬сколько мгновений он сидел неподвижно, затем снова под¬нялся.
- Почему ты говоришь мне всё это? – Спросила Скания.
Её вопрос позабавил Смерть.
- А как ты думаешь, мне часто выпадает такая возмож¬ность? Возможность просто поговорить? Моя реплика, твоя реплика, и так далее?
- Не знаю.
- Действительно, откуда тебе знать? Некромантка ты или нет – но ты всего лишь простой человек. Плоть, кровь…всё это преходящее… - Смерть заглянул Скании в глаза.
Маг помимо своей воли испуганно отшатнулась. На неё смотрела сама Вечность. И как она собирается сражаться с ЭТИМ?
- Страх. Каждый раз одно и то же. Только страх, - повторил Смерть, медленно обходя вокруг Мага. –
Бывает, правда, я вижу и надежду. Но очень редко. Очень.
После этих слов Скания перестала бояться за свою жизнь. Она вспомнила, ради чего всё это затеяла. Опасение навсе¬гда потерять семью вытеснило из её сердца страх. Она не имеет права бояться! В этой вечной тишине, так свободно обволакивающей разум, Некромантка ясно осознала, что ей нужно. Готовясь к обряду, Скания не ожидала, что перед по-единком Смерть станет с ней разговаривать. Она была на¬мерена биться – вот уж действительно не на жизнь, а на смерть. В её душе не было места беседам, а раз так…
Некромантка не могла больше ждать. Она рывком обна¬жила мечи и стремительно бросилась к Смерти. Смерть в свою очередь тоже выхватил оружие и с лёгкостью париро¬вал первый удар Скании, сведя на нет всю внезапность её вы¬пада. Был ли Смерть удивлён её неожиданной атакой? На его лице не отразилось никаких эмоций.
Противники закружили, выжидая удобного момента. Нек¬романтка, в своё время обучавшаяся искусству боя у
лучших мастеров, стала настойчиво атаковать Смерть, ни на секунду не забывая об осторожности и пытаясь найти его слабое место, но тот словно заранее чувствовал все дей¬ствия Скании.
Звон холодного металла разрывал вечную тишину «изнанки мира». Выпад, удар, ещё удар, прыжок в сторону, разворот, снова выпад… Пляска со смертью… Скания и её противник не уступали друг другу не в чём. Каждое их движение было совершено и не содержало ничего лишнего. Некромантка была предельно внимательна, хорошо понимая, что у неё нет права на ошибку. Смерть просто не даст ей второго шанса.
Снова удар, уклон вправо, вот лезвие просвистело в опасной близости от её уха, но это не страшно… Главное, что мимо. Скания искусно парировала все выпады противника, стремительно нападала сама, но до¬тянуться до Смерти всё никак не могла. Смерть прекрасно владел защитой, а его манера внезапно менять руку и наносить удар левой была просто
неподражаема. К счастью, этот приём был знаком твоей матери. В своё время она потратила немало часов, пытаясь его освоить, поскольку справедливо полагала, что в будущем это ему может пригодиться.
Ну, вот и пригодилось…
Они сражались, но чаши весов оставались неподвижны. В этом месте без времени не было усталости, но не было и той счастливой случайности, которая способна склонить ход поединка в пользу одной из сторон.
- Ты хороший боец, не смотря на то, что ты Женщина, - произнёс Смерть, - но тебе не победить.
- Я дерусь с тобой ради своего счастья, - выдавила Скания, с трудом избежав прямого удара в грудь.
- Счастья? – Смерть скривил губы в усмешке. – Тогда тебе лучше проиграть.
Скания вновь нанесла несколько ударов, и вновь Смерть их парировал…
«Да, я не могу его победить! Что же делать? – стреми¬тельно пронеслось в мозгу Некромантки. - А ничего не де¬лать, -
пришел сам собой ответ, - просто продолжать драться. Ведь я пока что и не проигрываю». Скания увернулась от очередного удара в живот. На мгновение противники оказа¬лись очень близко друг к другу, лицом к лицу. Жуткое виде¬ние.… Будто твоё собственное зеркальное отражение ре¬шило свести с тобой счёты.
«Я дерусь сама с собой! Да он просто издевается! Уж не для этого ли он принял мой облик? Он знает, что я не могу побе-дить саму себя! – думала Скания, позволив клинкам жить собственной жизнью. – Но ведь должен, же быть способ!»
И тут, словно озарение свыше снизошло на Сканию. Смерть ведает всё об осознанных шагах человека, но не в его силах знать о поступках импульсивных, вызванных закипающей кровью. Значит, надо перестать думать и заранее готовить удары. Нужно лишь дать волю чувствам и эмоциям, которых лишён Смерть. Легко сказать – дать волю чувствам.… Дашь волю чувст-вам, тут же не заметишь обманного движения, пропустишь удар, проиграешь. И умрёшь…
В звоне мечей и блеске стали Скания вспомнила сына, за ко¬торого она сейчас бьётся со Смертью. Ожидание возмож¬ного счастья наполнило её душу. Она так хотела быть сча¬стлива… Сынок.… Но перед ней враг, который желает по¬мешать их семейной жизни. Его нужно убить! Убить легко, она очень хорошо знает это. Ведь она уже убивала!...
Разум Скании заволокло туманом ярости. Её руки плотнее сжали эфесы, зрачки расширились, сердце забилось с огром¬ной скоростью. Некромантка, отбросив все известные ей приёмы, кинулась на смерть. Сейчас она совершенно ничего не боялась. Скания наносила удары без всякой системы, вкладывая в них всю свою силу, так, словно каждый из них должен был стать
последним. Перед неистовым порывом человеческой страсти Смерть едва успевал отступать и уворачиваться. Некро-мантка была непредсказуема… Её ярость подогревалась ог¬нём всех тех мучений, что выпали на её долю. Душевная боль придаёт силы. Смерть был ошеломлён бешеным натиском Скании.
Вечность заглянула в глаза Некромантки и увидела в них саму себя… Как же это было давно… Смерть вспомнил дру¬гой мир, и в его голосе вспыхнуло яркое видение. Рука замеш¬калась всего чуть – чуть.… И в этот миг холодная сталь клинка пробила грудь того, кого страшились даже Боги.
Нет, из пробитой груди не хлынула кровь, её не было ни ка¬пли, даже когда Скания выдернула меч. Некромантка в изумлении смотрела на него, не осознав ещё в полной мере того, что она сделала. Кисть Смерти медленно, словно нехотя разжалась, и оружие со звоном выпало из его руки. Смерть встретился глазами со Сканией.
Некромантка затруднялась сказать, что именно она в них увидела. Удивление? Интерес?
Смерть зашатался, его ноги подогнулись, и он упал на одно колено. Скания с ужасом наблюдала, как это вселенское творение, одно из основ мироздания, против своей воли пре¬клонило пред ней колено. Смерть, какой – то миг всё ещё мог стоять, но силы стремительно покидали его. Он проиграл эту битву… Ему было слишком тяжело… Смерть посмот¬рел на Сканию и прошептал едва слышно:
- Глупая…
И упал навзничь.
В тот миг, когда тело Смерти коснулось земли, всё вокруг содрогнулось. Свершилось невозможное. Реальность вокруг
Скании сжалась и закружилась в немысленном водовороте. Ужасный рокот разнёсся повсюду.
Скания вновь очутилась посреди кладбища. Земная твердь, не выдержав падения Смерти, пришла в движение, и неви-данное по силе землятресение, не имевшее эпицентра, в один миг охватило всю землю. Мощные толчки сокрушали все и всюду, словно само естество Мира противилось тому, что сотво¬рила Скания…
Когда она вернулась на землю и встретилась с тем челове¬ком, который обещал освободить её сына, он сказал, что по причине того, что она теперь будет жить вечно, она, когда нибудь сама найдёт его, и сам исчез навсегда в никуда…
Да, он обманул её.… Это жестоко – играть на чувствах любящей матери…
Виктор сел ко мне ближе и обнял за плечи. Я была в шоке от того что узнала про маму. Я резко отстранилась и загля¬нула ему в глаза:
- Откуда ты знаешь?
- Мне мой отец рассказывал – они с твоей матерью были хо¬рошими друзьями и были всю жизнь в одной армии.
- Виктор, а если она победила Смерть, то она обречена жить вечно, значит она жива?!
- Да, Рэйн, жива….
- Ты не знаешь где она?
- К сожалению нет. После этого она исчезла навсегда.… Зна¬ешь, мы, похоже, слишком засиделись, давай я провожу тебя до твоей спальни?
- Спасибо, Вик! – буду тебе благодарна…









Глава 2
Любовь – это война; Любовь – это игра;
Любовь – это каприз;
Любовь – это жизнь…

Время шло…
Я уже влилась в Стилет, и ко мне все привыкли, приснасти¬лись.… Да, и я нашла общий язык со всеми, даже с циничной Хлоей! Когда мы сталкивались с Арлен, я делала вид, что слушаю её. Ведь она своими проблемами, которые нас не коим боком не касались, грузила всех, кого не лень. Вскоре я познакомилась и с Норико. Достаточно умная и сильная оказалась девица! С Вивианом мы часто тренировались на клинках – он продолжал меня обучать, не смотря на то, что это было ни к чему. Я достаточно не¬плохо владела клинками, особенно близнецами, ведь это было моим оружием с первого дня, как я взяла его в руки – ещё у тётушки Ивет. А Виктор стал мне другом – единственный, с кем мы могли говорить о чём угодно. Мы часто сидели в библиотеке, и долго о чём нибудь разговаривали. Он был таким же, как и я – отстранённым от миров, замкнутым, хоть и часто был душой общества.
- Ну, что, Вив, отдохнул? – играя клинками, подходила я к стоящему возле витража Вивиану.
- Ну, да – уже снова могу с тобой посоревноваться и при¬ставить свой клинок к твоей шее, когда ты будешь распла¬стана на полу! – с усмешкой отвечал Вив.
- Что, девчонка оказалась сильнее воина со стажем? – зашла в зал Норико, держа в руках свои Дайтхо.
- Да не скажи! Она не справится с хорошим воином! – про¬сти, Рэйн, но я думаю, что…
Я одним движением меча выбила из рук юноши меч, который со звоном упал на пол и откатился к стене. Вивиан стоял ошарашенный таким движением, но мгновение спустя в его руках снова материализовался новый клинок.
Тут я услышала в воздухе свист клинков рядом с собой и резко пригнулась, перекатилась на спине на безопасное рас-стояние и встала в боевую позицию и рассмотрела напа¬давшего. Это была Норико. Она стояла с занесёнными клин¬ками в том месте, где пару секунд назад стояла я.
Затем в зале ещё долго раздавался звон клинков, бьющихся друг о друга. Норико была тоже сильным воином – билась достойно, но я в момент также выбила у девушки один из мечей, и со всего размаха скрестила клинки на шее девушки. Второй меч упал сам – видимо от испуга. В глазах смелой японки я увидела мгновенный страх.
- Пока отдохнуть, - сказала я, возвращая оружие в ножны, и вышла из залы.
- Красиво владеешь оружием! – сказал восхищённо Виктор.
- Спасибо. Не уж ли хочешь сразиться?
- Я бы с удовольствием, Рэйн, но я не считаю тебя слабой, как… как некоторые, - и махнул головой в сторону залы, где всё ещё находились поверженные Норико и Вивиан…
* * *
Мы сидели на перилах балкона и смотрели на Луну, каждый о чём – то думая своём. Прохладный, но приятный ветерок легко колыхал мои и Виктора волосы, приятно освежая лица. На небе светила хо¬лодная и такая же, как мы, одинокая луна.
- А как ты сюда попал, Вик? – нарушила я тишину.
- Это было давно.… У меня было своё общество… своя силь¬ная организация.… Но так получилось.… В общем, у нас с главным возникло недоразумение и …
- Это теперь так называется? – я усмехнулась.
- Ну… - он махнул рукой. – И мы, крупно поссорившись, би¬лись на клинках…
- И естественно ты его грохнул…
- Да!... И меня исключили из общества… Время спустя, я умирал от голода в каком то подземелье, когда Вивиан и Хлоя нашли меня. Они привезли меня в резиденцию. А дальше – обучение и всё как у тебя… - Такая же история. Кстати, можно вопрос?
- Да, я слушаю.
- Вот отец вроде как любит тебя, но я знаю, что у него есть рьяное желание убить тебя. Почему – позволь узнать.
- Он считает, что я захочу взойти на престол вместо него или брата, если тот, конечно, найдётся, и вообще жив. Но, знаешь, хоть отец желает меня уничтожить, у меня тоже есть такое желание.
- Почему?
- Из – за ухода матери я стала его ненавидеть…
- Хм,… а я думал, что мы бесчувственны,… хотя… - задум¬чиво сказал с какой – то нежностью что ли, в тоже время с какой – то тревогой, убирая с моей щеки слезу, Виктор.
- Да, на самом деле мы можем чувствовать боль, радость, грусть, счастье…
- … Любовь и влечение…
- Что? – я была ошарашена.
- Любовь и влечение к противоположному типу существа.… Всё-таки существуют чувства у Вампира, мы… - Я немного отстранилась от перил, и получилось, что я стояла посреди балкона, а Виктор стал ходить вокруг меня тихими кругами.
- Что ты хочешь этим сказать?
- А то, что…
- А скажешь тогда, когда встретимся! – я подмигнула во¬просительному взгляду Виктора, и мигом спрыгнула с бал¬кона на этаж ниже – на свой балкон.
Комната была залита лунным серебряным светом. Я ожи¬дала Виктора на балконе, поэтому начала отходить медленно от балкона – спиной к двери, и тут Виктор обнял меня за талию сзади. Я резко развернулась к нему лицом:
- Ну, так вот: мы не закончили разговор!
- Ну, и что же ты хотел мне сказать? – я нежно наклони¬лась к его уху и трепетно прошептала.
- Я лучше говорить не буду… - И его губы нежно приникли к моим.… После длительного поцелуя, когда его сильные руки начали прокрадываться по моей спине, я тихо отстранилась от юноши. Виктор вопросительно посмотрел на меня, а я вышла на балкон. Я разложила руки на красочную окан¬товку бордюра и смотрела на луну, которую постоянно затягивало тучами.
- Просто говорят, что мы бесполы.… Это ведь так, Вик¬тор?
- Но не бесчувственны!
- Странно, а кто – то недавно сказал, что…
- Но я же сказал ещё и «ХОТЯ»!... – После чего он нежно об¬нял меня за талию, нежно и ласково пробегая губами по мо¬ей шее, плечам, груди…
«И всё-таки он прав – мы можем чувствовать радость, боль, Любовь…» - подумала я про себя, и повернулась к Вик¬тору…
* * *
- Всем привет! – А кто – нибудь видел книгу в красном пере¬плёте, я её вчера положила здесь? – Я зашла в библиотеку и начала искать нужную мне книгу.
- Привет, Рэйн – я незнаю, может на пятом стилаже – на самой верхней полке… - ответил мне Вивиан.
- Я уже смотрела – её там нет. Она мне тоже требуется. – Ответила за всех Хлоя.
- Ооо! А ты читать научилась читать? – усмехнулся Вив. – молодец, похвально! – захлопал в ладоши Вив, и тут же увернулся от лёгкого шара огня, пущенного Хлоей. И тут ему уже стало не до шуток – огонь начал распространяться по его плащу.
- Я позабочусь! - успокоила испуганного юношу Арлен, ока¬тив его водой.
- Ну, спасибо!!! – Я пойду сушиться!
- Ага! Ты ещё на солнце выйди - быстрее высохнешь. – Зло усмехнулась Арлен, и все почувствовали лёгкий укол непри-ятного ощущения. Все, кроме меня…
- Кстати, Рэйн, ты видела Виктора?
- Нет.… А он, что – пропал?
- Да незнаю! – со вчерашнего дня я его не видел.
- Хм… ну посмотри в галерее.
- Ну – не велика потеря – сам, если нужно будет, найдётся!
- Кто найдётся? – и тут в библиотеку зашел Вик.
- Ну, а вот и пропавший! – Та где бродишь?
- Да я … - начал, было, Виктор, но тут же замер, увидев меня…
- Да не смотри на неё, как будто первый раз видишь! – пой¬дём, поговорить надо! – И Вивиан утащил Виктора из по-мещения.
- Кстати, Рэйлин, тебя вызывал к себе Данно Акайн – просил зайти, как освободишься.
- Да? А он у себя?
Я получила немой ответ кивком головы от Хлои, и вышла из библиотеки, и направилась в кабинет.
Я застала Данно в тот момент, когда он общался с каким – то юношей. Я сразу почувствовала, что он не фэриатос.
- Здравствуйте!
- О! – восхитился юноша, осматривая пристальным, изу¬чающим оценивающим взглядом. – Здравствуйте, Миледи…
- Это она – Рэйн… - закурив трубку, сказал Данно.
Милорд удивлённо взглянул на меня, и поцеловал мою руку и слегка поклонился.
- Меня Лорд Экзарх зовут.
- Сядьте оба. Нужно поговорить и серьёзно – без всяких шу¬ток. И… и ещё. Где Вивиан?
- А… он в галерее.
- Ясно, – он задумался, и нажал два раза на знакомый мне звоночек, через некоторое время зашла Мелика.
- Да, господин, – девушка низко поклонилась.
- Найди Вивиана, и пусть придёт сюда. Пожалуйста, Ме¬лика.
- Да, господин. – Она снова поклонилась и вышла. Через пару минут в кабинет вошёл Вивиан.
- Вы вызывали?
- Да. Присядь. Надо поговорить. – Вивиан прошёл к креслу, и заметив меня, сел рядом. Только потом он увидел Незнакомца и вопросительно посмотрел на меня и на Данно.
- Это Лорд Экзарх.
Оба склонились в лёгком поклоне.
- Ну, так о чём будет разговор?
- Вивиан и Экзарх – Вас пока не касается! – Рэйн. Разговор к тебе.
- Я слушаю Вас.
- Речь пойдёт о твоём отце. Ты ещё не передумала о поку¬шении?
- Нет! – я сжала подлокотники.
- Ну, так вот. Это и в моих интересах. По этой причине я к тебе приставляю Экзарха и Вивиана.
- Но, Милорд! Мы втроём не справимся! – вмиг воскликнули юноши, полные злости.
- Тихо. Спокойно! – Даже Миледи сохраняет спокойствие в отличие от …
Парни поняли и сели, продолжая далее внимать речам Данно.
- Да, Вы не справитесь. По этой причине я приставляю к Вам ещё и Виктора.
- Очень обнадёживающе! – проиронизировала я, хотя на душе не было места иронии.
Когда Данно упомянул о Адриано Викторе, я незаметно вздрогнула, и вспомнила тепло и нежность, страсть и игру прошлой ночи.
- Лорд Экзарх приводит свой отряд. На Виктора и Вива я даю по отряду. И на Вас, Рэйлин тоже даю отряд. Вы, Ми¬леди, будете за главнокомандующую. И если Вас что-либо не устроит в армии, то можете распорядиться сама.
- Хорошо. Когда я смогу осмотреть армию?
- Сегодня.
- А когда будем отправляться в замок Каина Беатора? – подал голос Вивиан.
- А как мы туда вообще попадём?
- Хм… - Экзарх недобро «улыбнулся», и мы увидели четыре клыка…недоумённо переглянулись с Вивом. – Я имею хоро-шие отношения с Кагоном. Я обеспечу безопасную дорогу.
- Ясно. Ну, это хорошо. А так когда?
- Давайте в выходную ночь.
- Да. Это будет наилучший вариант.
- Ну, Вивиан, а ты как обучил её ведению боя?
- Великолепно. Она и без меня потрясающе владеет ору¬жием. Я, если быть честным, некогда не видел, что бы де¬вушка так владела оружием!
- Ну, и отлично!
- Тогда в воскресенье соберёмся у главных ворот города и направимся в Режиналд.
- Он в своём замке?
- Да. Всем понятно?
- Да.
- Все могут идти. Спасибо.
Мы разошлись, попрощавшись с Данно и Лордом.
- Странный тип…
- Да, странный…
- А как он на тебя смотрел!!!
- Вив!
- Всё – всё! – мы шли с Вивианом обратно в зал – что бы ещё разок сразиться на клинках – ведь до схватки с замком отца оставалось максимум четыре дня. – Да, и притом, как я по¬нял – он Вьесчи?
- Похоже на то. Хм,… с каких же это пор оборотни стали нашими союзниками?
- С тех пор, как за этот союз мы предложили им нечто нужное им.
- Ну, да – ты прав…
- Нет, Рэйн, ну ты видела, как он на тебя смотрел?! – Ви¬виан был вне себя от гнева.
- Пёс несчастный!
- Ты не волнуйся, мы не отдадим тебя в когти этого обо¬ротня!
- Спасибо.
Вивиан открыл дверь в зал, и мы вошли.
- Ну, что сегодня?
- Я завяжу тебе глаза, и мы будем драться.
- Хм… легко. Ну, давай!
Вивиан завязал мне глаза и надел на меня магическую сеть, что бы я не использовала зрение, и таким образом он обесси-лил меня.
Двигался он крайне осторожно. В какой – то миг я почувст¬вовала рядом холод серебра, и сразу же отбила клинок…Я улыбнулась.
Да не тут-то было! Рядом просвистел ещё один клинок, от которого я еле успела увернуться, и снова попала на клинок, который снова же смогла отбить. Я не понимала в чём дело, но звук пролетающего лезвия «освежил» меня от раздумий. Вот ещё один меч отбит, и ещё один. Я перестала понимать происходящее, и сняла защитную сеть и ленту с глаз, и ока-залась в кругу, который окружала девять Вивианов!!! Я протёрла глаза. Все были как один, даже малейшего разли¬чия! – и тут, все, как один сказали:
- Ну что робеешь? – Найди меня!
Я зарычала.
С таким обманом я ещё не сталкивалась. Но примерно знала, что делать. Я смекнула, что мечи у всех разные. Но не по узору и креплению, а по составу металла. У Вивиана он не был серебряным, как у меня. У меня были клинки из серебра, а рукояти – стальные. А у Вива из вольфрама и стали. Я чув¬ствовала холодную боль обжигающего серебра, и подойдя к первому «Вивиану» рассекла его, и он исчез, не оставив даже тумана. Остальных я тоже так перебила. Осталось только трое. Я боялась ошибиться, притом, что каждый раз, когда я замахивалась, он кричал своим истинным голосом: «Рэй¬лин, не надо!». Меня передёргивало от этого, но я беспо¬щадно рубила. Теперь же они стояли все рядом и тяжело было определить откуда веет серебром, я рискнула, и замахнулась на среднего.… Растворился… Фуф… уже легче. Справа или
слева? Я терялась. И тут я почувствовала лёгкий запах крови, и незадумываясь ударила другого. Растворился…
- Молодец, Рэйн! Похвально!
- А что, боялся снова умереть?
- Нет! Но как ты определила меня?
- Иногда хоть отмывайся от чужой крови… - я заложила клинки за спину, и вышла из зала…
… За этот день я очень устала, и поэтому решила прогу¬ляться по лесу. Как раз было полнолуние… Воздух был све¬жий, ясный, дышал тысячами цветов… Небо озаряла холод¬ная, отстранённая луна с множествами звёзд… Лес был настоящим, не таким созданным и искусственным, как многое окружающее меня…Я шла по поляне, усыпанной растущими, и такими живыми, травами и цветами. Я села подле старого раскидистого дуба.… Дышала прекрасным и освежающим воздухом.… Вспоминала об отце, матери; о сегодняшних приключениях
В момент кто – то бесшумно подкрался сзади и приложил к шее холодной стали клинок. Я резко встала и развернулась, но оказалась прижата к дубу. Лицо нападавшего было скрыто мантией, но я прекрасно почувствовала, что это Вампир, да и все движения были интимными. Он, а это был мужчина, провёл рукой по щеке, и скользнул по шее. «Вот Вампиры меня ещё не кусали» - в голове сразу промелькнула эта ироничная мысль. Я замерла. Рука с клинком сжала шею, и из неё вот – вот бы брызнула кровь. А другая рука иногда гладила шею и лицо. Вмиг рука потянулась к корсажу, и хо¬тела растянуть шнурок, но я резко дёрнулась.
- Ну, что ты?... – парень осёкся, забыв, что видимо, не хотел выдавать себя и своего голоса, ибо я знала его.
- Виктор? – А я уж думала, что это какой то «насильник»…
Но клинок сдавил сильнее шею, и нежная, тонкая кожа не выдержала, по острию ножа, и по груди стала течь кровь… Я не боялась, ибо он, мой… я даже не знала, как это называ¬ется,… в общем, я не боялась, что ОН может причинить мне боль, и грозить опасностью. Я чуяла бли¬жайшую игру…
- Милая… - он убрал клинок от моей шеи, и обнял меня.
В следующий момент он сладко поцеловал меня. Его губы впивались в меня, его руки тесно и нежно сжимали меня. За¬тем он начал спускаться губами к ещё кровоточащей шее.… И тут почувствовал вкус… её вкус… нежный и пьянящий… с привкусом холодного железа… мой вкус… он поднял глаза,… они загорелись красным светом страсти, и его губы впились в мою шею. Другой рукой он разрезал кин¬жалом мой корсаж, и я уже не сопротивлялась… Его нежные и могущественные руки ласкали меня, его губы покрывали моё тело поцелуями… он был нежен, с другой стороны и груб, но груб так, как любимы мы,… Мы опустились на землю, и по мне пробежал холодок,… или может рецепторы чувств, предвещали грядущий экстаз.
Мы предавались ласки и страсти прямо посреди поляны – в лесу; луна покрывала нас своим холодом, мы даже не боялись, что нас увидят… Ведь ни кто, ни кто не имел права запре¬тить нам любить друг друга…И всё-таки мы можем чувствовать и предаваться любви, страсти, желаниям; идти на поводу порывов… После страстных ласк и связей Виктор откинулся рядом на траве. У меня возникло странное чувство. Я поняла, что мне хорошо, когда он просто находится рядом, но с другой стороны я понимала, что это всего лишь страсть двух Вам¬пиров. Я невольно провела рукой по шее, и вспомнила его укус… И в этот момент другую руку откинула в сторону, и почувствовала его одежду. Я вспомнила про кинжал. Тихо нащупала ножны, и вытащила клинок. Затем я повернулась к нему, и приникла к губам. Когда он почувствовал холод на шее, затем на груди, и далее всё ниже и ниже, он съежился. В районе последнего ребра я придавила остриём кинжала, и вонзила в его тело. Хлынула кровь… И на этот момент уже я вкушала его кровь… А за тем мы снова таяли в порыве страсти и любви…
А рядом лежал кинжал, на котором была МОЯ и ЕГО КРОВЬ…
Позже, на следующий день, под впечатлением наших совме¬стных ночей, и под общими чувствами, я посвятила ЕМУ стихотворение, что делала редко, и очень редко…












Глава 3
Только пустые люди знают себя…
(Оскар Уайльд)
- Ну почему? Вы действительно думаете, что именно так будет лучше? – Из кабинета доносились голоса, кото¬рые о чём – то упорно спорили.
- Да, именно так будет лучше! – О! А давайте лучше спро¬сим командира! - Рэйн, здравствуй! – Проходи! Мы тут давно ждём Вас. – Я зашла в кабинет, и меня сразу начали «грузить». В кабинете сидели трое мужчин, которые спо¬рили о чём – то, склонившись над столом.
- О чём диспут? Так, так… карта… - Я взглянула на пред¬мет спора, и сразу же узнала начертания. – Так это же карта замка отца.
- Да, Миледи. Мы выясняем, откуда лучше начать нападе¬ние?!
- А где Лорд?
- Его нет ещё!
- Ну, вот так как будет, так и обсудим, где его лучше при¬мут! А сейчас… - я посмотрела на Данно, который задум¬чиво кивнул мне. – Вив, Вик – пойдемте, посмотрим армию. Где они?
- Во внутреннем дворе!
- Ну, и отлично! Идём! – мы легко поклонились и ушли.
- Сколько их всего и кто есть?
- Эээ.… Ну в общем там их много – вато…
- Армии много не бывает!
- Молодец, Виктор! Ну, а в действительности?
- Ну, где – то около тысячи наших, столько же Вьесчи, и с десяток комков.
- А это ещё что?
- Собаки. Большие – для передвижения. Они наподобие ог¬ромных волкодаков.
- Отлично!
- И это подарок от Данно.
- Хм… Любезно с его стороны. Но Армию Вьесчи надо б по¬убавить.
- Ну да! – не помешало бы!
- Миледи Рэйлин! Какая встреча!
- Лорд Экзарх – Вы опоздали!
- Примите мои искренние извинения, я был в отлучке.
- Ладно, пройдёмте в кабинет.
- Да, хорошо.
- Так, - я обратилась к Виктору и Виву, - Вы знаете, что де¬лать!?
- Конечно!
Мы с Экзархом прошли в кабинет, и склонились над картой.
- Лорд, откуда Вам будет легче пройти – где Вас примут?
- Ну, я зайду с главных ворот со своей стражей. Они «от¬влекут» охрану, и …
- Это теперь так называется? – я хмыкнула.
- … и откроют задние врата. Завтра выходной как бы так, и охраны будет меньше.
- А где точно?
- Ну, с пол дюжины на главных вратах, ещё столько же на восточных. Западный вход без охраны. Да, и на этажах, и в галереях не более пяти. Но, вот в главной зале их будет с Ка¬гоном достаточно, и придётся помарать оружие…
- Ясно. Ну, вот и отлично! А где будет вся свита Князя?
- Вот здесь. – Лорд показал на карте место.
- Это третья зала?
- Да – точно!
- Жаль…
- А что?
- Да, она отлично охраняется!
- Да, притом там завтра какой – то обед!
- Ты ещё скажи, что тебе гостей жалко!
- Нет. Но всё равно мы справимся, хоть их и будет много.
- Можно?! - В кабинет зашли Вивиан и Виктор.
- Да. Ну, что там?
- Ну, в общем. Комков мы всех оставили. Наших воинов – семь сотен и оборотней – около четырёх сотен.
- Как? Я же тысячу давал!? – Лорд Экзарх рассердился.
- Извините, Милорд, но мы отбирали сильнейших воинов.
- Ваше решение…
- В общем, во время заката солнца соберёмся у главных во¬рот города. А за тем войдём в Режиналд. Виктор и Вив пой¬дут со мной. Мы проведём всю армию. Вы – Экзарх пойдёте ранее – в обед, и «приготовите всё» для нашего «прихода».
- Как всё будет готово, я направлю Вам знак к действию.– двух воронов.
-Решено.
- Мелочи обговорим по пути. А сейчас можно идти?
-Да. Все свободны…
Мы втроём шли по коридору в библиотеку, но шли молча.
Когда зашли в библиотеку, она оказалась пуста. И тут Вив нарушил тишину:
- А где Все?
- Может, гуляют…
- Ага! – днём?!
- Ну,… даже незнаю… Рэйн, а ты уверена в наших силах, и уверен, что мы вообще справимся?
- Уверена! Конечно уверена – подтвердила дважды я.
- А откуда такая уверенность?
- Вы – неглупы.… И армия не слаба…
- А в чём такая злоба на отца?...
- Неважно… Извини, Вив…
- Ладно. Я пойду в галерею – отдохну… - Тихо скрипнув мощной дверью, Вивиан ушел,… Мы с Виктором остались одни… Я хотела было пойти на второй этаж библиотеки, но Виктор нежно, стараясь не обидеть меня, остановил мне путь…
- Почему ты избегаешь меня?
- Я не избегаю…
- Ну, а в чём тогда дело?
- Всё нормально…
- Нормально?...
Он не дождался ответа и обнял меня.
Я почему – то почувствовала себя слабой, и положила голову ему на грудь.
- Не переживай.… Всё будет в порядке…
После этих слов он взял меня за подбородок, и, погладив по щеке, поцеловал. В этот момент тихо скрипнула дверь, и в комнату вошла Хлоя и Арлен, и сразу же обе были поражены увиденным.
- Вау!!! – Это что тут творится???
Я отстранилась от Виктора, и села в кресло, а он закурил трубку, стал ходить по библиотеке.
- Я спрашиваю: Что здесь твориться??? – Хлоя начала не из¬весть что злиться.
- Успокойся, Милая! – Арли начала успокаивать озлоблен¬ную девушку, но та только ещё сильнее начала злиться, и толкнула Арлен.
- Ну, этого я тебе не прощу!
- Что? – Хлоя уже забыла о нас, и начала ссориться с Арлен. – А кто ты какая, что бы прощать мне что-либо или нет???
- Я кто такая?!
- O, lacrimarum fons, memento – ill Nosferatum! Ill pars pro toto!
- Video pro circulus!
Тут вступила в ссору я:
Selentium!!! – humanys inter Nosferatum!!! Ill contra circu¬lus!!! Calsus ratio!!! Emissio!!!)
- Неплохо ты их!
- Спасибо. А что это с Хлоей?
- Незнаю. – Виктор задумался, и только развёл руками. Я тоже задумалась.
- Интересно, чем же мы с тобой её не угодили? А?
- Скорее всего, ты…
- Ты о чём?
- А о том, что эта девица соре всего к тебе неравно¬душна… - с горечью, которую я не хотела видеть, при¬знавать и показывать, сказала я.
- Хм… - Виктор на время задумался… - Я не знаю,… Мо¬жет, нашло на неё что то???
И на этом наш разговор как то не склеился, и я вышла из библиотеки. Вся эта ситуация с Хлоей заставила меня за¬думаться. Неужели она к нему действительно неравно¬душна? А вдруг у них что-либо было? хотя…хотя и если даже было у них что, то я уж точно не имею права на него, и на всё остальное…
Ведь не смотря не на что – он мне не муж, и даже не мой мужчина…
Что бы отвлечься от раздумий, отягощающих меня, я ре¬шила потренироваться в зале, и начистить клинки…
Зайдя в залу, я увидела Хлою, сидевшую на одном из пяти кресел. Она сидела в довольно гордой позе, но лицо у неё вы-ражало неудовольствие и злость. - Ну, что, пришла, разводница?
- А с чего это такие выбросы?
- С чего? Да с того, что ты – Рэйн, уводишь моего милого мальчика!
- Это ж кого?
- Виктора…
- ??? – я была действительно поражена. Значит, у них что-то было…
- Да не строй ты из себя невинную овечку – не получается!
- Я и не строю! – Я уже начала понимать всю эту ситуа¬цию, и начинала по – немного злиться. Я просто не могу по¬нять, с чего это он твой?
- С чего? – сейчас всё поймёшь, детка! – девушка встала с кресла, и подойдя к стене, выдернула меч, случайно зацепив-шись за клинок, и порезавшись, что получилось довольно смешно, и я не удержалась и усмехнулась…
- Да, «Хороший» из тебя «Воин» Хлоя!
На мою провокацию она не ответила и двумя прыжками, так же не совсем удачными, но я этого не ожидала, и не ак¬куратно увернувшись – упала, но во время поняв ситуацию, перекувыркнулась, и вскочив на ноги, вытащила рикошеты из – за спины, и стала в боевую гото¬вую позицию.
- Ну, что, всё ещё хочешь узнать, почему он мой??? Ну, так, вот слушай, и чувствуй, дорогуша! – после этих слов Хлоя замахнулась на меня мечём, и я снова увернулась. Так мы ди¬намились пару минут, и я тоже перешла в наступление. В один неприятный момент Хлоя ранила мне плечо, из кото¬рого брызнула кровь.
- Ну, надеюсь, даже знаю, что скоро ты будешь истекать полностью кровью, лежа на полу, а Виктор будет наслаж¬даться моим божественными ласками.
- И не мечтай даже!!! – теперь я выбила из рук девушки меч, и он с диким звоном покатился по полу. Девушка рванулась за ним, но споткнулась о мою подножку и завыла от дикой боли в колене, из которого текла кровь. Она, видимо, рас¬секла коленный сустав, ударившись о гранитный пол. Я не дала ей догнать меч, и она распласталась на полу, а остриё одного из моих клинков упёрлось ей в грудь, но даже не касаясь её. Хлоя была жутко удивлена тому, что я сильнее, и от этого дико завопила. В зал ворвались Виктор, Арлен, и двое слуг.
- Ну, что, Хлоя, доигралась? – Арлен стояла напротив неё, и смотря вниз на девушку, насмехалась над ней.
- Да пошла ты! – Хлоя заорала, и хотела было встать, что бы наброситься на Арлен, но забыла про мой клинок, и напо-ролась на него. Серебряный клинок вошёл ей прямо в сердце, безжалостно пронзая белоснежную кожу. Я испугалась, меня, будто окатило струёй холодной воды, и отстранилась от тела. Затем я хотела припасть к её телу, но Виктор меня удержал, а Арлен кивнула двум юношам. Все опустили го¬ловы и согнули ноги в одном колене.
- Она была прекрасным Вампиром, но слишком циничным. Она достойна была смерти… Вик – уведи Рэйн. А вы двое – унесите тело на солнце…
Виктор отвёл меня в мои апартаменты. Я села на балкон, а он стоял рядом и держал меня за руку.
- Что теперь будет…
- Ты о чём?
- Меня исключат из Стилета или казнят?
- Не говори глупостей, Милая! С тобой ничего не сделают. Ты была не при чём. Она же сама.
- Я не хотела…
- Я тебе верю,… Успокойся. – он пытался меня успокоить, но я не могла. Не могла простить себе это. Вик прижал меня к своей груди, и мне постепенно становилось легче. И снова я чувствовала спокойствие рядом с ним…
– Мне стыдно показывать на глаза остальным, особенно Данно.
- Успокойся! Тебе ещё спасибо скажут! Её всегда тут нелю¬били. Притом её привили вроде как из клана Вьесчи.
- А кто её птенцом сделал?
- Этого мне не известно.
- … Она любила тебя…
- Она не могла любить меня…
- Почему?
- Она была Вампиром. Ты же знаешь, что мы… - И тут он осёкся, поняв, что говорит.
Я вырвалась из его объятий, и ринулась к двери. Он пытался меня остановить, но не смог. Когда я убегала, то услышала только:
- Нет, Рэйн, ты не правильно поняла! Я не это имел ввиду, я не это хотел сказать…
Остальные его слова я уже не слышала, по скольку бежала вниз по лестнице – куда глаза глядят. «Это действительно был порыв страсти… Но не чувства…»
Я ошиблась…
Я спустилась в главную нижнюю залу. «Куда теперь?» Я не хотела никого видеть… мне было больно… «Куда?»
«В подвал!». Я прошла через тёмный коридор, и открыла громадную дверь. Спустилась по неуверенным, древним ступеням, и оказалась в скромном и холодном подвале. Прошла в его глубь, и села у стены. «Вот тут и будет спо¬койно!»
Сидя в холодном подвале, я думала о НЁМ… О том, как было хорошо с ним в те ночи и дни…
Думала о Хлое… мне было обидно, что так получилось… Я даже и не думала, что ТАК могу чувствовать и пережи¬вать…
Но мои раздумья прервали звуки зовущей меня Мелики.
- Миледи Рэйлин, Вы здесь?
- Как ты меня нашла? – я была поражена, что меня кто – то нашел в таком тихом и укромном местечке.
- Я нашла Вас по кристаллу. – Она виновато опустила го¬лову. Я встала с пола и немного подошла к ней. – Вас… Вас Данно Акайн ищет… Переживает.
- Ладно, я сейчас к нему поднимусь….
- Миледи, Мы Вас заискались… - я зашла в кабинет, в кото¬ром небыло никого, кроме Данно, мирно курящего
трубку. «Как в первый день!» - мгновенно подумала я… и добавила – «Видимо и в последний!»…
Я сразу поняла, что речь пойдёт о сегодняшнем происшест¬вии в зале. – Присаживайтесь!
- Я Вас слушаю, Данно.
- Ты, Рэйн, понимаешь, о чём пойдёт разговор? – его взор бу¬квально впился в меня. Я кое – как нашла в себе силы разго-варивать на ЭТУ тему. Раз сделала – надо отвечать.
- Ну, да. Несомненно – о Хлое…
- Ты это о чём? – Данно удивлённо посмотрел на меня.
«Может не знает ещё? Хотя нет, он знает всё, что тво¬рится в его замке».
- Ну о сегодняшнем происшествии в зале.
- Ой, ты о Хлое? Да нормально всё. У нас такое бывает… Она сама вызвала тебя, а за тем пала… Кто ж ей виноват?! Но разговор пойдёт не об этом… Разговор пойдёт о твоём отце… Ведь сегодня…. Сама знаешь, что будет сегодня…
- Знаю…
- Ну так вот. Хочу сказать тебе одну вещь… Хочу, что бы ты знала, а ты это обязательно узнаешь от добрых языков. В общем… Ты для меня – ну, мягко говоря, оружие уничто¬жения…
- Подробней! – если можно!, – я напряглась от такого от¬кровения.
- Я хочу забрать своего сына… И уничтожить Кагона…
- … Моими руками… - закончила его мысль я.
- Да, Рэйн. Но, если всё получиться удачно, то можешь по¬просить у меня… ммм… ну три вещи…
- Ясно… А если так получиться, что со мной что – нибудь случиться?...
- Не случиться… С тобой будут…. А кстати, вот и они.
В кабинет вошли Вивиан, Виктор и Экзарх. Я вздохнула.
- Да… мы наделаем делов…
- Хм… - Лорд Экзарх закашлялся. – Миледи… - Вы слишком низко нас цените…
- Так… Хватит пререкаться! Ну, мы тогда решили, что…?
- Экзарх идёт днём со своей «Свитой», и открывают нам дорогу в замок. А мы с армией по заходу солнца собираемся во
внутреннем дворе главных ворот. Позже идём в замок – по знаку двух воронов от Лорда Экзарха – через лес – так бу¬дет безопасней и незаметнее. Вопросы есть?
- Нет, Рэйн.
- Есть. А сколько примерно у нас «мишеней» и «преград» до проникновения к Князю?
- Ну… Если, не считая стражи по замку… ну, мало – около пятисот – менее, чем у нас!
- Сколько часов до заката?
- Ну около шести часов…
- Ну, успеем ещё собраться… Так… я пойду оружие чис¬тить.
- Мы тоже…
- Идите, все свободны!
Мы втроём вышли из кабинета.
Мы с Вивианом иногда перекидывались парой фраз. А Вик¬тор молчал.
- Слушай, Рэйл, а за что ты его так?
- Кого?
- Ну, - отца!
- Из – за матери… Она ушла из – за него… и так же хочет уничтожить меня…
- Тебе тяжело говорить – я понимаю… А за что?
- Он ненавидит людей…
- Почему?
-Он полюбил в своё время человека…
- Да чёрт побери! А ты-то тут при чём?
- А ты не знаешь?
- У меня мама человеком была…
Вивиан вытаращился на меня, и мы остановились у дверей зала.
- А отец Вампир?
- Прикинь – да!!!
- То есть… ты хочешь сказать….
- Да! – я только на половину Фэриатос!!! – Но что в этом ужасного, Вив?
- Да нет – всё нормально! Просто я не знал! И некогда с та¬кими не встречался…
- Ты меня, что, теперь ненавидишь???
- Почему? Ты мне нравишься… И даже очень…
- Так! – у меня на пальцах загорелся зелёный свет.
- Да, ладно – не нервничай! А… а где Вик?
Куда он делся? – Виктора с нами не было.
- Незнаю… Он же был!
- Значит отошёл! – но, скоро вернётся!
- Ну да!
- Ну, ладно – заходи! – Вив галантно открыл мне дверь, и пропустив меня вперёд, закрыл дверь, но не замкнул.
Я зашла в зал, и вспомнила Хлою… Опять стало больно…
- Ну, что? – Вив подошёл, и тоже устремил взор в центр зала… - Рэйн… Успокойся… - и тихо обнял меня за плечи. – Нам не стоит сейчас расстраиваться – не стоит терять силы – они нам ещё понадобятся! – Он отошёл от меня, и достал из сундука материю и камень для заточки серебра.
- Ага, спасибо. – Я надела перчатки и принялась начищать клинки. Вив пару минут посмотрел на меня, и тоже при¬нялся чистить меч.
- Как?
- Что «как»?
- Ну… - И махнул в сторону меча.
- А… ты про серебро?
- Ну да…
- Да у меня сдерживаемость к нему. И не только.
- Да… я заметил… ну крест...
- Да, и это тоже.
- А как?
Я немного подумала – говорить или не стоит?!
- Ну, я единственный Вампир с человеческой восприимчиво¬стью…
Вив думал минут пятнадцать, а потом махнул головой – в знак того, что понял… Но я не увидела в его глазах понятия.
- В общем. Я терплю всё, что может убить тебя, к при¬меру…
Вив округлив глаза, недоверчиво посмотрел на меня…
- Ну, к примеру. Смотри:
Я сняла перчатку, и дотронулась до клинка. Вив от страха отпрянул от меня, и испуганно вскрикнул. Но удивился, уви¬дев, что с рукой всё впорядке.
- Э… да… я… а… ну… эээ… как? – наконец он вымолвил.
- Хочешь убедиться? – на, дотронься, и убедишься, что это – серебро.
- Нет, нет! Спасибо – я верю тебе на слово.
- Да ладно – не волнуйся! – я ему подмигнула.
- Ага. Я не когда такого не видел… И не слышал…
В зале начинало темнеть. Через витражи перестало све¬тить.
- Кажется, скоро закат.
- Ну да… – сказала я, посмотрев на витраж. – Может от¬крыть и посмотреть?!
- НЕТ!!! – Вивиан закричал, чуть не выронив меч.
- Да ладно, Вив – успокойся! Пойдём уже – скоро в бой.
- Пойдём.
Мы поднялись в кабинет. Там сидели Экзарх и Данно.
Здравствуйте, Миледи! – Лорд встал, слегка поклонился.
- Здравствуйте, Экзарх. Вы готовы?
- Да.
- Ну, а почему Вы ещё здесь?
- Я уже ухожу.
- Куда?
- Ну естественно в Замов к Каину Беатору – «чистить» Вам дорогу.
-Ступайте! Ждём знака.
- Досвидания! - он поклонился, и вышел из кабинета.
- Миледи, а Вы готовы?
- Да. Но вот только…
- Только Виктора нет. - закончил мою мысль Вивиан.
- Что? Где он?
- Мы незнаем… Он исчез.
- Ну… найду я его! – Непоздаровиться ему, когда его найду!
- Милорд! Мы можем идти армию готовить?
- Да, ступайте!
- А… а Вы с нами?
- Да, но позже… Когда уже будем наступать. Только тогда!
Мы с Вивианом вышли из кабинета, и направились вниз – во внутренний двор. Там уже была небольшая часть армии. Солнце еже скрылось за замком и горой, но ещё не закати¬лось, и мы выигрывали время. Мы вышли на помост возле парапета.
Все стихли. Я дала «Свободный» жест, который показывал вольноделие. Но не кто не стоял без дела: некоторые соби¬рали оружие, некоторые проверяли доспехи; оборотни тоже приводили в действие «Комков» и чистили оружие. Вивиан спустился в толпу, и объявил стратегию нападения. На по¬мост ко мне вышел Данно.
- Ну, что, как дела обстоят?
- Да, пока - вот! – я указала вниз - на армию.
- Да вижу… А где Вив?
- Внизу.
- Правильно. А… а Вик где? Он что, так и не пришёл?
- Нет…
- Странно всё это… Ну где же он?
- Так - так…
- Что? Да не до развлечений сейчас, Рэйн!
- Это знак! – Помощь Одина сопутствует нам!...
- Они что, уже всё???
- Видимо. - я дала знак страже, и они протрубили два раза. Вивиан повёл всех через главные ворота – в лес, предвари-тельно сев на волкодаков. Мне тоже предоставили зверя. Я ещё раз оглянулась на замок, и мы вышли в главные ворота. С Данно мы ехали рядом. Мы действовали быстро, тихо и незамедлительно. Правда, через лес и тернии было
жутко трудно пробираться, но с помощью магических спо¬собностей, многие деревья нам повиновались.
После леса мы прошли равнину с двумя озёрами. Заканчива¬лась равнина горами. За ними был замок отца. Через час мы уже стояли подле замка. Первая партия сол¬дат – сто особей – прошла быстро, и дала знак, что всё «чисто». Неплохо поработал Экзарх. Я очень хорошо знала замок отца, хоть и официально там не бывала. Мы проби¬рались по
коридорам, залам и галереям замка бесшумно. Экзарх дейст¬вительно неплохо поработал со своей свитой – везде были только трупы…
- Они так… Что будем делать? – все ждали моего указания. Мы стояли перед залом, где был отец – Князь Вампиров – со своей свитой. Сегодня, по словам Лорда Экзарха, был званый обед в честь чего – то там…
- Так… Вивиан, Элион, Данно, Гестоп, Маролин и Вы – от¬правитесь со мной – я знаю чёрный и невидимый вход в зал. Вы – остаётесь здесь – перед входом. Вьесчи – на западные и восточные врата залы. Остальные, когда услышите пота¬совку – врывайтесь в зал. Врата охранять надёжно! А Вы – идём!
Мы прошли почти пол замка и вышли на чердак. С чердака шла лестница – и снова вниз. Она – то и вела в залу. Уже слышались голоса. Мы спустились в залу. Мы находились за занавесью недалеко от трона.
- Что теперь, Рэйн?
- Пока подождём…
Мы выждали время. Я дала сигнал, и Элион, Вивиан и Гестоп вонзили в спины охраны ( они сидели подле отца) кинжалы. Вроде некто ничего не заметил.
Маролин, благодаря своей способности быть оборотнем, превратился в огромного волка с ядом на всём теле… Каж¬дый, кто хоть легонько прикоснётся к нему, погибает.
- Ну, давай! Давай в центр зала. Отца – напоследок – на де¬серт. – Сказала напоследок я.
Огромный оборотень рванул в цент зала, снося всех на своём пути, и убивая попадавшихся, а их было много – почти все гости погибли от его яда. Сразу начался переполох, и все рванули к дверям главного входа. А оттуда часть нашей армии начали разбивать убегающих. Почуяв опасность, они уходили в другие врата – а там их тоже била наша армия. Многие из свиты и гостей отца пли, хоть и некоторые ушли. Отец долго, но равнодушно смотрел на всё это, а потом
тоже решил уходить. И вот тут вышли мы с Вивианом и Данно. Отец сразу набросился на меня, но Вив и Данно за¬городили меня, и начали с ним биться.
Я вспомнила про Фрэда, и кинулась к нему – я ведь обещала Данно спасти его. Мы взялись за руки, и начали выбегать из зала, но нас окружили солдаты отца. Оказалось, что у Фрэда тоже был меч – и мы начали биться. Солдаты отца падали одни за одним, хоть мы С Фрэдом уже устали, и были оба вымотанные, были в крови – чужой, и, к сожалению – своей. Мы с ним стояли спиной друг к другу. Когда я ,, уб¬рала,, с пути последнего солдата отца, сзади раздался хрип¬лый голос Фрэда:
- Рэйн… - и он упал на меня. Я успела его поймать, и отта¬щила к колонне. И только потом я увидела в его животе ру¬коять кинжала.
- Фрэд… нет!... с тобой всё будет впорядке!
- Я ждал… я надеялся… Что ты здесь делаешь?
- Твой отец… он попросил тебя найти…
- Отец… но его я больше никогда не увижу… А вот тебя, Милая, перед смертью вижу…
Я сидела, держа его, и почти плакала…
Но не могла…
- Я должна тебе помочь… - я наклонилась, и посмотрела ему в глаза… Затем я наклонилась к его шее…
- Прости меня, моя Милая Рэйн… Нет…
- Почему??? – я была поражена.
- Я не хочу жить… Я люблю тебя…
Он немного вздохнул, и резко открыв глаза дёрнулся:
- Сзади!!! – и закрыл глаза уже навсегда. – Я склонила над ним голову… И тут поняла смысл его последнего слова. «Сзади» - И резко повернулась…. Передо мной стояли с деся¬ток солдат отца. Я только успела вскрикнуть, как они за¬крыли мне рот, и, схватив, потащили куда – то. Я чувство¬вала, что меня тащили по лестнице в подвал – постепенно становилось прохладно. Я чувствовала, что меня привязы¬вают к какому – то полотну, но ничего не видела – мне сразу завязали глаза и накинули магическую сеть т.е. обессилили.
«Где же Вив и Данно? О, нет… нет… только не это!!!» - на¬чали прихоть мне в голову дурные мысли. Мне нужна была их помощь.
В помещении наступила тишина, и с меня сорвали маски. Мы действительно были в подвале.
Повсюду горели свечи и стояли лица из свиты и солдат отца. Предо мной стоял он… Я действительно лежала на столе, и меня сковывали цепи… Отец начал произносить что – то на древне – латинском, и я поняла, что это закли¬нание смерти. А снова умирать не хотелось… Но я была в ловушке.
Заклинание нарушили шум падающих тел, позади стоящих солдат отца. Я поняла, что меня не оставили в беде. Отец
отвлёкся от меня, и стоял, незная, что ему делать. Я стала расшатывать цепи – но не получалось. Рядом со столом ле¬жал кинжал и меч – видимо ритуальные. Отец немного от¬ходил от меня, по – скольку ему нужно было уже самому от¬биваться от наших солдат. Я, наконец, расшатала звено цепи на руки, и освободила её. Схватив клинок, я стала сби¬вать оставшиеся цепи. Но отец увидел это, и подбежал ко мне. Я успела выхватить рикошеты из – за своей спины, и мы начали биться.
- Что же я тебе такого сделала, отец, что ты хочешь меня убить?
- Ты – человеческий выродок!
- И кстати же твой!!!
- Нет! Эта шлюха – твоя мать была человеком, и нагуляла тебя. Она погибла в грязи – потому что она этого заслужи¬вала – точно так же и ты падёшь…
Слова в сторону матери… Оскорбительные слова… Я этого не могла перенести…
- Прости, отец… - я замахнулась, и вонзила один клинок ему в грудь… На его лице застыло недоуме¬ние… на моём тоже… Я опустила руки… Я поняла, что сде¬лала… Но на последнем дыхании отец замахнулся мечом в мою сторону… Он хотел забрать меня с собой…
На миг я испугалась. И тут его меч кто – то из – за моей спины отбил, и отец пал замертво… Я замерла… Я знала, что меня сейчас убьют… Но повернулась…
- Виктор!!! – я бросилась ему на шею. Он обнял меня, и поце¬ловал в лоб.
- Как я рад тебя видеть, Милая!
- Как ты здесь оказался?
- Я прошёл с Армией… Нам пора уходить – всё обсудим позже.
- Стой!
- Что ещё?
- Ты знаешь… Вивиан и Данно… они…
- Знаю… Вив – в коридоре ждёт, а Данно отправился в за¬мок к себе… А, нет, Вив – уже здесь!
Вив зашёл в подвал и отвращено посмотрел на тело отца. Затем увидел меня, и буквально подлетел ко мне в стиснул в объятьях:
- Вивиан… - я положила голову ему на грудь. – я думала… вы…
-Успокойся, Рэйн, прости, мы его упустили… Но всё впо¬рядке теперь. Слышишь?
- Да…
- Блин, она ранена! Давайте скорее уходить…
Мы встали и начали подниматься по лестнице из подвала.
- А что ты с телом и замком будешь делать?
- Я не знаю… - Я шла, опираясь на обоих мужчин.
- Ладно, позже это обсудим – а сейчас уходим.
Мы всё же поднялись и вышли в залу. Со стороны нашей ар¬мии тоже достаточно пало, но всё же…
К нам подбежали наши волки и мы, сев на них, отправились вон. К себе в замок мы добрались перед рассветом, когда солнце чуть ли не било нам в спины. В замок мы зашли, когда первый луч солнца скользнул по деревьям. Я сразу решила день – отдохнуть, а вечером идти к Данно, если он, конечно, здесь. Виктор проводил меня до моей комнаты.
Я сразу же легла на постель. Но он уходить не стал… Мне уже начинало легчать – раны почти все затянулись, и я уже обойдусь без врачей. Но тут я не выдержала:
- Вик… мне нужно отдохнуть – я за сегодня устала… Да и ты тоже не валялся на кресле…
- а мне нужно с тобой поговорить!
- Ну, давай позже, а?
- Нет! – сейчас!
- Ладно… Я слушаю тебя…
- Рэйн… прости меня пожалуйста…
- За ч…
- Не перебивай меня пожалуйста. Я… я виноват перед то¬бой… Я… ты действительно меня тогда неправильно по¬няла… А я ещё дурак – так сказал… Я имел в виду, что её… Мне надоели его оправдания, и я прильнула к его губам, и сразу же растаяла…
- Я верю тебе…
- Я действительно испытываю нечто большее… большее, чем страсть или желание…
Он обнял меня и прижал к груди, и тихонько провёл рукой по волосам. Затем он снова поцеловал меня, но я возразила:
- Э, нет – нет… Сегодня мы очень устали, и…
- Вот и подзарядимся энергией…
…. И он начал обнимать меня, целовать, ласкать… И мы снова отдались ласке и страсти…
* * *
… Вечером, когда село солнце, я поднялась в кабинет. И что…
Данно Акайн сидел, как ни в чём не бывало, в своём кресле, медленно куря трубку…
- О! Рэйлин! – Рад Вас видеть!
- Здравствуйте, Данно! Я тоже рада видеть Вас целым и невредимым…
- Спасибо. А Вы как?
- Ну… в целом нормально… - ну не буду же я ему говорить, что только вылезла из – под мужчины, который на протя¬жении нескольких часов меня… - Хотя и жутко ещё…
- Ну, да – понимаю.
- Знаете, Данно, меня тут мучает одни вопрос.
- Да, я слушаю.
- Куда Вы вчера делись?
- О… да… Миледи, приношу свои искренние извинения… я… я видел его… Фрэда… И не смог…
- Ясно… Но… я пыталась ему помочь… Мне тоже очень жаль… Я ведь его….
- Я знаю – Вы были друзьями… Нормально всё – я отойду…
На этом прискорбия закончились, и началась главная речь.
- Ну, Рэйлин, Вы сделали как хотел я… Ну, и разумеется Вы… Я привык сохранять и сдерживать своё слово. Я обещал вам две просьбы. Слушаю.
- Ну, вообще – то, помниться, три… - Как бы между прочем заметила я.
- Ох, да – простите. Три… Ну, так…
- Я должна обдумать. Я могу идти?
- Да, конечно, но я надеюсь, Вы – Миледи, не такая, как Ваш отец, много не попросите… - Тоже как бы между прочим на-мекнул он.
- Да – не беспокойтесь…
Я вышла из кабинета, и направилась в библиотеку.
- Рэйн, ты что такая расстроенная?
- Да, так…
- Здравствуй, Милая!
- Привет, Арли!
- Ну так что случилось?
- Данно после вчерашнего дал мне право на три желания!
- И ты незнаешь, что попросить?
- Да…
- Как мне всё это надоело!!!! Хватит говорить о Нём!!! – Вив начинал злиться, и на его пальцах замерцал зелёный свет…
- Надоело? – я задумалась… - А тебе, Виктор, тоже на¬доело?
- Безумно!
- А мне – нет… Он такой…
- Арли – хватит!!!!
- первый раз слышу. Что бы о нём говорили с таким трепе¬том и воодушевлением…
- Да она его любовница…
- Что???
- Да, Рэйн, ЧЕМУ завидовать…
- Так! Девушки, успокойтесь! Этого ещё не хватало!
- Да, нормально всё!
- Ну, так что ты решила?
- Ну, одна мысль есть… даже две… Ну, а третья…
- Ну, думай, думай!
- Всё! Я иду к нему!
- Уже решила???
- Да!
- Удачи!
- Спасибо!
Я вышла из библиотеки, и направилась в кабинет.
- Можно?
- Да, Рэйн, заходи!
- Я могу сказать просьбы!
- Да! Я весь во внимании.
- Ну, в общем так. Я хочу свободы…
- В смысле?
- Я хочу, что бы Вы отпустили меня из своих узлов.
Он вздохнул… Он видимо не ожидал такого поворота со¬бытий.
- Хорошо… С этой минуты ты свободна.
- Это ещё не всё. Я хочу… Я хочу, что бы Вы отпустили Ви¬виана и Виктора, и дали им артефакты, позволяющие жить так же как я – не боясь ничего. Вы поняли о чём я.
Теперь он тяжело вздохнул и помялся в кресле. Думал пару минут.
- Ты развалила мне Стилет! - Нории правда сама уехала. Хлою – завалила, Вива и Вика забираешь, и сама уходишь… - Скорее всего он говорил не мне, а себе…
- Ну, хорошо, Рэйлин – они тоже теперь сильны и сво¬бодны… Ты хоть не такая, как Кагон… был… Что ещё? - Я хочу получить доступ в 28 мир…
- Что? Как??? Зачем? Ты с ума сошла? – он уже не на шутку разгневался.
- Да, вот именно так!!!
- Ну, я бы дал тебе доступ, но есть одно ,,Но,,.
- Какое?
- Его, как такового нет…
- То есть как – Нет?
- Ну, люди естественно уже есть, но Земля – их мир, ещё бедна… Ну, хорошо… Когда она более или менее населиться – Вы будете отправлены туда. У Вас всё?
- Да. Данно. Спасибо. Я могу быть свободна?
- Да. И Вивиан с Виктором тоже!
- Спасибо.
- Когда Вы покинете замок?
- Скоро… очень скоро, Милорд!
Я вышла из кабинета, и пошла в библиотеку. Так были Вик и Вивиан.
- Ну, вот и отлично!
- Что «Отлично»?
- Вивиан и Виктор! Вы говорили, Вам всё надоело?
- Ну да!
- Теперь Мы свободны!!!
- Кто «Мы» и как?
- Мы трое! Я у Данно попросила нашу свободу, и теперь Вы нечувствительны, так же как и я. – Нет, ну, если Вы не хо¬тите…
Видно было, что они были рады, ведь оба счастливо набро¬сились на меня и зажали в объятиях.
- Ну, Мы не будем тут задерживаться! – давайте уходить!
- Так день же ещё!
- Сейчас всё сами увидите и узнаете! Идём.
- Что самое странное – а Я Ей верю!...








Глава 4
Свободный человек рано или поздно
Остаётся один…
( Рэйлин Беатор)

- Интересно, мне просто тепло, или я сгораю? – Вив, я и Виктор шли по дороге – только вышли из замка. Парни, бо¬ясь шли, и пытались прикрыться от солнца.
- Нет Вив, тебе просто тепло! – Можете не бояться – живы будем!
- Я не хочу быть живым! – Вик скорчил гримасу, напоми¬нающую идиота.
- А чего мы ещё не боимся?
- Меня!!!
Мы все весело и дружно засмеялись.
- Ну, а в действительности?
- Как видишь, солнце Вам не почём! Серебро и кресты кстати тоже. Омелу и сажу советую обходить стороной! Вода – ну, в принципе нормально. Ну, а святые места – кому как захочется!
- Ага, сейчас пойдём в Храм – Богам молиться!
Мы снова весело засмеялись.
- А куда нам теперь идти?
- Вив, если хочешь – можешь вернуться назад!
- Нет уж – спасибо! Не хочется как – то! Там был вечный ужас! Пусть они там синим пламенем горят!
Мы с Виком переглянулись.
- Неплохая идея! – мы сказали в один голос.
- Вы это о чём? Спалить это место?
- Ага!!!
- Неплохая идея!
Мы втроём повернулись в сторону скрывающегося из виду замка. Резко стали в треугольник – объединились в треумве¬рат - слились энергией, и направили руки в сторону замка. Через мгновение огненное зарево покрывало весь горизонт.
- Молодцы! Неплохо!
- Ну, а в действительности, куда идём?
- Да, надо найти пристанище.
- Где нибудь поблизости есть тихий замочек или лес?
- Нет. Вы ещё толком ничего не поняли? Вы, вернее, мы мо¬жем жить, как люди!
- Ты это о чём?
- Мы терпим всё, что убивает обыкновенного Вампира. Мы можем есть, кроме крови, ещё и обычную пищу! – это очень просто.
- Так, я уже полностью запутался!
- Я тоже. Мы что, теперь люди?
- Нет! Вы остались теме, кем были, но вы можете делать то, чего не могут другие Вампиры.
- Ааа! Теперь, кажется, ясно!
- Давайте посмотрим, где здесь ближайший город.
Я раскрыла портал и мы обнаружили небольшой городок – примерно в 200 милях южнее.
- Ну, что – туда?
- Давайте!
Мы быстро прошли через портал, и оказались на площади, где толпилось много народа.
- Мы… мы по всей видимости, в Ласконте!
- Город врагов… С чего ты решила?
- Этот город славится Цитаделям, полностью окружаю¬щем площадь. Парни осмотрелись.
- Замечательно. Куда теперь?
- Нужно прогуляться, и найти гостиницу или отель. Но, сначала, перекусить…
- Фуу… Человеческая еда?!
- Ну, не совсем! Скоро всё сами поймёте! Мы прогулялись по площади, и вышли на одну из улиц города. Прогулявшись по аллее, мы вышли к небольшому зданию. По надписи было ясно – что это бар, а верхние три этажа – гостиничные но¬мера.
- Ты предлагаешь…
- Идёмте! И хватит уже бояться!
Мы зашли в полутёмное помещение бара. Бармен за барной стойкой протирал стаканы. Мы сели за столик, и взяли меню.
- Ну, и что нам с этим делать?
- Выбирайте пищу.
- Лучше выпьем чего – нибудь.
- Кровь тут подают?
- Нет, Вив. Давайте вина закажем!
К нам подошёл юноша, мы сразу же напряглись. Он являлся Нахтоттером. Я заказала бутылку вина. Через пару минут я подала бутылку Виктору, и он её открыл. Затем налил в бокалы.
- Ммм… На кровь похоже!
Вив немного покрутил бокал с красным Шардонэ, и немного пригубил.
- А, знаешь, вполне не дурной вкус!
- Да, действительно, зря мы тебе не поверили сразу.
Пол вечера мы сидели и попивали вино. Даже немного захме¬лели.
- Нам надо бы найти жилище, хоть временное – на ночь. Где его интересно выискать?
-Я сейчас!
Я встала, и подошла к девушке, сидящей за баром, которая что – то перечитывала. С удивлением почувствовала, что она тоже Фэриатос.
- Вечер добрый!
- Вам так же. – она подняла глаза, и, видимо, тоже почувст¬вовала сородича.
- Что – либо желаете, Миледи?
- Да. Я хотела бы снять комнату на троих. – и указала в сторону нашего столика.
- Что Вы тут делаете? Нам вообще здесь не место! – на¬чало тихо, но быстро, и осматриваясь по сторонам, гово¬рить девушка.
- Я понимаю… Но так вышло… Мы временно. А вот Вы что тут делаете?
- Да попала – изгнали из семьи…
- Это плохо… Может… Меня, кстати, Рэйлин зовут.
- Очень приятно. – Флора.
- Флора, расскажи, как ты попала сюда?!
- Сейчас я немного не могу разговаривать – могут услы¬шать. Давай позже?
- Хорошо. А комнату предоставишь?
- Да. Вот ключи – на третьем этаже – комната слева.
- Спасибо, Флора.
- Я зайду позже.
Я подошла к нашему столику, и потрясла ключами. Юноши поняли и поднялись.
- Ну, идёмте!
Мы поднялись на третий этаж и зашли в комнату. Это была даже квартира: две комнаты и кухонька.
- Ну, ничего – пожить можно!
- Конечно! – я же Вам не подкину какую – нибудь…
Я не договорила, как в комнату постучали. Мы на миг на¬пряглись. Я подошла к двери, и открыла. На пороге стояла Флора.
- Ааа, Флора – ты, заходи.
- Спасибо. Я уже освободилась.
- Знакомьтесь: Это – Флора. А это Вивиан и Виктор.
- Очень приятно, Миледи Флора. – Вив прямо – таки «за¬жёгся», увидев молодую Кадаверциан.
Вик кое – как, больше даже ради приличия, отреагировал на появление девушку.
- Мне тоже очень приятно.
Но у обоих юношей на лицах застыло недоумение.
- А, ну, в общем. Я Вам не успела сказать… Извини, Флора – мы сейчас. Мы вышли из комнаты.
- Это ещё кто?
- В общем она тут такой же редкий гость, как и мы.
- То есть здесь мало Вампиров?
- Да. Её изгнали из семейства. Я думаю,… Может она будет с нами? Присоединиться к нам?
- Ты думаешь, что ей можно доверять?
- Думаю, что можно.
- Я тоже. – Вив подкрепил мои слова своим голосом.
- Ну, хорошо. Пойдёмте, послушаем, что она скажет!
Мы зашли в комнату, а Флора всё сидела, и терпеливо ждала нас.
- Ну, Флора, рассказывай, как ты сюда попала.
- Ну, в общем… Я из Мрасколда… Мы жили в замке. Нашим городом «управлял» мой дядя.
- Мэйстил фон Кэл? – да, жестокий мужчина…
- Да… Он был очень алчным правителем, и, убив моих роди¬телей, сел на господствующее кресло. Он не знал, что я его племянница. Так я стала служанкой. Тогда так получилось, что он имел всех женщин замка, но я, из – за моральных ус¬тоев, ему отказала. Из – за этого он разозлился… А я … я спалила одну из древнейших библиотек… Из – за этого меня изгнали… Теперь за мной идёт охота – меня хотят убить…
- Ну, нас всех хотят убить…
- Ты управляешь огнём?
- Да… - девушка виновато опустила голову.
- Ясно. Знаешь что, Флора, может ты согласишься ос¬таться с нами?
- Ой, я даже не знаю…
- Так! Да или нет?
- Да… - она ещё ниже опустила голову…
- Ну, и отлично…
Весь оставшийся вечер мы разговаривали о том, как мы за¬хватили и убили Князя Вампиров, как сожгли Данно Акайна в замке, и о многом другом…
… Время шло… Теперь нас было четверо…
Мы жили вчетвером, кстати, Вивиан затронул Флору, а она его. А мы с Виктором так же были вместе. Все мы часто бродили по городам, узнавали окрестности миров, и сталки¬вались с новыми лицами. Часто попадались в перепалки ме¬жду кланами, но до сих пор держались вместе – «живыми» и неприкасаемыми…
…Однажды мы прогуливались по ночному городу, как вдруг всё начало искажаться и расплываться. Мы начали перегля-дываться, и вдруг впереди нас открылся портал, и меня утянуло туда…
Когда я обернулась, в закрывающемся портале увидела испу¬ганное лицо Виктора и его обрывистую фразу:
-… Я найду тебя, Любимая, когда нибудь най…
Я рада была, что в последний момент, как провалиться в 28 мир, видела его…





















Часть 2


Глава 1
Знать своих друзей – это
Чрезвычайно опасная вещь.
[Оскар Уайльд.]

Я проснулась…
Я смотрела в потолок. Я не могла понять где я, и что я. Какие – то люди меня держат… А я… Ужас! Я младенец… А эти все люди передают меня из рук в руки, радовались мне…
Я родилась…
Родилась в теле человеческого ребёнка…
Таким образом я попала в 28 мир… Теперь я в мире людей, науки и техники…
Данно Акайн действительно открыл доступ сюда, но от¬крыл его только мне… Интересно, а где сейчас Флора, Вик¬тор и Вивиан?...
Ну, ничего, может они тоже где – то здесь?
… Время шло...
Я стала немного привыкать к новому миру, людям, и своему новому образу… В сожалению пришлось скрыть свои Нек-романтические способности… Я очень неплохо влилась в че¬ловеческий коллектив, и никто даже не подозревал, что ря¬дом с ними – Вампир…
Я не буду Вам, мой любезный Читатель, рассказывать, как я начинала жить новой жизнью, потому что это не инте¬ресно – я Вас уверяю. А начну я своё повествование с того момента, как я переехала в один очень уютный городок. Что в этом привлекательного? А я Вам расскажу, что именно. В этом городе у меня было огромное множество приключений. Так же я нашла своих сородичей, к сожалению и враги тоже отыскались…
В моём круге общения я чувствовала, что есть нелюди. Но кто именно, я незнала. Я стала лучше присматриваться. И, вот, я нашла сородича.
Высокий, стройный, всегда в чёрном длинном плаще, и та¬кого же цвета одежде; со странным нечеловеческим перст¬нем, который носили в века зарождения мира знатные и Князья; с устремлённым и прожигающим взглядом, юноша оказался Вампиром. Я этого не знала, но я его чувство¬вала…
Думаю, что Лестат, а его звали именно так – это я узнала позже, тоже чувствовал меня, да и мы были во многом по¬хожи…
….Однажды вечером Мы с ним прогуливались по Некрополю, и я рассказывала истории из жизни… Потом тоже решила его расспросить о жизни:
- А как Ты сюда попал, Лестат?
- Знаешь, Рэйн, раньше я был… я был оборотнем…
Я с ужасом на него посмотрела.
- Но, однажды вечером девушка – Вампир создала меня – дала Вечную жизнь, молодость и красоту…
- А кроме меня, Ты знаешь кого – нибудь?
- Да. У меня есть сестра – Грэли – по совместительству мой злейший враг – она… она Вьесчи… Есть подруга – Гала¬тэя – из Клана Иллюзий…
- Ясно… Значит, мы в мире людей с тобой не одни…
- И, поверь, далеко не одни…
На этот момент Лестат уже знал, как я попала в этот мир:
- А ты думаешь… что эти трое… Вивиан, Виктор и Флора… Ну, ты считаешь, что они тоже здесь?
- Незнаю… Мне бы хотелось, что бы это было так… А там… Как знать, может Данно и соврал…
- … Что вполне в его духе…
- Ну да… это он может… - я осеклась, вспомнив. – Мог…
- Простите, Миледи, но такие твари не умирают…
- А Вам с чего знать? – я с фырком задала риторический во¬прос.
- А с того… Что Мы… - он вздохнул, видимо, выдавливая слова, которые давались ему с трудом… - Мы знакомы…
- Как?
- Я был в приятельских отношениях с Вашим отцом…
- Правда? – я заглянула в его голубые глаза, которые уже отливали зеленью.
- Да… И так же я знал Сканию…
В моменты, когда я слышу имя Матери (а это бывает, к сожалению, безумно редко, при условии моего данного места нахождения), у меня замирает сердце, и накатываются слёзы на глаза…
- Эх… Слушай, Лестат, Ты обо мне так много знаешь, а я о тебе ничего незнаю. Можешь о себе рассказать?
- Что ж, если хочешь, могу удовлетворить твоё любопыт¬ство – я расскажу с Кем ты имеешь дело. Но, должен сразу предупредить – Я не Скальд, и красивого, увлекательного рассказа ты не услышишь. Даже наоборот… Ну, ты этого сама захотела! Может, передумаешь? – он с лёгкой надеж¬дой посмотрел на меня, но я не оправдала его надежды.
- Я не передумаю! – Я заглянула в его глаза, и села на камень, а он закурил и тоже сел, оперевшись о дерево.
- Я, как и Ты – Тёмная Кровь, в Моих венах течёт, ну, или, по крайней мере, текла, Кровь Великих – опять же повто¬рюсь – как и у Тебя.
Я Рождённый Оборотень, по¬томок и предок Великих Волков и Волчьих Лордов. Мой Род берёт своё великое начало от Первородного. Моим отцом был Сиргрид – сын Бьорна. Моё же собственное имя, думаю, должно быть тебе знакомо – Рагнар…
Я прекрасно знала это имя, и сразу же вспомнила молодого юношу, который был часто рядом с моим отцом.
- По глазам вижу, что это имя Тебе знакомо, Дочь Кагона, да, Я Рагнар Свирепый – Великий Волк, или Вожак всех Вол¬ков… Ну, и всех их подобных – правда мелких…
В Ночь, когда родились Я, Мои братья и Сёстры, было Лун¬ное затмение. Из помёта выжили только двое щенков – Я и Моя сестра Хель. Лучше бы она тоже сдохла.
Повзрослев, и став Волчьи Лордом, я вкусил все «прелести» жизни наследника престола – ненависть других Волчьих Лордов и собственной сестры, но были и положительные моменты в Моей тогдашней жизни. Отец Мной мало инте-ресовался, всё Наше общение сводилось к тому, что когда ему от Меня что – то было нужно, то ко Мне приходил Его секретарь, - странного вида человек, с хилым горбатым телом и непомерно большой головой, сообщал, что «Ваше Сиятельство, Великий желает Вас видеть. Вам необходимо незамедлительно прибыть к Нему. Мне поручено Вас сопро-водить…» и всё в таком скучном и банальном духе. Когда я в сопровождении этого мерзкого человека приходил к каби¬нету Великого Волка, Мне говорили, что обо мне доложат, и просили подождать, а учитывая, что отец присылал за мной в самые неподходящие моменты моей холостяцкой жизни… ну, ты, меня понимаешь… Меня это очень сильно бесило, а тут ещё
свинское обращение с сыном Великого Волка… Дождавшись, когда Мне будет позволено войти, я как правило получал приказания в форме просьб, и мог быть свободен. На уровне официальных контактов Великого Волка и Волчьего Лорда наше с Ним общение и заканчивалось. Но я на Него зла не держу. Просто надо было знать этого мужчину в расцвете сил, когда ты ещё как и прежде, силён и вынослив, но в тоже время ужё имеешь неплохой багаж опыта, когда мудрость идёт не в ущерб физической мощи, и наоборот. Уже позже, почти перед самым его уходом, когда я уже одной ногой стоял на Волчьем троне, отец рассказал, что был вынужден так обращаться со мной по ряду причин.
- Не надо перечислять – я поняла.
- Со временем и я понял, понял, что он был абсолютно прав. Но, извини, я отвлёкся. Первым, и пожалуй главным плюсом моей тогдашней жизни было то, что я мог делать практически всё, что мне придёт в голову: быть, где хочу, делать, что захочу, спать с кем угодно… В общем моя ча¬стная жизнь никого не волновала.
Вторым была охота и прогулки по лесу, ведь я мог во вто¬ром (но не по значимости) своём облике, - Волчьем. Свобода и Природа пьянили лучше, чем самый крепкий мёёд.
Так же у меня была ещё одна радость в жизни – быть Вои¬ном. Но тогда я ещё не мог полностью осознать всю сла¬дость Войны – тогда был мир… Но даже в условиях мира каждый, кто способен держать оружие и сражаться с ним, должен быть готов в любой момент подняться, и отпра¬виться туда, куда прикажет Великий Волк или другой ко¬мандир. Мой Хирд всегда был готов!
Была у меня и ещё одна страсть, как в прочем, и у любого нормального мужчины, - это Женщины. Но, в моём случае, это были не просто Женщины, это были или оборотни – де¬вушки
( но это было достаточно редко), или… Вампирши. Неудивляйся, у Вампиров и Лугару могут быть не только пища и ночь, но и … удовольствие. Вампирши, они… более
чувственны что ли, да и в постели они творят чудеса. Впрочем, кому я рассказываю, ты же сама такая же… Но я хотел сказать не о прелестях Женщин – Вампиров, а о том, какие перемены произошли в моей жизни вследствие этого моего маленького увлечения.
Однажды ночью я был на каком – то не то балу, не то на чём – то тому подобном, и там же я приметил одну Носфе¬рату,
Это было ещё до Войны, и я решил за Ней приударить, но тут я приметил, что был в своём желании поразвлечься с девушкой, не одинок. К Ней двигался сквозь толпу высокий «утончённый тип», и по запаху я определил – нежить.
Наши с Ним взгляды встретились, как два клинка. Демонст¬рации силы противника не испугали не меня, не Его. По¬этому, по согласному уговору, Мы решили разобраться так сказать на месте. Мы вышли в сад, и сцепились так, что клочья летели в буквальном смысле. До той ночи я ещё ни разу ТАК не дрался. В том саду после нашей потасовки, не осталось не то, что цветов, даже деревьев и оранжерей – гордости хозяев. Мы даже забыли причину драки. Бой был ради удовольствия, меня переполняла, буквально, щенячья радость от происходящего, да и в глазах Вампира читался азарт и восторг от боя. Думаю, со стороны это было по¬трясающее зрелище: Вампир и Оборотень, рвущие друг друга на куски.
Через некоторое время стало очевидно, что ни у одного из Нас нет преимущества, и драться до полного изнеможения Мы можем хоть неделю – победителя не будет…
Мы прекратили бой, и ещё какое – то время смотрели друг на друга, в ожидании нападения. Тогда, уже не помню, кто именно, один из Нас сказал примерно следующее:
- Мы равны по силе и выносливости. Возьмёмся за оружие, или признаем ничью?
- Это будет моя первая ничья. Но если хочешь, можем сра¬зиться с оружием. Ты какое предпочитаешь?
Но он меня проигнорировал.
- Ничья?
- Согласен…. Рагнар Хравн, - я протянул ему полу - руку – полу - лапу.
- Волчий Лорд? Польщён… Кагон Беатор – пожал Он Мне запястье.
Я была поражена, тем каким образом он познакомился с Моим отцом, и то, что он вообще знал его.
- Князь Вампиров? Рад знакомству, и благодарен за бой. Ты достойный противник.
- Рад слышать такое от не менее достойного противника. Вы здесь по делу, или с целью поразвлечься?
- Развлечься. И давай на «Ты»?
- Согласен. Кстати, мне кажется, что Мы выбрали одну и ту же девушку на ночь, что будем делать с этим недоразу¬мением? Может, разыграем её в карты, или предоставим выбор ей?
- Предлагаю обсудить это за бокалом хорошего вина, если, конечно, та не против?
- О, с удовольствием. Кстати, неплохо бы возместить хо¬зяевам причинённый им ущерб.
- Расходы пополам.
Затем Мы вернулись в дом, и за бутылочкой приличного вина, решили предмет нашего спора не делить, а воспользо¬ваться им вдвоём…
- И не надо делать такие глаза: Можно подумать, ты не¬знала, что в большинстве своём мужчины - похотливые сволочи, и ради обладания Женщиной могут совершать са¬мые невообразимые ситуации… Может, быть ты скажешь, что незнала этого, и те мужские трупы, которые тебе при¬сваивают – наглый вымысел, а ты – ангел в белых одеждах?
- Нет конечно – я не ангел – далеко не ангел…
- Ну так вот. Ту ночь девушка провела с нами обоими. С тех пор Мы выходили на «охоту за свежими впечатле¬ниями», как это назвал твой отец, в паре. Первое время было как –то непривычно, ведь Мы оба по сути одиночки, но спустя какое – то время, эта стало даже забавно – и по¬добные вылазки стали почти регулярными. Вот только тех девушек, которые оставались наедине с Кагоном, и которые были простыми смертными, я больше не видел…
Спустя какое – то время о «дружбе» Волчьего Лорда и Князя Вампиров стало известно всем, кому следует, и кому не сле-дует. Незнаю, как с сородичами разбирался Князь, но у меня был разговор с отцом, и демонстрация клыков на Совете Лордов.
Неожиданно размеренное течение жизни было нарушено… При странных обстоятельствах погиб мой младший брат – всеобщий любимец, и, в принципе, мирное существо – он лю¬бил заниматься наукой, природой, возился с животными, знал Руны… Ему прочили будущее Жреца или Ворлона, ибо у него были способности. И…наверное, в его смерти есть и моя вина… Хотя, какое там «наверное», я уверен, что была в этом и моя вина. Он имел только один недостаток – старшего брата… Понимаешь, как выяснилось потом, он хотел быть на меня похожим, я оказывается, был для него образцом для подражания, наравне с отцом.
И вот, наш милый тихий Отар убит… да притом как… В спину – способ слабаков!!!
Отец тогда сразу постарел лет на… много – у него появи¬лись морщины, седина, взгляд потускнел, в нём уже не было того огня и металла, что прежде… про мать и говорить не¬чего – она не выдержала такого удара ( ведь Отар был по¬истине её сыном – на него она могла излить всю свою любовь и нежность), и вскоре она себя заколола… Тогда отец полно¬стью осунулся и начинал погибать на глазах…
Самое противное то, что в это время поползли слухи, будто бы отец решил оставить после себя Отара, а я из мести убил его… Жаль, мне этого никто не осмелился в лицо сказать – я бы его порвал на удобрения!!! Уроды!! Я любил его не меньше других…
Я встала и подошла к Лестату. Опустившись на колени – рядом с ним, я взяла его руку – ведь я понимала, что ему очень тяжело.
Расследование дало результаты – Отар был убит принцем Маркусом!…он хотел походить на меня, и тоже нарвался на принца – Вампира, но только Отар победил, а Маркус – ни¬чтожный ублюдок, напал на него сзади, и убил… Об этом было объявлено на специально собранном Совете Лордов. Было решено потребовать у Князя Эллигора – отца Мар¬куса, голову убийцы, а в случае отказа – Война. Как и следо¬вало ожидать, наше законное требование было отвергнуто!
Началась Война…
Отец сначала пытался мне запретить участие в боях, «ибо я - единственный наследник и продолжатель Рода, а так как я до сих пор не сочетался союзом ни с одной волчицей, и детей мужского пола не имею», то моя жизнь представляет особую важность. А что бы я даже не надумал ослушаться, меня отец посадил под арест… Но война шла на мой взгляд несколько вяло. Отец пытался меня уговорить меня на брачный союз с любой девушкой из других кланов. Но, понимаешь, я не мог, даже, если бы и хотел, жениться, пока не отомщу за брата. И вот, отец наконец сдался моим просьбам, и отпустил меня к моему Хирду.
Как только я прибыл к свои бойцам, в первую же ночь мы взяли кровавую плату за Отара – где – то примерно три сотни кровососов… Извини…
- За что?
- Ну… ты же…
-Вроде, ты тоже…
- Хмм… ну, да… Ты права!
- Женщины всегда бывают правы!
- Ну не скажи!
- Ты уверен? – я сказала эти слова тихим интимным голосом и придвинулась ближе к нему, и заглянула в глаза… Затем легко поцеловала его в губы… Но поцелуй был мимолётный, и я отстранилась, но он сильнее прижал меня к себе… После поцелуя, он сказал:
- Да, Рэйн, ты права… Вы правы…
Я только усмехнулась:
- Продолжай…
И он продолжил.
- После этого я принял Командирование над нашим объеди¬нённым Хирдом, и вот тогда началась самая настоящая Война! Мы останавливались лишь для того, что бы поесть и отдохнуть, и то – не всегда… А так всё время наступали или дрались – полыхали деревни, города, воду в реках заме¬няла кровь…
- Расскажи подробней!
- Хорошо.
Мы подошли к какой – то крепости, и собирались после краткого привала брать её штурмом, как лазутчики до¬несли, что в ней может скрываться Маркус…
Сразу же был начат штурм. Мы бились уже на площади, ко¬гда стало известно, что Маркус сбежал за час до штурма! Мною овладела холодная, можно сказать леденящая ярость, на глаза опустилась кровавая пелена, а само время будто бы замедлилось – войны стали двигаться неестественно мед¬ленно, я же, крушил всех, кто попадался мне на пути. Я почти перестал слышать звон оружия, меня окружали звуки разрубаемой плоти да брызгов крови на мой панцирь… Ко¬гда же обнаружилось, что я стою почти один среди трупов, а войска - основная его часть – метрах в трёхстах от меня добивает оставшихся Вампиров, я не испытал счастья по¬беды – мою душу наполнило чувство почти обиды от того, что больше не осталось кого убивать, тогда как мне же хо¬телось только этого: убивать и убивать без конца… в тот момент убийство было смыслом моей жизни, я даже бро¬сился на своих, но вовремя одумался и взял себя в руки.
Подойдя к колодцу, что бы выпить воды и умыться, я уви¬дел в отражении чёрного разъярённого зверя в кроваво – красном нагруднике, с безумными глазами и мордой переко¬шенными яростью.Внезапно я вспомнил случай: когда я ещё был щенком, как – то ночью проснулся, и взяв свечу, пошёл побродить по замку, и вот, в одной из зал, когда я проходил, блик от свечи лёг на лица воина, бьющегося с врагом на одной из многочисленных картин. Так вот, лицо этого воина было почти таким же, как и у меня тогда… Тогда эта морда меня ужасно перепу¬гала. Теперь же, глядя на такую же «мордашку», я засмеялся, не знаю чему именно я так неистово смеялся, может быть пришло осознание победы и величия нашего оружия, или по¬тому, что эта морда ну ни как не может принадлежать мне… или что то другое – я незнаю… но воины тоже засмея-лись вслед за мной, и подхватив меня на руки, внесли в глав¬ную залу, и начался пир. Он, кстати, длился дня три – не меньше…
Оставался только один укрепленный пункт – Резиденция Князя Эллигора, под напором Лордов ему было послано пред-ложение выдать Маркуса, дабы не продолжать кровопро¬лития. Но Князь снова отверг ультиматум. Мы
подошли к Столице, и разбили лагеря. Мне нужно было пере¬говорить с Лордами, и договориться о диспозиции и взаимо-действии во время штурма. Как раз в этот период в наш ла¬герь приехал твой отец. – Пожалуй единственный Каинит, на которого я бы не поднял сразу меч. Он приехал, что бы как он сказал «поговорить, и отговорить меня от необду¬манного действия, если это возможно». У нас с ним состо¬ялся примерно следующий разговор:
- Поговорим, как друзья, или как двое правителя и война?
- Попробуем, как друзья. Что ты мне хочешь сказать?
- Рагнар, есть шанс, что штурма не будет?
- Если Маркус выйдет и сдастся в наши руки для произведе¬ния суда над ним…
- И ты его не убьёшь сразу?
- Сначала его будут судить, а потом… Я был бы рад лично порвать ему глотку.
- Скажи, зачем тебе голова Принца Крови?
- Он убил моего брата, и должен заплатить за это. Отар должен быть отомщён, иначе ему не будет покоя в Мире Одина, а наш Род будет навечно накрыт позором.
- Разве для упокоения твоего брата, и для того, что бы смыть позор, не достаточно той крови, что ты уже про¬лил?
- Эта кровь была пролита из – за Князя Эллигора и Принца Маркуса – она на их совести!
-Понятно. То есть пока Маркус будет жив, ты не успоко¬ишься?
- Нет, Кагон, не успокоюсь…
- А то, что гибнет Клан, тебя не волнует?
- Волнует, но не так, как Закон наших Предков и его неис¬полнение.
- Что же это за закон?
- Закон гласит так: за бесчестное убийство следует взять с убийцы и его Семьи плату Крови.
- Если не хочешь штурма – поговори с Князем. Если Маркус будет выдан или сдастся сам, я и мои войны уйдут, больше никого не тронув.
- Дай мне неделю.
- Три дня, потом мы штурмуем. Или поговори с Моим от¬цом Он может отложить штурм.
- Ещё увидимся.
- Удачи тебе, Князь.
Кагон ушёл. Я отправился в лагерь. За три дня я договорился с Лордами, и войска были готовы к бою. Твой отец появился ровно через три дня после нашего разговора, почти перед штурмом. Князь предпочёл пожертвовать Кланом и собой…
Битва была жаркой и жестокой. Вампиры стояли насмерть. Но нас было больше, и мы бились за правое дело.
Погиб весь Клан. Князь Эллигор бился достойно. Маркус был найден в своих покоях обугленным скелетом – видимо отец сам его прикончил. Все погибшие Вампиры были похоронены с честью и почётом. А мы отправились домой. Захваченные земли впоследствии выкупил Клан Беатор.
Вернувшись домой, я обнаружил отца как всегда у себя в ка¬бинете, он впервые за всю мою жизнь встретил меня как сына….
Прошло ещё несколько лет и твой отец объединил Вас под своей рукой: кого силой, кого по доброй воле. На последнем Совете Вольных Вампирских Князей, он был избран Великим Князем. Мы с ним по – прежнему дружили, и вместе совра-щали девиц, хотя ещё кто кого совращал. Между Союзом Оборотней и молодой Империей Вампиров были заключены договора о дружбе, поэтому я мог свободно бывать на «Приёмах», которые устраивал Кагон, а он наведывался на наши пиры…
И вот, на одном из приёмов, среди множества других Жен¬щин я увидел… её!... Её звали Кара, Кара Алисия де Кьерри, она была Вампиром, с гибким изящным станом, белоснежной кожей и восхитительными льняными волосами, а глаза… глаза - два бездонных изумруда…
- И естественно тебе понадобилось её совратить и пополь¬зоваться ночью…
- Нет, Рэйн, нет… Это было что – то больше, чем просто влечение. Меня захлестнуло с головой, я не мог не пить, не тренироваться – всё время думал о Ней. Она мне подарила полгода счастья и неземного наслаждения, причём ни разу даже не пытаясь укусить, за исключением любовных утех. Её тело было сосудом, из которого я пил наслаждение…
Но о нашей связи, уж незнаю от кого даже, стало известно отцу, и по этому поводу я с ним имел очень бурный разговор:
- Рагнар, как это понимать?
- Что именно?
- Не прикидывайся! Я говорю о твоей интрижке с этой Вампиршей, как там её…
- Кара. Это не интрижка, и я попрошу о ней так не выска¬зываться! – Это было впервые, когда я повысил на отца го¬лос...
- Не смей препираться с отцом, щенок! Не забывайтесь, с кем разговариваете, Лорд Рагнар! – надо сказать, что когда он сбивался с «Ты» на «Вы», то это свидетельствовало о том, что он в бешенстве…
- Я…
- Молчать! Это приказ!
Слушай его внимательно, Сын мой! Ты в течение месяца подберёшь себе невесту из любого Нашего Клана, подчёрки¬ваю: Нашего! – и заключишь с ней брачный союз. Всё по¬нятно?
- Отец, я…
- Я спрашиваю: всё понятно?
- Так точно! – я разрывался от злости…
- А эту свою подружку… хотя хочешь, оставь её в качестве шлюхи… Можете быть свободны, Лорд.
- Благодарю!
Я вышел от отца в неописуемом бешенстве – мне хотелось крушить и рвать на куски всё, что попадается мне на пути!
Как он мог так высказываться о моей… о моей любимой Каре… Я готов был убить собственного отца за неё, но…
В тот же вечер у нас с Карой состоялся разговор. На её во¬прос что меня так разгневало, я ответил, что разговаривал с отцом, и рассказал ей наш разговор. Она помолчала, а по¬том произнесла:
- Милый мой Волчонок, не волнуйся. Я всегда понимала, что нам не быть вместе по законам нашего мира – мы из разных Кланов. Но если ты хочешь, мы можем встречаться. Мне не важно, что ты будешь женат, ведь ты только меня любишь. Правда?
- Конечно же да!...
И Мы провели с ней ночь… Как оказалось – последнюю нашу ночь… Потом она исчезла, и я не смог отыскать её следов. Слухи о ней были самые противоречивые: от её смерти до её замужества за старым могущественным Носферату.
Мне же во исполнения воли Великого Волка пришлось же¬ниться. Девушка была из влиятельного Рода, хороша собой, и абсолютно не пыталась лезть мне в душу. Вскоре она Ро¬дила мне шестерых щенят: мальчика и пятерых девочек (три из них впоследствии погибли, не справившись со своим естеством). Но в тот момент меня не было счастли¬вее во всех мирах! Я брал на руки, катал их на спине, а как они больно кусались своими острыми зубками! Только с ними я на время забывал Кару…
Отец тоже был доволен. Он словно помолодел, как только родились его внуки.
Однажды вечером, после того, как щенки отправились спать, мы с ним сидели у меня в кабинете и болтали об этих сорванцах. Неожиданно он сказал:
- Сын, ты уже сам стал отцом. А я уже чувствую дыханье Чёрной Хельги.
- Отец, ну что ты?! Ты ещё дашь фору многим молодым.
- Спасибо за такие слова. Но это так как я сказал. Поэтому я думаю, что тебе пора стать не просто отцом для своих детей, а ещё и Вожаком и Отцом всем Волкам. Не перебивай
меня, я уже начал подготовку к своей последней охоте и твоему восшествию на Трон наших Предков. Поэтому ты через три дня отправишься в Долину Жрецов, и как только вернёшься, мы с тобой ещё поговорим, а теперь я должен идти, ибо, пока я ещё Великий Волк, то на мне лежит от¬ветственность за всех.
Я отправился в Долину Жрецов, где прошёл ряд испытаний. Другие Лорды имели такие же права на Трон, что и я, по¬этому нас было трое.
Мы проходили испытания, и к последнему – главному – раз¬говору с Богами, я уже подошёл в одиночку.
После всех испытаний я вернулся, и уже на правах Старшего, организовывал уход Отца. После его ухода состоялся Совет Лордов, где я единогласно был провозглашён Великим Вол¬ком, а мой сын Ингольв стал Волчьим Лордом. Спустя время я узнал, что твой отец влюбился в смертную Женщину. Слух подтвердился лишь отчасти. Твоя Мать не была простой смертной Женщиной. Она была великолепна.
Через некоторое время у них родился сын – Раднар, не правда ли, что наши с ним имена были похожи.
- Да, я это сразу заметила. Но это было тогда, когда ты ещё был оборотнем.
- Естественно. Ну так вот. К сожалению у всех есть враги, тем более у тех, кто находится на вершине власти. И так вышло, что…
- Я знаю…
- Ну, да. Извини…
- Да… Но потом родилась ты – маленький ры¬жий дьяволёнок – ангел. Отец в тебе души не чаял. Но от¬ношения между ним и Сканией становились всё напряжённее. Но хочу сразу сказать – он Вас обеих любил до самого конца…
- Любил… - зачем – то повторила я…
- После ухода твоей Матери, он стал неузнаваемым и не¬управляемым, он всё чаще срывался, впадал в ярость. А ко¬гда ему сообщили, что она погибла, а ты бесследно исчезла, он по слухам бросался с мечом на всех, КТО попадался ему на глаза. Успокоить его удалось только то¬гда, когда его окружив связывали.
Как раз в этот период не безызвестный тебе Данно Акайн и предложил мне свои услуги по созданию и тренировке элит-ного отряда воинов – Вампиров на службе мне, для возмож¬ного устранения кого – либо из Князей, если того потребует ситуация… Я согласился,… Прости меня, ес…
- Что? Так значит это всё твоих рук дело? Значит я, полу¬чалось, была под опасностью того, что отец охотиться на меня, а ты всё знал?
- Нет, Рэйн… Я не знал, что ты тоже там… не знал… Про¬сти меня пожалуйста, если можешь… Мы виноваты перед тобой и остальными…Я действительно не знал, что ты по¬падёшь к нему в руки, и станешь членом этого отряда, тем более, что отряд предполагалось делать одноразовым, то есть после выполнения задания, устранять всех его членов, и собирать заново… Прости, я не мог даже предположить, что ты окажешься там. Кстати, уже светает, а я ещё не сказал тебе самого главного. Твой отец незадолго до ТОЙ НОЧИ написал завещание, где тебя назвал своим кровоприемником, а так как твоё место нахождения было неизвестно, то на время твоих поисков
Регентом выбрался твой дядя Влад. А меня Кагон просил оказать всю возможную помощь Твоему дяде в поиске тебя, и, если потребуется, что бы я силой захватил Столицу и удерживал её до твоего появления, и после этого, в случае необходимости оказал бы тебе всевозможную помощь…
- Что это всё значит? Объясни мне!
- Теперь мой долг исполнен, Великая Княгиня Рэйлин… Прошу меня простить, но уже встаёт солнце, и мне пора удалиться восвояси…
- Подожди! Ты хочешь сказать, что теперь место отца должна занять я???
- Да, Миледи.
- Охренеть… И что мне теперь с этим делать?
- Отправиться в замок Вашего отца и занять Трон. Совет ожидает Вас. Империя находиться в руках судьбы уже две тысячи лет…
- Хорошо, Лестат. Сегодня я отправлюсь в Режиналд. Встретимся в кругу.
- Зачем? Я тут причём?
- Ты будешь моей правой рукой.
- Спасибо, Рэйн. Прощай.
- Пока.















Глава 2
Положительные люди действуют на нервы, плохие – на вооб¬ражение.
[ Оскар Уайльд]

После нашего разговора, Лестат ушёл, а я осталась на Некрополе. Я стала размышлять о том, что узнала из на¬шего разговора.
Если отца больше нет, то остаются двое наследников: Я и брат. То почему именно я? Ведь он хотел меня удить – он очень долгое время на меня охотился…А, ну да, я забыла – Лестат сказал, что отец написал завещание. Получается… Получается, что он знал, что он скоро погибнет? А может и знал…
Две тысячи Империя Вампиров без правителя… Это просто невыносимо для… Для Нас! Я ведь тоже…
Может, Лестат и прав – мне нужно занять место, которое мне принадлежит? Ладно – сдаюсь… Теперь я – Великая Кня¬гиня Рэйлин… Так-то это так, но мне нужно появиться на Совете… Хотя нет, я лучше отправлю туда кого – нибудь вместо меня – у меня ещё много дел – а с Советом разберёмся позже…
Нет, так рисковать я не могу – отправиться в Режиналд самой – меня ведь могут и убить… Нужно послать кого ни- будь, что бы «прозондировали почву», а если всё будет в порядке – явиться туда со мной. Так… а кого бы послать…
Я немного подумала… Да и не кого… Чёрт… И тут мне пришла в голову шальная мысль. Я ведь в данный момент на¬хожусь на кладбище… Могут помочь покойнички… Только вот выкапывать нет желания… Хорошо – найду позже…
В городе, где я жила, у меня уже собралась небольшая Маги¬ческая группа – даже наподобие Стилета. Только мелень¬кого. Я отправилась в Резиденцию – нашу штаб квартиру. Так я встретила Миклоша, Йохана и Дону. Они, как впрочем и всегда о чём – то напряжённо разговаривали.
- Всем привет! – зашла я в квартиру и поздоровалась.
- Привет, Рэйн. – ответили все хором.
- Я буду у себя – меня не беспокоить.
- Хорошо. – Ответил Йохан.
Я зашла к себе в кабинет, и прикрыла дверь. Затем подошла к шкафчику, в котором хранились ингредиенты для проведе¬ния и вызова «Плача Гиены». Мне не хватало только од¬ного…
Я достала телефон и набрала известный мне номер.
- Да, я слушаю, – в трубке послышался злой голос мужчины.
- Здравствуй, Христоф…
- Рэйн… блин… ты не во время – я жду важный звонок…
- Ты его дождался…
– Пламя с тобой! Говори.
– Мне нужна «Снежная крапива».
Повисло напряженное молчание.
– Немного.
– С чего мне тебе помогать?
Я закатила глаза к потолку. Чтобы этот мерзкий удав лоп¬нул от жадности!
– Сегодня ты поможешь мне. Завтра я – тебе. Огненным
магам и рыцарям ночи нужно держаться вместе.
– Мой клан может прожить и без помощи Золотых Ос.
– Лудэр тоже так думал. И где он теперь?
Христоф неприятно хихикнул.
– Я могу совершить равноценный обмен, – предложила я.
– Хорошо. Ты получишь то, что просишь.
– Очень любезно с твоей стороны.
В ответ раздались короткие гудки.
– Немедленно отправь кого-нибудь к Христофору. Он
передаст нужный мне предмет. Курьер должен тотчас вер¬нуться назад. Предупреди, что проволочек я не потерплю.
Пол в спортивном зале был разрисован руническими символами и геометрическими фигурами. На рисунки пришлось потра¬тить достаточно крови, о чем свидетельствовала
груда истерзанных человеческих трупов сваленных ближе к центру. Дона блестяще справилась с работой.
Я медленно обошла зал против часовой стрелки, придирчиво изучая начертанные большой и малый круг, ломаную линию
под лампами дневного света, древние руны, выстроившиеся тринадцатью четкими рядами возле входа в бассейн.
В зал стремительно вошла Дона, на ходу стягивая с шеи
черный шерстяной шарф. На ее кожаном плаще таяли сне¬жинки.
– Ты вовремя, Мышь. Принесла?
– Да. Вот то, что дал Христоф, – она вытащила из кармана небольшой пузырек.
Взяв бутылочку, я рассмотрела ее на свет. Довольно цокнула языком. Прозрачная жидкость полностью закрывала дно.
– Он оказался щедрее, чем я думала. – Я вытащила плотно пригнанную пробку и принюхалась, ощущая нужный запах.
Четверо парней внесли находящегося в беспамятстве Чумного.
- Это ещё что?
- Ты просила труп – пожалуйста…
– Положите его на линию. Да не на ту, дебилы! На ломаную! Между кругов! На спину! Теперь убирайтесь с глаз моих! Дона, Тебя мой приказ тоже касается!
– Можно я останусь с учителем?
– На кой чёрт ты мне нужна?! Впрочем, если хочешь рискнуть шеей… Встань в круг. Стой! Не в большой! В малый. Возьми книгу и открой на закладке.
Я подошла к трупу.. Склонилась над ним.
Рваные незаживающие раны на груди уже смердели от застаре¬лой, пораженной магией крови.
– Дона
– Да, учитель!
– Запомни, что я скажу. Это важно.
Войдя в большой круг, Я взяла один из трупов за щиколотку и поволокла его к Гасту. Положила рядом.
– Не покидай пределов круга. Иначе даже я не смогу тебе по¬мочь.
Я вернулась за следующим телом.
– Мы… м-м-м… будем вызывать демона?
– Что?! – не веря своим ушам, я обернулась к девушке, и мои светлые брови подпрыгнули вверх.
– Н-ну… демона. Я… – она смутилась, но все-таки закончила мысль. – Я в кино такое видела. Ну, круг и… все-такое…
– В кино?! – желчно прошипела я.– Порой твой идиотизм пере¬ходит всякие рамки приличий! В кино!
Дона прикусила язык.
За несколько минут я выложила из тел настоящую тропу, которая начиналась у края большого круга и заканчивалась рядом с Гастом. Я вылила на раны ландскнехта половину имевшегося эликсира и, присоединившись к Доне, произнесла:
– Стой молча. Это в твоих интересах.
Я нараспев начала читать заклинание на древнегреческом, и в помещении разом потемнело, словно кто-то притушил лампы дневного света. Я, сверяясь с книгой, продолжила произносить формулу.
В углах зала начала сгущаться осязаемая тьма, а кровь на
полу стала менять цвет. Четкие линии рисунка расплылись, въелись в доски, оставляя после себя ожоги черных полос. Я пре-рвалась, выждала положенные сорок секунд, прислушалась, удовлетворенно кивнула и гортанно выкрикнула шесть гром¬ких слов на языке, название которого давно забылось.
В ответ раздался звук, словно изнутри взорвался прогнивший гроб. Дона вздрогнула от неожиданности.
По залу начал расползаться могильный холод. В большом круге произошло какое-то движение. С каждой секундой то, что пришло, обретало четкость. Призрак стремительно обрастал
плотью, и Дона сцепила зубы, чтобы не выругаться от изумле¬ния и страха.
Оно было огромным. Три метра в холке и четыре с лишним в длину. Тяжелая, покрытая свалявшейся белой шерстью голова, толстое заостренное рыло. Задние лапы короче передних –
из-за чего спина с выпирающим из-под грязной сероватой шер¬сти позвоночником казалась горбатой. На правом боку колос-сальной гиены зияла страшная рана. Сквозь нее были видны желтоватые ребра и серые, подернутые разложением мышцы. Глаз у твари не было – в пустых глазницах
копошились и падали на пол мучнистые черви.
В горле зверя угрожающе заклокотало. Он раскрыл пасть, и удушающий смрад разверзнутой могилы повис в зале, проник¬нув во все его уголки. Дух разложения был столь ужасен, что от него слезились глаза, и выворачивало желудок. Дона подави¬лась кашлем, но Я втянула запах в себя, точно дорогой пар¬фюм.
Гиена обнюхала лежащие перед ней тела мертвецов и начала есть.
Она жадно чавкала, куски окровавленной плоти падали из пасти на пол, мощные зубы перемалывали жалобно хрустящие кости. Я пристально наблюдала, как тает гора мертвецов, и раздувается бездонное брюхо.
В «Лунную крепость» снизошел демон разложения, принимаю¬щий предложенную ему дань. Это не заняло у него много вре-мени – через три минуты трупы в кругу закончились.
Слепая белесая голова повернулась к разложенным мною мерт¬вецам. Чудовище беспрепятственно перешагнуло черту и на-правилось к Гасту, пожирая лежащие на дороге тела.
Лампы мигнули и погасли, погрузив зал в кромешную темноту.
Дона с беспокойством пошевелилась. Я предупреждающе под¬няла руку и тут же опустила, сжимая пальцы на появившейся в ладони рукояти сотканного из паутины тлена кнута. Затем я небрежно пошевелила кнутовищем, и вооруженная страшным «когтем» гибкий хвост, змеей свер¬нулся у моих ног.
Гиена доела последнего из мертвецов и угрожающе нависла над Гастом. Сухой потрескавшийся нос втянул в себя запах «Снеж-ной крапивы». Чудовище удивленно застыло. Дона затаила ды¬хание. Зверь осторожно обнюхал Чумного и начал зализывать его раны, вытягивая враждебную магию. Над головой Гаста замерцало, он застонал и пошевелился.
– А это, черт меня побери, что еще такое?! – сузив глаза, про¬шипела я.
Разлившееся вокруг Чумного мерцание, окутало его коконом света, болезненного для глаз тхорнисхов. Неожиданно на поя-вившейся аномалии выступил простой, грубый, сделанный
с помощью черного угля рисунок.
Хаотичный, нелепый и в то же время идеально выверенный, ис¬кусный. В нем чувствовалась рука художника. И от него за ки-лометр несло магией.
Гиена, не обращая внимания на сияние, продолжала вылизывать затягивающиеся раны.
– В чем дело? – встрепенулась Дона. – Что-то не так?
Я цыкнула на нее и обратила перекошенное от бешенства лицо на Гаста.
Чудовище издало звук – нечто среднее между хохотом и
плачем.
– Дело сделано! – быстро бросила я, а затем, не мешкая,
Вышла из круга.
Демон разложения тут же повернулся ко мне, угрожающе опустил голову, показывая страшные желтые зубы. Я ударила кнутом.
Серебристый росчерк, звонкий щелчок, оглушительный вой. Правая часть морды твари задымилась, плоть начала распол¬заться, обнажив кости черепа. Гиена бросилась на меня , но я оказалась быстрее. По сравнению с огромным чудищем невысо¬кая и узкоплечая Носферату выглядела хрупким подростком. Однако у меня было преимущество –я не боялась.
Ударив в грудь, я заставила гиену отступить.
Словно заправский цирковой дрессировщик, я загоняла потус¬тороннюю сущность обратно в большой круг. От воя твари закладывало уши, смрадный дым стелился по комнате, гиена теряла плоть, магический кнут сиял серебром. При всей кажу¬щейся незатейливости происходящего перед глазами заворо¬женной Доны творилась высшая магия клана Золотых Ос.
Израненное, но все еще опасное создание оказалось загнано в клетку. Несмотря на боль, причиняемую бичом, оно пыталось вырваться, дотянуться до того, кто убивал его. Наконец, по¬рыв влажного ветра саваном окутал гиену и, превратив в тлен, разметал по залу.
Почти в то же мгновение вспыхнули лампы.
Я, вся обсыпанная прахом старательно отряхнула волосы и одежду. По моему осунувшемуся лицу было видно, что «Плач гиены» забрал у меня много сил.
Сияние вокруг Гаста погасло, рисунок снова стал невидим. Но
я знала, что он никуда не исчез. Даже вызванная мной тварь не смогла разрушить столь мощное проклятие, снять которое может лишь тот, кто его наложил. И, кажется, я знала, к
кому следует обратиться за разъяснениями.
Припорошенная пеплом Дона, стояла на коленях возле очнувше¬гося Гаста.
Юноша осмотрелся, и, увидев меня, резко встал и пал на ко¬лени передо мной.
- К Вашим услугам, Светлейшая Госпожа Рэйлин…
- Встань, Гаст!
- Да, Миледи!
Я объяснила юноше то, что я от него требовала. Он ока¬зался очень понятливым юношей, и тут же вошёл в Спектр и исчез – направился в Режиналд.
- Отлично! – сказала я, и, обняв дрожащую Дону за плечи, мы пошли в библиотеку нашей маленькой, но милой и уютной Ре-зиденции.
Через некоторое время явился Гаст. Он рассказал мне, что меня – Великую Княгиню Рэйлин Беатор уже давным-давно ждут в Империи, и будут рады моему появлению и восхожде¬нию на Трон. Выслушав сообщение, я уничтожила Гаста, не смотря на то, что Дона очень страдала по этому поводу. Когда наступил вечер, я снова ушла на Некрополь, и там встретила Лестата. Мы провели обряд, вошли в Спектр и отправились в Режиналд…
… - Ну, Великая Княгиня Рэйлин, какие будут указания? – Мы вернулись с Лестатом из замка, где меня официально провоз-гласили Княгиней Вампиров. Теперь Лестат выкаблучивался.
- Закрыть рот Лестату…
Мы весело засмеялись. Мы снова сидели на камнях старого за¬брошенного Некрополя. На небе всходила луна, озаряя нас свои благородным блеском.
- Ну, а если серьёзно, то всеми делами я займусь через пару дней, просто Гиена очень много отняла у меня сил…
- Ну, да, тебе требуется отдохнуть перед восстановлением Империи, ведь за два тысячелетия она немного подгибла ноги…
- Кстати, я тут встретила Юстину.
- Ух ты! Как она поживает?
- Да, нормально. Только вот тебе привет передавала.
- Спасибо.
- И не только привет.
- А что же ещё?
- Ты знаешь такого молодого Вампира по имени Квинн?
- Ах, этот Квинн… Ну да, знаю. Преследовал меня как – то один Новорождённый Носферату… А что?
- Он передал тебе записку и Юстиной. На, держи! – Я передала Лестату свиток. Он немного подумал и открыл записку. За¬тем начал читать вслух:


- Ну, и что ты с эти будешь делать?
- Ох, даже и незнаю. Я просто не могу понять, что Ему опять от меня могло понадобиться…
- А кто он такой вообще?
- Да, этот тип считает, что я обязан ему всегда и везде по¬могать…
- Наивное создание…
- Я тоже так думаю… Ну, хорошо, я, конечно, сомневаюсь, что он может доложить мне что-то интересное и стоящее, но всё равно я с ним встречусь. Как там? Ах, через неделю по¬сле обнаружения письма. Ну, ладно, давай о чём - нибудь побе¬седуем.
- Ну…. Ну, спроси что – нибудь у меня, если интересует что.
- Ну… О! А… ты извини за такой вопрос, а ты помнишь Сканию?
- Маму… Ну, если честно почти нет. Я только знаю – по рас¬сказам Ивет, как они с отцом познакомились. Довольно ин-тересная, но длинная история…
- А расскажи, Рэйн. Если, правда, тебе не тяжело…
- Я предупреждаю – она длинная.
- У нас есть время. Так ведь?
- Ну, да – конечно. Но я буду рассказывать так, как расска¬зывала мне тётя…
… Пять тысяч лет тому назад…
Кагон сидел в кресле. С его лица не сходило задумчивое выра¬жение. Теперь, когда он был один, он мог позволить себе не-много расслабиться, и не следить за своим видом.
В зале было тихо, от такой тишины с непривычке у него зве¬нело в ушах. Повелитель закутался плотнее в плащ, и в изне-можении откинулся на твёрдую, вырезанную из крепкого дуба, спинку кресла. Спинка была жёсткой, неудобной, но он с детства привык к лишениям, и считал, что излишняя забота о теле тому только вредит.
Он ничего не делал целый день, запёршись в этом зале, он чув¬ствовал себя так, словно дробил камни в каменоломне. От¬куда взялась эта изматывающая усталость? Наверняка
это всё от мыслей, которые крутятся у него в голове, ме¬шают спать, думать, жить.
Лицо Повелителя было строгим, но глаза смотрели печально. Ничто не радовало всемогущего владыку. Он смертельно ус¬тал от бесконечных походов, побед, пожаров и убийств. Но это всё там – в полях, в лесах, в чужих землях. А здесь замок полон подхалимов, угодливо кланяющихся, вздрагивающих от его взгляда или звука шагов, и готовых целовать пыль под его ногами, если он вдруг прикажет. Неизвестно ещё, что хуже. По крайней мере, в чужой стране он не обязан окружать себя толпой надоедливых помощников, мечтающих урвать кусо¬чек от его казны, и обзавестись собственным замком. Будет Вам замок, как же! Ждите!
Кагон мрачно усмехнулся. Его очень бояться! Им пугают де¬тей! Он стал монстром, приходящим ночью, и пожирающим непослушных малюток.
Да что дети – даже взрослые теряют остатки собственного достоинства от страха, едва заслышав его имя. И теперь этого не изменить, так будет всегда. Но разве он желал себе такой участи?
Для чего ему слава, власть, богатство, земля? Для чего? Если они не приносят ему радости, покоя, то они бесполезны. Ка¬гон горько вздохнул. Он не проиграл ни одного сражения, ни одной битвы, но теперь ставил под сомнение смысла собст¬венного существования.
Сильный порыв ветра с треском распахнул окна, и ворвался в зал. Светильники погасли, помещение погрузилось в полутьму. Тяжёлые бархатные занавеси затрепетали на холодном воз¬духе. По залу в безумном хороводе закружились хлопья снега.
- Надо уходить, - сказал он сам себе и поднялся.
Уверенным шагом Кагон спустился с возвышения, на котором стояло кресло, и пошёл к выходу. За дверью ждал личный слуга Рубис, низко поклонившийся в поклоне, стоило пока¬заться господину. Иногда Повелителя охватывало сомненье, а человек ли Рубис, или бесплодный дух, не испытывающий нужды ни в отдыхе, ни в еде.
- Мой господин…
- Да?
Если Рубис позволил себе заговорить первым, значит дело действительно важное.
- Главный художник Марл ожидает вас в малом приёмном зале.
Ах, да! Как же я забыл про художника… Он спустился и стремительно пошёл в малый зал. Там его уже ожидал Марл.
- Здравствуйте, Господин.
Кагон лишь махнул головой.
Для Повелителя специально принесли мягкое кресло, сидя в котором, он должен был наслаждаться работами художника, но не тут – то было. Они принялся ходить по залу, загляды¬вая во все уголки. В монотонной череде будней у Повелителя появилось маленькое развлечение, и он хотел насладиться им сполна. Ведь он ещё никогда не был в мастерской художника.
Марл с тревогой следил за его действиями, беспокоясь, чтобы Повелитель ничего не трогал. Художник очень нервничал, ко-гда к его работам прикасались без разрешения, и ему было всё равно, чьи это руки – могущественного владыки Империи или мусорщика. Хотя мусорщики к нему никогда не заглядывали.
- Ах, давайте я сам покажу… Нет – нет, краски ещё не высо¬хли, картина не закончена: видите, она неподвижна, словно не мной нарисована? – Марл, ломая руки, выглядывал из-за плеча Повелителя. – О, мои краски! Их нельзя открывать просто так – они от этого портятся. – Может, всё – таки посмот¬рите на картины? – Спросил Марл, мягко подталкивая Ка¬гона в нужную сторону.
- Ладно, - сдался тот, и сел наконец в кресло.
Художник облегчённо вздохнул и исчез в проходе между сунду¬ками и ящиками. Вернулся мастер уже тяжело нагруженный коробками.
- Я очень плодовитый художник, - признался он Повелителю. - Хотя вряд ли все мои работы можно назвать настоящими
произведениями искусства. Портреты, пейзажи, батальные сцены – здесь всё вперемешку.
- А разве люди, изображённые на твоих портретах, не хотели оставить их у себя? – удивился Повелитель.
- Кто как… - Марл пожал плечами. – Итак, - он убрал бумагу, лежащую сверху, - утренний пейзаж. Не самое лучшее творение, но, ничего не поделаешь – он лежал сверху.
Повелитель недоверчиво смотрел, как на холсте, заключённом в простенькую раму, величаво восходит солнце. Его золотые лучи прорывались сквозь затянутое облаками небо, освещая летний луг. Вот луг из зелёного становится пёстрым – это спешат раскрыться полевые цветы, затем поднимается сильный ветер, сметающий облака…
- Ну, как? – спросил Марл. – Я не зря потратил пятьдесят лет своей жизни и несколько тонн краски?
- Это… - Повелитель ошеломлённо посмотрел на художника: ему стоило немалых усилий оторваться от картины, - это невероятно. Я никогда не видел ничего более замечательного, созданного человеком.
- Вы мне льстите. – Марл кашлянул. – На самом деле она небезупречна. И краски подобраны не те, и исполнение неряшливое. В тот раз я сильно спешил.
- Покажите мне ещё что – нибудь! – с жаром попросил Повелитель
- Хорошо, - согласился художник, пряча усмешку. Владыка оказался не таким уж ограниченным воякой, каким его описывали в соседних землях. Ему не чуждо чувство прекрасного.
- Следующая работа – портрет. – Марл отложил пейзаж в сторону, и поставил перед Повелителем новую картину.
Кагон посмотрел на неё и, тихонько охнув, схватился за сердце. Женщина с цветком элтана приветливо улыбнулась ему, и помахала рукой. Красивая женщина, но её красота была ничто по сравнению с красотой её глаз. Серые, глубокие, манящие, поглощающие без остатка… Слиться с ними было бы наивысшим счастьем. Повелитель затаил дыхание и, словно заворожённый протянул руку к картине. Женщина пригрозила ему пальцем, и покачала головой.
- Что с Вами? – встревожился Марл. – На Вас лица нет.
- Кто это? – спросил Кагон, не отрывая от женщины напряжённого взгляда.
- Предсказательница. Хозяйка храма Четырёх Сторон света. Очень милая Женщина.
- Да, я вижу, - упавшим голосом сказал Кагон. – Она… Она… - он стал задыхаться, - необыкновенна. Её глаза… я видел её где – то. Я видел её во снах.
- Глаза? – переспросил Марл, и внимательно посмотрел на Предсказательницу. – Надо же, они у Вас очень похожи. Форма другая, но цвет тот же. Такие же серые, или, как ещё говорят, стальные. Бывает же такое! – Он покачал головой. - Если Вам не нравиться, я уберу.
- Нет! – закричал Повелитель, вскакивая и отбирая у художника картину. – Я ещё не всё видел. Рисунок ещё движется. Сколько она… картина стоит?
Его сердце стучало так, словно грозило выскочить из груди. Вот оно счастье, вот оно блаженство, единение, покой, самое дорогое, что есть на свете! Нужно только посмотреть друг другу в глаза.
- Картина не прод…
-Сколько?!! – прорычал Кагон.
-Берите даром, если она Вам так нужна, - вздохнул Марл. – примите её от меня как подарок. И, надеюсь, Вы окажете мне честь увековечить Вас на одном из этих полотен? – Он кивнул в сторону стопки чистых холстов, лежавших в углу.
- Я согласен. Но этак картина останется у меня. – Кагон с тоской следил за движениями Предсказательницы.
Женщина протянула ему цветов, он протянул руку в ответ, но картина, даже такая замечательная, как эта, всегда останется всего лишь картиной. Он не смог принять подарок.
Как она близко, совсем рядом… Повелителю было трудно и больно дышать. Грудь словно сдавило свинцовым обручем. Это было мучительно, но овладевшее им смятение беспокоило его намного больше. Почему он ничего не предпринимает? Его спасение в действии, стоит ему решить, что делать, и всё вернётся на круги своя.
Что делать, что делать? Казалось, происшедшее совершенно лишило его способности думать и рассуждать.
- Где находится этот храм? – Спросил Кагон.
- Далеко отсюда. – Художник был основательно сбит с толку его странным поведением. – Там, в той стороне… - Он неопределённо махнул рукой.
- У тебя есть карта мира? Покажи! – потребовал Повелитель.
- Да – да. Хорошо. – Марл торопливо извлёк из – под стола небольшой сундучок, обитый красной тканью. – У меня хорошие карты, самые лучшие.
Он открыл сундук. Повелитель встал рядом, в нетерпении переминаясь с ноги на ногу.
- Эээ… Можете положить картину, она же мешает.
- Нет!
- Ладно, как хотите. – Художник выбрал из стопки карт нужную, и развернул её на столе. – Вот здесь находится храм. – Он ткнул в цент. – Это особое место. Возле Храма есть городишко, где останавливаются паломники – маги. Его название Вернсток.
- Храм Четырёх Сторон света… - Протянул Кагон. – Ты бывал в нём? Ну, конечно, бывал. Глупый вопрос. А Предсказательница, какая она? И почему она не захотела оставить портрет у себя?
- После того, как я написал его, она попросту отказалась его брать, сказать, что для неё это не имеет значения. Я не стал спорить. – Марл покачал головой. – Говорят, что, несмотря на свою молодость, она действительно обладает даром видеть будущее. Это никак не шарлатанство, не вымогательство. Служители Храма, которых наставляет Предсказательница, отвечают на вопросы всех приходящих к ним людей, но не берут за это денег. Храм живёт исключительно на пожертвование паломников – магов. И я бы не сказал, что он особенно богат. – добавил художник, - Люди быстро забывают добро.
- И много в Храме служителей? – спросил Кагон.
- Не меньше трёх десятков. Мне трудно сказать точно: все они ходят в одинаковых одеждах белого цвета, особых отличительных знаков у них нет. Это преимущественно мужчины, и они находятся подле Предсказательницы постоянно, что бы незамедлительно выполнить любое её поручение.
- Постоянно… - Повелитель почувствовал жгучий укол ревности. Они могут видеть её, слышать, дышать тем же воздухом, а он – нет! Несправедливость, которую он обязательно должен исправить.
- Великий, могу я Вас спросить?
Повелитель мрачно кивнул:
- Спрашивай.
- Чем Вас заинтересовала эта Женщина? Если дело в картине, то как её создатель, я хотел бы знать, что с ней не так.
- Разве ты не видишь? - прошептал Повелитель, поворачивая полотно лицевой стороной к Марлу. – Смотри! Как можно этого не видеть?
Художник добросовестно отошёл на несколько шагов и, прищурившись, внимательно осмотрел полотно от края до края. Но ничего необычного он так и не заметил. Предсказательница махнула на него рукой, и со скучающим видом уселась на камень. А через несколько секунд и вовсе отвернулась, показывая, что Марл её совсем не интересует.
- Наверное, у меня что – то со зрением, - наконец выдавил из себя Мастер, так и не найдя ничего интересного. – Или я не знаю, куда именно нужно смотреть. Подскажите хотя бы: то, чего я по своей глупости не замечаю, - это хорошее или плохое?
- Замечательное. Великолепное. – Повелитель снова развернул картину к себе. – странно, что Вы не чувствуете этого. От неё идёт такое приятное тепло и веет покоем.
- А, так речь всё – таки идёт о чувствах… - Марл отвернулся, что бы скрыть улыбку. Ему было забавно видеть, как всесильный Князь размякает от одного вида нарисованной им женщины. – Этому есть другое название.
- Намекаете на… - Губы Повелителя сжались в тонкую линию. Он категорично мотнул головой. – Нет, этого не может быть. Моё чувство совсем другое. Оно больше, полнее. Сложно объяснить. Но ни о какой любви не может быть и речи!
Художник скромно потупил взор. Он не собирался не возражать, ни тем более спорить.
- Да, кстати, как её зовут?
- Вроде… да, точно – вспомнил – Скания.
- Скания… - Кагон повторил это имя, словно пробуя его на вкус… - Скания…
* * *
Возле раскрытого окна, за массивным столом сидела молодая женщина. На ней была белоснежная туника и того же цвета плащ с капюшоном. Глаза её были закрыты, дыхание было спокойным, ровным, словно она спала. Но это был не сон.
Предсказательница была предельно внимательна. Она слушала будущее. Лёгкий шепот раскрывал ей то, что когда – нибудь обязательно случиться. Образы, яркие и тусклые пятна, разноцветные краски, лица, вереницей промелькнувшие перед внутренним взором, - всё это грядущее. Шаг за шагом, минута за минутой, оно приближается, и снова уходит в небытие. Ничто не изменить. Всё, что должно произойти, - произойдёт, и только случайность способна направить линию жизни в иное русло. Маленькая, непримечательная случайность, позаботиться о существовании которой – её долг. Ведь если знаешь будущее, то ты обязан так сделать, чтобы настоящее стало лучше.Как ни странно, но узнать о том, что будет через несколько тысяч лет, её было легче, чем о событиях завтрашнего утра. Далёкое будущее казалось ей необычным и чуждым. Маги, повелевающие стихиями, полководцы, по мановению руки которых отправляются в бой многотысячные армии, простые крестьяне, ремесленники, слуги, войны – никто из них ещё не был рождён, но для Предсказательницы все они уже были прахом, что развеяло время. Говорят, время подобно песку, утекающему сквозь пальцы. Но у этой простой на вид женщины было достаточно силы, чтобы прочесть письмена, оставленные на песке Создателем. Она знала о собственной исключительности и знала о том, что её время ещё не пришло.
- Госпожа, - в комнату зашёл высокий человек средних лет, тоже в белом; это был один из её людей, - у меня срочные донесения от Васмы.
- Говори, Фрэл. – Предсказательница открыла глаза.
- Он утверждает, что видел, как к нам двигалось небольшое войско Князя Кагона.
- Что ещё?
- Васм считает, что это произойдёт через три года. Будут убийства, поджоги, и наш храм… его тоже сожгут. – Фрэл сглотнул слюну. – И Вы покинете нас…
- Это всё? Он видел что нибудь ещё?
- Нет, Госпожа.
- А кто нибудь ещё знает?
- Я и второй дежурный – Цивим.
- Больше никто не должен знать о предсказании.
- Но почему, Госпожа? – удивлённо спросил Фрэл. – А, Вы наверное, хотите избежать паники? Мы не будем говорить об этом людям в Вернстоке, но ведь остальные Маги должны знать правду. Словам Васма можно поверить, он очень критично походит к посещающим его видениям. К тому же он признался, что не в первый раз видит его, но ещё никогда так ярко. Или он ошибается?
Предсказательница молча встала из – за стола, и подошла к Фрэлу вплотную. Маг был на целую голову выше неё.
- Нет, он не ошибается. Я видела тоже самое. И даже больше, - сказала она, глядя ему в глаза. – Но, хочу сказать – Васм немного ошибся.
- В чём?
- Неважно… Всё, я должна отдохнуть – ты можешь идти.
- Спасибо, Госпожа. – Фрэл наклонил голову в поклоне и вышел. Предсказательница тяжело вздохнула и села за стол, опёршись локтями о его крышку. Тяжело принимать ТАКИЕ решения.
Нет, она не могла так ошибиться, и вообще ошибиться… Будущее ясно всё показало, даже показало верный путь, но идти по нему или нет выбирать следовало ей.
Предсказательница снова вздохнула.
«Повелитель, прости меня, мою самонадеянность, но для нас ещё не пришло время. Мы ещё встретимся… Ты, и, мы знаем об этом… Но, что же делать? Как мне быть? Я не могу…»…
* * *
Кагон всю ночь не мог заснуть. Сон не шел. Изнурённый собственными мыслями, он вообще плохо спал в последнее время. Его воображение рисовало разные картины завтрашней встречи с Ней…
Вот, долгое время он добирался до Храма, и теперь он в шатре возле Храма. Утром он идёт в Храм… Чтобы…
… Вот оно и утро. Кагон, задрав голову, смотрел на внушительное серое строение. Четыре лестницы вели к Храму, и он стоял у подножия одной из них. Вокруг небыло ни души.
Слуга поспешно спрыгнул с лошади, и бросился за Князем. Но тот уже поднимался по лестнице к Храму.
Перескакивая через несколько ступеней, он нёсся вперёд. Мешавший бегу плащ был расстёгнут. Кагона гнало вперёд чувство тревоги, которое с каждым мгновением нарастало. Он не бежал, а летел по ступеням. Он ничего не видел, и не слышал ничего вокруг. Впереди были только храмовые ворота, к которым он стремился. Быстрее, ещё быстрее… Тяжёлые сапоги, подошвы которых были подкованы металлическими пластинами, высекали из ступней снопы искр.
Створки ворот распахнулись с одного удара. Повелитель быстрым взглядом окинул помещения и похолодел…
Она стояла перед ним!!! Золотые волосы были раскинуты по плечам, а на чистом, милом лице лежал локон её волос. Кагон подошёл к ней, и убрал дрожащими руками её локон.
- Здравствуй. – Он поклонился и поцеловал её руку.
- Здравствуй, Повелитель. Я знала, что ты придёшь. – Она взглянула на него. – Я ждала тебя…
- Я заберу тебя. Ты больше здесь жить не будешь… Я готов…
- Я тоже…
- Нет!!! Госпожа – не делайте этого – не стоит.
Они оглянулись. Перед ними стояло около десятка монахов. Все были вооружены.
- Уберите от неё руки!
- Оставьте меня… Я ухожу… - Положив руку на сердце сказала она.
- Нет! Вы нам принадлежите, Храму.
- Не смейте так говорить! Она принадлежит тому, кому захочет! Вы не вправе решать за неё!!!
- Замолчи, гнусный Вампир!
И после этих слов раздался звон стали. Масса клинков билась за одну единственную Женщину, которая нужна была всем, а досталась только ему – моему отцу…
- Да, действительно, красивая история… Ладно, Рэйн, извини, я должен идти…
- Ах, да… снова солнце… Пока.
- Прощай.







Глава 3
Душа рождается старой,
но становится все моложе.
Это комедия жизни.
Тело рождается молодым и стареет.
И вот это – трагедия.
( Оскар Уайльд)
- Здравствуй, Лестат! Я рад тебя видеть! Я знал, что Ты поможешь Мне, что ты…
- Здравствуй, Квинн. Я ещё ничего не сделал, а если твоя информация будет бесполезной, то и не сделаю!
- Ну, извини, Лестат, извини… Ну, да ты в принципе прав. Ну, благодарю за то, что ты явился…
- Ну. Ты говорил, что у тебя есть информация. Я тебя внимательно слушаю. – Лестат сел в своё кресло, и, закурив сигарету, уставился на Квинна.
- Ну, зачем же ты так сразу…
- Тебе, может, указать на дверь?!
- Нет. Ну, хорошо. – Квинн тоже сел на кресло.
- Я тебя очень внимательно слушаю.
- Ну…
- Хорошо. Раз ты не можешь сказать сам, то я буду вытягивать по слову. Скажи, какого рода информация?
- Личного. Про твою возлюбленную.
Лестат ошарашено уставился на него.
- Так … Это уже интересно. А… а про какую хоть возлюбленную?
- Кара.
Лестат округлил глаза.
- А… а… с чего ты взял, что она моя возлюбленная?
- Ну ты ведь в прошлом Рагнар Хравн!
- Откуда ты знаешь? – его взгляд стал серьёзным.
- Сорока на хвосте принесла. Ха – ха. Шучу. А если серьёзно… ну, знаешь, это не такая уж и большая тайна!
- Хорошо. Ну, и что ты знаешь о Каре?
- Ну, после того, как она пропала, она действительно вышла замуж – ну, её выдали, просто тот брак со старым Вампиром был очень выгоден. После этого она… в общем она погибла…
Лестат поник головой.
- Не грусти, всё не так печально! После этого её дух заземлился в теле другой девицы? И она сейчас как бы живёт. Да, и кстати, её настоящее имя – Леера.
- Имя той девушки! Быстро! И как вообще её найти?
Квинн вытащил из кармана плаща фотографию и дал её Лестату. Когда тот увидел её, то потерял дар речи.
- Ты чего?
- Да ничего. Всё нормально.
- Ты знаешь её?
- Ну… ну да – знаю. Спасибо за информацию, Квинн.
- Да, на здоровье! Ну, что, информация полезная?
- Ну, информация то интересная, но…
- И теперь ты будешь защищать меня, что бы никто больше меня не тронул!
- Да… Я сделаю так, что бы тебя больше никто не тронул… Осталовисто, Квинн. – И Лестат достал Магнум.
- Ты чего?
- Ничего! – Лестат усмехнулся, сверкнув клыками, и выстрелил в парня…
* * *
Мы встретились с Лестатом на нашем месте – на Некрополе. У него был очень задумчивый взгляд, но я не сильно обратила на это внимание, потому что он почти всегда был такой.
- Здравствуй!
- Привет, Лест! Как ты?
- Нормально.
- Ты виделся с ним?
- Да.
- Ну, и как? Какую информацию он тебе предоставил?
- Да так, пустяшную. Можешь ответить на один вопрос!?
- Да, спрашивай.
- Скажи, Леера, почему ты тогда исчезла, ничего не сказав?
Теперь была ошарашена я.
- Хм… - тяжело вздохнула я. – Понимаешь, Мой Милый Волчёнок, я вынуждена была… Меня заставили, ты знаешь, что Мы не могли быть вместе.
- Я спрашиваю, почему ты не сказала, что исчезаешь?
- Меня в ту ночь нашёл у тебя мой брат Легвом, и похитил…Я не могла, да и не имела права ослушаться брата. Скажи, откуда Ты знаешь, кто я?
- Мне всё рассказал Квинн.
- Кстати, как он там?
- Ай, его больше нет в живых…
- Неужели ты убрал этого гнусного упыря?
- Ага!
- Ну и ладно – туда ему и дорога!
- Зато его теперь никто не тронет!
- Слушай…
- Да?
- Прости меня пожалуйста…
- Успокойся, я не держу на тебя зла, тогда не было выбора не у тебя, ни у меня… Скажи пожалуйста одну вещь…
- Да, конечно, спрашивай.
- Теперь ты, Кара… прости… Леера, останешься со мной?
- Лестат… Ты понимаешь… Во-первых я Рэйн. Во-вторых я… я немогу… Ты же знаешь, я люблю… Я уже люблю, и быть с кем – либо другим, я не могу…
- Хорошо… Но, пожалуйста, хоть будь со мной рядом…
- А я и не собираюсь бросать тебя!
- Спасибо… А… а, раз Виктор обещал тебя когда – нибудь найти, то я думаю, что он тоже здесь – в мире людей, Вы когда – нибудь встретитесь. А я тебе помогу его найти. Поверь, мы его обязательно найдём – обещаю! – сказал Лестат, и обнял меня за плечи…

Рейтинг: 0 Голосов: 0 303 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!