Сага Свинемюнде

                                                                                                                     В Устье Свины, у Встречи Течений,

В зыбких Водах коварных балтийских,

Где Рассвет и Закат есть Свеченья

С Горизонтом далеким и близким,

 

Льды великие в Скалах с Песками

В Незапамятность Остров воздвигли –

Сдавлен Бухтами, словно Тисками,

Он сквозь Глазу незримые Мили…

 

И в Эпоху Народов Броженья,

Когда к Мраку Погода менялась,

Когда Север свое Наступленье

Вел на Юг, где Гордыня смирялась,

 

Был на Острове Стан с Перевалом, –

Место Пиршеств, Удел Возлияний, –

И Воители с волчьим Оскалом

Здесь лечили Рубцы от Деяний…

 

Раз приплыл сюда Флот, устрашая

Даже тех, кто прошел все и видел:

Он пристал, всю Добычу сгружая

В светлых Дюнах, куда его вывел

 

Рок с богами, что вместе тогда лишь,

Когда Вечное нечто куется –

А что именно, ты не узнаешь,

Пока лично тебя не коснется…

 

Грозный Конунг на Брег тогда вышел,

И велел Пир с Ристалищем вместе

Здесь устроить – на Месте, что выше

Дюн и Пляжа у Бухты безвестной.

 

И созвал туда всех, что дрожали, –

Не от Страха, Страстей первозданных:

В эту Ночь Жизнь и Смерть все решали, –

Много Утром нашли Бездыханных…

 

И тогда вышел Воин могучий,

Вызвав Конунга прямо на Битву:

Солнце било сквозь черные Тучи,

Словно в жертвенном Чаде Молитвы.

 

И, сраженный, пал Страх, изливая

Свою черную Кровь, – красным Взором

Жизнь пронзая, что уж истекая,

Была отдана вечным Раздорам…

 

На великом Костре, после Пира,

Вместе с Жертвами Ночи прошедшей

И Награбленным, взятым Насильем,

Окруженный магической Межей,

 

Конунг отплыл во Мрак, полыхая, –

Так как жил, с тем, в чем видел он Гордость, –

К Брегу Звезд и Комет приставая,

Вечных Льдов, отражающих Доблесть…

 

С этих пор сквозь Века проплывали

Здесь Сокровища, Воины, Легенды;

Времена, словно Страсти, сменяли

Свои Лики, Доспехи и Ленты –

 

Брег же этот с высоким Курганом

Стал Горою, где Зелень сокрыла

Сон Кошмара и Дух бездыханный,

Что в себя заключила Могила…

 

И поныне везде у Подножья

Только Кладбища в Зарослях темных, –

Остальное все Тление гложет,

Укрывая от Взоров нескромных.

 

На Вершине ж – Руины, что Гарью

Всюду тронуты в Опустошенье:

Прах Гостиниц, погибших в Пожаре, –

Прах Явившихся без Приглашенья…

 

Путник, знай – ты бредешь по Былому,

Знай, Строитель – ты в Капищах строишь,

Бард бродячий – прислушайся к Грому:

В нем ты Голос Ушедших откроешь!

 

Ветры, Волны и вольные Птицы

Тебе Хором споют Песню эту

В Устье Свины, где Гордым не спится,

Что Костром погребальным согреты!..

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 52 просмотра

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!