Белый цвет зимы ( 1 роман книги "Чёрное на белом"

6 апреля 2012 - Рейлин Беатор

Белый цвет
зимы













Казалось, уснул весь праведный мир, лишь ветер слова издали доносил.
Стоял на коленях юный вампир, у ведьмы руки просил.
Но взгляд был надменен зеленых глаз, улыбка ее мила и хитра.
И, как и прежде, на этот раз, Вампир умолял всю ночь до утра.
Он был самым смелым служителем тьмы, но лишь заметив ее,
Все речи его становились немы, и мысль исчезала в небытие.
Рыжий локон свой, теребя, Она отвечала: "Вампир,
Да как ты посмел! Не для меня молчание склепов и холод могил!"
Хотел умереть он от этих слов, если бы не был мертв до того,
Проклял тогда он свою любовь, и, говорят, улетел далеко.
Дни пролетели, годы прошли. Кончался уж ведьмин век.
На шабаше повстречались они, а ведьма была все еще человек.
Она на коленях молила теперь, (Исчезли следы былой красоты):
- Мой милый Вампир, прошу, мне поверь, хочу стать такой же, как ты.
Но отомстил ей жестоко вампир, костлявую руку, толкнув от себя:
- Я гордую ведьму когда-то любил, Старуха, но не тебя!






1.

1406 год. Туманный Альбион.
Юный Вампир шёл по грунтовой глухой дороге. Он шёл один. Казалось, что он, и одиноко светившая на небе селена, были одни… одни во всём мире… во всех мирах…
Лицо Вампира было чистым, светлым, и, насколько это можно было, посудив, сказать, было грустным. В его голубых глазах, которые чаще были зелёными, отражалось некое одиночество, застывшие слёзы, которые даже не могли выпасть из стеклянных глаз, грусть и печаль, которые не отражались на бледном лице, лишённом эмоций, но понимающему взгляду, возможно, удастся заметить эти черты боли и одиночества…
Он шёл давно, даже сам незнал, сколько… Видимо день, и сию ночь. Он шёл из того места, которое некогда было его домом. Его он покинул по ужасным причинам.
То утро было таким же, как и все – обыкновенным, не предвещающим никакого зла и боли, опасности и слёз. Мальчик сидел, как впрочем, и всегда, в библиотеке, читая книги о викингах, о далёкой, и такой манящей стране – Скандинавии. Его, с самого того момента, как он научился читать, манила эта холодная, снежная, непреступная страна, которая буквально звала юного мальчика – жителя Туманного Альбиона, в свои холодные, белые объятия.
Когда он дочитал книгу до конца, то откинулся на спинку кресла, и, закрыв глаза, растягивал момент удовольствия от прочитанной книги, которая снова зацепила его мечту, тогда в библиотеку вошла Гарда – его мать. Её отец – Иринарх – старый викинг, всю свою жизнь проводивший в боях, в море и горах, назвал свою дочь, о которой он узнал, когда той исполнилось десять лет, от названия элемента меча – своей святыни, в надежде, что она продолжит его дело, но та в ранней молодости, когда ей было 18 лет – столько, сколько было на данный момент Лангтемиру, вышла замуж за уже взрослого мужчину тридцати двух лет от роду, который позже пошёл по стопам тестя – стал викингом, несмотря на то, что жил в Англии. Но позже холодный режим погоды Скандинавии, его лишил ног, и вот теперь отец был в инвалидном кресле, и естественно теперь жил дома. Но его мечта сбылась – он был викингом, хоть и недолгий срок – всего пять лет.
Гарда вошла тихо, но юноша все, же заметил её, и обратил свою юный взор к Матери, красота которой ещё не увяла, а была только на самом пике прелести. Она долго смотрела на сына своими тёмными глазами, в которых по неизвестной причине, уже стояли слёзы. Нужно сказать, что в последнее время Гарда стала часто плакать, была грустна, а порой вообще уходила в себя. Сын видел это, но знал, что никак не может ей помочь.
Через некоторое время она заговорила, и, как оказалось, свои последние слова в жизни. Видимо, это была её последняя воля – обратить свои последние речи к самому дорогому в жизни, которую она потеряет через минуту, - к сыну:
- Сынок, сокровище моё… Я должна тебе кое-что сообщить, только, Лангтемир, выслушай меня внимательно, не перебивай меня, прошу. - Мать очень редко называла сына по имени, и если такое случалось, то это означало, что её слова очень важны и несут большую серьёзность.
- Хорошо, мама.
- Давно, незадолго до твоего рождения, я узнала, что твой дед, то есть мой отец – славный викинг, оставил в Коренсе – это на Западе Швеции, огромный замок – фамильный замок династии Гвецеров. Он – принадлежит тебе, только, как ты понимаешь, нужно добраться до тётушки Зелтоне – она должна отдать тебе некоторые вещи, пойми, это очень важно… - Мать вздохнула. По ней было видно, что такое дыхание давалось ей с трудом, но причину этого, юноша незнал. Пока незнал.
- Что значат твои слова?
- А то, что.… Прости, но твой отец погубил меня.… Уходи…
- Ты о чём?
Но мать не ответила. Юноша задал свой вопрос снова:
- Мама, ты о чём?
- Уходи.… Прости меня… - последнее, что сказала она, и гулко упала на пол. Лангтемир вскочил с кресла, и взял рукой руку матери, но пульса не было. Тогда он решил повернуть тело матери, но его рука зацепилась за что-то твёрдое, находившееся на спине матери. Ощупав её спину, он ошарашено отпрянул. Из спины матери торчал кинжал отца, который проткнул её насквозь. «Отец погубил меня»… - Лангтемир проворачивал эти слова матери несколько раз, а потом, поняв смысл этих слов, резко вскочил на ноги. Он уже не был ребёнком, но всё равно испугался. Лангтемир разозлился на отца, и побежал к двери, а потом, одумавшись, вернулся к телу матери, и, наклонившись к её лицу, поцеловал её щёки, а потом взял её руку, и тоже поцеловав, произнёс так тихо, что даже не было слышно:
- Прости…
Нет, он не заплакал, слёз просто не было, они… они были не к чему, слезами было ничем не изменить…
Он поднял голову от тела матери, но тут его что-то остановило, и он посмотрел вниз. Прядь её золотых роскошных волос запуталась в пуговицах его рубашки. Юноша осторожно оторвал несколько локонов, и, поцеловав их, осторожно, и даже как-то бережно, положил их в карман. Только потом он встал, и, необорачиваясь, пошёл прочь из библиотеки.
Выйдя в гостиную, он остановился в смятении. Ему показалось, что где-то в поместье был запах дыма. Он вошёл в кухню, но там ничего не горело. Тогда он быстро поднялся по винтовой лестнице, и уже резче почувствовал запах дыма, он уже даже видел, что гостиная на втором этаже была заполонена дымом, а из кабинета отца беспощадно вырывались языки красного пожирающего пламени. Немного подумав, он рванул дверь в кабинет отца. То, что он увидел там, было последним, что он помнил о своём доме. Кабинет был в огне: горел стол, все многочисленные книги отца, а на полу лежали останки, которые уже обгорели. Это были останки отца, лежащего на полу, а в метре от него стояло инвалидное кресло. Юноша хотел подбежать к отцу, несмотря на то, что прекрасно понимал, что тому уже не помочь, но рядом – между ними, обвалился потолок, и между сыном и отцом теперь была преграда – единственный и последний раз в жизни.
Затем Лангтемир, почти не осознавая происходящего вокруг, сбежал по лестнице, а затем выбежал из поместья, и побежал по брусчатой дорожке, но, не преодолев и десяти метров, упал лицом в траву, и уже теперь слёзы посыпались градом из его зелёных глаз…
Из юной головы не выходили слова матери: …тебе нужно добраться до тётушки Зелтоне – она даст тебе некоторые вещи, - пойми, это очень важно». Важно… Важно… Юноша не мог понять, что такого важного могла дать ему тётка. Но, не смотря не на что, он поднялся с холодной земли, и повернулся к дому, который уже обвалился, а вокруг собрались люди, тушившие дом. Он некоторое время смотрел на всё происходящее, а за тем пошёл.
Тётушка Зелтоне жила через три улицы от поместья Гвецеров. Очень скоро Лангтемир стоял на пороге роскошного старинного поместья Зелтоне Кволно. Постучав два раза специальным молоточком, расположенном на резной морде льва, украшающим ручку двери, он стал ждать. Почти сразу дверь отворилась, и на пороге показалась дама средних лет, с тонким аристократическим видом.
- Здравствуй, Лангтемир, проходи.
- Здравствуйте, тётушка. – Лангтемир попытался более радужно поприветствовать тётю, но мало ли у кого это получилось бы после того, как на его глазах погибли родители.
Он сел на диван в гостиной, а хозяйка поместья, сложив руки на пышной груди, опёрлась на кресло. Рядом крутилась чёрная кошка, которая мурлыкала и тёрлась о ноги хозяйки.
- Я ждала тебя, Лангтемир.
- Меня послала… Меня мама послала к Вам.
- Я знаю, дитя моё, знаю.
- Что Вы имеете в виду?
Тётя упорно продолжала смотреть на него. Он был поражён силой её взгляда.
- Мне очень жаль их… но, знаешь, Чёрная Хельга никогда не бывает совершенной, - страдания всегда будут…
- О чём Вы? – Лангтемир не понимал загадочных фраз тёти.
- О ком… Я, о твоих родителях. Мне жаль их.… Но каждому написано на тонкой линии жизни своё время, оно отмерено почти каждому.
- Вы уже знаете? – юноша удивился.
- Уже? – так же поражённо спросила тётя. – Хм.… Да, пусть я уже знаю. У тебя много вопросов, и я смогу на них ответить.… На все…
Лангтемир устал. Он не хотел уже ничего.… Очень давно у него не бывало такого ощущения.
- Мама сказала… она сказала, что Вы дадите мне что-то очень важное.
- Да, это так, мальчик мой, но до этого я должна тебе рассказать одни длинную историю.
- Я слушаю Вас, тётя.
- Довольно давно, твой прадед – Князь Фериконт Гвецер, построил огромный фамильный замок – в Швеции, в городе Коренсе. Замок был открыт для всех Аристократов, ведь в замке постоянно проводились вечера только для таких, как они – для высших слоёв. И, вот, однажды на один бал явился… - она возвела на мгновение глаза к верху, а потом продолжила: - явился сам Алехандро, и оставил дар, очень ценный дар, - напиток испытания…
- Тётушка… Алехандро, это же… это же Древнейший Вампир!?
- Да, мой мальчик, да, это именно он был. Ещё он оставил книгу, старинное кольцо – мужской перстень, и меч. Он сказал, что бы эти регалии были отданы наследнику Фамильного замка Гвецеров. А наследником замка являешься ты – Князь Лангтемир Гвецер.
- Но я… я не знаю ничего…не могу…
- Я это понимаю, и не осуждаю тебя. Для получения знаний ты должен выпить «напиток спасения».
- Почему это так называется?
- Ох, мальчик мой, понимаешь.… Понимаешь, когда рождается вампир… да! Именно рождается, его нужно Спасти, то есть вернуть к своей сущности.
- Вы… вы хотите сказать… Тётушка Зелтоне, ох…
- Да, мой милый мальчик, да, ты – рождённый вампир…
- О, нет,… Я даже представить себе не мог, что я…
- Но это к… к счастью, или, к сожалению, правда…
- Но почему, же в таком случае не подвержен тем вещам, которых они боятся?
- Ты ещё не Спасённый…
- Тогда, значит, я человек.… Ох, а я уже начал беспокоиться…
- Нет! – повысила Зелтоне голос. – Ты – не человек! Запомни это! Вот, выпей это, мальчик мой, и ты сам всё поймёшь!
- Я не собираюсь ничего пить! – начал противиться юноша, но и тётя не отступала.
- Пойми, это очень важно!
- Я сказал, что я не буду это пить, и тем более становиться Nosferatum!
- Это была последняя просьба, последнее желание твоей матери…- Тяжело вздохнув, и поставив кулон-сосуд с эликсиром на стол, произнесла Зелтоне. Было видно, что она не очень рада такому решению юноши, но не хотела идти против его слов.
- Будь, как хочешь, Лангтемир…
В гостиной повисла мёртвая тишина. Даже кошка на время перестала мурлыкать, и уставилась тупым взором ярких зелёных глаз в пол. Вскоре Лангтемир вздохнул, и поспешно произнёс:
- Я выпью это, но только из-за памяти и любви к матери!!!
- Ты же не хочешь становиться Вампиром! – отрешённо, опустив голову, произнесла Зелтоне. Лангтемир немного помедлил, а за тем тихо, но смело произнёс:
- Я согласен взять не себя сущность Вампира!
Зелтоне уставилась на юношу пронизывающим взглядом, а затем передала сосуд-кулон.
- Что это?
- Это «Спасительный» напиток.
Лангтемир покрутил на свету кулон, рассматривая цвет напитка.
- Из чего он состоит? – презрительно поинтересовался он.
- Из крови Алехандро, «Снежной крапивы» - его лимфы, «Могильной гнили», множества эфиров, сока Рун, и слёз младенца…
Лангтемир открыл синий кулон-сосуд, а затем выпил всё его содержимое. Как только последняя капля эликсира коснулась его губ, юноша упал без сознания.
Через некоторое время он пришёл в себя. Он лежал на диване, а рядом сидела кошка, и тёрлась о его руки. Зелтоне стояла рядом. Глаза Лангтемира остановились на белом, как снег, потолке. Неизвестно почему, но он его привлёк, хотя, если подумать, что, же может быть такого привлекательного в белом обыкновенном потолке. Но вампир видит обыкновенные для человека вещи по-другому, с другого ракурса; он видит истинную красоту любого предмета, в, то время, когда для человека он невзрачен…
- Выдержал… Молодец.… Значит, ты действительно тот, кем являешься. Ты выдержал испытание травами, значит, и выдержишь испытание, которое называется жизнью… - Голос тёти тоже звучал как-то по-новому, хотя и не изменился… - Как ты чувствуешь себя?
- Незнаю
- Полежи немного, а я сейчас буду… - прошептала Зелтоне, и вышла из гостиной.
Лангтемир продолжал лежать на диване, и смотреть в потолок. Головокружение перестало, и он стал ясно смотреть на всё. Через минуту он приподнялся, и сел на диване. Он почувствовал, что усталости больше нет, он будто бы отдохнул, выспался, и не делал ничего около года.
Он стал смотреть на мир другими, какими-то новыми глазами. Он видел новую красоту, новые вещи, новый мир… совершенно новый мир… Лангтемир опустил ноги на пол, а руки раскинул на диване. Тут он наткнулся на что-то мягкое. Это была кошка. Он посмотрел на мурлыкающее животное, и его остановил взгляд кошки. Два ярко-зелёных огня, горящих пламенем, смотрели на Лангтемира какими-то родными, даже понимающим родственным взглядом. Он про себя отметил, что раньше это была просто кошка, а теперь он как будто бы прочёл её свойства, понял её суть и сущность.
- Ну, как ощущения, Лангтемир? – в гостиную вошла тётушка, неся в руках мешок с какими-то вещами.
- Да…. А кошка… что с ней?
- Что? Хм… она… она просто жива…
Лангтемир ещё некоторое время смотрел на вылизывающее свою гладкую чёрную шерсть животное, которое позже свернулось калачиком, и продолжило тихо мурлыкать свои песни.
- Знаете, у меня такое ощущение…
- Что мир изменился?
- Ну, да.… Все краски стали какими-то насыщенными, живыми, яркими…
- Так оно и должно быть.
- Что со мной произошло?
- Хм… ты знаешь, ничего…
- Но я чувствую, что…
- Что?
Ответа не последовало. Женщина спросила ещё раз, но ответа снова не было, и тогда она тихим смехом залила комнату.
- Я стал Вампиром?
- Стал? – Ты им и был, мой мальчик… - Лангтемир тяжело вздохнул.
- Подойди ко мне, я должна дать тебе реликвии, и наконец, выполню свою миссию, для которой я и живу.
Лангтемир подошёл к стоящей возле стола тёте, и опёрся руками о столешницу, выполненную из красного дерева, и украшенную венецианской резьбой. Женщина вытащила перстень.
- Это – перстень Алехандро, он даёт тебе силу, и Его защиту. Так же это своего рода пропуск во многие общества и места. Этот перстень сделает своё дело.
Лангтемир посмотрел на серебряный перстень, на котором готико-кельтской резьбой был выполнен орнамент, а византийской резьбой была выгравирована буква «А», а за тем он его одел, но не почувствовал никаких изменений.
- А вот это – книга. Древнейший фолиант, который ответит на множество твоих вопросов.
- О чём она?
- О чём? – тётушка немного помолчала, а потом сказала:
- О жизни.… О мире… обо всём, и всех, в ней ты найдёшь всё, что захочешь.
Лангтемир принял книгу, а затем открыл её, и удивлённо взглянул на Зелтоне.
- Ха-ха! – Тётушка усмехнулась.
- В чём дело? Она пуста!!!
- Закрой книгу!
Лангтемир сделал так, как велела ему тётя.
- Теперь произнеси то, что хочешь узнать.
Лангтемир задумался.
- Главное правило жизни?
- Теперь открой и прочти!
Юноша раскрыл книгу. На чистом листе, белом, как снег, каллиграфическим почерком было выцарапана фраза:
Memento mori!
- Так не было же ничего написано!
- Эта книга отвечает на вопросы, а не содержит ненужный беспорядок пустых слов. Поверь, она тебе пригодится.
- Спасибо.
- И ещё… - женщина достала длинный предмет, завёрнутый в кожу.
- Это тоже теперь принадлежит тебе.
Юноша развернул кожу, и восхитился. Он держал в руках настоящий Гладиус! Сто двадцать два сантиметра сплава стали, вольфрама и серебра, зажгли в глазах вампира такой огонь, который растопил бы даже лёд Скандинавии. И этому огню было не потухнуть никогда…
- Я смотрю, тебе это понравилось. Что ж, это принадлежит тебе.
- Я благодарю Вас.
- Не нужно этого… Солнце село, ты должен идти.
- Спасибо.… Но куда?
- Куда захочешь, теперь ты свободен.
- Я пойду в Коренс.
- Будь осторожен. И ещё, на – возьми.
- Плащ?
- Да, он спасёт тебя от солнца, холода и дождя. Это просто одежда.
- Спасибо. – Лангтемир заложил за спину меч, надел плащ, спрятал фолиант, и подошёл к окну. Он недолго смотрел на закат, смотрел, как гасло солнце, неистово катившееся вниз – ниже горизонта, как оно последними лучами – больными лучами, ухватывалось за клочки земли, но всё равно это, ни к чему не приводило хорошему, а только всё ниже и ниже утопало за горизонтом. Через некоторое время он повернулся, но Зелтоне нигде не было, и тогда он подошёл к входной двери, и взялся за ручку. Но его что-то остановило, и он посмотрел в пустую комнату, и неизвестно кому, тихо произнёс:
- Спасибо.
А за тем вышел из особняка тёти, и пошёл сам не знаю куда. Зелтоне стояла на втором этаже, и смотрела вслед уходящему юному вампиру, который в силу своей неопытности, был ещё очень глуп. Некоторое время она просто не сводила глаз со спины мальчика, а затем тихо произнесла:
- Audentis Fortuna juvat.
Лангтемир отошёл от поместья примерно на сто метров, а затем повернулся. Двухэтажный коттедж был тих, пуст, и как-то одиноко стоял в вечерних сумерках. Он сразу же отвернулся от этой мёртвой тишины, и побрёл дальше.
Он шёл медленно, смотря лишь на дорогу, как поднял глаза. Он взглянул на весь мир новыми, совершенно новыми глазами, глазами вампира. Он видел, что деревья действительно живы, медленно восходящий Мёртвый Глаз Одина , мертвенно белый, то, что он отливает холодом и одиночеством. В груди у Лага всё затрепетало, и он начал метаться во все стороны, как зверь в клетке, ему было мало свободы, ему не хватало воздуха и пространства.
Рядом с домом Зелтоне начинался лес. Поэтому он побежал туда. Юноша хватался за деревья, и падал на холодную землю. Его тело перерождалось, и это было довольно больно. Это тяжело становиться совершенно другим существом, существом со своим миром, со своим взглядом на жизнь, с новым чувством и ощущением целостности…



2.

Лангтемир шёл незная куда, незная зачем. Хотя нет, он знал, куда и зачем – он держал путь в Швецию, но это было тяжело, и он это понимал, но хотел исполнить последнюю просьбу матери – найти фамильный замок Гвецеров.
Он уже прошёл лес, и теперь шёл по чистой ровной местности. Он уже почувствовал острый укол голода, но незнал, что ему в такой ситуации делать. Ему было больно, что Зелтоне сделала его неизвестно чем, а что с этой сущностью делать, не объяснила.
Его раздумья нарушил слабый визг девушки. Лангтемир прислушался. Всё стихло. Но его слух стал острее, и он слышал, что девушке закрыли рот рукой, или ещё чем-то, и она отчаянно боролась. Лангтемир не мог понять, какое чувство проснулась в нём – чувство сострадания и жалости, или жажда крови. Но не разберя чувств, он все, же пошёл туда, откуда раздался крик.
Немного пройдя, он наткнулся на своего рода чащу. Пробравшись сквозь деревца, он увидел перед собой небольшую усадьбу. Лангтемир поразился, что такое здание спрятано в чаще.
Возле здания он заметил лёгкое шевеление на земле, и подошёл ближе. Потом ещё ближе. И вот он уже приблизился к тому, что было на земле, и рядом. На земле лежало тело девушки, которое было изранено, а из шеи тонкими маленькими струйками вытекала кровь. Рядом с умирающей девушкой сидела ещё одна, и плакала. Увидев юношу, она хотела было закричать, но Лангтемир закрыл рукой ей рот, и заглянул жертве в глаза. Он смотрел в молящие, полные ужаса глаза, соображая, сколько ещё времени они будут живы. Но это продолжалось недолго. Он вонзил свои белые клыки в её тонкую юную шею, и в рот сразу же брызнула такая вкусная, горячая, ещё живая кровь… Он насладился ею сполна, и опустил тело девушки на землю. Потом он наклонился к телу первой девушки, но сразу, же отпрянул, потому что она перестала содрогаться – она умерла. Незнаю, известно ли Вам, что вампиры не пью мёртвую кровь – это их убивает… Мёртвая кровь страшнее и хуже солнца или воды.
- Что тебе нужно? – Лангтемир услышал за своей спиной грубый мужской голос, и повернулся. Перед ним стоял юноша, примерно на голову выше него, но был худощавее.
- Я… я…
- Хоть бы научился излагаться!
- Ну, я… я тут…услышал…
- Говори чётче, упырь!
Лангтемира разозлило такое обращение, особенно от себе подобного. Он хотел уже ударить сородича, как рядом послышался звонкий и нежный женский голос:
- Фиофилакт, что ты мешкаешься тут? – Девушка подошла ближе. Её глаза горели ярким зелёным светом. Её красота озарила светом промозглую темноту. Он смотрел на неё, и понимал, что кожа просто не бывает такой белой, а черты лица – такими совершенными, это, несомненно, была истинная красавица, и предмет мужских похотливых желаний.
- Ооо! Милая, просто тут тип какой-то…
Девушка смотрела на Лангтемира своим кошачьим взглядом, а потом спокойно произнесла:
- Привет, красавчик!
- Здравствуй…
- Меня Хельга зовут. Хельга Мэрндо.
- Лангтемир Гвецер. – он поцеловал девушке руку.
- А это – Фиофилакт дэ Кьедо. Ты не обращай на него внимания, у него своего рода мания величия. Лангтемир промолчал.
- Я смотрю, ты стеснительный. Может, - она подошла к нему ближе, и провела тонкими пальцами по его руке, и вмиг отпрянула.
- Что, Хельга? – озабоченно спросил Фиофилакт.
- Перстень…
Фиофилакт взял руку Ланга, и остался поражённым, как раз его удивление осветила вышедшая из-за туч селена.
- Перстень Алехандро…
Через некоторое время Фиофилакт произнёс:
- Примите мои извинения за грубость. Сожалею, я был не прав.
- Принимаю. Всё нормально.
- Как на счёт развлечься?
- Хельга! Ты, кажется, слишком пьяна! Убери слой шлюшизм, и иди, сообщи всем, что скоро будет веселье!
Девушка нахмурилась, но всё – таки ушла, и исчезла в поместье.
- Как долго ты существуешь?
- Я с сегодняшнего дня…
- Ты совсем ещё юн… Мы поможем тебе. Ты голоден?
- Уже нет… - он указал на труп девушки. – Хотя ещё раз поесть не откажусь…
- Ну да… - Фиофилакт тоже взглянул на трупы. – Отлично. У нас сегодня вечеринка, бери любую, и развлекайся. В общем, делай, что хочешь! Идём.
Лангтемир уловил то, что тётя была права – перстень действительно делает своё дело. Они вошли в поместье. Внутри оно было больше, ежели казалось снаружи. Помещения были освещены свечами, и за счёт этого было очень светло. В первой комнате было пусто. Во второй комнате и находились все участники вечера. На больших кожаных диванах лежали мужчины и юноши, а рядом с ними было по несколько роскошных сексуальных женщин в корсетах, лентах и кружевах. Все занимались, чем хотели: кто-то предавался любви, кто-то пил вино, а кто-то кровь.
- Минуточку внимания! Хотелось бы представить Вам нашего почётного гостя. Это – Лангтемир Гвецер. Мужчины взглянули на юношу, а потом перевели взгляды на своих богинь, которые в свою очередь рассматривали красивого юного вампира. Одна девушка встала, и, взяв два бокала вина, подошла к Лангтемиру, и дара один бокал, а за тем коснулась своим телом юноши, и ласково прошептала в ухо:
- Добро пожаловать.
Лангтемир провёл рукой по талии девушки, и та, закружившись, ярко засмеялась, и отошла от Ланга. А он в это время осушил бокал вина, и сел на диван к девушкам, которые подали ещё один бокал вина.
- Меня Нэрта зовут, - сказала блондинка с грубыми чертами лица, но очень ясными и вызывающими глазами.
- А меня Бригида. – в свою очередь представилась бледнолицая девушка с чёрными волосами.
- Милые, у меня глаза разбегаются.… И руки тоже. Я даже незнаю, какая из вас лучше…
- У нас нет плохих, поверь, - произнесла, смеясь, Хельга.
Вампиры развлекались всю ночь: пили вино, превращали в остатки тел людей, и предавались любви. В эту ночь Лангтемир испытал ещё одно перерождение – он стал Мужчиной.
Утро обещало быть пасмурным, и по тому Лангтемир не боясь, оделся, взял все свои вещи, и отправился в путь. Теперь он был сыт, свеж, и полон сил.
Действительно, утро было очень пасмурным, даже срывался дождь, что для Англии привычно. По этой причине юноша укрылся под деревом, разместился на камне, и раскрыл карту, которую он взял у Нэрты. Он понимал, что по морю было добраться легче, но у него не было лодки, а на попутном корабле, он возможности не видел, - у него не было средств. А если добираться до Коренса пешком, то это займёт много времени, да и сил отнимет тоже не мало.
Дождь кончился, а Лангтемир так т не решив, что ему делать, и как быть, встал, и пошёл дальше. По пути он решил, что нужно пересечь пролив, и попасть на континент. Юноша пересёк степь, и уже видел неподалёку начинающийся лес. Он шёл по дороге, и раздумывал о… он сам не знал, о чёс он думал, вернее не помнил, потому что его раздумья перебил непонятным звук. Юноша остановился, и прислушался. Звук доносился сзади, и становился всё громче. Он повернулся, и чуть не оказался сбитым с ног лошадью, вернее двумя чёрными жеребцами. Наездник снял капюшон, это оказалась Хельга.
- Здравствуй, вампир! Быстро ты нынче ходишь – за тобой не угнаться. Довольно тяжёлое занятие.
- Здравствуй, Хельга. Что ты делаешь тут, и как ты меня нашла?
- Ну, вообще-то карту взял ты у нас. У меня тоже есть карта, я просто догадалась о твоём маршруте.
- а для чего ты меня искала?
- Для чего… для чего.…Эх.… Ну, ладно, Лангтемир, я тогда поехала назад.
- Стой!
- Что ещё?
- Не уезжай, останься!
- Нет, я уеду. И ты тоже! Давай, прыгай на Мита.
- А я - то думал, для чего тебе два коня.
Лангтемир с детства сидел на лошади, поэтому он с лёгкостью запрыгнул на Мита, и они поехали.
- Куда Мы едем?
- А куда тебе надо?
- В Коренс. – Лангтемир вздохнул.
- Ну, вот туда Мы и едем.
- И ты?
- А ты против? – девушка остановилась.
- Нет, милая, я не против. – Лангтемир тоже остановился, и взял девушку за руку.
- Ну, так вот. – Хельга сурово посмотрела на него, и поехала дальше. Лангтемир последовал за ней. – Нам нужно попасть на континент.
- Но как это сделать?
-Это довольно просто – через портал. – Немного подумав, произнесла Хельга.
- Через что?
- Через портал. Ты, разве, незнаешь, что это такое?
- Ну, знаю, слышал. А где Мы его найдём?
- Я открою.
- Ты?
- Да, я. Ах, ну да, ты же незнаешь, что я ведьма…
- Ведьма? Вот это да! Я действительно незнал.
- А тебе сколько лет?
- Мне? Мне восемнадцать.
- Ты ещё совсем молодой…
-Да, но я буду всегда таким, могу только лишь стать красивее и сильнее, а тебя ждёт старость.
Хельга промолчала, и закусила язык, но по ней было видно, что она обиделась.
- Прости, я не хотел тебя обидеть.
- Всё нормально. Кстати, ты потомок Алехандро?
- Нет – Лангтемир рассказал то, что произошло дома у Зелтоне. Так же он рассказал о родителях.
- Мне очень жаль.
- Да, нормально всё. А тебе сколько лет?
- Семнадцать мне… - девушка покраснела, а Лангтемир усмехнулся, вспомнив, что было ночью.
- Да ну тебя, похотливый дурак! – Смеясь, сказала Хельга, и погнала коня вперёд. Лангтемир тоже погнал коня, и сразу же догнал Хельгу, которая всё быстрей и быстрей гнала лошадь. Через некоторое время, оба запыхавшись и уставши, привязали к дереву лошадей, а сами пристроились возле дерева. Хельга раскрыла карту, и Лангтемир поразился:
- Мне кажется, или…
- Нет, тебе не кажется, она действительно живая. Вот, смотри, скоро будет дождь. Значит, нам нужно переждать грозу. Так-так… Ага, вот смотри, в двадцати километрах южнее, есть городок, а в нём отель, ну, или на крайний случай – постоялый двор, куда нам и нужно ехать, и побыстрей, иначе…
- Тогда поехали, кстати, ты там можешь поесть.
- Да, я действительно жутко голодна! А как же ты?
- Я как – нибудь справлюсь, - смеясь, сказал Лангтемир, и прыгнул на Мита. Хельга свернула карту, и тоже залезла на коня, и они поехали через лес, за которым были холмы, а за тем и городок, где они и собрались остановиться. До города они добрались быстро, и без приключений. В городе они нашли постоялый двор, и заселились за пять минут до начала грозы.
- А вот и ливень, хорошо, что мы успели… - Хельга сидела на узком окне со стаканом Глинтвейна, а Ланг сидел за столом, и тоже пил этот горячий напиток.
- Какие планы будут дальше?
- Я тут подумала, - девушка соскочила с окна, достала из походной сумки карту, раскрыла её на столе, и продолжила:
- Можно отправиться через Францию, потом через Бельгию и Германию, так попадём в Данию, а за тем на лодке или корабле – в Швецию.
- Да, думаю, это наиболее выгодный вариант, так будет лучше. Ты права, Хельга. – Лангтемир тоже смотрел на карту, и представлял, как это будет.
- Я хотел тебе кое-что сказать, вернее спросить.
- Я слушаю тебя.
- Мне… мне нужна помощь.
- В чём?
- В моей новой жизни. Я надеюсь, я могу тебе доверять?
- Конечно, можешь! – Девушка на время задумалась. – Какая именно помощь?
- Помоги мне выжить…
- У тебя есть артефакты?
- Да, мне Зелтоне дала меч и книгу.
- Что за книга?
- Foliantum Deu .
- И ты говоришь, что тебе нужна помощь? И так все карты у тебя в руках!
- Но я незнаю, что мне с этим делать.
- Запомни одно правило: полагайся на свои чувства, вот и всё!
Ланг задумался. По его лицу было видно, что он не понял ничего, но Хельга ждала. В конце концов, он сказал лишь риторическое:
- Незнаю…
На этом разговор и закончился. Хельга приготовила еду, поужинала, а за тем легла спать, а юноша продолжил сидеть за столом перед книгой, и снова он незнал, что ему делать. Он просидел почти весь вечер за столом, но так ничего не предпринял. Хельга проснулась, и подошла к юноше. Он посадил её к себе на колени, и обняв за талию, положил голову на грудь. Девушка стала гладить его по голове.
- Ох, милый мой вампир…
- Хельга, а почему у тебя пальцы светятся?
- Что? А, пальцы… Пальцы! – девушка взглянула на свои руки, и встала с колен вампира.
- Что случилось?
- Здесь где-то есть портал…
- Ты это чувствуешь?
Девушка не ответила. Она стала водить руками по воздуху, и вскоре в воздухе возникло маленькое зелёной окошко.
- Портал открыт. Он недолго будет открыт, нужно торопиться.
- А мы в Коренс сразу можем попасть?
- Нет, я ещё слаба. Мы можем только во Францию материализоваться, а дальше разберёмся, главное, что мы попадём на континент.
- А как же лошади?
- Они всё равно были чужие.
Лангтемир собрал свои вещи, а Хельга была уже готова – она взяла сумку, и они с юношей прыгнули в портал, который сразу же закрылся.
Молодые Вампир и Ведьма попали в лес. Ланг помог Хельге подняться с земли.
- Спасибо.
- Что теперь будем делать?
- Сначала нужно узнать, где мы находимся. – Она раскрыла карту, и подождала некоторое время, и на карте появились очерки местности.
- Мы сейчас на расстоянии ста километров от граница с Бельгией. Тут недалеко есть маленькая деревушка – на конце леса, мы может остановиться там на день, и можем найти лошадей.
Хельга свернула карту, и они пошли. Они долго шли по лесу, и через несколько часов он начал редеть, а потом вовсе кончился, и они увидели маленькую деревушку.
Войдя на территорию населённого пункта, они сразу же наткнулись на пожилого мужчину, но они не поняли, на каком языке он говорил, он только махнул рукой в сторону. Они пошли дальше. Им встретился ещё один мужчина в длинном синем плаще, с длинной бородой, и широкополой шляпой, закрывающей глаза. Лангтемир был поражён, и поэтому он не мог говорить – он лишился дара речи. Хельга ничего не заподозрила, и спокойно спросила:
- Здравствуйте! Простите, не подскажете ли Вы, где тут можно остановиться?
Мужчина, не поднимая головы, махнул рукой в сторону центра деревни. Хельга поблагодарила старика, и они с Лангтемиром пошли дальше. Через несколько метров Хельга заметила ошарашенность друга, и остановилась, затем спросила у него:
- Лангтемир, что случилось?
- Разве ты не узнала его?
- Кого?
- Отца всех Богов, и всего Мира…
- Его? - девушка повернулась назад, но старика не было.
- Где он? Он исчезнуть так быстро не мог! Мы ведь прошли всего семь метров!
- Смотри, милая, там что-то лежит! – оба подбежали к предмету на земле. Лангтемир поднял предмет с земли.
- Это Руна Воина! – восторженно проговорила Хельга.
- Я о том же!
Девушка немного подумала, а потом, округлив глаза, тихо проговорила:
- Один…
- Спасибо тебе, Всеотец!
- Ладно, идём.
Молодые люди дошли до центра деревушки, где было много народа. Хельга подошла к молодой паре:
- Здравствуйте. Скажите на милость, Вы, не знаете ли случайно, где тут можно нам остановиться?
- Приветствуем Вас, странники. Вам нужно надолго?
- Нет, на ночь, вернее на день. – Парень с девушкой переглянулись, и девушка продолжила:
- Идёмте.
Пара провела странников к небольшому двухэтажному дому, и вошли в него.
- Христофор!
- Да, я иду! – с соседней комнаты послышался грубоватый мужской голос. – О! Здравствуйте.
- Христоф, у нас тут странники, нужно им на ночь остаться.
- Хорошо, Мэган, спасибо, я разберусь, можете идти. Ну, давайте, не стойте в дверях, проходите. Меня Христофор зовут.
- Меня Лангтемир, а это моя… моя девушка – Хельга.
- Очень приятно, ребята. Идёмте, я покажу Вам Вашу комнату. Они поднялись на второй этаж, и Христофор показал им их комнату.
- Ланг, пойдём со мной, а к тебе, Хельга, сейчас моя жена придёт.
- Для чего? – в унисон спросили Вампир и Ведьма.
- Узнаете.
Христофор и Лангтемир вышли из комнаты, и пришли в кабинет хозяина постоялого дома.
- Садись, пить будешь?
- Да, спасибо, не откажусь.
- Ну, чай и кофе предлагать бессмысленно. Вино, или глин?
- Глин, только без яблока.
- Ну, это понятное дело.
Мужчина приготовил гостю глинтвейн, как тот просил – без яблока, и, подав ему стакан, тоже сел, предварительно налив себе вина.
- Спасибо. А для чего Вы меня позвали?
- Если ты не против, то я закурю… - Мужчина закурил сигару, и, глубоко затянувшись, выпустил дым, а затем произнёс вопрос:
- Владеешь им?
- Кем?
- Тем, что является руками, ногами и головой воина.
Лангтемир поднялся, снял плащ, и, сняв меч, снова сел.
- Им?
- Да, только не нужно спрашивать, откуда, куда, зачем, и что – по – чём!?
Лангтемир замялся, но вскоре, но вскоре ответил:
- Я ещё не держал его в руках, я лишь с недавнего времени…
- Успеешь ещё. Ты что, совсем юный ещё? Прямой наследник Алехандро?
- Нет, меня вернули, меня Спасли…
- Рожденный – это серьёзно. Лангтемир, я хочу тебе кое – что сказать, кое – что предложить, но для начала я вот что хочу спросить. Ты куда направляешься, и зачем?
- Мне нужно попасть к Коренс. Там, как сказала мне мама и тётя, находится фамильный замок Гвецеров – нашей семьи.
- Так ты сын Иринарха Гвецера? – мужчина округлил глаза.
- Да, а Вы откуда его знаете?
- Мы вместе ходили в походы – мы были лучшими друзьями. Кстати, это я его тогда спас, когда он лишился ног.… Как он там?
- Он… Его больше нет.… И матери тоже…
- Прости, я не знал. Мне очень жаль.
Они некоторое время молчали, но потом Христофор продолжил:
- Так как ты собираешься добираться до замка?
- Мы с Хельгой решили пешком до Дании, а там найти судно – она сказала, что у неё есть деньги. А что?
- Я хочу помочь тебе. Какие планы у тебя на будущее?
- Я хочу стать викингом, как отец.
- Он всегда мечтал об этом. Я могу научить тебя тактике боя мечами.
- Вы думаете, я смогу?
- В наших жилах уже течёт кровь, пропитанная Скандинавией… - он специально выделил второе и последнее слова. Лангтемир понял причину.
- Сколько это займёт времени? – Лангтемир ожидал услышать любую цифру, но то, что он услышал, вводило его в ступор, хотя это был самый верный ответ:
- Вся жизнь…
- У меня нет времени!
- На что? На жизнь? – Христофор усмехнулся. – Ты что, думаешь, что я смеюсь? Отнюдь…
- Хорошо. А сколько времени можно обучаться азам? Если, конечно, так можно выразиться.
- Ну, около двух месяцев. И это при двадцатичетырёхчасовой нагрузке.
- Я готов!
- Молодец. Я знал, что ты примешь нужное решение.
- Христоф, скажи, сколько это будет стоить?
- Нисколько. Так же, как и ваше с Хельгой проживание в Обители.
- Так это Обитель?
- Ты ещё не понял этого?
- Да уже понял… Спасибо Вам.
- Не нужно благодарности, это наша обязанность обучить неопытных. Завтра найдёшь меня в главной столовой, а сейчас иди, тебе нужен отдых.… И что-то ещё? – Христоф угадал.
- Да, мне нужна пища.
- Хорошо, я так и понял. Тебе принесут пищу, не беспокойся.
- Спасибо.
Лангтемир вышел из кабинета Христофора, и, пройдя по коридору, зашёл в комнату, которая ожидала стать их временным домом. Хельга сидела на кровати, подогнув под себя ноги.
- Хорошо, что ты пришёл.
- Что-то случилось?
- Нет.
Он сел рядом с девушкой на кровать, и посмотрел ей в лицо.
- Где ты был?
- Меня Христофор будет обучать азам боя мечом.
- Да, я знаю. Это – Тёмная обитель, только очень маленькая. А ко мне приходила его жена – Анверта. Она обучит меня некоторым заклинаниям, обрядам, и, грубо говоря, всяким таким штучкам.
- Это хорошо. Очень большая помощь для нас с тобой.
- Я тоже так думаю.
Тут в дверь постучали, и в комнату вошла девушка с подносом.
- Ваша еда, новобранцы.
А потом она вышла. Хельга подошла к подносу, на котором стояли кувшины, стаканы, и тарелка, накрытая крышкой. Она подняла её, и втянула в себя приятный аромат жареного мяса и специй.
- Как приятно пахнет эта еда! Так, а что у нас здесь? - девушка подняла крышку кувшина, и заглянула внутрь.
- Что это?
- Не трогай, это моё. – Лангтемир встал с дивана, и отнял у девушки кувшин.
- А что там?
- Ты слишком любопытная! – огрызнулся вампир, и залпом выпил содержимое глиняного кувшина.
- Ты мне не доверяешь?
Юноша её не слышал, он наслаждался этим приятным, горячим, с медным привкусом, напитком.
- Не остыла ещё…
- Это кровь?
- Да.
- Ну, тогда понятно. Я тоже примусь за еду. – Она взяла тарелку, и сев за стол, начала с аппетитом уплетать жаркое. Она тоже была голодна, она так же не ела двое суток.
После ужина они легли в постель. Промолчав какой – то момент времени, Хельга тронула тонкую струну тишины.
- Тебе тяжело?
- Ты о чём, милая?
- Ну, ты почти не спишь, не ешь нашу еду, избегаешь солнца, воды, и многого другого.
- Нет, всё нормально, я выдерживаю.
- Лангтемир.… Сделай меня такой же, как и ты!
Юноша изумился:
- Что? Для чего тебе это?
- Я хочу этого, мне надоело так жить.… Жить этой проклятой жизнью, притягивать все моменты будущего, что бы быстрей прожить жизнь.
- Хельга, ты подумай, что потом ты просто умрёшь, и всё то, к чему ты стремилась, всё, что ты сделала, и чего достигла, просто рассыпится прахом, и превратиться в пыль… Ты зря притягиваешь все моменты будущего, ведь секунду, которая только что прошла, уже не вернуть, она канула в века…
Хельга отвернулась, и тихо заплакала. Лангтемир не стал её успокаивать, потому что та плакала не из – за того, что юноша обидел её, а из – за того, что он сказал правду…
Немного забегая вперёд, я скажу, что после этого случая, она действительно стала беречь каждую минуту, каждый момент, каждый вздох…









3.
Утром, когда Хельга проснулась, Лангтемира уже не было в комнате. Тогда она поела, привела себя в порядок, и спустилась в столовую. Там было две девушки, и юноша. Одна из девушек сказала:
- Здравствуй, ты – Хельга?
- Да, здравствуй, ты права, это я.
- Очень приятно, меня Триш зовут, а это моя сестра Амбер. Ну, а это наш верный спутник и друг – Лорс, правда, ты с ним не заведёшь разговор – он немой, правда слышит, так что, если нужно будет, он ответит жестом.
Юноша в знак согласия махнул головой.
- Очень приятно. А Вы тут, какими судьбами?
- Мы сбежали из дома, когда нас хотели убить, теперь мы в бегах. Сюда, в обитель мы попали случайно, так же как и Вы – мы просто искали убежище. Теперь Обитель дала нам защиту и кров.
- А Лорс?
- Мы незнаем. Скажи, а ты ведьма?
- Да. А Вы кто?
- Мы – Боевые ведьмы, а Лорс – медиум – открывает порталы, и тому подобные мелочи. А мы видели, что с тобой юноша был. Кто он?
- Вампир. Потомственный викинг. Сейчас направляемся в его замок, а дальше…
- Ну да, это понятно. Их мужские дела, это такой тёмные лес. А он симпатичный… Он тебе кто?
Хельга замялась. Она решила показать истинную гордость ведьмы:
- Никто. Он влюблён в меня, уже даже голову потерял…
- А ты что?
- Он – вампир. Не для меня молчание склепов и холод могил…
- Незнаю, мне он показался таким лапочкой… - мечтательно пролепетала Амбер. – Не ревнуешь, Хель?
- Нет, конечно!
- Так, здравствуйте! Я смотрю, ВЫ уже познакомились? Это хорошо. – В столовую вошла их учитель колдовства – Анверта. Все поприветствовали женщину.
- Итак, сейчас давайте поднимемся в кабинет, думаю, нас там уже ожидают.
Все встали, и пошли на второй этаж. Пока они поднимались по лестнице, Хельга видела, как во внутреннем дворе тренируются Лангтемир, и ещё семеро таких же новобранцев. Она видела, как юный вампир легко держит тяжёлый и длинный Гладиус, как он отбивает мечи мнимых противников, как улыбка играет на его милом лице, а в глазах горит ярый огонь…
Они поднялись на второй этаж, и, перейдя в другое крыло здания, вошли в так называемый кабинет. Там их уже ожидали трое парней.
- Здравствуйте. Знакомьтесь, это – сёстры Триш и Амбер, Хельга и Лорс.
- Очень приятно. Меня Эдмунд зовут. А это, - он указал на блондина,- Кейн, а это Лайгл.
- Очень приятно. Меня Анверта зовут. Я буду вашим учителем. Садитесь все.
Когда все уселись, Анверта начала урок, но вдаваться в подробности урока колдовства я не буду, ведь повествование идёт о воине.
А Лангтемир тем временем устал, и поэтому все сели на скамейки, и на камни.
- Так, у нас отдых – пятнадцать минут. – Громко произнёс Христофор.
Лангтемир сидел на камне, рядом с парнем, с которым они стали общаться с Кельсоном. Тот протянул ему фляжку с водой. Лангтемир отпил, и улыбнулся:
- Спасибо, друг.
Во фляжке было вино.
- Да не за что, только не увлекайся.
После отдыха Христофор оставил на площадке лишь четверых парней – Лангтемира, Кельсона, Джефера и Льёра, а остальных отослал в комнаты, и на отдых – до следующего дня.
- Итак! – Христофор знаком показал ученикам, что отдых окончен, и все послушно встали.
- Сейчас я Вам покажу кое – что из ряда теории. Смотрите внимательно! – он начертил своим мечом на асфальтовой площадке круг, а затем став в боевую позицию, начал быстро передвигаться по кругу, манипулируя мечом. Юные бойцы видели, как на асфальте возникают различные линии и полосы, перекрещивающиеся во многих местах, и просто одиночные. Христофор передвигался довольно грубо, но это было грациозно, его меч был подобно продолжению тела. Конец тоже был неожиданным: Христофор резко остановился, и опустил меч, остриём чуть ли не проткнув асфальт.
- Запомните, что примерно так должен двигаться настоящий воин и мужчина. - он указал на линии на асфальте. – Знаете, владение мечом, бой, - всё это подобно страстному танцу, это тяжело объяснить словами и сложной терминологией, эту красоту, это искусство нужно понять…
Все молчали, потому что были восхищены тем, что они только что увидели. Христофор выждал время – он ждал именно этой реакции юношей, и вот, он её дождался. Он понял, что стоит разрядить обстановку:
- И теперь Вы должны добиться такого умения, результат которого будет написан остриём Вашего меча на асфальте. На это у Вас должно уйти семь дней.
Парни изумились короткому сроку.
- Кто не справиться, тот узнает, где здесь выход.
Юным бойцам ничего не оставалось, как молча согласиться с учителем.
- Спасибо.
- Занимайтесь, сколько хотите и когда хотите, но что бы через семь дней Вы были готовы, кто не сможет.… Ну, думаю, Всем понятно, так что всё, я ухожу, у меня дела. Удачи!
Христофор ушёл, а парни некоторое время ещё смотрели на следы на асфальте, а потом все разошлись.
Лангтемир вошёл в комнату, где уже сидела его спутница, которая сидя за столом, изучая книгу, нарочно не поприветствовала и не произнесла ни слова. Лангтемира это не затронуло, по крайней мере, он не подал виду. Потом девушка ужинала, а он просто лежал на кровати с закрытыми глазами. Когда настал момент ложиться ей в постель, он отвернулся и отодвинулся, давая ей лечь. Девушка, немного подумав, легла, и тоже отвернулась.
Он не был на неё обижен, он просто знал характер женщин (примером была его мать), он просто ждал, пока она перешагнёт через свою ярую гордость ведьмы, и сама заговорит с ним.
Это случилось почти сразу после того, как он подумал об этом. Хельга повернулась к нему, и провела ногтем по голой спине. Тот не как не отреагировал, тогда ведьма придвинулась ближе, и, перекинул руку через тело парня, запустила её в область паха. Ланг был возбуждён, он страстно хотел эту дикую, непокорную кошку, которая уже применяла в ход свои коготки, и тогда он резко развернулся к ней, и поцеловал в губы. Девушка не ожидала этого, и поэтому оказалась слаба, в данном случае она являлась жертвой, с которой совокуплялись всю ночь. Нет, она не была против, наоборот, ей нравилось быть игрушкой у безжалостного кровопийцы, ей нравилась их вампирская жёсткость, грубость и одновременно нежность; ей нравилось, что он часто проводит своими клыками по её белоснежной тонкой коже, под которой пульсировала и пульсировала кровь в венах, которые так и оставались нетронутыми…
Во всех книгах пишут, что вампиры грубы и холодны, но я на своём немалом опыте хочу опровергнуть эти слова. Знаете, у тех, кого падаль называет «бледнолицыми», очень жаркие чувства, у них нежность проявляется через грубость, боль и кровь… Они в своём роде мазохисты, но с той, же стороны очень нежны…
Утром они снова были как чужие. И так на протяжении всего времени, что оба были вместе, но одновременно порознь. Это игра, игра Детей Ночи, которые просто лишь забавлялись друг другом. Вообще для Детей Ночи секс является развлечением, от которого они всегда теряли, и продолжают терять голову. Для них это обыденность, как для человека поглощение воздуха.
Прошла неделя. Всё это время Вампир и Ведьма так и общались лишь ночью, ведь днём Лангтемир занимался отточкой хорошей техники движения во время боя, а Хельга занималась колдовством.
За поставленный учителем срок, Лангтемир справился, и все собрались, что бы посмотреть его технику «танца». На это зрелище собрались все семь таких же учеников, и непосредственно Христофор.
Лангтемир великолепно продемонстрировал своё умение, и все остались, восхищены, а Христофор оставил его в своих учениках. После того, как все продемонстрировали своё умение, Христофору пришлось отказаться от двоих учеников, и их осталось всего пятеро.
- Итак, мы сегодня займёмся новым уроком. Я посмотрю, как Вы показываете совё мастерство друг против друга. Так, становитесь, друг против друга, а ты, Ярлок, потом станешь, отдохни пока, но недолго.
Все сделали так, как сказал Христофор.
- Теперь сделайте круг больше. Ярлок, становись посередине, и по часовой стрелке нападайте на него, а ты, Ярлок, отбивай удары. После того, как отобьёшь четыре круга, меняйтесь местами друг с другом.
Парни начали лёгкое сражение, после которого почти все остались без единой царапины.
Учились отбивать удары они почти месяц, ведь это было основой любого боя, любого сражения. Христофор видел, что у Лангтемира получается лучше всех учеников, и он ему не раз говорил, что у него дар искусно держать меч, и тем более манипулировать им, он не раз говорил ему ещё и то, что это его призвание.
В течение этого месяца Хельга не раз просила Вампира сделать её такой же, как он, но тот постоянно отказывается, и поэтому у них происходили частые ссоры, однажды даже девушка разозлилась, и ударила его по щеке. Лангтемир был оскорблён, но не сделав того же, просто переехал в другую комнату, бросив Хельгу одну, наедине со своими раздумьями и мечтами.
Но через некоторое время Хельга сама пришла к нему:
- Лангтемир…
- Я слушаю тебя.
- Милый, прости меня…
- Что – то ещё?
- Ну, пожалуйста,… Я действительно считаю, себя виноватой… Я больше так больше не буду… - Хельга говорила довольно детским голосом, а на последней фразе она состроила жалобные глазки, от которых суровость вампира растаяла.
- Хорошо, милая, всё нормально.… Только больше не проси меня об этом!
- Хорошо.… Скажи, но почему?
- Я просто не хочу губить тебя…
Девушка тяжело вздохнула. Затем она подошла к юноше, и легко поцеловала его, а он естественно ответил на её нежность, и впился своими губами в её. Эту ночь они снова провели вместе…
Сроки обучения подходили к концу. Оставалось всего два дня. Вечером, когда все занятия закончились, Христофор вызвал к себе Ланга:
- Да, Христофор. – Лангтемир открыл дверь кабинета мужчины.
- Заходи, я жду тебя уже давно.
- Извини, мне просто нужно было начистить меч. Что – то случилось?
- Я понимаю тебя, молодец. Случиться ничего не случилось не случилось. Я вот о чём хочу поговорить. Через два дня заканчивается ваш срок обучения.
- Ну, да, это так.
- Ты далее отправишься в Коренс!?
- Да.
- Я хочу предложить тебе помощь. Я могу дать Вам с Хельгой двух лошадей, и кое – что ещё.
- Лошади это, безусловно, большая помощь. А чего же мы ещё заслуживаем?
- Вы заслуживаете многого! Но разговор не об этом. Тут с тобой хотели поговорить…
- Кто? – юноша изумился. В этот момент в кабинет вошли Кельсон, Лорс, Триш и Амбер.
- О, ребята, привет! – Лангтемир пожал крепкие мужские руки, а руки сестёр он поцеловал. – А Вы тут какими ветрами?
- Теми же самыми! – коротко ответил друг Лангтемира.
- Сами скажите, или мне рассказать?
- Мы сами. Ланг, понимаешь, тут такая ситуация сложилась… Мы хотим отправиться с тобой!
Три ведьмы, два воина, и одно немое непонятное создание.… Да, весёлая получается компания…
- Ну, хорошо, ребята, я буду не против, даже за!
- Думаю, они тебе пригодятся, ведь Кельсон вдобавок тоже хочет стать викингом, а сёстры – неплохие инкубы - тоже могут пригодиться, ну а Лорс почти на все руки мастер!
- Ну, я же говорю, я не против, ребята! – Лангтемир не успел договорить, как все заликовали.
- В таком случае я дам Вам четырёх лошадей!
- Так нас же шестеро!
- У сестёр есть лошади, и, кстати, у них можете поучиться собранности и коллективности.
- Обязательно! – съязвил Кельсон, который, кстати говоря, ухаживал за Амбер – старшей сестрой, высокой и властной рыжеволосой красавицей – ведьмой.
- Так, ещё я могу дать почти всё, что Вы пожелаете. Время на раздумье – до завтрашнего вечера. А сейчас все можете идти!
- Спасибо, Христоф!
- Идите уже! – строгим тоном произнёс старый викинг, в глазах которого всё равно была теплота и нежность к ученикам.
В итоге Хельга попросила учение о рунах и сами руны, Лангтемир и Кельсон – хорошие латы, в которых им было отказано – слишком далёк был предстоящий путь, поэтому им дали большую сумму денег, сёстры попросили хорошие боевые луки, которые были им, предоставлены, а Лорсу был дан меч судьбы – меч, который был и магическим, и боевым.
Христофор разрешил им выспаться и отдохнуть последние дни, а утром, как раз, когда был туман, все начали собираться. Когда они собрались, то вышли во двор перед Обителью, и, попрощавшись, сели на коней, и поехали на восток.
Старый викинг в след уезжающим ученикам тихо произнёс:
- Удачи Вам!
А за тем зашёл обратно в Обитель.
- Так, у кого есть карта?
- Он, я забыл в комнате, пока ещё не далеко, давайте вернёмся?
- Только быстро давайте.
Они повернули своих лошадей в сторону Обители, и сразу же вернулись, потому что они отъехали лишь на триста метров. Кельсон спрыгнул с коня, и постучал в дверь. Дверь открыла незнакомая старуха:
- Чего тебе?
Молодой человек замялся.
- Не чего сказать, тогда проваливай!
- Подождите! Я просто забыл карту!
- У меня дома? Поваливай!
- Позовите Христофора!
- Кого? Тут нет таких!
- Подождите! Но мы, же только вышли отсюда…
- Я ничего не видела, проваливайте!
Старуха закрыла дверь.
- Так что же это получается?
- Старуха права. Это её дом.
- А как же Обитель?
- Видимо, мы просто попали в параллельный мир, ведь не будет тебе в центре деревни целая Обитель!
- Тогда мне всё понятно! Поехали!
Они выехали из деревни, и раскрыли карту.
- Куда Мы поедим?
- Так, тут сто километров до Бельгии, а потом, после пересечения границы, мы попадём в Германию, а после её пересечения страны, мы направимся в Данию, а там на лодке или корабле – в Швецию. Все согласны? – объяснила путь Хельга.
- Да, мы все согласны.
- Тогда поехали!
Они пересекли территорию до Бельгии, и почти всю Бельгию, как им нужно было найти пристанище на ночь. Они нашли постоялый двор. Амбер и Триш обрабатывали луки, а Кельсон и Ланг – чистили мечи.
Хельга и Лорс остались наедине. Тут молодой человек подал сигнал девушке, что бы та его услышала.
- Что – то случилось?
Юноша объяснил девушке жестами, есть ли у той перо и бумага.
- Тебе написать – что-то нужно?
Юноша махнул головой.
Хельга достала из сумки пергамент и перо с чернилами, и подала юноше. Тот, что-то написал на бумаге, и передал Хельге.
- Как я сюда попала?
Парень махнул головой.
- Мне же можно говорить, не обязательно писать?
Парень снова кивнул.
- Раньше я жила в Великобритании. У меня была семья – мать, отец и маленькая сестрёнка. Они были обыкновенными людьми, а я родилась ведьмой – этот дар мне перешел от бабушки. Когда родители узнали, то они меня предали, они разрешили и приказали каким – то людям убить меня. Меня избивали, надо мной издевались… Меня бросили в овраге умирать. Мне тогда всего десять было, а сестре – восемь. Она единственная, кто меня не предал, она нашла меня, и переместила в какой – то сарай, где я некоторое время жила. Она носила мне пищу, одежду – хорошо, это было лето. Сестра мне носила лекарства, и когда я полностью выздоровела, я, что бы родители не узнали, что сестра помогала мне, я ушла, я сбежала, даже не сказав ничего ей… Что с ними теперь, я даже не знаю… Мне всегда было больно, что я стала изгоем для собственных родителей, не говоря уже о друзьях,… Я несколько раз подходила к деревне, и видела, что сестра уже большая стала, мать посидела, а отец, скорее всего, умер, или ушёл к другой женщине… - Хельга даже не заметила, как разрыдалась на плече у Лорса, который её утешал.
- Извини…
Парень отрицательно качнул головой, и это означало, что он не обижен.
- Расскажи, а как ты попал сюда?
Юноша начал быстро писать на бумаге, и уже вскоре подал лист бумаги девушке.
- Я могу вслух зачитать?
Парень утвердительно качнул головой.
- Когда мне было четыре года, а сейчас мне уже двадцать два, моё селение вырезали враги. Мы жили в Дании. Остался лишь один я жив, но мне, как маленькому ребёнку, отрезали язык… - девушка удивлённо взглянула на Лорса. – Они не знали, что я могу научиться писать и читать, и тогда могу рассказать об этому кому – нибудь. Ты первая, кто об этом знает. Но я боюсь теперь попадать в Данию. Они меня могут узнать.
- Как?
Парень встал, и, задрав рукав, показал клеймо. Это был большой круг, внутри которого была змея, проткнутая кинжалом, но крови не было.
- Господи…
Парень жестами объяснил, что ничего страшного нет.
Но тут пришли все остальные, и они закончили «разговор», а Хельга сожгла бумагу.
На следующий день они снова отправились в путь. Без приключений они миновали Бельгию и Германию, а глубокой ночью, обессиленные упали на лесную мокрую траву на границе Германии и Дании. Так они проспали всю ночь.
Утро было очень тёмным, и поэтому они легко прошли лес, и выбрались в Данию.
Когда они пересекали большого масштаба луг, им по пути встретилась небольшая конная община. Их было около десяти воинов.
- Кто Вы есть? И куда направляетесь?
Лангтемир, как самый главный, ответил:
- Мы направляемся в Данию, в порт.
- Кто ты такой?
- Лангтемир Гвецер. А Вы кто такие?
- Я – Биргман Творн. Со своим отрядом мы живём на этих землях. Вообще – то мы чужаков не пропускаем, но Вас можем пропустить. Идите с миром.
- Спасибо.
Лорс осторожно тронул Хельгу за руку.
- Что? Что с тобой, на тебе лица нет!?
Парень указал на плечо, а за тем на герб Биргмана Творна.
- Это они?
Парень утвердительно качнул головой.
- Не бойся.
Когда они проезжали мимо конницы, то Лорс осторожно взглянул на предводителя.
- Отступник! – вмиг закричал предводитель. Он узнал юношу по глазам.
- Что случилось? – спросил у него друг.
- Стой, Лангтемир!
- Что?
- Почему с Вами отступник и враг?
- Где?
- Да вот он! – Биргман указал на Лорса.
- С чего вы решили?
- У него нет языка, он враг!
Все уставились на Лорса.
- Уничтожить его!
Все обнажили мечи, и бросились на юношу, Лангтемир и Кельсон тоже обнажили оружие, и бросились в так сказать бой. Сёстры метко стреляли луками, а Хельга с Лорсом наводили проклятия. Враги падали с лошадей один за одним, но ни кто не заметил, как сзади к Лорсу подошёл предводитель, и уделом слабых – со спины – разрубил бедного юноша пополам, а за тем сам был убит выстрелом Триш из лука. Все бросились к Лорсу, но ему уже нельзя было помочь.
Тогда смастерили плот, и, подожжа тело, они пустили его по течению недалеко протекающей реки. Парня проводили со всеми почестями, а потом отправились в Данию. Там они быстро нашли порт, и, продав хорошую лошадь Лорса, смогли все сесть на корабль, который шёл в самый Коренс.
Хельга развернула карту.
- Ланг!
- Что?
- Смотри, нам даже не придётся искать твой замок, ведь смотри, вот он!
- Ну да, в округе он там один. Сколько от порта?
- Около тридцати километров.
- Хорошо.
Все вышли на палубу, и любовались ночным небом, когда к ним подошёл священник, который тоже смотрел на небо.
- Интересно, видит ли нас Всеотец? – задал риторический вопрос он.
- Безусловно, видит! – ответил Лангтемир.
- Сын мой, можно с тобой поговорить?
- Да, конечно.
Лангтемир и священник отошли в сторону.
- Сын мой, послушай, ты из – за своей гордыни погубишь свою любовь…
- Но у меня…
- Не нужно ничего говорить… Просто будь осторожен, и запомни мои слова.
- Спасибо. - Священник ушёл, а Лангтемир стоял на палубе, и думал о словах священника.
- Милый… - Хельга подошла сзади, и прислонилась к его плечу. – Что-то случилось?
- Нет, Хельга, ничего не случилось.
- Ну, может спать пойдём, и так скоро утро…
Лангтемир поцеловал девушку, и они пошли спать.
Утром они прибыли в Коренс, выгрузили лошадей, и снова развернули карту.
- Да, я была права, замок в Коренсе лишь один, и он находится в тридцати километрах отсюда на запад.
- Тогда поехали, а то может солнце из – за туч вылезти.
- Нет, наврядли, я хорошо чувствую погоду. – Убедительно произнесла Триш.
Все сели на лошадей, и поехали к замку. Уже ближе к обеду они приехали к холму, на котором возвышался замок, к которому вела слабая грунтовая тропа, было видно, что давно по ней не поднимались.
Через час они стояли подле ворот замка…
























4.
Когда они хотели постучать, то ворота открылись, и оттуда вышло пятеро крепких мужчин с копьями и мечами.
- Что Вам нужно тут?
- Здравствуйте! – Лангтемир спрыгнул с коня, и подошёл к страже, которая сильнее выставила оружие.
- Что тебе нужно?
- Я думаю, если я назову своё имя, то Вы сами поймёте. Я – Лангтемир Гвецер…
Стража переглянулась.
- Ты лжёшь! Князь живёт в Великобритании.
- Я со своими друзьями добрался до замка. Мне мать перед смертью сообщила…
- Простите, Хозяин, мы просто не знали, что Вы приедете. Проходите, пожалуйста, Вы дома…
Все зашли во двор, и конюхи увели лошадей.
- Я не знал, что в замке живут.
- Да, мы содержим его в более или менее приглядном виде, чтобы он не развалился. Кстати, меня Симон зовут. Я управляющий.
Все зашли в замок, и Симон приказал приготовить комнаты, и организовать стол.
- Вы извините, Господин Гвецер, мы просто не знали…
- Не извиняйся, я всё понимаю.
- Сейчас Вы можете отобедать, и отдохнуть.
- Я не буду, есть, я не… я не голоден, спасибо… Я пройдусь по замку.
- Вас проводить?
- Да, если можно, дайте мне кого – нибудь!
- Эльза! Эльза!
- Да, Симон!
- Покажи Хозяину его дом!
- Конечно.
Эльза повела Лангтемира по замку, а остальные сели в столовой – обедать.
На первом уровне находилась кухня, огромная гостиная, столовая и ещё один зал для гостей. На втором уровне находились покои и библиотека. А на третьем – три кабинета, огромная оружейная и кабинет круглого стола.
Эльза откровенно флиртовала с Хозяином:
- Скажите на милость, а жена у Вас есть?
- Нет, красавица, нету.
- А как на счёт выпить? Я управляющая этого замка, ну естественно после Вас, Хозяин.
Лангтемир улыбнулся девушке, и, погладив её по щеке, сказал:
- Давай выпьем, Эльза.
Они разместились на третьем уровне – в одном из кабинетов. Эльза сидела на кресле, и, весело смеясь, пила вино, а Ланг сидел рядом на соседнем кресле, и смотрел на девушку. Затем она встала, и подошла к юноше. Он смотрел ей в глаза. Тогда хмельная девушка спросила:
- Может чего – то ещё пожелаете, Хозяин?
- Ублажи меня, тобой ведь часто слуги пользуются, ты ведь тут одна девушка, не так ли?
- Да, красавчик, ты угадал.
- Так что давай, шлюшка, сделай своё дело, а потом я тебя награжу.
Девушка села на колени перед парнем, и сняв с него штаны, начала ублажать вампира, а потом он делал с ней всё, что хотел. Он играл с девушкой, исполнял все свои эротические желания, а потом, когда она ему надоела, он просто укусил её. Он не хотел убивать девушку, но не смог остановиться, и полностью опустошил свою жертву. Что бы её не нашли, он сбросил её в пропасть, ведь окно кабинета выходило в пропасть.
Потом он вернулся в зал, где ещё сидели его друзья, и сел рядом с ними.
- Ну как замок?
- Хороший, только нужно будет ремонт сделать.
- Да, в этом Вы правы, хозяин. А где Эльза?
- Она сказала, что будет на третьем этаже делать уборку.
- Там очень опасная башня, но она, ни когда не срывалась. Она знает своё дело.
- Да, ты прав…
Хельга странно посмотрела на Лангтемира, но потом продолжила есть.
- Ладно, мы пойдём отдыхать.
- Конечно, идите. Если что, зовите.
- Непременно. - Хельга легла на постель, а Ланг сел в кресло.
- Ты убил её?
- Кого?
- Эльзу.
- Милая, с чего ты решила??
- У тебя на рубашке кровь!
Ланг опустил голову.
- Убийца! Убийца! Убийца! – начала истошно кричать Хельга. Было видно, что она сходит с ума. Лангтемир подошёл к ней, и начал успокаивать девушку.
- Убери руки! Я ненавижу тебя!
- Успокойся! Я тоже бываю голоден, и мне тоже нужно питаться!
- Когда ты обратишь меня?
- Я же тебе сказал, что никогда!!! И что бы больше не было этих разговоров!
- Тогда я покончу с собой!
- Ты этого не сделаешь, ты это прекрасно знаешь.
- Прости…
- Глупая моя девочка…
Ланг успокоил Хельгу, и она уснула у него на коленях.
На следующий день все, кроме Хельги и Триш поехали в город – договариваться с ремонтной бригадой, для того, что бы отремонтировать замок.
Приехали они уже вечером. Когда вошли в замок, то по всему зданию был слышен крик, плач и слёзы. Они забежали в гостиный зал, потому что крики доносились оттуда. Все собрались в круг. Лангтемир протолкнулся через плачущих слуг, и замер. На диване лежала Хельга.
- Что случилось? – но, ни кто не ответил.
Тогда он прошёл к ней, и, опустившись, взял её за руку.
- Милая… Хельга!!! Нет! Почему она не дышит? Что случилось?
- Госпожа Хельга сбросилась со своей спальни во внутренний двор. К сожалению, Мы не смогли помочь Госпоже…
- Немедленно все покиньте зал!
Все послушно удалились. Лангтемир сел возле девушки. Если бы он мог плакать, то он это сделал бы… Он чувствовал свою вину перед девушкой… «Тогда я покончу с собой…» - в голове вампира крутилась, лишь эта фраза. Через некоторое время вошёл Кельсон, и увёл друга. В эту же ночь Хельгу проводили в Нильфхельм.
Через два дня приехали строители и мастера, и начали ремонтировать замок. Лангтемир немного отошел от потери девушки, и сидел в кабинете, и медленно пил вино. Тут в дверь постучали, и он сказал:
- Войдите!
В кабинет вошла девушка. Она сразу поразила Ланга своей красотой. Сразу было видно, что она являлась его сородичем. Девушка была одета в длинную юбку, которая разлеталась при каждом её шаге, а пышную грудь закрывал чёрный шёлковый корсет. Бледная кожа, чёрные волосы… Она сразу понравилась ему.
- Здравствуйте, Миледи! – он галантно поцеловал её руку.
- Здравствуйте, Лангтемир. Я Эллис Маркорн. Я на счёт мебели и декора хотела поговорить.
- Ах да, конечно. Может, вина?
- Не откажусь.
Весь вечер они разговаривали, а ночь Эллис провела с ним. Через месяц все работы были закончены, а замок полностью обставлен самой лучшей мебелью, а стены украшены были самыми красивыми и дорогими картинами и огнями.
Лангтемир благодарил деда за то, что тот оставил в замке для него большое наследство, и теперь, даже после огромных затрат, Лангтемир был богат.
Ещё через месяц они с Эллис сыграли пышную свадьбу. Лангтемир только теперь понял, что такое настоящая любовь, ведь рядом была она…
Но через некоторое время он нашёл команду викингов, в которую и собирался вступить.
Ночью он попрощался со всеми, и уехал на их стоянку.
Кельсон не смог, потому что он выбрал любовь к Амбер.


5.

-Твое имя? спросил у парня седой мужчина неопределенного возраста с обветренным лицом и шрамом через всю левую половину лица.
- Лангтемир.
- Ранее ходил в море?- имя парня видимо интересовало викинга не более чем погода, стоявшая на заре времен
- Не приходилось...- с некоторой долей стыда ответил юноша
- Ну, хоть оружие в руках держать умеешь, или тоже "не приходилось"- викинг явно издевался
- Не волнуйся, к праотцам я тебя отправлю играючи, - с вызовом в голосе произнес юноша
- Ну, посмотрим, посмотрим... приходи завтра утром, - произнес викинг и улыбнулся, от чего его лицо приобрело устрашающее выражение. - А пока проваливай. Можешь на всякий случай прощаться с родными, если таковые имеются... а если прощаться не с кем, проведи эту ночь с женщиной - тебе может еще не скоро представится такая возможность.
Лангтемир последовал совету и последнюю ночь перед отходом в море провел на постоялом дворе, удовлетворив и похоть и Голод...
Утром, когда он пришел к пристани, то первым что он увидел, была морда морского чудовища, вырезанная на носу Драккара, вдоль всего борта, которого были повешены щиты в человеческий рост, на случай обстрела с берега или другого судна. Подойдя ближе, перед его взором предстал почти военный лагерь: правильный квадрат земли прилегающей к короблю, был очерчен линией, в пределах которой находилось человек двадцать занятых разнообразными делами, кто-то чистил днище судна, кто-то разгружал провиант и носил его в трюм морского чудовища вытащенного на берег. Лангтемир подошел к собравшимся на берегу.
-А вот и тот смельчак, который обещал меня отправить к предкам! - Воскликнул вчерашний викинг, и тот час на Лангтемира устремилось множество взглядов разнообразных по своему содержанию: от заинтересованных до равнодушно-враждебных
- Этот мозгляк? Мой тан, позволь я его растяну на борту "Ветра"- пусть остынет и подумает над своим поведением! - Произнес с хищной улыбкой молодой светловолосый юноша лет двадцати пяти.
- Успеешь. А пока всем за работу, отродья грязных йотунов!- Глаза вождя сверкнули беззлобным блеском.
- Эй, ты, Лангтемир, не так ли? Тебе что, особое приглашение нужно, или ты оглох за ночь? Разгружай телеги, и бегом!
Юноше ничего не оставалось, как присоединиться к остальным. После того как все припасы были погружены на борт, всех новобранцев собрали вместе возле импровизированного "трона" вождя:
- Слушайте меня внимательно, повторять ни кому не буду. Меня зовут Хрольф, на ближайший сезон я ваш тан, если для особо тупых - все боги вместе взятые, и мое слово - истина в последней инстанции. Я поведу вас в поход за славой деньгами и битвами. Теперь те, кто еще не передумал быть мужчиной, могут подойти вон к тому сундуку, и выбрать себе оружие или доспех, кому что нужно. Вперед!
Люди подошли к сундуку, в недрах которого оказалось столько оружия и доспехов, что можно было полностью вооружить и более многочисленную армию, нежели команда Драккара. Все по очереди стали заглядывать в сундук, рассматривать его запасы, и взяв все что понравилось, отходили в сторону. Лангтемир подойдя к отделению с броней, а надо сказать сто этот сундук в отличие от обычных, в которых домохозяйки хранят вещи и все такое, был сделан на заказ, и имел три вместительных отделения: с мечами, броней, и теплыми меховыми плащами, и стал рассматривать различные шлемы: с рогами и без оных, наглухо забранные и почти каски, и множество других, но не один ему не приглянулся настолько, что бы доверить ему сохранность своей головы на случай опасности, как взгляд его упал на простенький, на вид шлем с полуличиной (когда закрыта только верхняя часть лица, а нижняя остается открытой) оканчивающейся двумя вертикальными полосами металла, напомнившими нашему герою клыки. Лангтемир взял шлем в руки, и понял, что если ему и нужен шлем, то именно этот, уже отходя в сторону, он поймал на себе одобрительные взгляды ветеранов.
Как раз в этот момент возле сундука началась возня: двое парней толкались, пытаясь выхватить друг у друга меч. К месту потасовки подошел тан.
- Что тут происходит? Чего вы сцепились, как бабки на базаре? Ну как дайте - ка мне меч! - Потребовал тан. - Да меч и в правду не плохой, но это не повод что бы собачиться с теми, с кем тебе придется переносить все тяготы похода, поэтому он не достанется ни кому из вас! - Произнес тан, только лишь дважды сверкнул клинок, и на землю упали два бездыханных тела.
- Смотрите все! И пусть это послужит вам уроком, ибо так будет со всеми кто затеет ссору во время похода! Уберите из-под ног эту падаль.- Тан пнул ногой одно из тел.
Спустя время, когда погрузка была закончена, Хрольф устроил своеобразный смотр своей команды, что бы хоть примерно знать чего от кого ожидать во время боя. Новички выходили против ветеранов или бились между собой до первой крови. Подошла очередь Лангтемира показывать свое мастерство владения мечем, соперником у него оказался гигант по имени Урлек, который в придачу, как поговаривали, был берсеркером...
Противники взяли в руки щиты (т.к. это был «ненастоящий» бой, предполагалось лишь проверить навыки новичков - у каждого был лишь один щит), и, обнажив клинки стали медленно передвигаться по кругу, присматриваясь к сопернику.
- Что это у тебя за игрушка?- спросил Лангтемира его оппонент, у самого у него был полуторный меч с массивным навершием - для ножа великоват, а на меч не тянет, даже на детский!
- Гладиус, меч из-за самых дальних морей, из Вечного Города. Армии с такими вот «игрушками» покорили полмира.
- Начинайте уже, время не ждет! - Прогремел тан
Урлек тут же пошел в атаку на Лангтемира, вращая перед собой меч. Мечи столкнулись, но противник внешне был гораздо сильнее Лангтемира, а демонстрировать свои истинные способности у него не было никакого желания, пока, и вампир поднырнув под руку викинга оказался у того за спиной, и мгновенно приставил к шее свой Гладиус. Продолжать спарринг у Лангтемира не было никакого желания, тем более что он почувствовал, что клыки начинают расти...
-Ловко. Все бой окончен. Всем отдыхать, завтра уходим в море.
Ночь прошла спокойно, вот только если бы кто-то увидел Лангтемира со стороны, то вполне возможно остался бы заикой до конца жизни: клыки выглядывают из-под губы, черты, черты лица заострены, лицо белее снега на вершинах Асахейма - вылитый обитатель Нильфхейма.
Утром команда погрузилась на судно. Из фьорда выходили на веслах, выйдя в открытое море, подняли парус с изображением стихии воздуха, и дальше пошли при попутном ветре.
Примерно через неделю плаванья впередсмотрящий увидел судно, идущее противоположным курсом:
- Вижу судно! Идет нам на встречу.
- Парус видишь? - спросил Хрольф
- Синий с головой медведя!
- Хрольф! Чтоб его пожрали духи бездны! К оружию! Предстоит славный бой!- глаза тана загорелись огнем.
Когда драккары поравнялись, на палубах обоих команды были готовы скрестить клинки, и узнать кто более достоин звания война.
- Хаген - сын шакала и свиньи. Тебя еще не поимели духи предков, безродный трус? - поприветствовал Хрольф предводителя другого Драккара.
- Я тебе язык отрежу, недоносок, и подотрусь им на твоей могиле!- Донеслось со стороны другого корабля. Говоривший оказался и вправду похожим на медведя: лицо, почти полностью заросшее шерстью, наряду с маленькими глазками придавало ему комичный вид.
- Сперва я помочусь на твоих костях, дзверг-переросток! - Ответил Хрольф, и, опустив забрало шлема, обнажил меч, и скомандовал: В бой!
Тут началось что-то невообразимое. Стрелы закрыли собой небосвод, а боевой клич казалось, слышен в самом Асгарде. Лангтемир сперва опешил, но быстро взяв себя в руки, тоже включился в битву. Он почти, что не осознанно отражал удары и сам наносил их. В таком ограниченном пространстве его Гладиус оказался как нельзя кстати. Внезапно Лангтемир ощутил всепоглощающий Голод! Он впился в незащищенную по какой-то причине шею викинга, и его рот наполнился живой горячей кровью.
Постепенно схватка перемесилась на драккар противника. Люди Хагена бились стойко, но... среди них не оказалось, как выяснилось, двух берсеркеров и одного Сына Тьмы. Вражеский драккар пришлось затопить, ибо в результате боя, а точнее безудержного разгула Избранников Одина, вся снасть оказалась сильно повреждена – Гумлунд (второй из берсеркеров) сломал мачту почти пополам. Вся добыча перекочевала в трюм «Ветра», после чего драккар Хагена вместе с телами павших войной отправился в Иной Мир. Так закончился первый в жизни Лангтемира поход.
Спустя время, викинги отправились в новый набег, и спустя несколько дней был замечен очень удобный залив. Решили разведать, и «Ветер» вошел в дельту реки, впадавшей в море. Картина была потрясающей: мощный боевой драккар продвигающийся вверх по реке, производил ошеломляющее впечатление.
К прибрежному селению подошли уже затемно. Хрольф решил бросить якорь выше по течению, и наведаться в поселок утром
- «Мы ж не разбойники, какие...»
Проснувшись утром, жители деревни увидели викингов в боевом облачении, стоявших посередине пристани, являвшейся, по-видимому, и «главной площадью»
- Мы не хотим напрасной крови. Дайте нам необходимое, и мы уйдем никого, не тронув! - произнес Хрольф.
Жители деревни оказались ужасно жадными. Это их и погубило. Почти всех. Хотя викингам и противостояли вооруженные мужчины, но что значат вилы против мечей и бонды против воинов... Язык не поворачивается назвать это битвой... бессмысленное и никому не нужное избиение.
От старосты, которого оставили в живых по приказу тана, викинги узнали, что примерно в полудне пути вверх по реке, есть богатый и хорошо укрепленный город. Было решено, что на корабле останется минимальная команда, остальные будут брать город. Лангтемир оказался в числе счастливчиков отравившихся на штурм города.
После разведки было решено, что отряд из десяти бойцов во главе с Хрольфом ночью проникнут в город и откроют ворота остальным.
Лангтемир подкрался к северной башне и, закинув крюк, на веревке стал карабкаться на крышу. Когда он «проходил» по стене мимо окна, его чуть было не заметила стража. Но молодой вампир умел, когда хотел, быть не заметным. Взобравшись на крышу, он стал очень аккуратно разбирать черепицу. Когда лаз стал достаточно широк, он, вынув меч, просто спрыгнул... и оказался один против пяти солдат. Пользуясь эффектом неожиданности, ему удалось устранить двоих, после чего солдаты опомнились и ему очень пригодились уроки с Христофом... Последнего бойца он просто оглушил и спокойно «поел». К тому моменту, когда Ланг оказался внизу, там уже кипел бой - Хрольф и остальные викинги, образовав круг, бились со стражей пытаясь пробиться к воротам. Лангтемир своим появлением, буквально вынырнув из темноты, стал прокладывать себе дорогу к товарищам, тем самым значительно уменьшив число защитников города, и внеся в их ряды сумятицу, ибо все до кого дотягивался его меч по обе стороны падали замертво. Уже почти пробившись к своим, он встретился глазами с Хрольфом, тан приказал ему отправляться к воротам, и Ланг растворившись в темноте, отправился выполнять приказ. Около ворот пришлось повозиться, ибо его все же заметили, или просто на воротах все время оставались солдаты. Но Лангтемир был сыт и полон сил, и солдаты один за другим отправились к тезке его первой жены - Черной Хельге. Он не стал разбираться с подъемными механизмами, а просто перерубил канаты и цепи мечем, после чего открыл ворота и впустил остальных.
Часа через полтора в городе не осталось никого из мужчин старше десяти и младше семидесяти лет. А наш герой, наевшийся крови что называется «по самую макушку», найдя уютный погреб, довольный, завалился спать. Но поспать всласть ему так и не дали:
- Да вот же он! Вроде бы жив... Эй, Ланг, вставай! - Раздался голос над самым ухом киндрэт.
Лангтемир уже собирался открыть глаза, как почувствовал, сам не зная как, что на улице светит Солнце! Поэтому он притворился мертвецки пьяным и пробурчал:
- Пошли прочь, драные свиньи! Это мое вино! Вы его не получите! Уроды!
- Да он пьян!- раздался смех. - Наверно ночью, нашел какой-то винный погребок и «приговорил» его содержимое в одиночку! Пусть спит, главное что жив...- с этими словами его товарищи удалились.
Вы когда нибудь видели вампира, которому не дали выспаться после обильной «трапезы»? Нет? Ну, так вот Лангтемир когда появился перед друзьями, то имел очень и очень прискорбный вид: кожа стала серовато-белой, глаза налиты кровью по самые зрачки, радужная оболочка отсутствует. Прибавьте к этому еще и заляпанные в крови доспехи, взъерошенные волосы, и перед вами предстанет примерная картина, картина которую увидели викинги. Но картина примерная, ибо как Лангтемир выглядел в действительности словами не передать.
- Ты сколько вчера выпил, герой?- Смеясь, спросил его рыжий парень лет двадцати трех с небольшим, по имени Янис
- Да пошел ты Йотуну в зад! - Буркнул, улыбаясь Лангтемир. Он был по- настоящему рад, что Янис жив. Не понятно как, но эти двое настолько разных юношей, что, пожалуй, и трудно сыскать, стали друзьями. Ланг и сам не понимал, чем ему вот так вдруг стал дорог этот рыжий, вечно веселый и немного грубоватый смертный. Возможно тем, что они оба имели какую-то тайну? Ведь когда все вновь прибывшие рассказывали о себе - таков обычай викингов, чтобы знать с кем ты сражаешься бок о бок, и возможно примешь смерть - Янис тоже, как и Ланг, не рассказал о себе Всей правды...
- Поправишь здоровье? - прервал его размышления один из викингов, протягивая Лангтемиру чашу с каким-то спиртным. Алкоголь в тот момент был для вампира «вторым по необходимости после Солнца». Но отказываться было нельзя, и Носферату взял предложенную выпивку.
Тан дал на «экспроприацию» города сутки, и откуда только он узнал это слово и его значение? По истечении данного срока, телеги были нагружены и готовы отправиться к драккару, как Следопыт, никто не знал его имени, даже Хрольф, подойдя к тану, сказал в полголоса:
- С запада к нам движется кто-то.Судя по пыли не меньше пятидесяти лошадей, точнее сказать трудно.
-Повозки отправим на борт «Ветра», а сами подождем гостей. Если это торговый караван - то присоединится к добыче, если это войска- то бежать, как последние трусы тоже не станем.
Сказано - сделано. Телеги сгрузили свой груз и вернулись. Викинги стали ждать. К исходу дня с башни стало видно, что к захваченному городу приближается отряд примерно в пятьдесят мечей...
Когда наступило утро, перед воротами в город, благо их успели заметно укрепить, да и в целом подготовиться к возможной осаде, стоял уже весь вражеский отряд: опытные войны в одинаковых мундирах и на хороших лошадях.
- Мой господин, да продлят его годы всемогущие боги, Ведрир Великий милостиво предлагает вам, грязные свиньи, посмевшие напасть на подданных Его Величества, покорно выйти и сдаться на милость Государя нашего. Тогда, возможно, вам сохранят ваши никчемные жизни! – Прокричал, видимо, командир отряда, мужчина средний лет с холеным лицом, и в позолоченных доспехах.
Вместо ответа ему в грудную пластину ударил горшок с пометом, а со стен раздался дружный хохот.
- Вы сами решили свою судьбу, безродные дети шлюх и сапожников! - Яростно прокричал командир отряда Какого-то Там идиота, и отъехал на безопасное расстояние от стен города, а его бойцы принялись ставить лагерь. Началась осада.
Безумием было бы сидеть в осажденном городе и ждать чуда, поэтому тан решил ночью пробиваться к драккару, по - возможности, не нашумев.
Когда викинги под покровом темноты выбрались из города, то казалось, что весь вражеский лагерь спит и ничего не подозревает, но когда была пройдена примерно половина лагеря, затрубил рог, и войско Хрольфа оказалось в окружении.
- Проклятье! Прорываемся обратно!- прорычал Хрольф, и хирд, ощетинившись щитами, мечами и топорами начал пробиваться обратно.
Враги были повсюду. Куда ни ударь - везде встретишь или щит и меч или плоть вражеского солдата. Лангтемир рубил не глядя, но всегда его клинок встречал чужую плоть. Но тут стали падать и его товарищи. Даже сверх человеческих способностей Сына Ночи не хватало для того, что бы отражать все удары. И не смотря на поддержку бывалых воинов, и самого Хрольфа, который сам стоил десятка бойцов - настолько он виртуозно владел своим телом и клинком, казавшимся продолжением его руки, натиск противников не ослабевал, а под ливнем вражеских стрел, викингов становилось все меньше. Ланг и сам уже стал пропускать удары, слава богам, что доспех еще выдерживал, и удары приходились по касательной.
Милостью Богов им все же удалось пробиться обратно к городу, но эта вылазка, как оказалось, дорого обошлась команде Хрольфа - десять убитых и пятеро тяжело раненных...
Начались бесконечные дни осады. Все было бы не так и безнадежно, вот только при штурме сгорело большинство погребов с продуктами, не голодал, пожалуй, лишь один Лангтемир....
Дни шли за днями бесконечной чередой. Все изменилось в одну ночь, а вернее утро. Лангтемир отдежурил свою смену у ворот и, предав пост Янису, отправился спать. А когда, уже в сумерках, проснулся, то почувствовал что-то не ладное. Что-то случилось, причем не в лучшую сторону.
Лангтемир осторожно выбрался из своего укрытия, и буквально опешил от увиденного: на воротах стояли стражники в мундирах! Ланг в тот момент незнал, что предпринять в первую очередь. Из оцепенения его вывели голоса, которые приближались к нему. Вампир спрятался в тень.
- Как ловко командор провернул операцию, даже не поскупился на подкуп предателя...- донеслось до острого слуха Носферату.
«Значит, город взят. Что произошло? Что с остальными? Живы ли они? И где они?»- проносились мысли в голове у Лангтемира - «надо у кого нибудь спросить... только аккуратно..» Ланг направился к главной площади города. Самая не постоянная из всех богинь обратила на Сына Ночи свой благосклонный взгляд, и Лангтемир увидел стражника стоявшего на посту. Носферату подошел сзади к солдату и, зажав ему рот рукой отволок во тьму. Там не безызвестными способами, он извлек всю интересующую информацию из солдата, затем «поужинал». Потом направился к особняку, который занимал командир карательного отряда. И в котором содержались пленные викинги. Без труда найдя нужный особняк, который охранялся только со стороны парадного входа, Лангтемир вошел через заднюю дверь и прислушался... вроде бы тихо...
Дом спал - ни с одного из четырех этажей не доносилось ни звука. Достигнув лестницы, Лангтемир не колеблясь, пошел наверх. По всем правилам апартаменты человека по имени Фарфус Санжин - а именно так звали командира карательного отряда, должны быть в спальне бывшего хозяина дома. А где еще быть спальне хозяина как не на самом верху?
В коридорах четвертого этажа горели масляные светильники. Ланг искал всего несколько минут - и за очередным поворотом увидел широкую скамью у одной из дверей. На скамье вповалку спали трое рослых солдат в мундирах. Алебарды стояли прислоненными к стене, под скамьей веером лежали карты, рядышком друг с другом лежало пять пустых бутылок. Лангтемир усмехнулся - должно быть, солдаты боролись со сном, но в победители не вышел ни один. Осада и радость победы - лучшее снотворное.
Не годилось оставлять их так... Ланг переходил от одного солдата к другому и тихонько сворачивал им шеи. Так надежнее.
Он открыл дверь и оказался в большой комнате носившей следы былого убранства, посреди которой стояли две лежанки, на которых похрапывали еще двое солдат. С ними каинит поступил схожим образом - задушил подушками. В стене виднелась еще одна дверь. Лангтемир тихонько отворил ее и застыл на месте. Спиной к нему сидел за столом человек, голый по пояс, низко склонив голову, и что-то писал. Вампир подошел к нему и вонзив ему в шею клыки узнал все что надо... их предал Янис! И этот предатель занимает комнату по соседству... Разум Лангтемира помутнел от ярости и разочарования от предательства того, кого он считал другом. Бездыханное тело военного тихо сползло со стула.
Ланг вышел в коридор и остановился у двери в комнату предателя. Он тихонько приоткрыл дверь и скользнул внутрь.
Янис стоял у своей постели и как будто ждал. Лангтемир медленно опустил обе руки на край стола, который стоял посередине помещения.
Янис, не спуская широко раскрытых глаз с пришельца как ему казалось с того света, метнул нож.
Секундой раньше мгновенным движением кистей Лангтемир вскинул на вытянутых руках стол как щит, нож врезался в дерево.
Янис открыл рот, что бы крикнуть, но лишь захрипел, онемев от ужаса, ибо Лангтемир был в тот момент действительно страшен. Вампир быстро, точно и бесшумно поставил стол на место, и в мгновение, оказавшись возле предателя, разорвал ему глотку.
После вендетты, Ланг спустился в подвал, и бесшумно перебив стражу, открыл двери каземата.
- Все разговоры потом! Сейчас бесшумно уходим.
Викинги последовали за спасителем. Предварительно захватив отобранное у них оружие и доспехи, лежавшие в соседней комнате.
Выбравшись на улицу, они, стараясь оставаться в тени добрались до городских ворот и «сняв» стражу вышли из города, по направлению к месту стоянки Драккара.
После изнуряющего марш-броска отряд подошел к стоянке корабля. После предварительной разведки викинги погрузились на корабль. На все вопросы сторожевой команды тан отвечал
- Гребите! все разговоры о произошедшем потом.
Когда судно вышло в открытую воду, Хрольф рассказал о произошедшем, отдельно упомянул о роли Лангтемира в освобождении из заточения, и о своем решении отдать доли погибших в добыче Лангтемиру.
Прошло около недели пути домой, когда Хрольф приказал пристать к не большому острову, на котором располагалось сооружение не понятного назначения. На вопрос Лангтемира о цели остановки, тан повернулся к вампиру и, нахмурившись, ответил:
- Пока что я здесь отдаю приказы, но тебе отвечу - хочу принести Богам жертву за то, что помогли выбраться из то передряги и даровали успешный поход. Еще вопросы есть? Тогда греби, я не собираюсь тут торчать до Рагнарека, - И отошел к борту.
На берегу, викинги выгрузили бочонок вина, и вывели великолепного вороного жеребца, по-видимому, принадлежавшего какому-то богачу. Хрольф после того как был зажжен священный огонь, разделся по пояс, и взяв в обе руки клинки стал плести Узор приближаясь к коню, стоявшему в центре алтаря, и незаметным движением перерезал животному горло, кровь потекла по алтарю, заполняя собой руны, которые вспыхивали одна за другой - Боги приняли жертву благосклонно!
После этого, взойдя на корабль, они направились домой, если у викинга может быть дом кроме, как в центре сечи...
Вытащив на берег "Ветер" и отчистив его днище от водорослей, викинги приступили к дележу добычи: каждому доставалась его доля добычи, и он мог с ней делать все что угодно, хоть пропить... обычно так примерно и происходило. Лангтемир, получив свою долю, решил не тратить всю добычу а, оставив себе не большую часть, остальное решил оставить "прозапас".
Прошел год: была еще пара не значительных походов и столкновение с другими военачальниками, приходили новые люди, а кто-то из "старой гвардии» уходил на суд богов, но ничего примечательного, все шло своим чередом, как вдруг случилось событие, которое нарушило "мирную» жизнь команды "Ветра"- в таверне, во время драки погиб тан Хрольф (убит способом трусов - ножом в спину), и перед командой встали задачи по поиску убийцы своего командира, и о том, как быть дальше - а именно выбирать нового предводителя из своей среды, либо же наниматься в команду к другому хевдингу. Такие же проблемы стояли и перед Лангтемиром, только имелась и еще одна: ему, как Принцу Крови нужны были проверенные люди, а для того чтобы нанять свою же команду у него еще было не достаточно средств... Ланг решил разбираться с проблемами в соответствии с их важностью, поэтому первым делом он принялся за поиски убийцы тана. Это оказалось не так уж сложно, учитывая "природные способности" молодого Носферату. Убийца нашелся довольно быстро - на его поиски ушла одна ночь, от него Лангтемир узнал, что убийство тана было заказным, и даже узнал имя заказчика - им отказался один из местных князьков, затаивший невесть, за что смертельную обиду на Хрольфа, и когда по просьбе Ланга вся команда собралась возле Драккара, вампир представил им головы виновных в смерти их покойного вождя. После этого состоялся совет, на котором решалось, как быть дальше, было решено выбрать нового предводителя из своего числа, на раздумье довались сутки. Ланг долго раздумывал за кого отдать свой голос и решил, что отдаст его за Буграда - старейшего члена команды
Когда он на следующее утро пришел на пристань, вся команда уже собралась в полном составе, и казалось все ждали его. По крайней мере, взгляды были устремлены в его сторону.
- Лангтемир!- Обратился к нему тот самый Буград, за которого вампир собирался голосовать, - Мы тут пока тебя не было посовещались и... в общем, мы просим тебя стать нашим предводителем, вот...
Лангтемир буквально встал столбом от неожиданности, и не знал что сказать, он смог лишь выдавить улыбку
- Согласен! Он согласен! - Неслось со всех сторон.
После этого его, как того требует обычай, одели в плащ из меха белого волка, вручили меч в богатых ножнах, и подхватив на руки, поставили на щит, который держали на плечах четверо самых рослых воинов, а все остальные опустились на одно колено.
Так Лангтемир стал хевдингом, и у него теперь были Его люди, которые пойдут за ним в огонь, и в воду.
Спустя какое-то время к нему в команду пришли наниматься двое парней: они были похожи как братья - высокие, худощавого телосложения... но самое главное они, как и Лангтемир были вампирами, Ланг посчитал, что в команде вампиры, учитывая их способности, лишними не будут..
"Ветер" с новым капитаном отправился в новый поход за славой и деньгами, только вот стратегия похода изменилась, теперь было заранее продуманно, куда именно отправятся викинги, и что за противник их ждет. Лангтемир подробно изучил обстановку в предполагаемом районе похода, и выбрал в качестве «жертвы" одного ярла по имени Оттар, который находился в ссоре с остальными ярлами и танами, так что команде Лангтемира будут противостоять в лучшем случае лишь люди опального ярла. Да и крупной войны не возникнет, ибо вступаться за неудачников никто не будет. Так что когда план был выработан, и все необходимые припасы были погружены на борт, драккар вышел в море.
Викинги сперва дня два шли на веслах, а затем, когда ветер установился, пошли под парусом. На исходе седьмого дня похода они подошли к фьорду, который являлся входом во владения ярла Оттара. Ланг решил отправить на разведку группу воинов, когда лодка скрылась в вечернем тумане, Ланг стал ждать их возвращения по уже устоявшейся привычке протирая свой клинок.
-Тан, они возвращаются! - Донеслось с носа корабля, Лангтемир насухо протерев клинок, вложил его в ножны, и пошел встречать разведчиков.
-Мой вождь, численность неприятеля примерно тридцать мечей, склады находятся на северо-востоке, а дружинный дом у самой пристани, господский дом каменный и стража не выставлена, собак тоже, по-видимому, нет - мы их не заметили. - Проговорил воин лет тридцати.
-Значит, на рассвете высаживаемся, ты Годрик со своим десятком убираешь цепь, что бы «Ветер» мог спокойно войти, и начинаешь штурмовать ограду с севера, мы же, войдя в гавань, ударим в лоб по неприятелю. А сейчас всем отдыхать.
Как только небо стало менять свой цвет с черного на светло-голубой, первый отряд, погрузившись в шлюпки, отправился, следом за ним двинулся и сам «Ветер»
Когда все войско высадилось на берег, северная стена уже пылала, ударив в ворота «в лоб», и перекинув на стену штурмовые кошки, викинги стали по ним взбираться вверх
на стенах закипел кровавый бой, защитники дрались на смерть ведь отступать им было некуда.... когда пали ворота положение осажденных стало вовсе критическим — сказывался не достаток боевой практики, и оседлый образ жизни в отдалении от остального неспокойного и враждебного мира Севера..через примерно пол часа кровавой схватки сопротивление людей Оттара стало ослабевать (ведь против них дрались обученные войны и Трое вампиров)
Когда Лангтемир на правах Победителя вошел в господский дом, на периферии двора еще добивали оставшихся защитников.
Добыча оказалась столь богатой, что трофейный драккар осел почти по самую линию щитов прикрепленных на кромке борта. Празднование победы продолжалось три дня и три ночи (запасы вина уже не помещались на уже и так переполненное судно).
Когда «Ветер» вышел из бухты, дул попутный ветер, и полу трезвые викинги расслабленно задремали, и корабль, оставшийся без жесткого руководства плыл повету, по воле Норн.
- Твою Трижды Благословенную ордена Святого Марка Ингерманландскую Бессмертную Дивизию! - Когда Ланг пробудился от пьяного сна, то он не узнал мест, по которым проплывал драккар, а вдали виднелся остров.
Растолкав команду единственным доступным способом, а именно пинками, ибо наклоняться в его состоянии было чревато падением за борт, он приказал держать курс на этот остров и приготовиться к возможному бою.
Подойдя к берегу и высадившись, глазам викингов предстала группа построек с большим домом посередине. Но стоило Лангтемиру, и его товарищам сделать шаг на территорию построек, как они все услышали мелодичный женский голос:
- Кто вы, посмевшие побеспокоить Посланниц Отца Всех Богов?
- Князь Лангтемир Гвецер и мои люди.
- Что вас привело сюда, доблестные войны?
- Мы сбились с курса, и случайно наткнулись на Ваш остров, и если нам укажут направление, следуя которым мы вернемся в свой порт, то я и мои люди тотчас же покинем вас, и отправимся своей дорогой
- Вы так спешите, что даже не останетесь, что бы передохнуть?
- Мы с удовольствием и благодарностью принимаем ваше предложение.
Пройдя в дом, викинги остолбенели, и принялись сами себя тайком щипать, на столько, это было не правдоподобно: прекраснейшие из дев, какие только бывают, как будто специально были собраны в одном помещении: все стройные, и с великолепными формами. Но одна из девушек самая привлекательная: ростом примерно метр семьдесят, с рыжими волосами, и обворожительными голубыми глазами, по-видимому, предводительница этих прекрасных созданий, затмевала собой всех остальных. К ней и направился Лангтемир.
- Как тебя зовут прелестная дева?- включив все свое обаяние, произнес Носферату
-Алекстраза. Я впервые встречаю того, кто не знает имени предводительницы Валькирий! — Ее голос оказался подстать внешности - такой же манящий и обворожительный. - Но не прилично держать гостей голодными, прошу к столу.
После великолепной трапезы, когда войны утолили свой голод, начались танцы... плавно перетекающие в уединение отдельных пар подальше от людских глаз. Примеру своих подчиненных последовали и Лангтемир с Алекстразой.
Оставшись наедине с Валькирией, Вампир почувствовал, что его полумертвый организм всецело желает лишь одного - обладать этой женщиной. Их губы слились в единое целое и, вампир не мог оторваться от этих чувственных губ со вкусом клубники, открывающих путь в пространство вечного наслаждения. Оторвавшись от валькирии Ланг прочитал в ее глазах обещание вечного наслаждения, и готовность исполнить все самые не вероятные эротические фантазии... перевязь с мечом бесшумно опустилась на шкуру белого медведя. Туда же отправилась кольчуга, и соскользнувшее с девы черное платье из легчайшего шелка. Локоны цветка меди упали на грудь, но даже они не смогли скрыть тело цвета слоновой кости, которое буквально засветилось в лучах вышедшей на небосклон луны... Лангтемир окончательно потеряв голову от возбуждения, по сравнению с которым даже предвкушение Крови отступает на второй план, подхватил искусительницу на руки, бросив на кровать, устроился рядом, провел клыками по нежнейшей коже и почувствовал, как вздрогнула его партнерша, а ее сердце забилось, так, что кажется вот-вот выпрыгнет из груди, затем опустил свое лицо к обнаженной груди девушки и приник губами к соску на ее левой груди, лаская его языком одновременно лаская другую грудь рукой. Из горла девушки вырвался приглушенный стон, а ее руки скользнули по его голове и спине, оставляя багровые полосы. Рука Носферату заскользила по телу девушки все ближе и ближе к вожделенной Чаше Наслаждения, и, проникнув в нее пока еще только рукой, Ланг ощутил, насколько велика температура страсти охватившей их обоих. Вечная Дева, раздвинув чресла, и приняла Сына Ночи в свое лоно, а стон, слетевший с ее губ заставляет Лангтемира напрочь забыть обо всем, и полностью растворится в совокуплении с этой Полубогиней. Затем уже она ложится сверху, извивается на викинге, гладит грудь, даря свое тепло. Их губы встречаются. Язык Алекстразы ныряет в его рот, скользит по зубам, касаясь клыков. Ланг чувствует, как женщина дрожит от возбуждения. Она пробует кровь на вкус, и хочет еще. В этот момент валькирия что-то вынимает из-под подушки. Вампир рефлекторно вскидывает собственную руку и хватает девицу за горло. Он мог бы убить ее, просто стиснув пальцы, но она раздвигает его бедра, обволакивая теплом своего лона. А потом – вскидывает руки над головой. Женщина сжимает острый, причудливо украшенный ясеневый кол, направленный Лангтемиру в сердце. С яростным криком, она обрушивает кол вниз. Кол протыкает кожу и ударяется о ребро, прежде чем он успевает выбить его из рук Алекстразы. Они тяжело дышат, словно долго бежали. Лангтемир почти не чувствует боли, его тело сотрясается от возбуждения.
Глаза валькирии светятся торжеством. Она проводит рукой по его груди, прикасаясь к ране, и ее пальцы окрашиваются кровью. Искусительница – она подносит руку ко рту и слизывает кровь Неумершего. Ярость, секс, и нечто похожее на покорность – с ее стороны, поскольку теперь она должна заплатить за содеянное. Движением руки вампир опрокидываю девицу на спину, и прижимает к кровати. Теперь его очередь. Он входит в нее, все глубже и глубже, не торопясь, заставляя женщину кричать, и умолять о продолжении. Теперь жизнь и смерть казались Лангтемиру равно желанными, и то, и другое вело к высшему наслаждению.
Спустя примерно неделю, (которая по вполне понятным причинам для викингов пролетела как один час) «Ветер» вышел в море, и уже на следующее утро Лангтемир с командой оказался в родном порту. Добычи захваченной в походе оказалось в самый раз, что бы заплатить всем бойцам значительное вознаграждение, заказать постройку еще одного Драккара и стать Лангтемиру одним из богатейших людей побережья. И благодаря всему этому, не достатка в желающих служить Гвецеру не было, даже наоборот.
Лангтемиру можно было бы позавидовать: удачливый предводитель, богат, вампир... и т.д. Если бы не одно обстоятельство - Келгар, старший из двух вампиров - братьев, которых Ланг принял на борт незадолго до похода, стал огрызаться и всячески выказывать свою неприязнь к своему предводителю. Казалось бы, ну и в рот ему потные ноги, его личные трудности, ан нет, его поведение бросало тень на репутацию Лангтемира как командира, и с этим надо было что-то делать, причем быстро. Лангу волей-неволей пришлось пойти на обострение конфликта. И вот в силу вышеперечисленных обстоятельств произошло следующее:
-Гвецер! Ты отродье портовой шлюхи, и трусливого бонда! И сам ты трус!- Лангтемир решил напоить Келгара, что бы узнать, в чем причина такого поведения (подсунул ему в усмерть пьяную жертву), а потом собрал всю команду по выдуманному поводу.
- Ты что мелешь? Иди, проспись, свинья!- обостряя ситуацию, произнес Лангтемир
- Ну, уж нет, я тебе все выскажу, трусливая собака!
- Как ты меня назвал?! Не забывай, падальщик, с кем разговариваешь!
-Ты позоришь весь мужской род! Какой ты хевдинг, если боишься встретиться с врагом в открытом бою! В походах под твоим трусливым началом нет никакой славы, и чести! Ты трус! Отдай право командовать более достойному!
- Это тебе что ли? Мужеложец...- с презрительной усмешкой бросил Ланг
- Убью! Мразь!
- Твои претензии я рассмотрю в Кругу. И пусть нас рассудят Боги. Когда проспишься, приходи на Скалу, я не хочу убивать пьяного...- и с этими словами Лангтемир Гвецер удалился.
В ясную лунную полночь, на скале что выдавалась далеко в море, на самой ее вершине, имевшей в диаметре всего метров десять, был очерчен круг, в котором стояли двое обнаженных по пояс Носферату. Без щитов - бой не предполагал, что в живых останутся оба противника. Лангтемира окружало едва уловимое изумрудное свечение, его противник отсвечивал красным. Бой начался без всяческих словесных прелюдий - когда говорят клинки, слова бесполезны. Зрелище поединка было воистину завораживающим: Бессмертные сражающиеся на клинках, за честь и доброе имя. Мечи и силуэты противников превратились в секундные блики, да над скалой звучала ни на мгновенье, не смолкая песнь клинков. Время, казалось, остановило свой бег, заинтересованное исходом схватки вампиров. Внезапно круг, в котором происходила схватка, заволокло дымкой, озаряемой изнутри зелеными и красными всполохами.
Внезапно дымка рассеялась, а вместе с ней смолкла песнь клинков. В кругу стоял Лангтемир, а у его ног лежало обезглавленное тело. На губах Ланга была кровь...
Прошло время, Лангтемир во главе своего хирда возвращался из очередного похода, как вдруг увидел, что их город с моря пытаются взять штурмом. В гавани уже вовсю кипит бой.
-Орлы! Какие - то уроды хотят разграбить наш милый городок! Надерем им их вшивые задницы!- Обратился к команде Ланг.
В ответ он услышал громогласный клич своих воинов, и почувствовал вкус их боевого возбуждения. Десантировавшись на берег, викинги врезались в тыл нападавших, словно горячий нож в масло. Когда нападение было отражено, Лангтемир приказал поймать кого-нибудь из нападавших, что бы допросить. Но оказалось, что допрашивать почти не кого – все, кого можно было бы допросить, теперь держат ответ пред богами... но нашелся один боец, по сути, еще мальчишка, на вид ему было лет 16, не ведомо как выживший в «мясорубке». От него, надо признать с большим трудом - пацан был насмерть перепуган, удалось узнать, что нападение было делом рук Аридо Лускана, а значит, что это была только разведка, и вскоре следует ждать основной ударный кулак носящих герб с изображением вепря.
По этому поводу было собран городской тинг, на котором решалось, как быть и что делать.
- Если уважаемые отцы города согласятся финансировать вооружение городского ополчения, то я и мои бойцу готовы за месяц обучить добровольцев держать оружие, и если на то будет получено согласие граждан, то я поведу объединенные силы на цитадель Лускана. - Произнес речь Лангтемир
- Мы и так отразили нападение, и мне кажется, что Лускан, если конечно мальчишка не врет, поостережется нападать вновь. - Подал голос один из «отцов города»
- Послушай, ты кретин с кошельком вместо головы, это как ты называешь «нападение» было не более, чем зондированием почвы. Лускан не отступится от своих намерений, и уже весной придет сюда во главе армии численностью в два таких же города, как наш. А если ты боишься за свой кошелек, то подумай хоть раз в жизни, что станет с твоим имуществом, если Лускан придет сюда. У меня все теперь думайте. Я буду ждать вашего решения до вечера, потом уйду - я не хочу бессмысленно подставлять своих людей под чужие мечи из-за вашей жадности.- Произнес Гвецер, и вышел.
Город принял предложение Лангтемира. На следующий же день он приступил к обучению:
- Слушайте меня, говорю только один раз, глухие могут подойти поближе. Сейчас вы просто толпа, пригодная разве лишь на то, что бы дать обученным войскам время перегруппироваться ценой собственных жизней. Но я и мои люди сделаем из вас вполне боеспособную дружину. Говорю сразу, поблажек не будет ни кому. А теперь вперед. Возьмите ваши тренировочные мечи и отрабатывайте удары на мишенях.- Лангтемир переходил от одного ополченца к другому, и если требовалось, поправлял руку — Не так, расслабь кисть, вот так и вкладывай силу в удар. Вот, продолжай.
Через неделю, когда ополченцы научились сносно держать клинки, их стали учить драться с живым противником. Пример показывал сам Лангтемир
-Запоминайте: удар, и парируйте меч противника щитом или клинком. Все поняли? Приступайте.
Спустя время, когда Лангтемир увидел, что ополчение готово к битве, он повел их на Лускана. Все имевшиеся в наличие корабли были отданы армии, построены осадные машины, и вожди помельче, пошли под начало Лангтемира. Принесли жертву богам и отправились в путь. А путь был не близкий - при попутном ветре плавь не менее месяца. Далеко твердыня Лускана.
Как бы долго не было плаванье, приплыли. Город было нахрапом не взять. Да и гарнизон был опытный - все закаленные в морских походах воины - так донесла разведка.
Внезапно пришла весть, что на подмогу осажденным дадут войска наемных «союзников». Это уже было плохо. Надо было, как можно скорее, брать город. Тут Ланга осенило: стены можно преодолеть не только сверху штурмом, или через дверь, а и под стенами - подкопом. Было решено, что основная часть войска будет отвлекать внимание защитников, а особый отряд - капать подкопы и закладывать в некоторые взрывчатку. В не заминированные подкопы должна была пробраться штурмовая группа и, не ввязываясь в бой со стражей, отпереть ворота и поднять решетку. Все это было решено на Совете перед штурмом.
В ночь штурма, когда все было готово, и с внутренней стороны ворот стали слышны звуки битвы, Лангтемир приказал взрывать стены.
Бойцы Лангтемира хлынули в проломы в стене и в ворота, и начался Ад - для мирных жителей, для солдата - его ремесло...
Дома пылали. Звон оружия. Крики и стоны. Кровь лилась по мостовым. Лангтемир со своей командой пробивался к Резиденции Лускана (оказавшегося Лугару).
Перевеса не было ни у одной из сторон, Ланг, если честно и не надеялся, что из всей его «армии» останется больше чем сможет вместить драккар среднего размера. Спутники Ланга тоже редели на глазах - им противостояли отборные войны Господина этого города.
Но способности вампира, и ярость берсеркеров сделали свое дело - Лангтемир с товарищами ворвались в Резиденцию Аридо Лускана.
Когда предводители встретились в бою, то их войны прекратили сражение - кто победит в поединке, та армия и победила, а проигравшая сторона сдается на милость победителя.
Противники сошлись. Вампир и Оборотень, меч и боевой топор, звериная мощь против нечеловеческой силы Неумершего. Тут уж ни один из противников не срывал и не сдерживал своих сил. Топор, который поднимет не каждый мужчина, Лускан вращал играючи. Лангтемир отражал удары «прощупывая» противника. Внезапно оба предводителя закружились в Танце Смерти, сопровождавшемся звоном стали. Не возможно было определить, сколько времени продолжался этот в буквальном смысле НЕ человеческий поединок. Но внезапно, противники остановились... Лускан, казалось просто стоит, удивленно раскрыв глаза.... как вдруг верхняя часть его тела просто съехала и упала на пол... воины Аридо Лускана бросили оружие. Победа!
Битва была поистине адской - в живых из нападавших осталось всего сорок человек (все ранены). Лангтемир тоже был ранен - осколок осинового стола попал ему в плечо и отдельные щепки остались в теле, причиняя вампиру непереносимую боль.
После того, как они вернулись на стоянку, своего рода дом, то все были вылечены, за исключением нескольких воинов, которые всё же не дотянули…
Когда прошел месяц, Лангтемир объявил, что всех распускает по их родным местам, ведь в бою они жили около семи лет.
Лангтемир тоже поехал домой…

6.
Появлению мужа Эллис была безмерно счастлива, ведь они очень давно не виделись.
- Я думала, что ты погиб… - в слезах говорила Эллис.
- Но я же выжил.… Если это можно так назвать.… Но почему же ты не вышла замуж?
Девушка низко опустила голову.
- Эллис?
- Я безумно люблю тебя, ведь я сохранила твоих детей! – в слезах прошептала вампирша.
- Детей? Эллис, у меня есть дети? – ошарашено спросил Ланг.
- Да. Когда ты уехал, я узнала, что беременна. Позже я родила двойню – сына и дочь – Орна и Лисси…
- Любимая…
- Прости, мне сообщили, что ты погиб… Я долго ждала тебя, но…
- И всё - таки ты предала меня…
- Прости, я не могла…
- Я надеялся… Я же теперь богат – у меня много денег, драгоценностей, я же теперь знаменит.… И всё это ради тебя, любимая! Я каждый день благодарил Одина, что тот сохранил мне жизнь, ради того, что бы быть с тобой… и нашими детьми!
- А ты меня спросил, нужно ли мне это? Я просто хотела, что бы мой муж был рядом, что бы он видел первый шаг наших детей, первые их слова, а ты… - девушка убежала в слезах, оставив ошарашенного вампира одного…
Больше он её не видел.… И детей свих он не увидел, Эллис не позволила ему этого…
Викинг не выдержал такого предательства, и заколол себя мечём, предварительно собственной кровью написав на некогда их постели одно лишь слово: Прости… 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 280 просмотров

Поделиться с друзьями:

Нет комментариев. Ваш будет первым!