В Санкт-Петербурге готовят к изданию полные блокадные дневники Ольги Берггольц

2 мая 2015 - Администратор
article82181.jpg

 В новую книгу войдут переизданные, а также никогда ранее не публиковавшиеся высказывания и воспоминания замечательной ленинградской поэтессы, которую называли «голосом блокадного города».

Первая книга четырехтомного издания увидит свет этим летом, создатели принципиально не хотят делать ее «датовой» — привязывать к празднованию 70-летия Победы или к 105-летию самой Ольги Берггольц (которое будет отмечаться в мае). По их словам, том выйдет лишь тогда, когда «дозреет» сам или когда для его понимания «дорастут» читатели.

Дневники, которые поэтесса вела много лет, при ее жизни никогда не публиковались. После смерти Ольги Берггольц ее архив был конфискован властями и помещен в спецхран. Сейчас документы хранятся в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ). Вопрос об их «рассекречивании» решался на уровне кабинета министров. Слишком много в тех записях откровений, зачастую несовместимых с официальной советской пропагандой.

Впервые фрагменты дневников и некоторые стихотворения Ольги Берггольц появились в 1980 году в израильском журнале «Время и мы». Большинство не публиковавшегося в России наследия Берггольц вошло в 3-й том собрания ее сочинений (1990). Выдержки из дневников благодаря стараниям сестры поэтессы Марии Федоровны увидели свет в журнале «Знамя» в 1991 году. И наконец в 2010-м — к столетию Ольги Берггольц — вышла книга, озаглавленная просто и даже скупо: «Ольга. Закрытый дневник». В нее вошли ошеломляющей силы записи 1939-1949 годов, но снова это были лишь фрагменты архива. Говоря же о новом издании, инициаторы проекта не боятся использовать слово «полный».

«То, что полная версия дневников увидит свет именно в родном городе Ольги Берггольц, — событие знаковое, — считает известная петербургская писательница и переводчица Наталия Соколовская, принимающая самое непосредственное участие в подготовке книги к печати. — Дело в том, что дневник чересчур специфический, ленинградский. И это очень важно для нас! Более того, я не устаю повторять, что такие острые дневники необходимо всегда дополнять специальными комментариями. Для того, чтобы лучше понять то время, осознать, что тогда происходило».

Исторические сноски и справки для нового издания готовили московский историк и писателница, специалистка по истории советской литературы 1930-1950-х годов Наталья Громова и петербургский военный историк Александр Романов. Их комментарии соотносят события, упоминаемые в тексте, с реально происходившими в то время.

«Записи Ольги Федоровны — это ведь записи простой горожанки, даже несмотря на то, что она работала в Доме радио и знала о происходящем на фронте намного больше, чем другие, — продолжает Наталия Соколовская. — Тем не менее даже у нее, например, слово «блокада» впервые упоминается лишь в январе 1942 года. До этого о том, что город находится в кольце, люди вообще не знали. Им этого никто не сообщал. А руководство города фактически самоустранилось, не предпринимая никаких значимых усилий, чтобы спасти людей».

Тема цензуры в блокадном городе вообще, по словам Соколовской, проходит в дневниках красной нитью. «Это не героизм, это ужас, это бред… — пишет Ольга Берггольц. — Я убедилась, что о Ленинграде ничего не знают… говорили, что ленинградцы — герои, восхищались их мужеством и т.д., а в чем оно — не знали. Не знали, что мы голодаем, что люди умирают от голода… Ничего не слышали о такой болезни, как дистрофия. Меня спрашивали: а это опасно для жизни?.. На радио не успела я рта раскрыть, как мне сказали: «Можно обо всем, но никаких упоминаний о голоде. Ни-ни. О мужестве, о героизме ленинградском — это то, что нам просто необходимо… Но о голоде ни слова».

«Берггольц создала документ, показывающий, какому невероятному прессингу и деформации подвергалась личность человека в тогдашнем государстве, и то, что ей удалось об этом сказать, — это ее абсолютный человеческий подвиг, — считает Наталия Соколовская. — Поэтесса прекрасно понимала, что найдутся люди, которые за эти записи будут готовы бросить в нее камень».

Неслучайно дневники Ольги Берггольц можно даже сейчас, спустя десятилетия, сравнить с настоящей пороховой бочкой. По мнению советницы директора Государственного Эрмитажа, ведущей научной сотрудницы, доктора исторических наук Юлии Кантор, они по-прежнему обладают острой детонирующей силой.

«Сейчас такие дневники являются противоядием от выхолащивания темы блокады, темы войны, — уверена историк. — Ведь если бы не было всего того ужаса, о котором мы можем узнать только от человека, пережившего его, то и сама победа не имела бы такой ценности. Публикация полной версии дневников без купюр — это колоссальный подарок к грядущему празднику и наше приношение великой поэтессе и всем ленинградцам».

По словам составителей, работа над подготовкой книги велась около полугода. Летом должен выйти первый том. Его объем — 25 авторских листов, в каждом — около 40 тысяч печатных знаков. Итого — 500-600 страниц. К сожалению, тираж будет небольшим: по словам Наталии Соколовской, издатели ориентируются примерно на тысячу экземпляров. Распространять книгу планируется прежде всего по школам. А эпиграфом к дневникам должны стать строки самой Ольги Берггольц, написанные ею в страшном 1942-м:

«… Я никогда героем не была,

Не жаждала ни славы, ни нагпады.

Дыша одним дыханьем с Ленинградом,

Я не геройствовала, а жила».

 

По материалам ИА "NEWS"

Поделиться с друзьями:

Илья Рагулин # 3 мая 2015 в 14:57 +1
"К сожалению, тираж будет небольшим: по словам Наталии Соколовской, издатели ориентируются примерно на тысячу экземпляров. Распространять книгу планируется прежде всего (!!!) по школам".

Вранье и чернуху Солженицына по школам уже распространили, теперь распространят по школам
чернуху и вранье(?) Берггольц.  cry
Мягков Александр # 3 мая 2015 в 16:34 +2
Налил,расплакался и выпил...Дорогой Русский поэт,будет ли в нашей жизни наслаждение от строк поэтских,будет ли света луч???Фиг с ней,с Берггольц,она жила в муках,а мы то что???Совсем всё плохо??? cry  cry  joke
Илья Рагулин # 3 мая 2015 в 17:45 +1
Ты же уже насладился моими частушками... В них и светлый путь
тебе указан.  stuk
Мягков Александр # 3 мая 2015 в 18:24 +2
smile Спасибо за осознание,Доброго тебе! v
Администратор # 3 мая 2015 в 23:12 +1
Ну, да. Голодавшая в блокадном Ленинграде Ольга Берггольц врёт и очерняет, и лишь только Илья Рагулин, который мажет икру на ананас, знает, как было на самом деле.
Илья, спасибо Вам за присутствие в наших краях. С Вами веселее smile
Илья Рагулин # 4 мая 2015 в 07:45 0
Уважаемый Администратор! Все не так весело, как Вам представляется... Из-за очернительства и вранья (а точнее, клеветы) в "Архипелаге"
голодавшего и надрывавшегося от непосильного труда в местах заключения Солженицына - повесился мой любимый школьный учитель.
Администратор # 4 мая 2015 в 12:29 +1
Ой ли из-за Солженицына. Люди идут на самоубийство из-за себя. А причину можно найти любую, благо выбор огромен. Я выражаю Вам соболезнование, но винить Солженицына в этой смерти нелепо. Есенин виноват в волне самоубийств, прокатившихся по стране после его смерти?
Илья Рагулин # 4 мая 2015 в 14:31 0
Уважаемый Администратор!
"...Илья Рагулин, который мажет икру на ананас..."
Откуда эта информация? Вместе намазывали?  scratch

" Люди идут на самоубийство из-за себя.."
Тоже весьма сомнительный тезис. Много было лично знакомых
висельников??  shock

Вникайте в историю моего любимого школьного учителя
Макеева Алексея Филипповича:
http://margulev.narod.ru/catacomba/fil.htm

Р.S. Надеюсь, что втюхивание в неокрепшие мозги русских
школьников информации из лживых очернительских книжек по истории России
само по себе не вызывает Вашего одобрения...  joke
Администратор # 4 мая 2015 в 20:45 +1
Прочёл. Спасибо. Солженицын выступил в роли документалиста. Систематизировал многочисленные свидетельства, собрав их в единое полотно. Вполне допускаю, что без него о том времени и о миллионах погубленных жизней мы бы вообще ничего не узнали. Но о Солженицыне нужно говорить отдельно.
Про самоубийц Ваш вопрос некорректен, потому отвечать не стану. Вернёмся к книге Берггольц. Называя её свидетельство ложью и чернухой, Вы хотите сказать, что в блокадном Ленинграде не было голода?
Илья Рагулин # 4 мая 2015 в 23:04 0
1) Кто Вам сказал, что о Солженицыне нужно говорить отдельно?
С Солженицыным, выступившим в роли не документалиста, а беллетриста, наша детская педагогика уже наступила на грабли:
его вранье о цифрах погибших и сидевших в Гулаге научно
доказано; его клевета на многих и многих людей документально изобличена...
2) Про самоубийство замечательного русского учителя из-за клеветы Солженицына
я Вам не задавал вопроса. Я этот пример привел для того, чтобы умерить Вашу веселость
при обсуждении серьезной темы.
3) Я не читал личный дневник Берггольц, но я знаю ее биографию. Я догадываюсь, что
она, надломленная и недавно потерявшая в тюрьме ребенка женщина, могла в нем понаписать.
Более того, я не уверен в том, что Берггольц была бы рада распространению своего дневника
в детских школах.
4) Я не назвал свидетельства Берггольц ложью. Этот дневник следует вначале разослать историкам
и ученым-педагогам... Уже имеется печальный опыт опубликования "Воспоминаний и размышлений" Жукова с неопубликованным
при жизни маршала... враньем. Поэтому поспешность, с которой некая Соколовская втюхивает школьникам свою версию дневника
Берггольц вызывает обоснованные опасения.
5) В блокадном Ленинграде был голод, так же как и в сегодняшней полуоккупированной России (термин В.В. Путина) есть голод на
правду об истории ВОВ.
Администратор # 5 мая 2015 в 06:36 +1
1. О Солженицыне нужно говорить отдельно, потому что Берггольц и Солженицын - это разные люди. А здесь мы обсуждаем новость о выходе в свет дневников блокадницы Ольги Берггольц. Заметьте, самих дневников Вы в глаза не видели, однако "враньём и чернухой" уже назвали.
2. Тема крайне серьёзная. Да кто же Вас заставляет везде ходить со своим баяном?
3. "Я не читал, но я догадываюсь...". Напомнило речи "народных обвинителей" по делу одного известного писателя, травля на которого была тщательно организована: "Роман я, конечно, не читал, но осуждаю...". Может быть, всё-таки стоит прочесть, потом уже обсуждать и вешать ярлыки?
4.Ещё как назвали. Цитирую Вас: "Вранье и чернуху Солженицына по школам уже распространили, теперь распространят по школам
чернуху и вранье(?) Берггольц". Или вот этот вопросительный знак, поставленный не по правилам русского языка в середине предложения отменяет всё высказывание? Это что, "сплетни в виде версий"?
5. А при чём тут Путин? В школе у нас был один паренёк, провокатор тот ещё. Вот он для придания себе весу в самом начале честной юношеской драки пугал: "А ты Мишку-боксёра знаешь? А Кольку Кривого? У него пять ходок...". Слабака того били. Потому что Мишка-боксёр и Колька Кривой - авторитеты, конечно, весьма уважаемые люди)) Только какое они имеют отношение к происходящему?
Про голод на правду о Великой Отечественной войне согласен.
Предлагаю дождаться выхода дневников, после чего продолжить обсуждение.
Илья Рагулин # 5 мая 2015 в 09:07 0
Уважаемый Администратор! Согласен.
К происходящему в Вашей голове слова национального лидера русского
народа В.В. Путина, сказанные им на недавнем Сьезде профсоюзов, не имеют никакого отношения...
" target="_blank">
На этом заканчиваю
обсуждение.  smile
"5. А при чём тут Путин? В школе у нас был один паренёк, провокатор тот ещё. Вот он для придания себе весу в самом начале честной юношеской драки пугал: "А ты Мишку-боксёра знаешь? А Кольку Кривого? У него пять ходок...". Слабака того били. Потому что Мишка-боксёр и Колька Кривой - авторитеты, конечно, весьма уважаемые люди)) Только какое они имеют отношение к происходящему?"

Р.S.:
"вопросительный знак
Знак препинания, который ставится:

...3) в скобках для выражения сомнения или недоумения пишущего, чаще всего внутри цитируемого текста.
"..уже веселые и шумные вином,
Уже певучие (?) и светлые (!) кругами
Сидели у стола"
Что за странный набор слов! (Белинский)".
Администратор # 5 мая 2015 в 11:12 +1
Про знаки убедили, позабыл этот пункт. Рад, что Вы волнуетесь о том, что происходит в моей голове. Но своя не ближе ль?
Всех благ!