Первый в России памятник Заболоцкому открыт в Тарусе

7 августа 2015 - Администратор
article84511.jpg

 

Бронзовый памятник основателю бронзового века русской литературы поэту Николаю Заболоцкому торжественно открыли в Тарусе. Это первый в России памятник великому поэту. Церемония открытия прошла в рамках Года литературы

Николай Заболоцкий, великий русский поэт, проживший в Тарусе два последних года своей жизни, удостоился памятника в центре города. Торжественная церемония открытия монумента состоялась совсем недавно в рамках проведения в России Года литературы.
 
Напомним, что инициатором открытия стал почетный гражданин Тарусы писатель Александр Щипков. Он вместе с главой администрации района Евгением Мальцевым, врио губернатора области Анатолием Артамоновым и главным редактором «Литературной газеты» Юрием Поляковым сдернул покрывало с бюста поэта, созданного скульптором Николаем Казачком, также присутствовавшим на церемонии. 
 
Памятник установлен на перекрестке улиц Карла Либкнехта и Луначарского у киноконцертного зала «Мир» неподалеку от дома, где жил поэт.  Николай Заболоцкий написал в короткий свой тарусский период несколько десятков стихотворений, в том числе и шутливое стихотворение «Городок» про девушку Марусю, которой ужасно скучно живется в Тарусе, где одни «петухи и гуси». Этот эпизод тоже отразили участники церемонии, устроив показ льняных модных одеяний, как бы опровергая главную мысль стихотворения.
 
Вместе с тем литературоведы выделяют тарусский период творчества Заболоцкого как особый. Это, по мнению Александра Щипкова, простая по форме и глубокая по смысмлу философская лирика. Именно с нее фактически и начался один из последних расцветов великой русской литературы, названный «бронзовым веком» — вобравший в себя пронзительный реализм фронтового поколения, эксперименты поэтов-шестидесятников и семидесятников, блистательную прозу самых разных направлений и стилей.
 
Отметим также, что Таруса - уникальное явление в истории культуры России. Это город, с XIX века облюбованный писателями, музыкантами и художниками. Его даже окрестили «русским Барбизоном» по аналогии с французской деревней Барбизон, где в свое время обосновалась коммуна художников-импрессионистов.
 
С Тарусой связаны имена художников Василия Поленова и Василия Ватагина, русско-литовского поэта серебряного века Юргиса Балтрушайтиса, семьи Цветаевых, Константина Паустовского, великого музыканта Святослава Рихтера и многих других деятелей культуры.
 
 
 
 
 
По материалам портала Главный Региональный.
 

Поделиться с друзьями:

Администратор # 7 августа 2015 в 10:12 +2
Приглашаем в комментариях размещать любимые стихотворения Заболоцкого.

Детство

Огромные глаза, как у нарядной куклы,
Раскрыты широко. Под стрелами ресниц,
Доверчиво-ясны и правильно округлы,
Мерцают ободки младенческих зениц.
На что она глядит? И чем необычаен
И сельский этот дом, и сад, и огород,
Где, наклонясь к кустам, хлопочет их хозяин,
И что-то, вяжет там, и режет, и поет?
Два тощих петуха дерутся на заборе,
Шершавый хмель ползет по столбику крыльца.
А девочка глядит. И в этом чистом взоре
Отображен весь мир до самого конца.
Он, этот дивный мир, поистине впервые
Очаровал ее, как чудо из чудес,
И в глубь души ее, как спутники живые,
Вошли и этот дом, и этот сад, и лес.
И много минет дней. И боль сердечной смуты
И счастье к ней придет. Но и жена, и мать,
Она блаженный смысл короткой той минут
Вплоть до седых волос всё будет вспоминать.
Администратор # 7 августа 2015 в 10:14 +2
Это было давно...

Это было давно.
Исхудавший от голода, злой,
Шел по кладбищу он
И уже выходил за ворота.
Вдруг под свежим крестом,
С невысокой могилы, сырой
Заприметил его
И окликнул невидимый кто-то.

И седая крестьянка
В заношенном старом платке
Поднялась от земли,
Молчалива, печальна, сутула,
И, творя поминанье,
В морщинистой темной руке
Две лепешки ему
И яичко, крестясь, протянула.

И как громом ударило
В душу его, и тотчас
Сотни труб закричали
И звезды посыпались с неба.
И, смятенный и жалкий,
В сиянье страдальческих глаз,
Принял он подаянье,
Поел поминального хлеба.

Это было давно.
И теперь он, известный поэт,
Хоть не всеми любимый,
И понятый также не всеми,
Как бы снова живет
Обаянием прожитых лет
В этой грустной своей
И возвышенно чистой поэме.

И седая крестьянка,
Как добрая старая мать,
Обнимает его...
И, бросая перо, в кабинете
Всё он бродит один
И пытается сердцем понять
То, что могут понять
Только старые люди и дети.
Администратор # 7 августа 2015 в 10:14 +2
Птицы

Колыхаясь еле-еле
Всем ветрам наперерез,
Птицы легкие висели,
Как лампады средь небес.

Их глаза, как телескопики,
Смотрели прямо вниз.
Люди ползали, как клопики,
Источники вились.

Мышь бежала возле пашен,
Птица падала на мышь.
Трупик, вмиг обезображен,
Убираем был в камыш.

В камышах сидела птица,
Мышку пальцами рвала,
Изо рта ее водица
Струйкой на землю текла.

И сдвигая телескопики
Своих потухших глаз,
Птица думала. На холмике
Катился тарантас.

Тарантас бежал по полю,
В тарантасе я сидел
И своих несчастий долю
Тоже на сердце имел.
Администратор # 7 августа 2015 в 10:16 +2
Сентябрь

Сыплет дождик большие горошины,
Рвется ветер, и даль нечиста.
Закрывается тополь взъерошенный
Серебристой изнанкой листа.

Но взгляни: сквозь отверстие облака,
Как сквозь арку из каменных плит,
В это царство тумана и морока
Первый луч, пробиваясь, летит.

Значит, даль не навек занавешена
Облаками, и, значит, не зря,
Словно девушка, вспыхнув, орешина
Засияла в конце сентября.

Вот теперь, живописец, выхватывай
Кисть за кистью, и на полотне
Золотой, как огонь, и гранатовой
Нарисуй эту девушку мне.

Нарисуй, словно деревце, зыбкую
Молодую царевну в венце
С беспокойно скользящей улыбкою
На заплаканном юном лице.
Ястребов # 8 августа 2015 в 15:11 +5
Долгонько раскачивались с памятником. Впрочем, хорошо, что раскачались. Заболоцкий - мощнейшая фигура. Его поэтический диапазон огромен. На одном полюсе, например, вот это:

Над землёй большая плошка
опрокинутой воды.
Леший вытащил бревёшко
из мохнатой бороды.
Из-за облака сирена
ножку выставила вниз.
Людоед у джентльмена
неприличное отгрыз.

На другом полюсе:

Жук ел траву, жука клевала птица,
хорёк пил мозг из птичьей головы,
и страхом перекошенные лица
ночных существ смотрели из травы.
Природы вековечная давильня
соединяла смерть и бытиё
в один клубок, но мысль была бессильна
соединить два таинства её.

Обожаю его с первого прочтения.
Администратор # 8 августа 2015 в 22:20 +2
Спасибо, Михаил. Абсолютно согласен с оценкой творчества поэта.
вова овчинников # 10 августа 2015 в 13:04 +4
Конечно - Лодейников. Конечно - Некрасивая девочка. А еще с юных лет впечатлило и запомнилось Рубрук в Монголии. Да весь он, от Столбцов до самых поздних - Мастер! Спасибо Вам, Олег, за эту страничку...
Администратор # 10 августа 2015 в 14:04 +2
Володя, спасибо Вам и всем любителям поэзии.
Виталий Неотмира # 19 августа 2015 в 10:33 +1
Николай Заболоцкий, "Портрет"

Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?

Ее глаза - как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза - как два обмана,
Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.

Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.
Слава # 7 ноября 2015 в 02:06 +1
Замечательный поэт, достоин памятника и памяти народной...Олег, спасибо вам за статью...
Администратор # 7 ноября 2015 в 09:30 +1
Да, замечательный поэтище.
Вам спасибо, Слава!