25 января родился Владимир Высоцкий

17 января 2016 - Администратор
article88057.jpg

25 января 1938 года родился Владимир Семёнович Высоцкий. Сегодня в свободном доступе огромное количество биографических материалов о выдающемся поэте и актёре. Мы выбрали несколько фрагментов (кроме Валерия Золотухина это "люди из толпы", случайные свидетели жизни Высоцкого), которые достаточно ярко характеризуют Высоцкого, добавляют интересные штрихи к его портрету.
Приглашаем в комментариях делиться любимыми стихами поэта.

***

 Валерий Золотухин                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         "О том, что «не был он никаким страдальцем». Где поэт берет и находит свои страдания и беды — вопрос к космосу. Приведу дословно один разговор с Высоцким незадолго до того гибельного июльского двадцать пятого дня:Высоцкий. Золотухин! (Заметьте — Золотухин, а никак по другому, это всегда означало, что разговор будет в глаз, а не в бровь.) У вас на Алтае по плану 16 центнеров с гектара. Вы же в лучшем случае на круг собираете по 12 центнеров с гектара. А план вы выполняете?! Вы откуда хлеб берете?

Я остекленел. Я оцепенел. Я долго не мог въехать в его вопрос, в его заботу. А когда въехал — озверел. Меня захлестнуло этакое внутреннее негодование, бешенство от бессилия что нибудь ему связное ответить.
Золотухин. Да какое тебе дело до нашего хлеба?! Какое тебе дело, где мы дрожжи достаем и куда брызги полетят?! И откуда ты про это знаешь?
Высоцкий. Из «Правды»...
Он, оказывается, читал ту «Правду», на которой восемь страниц одних цифр и которую мы сразу относили в нужное место, а он ее читал с карандашом в руках и у него не сходилось! Считал!!! Потому что у него болело!!! Страдало. Стыдно сказать, у меня, человека оттуда, давно не болело, а если болело, то временами и по чуть чуть, а у него болело и на разрыв. И если верить зацитированным словам поэта Гейне, что «трещина мира проходит через сердце поэта», то почему я не должен верить поэту Высоцкому, что «трещина» за алтайский урожай действительно проходила через его сердце? Это к вопросу у кого что болит и кто за что страдает."
 
Вот оно как...
 
***
Алина Тарская: 
Владимир Высоцкий выступал с концертом у нас в институте (ВНИИ социальной гигиены и организации здравоохранения им Н.А.Семашко) на улице Обуха, дом 12 (сейчас это улица Воронцово поле) в 1976 или 1977 году. Вёл переговоры с Высоцким и приглашал его наш сотрудник Гайк Джаводян, который занимался общественной работой по разделу культуры и отдыха. Высоцкий, как и многие другие артисты московских театров, с удовольствием выступал перед научными коллективами, так как это была очень благодарная и восприимчивая к новым веяниям в культуре часть интеллигенции. Для того, чтобы пригласить артиста на часовой концерт, мы собирали по одному рублю с человека. Сумма в 100-120 рублей была достаточной для приглашения артиста, так как зарплата артистов в театрах в то время была невысокой и концерты давали им возможность подработать, особенно перед праздниками. 
Концерт Высоцкого состоялся в зале, где обычно проводились заседания 
Учёного Совета, рассчитанного примерно на 100 человек. Зал старинного здания был очень красивым - с камином и резным дубовым потолком, на котором висели 5 хрустальных люстр. Концерт был назначен на 15 часов, публика собралась, зал был переполнен, но Высоцкий опаздывал и пришёл на 15 минут позже. 
Зайдя в зал с гитарой в руках в чёрных брюках и джемпере, он извинился за опоздание и сказал, что будет петь столько, сколько мы захотим его слушать. Раздались аплодисменты и Высоцкий начал петь. Пел он почти два часа с большим воодушевлением и полной отдачей, песни его, уже известные нам ранее по записям, производили неизгладимое впечатление на слушателей и награждались бурными аплодисментами. Личное обаяние и сильная энергетика, исходившая от исполнителя, тем более в небольшом зале, где он был у всех на виду и так близко от нас, покорила всех. Наконец, мы нехотя разошлись. Но память об этом прекрасном выступлении Владимира Высоцкого мы храним до сих пор. 
 
***
Мой Высоцкий 
 
«Маленький, субтильный, очень модно прикинутый» 
В конце 70-х годов я, филолог по образованию, имея маленького ребенка, работала не по профессии на 7-й международной телефонной станции, о которой Владимир Высоцкий сочинил песню «07». Однажды поздно ночью мне довелось соединять его с Мариной Влади, которая в это время находилась в Канаде. По инструкции мы должны были периодически подключаться к разговору, проверять, как идет связь. Помню, Марина отчитывала Высоцкого: «Где ты был две ночи подряд?» «Мариночка, я был дома...» — оправдывался он. Потом Володя читал ей стихи, интересовался мнением Марины. Ворковали они нескончаемо долго. Марина жаловалась, что очень устала и хочет домой. Звонил он ей постоянно. Моя начальница установила Высоцкому льготный тариф — он оплачивал определенный лимит времени, а говорил, сколько хотел. В знак благодарности Володя приехал на станцию и дал концерт. После концерта поднялся к нам на этаж и исполнил несколько песен для телефонисток, которые работали и присутствовать на концерте не могли. Он стоял совсем рядом. Маленький, субтильный, очень модно прикинутый — в каких-то интересных штанах, замшевой куртке с бахромой. Особенного пиетета к Высоцкому как 
к автору-исполнителю я не испытывала, а по-человечески мы его любили. 
Анна Назаревская, корректор 
 
***
«Интеллигенция его раздражала» 
До поступления на филфак МГУ я работал монтировщиком в Театре на Таганке. Поступив в университет, я водил свою группу на спектакли «Таганки». Естественно, всех через служебный вход я провести не мог, так что мы пролезали окольными путями: через забор, через «карманы», через те места, где хранятся декорации. И вот как-то зимой мы забрались на «Гамлета». Декораций на «Гамлете» никаких нет, кроме занавеса и двуручного меча на голой стене. Мы вывалились на сцену, уронив с грохотом двуручный меч. Мы его поставили на место и быстро побежали за кулисы, где и столкнулись с Владимиром Семеновичем Высоцким. Он нас серьезно так обругал матерком. Высоцкий очень готовился к спектаклю, выкладывался невероятно. Видимо, он уже вжился в образ, был в настрое, и вот такое хулиганское нарушение подготовки к сакральному действу его возмутило. Потом я пытался извиниться в курилке, он хмуро сделал вид, что все простил. 
Еще раз я увидел Высоцкого на встрече Нового года, кажется 80-го, в театре «Современник». Он пришел очень поздно, коротко, злобно спел-бросил железный стих в толпу и мрачно ушел в ушанке с одним поднятым ухом. Создалось впечатление, что самодовольная тусовка творческой интеллигенции его раздражала. 
Леонид Пашутин, литературный редактор 
 
***
«Высокий, мощный, харизматичный» 
В 1978 году в издательстве «Молодая гвардия» вышла автобиографическая книга актера Театра на Таганке Валерия Золотухина «На Исток-речушку, к детству моему». Редактором книги была моя мама. От музыки, а уж тем более подпольных записей «каких-то там бардов» маменька была совершенно далека, поэтому на приглашение Золотухина посетить ночной подпольный концерт Владимира Высоцкого прореагировала в своем репертуаре: «Еще чего». Зато я, услышав обрывок разговора, устроила настоящую истерику: «Мама, это же Высоцкий, ну, «Девушка, здравствуйте, как вас звать? — Тома!» Помнишь? — скулила я. — Пожалуйста, пойдем, в школе все умрут от зависти, не хочешь концерт, посидишь в артистическом буфете...» Через полчаса нудного воя мама сдалась. Концерт на афишах заявлен не был и начинался после вечернего спектакля, в 12 ночи. Всю дорогу до театра мама возмущалась, что только полные дураки ходят на концерты ночью. Валерий Золотухин встретил нас у входа и проводил за кулисы. Пока взрослые общались, я на диванчике в холле смотрела телевизор. Рядом со мной сел невысокий невзрачный человек в джинсах и модной дубленой жилетке. До этого момента Высоцкого живьем я никогда видела, в моем представлении такой голос мог принадлежать только довольно крупному мужчине. По телевизору показывали, как «дорогой Леонид Ильич» вручает орден, кажется Дружбы народов, шахматисту Анатолию Карпову. Пока генсек двигал речь, мой сосед по дивану хихикал, смешно копируя Брежнева. Концерт начинался, всех попросили пройти в зал. Мама скрепя сердце тоже решила окультуриться, посмотреть, от чего там «все с ума посходили». Наши места находились рядом со сценой. Погас свет, на сцене появился Высоцкий. «Ты же с ним на диване сидела», — скрупулезно подметила мама. Высоцкий запел, и это был уже совсем другой человек: высокий, мощный, абсолютно харизматичный, он сразу взял зал за горло. Высоцкий пел два часа, и на все это время я забыла, как дышать, и все время боялась, что вот-вот у него остановится сердце или порвутся вены на шее, настолько они были напряжены. Зрители не хотели отпускать Высоцкого со сцены и сидели бы до утра, если бы разрешили. На прощание Золотухин потрепал меня по голове со словами: «Детям будешь рассказывать». Как в воду глядел. 
Анна Горбашова, журналист 
                                                                                                                                         

Поделиться с друзьями:

Renata # 17 января 2016 в 15:20 +4
Спасибо за эту страницу, Олег!

Баллада о любви - текст песни

1. Когда вода всемирного потопа
     Вернулась вновь в границы берегов,
     Из пены уходящего потока    
     На сушу тихо выбралась любовь
     И растворилась в воздухе до срока,
     А срока было сорок сороков.

     И чудаки еще такие есть -        
     Вдыхают полной грудью эту смесь.
     И ни наград не ждут, ни наказанья,    
     И, думая, что дышат просто так,                            
     Они внезапно попадают в такт
     Такого же неровного дыханья...

Припев:
И я поля влюбленным постелю,
Пусть поют во сне и наяву:
"Я дышу и значит - я люблю.
Я люблю и значит - я живу."
                
2. И много будет странствий и скитаний,
     Страна Любви - великая страна!
     И с рыцарей своих для испытаний
     Все строже станет спрашивать она.    
     Потребует разлук и расстояний,
     Лишит покоя, отдыха и сна...
     Но вспять безумцев не поворотить,
     Они уже согласны заплатить.
     Любой ценой - и жизнью бы рискнули,
     Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
     Волшебную невидимую нить,
     Которую меж ними протянули...    

Припев:
Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мертвых воскрешал,    
Потому что, если не любил,
Значит, и не жил, и не дышал!

3. Но многих захлебнувшихся любовью,
     Не докричишься, сколько не зови...
     Им счет ведут молва и пустословье,
     Но этот счет замешан на крови.
     А мы поставим свечи в изголовье
     Погибшим от невиданной любви...    
     И душам их дано бродить в цветах,
     Их голосам дано сливаться в такт
     И вечностью дышать в одно дыханье,
     И встретиться со вздохом на устах    
     На хрупких переправах и мостах,
     На узких перекрестках мирозданья...
Слава # 17 января 2016 в 21:09 +4
Спасибо за статью Олег, Владимир Семенович мой главный кумир, пытаться быть на него похожим бред. единственное чего пытаюсь добиться от своих работ чтобы они ни когда не были пустыми и бессмысленными, так было у Высоцкого...

Вот мои любимые стихи Владимира Семеновича, именно стихи, я не слышал песни на это произведение...

Владимир Высоцкий — Леониду Енгибарову
ЕНГИБАРОВУ - ОТ ЗРИТЕЛЕЙ

Шут был вор: он воровал минуты —
Грустные минуты, тут и там, —
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам.

В светлом цирке между номерами
Незаметно, тихо, налегке
Появлялся клоун между нами
Иногда в дурацком колпаке.

Зритель наш шутами избалован —
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: “Да разве это клоун!
Если клоун — должен быть смешной!”

Вот и мы... Пока мы вслух ворчали:
“Вышел на арену, так смеши!” —
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.

Мы опять в сомненье — век двадцатый:
Цирк у нас, конечно, мировой, —
Клоун, правда, слишком мрачноватый —
Невеселый клоун, не живой.

Ну а он, как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки.

Мы потом смеялись обалдело,
Хлопали, ладони раздробя.
Он смешного ничего не делал —
Горе наше брал он на себя.

Только — балагуря, тараторя, —
Все грустнее становился мим:
Потому что груз чужого горя
По привычке он считал своим.

Тяжелы печали, ощутимы —
Шут сгибался в световом кольце, —
Делались все горше пантомимы,
И морщины глубже на лице.

Но тревоги наши и невзгоды
Он горстями выгребал из нас —
Будто обезболивал нам роды, —
А себе - защиты не припас.

Мы теперь без боли хохотали,
Весело по нашим временам:
Ах, как нас прекрасно обокрали —
Взяли то, что так мешало нам!

Время! И, разбив себе колени,
Уходил он, думая свое.
Рыжий воцарился на арене,
Да и за пределами ее.

Злое наше вынес добрый гений
За кулисы — вот нам и смешно.
Вдруг — весь рой украденных мгновений
В нем сосредоточился в одно.

В сотнях тысяч ламп погасли свечи.
Барабана дробь — и тишина...
Слишком много он взвалил на плечи
Нашего — и сломана спина.

Зрители — и люди между ними —
Думали: вот пьяница упал...
Шут в своей последней пантомиме
Заигрался — и переиграл.

Он застыл — не где-то, не за морем —
Возле нас, как бы прилег, устав, —
Первый клоун захлебнулся горем,
Просто сил своих не рассчитав.

Я шагал вперед неукротимо,
Но успев склониться перед ним.
Этот трюк — уже не пантомима:
Смерть была — царица пантомим!

Этот вор, с коленей срезав путы,
По ночам не угонял коней.
Умер шут. Он воровал минуты —
Грустные минуты у людей.

Многие из нас бахвальства ради
Не давались: проживем и так!
Шут тогда подкрадывался сзади
Тихо и бесшумно — на руках...

Сгинул, канул он — как ветер сдунул!
Или это шутка чудака?..
Только я колпак ему — придумал, —
Этот клоун был без колпака.

1972 г.
olegstar # 20 января 2016 в 15:18 +2
Я хочу сказать, что песни Высоцкого впервые услышал в середине 60-х, когда на работе нас послали в подмосковный совхоз на
уборку картошки...Оказалось, что у одного парня был с собой кассетник: из него целыми днями звучали странные песни- очень
необычные по содержанию, по манере исполнения с надрывной хрипотцой голоса Певца!...И я настолько был всем этим поражён, что вечерами записывал тексты песен в свой блокнот: "Разговор у телевизора", "Песня про чудо-юдо", "Письмо с выставки", и другие!
  И я уже знал и понимал: это Владимир Высоцкий, это совесть народа; потом были фильмы с его участием: "Опасные гастроли",
"Вертикаль", "Единственная дорога"; и, конечно, "Место встречи изменить нельзя"- и всегда в них звучали его песни...
  Были потрясающие моменты, когда я брал у знакомых "катушки" с записями концертов Высоцкого и переписывал всё это себе...
А в завершение скажу, что летом, в год Олимпиады мы были с семьёй на селе, помогали бабушке жены- новости смотрели по телеку,
но об "уходе" Высоцкого нигде никто не говорил- узнали только, когда вернулись в Москву; и в ближайший выходной я рванул
в Военторг, где купил только что вышедший диск-"гигант" с песнями Высоцкого...Потом уже были куплены книги "Высоцкий...Стихи и песни", "ВЛАДИМИР или Прерванный полёт", "Писатель Владимир Высоцкий в Союзе Писателей не состоял"...

   НАШ ВЫСОЦКИЙ

Владимир Семёныч! Володя!
Всеобщий любимец народа!
Тебя вспоминая, грустим.
Пластинки, кассеты храним.

И песни твои вновь звучат-
О многом они говорят:
Мы знаем, где твой "чёрный пистолет",
И то, что ничего "лучше гор" нет,
И видим, как "идёт охота на волков",
И как из "чужой колеи" ты выбраться готов.

Мы помним, что "лукоморья больше нет",
И что "беда увязалась" тебе вослед,
Как набирал ты "вечное 07"...
Без тебя мы одиноки, это ясно всем!

Владимир Семёныч! Володя!
Для нас поёшь в любое время года-
Но в зимнем январе этот день
Разгоняет в ДУШЕ грусти тень!

     25 января 2012 года
K.Nemo # 27 февраля 2016 в 08:45 0
Бог наградил, или наказал В.С.Высоцкого очень чувствительной душой и умением слушать. Слушая о жизни людей, он писал то что чувствовал сам. Он не был на войне и вряд-ли хорошо лазил по горам, но писал так что никто не сомневался - это правда. А переживая чужие радости, чувства, страдания, пропуская это через себя и выдавая "на-гора" стихами, он не мог стать долгожителем. Страдая душой за других, долго не живут. Стёр себя чужой радостью и болью. Но по-другому он точно не мог и не хотел.
Война у В.С.Высоцкого - это вообще отдельная для меня тема. Помните - " Мне этот бой не забыть нипочём, смертью пропитан воздух, а с небосвода бесшумным дождём падали звезды...", я вижу это так - идешь ночью в атаку, вокруг стрельба, огонь взрывов, крики...и вдруг пуля бьёт тебя так, что ты теряешь дыхание и развернувшись телом, падаешь на землю спиной, раскинув руки...лежишь и смотришь вверх, боли нет и шума войны не слышишь - при ранениях такое бывает, а на небе  - звездопад...Красиво.
Покойтесь с миром поэт Владимир Семёнович. Ещё раз спасибо за песни и стихи.