24 мая 1940 года родился Иосиф Бродский

18 мая 2018 - Администратор
article103968.jpg

 Иосиф Бродский — очень значительная фигура в истории мировой поэзии. Его жизнь нельзя было назвать лёгкой — преследование, непонимание, суд и ссылка — всё это в итоге подтолкнуло Бродского к эмиграции из СССР, так что вторую половину жизни он провёл в Соединённых Штатах, где получил признание публики.

 

Интересные факты из жизни Бродского.

  1. Отцом Иосифа Бродского был военный фотокорреспондент, а мать работала бухгалтером. В раннем детстве он вместе с матерью перенес все тяготы блокады Ленинграда, где жила семья Бродских.
  2. После семи классов Бродский отказался учиться в школе и ушел работать на завод. Будущий поэт решился на этот шаг из-за трудностей в школе и желания материально помогать родным.
  3. Молодой Иосиф хотел выучиться на подводника, но не прошел вступительные испытания.
  4. В 16 лет Бродский решил стать врачом, однако месяц работы в морге заставил его отказаться от этих планов.
  5. За 5 лет после расставания со школой Бродский также успел поработать служителем маяка и истопником в котельной. Затем он отправился на север, устроившись рабочим в научную экспедицию. В одном из населенных пунктов, где геологи остановились в ожидании оленей, у Бродского сдали нервы, и ему разрешили уехать в Ленинград.
  6. Постоянная смена профессий не мешала Бродскому много, хотя и без всякой системы читать. Он также самостоятельно учил английский и польский языки.
  7. В 1960 году поэт впервые выступил перед широкой публикой – он прочел со сцены Дворца культуры свой стих «Еврейское кладбище», и разразился скандал.
  8. Бродский и его друг подумывали угнать самолет, чтобы сбежать за границу, но не решились воплотить этот план в жизнь. Позже друга поэта задержали за хранение оружия, и он рассказал силовикам и об этой идее, и о своем несостоявшемся сообщнике. Бродского задержали агенты КГБ, но вскоре отпустили.
  9. Сам Бродский утверждал, что занялся творчеством в 18 лет, но есть несколько его произведений, датированных более ранними годами.
  10. Первым творением, опубликованным Бродским, была «Баллада о маленьком буксире». Произведение в урезанном виде появилось на страницах детского журнала «Костер».
  11. В 1963 году Бродский попытался покончить с собой из-за начала травли в советской прессе и разрыва с возлюбленной.
  12. Через год поэта обвинили в тунеядстве и арестовали. В тюремной камере Бродскому впервые стало плохо с сердцем. Суд направил литератора на экспертизу в психлечебницу, где Бродский, по его словам, провел 3 худших недели в своей жизни. Психиатры нашли у поэта признаки расстройства психики, но сочли его трудоспособным. Суд назначил ему максимальное наказание – принудительный пятилетний труд в отдаленной местности.
  13.  

     

  14. После приговора 23-летнего Бродского вместе с уголовниками под конвоем этапировали в Архангельскую область. Литератор провел полтора года в местной деревне, коротая время за изучением английской поэзии. Затем под давлением литературного сообщества, в том числе Жана-Поля Сартра, Бродскому урезали срок наказания и разрешили вернуться домой.
  15. В 1972 году Бродскому предложили на выбор два варианта – срочная эмиграция или очередные допросы силовиков. Поэт принял решение об отъезде, и его немедленно лишили советского гражданства.
  16. Ненадолго остановившись в Вене, Бродский перебирается в США, где становится одним из педагогов университета Мичигана. На протяжении дальнейших 24 лет поэт, не окончивший даже школы, успешно преподавал в шести вузах Штатов и Британии.
  17. Родители Бродского ни разу не видели сына после его эмиграции, так как правительство СССР отказалось выдавать им выездные визы.
  18. На родине Бродский, уже ставший к тому моменту Нобелевским лауреатом, был реабилитирован только в 1989 году. Его произведения начали публиковать официально, и стихи поэта-эмигранта приобрели огромную популярность. Несмотря на массу приглашений, сам Бродский в родную страну так и не приехал.
  19. Иосиф Бродский скончался в 55 лет от остановки сердца. Жена нашла мертвого литератора на полу в его кабинете. На столе лежала книга греческих эпиграмм, которую Бродский читал в последние минуты своей жизни.
По материалам сайта 24 СМИ.орг

Поделиться с друзьями:

Администратор # 18 мая 2018 в 14:05 +1
Уважаемые авторы! В комментариях можно публиковать любимые стихотворения Иосифа Бродского.
Айк Лалунц # 18 мая 2018 в 14:29 +3
Иосиф Бродский
  

Пилигимы

Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета.
За ними поют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звезды дрожат над ними,
и хрипло кричат им птицы:
что мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но все-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
от веры в себя да в Бога.
…И значит, остались только
иллюзия и дорога.
И быть над землей закатам,
и быть над землей рассветам.
Удобрить ее солдатам.
Одобрить ее поэтам.

1958
Алексей Бриллиантов # 18 мая 2018 в 14:44 +3
Иосиф Бродский
СТАНСЫ (НИ СТРАНЫ, НИ ПОГОСТА...)

Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать.
На Васильевский остров
я приду умирать.
Твой фасад темно-синий
я впотьмах не найду.
между выцветших линий
на асфальт упаду.

И душа, неустанно
поспешая во тьму,
промелькнет над мостами
в петроградском дыму,
и апрельская морось,
над затылком снежок,
и услышу я голос:
- До свиданья, дружок.

И увижу две жизни
далеко за рекой,
к равнодушной отчизне
прижимаясь щекой.
- словно девочки-сестры
из непрожитых лет,
выбегая на остров,
машут мальчику вслед.
скорпион # 18 мая 2018 в 14:48 +3
Бродский Иосиф
На смерть друга


Имяреку, тебе, -- потому что не станет за труд
из-под камня тебя раздобыть, -- от меня, анонима,
как по тем же делам: потому что и с камня сотрут,
так и в силу того, что я сверху и, камня помимо,
чересчур далеко, чтоб тебе различать голоса --
на эзоповой фене в отечестве белых головок,
где наощупь и слух наколол ты свои полюса
в мокром космосе злых корольков и визгливых сиповок;
имяреку, тебе, сыну вдовой кондукторши от
то ли Духа Святого, то ль поднятой пыли дворовой,
похитителю книг, сочинителю лучшей из од
на паденье А. С. в кружева и к ногам Гончаровой,
слововержцу, лжецу, пожирателю мелкой слезы,
обожателю Энгра, трамвайных звонков, асфоделей,
белозубой змее в колоннаде жандармской кирзы,
одинокому сердцу и телу бессчетных постелей --
да лежится тебе, как в большом оренбургском платке,
в нашей бурой земле, местных труб проходимцу и дыма,
понимавшему жизнь, как пчела на горячем цветке,
и замерзшему насмерть в параднике Третьего Рима.
Может, лучшей и нету на свете калитки в Ничто.
Человек мостовой, ты сказал бы, что лучшей не надо,
вниз по темной реке уплывая в бесцветном пальто,
чьи застежки одни и спасали тебя от распада.
Тщетно драхму во рту твоем ищет угрюмый Харон,
тщетно некто трубит наверху в свою дудку протяжно.
Посылаю тебе безымянный прощальный поклон
с берегов неизвестно каких. Да тебе и неважно.

1973

Иосиф Бродский и Владимир Высоцкий

Вера # 18 мая 2018 в 16:05 +3
Иосиф Бродский
Из Нобелевской лекции



     Пишущий стихотворение, однако, пишет его не потому, что он рассчитывает
на  посмертную славу,  хотя  он  часто  и  надеется, что  стихотворение  его
переживет,  пусть  не надолго.  Пишущий стихотворение пишет его потому,  что
язык  ему  подсказывает  или  просто  диктует   следующую  строчку.  Начиная
стихотворения,  поэт, как  правило,  не  знает,  чем оно кончится,  и  порой
оказывается очень  удивлен тем, что получилось, ибо  часто получается лучше,
чем он предполагал, часто мысль его заходит дальше, чем он расчитывал. Это и
есть  тот  момент,  когда   будущее  языка   вмешивается  в  его  настоящее.
Существуют, как мы знаем,  три метода познания: аналитический, интуитивный и
метод, которым  пользовались библейские  пророки  -- посредством откровения.
Отличие  поэзии от  прочих форм  литературы в том, что она  пользуется сразу
всеми  тремя (тяготея преимущественно ко  второму и третьему),  ибо все  три
даны  в  языке;  и  порой  с  помощью  одного  слова,  одной рифмы  пишущему
стихотворение  удается  оказаться  там,  где  до него  никто не бывал, --  и
дальше,  может быть, чем он  сам бы желал.  Пишущий  стихотворение пишет его
прежде  всего потому, что стихотворение -- колоссальный ускоритель сознания,
мышления,  мироощущения.  Испытав это ускорение единожды, человек  уже не  в
состоянии отказаться от  повторения этого опыта, он впадает в зависимость от
этого процесса,  как впадают  в  зависимость  от  наркотиков  или  алкоголя.
Человек,  находящийся  в  подобной  зависимости  от   языка,  я  полагаю,  и
называется поэтом.


Диалог
— Там он лежит на склоне.
Ветер повсюду снуёт.
В каждой дубовой кроне
Сотня ворон поёт.
— Где он лежит не слышу.
Листва шуршит на ветру.
Что ты сказал про крышу,
Слов я не разберу.
— В кронах,сказал я, в кронах
Темные птицы кричат.
Слетают с небесных тронов
Сотни его внучат.
— Но разве он был вороной?
Ветер смеётся во тьму.
— Что ты сказал о коронах?
Слов я твоих не пойму.
— Прятал свои усилья
Он в темноте ночной.
Всё ,что сделал — крылья
Птице черной одной.
— Ветер мешает мне, ветер,
Уйми его, Боже, уйми.
Что же он делал на свете,
Если он был с людьми.
— Листьев задумчивых лепет,
А он лежит не дыша.
Видишь облако в небе,
Это его душа.
— Теперь я тебя понимаю:
Ушел, улетел он в ночь.
Теперь он лежит, обнимая
Корни дубовых рощ
— Крышу я делаю, крышу,
Из густой дубовой листвы.
Лежит он озера тише,
Ниже всякой травы.
Его я венчаю мглою,
Корона ему под стать.
— Как ему там под землею?
— Так, что теперь не встать.
Там он лежит с короной,
Там я его забыл.
— Неужто он был вороной?
— Птицей, птицей он был.

Самуил Лурье
Свобода последнего слова
(отрывок)

К моменту вынужденного отъезда Бродского за границу (1972 год) основной корпус собрания его стихотворений уже состоял не менее чем из тысячи страниц (разумеется, машинописных: в печать прорвались не то две, не то три вещи). Да в Америке вышло с полдюжины книг. И еще многое не собрано или вовсе не издано.
По-видимому, слово «тунеядец» в судебном приговоре и газетных фельетонах и впрямь не совсем адекватно описывало образ жизни и тип дарования Бродского.
Но те, кто разыграли этот безумный эпитет как крапленую карту, были не просто циники и невежды. Избрав своей жертвой именно Бродского — а в Ленинграде начала шестидесятых было из кого выбирать, у входа в официальную письменность толпилось немало молодых людей с душой и талантом,— так вот, отличив Бродского, специалисты выказали тонкий вкус и глубокое понимание литературного процесса.
Было что-то такое даже в его ранних стихах — и в голосе, который их произносил,— и в юноше, которому принадлежал этот голос,— что-то такое, по сравнению с чем действительность, окружавшая горстку его читателей и слушателей, казалась ненастоящей.
Стихи описывали недоступный для слишком многих уровень духовного существования. Поэтому Ахматова назвала их волшебными. По той же причине их автор был признан особо опасным субъектом, подлежащим исключению из общества.
Теперешний читатель сам увидит, насколько прозорливым было такое решение; убедится, что двадцатитрехлетний, очень мало кому известный провинциальный поэт по заслугам удостоился приглашения на казнь.
Погодин # 18 мая 2018 в 16:23 +3
С. Лурье
Доставшаяся ему вселенная, полагает лирик, жаждет высказать свой таинственный смысл его голосом, его словами, тут, быть может, ее единственный шанс; в случае проигрыша она останется непонятой. Сочиняя высокоорганизованные, многозначительные тексты, поэт не только утоляет потребность, но исполняет обязанность.
То и другое — оси координат подлинной лирики. В построенном вдоль них пространстве разворачивается личность автора, вычерчивается его неповторимая судьба. Тут все связано со всем, а взаимозависимости по большей части неизвестны — может статься, и непостижимы, Чем определяется, например, выбор точки зрения и роли? Пастернак смотрит на жизнь, как на небо — запрокинув голову,— и задыхается от счастья быть и чувствовать. Для Цветаевой жизнь — трагедия, в которой поэт главное погибающее лицо. .. Бродский с самого начала выбрал особенную, очень редкую позицию. В его ранних стихотворениях, как правило, совершается, подобный выходу в открытый космос, прорыв за пределы данной, исходной действительности; печальный восторг, пылающий в тексте, связан с результатом, которого он добивается; этот результат — состояние отрешенности, отчуждения от зависимостей и привязанностей, от конечных и, следовательно, обреченных вещей и чувств. Отказ от частностей ради прямого контакта с чем-то неизмеримо более важным. Взгляд на ситуацию из другой, объемлющей ее: взгляд на любовь из неизбежной вечной разлуки, на собственную молодость — из последнего одиночества, на родной город — со снежного облака.


Набросок
Бродский Иосиф



Холуй трясется. Раб хохочет.
Палач свою секиру точит.
Тиран кромсает каплуна.
Сверкает зимняя луна.

Се вид Отчества, гравюра.
На лежаке -- Солдат и Дура.
Старуха чешет мертвый бок.
Се вид Отечества, лубок.

Собака лает, ветер носит.
Борис у Глеба в морду просит.
Кружатся пары на балу.
В прихожей -- куча на полу.

Луна сверкает, зренье муча.
Под ней, как мозг отдельный, -- туча...
Пускай Художник, паразит,
другой пейзаж изобразит.

1972


Снег идет, оставляя весь мир в меньшинстве...

Снег идет, оставляя весь мир в
     меньшинстве.
В эту пору – разгул Пинкертонам,
и себя настигаешь в любом естестве
по небрежности оттиска в оном.
За такие открытья не требуют мзды;
тишина по всему околотку.
Сколько света набилось в осколок
     звезды,
на ночь глядя! как беженцев в лодку.
Не ослепни, смотри! Ты и сам сирота,
отщепенец, стервец, вне закона.
За душой, как ни шарь, ни черта. Изо
     рта –
пар клубами, как профиль дракона.
Помолись лучше вслух, как второй
     Назорей,
за бредущих с дарами в обеих
половинках земли самозванных царей
и за всех детей в колыбелях.
  
          1980
Лидия Теплицкая # 20 мая 2018 в 11:04 +1
На Независимость Украины

Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
время покажет - кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
- жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада -
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все четыре

стороны. Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам - подавись мы жмыхом и потолком - не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,
Нет на нее указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.

1992

Иосиф Бродский
Администратор # 22 мая 2018 в 13:50 0
Лидия, спасибо. Поразительные совпадения. Классика актуальна всегда. Увы).
Администратор # 22 мая 2018 в 13:49 +3
Спасибо, дорогие друзья! Приятно осознавать, что во времена торжества горлопанской лжепатриотической дешёвки люди читают настоящие стихи.
papacha # 23 мая 2018 в 06:01 0
Вера, а сколько, как вы думаете, было библейских пророков, которые напрямую разговаривали с Богом. Я знаю нескольких: Авраам,Моисей, Самуил...Остальные же - или аналитики, или интуитики!Кто Бродский?Кстати, при Самуиле в Израиле открылась школа провидцев...
Вера # 24 мая 2018 в 18:57 0
Уважаемый папаша, лично, перечисленных Вами пророков я не знаю. Знаю соседа, который утверждает, что знаком с инопланетянами, но он часто бывает нетрезв.
papacha # 25 мая 2018 в 02:33 0
Но, я ещё по инопланетному наеду, если позволите?

НЛО
Вдруг выскочу из тьмы глубокой,
Усядусь я на спящий луг,
И синий луч звезды далёкой
В тайге осветит каждый сук...

А не боитесь?
Юрий Сим # 26 мая 2018 в 06:06 +1
Иосиф Бродский
На столетие Ахматовой

Страницу и огонь, зерно и жернова,
секиры острие и усеченный волос —
Бог сохраняет все; особенно — слова
прощенья и любви, как собственный свой голос.

В них бьется рваный пульс, в них слышен костный хруст,
и заступ в них стучит; ровны и глуховаты,
затем что жизнь — одна, они из смертных уст
звучат отчетливей, чем из надмирной ваты.

Великая душа, поклон через моря
за то, что их нашла, — тебе и части тленной,
что спит в родной земле, тебе благодаря
обретшей речи дар в глухонемой вселенной.
Ястребов # 26 мая 2018 в 07:28 +1
Очень люблю кусок из его совсем не знаменитой поэмы "Шествие":

А всё октябрь за окнами шумит,
и переулок на ночь перемыт
не раз, не два холодною водой,
и подворотни дышат пустотой.
Теперь всё позже гаснут фонари.
Неясный свет октябрьской зари
не затопляет сонные предместья.
Опять ползёт по фабрикам туман.
Ещё не прояснившимся умам
мерещатся последние известья.
И, тарахтя и стёклами, и жестью,
трамваи проезжают по домам.
Дядя Витя # 27 мая 2018 в 08:09 0
Что-то не пошёл у меня Бродский, юношею он и сам жёстко сбежать за кордон собирался, а когда мягко попросли, с чего-то прямо разобиделся...
      Из поэтов по духу мне ближе Тютчев и Пушкин, может быть, потому, что они как-то особо не выпендривались, а у Бродского, по-сути, нет никакой разницы между белым и чёрным, иными же словами:

Тот не надёжен, тот двуличен, --
В ком компас сердца размагничен!

Но с такой тупой навигацией далеко и не уплывёшь, разве что только себе на погибель:

"И  душа,  неустанно
поспешая  во  тьму",
в преисподню утянет!
Ни сердцам, ни уму...