ДЕМОНИЗМ КАК СУЩНОСТЬ ТВОРЧЕСТВА. /Теория визионерского искусства К. Г. Юнга. /

Автор:
Опубликовано: 1864 дня назад (15 июня 2012)
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
Хотел дать статью в отдел статей о поэзии, но так и не понял как опубликовать там свою статью, поэтому,даю её здесь.
--------------------------------------------------

1.
Карл Густав Юнг /1875-1961/,(1), всемирно известный психиатр, психоаналитик, создатель аналитического пси- хоанализа, существенно отделившего его от школы Фрейда, всю жизнь, как известно, разрабатывал проблематику духа. В контексте учения о коллективном бессознательном и учения о самости, понятие о духе оказалось главным, центральным и объединяющим, звеном теории и практики жизни. На этой основе формируется и теория Юнга о творче
стве и особенно о творчестве поэтическом. Дух – вечный «демон» личности. Кажется, что термин «демон» безнадёжно устарел, но смысл данного явления, важного и актуального всегда, вполне соответствует наз- ванию. Собственно, «демон» – это и есть «дух», «дуно -вение»,  т. е. особая животворящая, отчасти субъективная, отчасти объективная, исходя щая из глубин космоса или подсознания сила. Понятно, что чисто религиозное представле ние о ней должно поменяться на психологическое.
Дело не в словах, а в сути. Поскольку понятия «дух», «визионерство», «демонизм» у Юнга почти совпадают, то эстетически можно говорить о «демонизме» в творчестве.
Насчёт этого вообще имеется богатый материал. Конечно,это гипотеза, но такая, от которой трудно отмахнуться. Особенно же наглядно «демонизм» проявляется именно в поэзии. Сама по себе идея не нова. Юнг лишь обосновы –вает её логически и психологически, иллюстрирует примерами. Творец – передатчик сокровенного. Не он, в целом,владеет своим творчеством и произведением, а они им.
Исток этой идеи – магическое и религиозное отношение древних к поэту как к одержимому духом-демоном или богом, как к магу, чародею, провидцу. Поэт был шаманом культуры и красоты. Но религиозный и мистический опыт выражают на своём языке, в своей системе символов и образов, опыт практический, психологический, опыт самого человечества. В самом человеке обнаружтвают силу сверх-человеческую, истинную и глубинную основу реаль ности, нечто абсолютное, божественное, точку перехода сверх-живого в живое, сакрального в профанное. Эта сфера Абсолюта фактически совпадала со сферой человеческого бессозна тельного – этой бездны всех бездн и начала всех человеческих начал. Все мы чувствуем в себе бессознательное, не умея его толком определить. Оно то кажется нам чем-то чудовищ ным, то самим Логосом земли и творчества, -- возможно, оно сразу всё.
Таким образом, «демоническое-дух» эстетически более всего понимается, как сфера разум ного и творческого бессознательного, часть общего процесса переплетенья иррационального и рационального начал. Понятие «дух» шире,включает в себя и ряд сознательных процессов в сознании, особенно в связи с познанием. К. Юнг в своих работах даёт блестящую сводку смыслов этого явления. Такова, например, работа «О феноменологии духа в сказках» /2/. Для целей нашей темы достаточно и 10 определений духа. Итак, согласно Юнгу, дух это…

1.Образ мыслей человека, народа или обновление образа мыслей /»новый дух»/.
2.Высокий дух – одухотворённая жизнь личности, её творческая, этическая активность и т.п.
3.Сознательное намерение, установка; разум, рассудок,
рациональное начало, идеи и системы идей, идеалов, метод.
4.Олицетворение чуткости, ясновиденья, способность к прогнозированию /»Дух-демон» Сократа… /
5.Бессознательная сила в самых разных её аспектах, как в плане вреда, так и в плане пользы, даже в смысле «спасения в критической ситуации». Юнг часто говорит об отколовшейся от целого части души, -- автономном комплексе, которое ведёт себя как особое живое существо, личность в личности. Это сказывается на деятельности и относится как к патологии поведения и мышления, так и к норме и высшему расцвету всех существенных сил человека.
6.Дух родовой. Та же область сознательной и культурной деятельности, но с акцентом на общем, на духе народа и коллектива /исторический, социальный дух – и вплоть до коллек тивного бессознательного, опыта человечества, в недрах психики каждой индивидуальности. Имеется в виду момент проявления этих тайных сил, в том или ином облике, в самом созна нии и поведении индивида и группы. Такой дух имеет как положительное, так и отрицатель ное значение /»Богатый опыт и мудрость поколений» или «дух пощлости, моды», «обыватель ский дух», «дух войны»,«дух отрицания и утверждения» и т.д.
7.Дух как символ – примерное выражение таинственного и непознаваемого.
8.Дух как руководящая судьба, смесь воли и необходи- мости, то, что может развить человека или уничтожить.
9.Дух в его отличии от «души», как «подлинный, внутренний человек», его самость, точка слияния субъективности и объективности-космоса. То, что принадлежит отчасти человеку и его рациональному познанию,сознательной компоненте творчества, отчасти Природе или Абсолюту.
10.Дух как Бытие, онтологическая энергия, Природа, Космос, Абсолют, Сверх-сознание, Бог, идеальное начало как сущность и смысл материи.

Все указанные явления равно принадлежат всем сферам жизнедеятельности человечества и человека, в том числе и к сфере творческой, сфере искусства, проявляясь везде несколько специфически. Данного материала вполне достаточно, чтобы получить представление о разно образии, полифонии смыслов понятия «дух», о  многозначности и важности этого начала в жизни людей. Из всех этих определений можно вывести две основополагающие идеи
Первая.: Дух может быть всяким – добрым и злым, созидающим и разрушающим, светлым и мрачным, нашим другом и врагом. Вместе с тем он всегда основополагающая стихия жизни человека и человечества, то, что придаёт целостному существованию существа или группы определённый Смысл, определяет всю логику развития жизни от нашего рождения до смерти. Вторая идея.: Если душа есть в психологии индивидуальности личное субъекта достоя- ние, основа его индивидуальности, дух больше всего пред- и сверх-личное. Его участие в мире личности может осуществляться лишь в плане «одержимости человека духом» – и особенно это верно для творчества. Попутно можно ометить, что существует таким образом два типа рациональной сознательности – рассудочная, исходящая, хотя бы по видимости, из «души» и то, что называют «разумом», порождаемое творческим духом. Дух всегда есть некий авторитарный принцип, внешне или внутренне определяющий наше значение, ценность, деяте льность. Он родовой или исходящий из нашего бессознательного императив, запретитель и разрешитель, то, что овладевает нами, подчиняет нас, или, как пишет Юнг, «распоряжается нашей жизнью. /3/. Нашего личного участия в таком состоянии и деятельности минимум, выбора нет, свобода воли -–иллюзия и коварство Духа, в лучшем случае тождество «хочу» и «надо». Но в творчестве это ведёт к духовной и моральной пользе творца и человечества. Данный процесс имеет ряд форм проявления – обнаружения индивидом в себе некой сверх-силы. Одни люди совершенно не замечают влияния на них Духа и считают себя совер шенно  свободными деятелями. Другие сполна познают иго Духа и все неприятности с этим связанные, неприятно сти именно для эмпирической личности. Одних Дух лелеет – обычно это ничтожества, бездари, графоманы и малые таланты. Других Дух истязает, ломает им всю жизнь, отчуждает их от социума, обрекает на страдания и чудачества, делает из них гениев – и ввергает в безумие, как Гёльдерлина, Ницше или Канта. Дух выразитель родового  начала и враг эмпирического. Творец победитель в смысле родовом и жертва в смысле эмпирическом. Дух возвышает, чтобы сбросить в пропасть и унижает, чтобы возвысить или погубить окончательно. Дух связан с трагическим, не столь существенно трагедия это героя или тра- гедия мещанской жизни, её бессмысленности. В поэзии поэт для Духа то же, что для поэта перо. Ясно, что всё в нас протестует против такого хода вещей. Но желаемое не всегда действительное. Вопрос в том, можем ли мы сами, без Духа, подняться на должную творческую, моральную, интеллектуальную высоту и можем ли пребывать на ней не страдая от несовершенств собственной природы, других людей и среды?! Когда Дух обретает нас, мы обретаем себя-подлинных. Свеча сгорает, но СВЕТИТ, светит, но СГОРАЕТ…

   2.
Красота движет нами, а не мы создаём красоту.  
                                  К. Юнг, «Человек первозданный».

Есть область нашей жизни и культуры, в которой Дух, в конечном счёте, создаёт положи тельные, вечные ценности эпохи, -- вечные не по своему существованию, а по своему значению для развитого человеческого сознания и поведения. У обывателя тоже есть свои «вечные ценности, но уже объективно негативные. Дело творца-человека  -- передать, отразить, выразить то, что ему «дано» высшим началом реальности. Если в этом процессе много «слишком человеческого», когда сознательность индивида преобладает над бессозна тельным творчеством, т. е. вдохновением, становится ведущим, то появляется уже смысл  говорить о графоманстве и лже-искус- стве. Обычно в творческом процессе наше «хочу» и «надо» сливаются и проблема «рабства у духа» перестаёт иметь практическое значение. Даже трагический человек искусства находит в своём «зле» жизненных неурядиц и трудностей творчества благо. Он учится посреди своего страдания наслаждению. Трудный путь возвышен нее и почётнее. Но один и тот же человек является и творцом и человеком обыденности, смотря в какое время и в каком деле. Порочный и ничтожный в жизни, он, в часы одержи- мости своим «демоном» может становиться высокоморальным гением, родовым сознанием. Теперь ясна причина этого в общем известного факта. Понятно, что не у всех творцов имеется такая дисгармония сущностей. Люди иного склада часто руководимы Духом и в обыч ной жизни.
Парадоксально графоманы в творчестве оказываются самыми свободными /сознательными, рациональными/ людьми. Они также лишены почти раздвоения сущностей,но их обыденное сознание во многом определяет качество творчества. Они «хотят», но Дух их не посетит. Другие никогда бы не возвысились до действительного созидания, хотя нмеют в потенции все способности для этого. Таких Дух стегает «кнутом» и «заставляет». Они лишь средство, главное результат. Их желание творить – вынужденное: без выброса творческой энергии вовне, в творения,без изложения спонтанно проникающих в них образов и идей, они болеют физически и психически, вплоть до невроза и патологии. Третьи находят свои радости в своих печалях. Они познают глубины реальности и души человеческой, создают красочные миры воображения, развивают свой ум, чувство, опыт, становясь известными или пропадая в неизвестности. Произведению всё равно, прочтут ли его и как оценят. Для него главное самореализоваться. Часть души приобретает внешнее бытие, бессознательное воплощается в «тело» сознательности. Для самого произведения-Духа важен факт самореализации, а не судьба произведения или творца. Уничтожаясь в одном, Дух вновь реализуется в другом и иначе. Дух само разнообразие собственных воплощений. Высшая цен- ность для Духа – он сам /божественный эгоизм Высшего /. И всё же, попутно, в творчестве, Дух нас возвышает, даже убивая. Это рабство, как форма Свободы.

    3.
Юнг отрицал мнение, согласно которому творчество есть вид болезни, безумия, патологии, невроза. «Ошибочно – пишет Юнг – переносить особенности личности творца на его произ ведение» /4/. Творчество – вдохновенье всех сил личности, высшее проявление эстетических способно- стей под руководством Духа. По Юнгу, творец лишь питательная среда для самосущности, которая распоряжается его силами, в соответствии со своими законами и делая себя тем, чем хочет стать. «Произведение» выходит в реальность как нечто цельное, готовое, оно голос глубин Самости. Но воплощается оно в факт рукописи по частям,через творца, согласно диалектике целого и частей. В целом Произведение навязывает себя его создателю, «водит его рукой» /5/. Оно «диктует свою форму» подчас и наперекор автору. Творящее бессознательное – это как бы «живое существо в душе автора» /7/. "Мы уже не индивиды», сам Род говорит в нас." /8/. Это искусство как самовыражение, как самодоста точная красота, как мир идеальной реальности. В соответствии с опытом, Юнг допускает два типа творчества – «психологический», более личностный и сознательный и «визионерский», до- и сверх-человеческий. Разница между ними – в степени осознания влияния Духа. Но если первый тип творчества в своей оптимальности есть прежде всего поэтизация и одухотворение обыденности, связь с более привычными и обычными для среднего человека явлениями, визионёрство предпочтительнее.Пусть оно нечто более чуждое для нас, порою странное, порою выражающее вещи предельно трагич- ные, неприятные, возвышенные, символические, глобальные, глубинные и таинственные. Визионеры плохо приспосабливаются к обычному миру с его ценностями, растрачивают своё время и психическую энергию в основном на творче ство, «создают образы страшные, гротескные, фантастические» /9/. Через них говорит Прапереживание, хаос истины и истина хаоса. Визионеры это не только люди искусства, но и вообще духовидцы, пророки, безумцы /не все/, злодеи-интеллектуалы, не только созида- тели, но и разрушители. Истинный демонизм опасен для жизни и нравственных устоев творца, но в творчестве он созидает всё великое. Поэтами-визионёрами были  Данте, Гёте, Вагнер, Ницше… Визионером-писателем был Флобер… Как бы там не было, но в искусстве плоды визио нёрства наиболее этичны. К тому же, автор, формируя великие образы, сам формируется ими как личность. Например, Гёте становится психической составной «Фауста, символа, начала немецкой Души» /10/. Так само Творчество созидает нас, созидая через нас.

        / Статья опубликована в моей книге "Антитезы и пересечения",Уфа, "Вагант",2009./

Библиография.
/1/. Карл Густав Юнг. Статья «О феноменологии духа в сказках, 1. О слове «дух», стр.298; пер. Т. А. Ребеко. // «Божественный ребёнок: аналитическая психология и воспитание. – сб., М., «Олимп», ООО, «изд-во АСТ-ЛТД», 1997.
/2/. Там же, с.292-293. Неточ. цитир.
/3/ У Юнга много высказываний такого типа – в его статьях посвящённых искусству. Например, в сб. – К. Г. Юнг, «Дух в человеке, искусстве и литературе», науч. ред-р перевода В. А. Поликарпова, - Мн.: ООО «Харвест», 2003.
В статье из этого сборника «Отношение психологии к поэ- тическому творчеству» Юнг прямо говорит, что вообще в жизни «мы лишь воображаем, что обладаем и управляем нашими душами» /с.101/.
/4/. Сб. «Дух в человеке…» Ст. «Аналитическая психология и поэтико-художественное творчество». /с.71/
/5/. Там же, с.76.
/6/. там же, с. 76-77, 79.
/7/. Там же, с.87.
/8/. Там же, ст. «Отношение психологии к поэтическому творчеству», с.98.
/9/. Там же, с. 101.
/10/ Там же, с. 111.
О себе.

Нет комментариев. Ваш будет первым!