Сказание о Ладе (окончание)

Автор: Слава
Опубликовано: 1952 дня назад (16 марта 2012)
Рубрика: Без рубрики
+1
Голосов: 1
- Верно, выступить придется, собирай рать, мы выходим из леса, - приказал Игорь…

Чернигов, один из красивейших городов Руси, окруженный дремучими непроходимыми лесами, появился перед путниками внезапно, как из-под земли вырос. Князь наместный, Мстислав, принял гонцов от великого князя с большими почестями, попотчевал, о житье расспросил, о своем рассказал. Все выслушав, из уважения к хозяину, Ратибор передал указание Игоря, собирать дружину и идти к Киеву на воссоединение с остальными ратями удельных князей.
- Да где набрать то ее, - застонал Мстислав, - все нечисть окаянная выкосила, как серпом, почитай на все княжество, один я, да сыновья мои из рати той остались.
Князь лгал, даже беглого взгляда хватило гонцам, чтоб распознать эту ложь.
- Ты, да сыны твои, что ж раз так велики потери твои, собирайся сам, да детей собирай, князь Игорь ждать не будет, а пуще враги его, - сказала Лада, - у него каждый витязь насчету.
- Я? – в голосе Мстислава послышался страх.
- Ну не я же, не могу я раздвоиться, и так уже в дружине князя за него и Русь воюю, хочешь, чтоб еще и за тебя с сынами твоими своевала? – Возмутилась Лада.
- Бог с тобой, - Мстислав перекрестился, так же как крестился казненный старец Георгий.
- Какой бог? Цареградский? Не поможет тебе ни он, ни наши боги, - Ратибор достал меч, сейчас же кличь воеводу и прикажи собрать не менее сотни человек для похода, и не дай бог, ни твой, ни наши боги, если к зениту они не будут стоять у стен твоих палат, - прошипел Ратибор в лицо Мстиславу.
- Что тогда, - князь вжал голову в плечи.
- Тогда я снесу твою лживую голову и выкину ее на съедение дворовым псам, это я тебе обещаю, жена великого князя Игоря, - ответила за брата Лада.
- Ох, что делать, по сусекам поскребу, авось кого и сыщу, - ответил князь, не спуская испуганных глаз с меча Ратибора.
- Нет уж, прохвост старый, я сама рать соберу, а ты наказ воеводе дай, чтоб он мне никаких препятствий не чинил.
- Хорошо, княжна, эй, кликните ко мне воеводу, да где бес вас дери, хоть один смерд? – Зычно крикнул Мстислав.
В широких дверях появилось давно не знавшее отдыха от браги, да медовухи лицо:
- Слушаю, княже.
- А, сам появился, за дверями стоял значит? Тут хозяина чуть не изрубают на мелкие клочки, а ему хоть что! – Взревел Мстислав.
- Позвать ратников разве? – выпучил с перепугу глаза Черниговский воевода.
- Дурак ты! Иди с великой княжной, да действительно собери ратников, князь Игорь дружину набирает для похода на печенегов, - поостыв, сказал Мстислав.
- А нам что с тех печенегов, мы их тута и не видывали никогда, - удивился воевода.
- Отправишься с черниговской дружиной в степи, там разглядишь, привыкли за соседскими спинами отсиживаться, бражничать, а ну, пошел! – Лада толкнула воеводу в спину.
Тот оглянулся на своего хозяина с немым вопросом, но князь сделал вид, что вопроса этого не заметил, а только еще прикрикнул:
- Делай, что велено, и через полдня, чтоб духу ни тебя, ни дружины собранной в городе не было!
Воевода, понурив старческие плечи, побрел из палат в сопровождении Лады…

Дружина во главе с Саввой вышла из лесу, караульные Изнерега поспешили удалиться в лагерь основных сил. Русичи же встали плечом к плечу в три ряда, по флангам расположилась Игорева конница, всего по два десятка всадников с каждой стороны, но хоть какое-то прикрытие, на случай, если противник захочет обойти выстроившихся ратников. Изнерег, собрав соплеменников, двинулся в лобовую атаку, чтоб разбить центр противника, раздробить силы врага и уничтожить его. Он прекрасно понимал превосходство конных воинов над пешими и не сомневался в успехе.
Русские, прикрывшись большими овальными щитами, застыли в ожидании, ни один мускул не шевельнулся на их лицах, приближающаяся ватага, казалось вообще их не пугала. Когда расстояние до врага сократилось до нужного, по свисту Саввы, передний строй витязей быстро присел, а второй выпустил рой смертоносных стрел, за первым свистом раздался второй, и стрелки выпустившие стрелы выполнили команду для первого ряда. Вновь рой стрел, печенеги посыпались с коней, тут же первый ряд, встав на ноги, метнул в противника копья. Строй степняков смешался, за падшими всадниками последовали и раненые лошади. А русичи в этот момент еще раз успели воспользоваться луками. Тут же с двух флангов, на так скоро обескровленного врага налетела конница князя, немногочисленная, но в данном положении очень опасная, печенеги бросились бежать, потеряв около сорока человек, и не причинив русским никакого ущерба…

- Эх, княжна, - кряхтел черниговский воевода, а ведь твоя правда, засиделись мы здесь, загулялись, а каким я был раньше, эй-эй. Мне во снах до сих пор те славные дни приходят, когда, не имея сала на себе лишнего, рубил я одной рукой так, что любой нынешний витязь позавидует, да и не было мне равных в сече, уважал меня за то покойный киевский князь, отец Игоря.
- Что ж теперь-то с вами сталось? – Усмехнулась Лада, уже слегка жалея старика.
- Как заступил у нас князь Мстислав во правление, так под всякими предлогами киевскому князю в рати отказывать начал. А зачем она ему такая рать, когда в сражениях не закаляется, не рать это, отроки несмышленые.
- И что, не найдем по-твоему мы с тобой во всем Чернигове воинов славных, до сражений охочих? – Спросила Лада.
- Отчего, пособлю я тебе в деле этом, есть еще люди лихие к сражениям жадные, тайком некоторые в походы сбегали, княжеского слова не слушая, найдем, да и сам я, пожалуй, пойду, - ответил воевода.
- Как величать-то тебя? – девушка обратилась уже с уважением.
- Ярослав, - ответил воевода.
Побродив по городу, заглядывая во дворы и усадьбы, увидела Лада много желающих князю Игорю на помощь прийти, соскучились дружинники по битвам да славе. Собрав около ста ратников возле княжеских палат, Лада велела воеводе ожидать ее, а сама вернулась в расписной терем Мстислава, который находился под зорким оком брата ее, Ратибора.
- Я вижу, быстро ты управилась, сестрица, - улыбнулся Ратибор, - небось, совсем загоняла воеводу?
- Да нет, брат мой, воевода Ярослав оказался не таким, каким показался нам ранее, он сам изъявил желание выйти с нами в Киев, - ответила Лада.
- Не бросайте меня без дружины! – Взмолился Мстислав.
- А зачем она тебе? Смердов своих боишься, видела, впроголодь их держишь! – сказала Лада, - дружинников своих скрываешь супротив их воли, ну ничего, после похода великого наведу я порядок в твоем княжестве, малого городища в управление не получишь!

Четыре дня дружина Игоря преследовала врага. Взяв коней в спасенном городе, собрал он отряд в сотню воинов, остальных безлошадных оставил дожидаться Ладу да Ратибора из Киева. Ночью витязи, налетая на караулы вождя Изнерега, уничтожали их, и рассыпались по одному в ночи как горох в чистом поле. Редели вражьи силы, уж готовился князь к серьезной последней битве с обескровленным, уставшим Изнерегом, как в одну из ночей, сам едва не потерял всех воинов своих. Подошла подмога печенегам, разосланные гонцы пришли с несколькими вождями степняков и взяли русичей перед рассветом в кольцо, вспомнился в столь трудный час Игорю последний перед расставанием разговор с воеводой:
- Оставляю тебя здесь, друг мой верный, Савва, знаю, один ты сыскать сможешь меня в степи бескрайней, но и хочу сказать тебе, что далее чем за земли Древлян я с отрядом своим без тебя не двинусь, там ожидать буду, - говорил князь Игорь своему воеводе.
- Не ходил бы ты со столь силами малыми, печенеги трусливы в землях чужих, а в своих биться будут до последнего воина, там их земли, семьи, не потерпят они никого в доме своем, - уговаривал Игоря Савва.
- Боги с нами, не унывай воевода, чаю свидеться с тобой да с женою своей, живым, здоровым, до встречи! – Князь подхлестнул коня и двинулся в погоню за ненавистным врагом…

- Ну что ж, братья, не посрамим мечей русских, пробьем ими себе дорогу в земли Древлян, а там и воевода с княжной подоспеет, пусть увидят печенеги, что не положит русский витязь оружия своего и в полон не пойдет, достанемся врагу лишь мертвыми! – Крикнул князь и помчался, увлекая за собой остальных, на поджидающих легкой победы степняков. Сеча была ужасной, головы летели и с той и с другой стороны, копья и стрелы пронзали тела противников, вырвались русские с большими потерями, не больше четверти от всех осталось, и поскакали преследуемые врагом в земли древлянские, леса там непроходимые, а дальше на западе горы. Не отставали печенеги более чем на один привал, на пятки наступали, знал Игорь, укрыться ему лишь в лесах дремучих, там легко от ворога уйти можно. «Будет ли теперь спасение дружине моей поредевшей, найдет ли меня княжна с подмогою, смогу ли я еще раз попытать удачу в битве со степняками, или так и останутся они на юге Руси как надоевший мозоль?» - Размышлял Игорь на одном из кратких привалов.
- Погоня князь! Печенеги в двух холмах от нас, - доложил Пересвет.
- По коням, лес рядом, спасение наше! – Крикнул Игорь.
Уж совсем близко степняки были, да ночь и лес спрятали русичей как мать малое дитя от беды. Злобные печенеги развели костры у самой кромки дубравы и стали дожидаться утра. Очень редко кто бывал из них в этих лесах, племя древлян славилось своей гордостью и непримиримостью, битвы вели скрытно, засядут на деревьях или в глубоких дуплах и отстреливают поодиночке врагов своих, где их разглядишь в густой листве, где искать их, на им лишь ведомым тропинках. Городов древляне не строили, селениями малыми жили, скотину держали, хлеб растили, бортничали, и взять-то с них нечего было, опасность велика, а трофеев кот наплакал, за одним только и податься сюда можно было, за женщинами, не было красавиц таких ни среди других племен русских, ни среди печенегов. Ради женщин более степняки и ходили сюда в леса дремучие, ради них и голов своих иной раз не жалели.
Ночь кралась по лесу мягколапой рысью. Витязи Игоревы все дальше уходили от остановившихся печенегов. Наслышан был и князь о землях этих, князья киевские лишь за данью ходили сюда, с давних пор дань та повелась, да не столько дань, благодарность за давнее спасение и защиту от кочевых племен, коих немало в этих местах до печенегов бродило. Дань из лесу выносили старейшины, молодцы, да молодки, ложили дары перед киевлянами, пировали и уходили вновь в глушь свою, самому Игорю не довелось еще за данью той ходить, дела отвлекали, так что ни он древлян, ни они его в глаза не видели.
- А что, князь, как перебьют нас древляне? – Спросил один из витязей князя, - за врагов примут и перебьют.
- Выхода у нас нет, на удачу да на богов наших понадеемся, авось повезет, мы ведь им зла никакого не приносили, - ответил Игорь, - да и народа они одного с нами, славянского.
Не успел Игорь сии речи закончить, как упал с коня задавший вопрос витязь со стрелою в шее.
- Вот тебе и славяне! – Воскликнул Пересвет, - осторожней князь!
- Спешиться, собраться вместе, щитами накрыться! – скомандовал Игорь.
Пока выполнялся приказ, еще один воин распростер свои руки по земле и остался недвижим, не стонал даже. Укрывшись щитами, отряд Игоря стал недосягаем для стрел, несколько острых наконечников царапнуло преграду, и стрельба прекратилась. Десятки факелов со всех сторон двинулись к затаившимся ратникам.
- Дадим бой последний, а княже? – Спросил Пересвет, его поддержали остальные.
- Погодите, я выйду к ним, узнаю, кто такие и за что так враждебно отнеслись к пришельцам, - ответил князь.
Игорь, выбрался из под щитов и пошел навстречу приближающимся огням, он не видел противника, сам же был как на ладони, враг застал дружину на совершенно голой лесной опушке. В князя метнули копье, но, несмотря на молодость, Игорь был опытным воином и сумел уклониться от его смертельного жала. После остановился, воткнул меч в рыхлую землю, сломал древко своего копья, с чужим поступил также и бросил себе под ноги. Это могло означать одно: я не собираюсь причинить вам вреда, но за вред мне пощады не ждите. Люди с факелами застыли в ожидании, они признали этот древний славянский знак, знак примирения, но не покорности. От толпы отделился крепкий старик, оружия при нем не было.
- Кто ты есть, и зачем в земли наши пришел, пришел ночью, как вор? – Молвил басом старик.
- Я не вор, я великий князь киевский, Игорь, и не воровать я сюда пришел, а защиты на время найти в землях ваших, преследуют нас печенеги, на краю лесов на ночь остановились они, назавтра, думаю, последуют за нами, чтоб найти и перебить, - ответил Игорь.
Народ услышав такие речи заволновался, никто не хотел войны со злобными степняками, страха-то не было, но мирная жизнь для древлян была слаще, не любили они кровь проливать попусту, хотя если приходил час сечи, то не жалели ее.
- По гостям незваным не стрелять, сопроводить в селение, созвать старейшин со всех семей, - распорядился старик, послышался удаляющийся конский топот, известия понесли лучшие воины, - ну а пока будьте нашими гостями, в подробностях все на совете расскажите, просим, - старик чуть поклонился.
- Как величать тебя? - Обратился Игорь к старику.
- Ироним, - ответил старик, - наше селение неподалеку находится, один из дозорных выследил вас. Извини, что воинов твоих побили, тут недавно племя какое-то с юга налет делало, урону нам нанесли, ну люд обозлен шибко, их за вас принял, стал стрелять без разбора и приказу, это хорошо, что вы вовремя за щитами схоронились, и ты не побоялся один к нам выйти для разговору, - длинно, на маленький вопрос, ответил старик.
Дружинники, схоронив товарищей своих, двинулись по узкой тропке, ведя коней под уздцы, верхом ехать не было никакой возможности, ветви вековых деревьев создавали арку, под которой едва проходили лошади, верховой просто не продрался бы через столь густую листву на толстенных ветках. Шли не очень долго, впереди показалась поляна, освещенная пламенем большого костра, за его светом не сразу воины разглядели деревянные срубы домов племени древлян. Дома были сложены из дуба, который рос здесь повсюду, таким домам не было сроку, могли они не одно поколение хозяев пережить.
- Присаживайтесь у огня, обогрейтесь, сейчас распоряжусь, и вас покормят, а там, глядишь, и старейшины соберутся, - молвил Ироним.
Воины Игоря расселись полукругом у костра, Игорь занял место посередине, через некоторое время принесли хлеба, да гусей жаренных, квасу, медовухи, без изысков, скромно, но вкусно, особенно когда крохи с утра во рту не было. Витязи с удовольствием разрывали жареных гусей, жир струился по ладоням и подбородкам, заедали мясо хлебом ржаным, запивали кто квасом, а кто хмельной медовухой. Игорь не пил хмельного, ему предстоял разговор со старейшинами, а для этого нужна светлая голова. За трапезой воины не заметили, как к самой просторной избе потихоньку со всех сторон начали прибывать ожидаемые посланцы, все они были седовласы, степенны и молчаливы. Через некоторое время Игоря пригласили в дом.
- Приветствую уважаемых старейшин, - обратился Игорь к сидящим вдоль стен старикам.
- Приветствуем и тебя добрый молодец, - тихим хором ответили ему со всех сторон.
- Я старейшина из селения Ириох, Миро, хотел бы спросить тебя, долго ли ты намерен находиться у нас, под нашей защитой, и намерен ли ты прогнать с наших земель печенегов, если они сюда вторгнутся? – Спросил один из старцев.
- Я не хочу подвергать вас никакой опасности, со дня на день должны подойти дружины нескольких княжеств, и общими усилиями мы собираемся разбить нашего злейшего врага, - ответил князь.
- Как оказалось, что ты прячешься здесь с небольшим отрядом своих воинов, спасаешься бегством, вместо того, чтоб крушить врага в степи, зачем ты привел его в наши мирные земли? – Задал вопрос Ироним.
- Вышел я с малой дружиной на помощь небольшому городищу осажденному, отбил его, погнал врага по степи, но дорогой подошла печенегам подмога, объединились они, изрубили большую часть моего отряда, пришлось отступить. Лучше чем ваши непроходимые леса, места для временного спасения не найти, - сказал Игорь.
- Наш народ волнуется, не хочет большой войны, со степняками у нас как бы негласный договор: мы не идем в степи, они не идут в леса. Они, правда, время от времени сей договор нарушают, налетают мелкими отрядами, крадут женщин, но не кровожадничают, больше баловство это, хотя и караемо с нашей стороны смертью, но они за то не мстят, так как ихние вожди не поддерживают таких выходок. Каждый степняк вторгается в наши земли лишь по своей прихоти, но не ради войны. Теперь же, укрыв вас, мы имеем опасения, что печенеги могут войти в наши земли большими силами и за сокрытие устроить здесь жестокий разгул, мы не боимся тягот войны, но и лишняя кровь нам ни к чему, - молвил Миро.
- Вы отказываете нам в помощи? – Прямо спросил Игорь.
- Выйди, великий князь, нам нужно посоветоваться, вскоре мы дадим тебе наш ответ, - сказал Миро.
Игорь вышел, плотно затворил за собой дверь и присел на ступени высокого крыльца. «Не бывать помощи от этих трусливых древлян, не воины они, какой может быть договор, хоть и негласный, с печенегами? Они всю Русь в постоянном страхе держат, измываются над женщинами и стариками, уводят того, кого не убили в рабство. Как можно с ними жить почти в мире?» - Задавал себе вопросы молодой князь.
- Что не весел, князь, спросил подошедший Пересвет, - думы горькие у тебя на лице написаны.
- Не пожалуют они нас своим спасением, - Игорь кивнул в сторону избы, где собрались старейшины.
- Не пожалуют, я тоже так думаю, еще и двух витязей у нас убили, трусливы они, завидели малые силы и налетели, как коршуны, нужно было устроить им хорошую трепку, - серьезно сказал Пересвет.
- Всему свое время, сгубили бы мы остатки дружины и все, пока же у нас есть шанс поквитаться с печенегами, я думаю, отряд княжны уже соединился с оставленным в городище отрядом Саввы, - ответил Игорь.
Месяц зацепился острым рогом за высокую сосну и никак не хотел с ней расставаться, само время как бы остановило свой бег, ожидание неведомого, что может быть хуже? Послышались голоса захмелевших Игоревых дружинников, потом девичий визг.
- Пересвет, иди глянь-ка, чтоб чего худого не вышло, и так наша судьба на волоске висит, нехорошо это, в гостях вести себя так русскому воину, - сказал Игорь.
- Да может там и нет ничего, - улыбнулся Пересвет.
- Иди! – Строго сказал князь.
« На малое время оставить нельзя» - с некоторой злостью подумал Игорь. «О боги, придите на помощь, дайте задуманное исполнить, дайте с женой своей ненаглядной свидеться еще, и будут вам дары, коих не видывали вы никогда» - мысль ушла в другую сторону и затерялась в воспоминаниях о Ладе.
- Все в порядке, сном непробудным спят твои витязи, князь, - Пересвет все так же улыбался.
- Так какого лешего молодка визг подняла? - Игорь все еще был строг.
- Визг был, княже, да только наши-то тут ни причем, пошла одна молодка по нужде, нашла укромный уголок, ночную рубаху задрала, а ее в этот момент бык по голым ляжкам и лизнул, не разглядела она его в темноте, бык тот черный как смоль. Не знаю, по какой она надобности пошла, но думаю, справила обе, - засмеялся Пересвет.
- Чертова девка, ну ничего в следующий раз поосмотрительней будет, - улыбнулся князь.
- Еще как поосмотрительней, могла ж и на рог усесться в темноте, доказывай потом по селению, что не гулящая, - заметил, все так же улыбаясь, Пересвет.
Дверь скрипнула, Игорь встал и вопросительно посмотрел на вышедшего Иронима.

Несколько дней, не зная отдыха, искала Лада своего мужа по степи, около тысячи конных дружинников было в ее отряде, которым она командовала вместе с братом и воеводой Саввой. Не то, что люди, кони, и те к позднему вечеру уставали так, что и пищи не хотелось, одно - спать. А чуть рассветало, и отряд вновь шел на поиски, были разбиты с быстротой молнии три небольших племени печенегов, разбиты без всякой жалости, княжна приказала никого не жалеть, никому не сочувствовать. Она носилась по становищам, и сносила головы направо и налево, вся в брызгах крови, и воинов, и женщин, и детей. Ратибор пытался образумить сестру, но у него ничего не выходило. Витязи, особенно те, кто хоть раз сам возвращался к пустым и разоренным очагам своим, поддерживали Ладу и преклонялись перед ней, а Савва смотрел на все это сквозь пальцы. Тот ужас, что наводила девушка на печенегов, шел только на пользу, ведь всегда находился тот, кто ускользнет из становища и донесет страшную весть о безжалостной княжне. И станет враг заранее дрожать от испуга, при одной только думе о том, что идет, идет дружина, во главе которой девушка с мечом, не знающим пощады…
Краткие ночи, когда все спали, Лада уходила подальше от дружины и молила богов помочь ей в поисках мужа, но те не появлялись и не проявляли к ней никакого внимания. Княжна, было уж совсем отчаялась, как в одну из таких ночей, пришла к ней ее покровительница, богиня Лада, явилась вместе с Лелем.
- Я дождалась тебя! – девушка бросилась в ноги богине, слезы надежды омыли высокие сапоги небесной женщины.
- Полно, полно, - женщина погладила Ладу по содрогающейся спине, Лель помог девушке встать.
- Слышала ли ты там, на небесах, мои просьбы? – Спросила девушка.
- Да, мы слышали твои просьбы, и просьбы твоего мужа, - ответил Лель.
- Он жив! – Лада кинулась обнимать Леля, за добрую весть.
- Пока жив, но ему не сладко, а скоро будет совсем горько, - сказала женщина.
- Где он, я могу ему помочь? – спросила Лада, выпустив Леля с объятий.
- Можешь, - ответила богиня.
- Скажи мне, где он, и я сейчас же выступлю туда с дружиной, - девушка обратилась к богине.
- Я не могу тебе сказать, где он, одно скажу тебе, он в большой опасности, - ответила женщина.
- Если ты не скажешь, как же я помогу ему? – Удивилась Лада.
- Я пришла сказать тебе, что ты должна вернуться в Киев, разрушить христианский храм до основания, а камни его утопить в Днепре, и тогда боги помогут тебе, они так решили,- сухим голосом сказала богиня.
- Но ведь он в опасности, сколько пройдет времени, пока я вернусь в Киев, пока разрушу храм, пока приду с подмогой к мужу, - Лада была в отчаянии.
- Другого пути у тебя нет, - вставил фразу Лель, - боги по иному не помогут тебе.
- Но ведь он погибнет! Ведь боги знают об этом! – Закричала Лада.
- Возможно, боги очень сердиты на то, что князь Игорь позволил строить храм чужой веры в Киеве, - сказала богиня.
- Боги желают его смерти? – Прямо спросила Лада.
- Может да, может, нет, - уклончиво ответил Лель.
- Боги желают его смерти!!! – Крикнула Лада и отвернулась.
- Может, ты успеешь исполнить то, о чем они просят, и твой муж не погибнет, - мягким, почти просящим голосом молвила женщина.
- Может, я успею…, я подумаю, - девушка не поворачиваясь и не прощаясь, пошла прочь.
Богиня плакала, Лель поддерживая ее за руку, тоже еле сдерживал слезы:
- Мы потеряли ее, навсегда…

Слезы высохли, осталось недоумение и злость, «они отказались помочь», Лада подняла глаза к небу, «Мой муж, совершил ошибку, но ведь боги, я-то никогда не теряла веры в вас, отчего вы не хотите помочь мне?»
Тяжелые тучи разогнало ветром, и в серебряном свете луны на небе показался всадник с длинным тонким копьем. Он кого-то напомнил Ладе, лицо показалось знакомым, но она так и не вспомнила его, всадник чуть наклонился с коня, улыбнулся девушке, потом выпрямился и копьем показал на запад, сей знак, он подал трижды, после чего тучи затянули его силуэт…
- Ратибор, вставай, поднимай дружину, я пойду будить воеводу, мы выдвигаемся, - говорила Лада, толкая брата в бок.
- Куда? Ночь ведь совсем, воины выбились из сил, что стряслось-то? – Сонным голосом бормотал Ратибор.
- Знак небесный, мы едем на запад, в сторону древлянских племен, - ответила Лада.
- Да кто подал тебе его, знак этот, неужто боги сжалились и послали тебе его? – улыбнулся Ратибор.
- Я пошла за Саввой, а ты поднимай дружину, не поднимешь, я поскачу одна, князь в опасности! – Лада не стала разъяснять брату о знамении и откуда она его узрела.
- Хорошо, княжна, я попытаюсь поднять витязей, но тебе лучше заткнуть уши, чтоб не слышать восторженных речей по поводу несвоевременной побудки, - усмехнулся Ратибор.
Буди, мне все равно, что они скажут, лишь бы поднялись и оседлали коней, - ответила девушка и пошла разыскивать воеводу…

- С какими вестями вышел ты к нам, Ироним? – Спросил Игорь.
- Вести те нерадостными будут, князь, во-первых, старейшины сомневаются, что ты именно тот, за кого себя выдаешь, во-вторых, тебе отказывается в помощи и предлагается выйти из лесу и более не приводить к нашим землям печенегов. Вы ночуете, а с утра, в сопровождении наших воинов, покинете селение навсегда, - ответил Ироним.
- Вы бросаете на погибель своих братьев, будете ли вы прощены за то богами? – Спокойно спросил Игорь, он ожидал подобного ответа, был готов к нему.
- Не надо прикрываться богами, которыми, если ты и есть великий князь, пренебрег, построив храм по подобию Византийскому, наши боги, в отличие от бога пришлого, никогда не удостаивались такой чести и восславления! О том нам известно от купцов, - сказал Ироним.
- Черт вас дери! Я не прославлял чужого бога, я просто разрешил построить собор, который украсил столицу Руси, что с того, что сие сооружение стоит в граде моем? – Вскипел князь.
- Но, по словам купцов, многие жители града твоего стали храм посещать и молитвы богу стороннему возносить, за что боги наши славянские прогневались и не было ни вам, ни нам от них помощи, да еще нечисть всяческую на люд напустили, или ты думаешь, мы здесь от твоего безрассудства не пострадали? Целые селения были сожжены Василисками, сколько скота полегло от болезней неведомых. Сколько девиц лешими в леса дальние сведено. Знавал ты про то? – С горечью в голосе спросил Ироним.
- Мы выстояли, боги присмирели, нельзя русский дух сломить никакими напастями, пусть даже посланы они были самими небесами, - сказал князь, - а того, кто смутил народ киевский верою новою, я казнил.
- Помогло ли? Нет! Не жди помощи, ночуй и ступай, откуда явился незваным, более я повторять не стану, - старик развернулся и подался назад в избу.
- Княже, давай перебьем к лешему это селение, да подадимся в горы, - сказал Пересвет, как только дверь за стариком затворилась.
- Далеко те горы, Пересвет, да и древляне вокруг, перебьем этих, другие перебьют нас. Бесславная сеча то будет, русским от русских погинуть, с утра выходим из лесу и сразимся с печенегами, воинами отважными, костьми ляжем, заберем с собой на погосты сотню другую степняков, пусть в легендах нас за то помянут, а здесь…, нет, такой смерти я не желаю, стрелы да копья в спину, - ответил Игорь.
- Верно князь, молод ты, а смел и мудр, завтра все как один за тобой пойдем! – Слегка выпятив могучую грудь, сказал Пересвет.

Без роздыху скакала дружина во главе с Ладой, Ратибором и Саввой, воевода был очень недоволен и злился неимоверно, но супротив княжны не пошел: «Будь, что будет, пусть угомонится девка, более так не поступит, видения у нее…»
Конь Лады, казалось, готов был обогнать любой ветер, пройти сквозь гору, перепрыгнуть любую реку, погоняемый княжной, он как бы понимал, нужно спешить, в этот раз обязательно нужно.
Лада дала знак рукой, чтобы все остановились.
- Дадим небольшой отдых и коням нашим и ездокам, сказала она.
Все с удовольствием спешились, многие тут же повалились на траву, хотели было расседлать коней, но девушка их остановила.
- В чем дело, сестра? - Спросил Ратибор, - стоило ли поднимать воинов в такую рань, чтоб, проскакав не столь уж дальний путь устроить привал?
- Разве ты не устал? – ответила вопросом Лада.
- Устал, все устали, или ты не видишь? Но для чего мы поднялись среди ночи? Куда скачем? – Ратибор был в полнейшем недоумении.
- Иди, отдохни чуток, - девушка спешилась и подалась на высокий курган, что она могла сказать, она сбилась с пути, звезд не было, направление потеряно. Лада хотела взобраться на гору и может там хоть что-то увидеть, может новый знак.
«Где ты всадник, что указал мне дорогу, да и куда указал, к чему ведешь ты меня?» - Подумала девушка. Внезапно облака раздвинулись, и на небе вновь появился тот, кого она вопрошала. Он все так же сидел на коне, и вновь указал трижды какое-то направление. «Спасибо, если ты ведешь меня к нему».
Лада, быстро вернулась к задремавшим было дружинникам и крикнула:
- По коням, други мои, мы идем на выручку князя!
- Совсем ополоумела девка, - шепнул один из воинов воеводе.
- А ну, цыть! Ишь, разговорился, велено, иди, куда госпожа приказывает, - шикнул на ратника Савва. Он бы и сам мог сказать то же самое о проделках княжны, но такими мыслями ему было поделиться не с кем.
Вновь бешеная скачка, без остановок на привал, девушка упорно вела отряд туда, куда указал копьем небесный всадник. «Кто он», - думала девушка, - «Перун? Ярило? Сворог? Не видывала я богов наших, кроме Леля да Лады, но отказались они говорить, где князь, условия неисполнимые поставили. Кто же ты, посланец неба, с до боли знакомым ликом?» И тут Лада вспомнила, где она видела этого всадника ранее…

- Вставай князь, наши лучники проводят вас из лесу, - будил Ироним Игоря.
- Да не толкай ты так, не спал я вовсе, уйду и людей своих уведу, но вернусь однажды, - ответил Игорь, он действительно не спал, глаза лишь закрыл в думах тяжелых.
- Пугаешь? – Чуть слышно произнес старик.
- Зачем пугаю, сделаю, как обещал, не здесь так на небесах тебя со своей дружиной встречу, память о подобном зле в могилу с собой унесу, - усмехнулся Игорь.
- Ладно, там поглядим, - ответил Ироним, - собирайтесь.
- Вставайте, ратники мои верные, братья по походам да вере, теперича и по кровушке, побрататься придется, - обратился Игорь к остаткам своего отряда. «Эх, молодцы, как на подбор, стучат еще их горячие сердца, ждут их жены да девки, живы еще соколы мои и ждут не понапрасну их, а выйдем из лесу, и ожидание вечным станет», - подумал Игорь, глядя на воинов своих.
С ночи почти ничего не изменилось, лес был настолько густым и непролазным, что и днем в нем были сумерки, и все же, сквозь густую листву и хитросплетение ветвей, видел Игорь, как мелькали силуэты лучников древлянского племени. Наконец всадники выехали на ту опушку, где схоронили вчера двух воинов.
- До встречи, Ироним, - улыбнулся Игорь.
- Прощай, князь, - сухо ответил старик.
- Лобызаться напослед не станем? – Игорю почему-то стало весело.
Старик плюнул себе под ноги и, повернувшись к князю спиной, зашагал прочь.
А Игорю действительно стало легко и весело, он простился с древлянами и тяжелый камень свалился с его души. Ночевать, даже одну ночь, у ненавистных тебе людей было тяжко, думы, злость всякая допекала, а сейчас что? Впереди враг вековечный, смерть ли, полон, от него все терпимо, ожидаемо, не славяне они, не русские - степняки.
Все ближе был выход из леса, уже доносился запах костров, и аромат приготовляемой пищи. «Сейчас перекусят и нами закусят» - подумал Игорь. «Не меньше трех сотен их там» - князь бросил взгляд на все более редеющий лес. Вдруг послышался конский топот, как будто гром вдали гремел, потом крики, звон металла, стоны. Со стороны степи ринулись на Игоря кочевники, где поодиночке, где небольшими группами, по три-четыре всадника. Но завидя Игорев отряд, шарахались в сторону, один воин, не сумев справиться с конем, скакал прямо на Пересвета, витязь уж и меч занес, как кочевник рухнул с коня со стрелой меж лопаток.
- Князь, князь, а стрела то наша, киевская! – Крикнул Игорю удивленный Пересвет.… Навстречу Игорю, не спеша, ехала Лада в сопровождении Ратибора…

Чистое, душистое поле расстилалось у них под ногами, они шли, взявшись за руки.
- Отказали, значит, боги нам в помощи? – Спросил Игорь.
- Отказали, - девушка вздохнула, - я никому, никогда не говорила, но знаешь, я ведь была дружна с Лелем и Ладой. Я встретила их первый раз на реке в своем селении, они всегда помогали мне, были моими покровителями. А сейчас, при последней встрече, они поставили невыполнимые условия, они сами, или главные боги, кто ведает.
- Что за условия такие? – Спросил Игорь.
- Мне нужно было развернуть нашу дружину и вернуться в Киев, чтоб порушить храм, который построили Византийцы. Тогда бы они сказали, где сыскать тебя, - ответила Лада.
- Тогда бы ты сыскала мои кости, - усмехнулся Игорь.
- Теперь я вижу, что это так и было бы, - девушка опять вздохнула.
- Но тогда ты осталась бы до конца дней своих у них под защитой, покровительство богов, что может быть дороже? – Игорь приостановился и посмотрел Ладе прямо в глаза.
- Тогда бы я оставалась до конца дней своих, без тебя, любовь дороже, князь, дороже мне покровительства богов наших, - ответила девушка и отвернулась, пряча слезы.
- Как же нашла ты меня? – Спросил Игорь.
- Повернись, взгляни на звезды, - тихо сказала Лада.
Игорь повернулся.
- Это он? – Игорь был поражен увиденным, высоко в небе на серебряном коне восседал всадник, князь сразу признал его, это был распятый в Киеве Георгий.
- Да, это он. Он направил меня к тебе, указал путь, когда наши боги мне отказали, - ответила девушка и прижалась к мужу. Игорь погладил ее по голове.
- Распятый, он не затаил зла, почему? Почему он с высоких небес не карает нас за содеянное? – задавал вопросы сам себе князь.
- Его бог более великодушен, вот отчего боялись Перун и прочие его явления в наши земли, - ответила Лада.
- Куда теперь, княжна? – Игорь слегка отстранился от жены.
- Бить печенегов, гнать их до самого моря, и в море том далеком, топить всех как слепых котят, - глаза Лады наполнились жестокостью и сверкнули.
- Найдем ли мы врага нашего? – засомневался Игорь.
- Он нам в том поможет, - Лада указала на небо, где все еще оставался силуэт всадника. И действительно, Георгий как прежде вытянул копье и указал направление, по которому следовало идти, - вот видишь, мы последуем туда, куда он нам молчаливо указывает.
- Хорошо, дружине нужно набраться сил, я смотрю, совсем ты моих ратников загоняла, отоспимся хорошенько и в путь, согласна? – Игорь улыбнулся.
- Согласна. Я и сама с ног валюсь, до шатра донесешь? – Игриво спросила Лада.
Не говоря ни слова, Игорь поднял жену на руки и понес в княжеский шатер…

И били печенегов без устали, гнали большие и малые племена к далекому морю, кто-то успел, малыми родами проскользнул на восток, остальных, догнав до моря, изничтожили беспощадно. И везде где теряла след врага дружина, возникал небесный Георгий и указывал точное направление.

Полтора года длился поход, умер в том походе воевода Савва, не от стрелы, так, своей смертью, схоронили его на высоком утесе, а с того утеса прекрасный вид на волны морские да гладь водную, любуйся, воевода батюшка, три березки в круг посадили, чтоб напоминали они ему далекую Русь. Длинна дорога домой, а все же и она кончается, по русским землям уж не мало протопали, везде встречали князя с большим почетом. В каждом селении, в каждом городишке, давали пиры в честь победителей, несли, у кого что было, накрывали общий огромный стол. Разные пиры, где столы ломились от яств, а где каша да квас, но все от чистого сердца, по-разному жил люд.
- Полденька до Киева осталось, - доложил Пересвет князю, уж гонцы наши там побывали, ждут, не дождутся нашего возвращения, особо ретивые бабенки, чуть гонцов не поскидали с коней, сюда хотели заместо их приехать.
- Всем отдыхать, привести себя в порядок, доспехи да шлемы начистить, коней помыть, на праздник надо по- праздничному въехать, заштопайте, у кого что разодрано, бороды в порядок приведите, ступай, Пересвет, распорядись, а кто не исполнит, здесь останется, в Киев не пущу, - отдал приказ Игорь.
Вечер, несмотря на позднюю осень, выдался теплым, почти летним, листва устилала остывающую землю, пахло перегноем, сыростью прошедших недавно дождей. Запылали костры, сучья потрескивали и шипели, но, подсушившись, разгорались и отдавали тепло людям.
- Завтра будем в Киеве, ты не соскучилась? – Спросил Игорь жену.
- Нет, ты рядом, чего мне скучать, Киев мне не родной город, да и вся киевская земля не родная, не скучаю я по ней, лишь бы ты был рядом, - ответила Лада.
- Устала? – Вновь спросил Игорь.
- От чего? – Удивленно вскинула глаза девушка.
- От похода.
- Когда-нибудь мы будем скучать по таким походам, когда станем старенькими и немощными, беззубыми старичками. Наши дети будут уходить в городские ворота, а мы будем провожать их, держа возле глаз льняные платочки и вытирая обильные слезы. Отжимать эти платочки вновь и вновь, для того чтоб наполнить их слезами, - улыбнулась Лада.
- Нет, такого я не желаю, еще чего, нет княжна, лучше погибнуть от меча печенега, - ухмыльнулся Игорь.
- Где ж ты их сыщешь, прогнали мы их с земель наших, не сунутся более, - улыбка девушки не сходила с лица, в глазах заиграли искорки.
- Кабы так, Ладушка, всегда найдется ворог на землю русскую, будем мы их бить беспощадно, но не будет то другим уроком, многие племена будут стремиться покорить Русь Великую, многие познают, что такое дух русский. Не покорят они нас, нет. Славно наше племя, славны воины наши, каждую битву воспоют гусляры, но много, как же много горя будет еще на земле нашей, - вздохнул Игорь.
- Откуда ты-то ведаешь? – удивилась Лада.
- Перун во сне ко мне приходил, рассказал все это, - смущенно ответил князь.
- Не верую я больше богам нашим! – С жаром сказала Лада, - лжет он, лжет!
- Не знаю, сон ведь это был, может и не пророческий, - Игорь погладил Ладу по плечу, - пойдем спать…

Слегка накрапывал дождик, Лада украдкой покинула спящего мужа, разыскала Ратибора:
- Брат мой, дай мне двух воинов, я поскачу в Киев.
- Чего это на ночь глядя? – Удивился Ратибор.
- Хочу посмотреть, какую встречу князю готовят, - ответила Лада.
- Нормально готовятся, - пробурчал Ратибор.
- Не дашь, одна поеду! – девушка начинала злиться.
- Хорошо, езжай, дам тебе с десяток сопровождающих, знаю, не отстанешь, - улыбнулся брат, сглаживая назревающую ссору.
- Игорю до утра ничего не сказывай, - попросила девушка.
- Хорошо, не скажу, - ответил Ратибор и начал разыскивать лучших витязей в охрану сестре…

Предрассветный Киев встретил всадников, несущихся с зажженными факелами, серой громадой молчаливых стен, Лада спешилась, за ней последовали и воины, она подошла к деревянным идолам славянских богов и божков, вот они: Ярило, Перун, Сворог, Дажбог, Рарог, и другие, в самом конце пантеона стояла богиня Лада. Девушка преклонилась пред идолами, потом встала с колена:
- Поезжайте, други мои верные, в град, будите всех, пусть встречают князя великого, пусть готовятся как на собственную свадьбу.
Воины не посмели ослушаться, к тому же все они были родом из Киева и получили возможность, ранее других встретится с родными. Как только всадники скрылись, Лада поднесла свой факел к Перуну, идолы располагались рядом и не могли избежать той же участи что и громовержец, огонь охватывал их одного за другим.
- Прощайте, и здесь и на небесах! – Крикнула девушка и поскакала вслед за всадниками. Город встретил тишиной, лишь два стража у ворот, да двое дозорных на крепостной стене, поклонились ей, они еще не видели зарева огня, который хоронил старую веру русичей.
Лада оставила коня возле княжеских палат, накрепко привязав его к стойке крыльца, а сама побежала в сторону «нового города».
Игорь был весьма недоволен, когда поутру не обнаружил рядом с собой жены, дежуривший возле шатра Ратибор, тут же доложил, где Лада.
- На кой ляд ей понадобилась эта вылазка? Ты дал ей охрану? – Спросил князь.
- Десять самых лучших витязей, с Пересветом во главе, - ответил Ратибор.
- Ну, тогда я спокоен, - настроение князя улучшилось, а вопросы остались.
- Я приказал от твоего имени, всем седлать коней, думаю, после таких известий, ты еще более заторопишься домой, - сказал Ратибор.
- Правильно, полей воды с ковша, нужно умыться, и едем, - ответил князь…

Казалось, что не только горожане, но и люди с окрестных селений вышли встречать князя, огромная толпа стояла возле городских стен. Но чем ближе подъезжал князь к городу, тем темнее становилось на его душе, народ не смотрел на него, не кричал от радости, взгляд люда был обращен в другую сторону. Игорь, опередив отряд, вклинился в ропщущую толпу. Как можно осторожнее он подобрался к месту всеобщего внимания…

- Ступай с богом, сестра, храни крест этот на груди, веруй богу единому, и он не раз придет тебе на помощь. Лада поднялась с колен и поцеловала руку мужчине в черной до пят рясе…

От пантеона богов остались лишь черные угли, и если бы не начавшийся заунывный дождик, то и углей бы не осталось, один пепел лежал бы на этом месте.
- Это христяне, это их проделки, опять на нас беду накликать хотят! – Раздался голос из толпы.
- Покарай их князь, покарай! – слышалось со всех сторон.
- Разрушить храм, убить нового священника, утопить с камнем на шее, - послышались женские голоса.
Игорь ничего не понимал, кто мог покуситься на самое дорогое, что было у русичей, а ведь и вправду, кроме христиан некому:
- Я решу сие дело, без меня не бесчинствовать, иначе все это буду считать бунтом с вашей стороны, ступайте по домам.
Но толпа и не думала расходиться, толпа требовала крови, требовала ее сейчас. «Что стану я делать, если этот люд весь пойдет на храм, не бить же мне их как врагов заклятых?» - думал Игорь. Самые худшие опасения свершились, неуправляемая толпа ринулась к храму.
Дружина большей частью присоединилась к народу.
- Стойте! – Вдруг Игорь услышал крик жены, - стойте, нипричем здесь христиане, молния сразила идолов, от того и сгорели все, за все зло, что нанесли они русичам, сами себя и покарали.
Народ остановился, возможно ли это?
- Возможно, - ответила Лада, видя на лицах немой вопрос, - вспомните, сколько бед нанесли они нам, забыли? Скольких сгубили, за то и сожгли себя, что не сломить им духа русского.
- А как же богиня Лада, отчего она не сгорела? – Спросила какая-то женщина.
- Не было на ней вины, вот и уцелела, - ответила княжна.
Игорь только сейчас заметил, когда люд расступился, что деревянное изваяние Лады осталось невредимым. «Странно все это, но народ вроде успокоился, как ей такое на ум пришло? Виновных я накажу, сыскать их только нужно, ведь могло произойти ненужное кровопролитие, какой-то безумец поджег, а пострадали бы невинные, умница ты, Ладушка», - подумал Игорь и улыбнулся.
Тут народ опомнился и поворотился к князю и его дружине.
- Слава великому князю и его витязям! – Полетел крик. Теперь толпа кинулась на встречу дружине, ведь не каждый воин возвратился, на чужбине похоронен, остался лежать. Известия о том требовались немедленно, кто-то плакал от счастья, обнимая мужа, жениха, сына, брата, отца, кто-то от горя, того самого приходилось обнимать и успокаивать.
- Поедем в палаты други мои верные, и ты, жена, поедемте пировать, да поминать братьев наших…

Зима кружила метелицу, весело подвывал ветерок в дымоходах, княжна сидела у окна и накручивала нить на веретено.
- Кому это ты приданое готовишь? – Игорь подошел к высокому мягкому стулу, на котором сидела Лада, и обнял ее за колени.
- Есть кому, вернее будет кому, - Лада густо покраснела.
- Да неужто! Женушка ты моя милая, - Игорь принялся целовать жену, та бросила веретено на пол и обняла его за шею.
- Но, но, смотри не расплачься тут у меня, негоже чтобы слуги видели слезы князя, даже если это слезы счастья, - засмеялась Лада.
Игорь отстранился, взглянул на жену:
- А я было весной в поход собрался, придется отложить.
- На кого, - княжна живо заинтересовалась.
- На древлян, обещал я поквитаться с ними за предательство и трусость, если бы не небесный всадник Георгий, не быть мне сейчас рядом с тобою, - ответил Игорь.
- А знаешь… это я сожгла идолов… - сказала Лада.
- Я знаю, догадался, может и правильно ты поступила, только не ко времени могло получиться, - нахмурился князь.
- Я приняла новую веру, знаешь в тот час, когда мне отказали наши боги в помощи я… - промолвила девушка.
- И это я знаю, крестик на груди от мужа не утаишь, - улыбнулся Игорь, - но хорошо, что ты не сожгла статую богини, иной раз, когда мне плохо на душе хожу я к ней, как мужчина ходит к женщине, которая все поймет. Нет веры старой, не пришла ко мне и новая, надобно хоть кому-то свои думы излить.
- Ты часом не влюбился в нее? У тебя разве нет жены, с которой ты мог бы поделиться самыми тяжелыми думами?– Лада нахмурилась.
- Не знаю, отчего так, может оттого, что самое сокровенное мы привыкли нести богам, и дары и мысли?.. Тот, кто вырезал на простом дереве такое прекрасное лицо, был великим искусником, это действительно лицо богини, - глаза Игоря внезапно засветились.
Лада встала со стула и прошла по длинной комнате палат:
- Я ненадолго.
- Я с тобой, куда это ты в таком положении, - сказал Игорь, но Лада уже бежала вниз по ступенькам крыльца.
Холодный ветер кидался колючим снегом, Лада бежала узкими улочками к дому Ратибора, с одной мыслью, которая не покинет ее никогда, пока она не исполнит задуманного. Князь выбежал почти следом, но пурга и разветвление улочек помешало ему догнать жену.
Вот и дом Ратибора, Лада неистово затарабанила в двери ворот.
- Кого там бесы принесли? – Послышался недовольный голос брата.
- Это я, Лада, - ответила девушка.
Ратибор открыл створку ворот:
- Что случилось, сестрица?
- Оседлай мне коня, - сказала девушка.
- Куда это ты собралась? – удивился брат.
- Оседлай, я прошу, - Лада упала на колени.
- Ну, хорошо, хорошо, поднимайся, не должно княжне в ногах слуги валятся, хотя тот слуга и брат родной, ты не далеко? – Ратибор поднял девушку.
- Нет, но больше ни о чем не пытай, - Лада стряхнула с колен снег.
Пока брат ходил на конюшню, Лада вошла к нему в дом и сняла со стены меч…

Игорь вернулся в палаты, оделся, захватил теплую шубу для жены, приказал оседлать лошадь и подался на розыски Лады. Опрашивая редких прохожих, он, наконец, добрался до дома Ратибора.
- Была князь, взяла коня, сказала, что скоро вернется, - ответил на вопросы Игоря родственник жены.
- Бес все бери, по-моему, я знаю, где ее искать, - Игорь запрыгнул в седло.
- Что стряслось? Может помочь чем? – Спросил Ратибор отъезжающего князя.
- Спасибо, я сам, - ответил Игорь и помчался во весь опор из города…

- Когда-то ты дала его мне, теперь хочешь забрать, не выйдет, - Лада достала меч и со всего размаха ударила им по деревянной статуе богини, потом еще и еще. Она уродовала лицо деревянной девушки, секла по рукам и ногам ее, пока от всей красы не остался стоять высокий бесформенный чурбак.
- Зачем? – услышала она сзади голос мужа.
Лада за этой рубкой и не заметила, как Игорь подошел к ней почти вплотную.
Лада опустила меч:
- Нет больше старой веры, она должна была сгореть вместе со всеми остальными богами, отчего она осталась целой мне неведомо, может, захотела еще разок свидеться со мною? – Лада вдруг разрыдалась, упала подле остатков изрубленной статуи и стала собирать щепки, пытаясь приладить их на место, - прости меня, прости, шептала она.
Игорь подошел к девушке поднял, повернул к себе лицом, пальцами разжал ее ладони, из которых посыпались на белый снег темные щепки:
- Пойдем, ты захвораешь.
- Пойдем, - и девушка побрела за спиной мужа, потом резко схватила его за руку, Игорь обернулся, взгляд жены был суров:
- Запомни, князь, у тебя теперь есть только одна богиня – это я…
Сказание о Ладе (продолжение-2) | стихи

Нет комментариев. Ваш будет первым!