Миниатюры

Автор блога: Полина Закс
Все рубрики (41)
Мысли
+2
1. Синяя борода ищет девочку с голубыми волосами для создания хорошего потомства.
      
   2. Лучше быть серой мышкой, чем белой, лабораторной.
  
   3. Лентяю: «Куда деваются деньги и откуда берётся грязь?» Ответ на мучающий тебя вопрос ты найдёшь, отодвинув  диван.
    
   4. Выдаём замуж желаемую за действительного.
Имя
0
Саша, Саня, Александр…
   Вслушиваюсь в это имя.
   Всматриваюсь, держа на ладони…
   То поближе к глазам поднесу, то подальше.
   Саша – волосы расчёсаны на косой пробор.
   В руках портфель, в кармане гвозди.
   Саня – штаны порваны о соседский забор,
   Рукава куртки коротки и на локтях протёрты до дыр.
   Александр – и ростом выше, и плечи шире.
   А сейчас он – Эй!
   Эй, принеси! Эй, иди сюда! Эй, где ты!-
   Плечи опущены, в глазах растерянность…
   Дома мама: - Саша…-
   Её руки разглаживают имя и подают вместе с отутюженной рубашкой.
   -Надевай…
https://lh6.googleusercontent.com/-YG44SDBUK34/TiFqhASwryI/AAAAAAAAAzo/E1s8ak-drwo/s512/boy_s.jpg
Иллюстрация Майи Закс к рассказу  "Имя".
Случай в аэропорту
+1
Аэропорт. Я заполняю документы.
Неверно - царапает голос служащей.
Вместо «нет» у Вас прочерки. - Если бы нужно было поставить прочерки, я бы поставила «нет». И так всегда. Встаю в очередь за мужчиной в элегантном пальто. Он поворачивается ко мне и обращается на английском, загадочно выворачивая «Р». Взгляд уверенный. Со стальным отливом. Такие всегда входят в нужные двери. А я вечно забываю, куда идти. У него поджарая кожаная сумка. А я тащу матерчатую, неправильной формы. Потому что с одного бока выпирает экологически чистый кабачок. С другого бока прорисовывается контур банки с крыжовенным вареньем. Подружки позаботились. Он свободен и спокоен. А меня с требовательной надеждой дома ожидает семейство.
Уверенно протягивает он документы на контроле. Хорошо, когда не надо таскать за собой много вещей. Жить налегке…
Заминка, служащая ощупывает подкладку его сумки, подходят другие сотрудники. Мужчину вежливо приглашают куда-то пройти. В самолёте он так и не появился… У меня из-под носа только что увели мою мечту.
Подобное
0
Он расположился в кресле спиной к веку минувшему, а лицом к нынешнему. Долго разглядывал носок домашней туфли.
Ну что ещё преподнести этим идиотам? - проворчал он. И неожиданно вывел в блокноте: «Гармония мира …»
С самого утра, не переставая, шёл дождь. Смеркалось, когда я захлопнула книгу и отложила её в сторону. Из самой середины увесистого тома выглядывал крокодилий язычок закладки.
Уже в полусне я уловила едва различимый шорох. Он становился всё отчётливей, оперился наконец в шум крыльев и влетел в раскрытое окно. Блеснули два зелёных хищных огонька. Дрожащей рукой дотянулась я до выключателя. Огоньки погасли.
Передо мной стоял худощавый человек. С его крыльев стекала дождевая вода. Меня полоснули его вертикальные зрачки…
Только не … Лучше убейте – прошептала я.
Убить? – скривил он рот. – Идиотка.
В оконном проёме мелькнули его странного покроя домашние туфли.
В комнате остался назойливый запах огуречного лосьёна.
Я взглянула в зеркало.
Только не это – попросила я отражение. На меня смотрела бледная перепуганная женщина. Её глаза блеснули воронёной сталью зрачков. Вертикальных...
А в книге, там, где вахту несла закладка, красным обведена была фраза: «Подобное притягивает подобное.»…
Картина, (или о мудрости).
0
1
Мы встретились с московской подругой в Крыму. Там оказался её хороший знакомый.
«Егор, ты знаешь интересные маршруты. Возьми нас в горы.» Грустные серые глаза задержались на мне на мгновение и заскучали куда-то вдаль. Я была явно не в его вкусе. Но позднее оказалось, что это удача. Нашу дружбу не  омрачали ревность, обиды и охлаждение. Она продолжалась годы. Многое из того, что он говорил, поселилось в моих стихах. «Женщины – сказал он как-то – любят в мужчинах себя» «А мужчины?» - спросила я. «Мужчины любят всех и понемногу». Второе я поняла, а первое оставалось неясным очень долго. И ещё он заметил как-то: «Доброта не должна быть егозливой. Тихая и незаметная – да.» Много лет спустя я написала:
"Стакан подали мне пустой.
Ни крошки хлеба на подносе.
Но егозливой добротой
Звучит хозяев двухголосье."
2
«Слушай, мать, – обратился он однажды ко мне, не достигшей и двадцати лет. – Не говори ультиматумами. Спросишь «да» или «нет», ответят «нет». Ты идёшь, а воздух вокруг тебя сам накаляется.»
Я в его квартире, в Москве. Делюсь личными переживаниями. Привезла гостинцы. Табак «Трубка мира» и «Капитанский». Он водится только у нас, в Питере. Как хорошо, что я хоть чем-то полезна. Приходит его девушка, они удаляются. Я остаюсь дома. Смотрю на главную его картину. Замысел всё равно непонятен… Ныряю в холодильник.
Выуживаю рыбку. Её в самый раз использовать, как закладку для книги. Я готовлю из этой закладки нечто привлекательное. Вернувшийся Егор ошарашенно поедает внезапный деликатес, а я, упёрши руки в бока, ощущаю собственную значимость, пусть кратковременную.
3
«Где она настоящая?» - кричит Егор. «Ты знаешь. Ты проницательна.» Он держит два письма от жены. Присланы они из роддома. Одно адресовано ему, другое тёще. В первом расправила крылья любовь, во втором приоткрылась дверь и душно пахнуло бытовухой. «Где?... И там, и там!» Как же он не понимает…
Мой мудрый советчик, ты влип в глупейшую историю. Я пришла хоть пару часов передохнуть, а вместо этого большими и указательными пальцами незаметно придерживаю верхние и нижние веки. Проницательные глаза слипаются. Как бы не уснуть в середине драмы, не стукнуться головой об стол. «Я знаю, что ты устала, что хочешь спать. Но выслушай меня. И мы так давно дружим.» Мне жаль его, просто жаль. Я не хочу, чтобы у меня спрашивали, что делать. У меня самой столько вопросов. Я разочарована.
4
«Мой руки - и за стол.» Он говорит так, будто мы не виделись пару часов. А мы не виделись пару лет. «Познакомься, это Кира.» За кухонным столом ел щи средних лет мужчина. «Кстати, Кира в руководстве общества «Память». Егор, добрая душа, привечает и тех и этих. Я сажусь напротив и принимаюсь за еду. Можно было бы встать и гордо удалиться, но зачем. Мои помыслы уже очень-очень далеко.
5
Егор, отзовись. Телефон молчит. Мы в гостинице «Украина», в Москве. Дочь и муж укладываются спать. Ради них я здесь. Лично мне и Питера достаточно. Я смотрю в окно. Огни, мокрый асфальт. «Поезжай, только десять вечера.» - говорит муж. Но я не еду. Не знаю, почему…Мне давно стала понятна та, главная его картина. Две высокие до неба стены, дорога между ними в бесконечность, следы и маленькая фигура удаляющегося человека. И ещё: я знаю теперь, что САМЫЙ МУДРЫЙ ЧЕЛОВЕК может попасть в глупейшую ситуацию, вести себя ещё глупее и не знать, что делать.
Взрослый мальчик
0
Подойди сюда! – Я даже не шевельнулась. Потому что этого не могло быть. – Да, ты, ты подойди. – Всё-таки, именно меня подзывает этот красивый взрослый мальчик. Я приближаюсь. Зачем я ему? Он никогда не смотрел в мою сторону, не заговаривал со мной. – Это ты срифмовала «Алёшка-Серёжка»? – Я, а что? Валентин Петрович сказал, что хорошо. - Взрослый мальчик недовольно повёл плечами. А я вернулась к подружкам. – Чего он хотел? – спросили такие же, как я, пятиклашки. – Дурак! - с деланным весельем сказала я. К нашей компашке подошла старшеклассница Ирина. – Его поругал Валентин за то, за что тебя похвалил. Вот он и сердится – улыбнулась она. Ирина была в туфлях на высоких каблуках и школьное платье сидело на ней, точно её в нём отлили в заводском цеху. Льняная чёлка до глаз придавала лицу загадочность. Она была особой, приближённой ко Взрослому мальчику.
Нас, таких разных, объединяло то, что мы писали стихи. Младшая группа и старшая лит. кружка иногда занималась вместе, если случалась проблема с помещением. Валентин Петрович был руководителем. Строгим и справедливым. Ему не было и 30 лет…
Я прихожу домой. Смотрю в зеркало. Коса, галстук и туфли со шнурками. Школьная форма висит на мне. Я беру маленькое зеркало и смотрю на себя сбоку. Ещё хуже. Я плачу. – Что случилось? – входит в комнату мама. – Я некрасивая! - Вот оно что! Маме смешно. Я редко плакала. Однажды мама сказала, что я плачу, но слезами внутрь. А лучше плакать слезами наружу. Сейчас я плакала слезами наружу.
- Есть красивые, средние и некрасивые. – сказала мама. – Ты немного лучше среднего.
Это меня обнадёжило. – А я смогу кому-нибудь понравиться? – спросила я .
- Внешне сможешь, а умом – не знаю. Что за глупости у тебя в голове. …
Конец учебного года. Мы на выступлении. Взрослый мальчик взлетает на сцену. И читает нараспев. Божественные строки.
Что-то припоминаю:
"Через дней сегодняшних призму
От Амура и до Десны
Очертания коммунизма
Стали сердцу уже видны.
С каждым днём они будут зримее.
Оглянись, они здесь вокруг,
В новых мощных поточных линиях,
В деле тысяч умелых рук."
И ещё:
«Африка, усеянная танками,
Бомбами усеянная сплошь.
Начисто ограбленная банками,
Всё равно врагов своих сметёшь.»
А дальше о нищем :
«Видит он незрячими глазами
Счастье на земле своей родной.»
Потом:
«Я как ракета перед взлётом,
Я жду команду: - Прикажи.
Ещё про любовь к девочке, у которой покупал ягоды на «станции по имени Сычёвка». Он растерялся и ягоды посыпались из газетного кулька «малиновым ручьём»…
- Приезжайте, - писала хозяйка дачи, где мы отдыхали. – Куры и петухи красивые, гребнастые. Будет чем вашей доче заняться. ..
Мы в деревне. А меня не радуют, как прежде, куры. И даже телёнок. Кормлю, глажу его, а в ушах голос Взрослого Мальчика.
« Ночь, и месяц прилип к окну.
Я ответственный за тишину»…
Прошло время. Год или два. Он исчез. Голос растаял. Слышала, что перестал писать стихи. Я больше не вспоминала о нём... Шли дни.
Однажды провожала родню и возвращалась из аэропорта в полупустом автобусе. Я увидела Его. Не взрослого мальчика, а молодого мужчину. Я не подошла к нему. Мне было неинтересно.
Волшебство давно кончилось.
Так... Эпизоды... или кофе с ящерицей
0
Ленинград

   «Нале-во! Вы где, на танцах?! Как поворачиваетесь?» - глаза инструктора-отставника сходятся на переносице. На мне пышная юбка и туфли на каблуках. Как я ещё могу крутиться? Перед соревнованиями по гражданской обороне он назначает меня старшей. «Не могу» - виновато говорю я. «Почему?!» - рявкает отставник. «У меня замедленная реакция» - ещё более виновато объясняю я. «Йй-я плохо ориентируюсь на местности.» Девчонки хохочут, вернее ржут! Построение. Я перечёркнута двумя ремнями. Сумка с медикаментами. Противогаз. Рав-няйсь! Смир-но! Ремень слева наверху шевелится, как живой. Это моё сердце колотится. Оно почти что снаружи… Волнуюсь, что подведу команду.
   Кто-то в небе смеётся надо мной. Я - старшая! Не перепутать бы чего…
   Мы заняли одно из первых мест. Я получила премию 10 рэ. Куплю внеочередные колготки.

   Земля обетованная.

   Утро. Выходной. Обстрелы ракетами начинают, когда темнеет. Я в гостях у приятельницы и её мужа. На плече сумка с противогазом. Без них приказано из дома не выходить. Он не такой, как тот, с соревнований, в Ленинграде. Из-за химической и ядерной угрозы сидеть в подвалах запрещено. «Знаешь» - говорит Лена,- «Мы всё равно спустимся в подвал. Если дом завалит, сообщи, где мы. И вообще, надо бежать отсюда. Не знаю куда, но надо» Под глазами этой красивой женщины тёмные круги. Только веснушки смеются. Себя я в зеркале не рассматриваю. Но когда утром надевала юбку через голову, она упала к моим ногам. Я оторопела. Ведь этого не может быть.
   «Посмотри» - Ленкин муж раскладывает карту города. «Обстрелы, в основном, идут по нашему микрорайону. Им что-то именно здесь надо.» В доме напротив погиб этой ночью мужчина. Он закрыл собой внучку во время обстрела. А у меня замедленная реакция. Но если что, я должна успеть…
   Рука с чашкой кофе дрогнула. Я торопливо ставлю чашку и прячу предательскую руку под стол... Дочка… Надо принимать решение. Никто за меня его не примет. Я решаю остаться и не покидать город. Я решаю не спускаться в бомбоубежище.

   Ночная сирена, одна из многих…

   Вскакиваю. Противогаз на себя и ребёнка. Заклеиваю лентой дверь. Жду. Сперва это жужжание гигантского комара, который кружит над тобой. Так падает ракета Скад. В голове: «Только бы мимо!» Потом взрыв. Мы целы. Слава богу. Потом стыд. Чему рада? Ведь кто-то пострадал. Семьи из разрушенных домов селят в школах и клубах.

   Прошли годы. И опять…Грады

   продолжение следует
Прошли годы. И опять…Грады

   День первый
   Взрыв. Слышу плач и топот. В наш дом попало – мелькнула нелепая мысль. Выхожу из квартиры. И сразу отступаю на шаг. По лестнице бегут, плача, девочки-близнецы. Шестилетки. За ними бежит их дед. Как-то о нём спросила его жену, она отвернулась и вытерла слёзы – он инвалид, прикованный к постели. Но сейчас этот инвалид мчится по лестнице в бомбоубежище. Он отвечает за жизнь внучек.
   Химической угрозы нет. Отбой. Выхожу на улицу. Гостиница в шестнадцать этажей, рядом с домом, цела. Запах горелой пыли. Ракета «Град» угодила в соседнюю школу. Там училась моя дочь.

   И ещё один день

   Окончание следует
И ещё один день войны 2009 года.

   Утро. «Подожди ещё минут пятнадцать. Я приму душ.» Муж смотрит удивлённо. И вдруг улыбается. «Ты не хочешь погибнуть голой?» - он озвучивает мою мысль. «Если погибну, мне с высоты положения будет это безразлично. А подранят – вода всё усложнит. Останься.» «До девяти утра обстрелов не будет. Мне некогда. Машина ждёт.» - говорит он, стоя в дверях. «Значит, они тебе обещали не обстреливать нас до девяти?» - смеюсь я. Моя правая рука в гипсе. Подарок с мирных времён. Не работаю. Обстрелы идут своим чередом. Одна из ракет упала около больницы. Пару обстрелов я умудрилась проспать. Когда муж дома, я остаюсь с ним и не спускаюсь вниз. Он, родившийся здесь, полдетства провёл в бомбоубежищах. Воевал. Теперь прятаться не хочет. А я не могу его оставить. … Светлая ему память…


   Почему вы уехали, или кофе с ящерицей

   Я в гостях у хорошей знакомой. «Когда кипятишь воду, всегда заглядывай в чайник. Туда может заползти ящерица. А ты приготовишь кофе и не заметишь. Одна семья выпила такой кофе и все они умерли.» - предостерегает она. Её чёрные глаза с голубоватыми белками округляются. Я не совсем согласна с ней. Однако не стремлюсь отведать питьё с этой живностью. Смуглая рука с широким золотым браслетом. Она добавляет сливки в чашку с горячим кофе. «Почему вы сюда приехали?» - задаю вопрос. «Мне было десять лет. Жили мы в красивом доме. Однажды папа велел собрать вещи. Самое необходимое. Он ничего не объяснил. Мы быстро покинули дом…Когда прибыли в нашу страну, отец пошёл работать на стройку. Я носила ему еду. Ищу его порой. Только кипа мелькает в глубокой яме, которую он роет. Жили мы тяжело. В школе я сидела рядом с толстым красивым мальчиком. Он ел на переменках вкусные бутерброды. А у меня был простой хлеб. Я просила поделиться, но он не соглашался. До сих пор помню, что это были за бутерброды. Как вкусно они пахли. Однажды, когда он вышел из класса, я стащила один…Недавно встретила его. «Йонатан!» - сказала я ему. «Это я украла у тебя бутерброд. Помнишь, ты его долго искал!... Потом я вышла замуж, растила шестерых детей. Потом папы не стало. Сейчас не у кого спросить, почему мы тогда покинули Марокко. Да и не важно. Я люблю эту землю.»
Море несбывшихся надежд...
0
1.
Бутерброд…
Королевский бутерброд.
Законный бутерброд.
Закон бутерброда.
Бутерброд в законе.
2.
« Море несбывшихся надежд» -
прошептала юная инфузория Туфелька
и реснички её дрогнули.
Пруд, где она обитала,
становился мельче с каждым днём.
3.
Шерше ля фам – пилочка для ногтей.
4.
Ворочает миллионами – грузчик на монетном дворе.
5.
Ветрами перемен свечу задуло
И темнота плеснула через край.
Блеснул зрачок. Всевидящее дуло?
Нет, скважина дверная.
Дальше - рай…
Три миниатюры
0
***
Улицы города усеяны ранеными птеродактилями.
Цветные перепончатые крылья сломаны.
Втоптаны в слякоть.
Только-что прошёл ураганный ветер с дождём.
Он сломал беспомощные зонты.
Не оглядывайся на них.
Они не смогли нас защитить
И должны погибнуть.
***
Колибри подлетела к цветку.
Перья волшебного окраса
Блестели на солнышке.
И вдруг я увидела
Её взрослый серьёзный глаз…
***
Я в гостях у поэта.
- Проходи!
Его улыбка шире дверного проёма.
Вешаю куртку на крюк возле входа.
Плечи куртки сникают.
- Потерпи – говорю я ей.
- Скоро вернусь.
Я хочу видеть мир его стихами.
Но у меня опять ничего не получится.
Меняю
0
Меняю:
Стол складной для пикника--------- 2 штуки
Наряд свадебный мужской и женский------------ 2 штуки
Кровать двуспальная ----- 1 штука
На стол письменный ---------------ОДИН!!!