Не все мужики сво....

Опубликовано: 2085 дней назад (7 ноября 2011)
Редактировалось: 1 раз — 7 ноября 2011
Настроение: грустное
Играет: божественный орган
0
Голосов: 0
ТАТЬЯНИН ДЕНЬ

Р.Карлофф © 2010

- Ладно, раз такая беда, привози её к нам, будет нашему Антошке сестра, - сказала Галина, провожая его в дверях. – Ступай!
- А ведь всякий раз, глядя на девочку, он будет вспоминать её, - ревниво подумала Галя.

В ясный зимний день из автобуса на повороте в посёлок вышел молодой мужчина с рюкзаком в руках. Одет он был в тёплый серый форменный камуфляжный костюм и высокие ботинки, на голове – чёрная вязаная шапочка. Из-под шапки выбивался русый с сединой чуб. На лице от правой брови до виска прорисовался тонкий шрам, отчего бровь была приподнята, и у мужчины всё время было несколько удивлённое выражение лица. Направился он мимо стоявших вдоль улицы домов к кладбищу, которое виднелось на околице, обозначившись торчащими из заснеженных могил крестами и памятниками. Он прошёл к могиле с крестом, по протоптанной кем-то с утра тропинке. Могилка была прибрана, свежий букет стоял в пластиковой вазе, в закрытой красной лампадке теплился огонёк. На кресте виднелась фотография молодой женщины, надпись "Романова Татьяна" и дата смерти – 25 января.
- Здравствуй, Танюша, - произнёс парень, к горлу подкатил комок, на глаза навернулись слёзы.
- Здравствуй Алёша, - услышал он голос позади себя, неслышно по сухому морозному снегу к нему приблизилась баба Катя.
Он обнял её и потянулся к рюкзаку, в котором звякнуло стекло.
- Лёш, не надо здесь пить, пойдём, я обед собрала.
- Ладно, баб Кать, ты иди, я ещё маленько побуду и приду.
Лёша присел на рюкзак и устремил взгляд на фотографию…

Весной, накануне кавказской командировки, его направили на медосмотр.
Он протянул девушке руку, та взяла её, отогнула безымянный палец и резко уколола. Появилась капелька крови. Лёша не чувствовал боли, прикосновения тёплых нежных рук заставили его перевести взгляд на её лицо. Он сразу утонул в её бирюзовых глазах, и неотрывно наблюдал за изумительной нежной улыбкой, пока она стеклянной трубочкой собирала капельки его крови.
Он встретил её после работы и напросился проводить домой. На последнем автобусе они приехали в поселок, и она оставила его у себя в светёлке наверху.
- У тебя есть кто?
- Да, я после детдома с бабушкой живу. Она в больнице, я сегодня была у неё.
- Я не про бабушку спрашиваю.
- Так, прилепился тут один, как банный лист. Помогает нам с бабулей по хозяйству. Колька много чего умеет руками делать. Да только руками...,- усмехнулась она.
- А где он сейчас?
- На заработки подался – на стройке шабашить. Ну его! Иди ко мне, Лёша!
У них было несколько незабываемых весенних дней и ночей. Они с отчаянностью обречённых пытались продлить радостные мгновенья счастья и хоть на миг отсрочить расставание.
- Танюша, сейчас я ничего не могу обещать. Вот номер сотового телефона, звони мне, я буду ждать твоего звонка. Я люблю тебя, Таня,- сказал он напоследок.
В горах он ждал её звонка, кляня отсутствие связи и разряженный телефон.
Потом был долгий и мучительный кавказский плен.

По осени Николай, вернувшись в посёлок и узнав о Таниной беременности, не обрадовался, ударился в загул и пропил все заработанные на стройке деньги.

Татьяне было худо. Подозвав бабушку и взяв её морщинистую ладонь, она вложила в неё записку с номером телефона и произнесла:
- Баб Кать, что случится со мной – ты знай, отец ребёнка Вересов Алексей, он в милиции служит.
Не имея воли матери, в ЗАГСе в метрике отчество ребёнка не указали, бабушкиных слов оказалось недостаточно. Баба Катя оформила опекунство на себя и начала искать милиционера Вересова.

У открытой настежь, по случаю поминок, калитки Алексей столкнулся нос к носу с Николаем, кивнул, пропустил на шаг вперёд.
За столом уже сидели соседи, наливали в гранёные стопки, не чокаясь, опрокидывали в себя мутноватую жидкость, морщились, закусывали капусткой и огурцами. Молчали. Видно было, что разговор ещё не начинался, мысли выстраивались, но слова застревали в горле. Вновь прибывших встретили негромким гулом, суетой, разместили за столом, подали тарелки. Оказались они по разные стороны стола наискосок напротив друг друга.
- Ну, выпьем за помин души преставленой рабы божии Татианы, трудящая была девка - произнёс дед Фёдор, истово перекрестился, выпил рюмку и, утирая усы, уселся на место.
Так посидели тихо, выпивая, да разошлись.
Остались втроем – Алексей, Николай и баба Катя.
- Я дочку заберу,- сказал Лёша, с вызовом глядя в глаза Коле.
- Ишь ты, какой выискался! Танюха меня той весной на стройку по-хорошему провожала, с баней. Спали мы, - вдруг возвысив голос, сказал Коля.
- Давай экспертизу проведём!- неожиданно предложил Лёша.
- Не, не будем! Боюсь я! Вдруг на меня покажет!- спохватился Колян.
- И я боюсь! Что вдруг на тебя! – крикнул Алексей, схватив Кольку через стол за грудки.- Поэтому засохни, прыщ гнусавый,- сказал он, чуть сдержавшись, и сел на лавку.
- А ведь сёдни не тока поминки справляем! Мы сёдни и рождение отмечаем! Дочка, иди сюда, папка торт купил! Дуй на свечки!- заплетающимся голосом произнёс Николай, зажигая спичками семь свечей на торте.
Из светёлки спустилась бледная девочка, глазами удивительно похожая на мать.
- Иди, внученька, вон твой отец,- подтолкнула баба Катя Танюшку, кивая в сторону Алексея.
- Настоящий? - недоверчиво спросила девочка бабушку.
- Настоящий! Иди – он тебя любит и ждёт.

- Соберите, Катерина Михайловна, её вещи, пойдем мы – скоро автобус.
- Так собрала я уже, нетяжелы пожитки-то. Храни Вас Господь!
И баба Катя на пороге перекрестила Танюшку с обретённым отцом, благословляя их на новую жизнь.
Всё своё ношу с собой - девиз десантника | МАМЕНЬКИН СЫНОК
Татьяна Бальсене (giriusa) # 17 ноября 2011 в 20:25 0
Прочитала одним духом. А что потом было с девочкой и Алексеем? Если есть продолжение, то укажите, где почитать. Спасибо.
Папа Карло # 3 февраля 2013 в 10:35 0
Спасибо за Ваш комментарий. А потом всё было хорошо! Тайна удочерения...