Берещенко Юрий

Автор блога:
Все рубрики (3)
Жара.
0
***



                    Жара. Пересохшее нёбо
                    Отхаркивает рот.
                    От жажды, казалось, рёбра,
                    Как иглы,
                                      впились в живот.
                    Легла
                                на плечи усталость,
                    Ржавые скалы сплошь,
                    Вдруг с разных сторон раздалась
                    Чужих пулемётов дрожь.
                    Свинец пришивал нас к скалам,
                    Раскраивал наши тела.
                    От взрывов гранат, казалось,
                    Выла
                             сама земля.
                    На нашем пути был не первым
                    Тот бой. Стал отряд слишком мал.
                    Не вовремя эти стервы
                    Накрыли нас между скал.
                    Эх, если бы в рукопашную,
                    Но до врага не достать,
                    И разрывала тельняшки нам
                    Гранёных осколков сталь.
                    Тонули
                                  в кровавом тумане,
                    По камням
                                      стелили мозги,
                    Но всё же, но всё же спускали
                    Предсмертным рывком курки.
                    Эх, если бы в рукопашную,
                    С русским разбойным «ША»,
                    Пропел бы удар с оттяжкой
                    Десантную песнь штык-ножа.
                    Душманский огонь нас всё же,
                    Со скал доставая, сжигал,
                                                                и заражал
                                                                землю дрожью
                    Гранатомётный шквал.
                    Смотря на кровавые лужи,
                    Мозг пробивала мысль:
                    «Неужто, неужто всё уже
                    Кончилась наша жизнь.
                    Неужто, неужто не сможем
                    Прорваться. Неужто конец?»
                    И увлажнял нам кожу
                    Кровавым дождём свинец.
  
                        
                    Навсегда пришивали пули
                    Наши тени к груди и спине,
                    И, казалось, что дверь распахнулась
                    В потаённую область недр.
                    И не будут сердца уже биться.
                    Наши души за новой чертой.
                    Пулемёт продолжал материться
                    И плевался свинцовой слюной.
Киоск газетный запер ставни.....
0
***
Киоск газетный запер ставни,
Асфальт темнее стал и  жёстче,
В витринах замерла усталость
В предчувствии прихода ночи.

     Тенями лица переполоты
     Цветных и призрачных прохожих,
     И рынок на ладони города,
     На пачку сигарет похожий.

Фонарь трёхглавый, словно грабли,
Мешает землю с небесами,
Забор, составленный из дабл-ю,
Как будто крепит их скобами.

     То расширяясь, то сгущаясь,
     В нас забивают звёзды сваи,
     Прошиты едкими лучами
     Все зданья, люди и трамваи.

А ночь идёт шагами плавными,
Жизнь до утра беря в займы,
И превращает мелочь в главное,
И, кажется, случайны мы.
Город
0
I

Распласталась по улицам тень,
Месяц выплеснул  в  окна хну,
И уставший, квадратами стен,
Город  лёг на асфальт  отдохнуть.

                                                              Светофор, подавившись желтком,
                                                               И на полголовы осев,
                                                               Наблюдает, как острым углом
                                                               Горизонт пробивает шоссе.

Ночь.  Но город не может уснуть.
Шины  давят его и корёжат.
Извиваясь  со свистом ,как кнут,
Полосуют бетонную кожу.
    
                                                                          II
                                                                Переплетенья проводов
                                                                Незримо нас соединяют,
                                                                Как будто жилы городов
                                                                Друг другу боль переливают.

А ночь рождает своё зодчество,
Когда усталые мы спим,
Вползает в город одиночество-
Душ человеческих вампир.

                                                                 Проулками, дворами, скверами,
                                                                 По куполам  и ржавым крышам
                                                                 Глазами мутными и серыми
                                                                 Очередную жертву ищет.
А в небе звёзды тихо плавятся,
Их свет теряется во мгле.
Под ними любят и стреляются
И просто ходят по земле.

                                                                              III

                                                                    Как снежинка с ладонью тёплой,
                                                                    С небесами срастаются улицы.
                                                                    Тротуары, деревья и стёкла,
                                                                    В топке ночи сгорев, обугливаются.


Я и сам растворяюсь, как шорох,
В городских площадях и проспектах,
Повисаю листком на заборе
И хрущу переломанной веткой.

                                                                      Ты увидишь меня, там где крыши,
                                                                      Перепуганной стаей взлетают.
                                                                      Фонари по осеннему рыжие
                                                                      Вместо листьев лучи роняют.

Я брожу с предвкушением зла,
Одиночество ходит за мной.
И в витринах, как в зеркалах,
Вижу тень её за спиной.

                                                                      
                                                                  
                                                                      
                                                                         Я пытался бежать и скрыться,
                                                                         Лишь смеялись рекламы, подмигивая,
                                                                         Но преследовательница безлицая
                                                                         Догоняла, дома перепрыгивая.

Обессилев, я лёг на асфальт,
Заменив себе дом и постель,
Я укутался в листопад,
Под себя положив свою тень.